— Сэр?

Дамиан поднял голову и заметил вопросительный взгляд Минди.

— Что вы сказали?

— Сэр, вы готовы выслушать наши доклады?

Он посмотрел на часы. Начало восьмого. Дамиан снова перевел взгляд на сотрудников, застывших в ожидании его ответа.

— Ах, да, доклады. — Он кивнул. — Конечно. Давайте приступим.

— Итак, — Минди принялась зачитывать заголовки утренней прессы и кратко пересказывать содержание.

Дамиан нетерпеливо покачивал ногой и изучал ногти. Наконец он поднялся. Кресло предательски скрипнуло, и все обернулись.

— Куда ты? — удивился Калеб.

— Я сейчас вернусь. Продолжайте, — с этими словами Дамиан вышел из кабинета. — Завтра рано утром у меня назначена встреча, — произнес он вслух сам себе слова, которые всю ночь крутились у него в голове.

Он так и не смог уснуть, ворочаясь на кушетке и мечтая повернуть время вспять. Тогда бы он ни за что не упустил шанс и последовал бы за Челси хоть на край земли.

Каждое утро у него были назначены утренние встречи и совещания, но прежде это не мешало принимать приглашения подобного рода.

А теперь, когда его звала самая желанная женщина в мире, он не смог придумать ничего лучше, чем: «Не сегодня».

Ему просто необходимо вновь увидеть Челси.

Он и сам не заметил, как оказался в лифте. Спускаясь на первый этаж, он вытащил из кармана телефон.

Двери лифта распахнулись, и уже через секунду он оказался на улице. Осенний холод пробирал до самых костей. Дамиан нажал кнопку вызова, и уже через несколько мгновений раздался знакомый голос:

— Доброе утро, Дамиан.

— Челси, — он свернул в переулок и, подгоняемый порывами ветра, направился к Коллинз-стрит. — Привет. Привет. Тебе тоже доброго утра.

Дамиан потер рукой глаза.

Отлично. Он ее услышал. Что дальше?

— У меня мало времени, — голос Челси звучал холодно. — Я уже в дверях. Ранняя встреча, знаешь ли.

Ладно, он это заслужил.

— Конечно. Никаких проблем. Я только… Я хотел пожелать доброго утра.

— Дешевле было бы отправить сообщение. Или открытку. Может, в следующий раз пришлешь мне письмо? В наше время люди так редко пишут друг другу письма.

— Челси…

— Не утруждайся, — перебила она. — Не стоит распространяться на извечную тему: «Дело не в тебе, а во мне». Да, мы провели неплохой вечер. Но никто никому ничем не обязан. Не ты первый, не ты последний. Уверена, мне еще попадется парень, который скажет: «Не сегодня. Завтра рано утром у меня назначена встреча».

Дамиан почувствовал, что ему не хватает дыхания, точно его ударили в солнечное сплетение. Он даже не подозревал, как Челси ранили его слова.

Он остановился и немигающим взглядом уставился на разрисованную граффити кирпичную стену.

— Я позвонил совсем не для того, чтобы сказать тебе все это. Я очень хочу вновь увидеть тебя, Челси.

В трубке повисло молчание. Она колебалась.

Дамиан запустил руку в волосы и взъерошил шевелюру.

— Не знаю; с какими парнями ты встречалась прежде, но для меня очень важно все, что между нами произошло. Ты даже не представляешь, как не хочется поменять мелодию на телефоне, — он представил, как она улыбается. — Дай мне шанс, Челси. Предлагаю встретиться сегодня вечером. Я за тобой заеду, и мы поужинаем в каком-нибудь уютном местечке. Это будет самое настоящее свидание.

— Ладно, — после недолгих раздумий Челси согласилась. — Только учти, я не люблю рестораны, где подают маленькие порции за большие деньги.

Он едва не закричал от радости, но сдержался.

— Вот и славно. Например, в семь. Сбрось свой адрес, а то мне не на чем записать.

— А ты умеешь читать сообщения?

— Как-нибудь справлюсь. Если что, попрошу о помощи, — Дамиан остановился, осознав, что ушел уже довольно далеко от офиса.

— Не сомневаюсь, — Челси нежно рассмеялась. — Попроси кого-нибудь подарить тебе обычную записную книжку на Рождество.

— Обязательно пошлю письмо Санта-Клаусу. Итак, в семь?

— Хорошо. Хотя за то, как ты обошелся со мной вчера, стоило бы послать тебя к какому-нибудь нежилому дому.

— Ну уж нет, — усмехнулся Дамиан. — Ты на это не способна. К тому же я хоть немного, но нравлюсь тебе.

