Челси следовала за Дамианом, словно на ватных ногах.

В кухне Кенси держала в руках перевернутую миску с остатками теста, а собака вылизывала со своей шерсти белую липкую массу.

— Слава богу, Челси, — облегченно вдохнула сестра. — Не могла бы ты помыть Лизуна, пока я замешу новое тесто? Люси, детка, прекрати плакать. Сейчас мамочка будет печь торт.

Челси прошла в прачечную, нашла ведро, мыло и щетку.

— Лизун, гулять! — позвала она и в этот момент налетела на Дамиана.

— Я помогу.

Челси посмотрела на его перепачканную рубашку и решила не оставлять Дамиана на растерзание племянникам и сестре, но на всякий случай спросила:

— Ты уверен? Холодает. К тому же я могу справиться и сама.

— Ничего страшного, — Дамиан снял пиджак и небрежно бросил его на сушилку. — Иначе как безумное влечение перерастет во что-то иное? К тому же мне нужно вернуть твое доверие. Позволь мне помочь.

Он взял ведро из ее рук. От его прикосновения по коже словно пробежал электрический ток.

— А во что оно должно перерасти? — медленно спросила Челси, делая ударение на каждом слове.

— Не думаю, что здесь подходящее место для подобных разговоров, — негромко ответил Дамиан. — Давай вернемся к этому позже, когда в воздухе не будет витать запах мокрой собачьей шерсти.

Она не могла позволить ему так легко уйти от темы.

— Если ты собираешься иметь дело со мной, тебе придется привыкнуть к этому запаху.

— О господи, Челси! — Дамиан закатил глаза. — Я не хотел бы разговаривать об этом и в офисе, переполненном компьютерами.

Об этом? Что он хочет сказать?

— Прекрасно, — Челси боком протиснулась мимо него в кухню и направилась к выходу.

— Лизун! Ко мне!

Пес радостно бросился к ней, а Дамиан пошел следом. Высокий и красивый, в перепачканной рубашке, со старым ведром в руках, он словно спустился с другой планеты.

Челси включила воду.

— Иди ко мне, мальчик! — позвала она собаку.

Едва струя воды коснулась пса, как он тут же бросился наутек. Челси инстинктивно повернула шланг в том же направлении и окатила Дамиана с ног до головы. В одну секунду он промок до нитки.

Глядя на его потрясенное лицо, Челси не смогла удержаться от смеха.

— Ты сделала это специально! — Его глаза сердито сверкнули.

— Ничего подобного!

Он бросился к ней, и Челси взвизгнула.

Дамиан тряхнул головой, и брызги разлетелись в разные стороны. В намокшей рубашке, прилипшей к мощной груди, он был необыкновенно привлекателен и походил на красавцев из глянцевых журналов.

— Только не говори, что ты завелась, — он заглянул ей в лицо.

Челси густо покраснела, захваченная врасплох. В его глазах загорелся знакомый огонек желания.

Она перехватила шланг поудобнее и призывно улыбнулась.

— А что, если и так? Что ты сделаешь? Отшлепаешь меня?

Дамиан сделал еще один шаг в ее сторону, и девушка замерла. Улыбку на его лице сменила дьявольская усмешка. Он притянул ее к себе с такой силой, что она вскрикнула и выронила шланг, который, оставшись без присмотра, окатил парочку струей воды.

Лизун с громким лаем носился вокруг, наслаждаясь происходящим. Челси забилась в руках Дамиана, пытаясь высвободиться. Но он уже схватил шланг и направил на нее струю.

Она закрыла лицо руками, а когда водяной поток, направленный на нее, прекратился, она отняла ладони и обнаружила, что Дамиан пристально смотрит на ее футболку. Девушка опустила глаза. Через промокшую футболку отчетливо просматривались темные заострившиеся вершинки сосков.

Она вновь посмотрела на Дамиана и по его участившемуся дыханию и пылающим щекам поняла, что он по достоинству оценил увиденное.

