Челси снова разбудил солнечный свет. Только на этот раз она спала на диване в гостиной, облаченная в домашние вельветовые брюки и футболку с длинными рукавами. Девушка потерла заспанные глаза и посмотрела на часы — 16:15.

Негромко работал телевизор, что немало удивило Челси. Обычно она включала звук достаточно громко, чтобы избавиться от ощущения одиночества.

И в этот момент девушка поняла, что лежит на чьем-то плече.

Она подняла голову и посмотрела на Дамиана. Очевидно, телевизор полностью захватил его. Рядом стояло полупустое ведро с попкорном.

Челси осторожно шевельнулась, пытаясь выбраться из его объятий, но в следующую секунду оказалась в ловушке. Крепкая мужская рука легла ей на плечо. Она повернула голову и увидела его смеющиеся глаза.

— Привет, — низкий хрипловатый голос Дамиана действовал на нее завораживающе.

— Привет.

— Хорошо спала? Что снилось?

На последний вопрос Челси предпочла не отвечать. Не могла же она признаться, что героем ее грез оказался не кто иной, как сам Дамиан! При воспоминании о сновидениях ее щеки запылали и залились краской.

Она быстро отвела взгляд, стараясь скрыть смущение.

— Я долго спала?

— Пару часов.

— Ничего себе. Я не спала днем уже… Даже и не помню.

— Тебе необходимо было отдохнуть.

Челси попыталась высвободиться из его рук, но безуспешно.

— Ты не мог бы меня отпустить?

— Даже не знаю.

— Было бы неплохо. А то я уже совсем не чувствую правую руку. Ты прижал ее бедром.

Дамиан пристально посмотрел на нее и медленно разжал руки. Челси потерла онемевшее запястье и почувствовала, как в кожу впиваются сотни игл. Дамиан тем временем взял со столика пульт и выключил телевизор.

— Не стоит, — запротестовала Челси. — Не обращай на меня внимания. Ты поклонник таланта Дорис Дей?

— Вообще-то я смотрел «Одиннадцать друзей Оушена». А этот фильм начался следом. Просто если бы встал за пультом, то разбудил бы тебя.

— Надо же, какая забота!

— Медбрат Холлибертон к вашим услугам, мисс. Кажется, во мне открылся новый талант. Что ж, теперь, если кто-то из моей семьи заболеет, я знаю, что делать, — на его губах заиграла легкая улыбка.

Челси подтянула колени к груди и обхватила их руками. Эта поза казалась ей безопасной. Но как можно быть в безопасности рядом с таким мужчиной? Каждый его жест, каждый взгляд, каждая улыбка — сплошное искушение.

Словно прочитав ее мысли, Дамиан протянул руку и нежно провел ладонью по щеке Челси. От прикосновения ее бросило в жар.

— На щеке след от подушки.

Челси инстинктивно схватилась за щеку. Господи, в каком она виде! Обычно отражение в зеркале по утрам не доставляло ей большого удовольствия. Волосы растрепаны, глаза припухли, на щеках красные пятна. Она тряхнула головой, надеясь, что волосы хоть немного скроют от него ее «прелести». Но Дамиан тут же убрал пряди с лица.

— Челси, — медленно произнес он, пока его рука продолжала гладить ее по волосам, а потом скользнула вниз к шее. — Я должен кое-что сказать тебе, прежде чем ты снова уснешь.

— Да? — Ее рука безвольно повисла вдоль тела.

— Я хотел сказать тебе, что, пока ты спала на моем плече, точно ангел, я понял… — он сделал паузу, и Челси затаила дыхание. — Если мы немедленно не займемся любовью, я этого просто не переживу, мисс Лондон, — выпалил наконец Дамиан.

* * *

На мгновение девушке показалось, что у нее в голове прогремел взрыв. Слова застряли в горле, и она не могла произнести ни звука. Никогда прежде она не испытывала ничего подобного. Никогда ей не хотелось раствориться во взгляде другого человека, забыть обо всем и с головой броситься в океан страстей.

Итак, господа, ставки сделаны, ставок больше нет.

— Я хочу этого ничуть не меньше, мистер Холлибертон.

Он снова погладил ее по щеке и внимательно посмотрел в глаза, словно убеждаясь в искренности ее слов.