Челси не стала это отрицать.

— Не опаздывай.

— Мне еще придется тебя ждать.

— До встречи, Дамиан.

— До встречи, Челси, — Дамиан убрал мобильник только после того, как девушка отключилась.

Он толкнул стеклянные двери и поспешно пересек холл, представляя, как обеспокоило всех его длительное отсутствие. Дамиан понимал, что ему придется работать за десятерых, иначе он не освободится к семи.

И на сей раз никакие совещания не заставят его отвергнуть все то, что Челси готова ему предложить.

Челси медленно убрала телефон. Единственная встреча, назначенная на это утро, была с чашкой кофе и газетой.

Спустя полчаса она оставила на столе пустую чашку, доела сэндвич с цыпленком и направилась в душ, размышляя над сложившейся ситуацией.

За всю свою жизнь Челси рисковала лишь трижды. Первый раз, когда заканчивала школу экстерном, отправляя готовые задания по почте, так как уже работала дни напролет. После смерти отца ее заработка хватало даже на то, чтобы платить за квартиру Кенси. Потом, когда владелец салона ушел на покой, Челси рискнула второй раз, заняв его место и взяв бразды правления в свои руки. И, наконец, когда она помогла сестре выкупить квартиру, это был уже третий риск. На память остался гастрит. Но сейчас…

Челси осмотрела красивую спальню. Тонкие занавески не задерживали солнечный свет. А грамотно подобранная мебель превратила комнату в уютное гнездышко. Здесь было так спокойно…

Она посмотрела в окно, за которым начинался другой мир, такой отличный от ее собственного. Где-то в глубине этого бурлящего города находился главный возмутитель ее душевного спокойствия. Что принесет ей следующая встреча? Сможет ли Дамиан дать ей тот покой, к которому она стремилась? Или он не из тех мужчин, которые принадлежат только одной женщине?

Но, с другой стороны, еще ни с кем ей не было так хорошо. Ни один мужчина не мог с такой легкостью развеселить. И только с ним Челси смогла забыть о внутренних сомнениях и предубеждениях.

Ради Дамиана Холлибертона стоило рискнуть. Шансы были пятьдесят на пятьдесят. Она либо сорвет джек-пот, либо останется ни с чем.

За несколько минут до семи Дамиан уже шагал по Флиндерс-лейн. Он улыбался прохожим, но не сбавлял шаг.

Дойдя до кирпичного дома с балкончиками, обрамленными коваными решетками, он остановился и осмотрелся. В некоторых окнах уже горел свет, другие жильцы наслаждались угасающими солнечными лучами. Какое красивое здание. Только в таком доме могла жить девушка, к которой он так спешил.

Дамиан поправил галстук, пригладил волосы, поднес палец к звонку и замешкался. Что принесет сегодняшний вечер? На этот вопрос могла ответить только Челси.

Он несколько раз глубоко выдохнул, крепко сжал букет оранжевых тюльпанов и что есть сил вдавил кнопку звонка.

Через несколько секунд сквозь хрипы и шумы из динамика раздался знакомый голос:

— Да?

— Челси, это Дамиан.

Повисла пауза.

— Дамиан? О, господи, я совсем забыла!

Смысл сказанного дошел до него не сразу. Забыла? Он несся с работы, боясь опоздать хоть на минуту, а она забыла?!

— Дамиан?

— Я все еще здесь, — Дамиан даже не пытался скрыть раздражение. — Может, ты меня наконец впустишь?

— Я не могу. Я…

— Только не говори, что ты еще не готова, — разговор через динамик угнетал его. Точно так же он мог позвонить ей по телефону из офиса.

Так больше продолжаться не может. Ему просто необходимо увидеть Челси, коснуться ее, почувствовать ее запах. А затем избавиться от ненужной одежды и раствориться друг в друге… Унять то почти болезненное вожделение, которое возникло в Дамиане с той самой минуты, когда он впервые заглянул в лучистые карие глаза.

— Я вполне могу подождать, пока ты выберешь платье и духи, или что там тебе нужно. Просто впусти меня.

— Я не могу, Дамиан, — она замялась. — Я заболела.

— Заболела? — медленно повторил молодой человек. Интересно, это маленькая месть за его вчерашний отказ?

Он с тоской огляделся. Вокруг кипела жизнь. Из ресторанов раздавалась музыка. За столами сидели смеющиеся молодые люди и девушки. Больше всего на свете ему захотелось оказаться на их месте.

— Дамиан? — раздался из динамика голос девушки, и он вздрогнул.

Его влекло к ней с неудержимой силой, и он не мог уехать просто так.

