Греховные помыслы

Блэйк Стефани

Красота Аделаиды Трент буквально завораживала мужчин, а ее гордая независимость сводила их с ума. Но лишь двое из многочисленных поклонников девушки любили ее так страстно, что готовы были последовать за возлюбленной на край света – и, если понадобится, пожертвовать жизнью. Один – пылкий и благородный Дэн Бойл. Второй – Нед Келли, самый жестокий из бандитов Австралии. Двое великолепных мужчин, каждый из которых хорош по-своему, вступают в борьбу за сердце Аделаиды, и ей нелегко будет избрать достойнейшего…

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 

Глава 1

КОРОЛЕВА ВИКТОРИЯ ПОСВЯТИЛА В РЫЦАРИ НАШЕГО ЗЕМЛЯКА

Мельбурн, 3 августа 1866 года

«Мельбурн эйдж» с гордостью сообщает населению Нового Южного Уэльса, что вчера в Виндзорском дворце королева Виктория посвятила в рыцари одного из наших самых прославленных земляков.

Сэр Крейг Макдугал прибыл в нашу колонию шестьдесят лет назад в качестве заключенного. В 1806 году он был приговорен к каторжным работам на острове Норфолк за нападение на Джона Блендингса, отпрыска богатого землевладельца. Бежав с бандой преступников из тюрьмы Парраматты, он пересек тогда еще не исследованные Голубые горы и направился в пустынные земли. К нему присоединилась сбежавшая из дома Аделаида Диринг, которую в те времена считали первой красавицей Нового Южного Уэльса. Это так потрясло всех, что отголоски грандиозного скандала до сих пор еще ощущаются в австралийском обществе.

Почти восемь лет любовники жили в грехе в маленькой колонии, населенной потерпевшими кораблекрушение матросами и туземными женщинами, но затем цивилизация пришла и в эти девственные земли.

Чудом избежав смерти от рук правосудия, Макдугал отправился в длительное изгнание. Аделаида Диринг вернулась к своей семье в Парраматту вместе с двумя незаконнорожденными детьми – Джейсоном и Джуно. По иронии судьбы она впоследствии вышла замуж за Джона Блендингса – того самого человека, которого Крейг Макдугал покалечил в жестокой схватке, добиваясь благосклонности Аделаиды.

В дальнейшем Макдугала ожидали невообразимые повороты судьбы, вновь подтвердившей старую аксиому о том, что правда способна превзойти любой вымысел.

В 1848 году в Калифорнии изгнанник, не имевший и гроша за душой, нашел богатейшую золотую жилу и меньше чем за год превратился в миллионера.

Хотя в Австралии Макдугал все еще находился вне закона, тем не менее он вскоре вернулся в Новый Южный Уэльс и при содействии Макса А. Дональдсона вложил значительные средства в сельское хозяйство, горнодобывающую промышленность, пароходство и банковское дело. Фортуна вновь улыбнулась ему, и вскоре «Дональдсон лимитед» стала процветающей компанией. Через пять лет распространивший свою деятельность на весь континент картель Макдугала превзошел всех своих конкурентов, за исключением «Блендингс-Диринг энтерпрайзез».

В этой бескомпромиссной борьбе «Дональдсон лимитед» победила. Во власти Макдугала было навсегда покончить со своим соперником, однако, проявив великодушие, он протянул руку дружбы Джону Блендингсу и публично раскрыл свое настоящее имя. В свою очередь, Блендингс тоже показал, что умеет ценить великодушие, и дал своей жене Аделаиде развод, с тем чтобы она могла выйти замуж за Крейга Макдугала. Таким образом, спустя долгое время эти двое смогли наконец освятить свои отношения и дать детям законную фамилию.

Что касается уголовного преследования Макдугала, то по прямому указанию секретаря по делам колоний в Уайтхолле оно было прекращено. Так Крейг Макдугал из «небезызвестного» преступника превратился в «известного» человека, уважаемого в мире торговли и банковского дела.

На церемонии в Виндзорском дворце присутствовали супруга сэра Крейга Аделаида, их сын Джейсон со своей женой Вильгельминой, в девичестве Вандермиттен, проживающие в Сиднее, и три внука – Питер, Пол и Марк Макдугалы из Перта, Западная Австралия.