— Тогда тебе нужно знать ее кое-что. У меня только что закончились длительные отношения, и разрыв дался мне нелегко. Не стану утомлять тебя деталями, но, по правде говоря, я еще не готов к новым серьезным романам.

На Челси словно вылили ушат ледяной воды. Дамиан наблюдал за ее реакцией.

— Но, — продолжил он после небольшой паузы, — я никак не могу выбросить тебя из головы. Твои губы, глаза, волосы сводят меня с ума.

Внутренний голос Челси умолял ее сохранять благоразумие. Дамиан предупредил, что не готов к новым серьезным отношениям. Таким образом, он давал ей шанс выйти из игры и не стать очередной легкой добычей в длинном списке его любовных побед.

Но чем дольше она смотрела в эти глубокие, словно океан, глаза, тем отчетливее осознавала, что назад дороги нет. Желание было слишком велико.

Девушка протянула руку и дрожащими пальцами коснулась его губ. В ответ на ее робкую ласку Дамиан склонился и поцеловал Челси.

Это был самый сладкий поцелуй в ее жизни. Его губы мягко прикасались, обжигая ее кожу. Страхи отступили, мысли исчезли. Время словно остановилось.

От Дамиана приятно пахло свежемолотым кофе и лесными орехами. Щетина приятно щекотала ее подбородок.

Когда все чувства обострились до предела, Челси отстранилась немного.

— А что, если я заразна? — еле слышно прошептала она.

— Я готов рискнуть, — прошептал он в ответ.

В его глазах повис вопрос, на который Челси знала ответ. Не произнеся ни слова, он просил ее рискнуть вместе с ним, позволить их поцелую перерасти в нечто большее.

Девушка немного помедлила и кивнула.

На этот раз его губы были более требовательными и настойчивыми.

Челси запустила руку в его шевелюру, пропуская сквозь пальцы шелковистые волосы. Именно об этом мгновении она мечтала с их первой встречи. Ее сердце заколотилось как сумасшедшее.

Челси потеряла счет времени. Казалось, что поцелуй длился целую вечность. Они словно упивались друг другом.

Ладонь Дамиана скользнула по спине девушки, крепче прижимая ее к себе. Наконец его пальцы достигли ее талии, помедлили и скользнули под тонкую ткань пижамных брючек.

Свободной ладонью он накрыл упругий холмик груди, и Челси задрожала от желания и предвкушения.

Дрожащими пальцами она нащупала пуговицы и расстегнула его рубашку. Не прерывая поцелуй, распахнула ее, открыв наконец его могучий торс, который наяву оказался еще прекрасней, чем она себе представляла.

Его кожа обжигала. Челси положила ладонь ему на грудь, провела по рельефу бицепса. Прикосновения, сначала такие нерешительные, становились все смелее. Пальцы скользили по груди, по шелковистым завиткам волос, пока не достигли молнии его брюк.

Дамиан напрягся и замер. Поцелуй оборвался так внезапно, что Челси едва не закричала от разочарования.

— Что случилось? — Она с такой силой сжала кулаки, что ногти впились в ладони.

Неужели он снова отвергнет ее порыв?

Глаза Дамиана стали темными и бездомными.

— Ты не хочешь? — Челси гадала, что она сделала не так.

— Хочу, — глухо произнес Дамиан. — Ты даже не представляешь, как я хочу!

Он с силой привлек девушку к себе и так стремительно поднял ее на руки, что Челси даже вскрикнула от неожиданности. Дамиан преодолел расстояние от гостиной до спальни в рекордно короткое время. Оказавшись в комнате, он положил свою драгоценную ношу на кровать и навис над ней, точно скала.

— Мне показалось, что произошло землетрясение, — Челси улыбнулась.

Дамиан ничего не ответил. Рубашка, спущенная до локтей, делала его похожим на пирата из приключенческих романов.

Он тяжело дышал, и девушка, облизав пересохшие губы, завороженно смотрела, как вздымается его грудь.

Дамиан Холлибертон был самым желанным мужчиной на свете.

Он стянул рубашку и отшвырнул ее в сторону, открывая ее взору мощный торс. Челси почувствовала себя школьницей, влюбленной в мальчика из старших классов.

Он взялся за молнию и выскользнул из брюк. Следом полетели черные шелковые «боксеры». Дамиан был слишком возбужден. Вены вздулись на его могучих руках. Казалось, еще минута — и он взорвется от внутреннего напряжения. Над верхней губой блестели капельки пота, подбородок был решительно выдвинут.

