Челси скинула под столом туфли и потерла одну ногу о другую.

Нет, этот мужчина ей определенно нравился.

Под строгим костюмом и накрахмаленной рубашкой билось доброе сердце. Кроме того, Дамиан был остроумен, наблюдателен и умен. И он смотрел на нее так, словно вот-вот продолжит поцелуй, прерванный у входа.

Однако оставалось одно «но».

Дамиан был игроком, который привык побеждать. И будет побеждать всегда. Достаточно одного взгляда на этот безупречный костюм, на его непринужденную позу, чтобы не осталось никаких сомнений. Словом, им не по пути…

Челси невольно взяла со стола винную пробку и принялась катать ее по ладони, стараясь скрыть волнение. Что ж, есть только один способ убедиться в правильности ее выводов. Способ, который не раз помогал ей при выборе мужчин.

— У тебя есть собака?

Дамиан оторвался от изучения меню.

— Нет.

Определенно, он не герой ее романа. Хотя, может, стоит переформулировать вопрос?

— А ты любишь собак?

— Люблю. В детстве у меня был Лабрадор.

— Расскажи.

— Он помог мне избежать гнева отца, когда мне поставили по истории «неудовлетворительно». В восьмом классе благодаря ему я победил Кейси Кампаналли. Именно он помог мне пережить развод родителей. Лучшего друга и пожелать нельзя.

Челси едва сдержала тяжелый вздох.

Конечно, Дамиан создан для того, чтобы носить элегантные костюмы и обедать в дорогих ресторанах. Здравый смысл подсказывал девушке, что ей стоит держаться от него подальше.

Но в то же время Дамиан Холлибертон любит собак….

Челси крепко зажала винную пробку в кулаке.

— Похоже, у тебя было не слишком легкое детство.

— Мне не на что жаловаться. Родители живы-здоровы и продолжают придерживаться привычного образа жизни: мартини и теннис. Они развелись, когда мне было одиннадцать. Возможно, именно поэтому одиночество меня не слишком беспокоит.

Дамиан широко улыбнулся, словно подтверждая свои слова.

Итак, он одинок. Отличная новость. Она тоже свободна. Так почему бы не рискнуть?..

Дамиан наблюдал за ней поверх бокала. На какое-то мгновение Челси показалось, что он читает ее мысли.

— Теперь я нравлюсь тебе гораздо больше?

— Определенно, — девушка не отвела своих глаз под натиском его взгляда.

— А у тебя есть собака?

— Увы. У меня небольшая квартира и практически нет свободного времени. А животному необходимы внимание и забота.

Дамиан понимающе кивнул. Он наблюдал, как ее пальцы ловко крутят пробку.

— Готов поспорить, что ты либо работала крупье в Лас-Вегасе, либо у тебя отличная координация движений. Дай-ка мне попробовать…

Челси перебросила ему пробку, и, когда Дамиан поймал ее, девушка уже держала в руках его бокал.

— Я догадался: ты — ведьма!

Она мелодично рассмеялась.

— Да уж. Пришлось помучиться, чтобы припарковать метлу у входа в ресторан.

— Где ты этому научилась? — Дамиан беспомощно вертел пробку в руках, пытаясь повторить ее трюк.

Челси отвела глаза и принялась складывать салфетку. Может, стоит солгать?

Девушка оглянулась в поисках официанта.

— Для такого дорогого места здешние официанты слишком медлительны.

— Челси, не юли. Я все равно не сдамся.

Она глубоко вздохнула, как пловец перед прыжком в воду.

— Мой отец был… аферистом.

Она внимательно наблюдала за реакцией Дамиана. Но, к ее удивлению, он не предпринял никаких попыток улизнуть. Хотя она бы его в этом и не упрекнула. На его месте Челси точно выдержалась подальше от девушек с сомнительными родственниками.

— Так ты можешь украсть мой бумажник? — В глазах Дамиана запрыгали озорные огоньки.