Дочь сэра Крейга миссис Терренс Трент, жена выдающегося профсоюзного лидера и чартиста, не смогла приехать из Мельбурна, штат Виктория. Ее четырнадцатилетняя дочь Аделаида сейчас выздоравливает после тяжелейшей дифтерии.

Аделаида Трент швырнула на кровать газету и скривила красивый ротик.

– Черт, черт, черт! – выругалась она.

– Адди! Мне придется все сказать папе! Ты ругаешься как грузчик! – Ее мать покачала головой, стараясь выглядеть суровой. Ребенок просто следует семейной традиции. Диринги, Макдугалы, Тренты – все они отличались как силой выражений, так и силой чувств – и мужчины, и женщины. Эти семьи уже давно позабыли свои английские, ирландские, шотландские корни. Они стали настоящими австралийцами и теперь будут яростно защищать от любых нападок землю, где родились.

– Папа еще не так говорит! – беззаботно отозвалась Адди. – Просто он старше и у него было больше возможностей научиться нехорошим словам.

– Ох, какая же вы хулиганка, мисс! Тебе нужно было бы родиться мальчиком. – Джуно села на кровать и прижала дочь к груди.

– Это точно! – подтвердила девочка. – Тогда я оказалась бы сейчас на борту корабля, который увез дедушку, бабушку и семью дяди Джейсона в Англию, и тоже увидела бы, как королева бьет дедушку по голове своим священным мечом!

– Бьет по голове! – засмеялась Джуно. – Нельзя так неуважительно говорить о королеве, Адди! Кроме того, я не уверена, что теперь церемония совершается именно так.

В зеленых глазах Адди заблестели слезы.

– Я не собиралась проявлять неуважение. Я просто очень хотела бы быть там с дедушкой. Я так завидую Питеру, Полу и Марку!

– Знаю, милая. Мы все хотели поехать. Но ты очень тяжело болела, и это счастье, что ты вообще осталась жива. Тебе по меньшей мере месяц нужно отдыхать и как можно меньше волноваться. Ты еще так бледна!

– Чепуха! Я чувствую себя прекрасно.

– До чего ты похожа на свою бабушку Аделаиду, просто удивительно! – погладив ее по голове, со вздохом сказала мать.

– Хочешь сказать, что у меня седые волосы и двойной подбородок? – съязвила девочка.

Джуно шутливо шлепнула ее по бедру.

– Ты прекрасно понимаешь, что я хочу сказать – ты похожа на нее в молодости. Тогда моя мама была очень красивой женщиной. Да она и сейчас хороша собой.

– Знаю, я просто пошутила. Я думаю, что бабушка – самая красивая на свете. Надеюсь, когда я вырасту, то буду как она.

Джуно улыбнулась.

– Ну, у тебя неплохие исходные данные. Ты унаследовала ее фамилию, глаза и волосы. – Она погладила разметавшиеся по подушке золотистые пряди.

Адди выгнула спину.

– У меня слишком длинная и худая шея.

– Вовсе нет, просто ты в таком возрасте, когда все выглядят неуклюжими. Через год или два ты пополнеешь, и у тебя будет красивая шея – как у лебедя.

К – Пополнею… – Адди обхватила ладонями свои маленькие груди – размером со сливу. – Поскорее бы, а то у Тэсс сиськи вдвое больше моих, хотя она на полгода моложе.

– Сиськи! Аделаида, тебе действительно нужно следить за собой, чтобы выглядеть как настоящая леди.

– Ну, груди, хотя я не понимаю, почему одно слово лучше другого, если оба означают одно и то же.

– Не совсем, девочка моя. Тебе нужно поучиться у отца. Когда он общается с людьми, которые работают на полях, в шахтах или в доках, он использует один тон, а когда беседует с членами законодательного собрания или губернатором, – совершенно другой.

– Это очень смахивает на двуличие, – серьезно сказала Адди.