Челси почувствовала, что желание просыпается в ней подобно раскаленной лаве. Люби меня! — молча попросила она с таким отчаянием, что на какой-то момент ей показалось: все вокруг услышали ее мысли. Но вслух она произнесла совсем другое:

— Даже не думай об этом, Дамиан Холлибертон. В доме дети.

— Я знаю, — глухо прорычал он. — Но если бы их не было, то химчистке изрядно бы пришлось попотеть, отчищая пятна травы с твоей одежды.

— Я не пользуюсь услугами химчистки. Как большинство простых людей, я сама стираю свои вещи.

Его рот расплылся в улыбке.

— С каждой минутой ты мне нравишься все больше. Только подумайте! Промокла до нитки, продрогла, запыхалась, но все равно не даешь мне спуску. Я люблю тебя.

Его слова повисли в воздухе. Челси затаила дыхание и облизала пересохшие губы.

— Ты только что сказал…

— Да, я это сказал, — Дамиан наклонился и закрыл кран.

Вода перестала течь, и воцарилась необычайная тишина.

Даже Лизун перестал лаять.

Дамиан отбросил шланг и направился к дрожащей, как осенний лист, Челси. Он притянул девушку к груди, согревая дыханием озябшие руки. Затем нежно поцеловал ее, вложив в поцелуй все те чувства, в которых он признался минуту назад.

* * *

Когда их губы разомкнулись, Челси больше не дрожала. Она больше ничего не боялась. Тревоги отступили, уступая место всепоглощающему счастью. Она любила Дамиана, и он отвечал ей взаимностью. Похоже, мечта превратилась в реальность.

— После того как мы расстались вчера вечером, — негромко заговорил он, — я почувствовал себя самым несчастным человеком на свете. Но наша ссора помогла мне понять, как ты дорога мне. Я ехал сюда, собираясь увезти тебя в какое-нибудь красивое, необычное место и там признаться тебе во всем.

— А разве здесь не красиво? — Челси затаила дыхание в ожидании ответа.

— Очень красиво, — его глаза светились нежностью и любовью. — Значит, мой план удался. Теперь, по моему замыслу, ты должна посмотреть мне в глаза и почувствовать, что я сильно, всем сердцем люблю тебя.

Челси сделала, как он просил. Девушка заглянула в небесно-синие глаза и прочла в них все то, о чем говорил Дамиан. Этот взгляд не мог лгать. Дамиан не просто любил ее, но был готов любить ее вечно.

— Я тоже люблю тебя, — выпалила она. — С того самого дня, когда увидела впервые.

Слова расплескались в воздухе, словно прозрачные кристаллы. Дамиану показалось, что еще немного, и он сможет потрогать их.

— Ты можешь носить свои костюмы сколько угодно, вести себя как высокомерный болван, но это ничего не меняет. Я знаю, что это лишь внешняя оболочка. На самом деле ты добрый, щедрый, веселый и страстный. Я уже сказала, что ты безумно красивый? И очень высокий. И мне это нравится. Когда ты меня целуешь, то просто…

Он закрыл ей рот страстным поцелуем.

Слава богу, подумала Челси. Сама она бы уже ни за что не остановилась.

Руки Дамиана оказались на ее талии. Затем они двинулись выше, пока не замерли на набухшей груди…

— Эй, ребята! — раздался голос Кенси. — Как там Лизун?

Дамиан вздрогнул и торопливо одернул футболку девушки.

Кенси остановилась и подозрительно посмотрела на парочку.

— Так-так. Значит, собака не только грязная. Но еще и мокрая. Да и с вас вода бежит ручьем. Неужели никого в этом доме ни на минуту нельзя оставить без присмотра?

— Мы сейчас его помоем, — заверил ее Дамиан. — Обещаю.

— Так-то лучше. Хотя, похоже, вы не слишком хорошо влияете на мою младшую сестренку. Правда, когда рядом такой красавчик, трудно удержаться. Я бы не смогла, — Кенси подмигнула ему и удалилась.

— Не обращай на нее внимания, — улыбнулась Челси.

— Не буду, — кивнул Дамиан и подобрал шланг.