— А почему ты решил, что я этого еще не сделала? — Челси слегка подалась вперед.

Он инстинктивно сунул руку во внутренний карман пиджака и извлек бумажник. Затем, словно загипнотизированный, не отрывая глаз от Челси, Дамиан положил его обратно.

— Уж и не знаю, восхищаться вами или опасаться нашего знакомства, мисс Лондон, — он сделал большой глоток вина. — Хотя вы достойны восхищения.

Челси сжала колени. Чем больше времени она проводила в обществе этого мужчины, тем больше ее пугали чувства, которые он в ней будил. Девушка сгорала от желания. Каждая клеточка тела молила о его поцелуях.

— Теперь твоя очередь.

— О чем ты?

— Удиви меня. У нас в семье такая традиция. Когда мы с сестрой встречаемся, чтобы пообедать вместе, то непременно что-нибудь выкидываем. Что-нибудь этакое. Но обязательно незаметное для посторонних глаз. — Для примера Челси закатила глаза и свернула язык в трубочку.

Кенси сказала бы, что это чистой воды провокация.

— Думаю, что я понял твою мысль, — он понизил голос. — Итак, главное, что все должно пройти незаметно для окружающих?

Челси замерла от непонятного предчувствия. И кивнула, не доверяя собственному голосу:

— Думаю, для начала мне нужно выпить.

Дамиан неторопливо поднес бокал к губам, затем свободной рукой расстегнул пиджак и ослабил галстук. Девушка завороженно наблюдала за его движениями.

— Ты готова?

— Я тоже должна участвовать?

— Ты главная часть моего плана.

— И что же от меня требуется?

— Ты должна сидеть тихо как мышка. А если ты нас выдашь, то я выиграл.

Челси кивнула, и в следующую секунду его пальцы коснулись ее коленей. Девушка вцепилась в край стола с такой силой, что побелели костяшки пальцев.

— Что ты задумал? — Она с трудом подбирала слова.

— Пожалуй, лучше это останется маленьким сюрпризом, — его пальцы двинулись выше и достигли подола платья.

Она не сопротивлялась и не издала ни звука, хотя кровь прилила к щекам, а сердце рвалось из груди. Каждое его прикосновение было словно электрический разряд. Челси торопливо оглянулась по сторонам. Но от всего зала их надежно скрывали полумрак и фикус.

Ладонь Дамиана двинулась выше, и девушка затаила дыхание, плотно сжав бедра. Он улыбнулся. Всего лишь легкое подрагивание губ, искорки в глазах. Но Челси все поняла. Дамиан Холлибертон знал, какую власть он имеет над женщинами.

Все ее существо воспротивилось, но было уже слишком поздно. Темная лава желания уже закипала где-то в самом центре ее тела, а низ живота налился свинцовой тяжестью.

Одумайся! — кричал ее разум.

Челси закрыла глаза.

Не будь идиоткой, нашептывал внутренний голос. Это самое потрясающее, что с тобой могло произойти, а ты пытаешься все испортить. Успокойся и наслаждайся моментом…

Звуки ресторана стали доноситься, словно через подушку: гул голосов, шаги, стук приборов о тарелки. Все происходило как во сне. Реальным остались лишь бешеное сердцебиение и обжигающие прикосновения Дамиана.

Его пальцы уже прогуливались по ложбинке, пытаясь разъединить ее ноги. Наконец крепость дрогнула, и ладонь Дамиана завладела внутренней поверхностью бедер. Девушка содрогнулась от волны нахлынувшего удовольствия. Он больше не медлил, и спустя несколько мгновений его пальцы достигли кружева трусиков.

— Челси, — тихий голос Дамиана пробивался откуда-то издалека.

— Да?

— Я правильно тебя понял? — Его пальцы слегка поддели край трусиков.

Правильнее не бывает.

Она задрожала и ухватилась руками за сиденье стула, чтобы не упасть. Босые ноги словно вросли в мягкий ковер.

— Ты делаешь успехи, — хрипло произнесла девушка и облизала пересохшие губы.