— Челси, — отчетливо произнес он, делая ударение на каждом слове. — Позволь. Мне. Войти.

Щелкнул замок, и Дамиан ухватился за дверную ручку, как за спасательный круг.

Лифт доставил его на третий этаж. Дверь в квартиру Челси была открыта. Дамиан сделал глубокий вдох, как пловец перед прыжком в воду, и вошел. Он оказался в небольшой, но очень уютной прихожей, затем прошел в комнату, битком набитую книгами и безделушками.

На пороге спальни появилась Челси, босая и во фланелевой пижаме. Взгляд Дамиана скользнул по ее фигуре и остановился на босых ступнях. Ярко накрашенные розовым лаком ногти не вязались с черепашьей расцветкой пижамы.

— Я не хотела, чтобы ты видел меня такой…

Дамиан осмотрел мешковатое одеяние, стянутые в конский хвост волосы и лицо без малейшего намека на макияж. Под огромными глазами залегли небольшие тени, а губы смотрелись слишком ярко на бледном, словно фарфоровом, лице.

— Я никогда не болела, — принялась объяснять Челси. — Я всегда внимательно отношусь к своему здоровью. Принимаю витамины, выпиваю не меньше двух литров воды в день, постоянно мою руки, — она закашлялась и умолкла.

Больше всего на свете Дамиану захотелось заключить девушку в объятия и расцеловать. Но в следующий момент она развернулась и скрылась в спальне. Надрывный кашель, донесшийся из комнаты, не оставлял ни малейшего сомнения относительно ее самочувствия.

Дамиан в нерешительности топтался на пороге, не зная, как поступить. Ему не следовало подниматься. Челси пыталась его предупредить. И что ей поможет? Куриный бульон? Имбирный чай с лимоном?

Кашель прекратился. Прошло несколько минут. Но из комнаты не доносилось ни звука. Дамиан забеспокоился. А вдруг Челси потеряла сознание? Отбросив дальнейшие сомнения, он вошел в комнату.

Дверь с мягким щелчком закрылась у него за спиной. Дамиан поставил цветы в первую попавшуюся вазу, снял пиджак и закатал рукава рубашки.

Не первый раз он оказывал помощь женщине, которая в ней нуждалась. Но Челси была первой женщиной, которая разбудила в нем целую бурю чувств. И если их второе свидание должно пройти именно так, то так тому и быть.

Челси проснулась с первыми лучами солнца.

Голова была слишком тяжелой, язык пересох от жажды. Девушка с трудом села на постели и потерла веки.

Первое, что она увидела, — это сложенная газета на прикроватном столике и тарелка с крекерами. В миске, наполненной водой, плавал оранжевый тюльпан. События прошлой ночи отчетливо всплыли в ее памяти.

Дамиан.

Все время он был рядом. Заботливо подавал воду, вытирал ее лицо влажным полотенцем, помогал добраться до ванной и заботливо укрывал пледом. А когда она забывалась коротким сном, он включал телевизор или просматривал прессу при тусклом свете ночника.

Челси с трудом поднялась и обнаружила, что пижаму сменила хлопковая ночная рубашка с глубоким вырезом и без рукавов, которую она не носила уже долгое время.

Девушка схватила с кресла махровый халат и завернулась в него. Она оценила свое отражение в зеркале, осталась довольна и лишь после этого отправилась в гостиную.

Никого. Кухня также пустовала. Похоже, она была совсем одна.

Челси налила себе воды и вышла на балкон, надеясь, что осенний воздух слегка освежит ее замутненное сознание. Увидит ли она Дамиана вновь? После вчерашнего ужасного вечера он наверняка разочарован.

Челси со стоном уронила голову на руки.

Дамиан стоял у подъезда Челси, держа в одной руке пакет, наполненный круассанами, булочками, сыром и упаковками с беконом, в другой у него была подставка с двумя стаканами свежесваренного кофе. Плечом он зажимал мобильный телефон.

— Привет, — произнес Калеб на другом конце провода.

— Привет, это Дамиан. Мне нужна твоя помощь.

— Я к твоим услугам, — Калеб громко зевнул.

— Проведи за меня утреннее собрание.

В трубке повисла тишина.

— Калеб?

— Я здесь. Просто решил убедиться, твой ли номер на экране.

— Я опоздаю…

— Ты знаешь, что до выходных еще далеко?

— Калеб!

— Ого! Дружище, думаю, мне стоит заказать по этому поводу памятную доску или небольшое праздничное шествие.

— Ограничься проведением утреннего собрания.

— Когда же ты приедешь?