– Однако, Адди, ты сама говоришь с папой и со мной иначе, чем со своей подругой Тэсс… а ведь есть и третья Аделаида – для дедушки с бабушкой и кузин. – Лукавая улыбка тронула губы Джуно. – Ах да! Существует и еще одна Адди – только для юного Дэна Бойла, не так ли?

Стрела попала в цель, щеки Адди густо покраснели. Она и вправду испытывала беспокойство всякий раз, когда думала о Дэнни – парне с вьющимися рыжими волосами, светло-голубыми глазами и ослепительной улыбкой. Высоком, стройном Дэнни, мышцы которого затвердели от постоянной работы в полях. В последнее время любимым занятием Адди стало наблюдать за ним в мамин театральный бинокль.

Она отказалась от этой привычки после того, как однажды днем Дэнни, считавший, что его никто не видит, подошел к дереву, расстегнул штаны и помочился. Чувствуя, как вся горит от стыда, "Адди уронила бинокль и крепко зажмурила глаза. Это отвратительно и совершенно недопустимо – вторгаться в частную жизнь другого человека, поняла она. «А если бы Дэнни стал шпионить за мной так же, как я шпионила за ним?» – спросила себя она.

Одна мысль об этом заставила Адди засмеяться, и это немного облегчило нахлынувшее на нее чувство вины.

Больше она не будет за ним подсматривать – решено!

– Ты права, мама, – согласилась Адди. – В будущем я постараюсь сначала думать, а потом уже говорить. – Посмотрев на отражение Джуно в зеркале, девочка добавила: – Почему я больше похожа на твою мать, чем на тебя?

– Сходство часто проявляется через поколение. Мне говорили, что я вылитая копия бабушки – матери моего отца. Но не беспокойся – все равно почти все узнают в нас с тобой мать и дочь. Откровенно говоря, когда я наблюдаю, как ты чистишь яблоко или шьешь, мне кажется, будто я вижу себя, какой была много лет назад. Адди засмеялась.

– Я понимаю, что ты хочешь сказать. Со мной тоже так бывает. Это просто что-то сверхъестественное. Я вижу себя в тебе и наоборот. И даже в папе, хотя он и мужчина. Но я во многом на него похожа.

Улыбаясь, Джуно снова обняла дочь.

– Это верно, особенно в том, что касается твоего упрямства и манеры сжимать губы и хмурить брови. – Она посмотрела на часы, стоявшие на туалетном столике. – Боже мой, уже почти пять! Папа с минуты на минуту будет дома. Он должен привести с собой на ужин Дэвида Сайма, чтобы отпраздновать принятие законодательным собранием билля о тарифах.

– Как хорошо! – Адди взяла в руки газету. – Я никогда не пропускаю его передовицы в «Эйдж». – Откашлявшись, она заговорила низким голосом, подражая издателю газеты: – «Мы не можем навсегда остаться нацией золотодобытчиков и торговцев… У нас должно быть все: сельское хозяйство, горнодобывающая и перерабатывающая промышленность, торговля и флот…»

– Удивительно! – сказала мать. – И как ты столько всего запоминаешь?

– Не знаю. Это вроде того, как кузен Марк садится за фортепьяно и прекрасно играет, хотя за всю жизнь не взял ни одного урока. Запоминать для меня совершенно естественно.

– Очень полезный талант. Ты когда-нибудь сможешь стать писательницей – как твоя бабушка.

– Ты и вправду так считаешь? – Глаза Адди широко раскрылись и потемнели, как бывало всегда, когда девочка волновалась. – Вот будет здорово, если я когда-нибудь напишу книгу о своей жизни! – всплеснув руками, воскликнула она.

– Автобиографию, – улыбнулась мать. – Проблема только в том, что сначала надо эту жизнь прожить, набраться житейского опыта.

– Это точно, – нахмурилась Адди и, поджав губы, серьезно заявила: – Ну, как только выберусь из проклятой постели, сразу же и начну это делать. Набираться опыта.

Спальня Адди располагалась непосредственно над столовой, и через некоторое время, лежа в темноте, она вслушивалась в доносившиеся снизу голоса.

– За закон об импортных тарифах! – провозгласил отец. – И пусть к 1876 году Виктория станет полностью независимой от внешнего рынка. Одежду, обувь, седла, машины, да что угодно – мы будем производить сами.