Этот парень определенно знал, что делать, как обращаться с женщиной. Каждое движение было точным и рассчитанным. Чем выше поднимались его руки, тем учащеннее становилось ее дыхание.

— Может, не стоит? — взмолилась Челси.

— Стоит, — прорычал Дамиан. Все происходящее завело его до предела. — Ты даже не представляешь, как мне хочется смести все с этого стола, сжать тебя в объятиях и зацеловать до смерти. Поэтому позволь мне продолжить.

Его пальцы наконец достигли цели, и Челси, едва сдерживая стон наслаждения, сползла чуть вперед, облегчая ему доступ. Страхи отступили, открывая дорогу первобытным инстинктам и желаниям. Даже если она проиграет пари, то уж игру-то она выиграет!

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем он расправил кружево трусиков и убрал руку. Прежде чем Челси смогла отдышаться и растаяли цветные круги перед глазами.

— Вы уже готовы сделать заказ? — за спиной девушки раздался мужской голос.

Она широко распахнула глаза и уставилась на Дамиана, который с невозмутимым видом откинулся на спинку стула.

— Выбрала, Челс?

Несмотря на его напускное спокойствие, от нее не укрылась бешено пульсирующая жилка на его шее.

— Ты обещал угостить меня стейком, — она захлопнула меню.

— Значит, два стейка, — Дамиан протянул официанту меню. — Мне с кровью.

— А вам, мэм?

— Мне хорошо прожарить. С корочкой.

Официант кивнул и удалился.

Челси расправила юбку и потянулась за стаканом воды. Дамиан насмешливо наблюдал, как она жадно пьет. Но когда их глаза встретились, он снова позабыл обо всем.

Эта женщина будила в нем такие желания, о которых он даже не подозревал.

— Так где же обещанный сюрприз? Я жду, — она лукаво смотрела на Дамиана поверх стакана.

Он негромко рассмеялся. Нет, определенно перед ним сидела потрясающая девушка.

— Я на минутку отлучусь, — Дамиан поднялся из-за стола и склонился над Челси.

Его дыхание обожгло ее кожу, и их губы сомкнулись в поцелуе.

— Как ты прекрасна, — он отстранился. — Настоящее чудо.

С этими словами Дамиан скрылся за фикусом, предоставив девушке возможность перевести дыхание.

Дамиан подобрал последнюю ягоду десерта, вытер губы салфеткой и в который раз улыбнулся Челси.

— Думаю, что для первого свидания мы неплохо провели время. Может, еще раз встретимся?

Сердце радостно затрепетало в груди. Но внешне девушка сохраняла спокойствие.

— Не знаю… — протянула она.

— Я выложил тебе всю свою подноготную. Рассказал о семье, о работе. Расскажи о своей семье. У тебя есть кто-нибудь, кроме отца-мошенника?

— Сестра. В девичестве Кенсингтон Лондон, сейчас миссис Грег Херли. Как можно судить по нашим именам, у мамы было отличное чувство юмора. Но она бросила нас. А папа умер, когда мне исполнилось шестнадцать.

— Мне очень жаль…

— Ничего. Мы предпочли ни в чем не походить на наших родителей.

— К сожалению, иногда фамилия обязывает. Мой отец владеет «Юниверсал Лайф», крупной страховой компанией в Австралии.

Челси побледнела. Она, конечно, знала, что Дамиан не принадлежит к ее кругу. Но что он из тех самых Холлибертонов, о которых пишут все таблоиды?.. Нет это уже слишком!

Девушка поднесла пальцы ко рту и свистнула, привлекая внимание официанта.

— Счет, пожалуйста. И чем быстрее вы его принесете, тем больше чаевых оставит вам мой спутник.

В гардеробе произошла небольшая заминка с телефонами. Как только аппараты нашли своих владельцев, Челси и Дамиан вышли в прохладную осеннюю ночь.

— Все прошло неплохо, — девушка зябко поежилась.

