К семи часам служащие компании уже разошлись. Калеб умчался на очередное свидание, и Дамиан наконец смог насладиться тишиной и покоем пустынного офиса.

Он снова посмотрел на часы. До встречи с Челси оставалось еще два часа.

Дамиан вновь открыл ее фотографию и залюбовался изображением молодой женщины. Пухлые губы, чуть дрогнувшие в застенчивой улыбке, сверкающие глаза, пышные волосы, густой копной спадавшие на плечи.

Он задумчиво провел пальцем по экрану телефона и отчетливо представил, как она свернулась клубочком под пледом в промозглый осенний день. Ее голова покоится на его коленях, на столе дымятся чашки с горячим шоколадом, а по телевизору идут старые добрые фильмы…

Дамиан закрыл крышку телефона.

Нет, такая жизнь не для него! Он же Холлибертон, для которого безделье означало смерть. Вряд ли он сможет так запросто валяться под пледом на диване. Да и горячий шоколад ему не особенно по вкусу.

Он только расстался с Бонни, испугавшись тихого омута семейной жизни. Так зачем он приглашает на свидание женщину, которая наверняка ищет серьезных отношений?

Дамиан устало потер глаза и взъерошил волосы. Так, чего он добивался, что хотел?

Ответа не было.

Но одно Дамиан Холлибертон знал наверняка. Сегодня вечером он желал обладать Челси Лондон. Уже давно ни одна женщина не будила в нем такого слепого всепоглощающего желания.

Челси приехала домой около четверти восьмого.

Она стянула кроссовки, джинсы и, мечтая о горячем душе, направилась в спальню. Девушка уже была на пути к заветной цели, когда снова завибрировал телефон.

— Вы позвонили Дамиану Холлибертону.

— Ты еще на работе?

Звук его голоса заставил Челси затрепетать.

— Уже дома. Надо покормить кошку соседки. Она уехала на несколько дней, — солгала Челси. Не хватало только, чтобы Дамиан догадался об истинной цели ее приезда домой.

— Калеб был прав, когда говорил, что здесь обязательно должна быть кошка, — задумчиво протянул Дамиан.

— Калеб — это тот самый друг, который предположил, что я продавец в секс-шопе?

— Именно.

— Тебе нужно быть осмотрительнее в выборе друзей.

— Я подумаю об этом, — он на мгновение умолк и затем спросил: — Ты там одна?

— Это имеет значение?

— Я пытаюсь представить, как ты живешь.

— Вот как? Интересно послушать. Что же ты представил?

Дамиан выдержал эффектную паузу.

— Я вижу квартиру, — неторопливо начал он. — Повсюду свет, высокие потолки, мягкие диваны, с которых не хочется вставать. Животных нет. Ну как, я угадал?

— Пока у тебя неплохо получается.

— Значит, идем дальше. Вижу неплотно закрытую дверь. Открываю ее и попадаю в спальню.

— Так просто? Не дожидаясь приглашения?

— Но я здесь не один.

— Только не говори, что под кроватью прячется маньяк.

— Челси, — с нажимом произнес он.

— Да?

— Это моя фантазия.

— Хорошо, молчу. — Она едва сдержала улыбку. — Продолжай.

— То-то же. Я в спальне не один, потому что со мной ты. Довольна?

Челси отчетливо представила, как он входит в ее спальню. Его смеющиеся глаза устремлены на нее. Как Дамиан хорош в приглушенном свете ночника…

Она прижала ладони к пылающему лицу.

— По правде говоря, даже представить не могу, как выглядит твоя спальня, — тем временем продолжал Дамиан.

— Жаль, что воображение подводит тебя.

— Просто я не вижу ничего, кроме тебя.

— Что же на мне надето? — Игра пробудила в Челси горячее желание. Она словно растворилась в звуках его глубокого, чуть хрипловатого голоса.

— А об этом ты сама расскажи.

Сгорая от страсти, девушка завела руки за спину и расстегнула застежку бюстгальтера. Кусочек кружева упал на пол к ее ногам.

— Я почти обнажена.

— Почти? — Голос Дамиана изменился до неузнаваемости.

— На мне только трусики.

— Опиши их.

— Бикини.

— А цвет?

Белый хлопок явно не подходил к случаю, поэтому она немного схитрила.

— Слоновая кость с золотистыми вставками. А что на тебе?

— Мне бы очень хотелось оказаться рядом в костюме Адама и с огромным букетом роз. Но, к сожалению, я еще на работе.

— Ты там один?