Дамиан посмотрел на балкон, принадлежащий Челси. Белые занавески трепетали под легкими порывами осеннего ветерка. Значит, она уже проснулась — прежде чем уйти, он проверил, закрыт ли балкон.

— Не знаю. Позже. Я тебе перезвоню.

— Но, Дамиан…

Дамиан с трудом открыл дверь ключом, который обнаружил на столе в гостиной.

— Просто выслушай доклады. Прими к сведению любую интересную информацию. Свяжись с каждым из наших брокеров. Включи мой компьютер и обзвони всех клиентов. Я тебе доверяю.

— Я не уверен, справлюсь ли.

В этот момент Дамиан пытался локтем нажать кнопку лифта.

— Ты в больнице? — продолжал допытываться Калеб. — Тебя похитили? Кто-то приставил пушку к твоей голове?

— Все нормально, — серебристые створки раздвинулись, пуская Дамиана внутрь. — Просто сейчас у меня есть дела поважнее.

— Ты шутишь?

— Я у Челси.

— Та горячая штучка, с которой вы перепутали телефоны?

Дамиан медленно выдохнул. Замечание Калеба резануло ему слух.

— Не смей так говорить о ней!

— Почему?

Почему? Дамиан досчитал до десяти, чтобы успокоиться.

— Это грубо. Вот почему!

— Дамиан, только послушай себя! Да вы едва знакомы! Или она уже твоя девушка? В таком случае ты не теряешь времени.

— Калеб! Она не моя девушка. Но Челси сейчас нуждается в помощи.

— Отлично. Только позволь ветерану сердечных сражений дать тебе один совет.

— Валяй.

— Будь осторожен.

Калеб разбудил опасения, которые Дамиану удалось усыпить прошлой ночью.

— Что ты имеешь в виду?

— Эту девушку. Ты же знаешь, кто ты. Кто твои родители. Не дай ей запустить в тебя острые коготки. Прежде чем что-то сделать, хорошенько подумай.

— Калеб, — предостерег Дамиан.

— Я твоя правая рука. И все, что говорю, я говорю исключительно из любви к тебе. Мы знакомы много лет. Наши родители вместе играют в теннис и пьют джин. И я намерен поднять это знамя, когда оно выпадет из их рук. И хочу, чтобы ты был рядом. Ну, конечно, плюс еще две или три блондинки, но сути это не меняет.

Двери лифта раздвинулись, выпуская Дамиана на свободу.

Перед его глазами возник образ Челси: пухлые манящие губы, фарфоровая кожа, лучистые глаза…

— Мне нужно идти, — он отключился.

Внимание Челси привлек какой-то шум.

Она вышла в коридор и увидела, как поворачивается дверная ручка. В замке зазвенели ключи…

Девушка замерла, боясь пошевелиться.

Дверь распахнулась, и вместо таинственного злоумышленника на пороге появился Дамиан.

Это был действительно он. Высокий, еще более привлекательный, чем прежде, в сером костюме в полоску и галстуке в тон, в зубах Дамиан держал пакет с продуктами, в одной руке поднос с кофе, а свободной рукой пытался закрыть дверь.

Челси инстинктивно пригладила волосы и плотнее запахнула халат.

— Ты до смерти меня напугал. Как ты здесь оказался?

Дамиан бросил ключи на тумбочку и взял пакет в руку.

— Позаимствовал твои ключи. Я решил, что ты захочешь немного подкрепиться.

Такого поворота Челси не ожидала. Неужели Дамиан действительно провел с ней всю ночь? А утром любезно сходил в ближайший магазинчик, чтобы накормить ее завтраком?

— Проголодалась?

Ответом послужило урчание ее пустого желудка. Челси сделала шаг вперед и заглянула в пакет.

— Что у тебя там?

— Весь ассортимент соседской булочной, — Дамиан стремительно прошел на кухню и с облегчением водрузил пакет и поднос на стол. — Ты только попробуй!

Она плюхнулась на стул в кухне, притянула колени к груди и обвила их руками, наблюдая, как Дамиан сервирует стол.

Никогда прежде ни один мужчина не хозяйничал у нее на кухне, за исключением Грега — мужа Кенси. Но тот действовал так неумело, что его страшно было хоть на минуту оставить одного.

Дамиан же чувствовал себя здесь как рыба в воде. Он словно провел на ее кухне всю жизнь. Несмотря на общую слабость, желание вновь захлестнуло ее, грозясь, подобно лаве, прорваться наружу.

— Что с тобой вчера стряслось? — спросил Дамиан за завтраком.

Не поднимая глаз, Челси теребила шнуровку на скатерти.