— Я бы сказал, незабываемо.

— Бьюсь об заклад, ты не планировал дважды за один день посетить «Амели»?

— Точно, — рассмеялся Дамиан. — Дальше офиса, деловых поездок и бесконечных звонков мои фантазии не распространялись. Разве что я бы весь день мечтал, когда глубоко за полночь вернусь наконец домой и окажусь в постели.

Постель… Он сделал ударение на этом слове или ей показалось?

— А какие были планы у тебя?

— Не поверишь, ты словно прочитал мои мысли.

Ну, скажи первый! — мысленно взмолилась Челси. Не мучь меня.

Или Дамиан ждет, что она сделает первый шаг и пригласит его зайти на кофе? А потом они займутся тем, о чем Челси мечтала весь вечер. Тем, чего жаждало ее тело…

Холодный порыв осеннего ветра остудил пыл девушки. Пожалуй, разумнее всего поцеловать его в щеку и пожелать спокойной ночи. Или обойтись сдержанным «до свидания»?

В следующую минуту она представила, как вернется в темную пустую квартиру. Пройдет добрых полчаса после того, как включится отопление, прежде чем комнаты прогреются. А потом, облачившись в любимую пижаму и носки, она свернется клубочком на постели. И все это время Челси будет одна.

Картина, представшая перед ее глазами, была настолько отчетливой, что, не в силах сдерживать свои порывы, девушка приникла к губам Дамиана. Он немедленно ответил на поцелуй, словно только этого и ждал. Челси обвила его шею руками, прижимаясь всем телом, и Дамиан распахнул пальто, чтобы укутать ее. В его объятиях она почувствовала себя защищенной не только от непогоды, но и ото всех невзгод.

Из проезжающей мимо машины пронзительно засвистели подростки, и Челси очнулась. Тяжело дыша, она отстранилась от Дамиана.

— Поехали ко мне, — девушка не узнала свой хриплый голос.

Дамиан поцеловал ее в лоб и вновь прижал к себе. Они еще некоторое время стояли неподвижно. Секунды текли медленно, складываясь в минуты. Челси начала сомневаться, расслышал ли Дамиан то, что она сказала. Девушка уже было открыла рот, чтобы повторить свое предложение, но он опередил ее:

— Не сегодня, Челси.

Ее словно окатили ледяной водой. Девушке захотелось провалиться сквозь землю. Она высвободилась из объятий Дамиана.

— Ты даже не представляешь, как мне хочется поехать с тобой, — Дамиан верно истолковал то, что творилось у нее на душе. — Но завтра рано утром у меня назначена встреча. Кроме того, дома меня ожидает кипа документов, которые мне нужно было сегодня просмотреть, — он поправил выбившуюся прядь из ее прически. — Ты оставишь мне свой номер телефона?

Челси покопалась в сумочке, вытащила ручку и написала номер прямо на ладони Дамиана.

— Итак, я понимаю, таким образом ты желаешь мне доброй ночи? — он взглянул ей в глаза.

— Тебе стоит поторопиться, иначе номер сотрется прежде, чем ты доберешься до дома, — Челси продолжала пятиться назад, увеличивая дистанцию.

Он стоял, не двигаясь, держа руки по швам. Еще несколько метров, и девушка уже не различала его лица. Дамиан Холлибертон снова превратился в того, кем он был с самого начала, — прекрасного незнакомца.

Телефон в кармане разразился звучной трелью. Челси вздрогнула и поднесла аппарат к уху.

— Слушаю?

— Челси, привет. Это Дамиан.

— Какой Дамиан? — Хотя ей уже не было видно его лица, она была готова поклясться, что он улыбнулся.

— Итак, теперь у тебя есть мой номер, и ты можешь позвонить мне в любое время, если захочешь что-нибудь обо мне узнать.

Челси закрыла крышку телефона.

Дамиан поднял руку в знак прощания, и она помахала ему вслед. На какое-то время к ней вернулось самообладание. Но надолго ли его хватит?