— Да вроде да.

— Значит…

— Значит, что?

— Думаю, будет справедливо, если мы уравняем шансы и ты тоже разденешься.

В трубке повисла пауза.

— Дамиан?

— Да?

— Я одна в спальне. Шторы опущены, горит только ночник. Я распустила волосы, и из одежды на мне лишь крошечный лоскуток ткани. Как же равноправие полов?

— Ты серьезно хочешь, чтобы я разделся?

— Да. В отличие от тебя я не могу похвастаться богатым воображением.

— Ладно, — произнес он после недолгих колебаний. — Давай сыграем по твоим правилам.

Челси еще плотнее прижала трубку к уху, чтобы слышать шуршание ткани.

— Итак, я снимаю брюки.

Челси громко прыснула в трубку.

— Ты надо мной смеешься?

— Просто я представила, как ты стоишь посреди офиса в трусах, коричневых носках и черных ботинках.

Судя по глухому стуку, он стащил ботинки.

— Между прочим, у меня черные носки.

— Значит, рядом есть женщина, которая заботится о твоем гардеробе.

— Я не ношу коричневые носки с начальной школы, — сухо бросил Дамиан. — И рядом нет никакой женщины. А как насчет тебя?

Челси затаила дыхание.

— Рядом со мной тоже нет никакой женщины.

— Очень смешно. Значит, я встретил девушку с прекрасным чувством юмора. А в твоей жизни есть мужчина, о гардеробе которого ты заботишься?

— Нет. Ни одного.

— Рад это слышать.

Ситуация складывалась комичная. Челси чувствовала себя влюбленной девочкой, тайком мечтающей о мальчике из соседнего класса. Но на другом конце провода ее ждал совсем не мальчик.

— А какое на тебе белье?

— «Боксеры».

— Хлопок?

— Шелк.

— А цвет?

— Черный, — он немного помолчал и добавил: — На них изображены утки.

Челси вновь рассмеялась. Но его откровенность подкупала и поражала ее воображение. Влечение к этому мужчине крепло с каждой минутой.

— Сфотографируй!

— Что?!

— Вдруг ты меня разыгрываешь?

— Чем же я заслужил подобное недоверие?

— Ты здесь ни при чем. Я сама по себе недоверчива. Мне нужны доказательства.

— Отлично. В таком случае мне тоже требуются фотодоказательства.

— Я не стану фотографироваться обнаженной. Не хватало только, чтобы дети моей сестры обнаружили этот снимок на каком-нибудь порносайте.

— Твоим племянникам позволяют посещать подобные сайты? У тебя прогрессивная сестра. Думаю, что не откажусь заполучить ее номер телефона.

— Здесь тебе ничего не светит. Она счастлива в браке и уже в который раз беременна. Но ты же знаешь современных детей…

— Если честно, то нет.

— У тебя нет племянников или племянниц?

— Нет. Только сестра-студентка. В этом году поступила в Гарвард.

Внезапно Челси поняла, что за один телефонный разговор узнала о Дамиане больше, чем о трех своих предыдущих парнях.

— Ответь мне честно, — произнес он. — Ты увела разговор в сторону, чтобы не посылать мне свое фото?

— Может, у меня просто пропало настроение.

— А оно было?

— Не знаю… Я не уверена…

Он молчал. Челси с испугом подумала, что, возможно, неправильно истолковала его намерения, позволила себе зайти слишком далеко. Но когда Дамиан заговорил, ее опасения рассеялись.

— Я очень хочу тебя увидеть.

— Ты увидишь меня меньше чем через два часа.

— Я не могу столько ждать.

У Челси перехватило дыхание. Она испуганно заморгала, силясь придумать ответ. Но ничего не шло в голову, мысли путались. События вышли из-под контроля.

— Дамиан, — робко начала она.

— Челси, — перебил он. — С той самой минуты, как ты упала в мои объятия и нарушила стройное, размеренное течение моей жизни, я больше ни о чем думать не могу… Поверь, я не каждый день стою посреди кабинета в одних трусах.

— Так оденься, — Челси не нашлась, как еще ответить.

— Непременно. Только пообещай мне кое-что.

— Хорошо.

— Я оденусь, если ты обещаешь, что не станешь одеваться.

— Вообще?!

— По крайней мере в ближайший час.

— У тебя, конечно, богатое воображение, но не думаю, что настолько.

— А ты скинь трусики, вытянись на кровати и позволь мне доказать, что мое воображение гораздо богаче, чем ты думаешь.