– Я – за, Терри! – поддержал его Дэвид Сайм. – Но помни, – это всего лишь очередной шаг на долгом пути к полной независимости и демократии. «Золотое» десятилетие уже принесло нам всеобщее избирательное право, однако впереди еще множество дел.

– С какими ветряными мельницами собираетесь бороться вы и «Эйдж» на сей раз? – поддразнила его Джуно. – Ваши передовицы и так уже подорвали власть богатых землевладельцев.

– Всеобщее избирательное право для мужчин и тайное голосование – тоже ваша заслуга, – напомнил Терренс. – За это мы еще выпьем! А сейчас предлагаю тост, – продолжал он, – за ту битву, которая пробудила людей и убедила их в необходимости социальных и политических реформ, – за частокол Эврики! За героев Эврики!

Отец часто рассказывал эту историю, и всякий раз по спине Адди пробегала дрожь – как при рассказах о битве при Банкер-Хилле или о взятии Бастилии. В ноябре 54-го года старатели, работавшие в богатой золотом долине Эврика, в знак протеста против действий полиции, которая требовала от них уплатить огромные взносы в пользу землевладельцев, сожгли свои лицензии и создали Лигу реформ Балларата – предшественницу профсоюза. На одном из холмов горняки воздвигли частокол и встали на защиту своих требований с пистолетами, заступами, ножами и прочим оружием, какое смогли найти.

Возглавляемые бунтовщиком-ирландцем по имени Питер Лейлор, они встретили атаку почти трехсот полицейских и солдат. В стычке погибли пятеро нападавших и тридцать инсургентов. Сто тридцать человек было арестовано и отдано под суд, однако присяжные – такие же работяги, как и они сами, – отказались осудить мятежников. Общественное мнение горячо их поддержало, и властям пришлось принять требования повстанцев: плата за лицензию была уменьшена до фунта в год, старатели получили право собственности на участки и добытое золото, а также право голоса на том основании, что теперь они стали землевладельцами.

– За Пита Лейлора, – предложил отец Адди. – И за других героев Австралии – Финиана Лейлора, Эда Тонена и Джима Макгилла, нашего доброго американского друга.

– Давайте не забывать и о присутствующих, – произнес Сайм. – Ты ведь стоял плечом к плечу с Лейлором и остальными, можно смело сказать, что ты был в первых рядах.

Терренс пренебрежительно махнул рукой.

– Нужно превозносить не меня, а тех мучеников, что пали за общее дело. Оставшиеся в живых всем им обязаны.

– Верно! – согласился Сайм.

Все выпили. Торжественное молчание нарушила Джуно:

– Какая ирония судьбы… Пит Лейлор всего десять лет назад был под судом, а сегодня он спикер законодательного собрания. Это доказывает, как много могут добиться люди, работающие вместе ради того, чтобы Австралия стала великой страной.

– Послушай, Дэвид, – меняя тему, сказал Терренс. – Ты знаком с братьями Бойл?

– Фамилия мне знакома. Не их ли отца убили в Эврике?

– Его. Между прочим, ребята работают на семейной молочной ферме – той, что возле дороги у реки.

– Эту ферму я хорошо знаю. А младший, Дэн, – кажется, тот парнишка, по которому страдает Адди. Такой здоровенный молодец, довольно симпатичный.

При упоминании имени Дэна Адди, как всегда, затрепетала. Отец заговорщически засмеялся и понизил голос, поэтому, чтобы расслышать, что он говорит, девочке пришлось выскочить из постели и прижать ухо к отдушине.

– Я недавно был на ферме с одним из молочников, Сэмом Карлсоном, – он пытается организовать рабочих в союз, чтобы вместе добиваться повышения зарплаты и улучшения условий труда, – и Сара Бойл, их мать, пригласила нас на чай. Так вот, во время беседы она упомянула о том, что Дэн хочет стать репортером.

– Да? А у него есть к этому способности?

– Думаю, да… Она показала мне стихи, которые он писал на чердаке при свечах. Бедный парень, наверное, умер бы от смущения, если бы узнал, что она их читала. Особенно вот этот отрывок. Вот, прочитай, Дэвид.