Через пять минут они уже вытирали дрожащего Лизуна полотенцем. Как только Дамиан выпустил его из рук, пес стремительно унесся.

— Знаешь, но у меня такое чувство, что в событиях прошлой недели нет ничего необычного, — Дамиан вытер ладони о брюки. — Вполне в духе твоей семьи. Теперь такой безумной станет вся моя жизнь?

Челси посмотрела, как он растерянно трет руки о влажную ткань брюк. Но, даже мокрый с головы до пят, Дамиан был великолепен. Она же, должно быть, выглядит как мокрая кошка.

Челси представила себя со стороны, расхохоталась и бросилась на шею Дамиану.

— А если я признаюсь, ты убежишь прочь и больше никогда не вернешься?

Дамиан прикоснулся губами к ее уху.

— Нет. Полагаю, что смогу к этому привыкнуть. И теперь я буду проводить большинство ночей в твоей квартире, вместо того чтобы болтаться по барам с Калебом.

— Надеюсь, ты уже убедился, что в моей постели достаточно места для двоих. К тому же ты хорошо смотришься на моей кухне. А также в моем душе. И на диване перед телевизором. Думаю, что тоже смогу к этому привыкнуть. Переезжай ко мне.

Дамиан заглянул в ее глаза, полные любви и надежды. Он отчетливо представил картину их совместной жизни, и увиденное ему понравилось.

На веки Челси упала дождевая капля. Она заморгала и еще крепче обвила руками шею Дамиана. Ее мужчина. Мужчина ее мечты.

— С удовольствием, — кивнул он. — Правда, придется перевезти кое-какие вещи. Диванчик, книжные полки, письменный стол, а также новый сервиз на случай, если решим позавтракать чем-то посущественней, чем остатки вчерашнего ужина. К тому же я не люблю ситец.

— А я ненавижу темную кожу и нержавеющую сталь.

— Твое право, — он приподнял ее лицо за подбородок и поцеловал в нос. — Видишь, я даже сегодня вымыл собаку.

— Верно.

— Значит, на следующей неделе ты идешь со мной в бар.

— Хорошо, — Челси спрятала лицо у него на груди. — Я не буду капризничать и пойду. Я даже готова играть в теннис с твоими родителями. Но с одним условием — мартини пить не стану!

— А ты умеешь играть в теннис?

— Тебя это удивляет?

— Немного, — он прижал ее бедра к своим, давая понять, как она желанна.

Зазвонил телефон Челси.

— Не отвечай.

— Не могу. А вдруг что-то важное?

Она открыла крышку аппарата и прочитала сообщение от Кенси:

«Челси! Дамиан! Обед!»

— Нужно идти, пока мы не нажили крупные неприятности, — Челси сунула телефон обратно в карман.

Дамиан с недовольным видом отодвинулся.

— Нам сегодня когда-нибудь удастся побыть наедине?

— Думаю, вечером у нас появится такая возможность, — пообещала Челси.

— То есть я могу остаться?

— Если тебе подойдет моя комната со скрипучими полами, которая находится на этаже без ванной комнаты. Зато в ней есть двуспальная кровать…

— Думаю, что подойдет.

— Вот и договорились. А теперь пойдем в дом, пока Кенси не вышла из себя. А потом я полностью в твоем распоряжении.

— Маленькая распутница, — Дамиан потерся лицом о ее щеку.

— Еще какая! — Челси подкрепила свои слова жарким поцелуем и бросилась бежать к дому.

Он поймал ее в трех шагах от крыльца, обхватил за талию и перекинул через плечо. Поначалу Челси отчаянно сопротивлялась, но вскоре сдалась на милость победителя и рассмеялась.

— Вот как выглядит жизнь с Холлибертоном, — выдавила она сквозь смех.

— Милая, ты даже не представляешь, во что ввязалась.

Впервые за последнюю неделю Челси позволила себе расслабиться и плыть по течению. Она выиграла! Теперь они всегда будут вместе.

Дамиан переложил ее поудобнее на своем широком плече и понес в новую прекрасную жизнь.