Дамиан Холлибертон был сложен как бог. И Челси не могла оторвать от него восхищенных глаз.

Она обвила руками его шею, не в силах больше сдерживать охватившее ее вожделение, а он прильнул к ее губам. Этот поцелуй сжигал все мосты, отрезал последние пути к отступлению.

Наконец Дамиан осторожно опустился около Челси. Его пальцы прикоснулись к обнаженной коже девушки, спускаясь все ниже, пока не достигли самых укромных уголков ее тела. Он осторожно стащил бретельку с точеного плеча и обнажил ее грудь. Затем чуть отстранился, заглянул Челси в глаза и вновь поцеловал, прежде чем скользнуть губами к основанию шеи, где так трогательно пульсировала голубая жилка. Это нежное прикосновение затронуло глубинные струны в душе Челси, пробуждая в ней самые тайные желания и фантазии.

Она содрогнулась.

— Кажется, я нашел горячую точку, — пробормотал Дамиан.

Он осторожно коснулся языком ложбинки под ключицей и слегка прикусил кожу. Челси изогнулась в его объятиях. Ее ногти впились в его обнаженную спину.

— Ты просто волшебник, — едва сумела выдавить она.

— Отлично. Работает. Значит, я не ошибся. Что ж, продолжим исследования. — Свободной рукой Дамиан стащил с ее плеча вторую бретельку, расстегнул застежку, и кружевной кусочек ткани полетел куда-то в сторону.

Его синие глаза потемнели от желания. Взгляд бродил по обнаженной груди Челси, которая вдруг показалась ей невыносимо тяжелой.

— С какой же начать? — задумчиво произнес он.

Дамиан склонился, и его горячее дыхание обожгло кожу девушки. Темные вершинки ее грудей набухли и заострились. Она боролась с желанием притянуть его к себе, чтобы его губы сомкнулись на соске.

Дамиан прокладывал дорожку из поцелуев все ниже и ниже. Его язык добрался до заветного холмика, очертил контур соска и наконец втянул его в рот. По телу девушки разлилась чувственная истома, и она содрогнулась от удовольствия. Дамиан дразнил ее грудь до тех пор, пока с губ Челси не слетел протяжный стон, и только после этого завладел вторым соском, заставляя кровь бурлить в ее жилах, точно раскаленная лава.

Когда девушке показалось, что она больше не в силах выносить эту сладкую пытку, Дамиан переключил свое внимание на внутреннюю сторону ее руки. Казалось, что при каждом его прикосновении по телу пробегают тысячи электрических разрядов, заставляя ее вздрагивать и извиваться в его объятиях.

Его пальцы охватили ее талию. Затем Дамиан легонько подул на ее обнаженный живот, и по коже Челси побежали мурашки. Она непроизвольно поднесла к животу ладонь, словно моля о секундной отсрочке, но он убрал ее руку.

— Не прячься от меня, крошка.

Челси с трудом открыла помутневшие от страсти глаза и уставилась на него невидящим взглядом.

— И кто это здесь?

— Это парень, который собирается задать тебе жару, — в то время как он говорил, его пальцы нежно поглаживали ее живот, то и дело соскальзывая под резинку пижамных брючек, пока наконец не пересекли заветную границу и не двинулись дальше.

Она содрогнулась, ее тело выгнулась дугой. Челси заметалась по подушке, сжимая в разгоряченных ладонях смятые простыни, бессильно закрыла глаза. Собственное тяжелое дыхание эхом отдавалось в ушах. Челси почувствовала, как по бедрам скользит ткань, обнажая его взору каждую клеточку ее тела.

Раскаленная лава в ее жилах грозила выплеснуться через край. Все чувства были обострены до предела. Челси словно горела на медленном огне, но ей хотелось, чтобы эти мгновения длились вечно…

Она почувствовала, как Дамиан перекатился на бок. Ее воображение рисовало ей самые смелые картины и предположения относительно того, что последует дальше. В следующую секунду его ладони сомкнулись на ее ступнях.

Большие пальцы нежно массировали ступни девушки, затем круговыми движениями поднялись выше, к лодыжкам. Челси едва не замурлыкала от удовольствия. Когда руки Дамиана достигли коленей, она вся затрепетала.