Пауза, затем послышалось шуршание бумаги, и Сайм продекламировал:

О дева с светлыми очами, Весь мир кладу к ногам твоим И словно сладкими духами Дышу я, страстию томим.

– Гм! – одобрительно хмыкнул Сайм. – Пятистопный ямб – прямо как у Шекспира. Что ж, неплохо. Парень любит литературу, и у него есть чувство слова. В следующий раз, когда увидишь вдову Бойл, скажи ей, чтобы юный Дэнни как-нибудь заглянул ко мне в редакцию. Я предложу ему подметать контору или подносить шрифт, чтобы он познал газетное дело с самой первой ступеньки.

– Очень великодушно с твоей стороны. Я обязательно так и сделаю и думаю, что Дэн очень обрадуется. А ты, Джуно, о чем задумалась?

– Я думала, – вздохнув, ответила мать Адди, – кто та девушка, которая вдохновила Дэнни?

Наступило долгое молчание. Наверху Адди закрыла лицо руками. «Неужели это обо мне – «…Дышу я, страстию томим»?»

Что такое страсть?.. Когда в тот день она подсматривала за Дэнни в театральный бинокль, теплая волна пробежала по животу и лону. Это и есть страсть? Когда он стоял под деревом, достав из брюк свой… свой… свою штуку.

Но вдруг все сомнения относительно того, что такое страсть, исчезли, и Адди охватило жгучее желание оказаться рядом с Дэном Бойлом. Совсем близко. В его объятиях, крепко прижавшись к его телу. И чтобы между ними ничего не было – никакой одежды. Чтобы грудь прижималась к груди, живот к животу, его штука к ее штуке!

Сердце стучало как сумасшедшее. Взобравшись на постель, Адди задрала ночную рубашку и просунула руку между бедер. Пальцы инстинктивно нащупали нужное место и стали двигаться с нарастающей скоростью.

Через несколько секунд Адди уже казалось, что ее ласкает Дэн, и ей стало еще лучше. Все выше и выше воспаряла она, купаясь в волнах удовольствия, пока не взорвалась, словно ракета в летнем небе, под звездами Южного Креста.

 

Глава 2

К концу августа Адди подросла и, хотя была совершенно здорова, весила на десять футов меньше, чем прежде.

– Моя оглобля! – любовно называл ее отец. – Ничего, юному Бойлу, должно быть, нравятся тощие женщины, – лукаво добавил он, когда разговор в очередной раз зашел о внешности Адди.

– Папа! – побагровев, топнула ногой дочь.

– Кажется, лихорадка опять возвращается, – продолжал отец. – Смотри, Джуно, как она покраснела.

– Мама, останови его, слышишь! Это несправедливо!

Джуно с трудом подавила смех, но даже ее сдержанная улыбка возмутила дочь – та мгновенно выбежала из дома.

– Какая она обидчивая! – Терри Трент обнял жену за талию.

– Это все возраст, – ответила Джуно. – Я никогда не забуду тот ужасный период, когда мне было пятнадцать лет. В школе я влюбилась в одного мальчика. Я обмирала, когда он на меня смотрел, и сходила с ума, когда он уделял внимание какой-либо другой девочке.

– А ты думаешь, Адди влюблена в Дэнни?

– О, я в этом уверена… и… судя по тону его поэмы, он тоже к ней неравнодушен. – Джуно нахмурилась. – Да… Когда представители разных полов испытывают друг к другу такое сильное влечение, это может создать кое-какие проблемы.

– Какие?

– Терренс Трент, ну как ты можешь быть столь наивным? – Кокетливо улыбнувшись, она прижала руку мужа к своей груди. – Помнишь о птичках и пчелках?

Увидев ошеломленное выражение его лица, Джуно едва не рассмеялась.

– Адди? Дэнни? Ты серьезно? Она же еще совсем ребенок!

– Нет, уже почти женщина. Еще какой-то год, и она вполне созреет.

– Это смешно!

– Ты забываешь, дорогой, как рано это начинается. Я хорошо помню себя в возрасте Адди, когда мы жили за Голубыми горами.