— Не знаю. Похоже на отравление. Позавчера мы обслуживали собаку, у которой было расстройство желудка. Или во всем виноват позавчерашний сэндвич с цыпленком?

Она украдкой наблюдала за ним. Хорошо сидящий костюм, причесанные волосы, манящие смеющиеся глаза. Он словно излучал сексуальность. Челси отвела глаза, опасаясь, что Дамиан заметит, что она его разглядывает.

— Не знаю, как отблагодарить тебя за прошлую ночь. Твоя поддержка оказалась как нельзя кстати. Давно за мной так никто не ухаживал. Хотя это было совсем не обязательно.

Он лишь улыбнулся в ответ, и все тревоги отступили. Остались только эти смеющиеся глаза, в которых хотелось утонуть.

— Не стоит благодарности, — произнес он. — Ешь. Тебе необходимо подкрепиться.

Челси откусила большой кусок круассана.

— У тебя нет сегодня утренних встреч? — спросила она с набитым ртом.

Дамиан взял булочку и принялся намазывать ее маслом.

— Почему нет? Есть. — В синих глазах запрыгали озорные огоньки. — Но думаю, там обойдутся без меня.

— О! Ты уверен, что можешь остаться?

— Знаешь, оказалось, что если ты руководишь компанией, то тебе не обязательно выполнять всю работу самому. А что насчет тебя? Ты можешь позвонить и сказать, что заболела?

Подобная мысль даже не приходила ей в голову. Она чувствовала себя неважно, но не прийти в салон…

— Я даже не знаю, что у нас запланировано на сегодня. Но думаю, что Филлис уже прислала мне распорядок дня.

Дамиан смотрел на нее так, словно она говорила на языке суахили.

— Телефон! Где мой телефон?

— Кажется, на журнальном столике.

Оба подскочили одновременно и едва не столкнулись лбами. Теперь они находились так близко, что Челси ощутила аромат свежего хлеба, исходивший от Дамиана, и могла разглядеть легкую щетину на щеках.

Он так выразительно посмотрел на губы девушки, перепачканные джемом, что она мгновенно поняла его замысел.

Челси отступила и прикрыла рот ладонью.

— Боюсь, мне нужно почистить зубы.

Дамиан покачал головой, словно обдумывая услышанное. Челси убрала руку, и в ту же секунду их губы сомкнулись.

Девушка закрыла глаза и позволила себе насладиться каждым мгновением. Когда поцелуй оборвался, она едва не зарычала от разочарования.

— Я мечтал об этом мгновении со вчерашней ночи, — прошептал Дамиан.

— Ожидание стоило того?

— Это я у тебя должен спросить.

Вместо ответа Челси закусила губу и высвободилась из его объятий. Дамиан снова сел за стол, а девушка направилась в гостиную за телефоном. Филлис уже прислала список запланированных встреч и запись клиентов. Словом, начинался обычный рабочий день.

Единственное исключение составлял мужчина, сидящий сейчас за ее кухонным столом и уплетающий круассаны. Не сводя с него взгляда (благо Дамиан сидел к ней спиной), Челси набрала номер салона.

— Хочешь сказать, что задержишься? — В голосе Филлис звучал укор.

— Вообще-то я собиралась предупредить, что не приду вовсе, — Челси почувствовала слабость и без сил опустилась на кушетку.

— Ты в порядке?

— Не совсем. Я заболела. Но думаю, что за день отлежусь.

— Ладно. Ни о чем не беспокойся. Я все улажу. Кстати, ты подписала бумаги для банка?

— Еще нет.

— Но, Челси, ты должна их подписать!

— Я постараюсь…

— Понятно. Ну что же, отдыхай и ни о чем не тревожься. Хорошенько выспись и обязательно поешь. Тебе нужно что-нибудь привезти?

Челси снова посмотрела на Дамиана, читавшего газету. Он закинул ногу на ногу, и теперь тонкая ткань брюк обтягивала рельеф бедра. Рубашка также не скрывала широкие плечи и могучий торс. Челси захотелось оказаться у него на коленях и раствориться в его объятиях…

— До завтра, — она повесила трубку и направилась в кухню.

Дамиан свернул газету и поднял глаза на девушку.

— Выдался свободный денек?

Челси кивнула и принялась крутить телефон в руках.

Дамиан бросил взгляд на завтрак, который он приготовил, и вновь посмотрел на нее.

— У меня такое впервые.

— У меня тоже, — призналась девушка.

Дамиан отломал кусок еще теплой булочки и отправил его в рот. Затем сделал глоток кофе и задумался.

Челси замерла в ожидании. Наконец он нарушил молчание:

— Ну и чем же мы займемся?