Прикосновения были такими легкими, такими неуловимыми, что в ней проснулось желание чего-то большего… Это желание слишком долго спало в самом укромном уголке ее плоти, и вот теперь оно с неудержимой силой рвалось наружу.

Тем временем ласки Дамиана становились все настойчивее, пока наконец одна из его ладоней не вторглась между бедер девушки. Его губы завладели ее губами, а пальцы погрузились в разгоряченное лоно.

Ее стон утонул в поцелуе. Дамиан впился в пухлые чувственные губы, его язык настойчиво преодолевал все преграды.

Челси извивалась в его объятиях, стараясь насладиться каждым мгновением. Слишком долго она ждала этого момента и теперь стонала от сладкого вкуса его поцелуев. Напряжение нарастало с каждой секундой. Поцелуи становились все более настойчивыми. Челси слишком стремительно приближалась к заветному обрыву, за которым ее ждало море забвения.

— Остановись…

— Ни за что! — его хриплый от страсти голос заставил девушку затрепетать от гордости за то, что она смогла распалить такого мужчину.

— Хорошо бы, чтобы эти минуты длились вечно, — при мысли о том, что Дамиан когда-нибудь выпустит ее из объятий, Челси испытала почти физическую боль.

Эти слова шли из самого сердца. Тот мир, который открыл ей Дамиан, сиял сейчас всеми цветами радуги, и теперь она понимала, какой скучной и однотонной была ее жизнь.

— Я сделаю все, что от меня зависит, — страстно прошептал он и поцеловал с такой страстью, что у Челси перехватило дыхание.

Ей показалось, что она сейчас умрет от наслаждения и нахлынувших на нее эмоций. Девушка и не представляла, что можно отдаваться мужчине без остатка, не задумываясь ни о чем.

Челси прижимала его все крепче к себе, словно стремясь слить их тела в единое целое. Кипевшая внутри лава вырвалась наружу и испепеляла ее. Прикосновения Дамиана электрическими разрядами пронизывали ее тело, заставляя извиваться.

Челси обхватила ладонями его плечи. Дамиан коленом раздвинул ее бедра. Теперь она была полностью открыта для него.

Казалось, это длилось бесконечно. Каждое его движение разрывало ее тело на части почти невыносимым наслаждением, пока наконец все вокруг не взвихрилось миллионами сверкающих осколков…

— Открой глаза, — требовательно произнес Дамиан спустя целую вечность.

Она подняла тяжелые веки и сощурилась от вечернего солнца, окрасившего кремовые стены ее спальни в оранжевый цвет.

Он заглянул ей в глаза, и Челси не смогла скрыть свои чувства к нему. Но в его глазах она также увидела и то, что заставило ее совсем проснуться.

Заботу. Искренний интерес. Надежду, что она не пожалела о своем решении.

Челси приподнялась на локтях и поцеловала Дамиана. Затем обвела кончиком языка его верхнюю губу и слегка прикусила ее.

Ответом было его немедленное возбуждение. Челси отстранилась, чувствуя, что он кипит от нетерпения.

— Теперь твоя очередь, — она хитро улыбнулась.

Его взгляд изменился. От заботы не осталось ни следа. Теперь в его глазах читались желание и страсть.

— Как насчет презерватива? — Не дожидаясь ответа, Дамиан выудил из прикроватной тумбочки блестящий пакетик, зубами разорвал упаковку, и вот он уже снова был готов к бою.

Затем он снова привлек Челси к своей широкой груди. Она чувствовала, как под ее ладонями перекатываются крепкие, бугристые мускулы, покрытые мягкой порослью волос. Девушка ощущала себя совсем крошечной в плотном кольце его рук.

Если все продолжится в том же духе, то она снова потеряет голову и не сможет осуществить задуманное…

Собрав остатки сил и разума, Челси высвободилась из крепких объятий Дамиана, перекатилась и оседлала его. Затем легонько сжала ногами его бедра и привстала.

Сначала в его бездонных, как небо в летний день, глазах мелькнуло удивление. Но в следующую секунду он уже лукаво улыбнулся и откинулся на спину, принимая правила ее игры и словно сдаваясь на милость прекрасной амазонки, сидевшей на нем верхом.

— Ты, как всегда, очень любезен, — произнесла Челси.