– Да, твои мать и отец называли это место Раем.

– Во многом так и было. Идиллическое существование, свободное от глупых ограничений, навязанных так называемой цивилизацией. До девяти или десяти лет все дети, как мальчики, так и девочки, ходили почти обнаженными. Но даже став старше, они всегда вместе купались голышом.

– Только не рассказывай ничего Аделаиде – это может навести ее на кое-какие мысли, чего мне совсем не хотелось бы. – Он привлек жену к себе. – По-моему, ты говорила мне, что в столь свободной обстановке очень рано почувствовала себя взрослой.

– Ну да, – ехидно улыбнулась Джуно. – Только у меня не было возможности это продемонстрировать – слишком много народу все время за мной следило.

– Женщина! – Опустив руки, Терренс обхватил ее за ягодицы. – Гм… у нас появилось несколько лишних фунтов?

– Какая невоспитанность!

Но Джуно знала, что это правда. За прошедшие годы талия ее раздалась, пополнели бедра. Тем не менее Джуно все еще оставалась красивой, статной женщиной. Карие глаза по-прежнему лучились светом, а седина была почти незаметна в темных волосах.

– Ты мне нравишься такой, какая есть, – прошептал Терренс и нагнулся, чтобы поцеловать жену в губы.

– И ты мне нравишься таким, какой есть. – Руки ее скользнули вниз и принялись через брюки ласкать его. Почувствовав немедленный отклик, Джуно ощутила, что и ее захлестнула волна страсти.

– Не провести ли нам сиесту в спальне, мадам?

– Было бы неплохо. Иначе слуги могут увидеть, как мы возимся на ковре перед камином.

Обнявшись, по широкой лестнице они направились на второй этаж. Вышедшая из кабинета горничная по имени Тэсси Борден посмотрела им вслед и улыбнулась.

– Вот опять. Ну прям как новобрачные!

Тренты жили довольно зажиточно, хотя гораздо более скромно, чем позволяло состояние Джуно Макдугал Трент. Она и ее брат Джейсон унаследовали от своих бабушки и дедушки, Дирингов, и деньги, и собственность. Кроме того, Джуно причиталась огромная сумма от Джона Блендингса, бывшего мужа ее матери.

Расположенный в предместье Мельбурна дом был окружен тремя акрами парка, зеленые лужайки расходились от него во все четыре стороны. Само здание было выстроено в стиле тюдор, из дерева и кирпича, с четырьмя дымоходами, резными потолками и стенами, обшитыми дубовыми панелями.

Адди, только что переодевшаяся в амазонку, разглядывала себя в зеркале.

– Боже, до чего нелепо я выгляжу! – Она передернула плечами. – Я умру со стыда, если меня в этом увидит… – Она прикусила язык, но мысленно договорила: «Дэнни».

«Какая же ты дура, Адди Трент! Как будто если бы у тебя было кружевное белье, вроде того, что ты видела в гардеробе матери, – всякие там прозрачные ночные сорочки и прочие безделушки, в основном привезенные из Франции, ты могла бы сводить мужчин с ума!»

Нахмурившись, девушка посмотрела на свои небольшие груди.

– Если бы они были еще меньше, он мог бы принять меня за мальчика. Кошмар!

Адди оправила плотно прилегавшую к бедрам амазонку, которая состояла из узкого жакета и юбки, отороченной яркой каймой. Ансамбль довершали высокие ботинки. Шляпу, которая полагалась к костюму, Адди с презрением отвергла.

Мэтт Райли, дворецкий, мастер на все руки, ждал ее возле конюшни. Тренты владели тремя верховыми лошадьми и двумя упряжными, но Адди больше всех любила Денди – чалого мерина, серого в яблоках.

Райли был выходцем из Ирландии, бывшим каторжником. Он прибыл в Австралию с последней партией заключенных, за год до того, как отправка осужденных из Европы полностью прекратилась. Светловолосый, высохший, почти без зубов, он, однако, всем внушал симпатию, а его веселые голубые глаза светились умом.

– Доброе утро, мисс! – приветствовал он Адди, дотронувшись до своего картуза. – Оседлать Денди?