Дамиан лишь усмехнулся в ответ и облизал губы. Сейчас он напоминал сказочного волка, который столкнулся в лесу с Красной Шапочкой и теперь предвкушал, что принесет ему эта неожиданная встреча.

— А мне нравится твой настрой, крошка. Правда, я не уверен, что поведу себя как джентльмен.

— Если мне понадобится джентльмен, я дам тебе знать, — Челси заерзала, устраиваясь поудобнее.

Она со скрытым удовольствием наблюдала, как при каждом ее движении дыхание Дамиана учащается, а взгляд затуманивается. Неужели неотразимый мистер Холлибертон полностью в ее власти?

Наслаждаясь этой мыслью, девушка слегка привстала. Дамиан тут же притянул ее к себе и крепко сжал ягодицы, лишая свободы движения.

— У тебя есть время забрать свои слова обратно. Не слишком разумно дразнить зверя, когда он голоден.

— Я не твоя добыча, — покачала головой Челси и, понизив голос, прошептала ему на ухо: — Пока…

Она отбросила с лица мокрую прядь волос и выпрямилась, позволяя Дамиану любоваться своей грудью. Его губы приоткрылись, а синие глаза потемнели от желания. Девушка осторожно пошевелила бедрами и снова замерла, наблюдая за его реакцией. Дамиан протяжно застонал, поощряя ее не останавливаться.

Челси наклонилась и запечатлела на его губах поцелуй. Затем она неторопливо начала двигаться, стараясь подстроиться под партнера в древнем эротическом танце. Новая волна наслаждения захлестнула девушку. И она закрыла глаза.

Дамиан ловил каждое ее движение, но в то же время он задавал ритм. Легкий, неторопливый, чувственный…

Дамиан с наслаждением провел по нежной шелковистой коже прекрасной наездницы, обвел темные ореолы сосков, погладил упругий плоский живот. Наконец его пальцы оказались в самом укромном уголке, там, где встретились их тела.

Это простое прикосновение, такое естественное, но в то же время такое интимное и возбуждающее, еще сильнее распалило Челси. Где-то внизу живота она ощутила жжение, которое стремительно разливалось по всему телу.

Смена позиции определенно пошла им обоим на пользу. Дамиан что-то хрипло пробормотал, затем стиснул зубы и зажмурился. Челси видела, как напряглись жилы на его шее, как лоб покрылся бисеринками пота. Она энергичнее закачала бедрами, чувствуя, как нарастает давление внутри, питаемое приливной волной жгучего желания, накапливающегося в самом сердце ее женского начала.

Дамиан не отставал от своей партнерши. Все вокруг, казалось, раскалилось от их страсти. Челси облизала губы и почувствовала соленый пот, струящийся по лицу. Тело девушки пылало, словно на костре. Страсть захлестнула ее, сжигая дотла.

— Челси, — зов Дамиана донесся откуда-то издалека.

Звук его голоса развеял последние сомнения. Бастионы пали. Челси отдалась на милость всепоглощающего потока.

Девушка приподнялась, позволяя его рукам ласкать себя, прислушиваясь к каждому его движению. Никогда в жизни Челси не испытывала ничего подобного. Никогда.

Она жаждала его ласк, ее тело молило лишь о том, чтобы его руки не останавливались. С губ слетел слабый стон наслаждения.

Словно почувствовав ее безмолвную капитуляцию, Дамиан стал действовать все смелее, доставляя ей все большее наслаждение. Да, этот мужчина знал, как подарить женщине удовольствие, как дразнить, возбуждать, соблазнять. Так почему бы не показать свое искусство на деле?

Почувствовав, что Челси вот-вот взорвется в его руках, Дамиан снова задвигался внутри нее. Он все сильнее сжимал ее бедра, чувствуя, что сам больше не в силах сдерживаться.

Натужно и прерывисто дыша, они уводили друг друга все дальше и дальше, пока наконец водоворот наслаждения не закрутился вокруг сплетенных тел, увлекая за собой в кипящую бездну.

Они достигли финала одновременно.

Издав низкий стон, Даман взорвался внутри нее.

Секунду спустя Челси обессиленно рухнула ему на грудь, скрыв волосами пылающее лицо. Каждая клеточка ее тела горела огнем. В глазах блестели слезы.

Но это были слезы блаженства.