– Да, спасибо, Мэтт. Пожалуй, я поеду вдоль реки.

– Мимо фермы Бойлов, да?

Адди взглянула на него с подозрением, но лицо Райли ничего не выражало. Тем не менее девочка чувствовала, что втайне он над ней подшучивает. Через десять минут Адди уже легким галопом скакала по дорожке.

Из-за преобладания оливково-зеленого и зелено-коричневого тонов австралийский ландшафт зачастую не слишком впечатляет. Однако возле реки растительность обладала почти тропической пышностью. Розовым, голубым и желтым цвели деревья и кусты, в воздухе порхали пестрые птицы. Сквозь листву просвечивало голубое небо. Гигантские камедные деревья выглядели таинственно, даже устрашающе, наводя на мысль о заповедных лесах из волшебных сказок про ведьм и гоблинов. Толстые ветви сплетались между собой подобно клубкам змей. Стволы эвкалиптов блестели, словно шкуры животных, и казались живыми.

Бабушка рассказывала Аделаиде, какой шок испытала ребенком, когда, преодолев восемь тысяч миль, впервые ступила на землю этой странной новой земли, – необычно яркое солнце, пронзительно-голубое небо, экзотические деревья и птицы. Взглянув на кенгуру, она упала в обморок! Для детского восприятия Австралия была такой же странной и непонятной, как, скажем, Луна. Впоследствии дети поселенцев сложили такую присказку: «Кукушка поет в полночь, человечек на луне висит вверх ногами, а Рождество наступает в июле!»

Адди перевела лошадь на рысь и расслабилась, наслаждаясь прогулкой. Рядом река не спеша катила прозрачные воды – дождя не было уже несколько недель. Поверхность ее оставалась бы совершенно гладкой, если бы не играющая рыба. Там, где она выскакивала из воды, во все стороны расходились круги.

Когда Адди приблизилась к ферме Бойлов, ее сердце забилось чаще. Вся семья Бойлов – три сына, дочь и их мать Сара – не покладая рук трудились на своем небольшом наделе в сорок акров. Заработанные деньги они вкладывали в ферму, увеличивая поголовье коров, свиней и кур.

Всадница миновала сарай, от которого в густые заросли уходила широкая тропа. Повернув влево, Адди направилась по тропинке и вскоре выехала из леса. На другом конце поля паслось стадо коров. Две ветряные мельницы размахивали крыльями. Вдали виднелся деревенский дом с многочисленными пристройками. Прикрыв глаза от солнца, Адди стала выискивать признаки жизни. Слева на расстоянии примерно четверти мили какой-то мужчина чинил изгородь. Присмотревшись, Адди узнала Дэнни. Телосложением он действительно походил на взрослого мужчину. При взгляде на его ладное, обнаженное до пояса тело у девушки захватило дух. Кожа Дэнни была такой же гладкой, как и у самой Адди, однако солнце сделало ее бронзовой. Под блестящей кожей перекатывались мускулы.

Адди направила лошадь в сторону Дэнни. Она преодолела уже половину пути, когда юноша оторвался от работы и увидел всадницу. Повернувшись, Дэнни упер руки в бока, и на его лице появилась неловкая мальчишеская усмешка.

– Привет! – сказал он Адди. – Что-то вы рано выехали из дому.

– Сегодня будет очень жарко, а мне захотелось прокатиться верхом. Утро для этого больше всего подходит.

– Ну да. – Он подошел к Адди и придержал уздечку, пока девушка слезала с лошади. – Какая у вас симпатичная амазонка! Новая?

– Да, спасибо. – Почувствовав, что краснеет, Адди опустила глаза.

«Что с тобой творится, идиотка? Он хвалит твой костюм, а у тебя внутри все обрывается! Брось эти глупости!»

Засунув руки в карманы брюк из «чертовой кожи», Дэнни принялся ковырять землю носком ботинка.

– Я хотел поблагодарить вашего отца за то, что он поговорил насчет меня с мистером Саймом. Он собирается в следующем месяце дать мне попробовать себя в «Эйдж».

Адди всплеснула руками.

– Это же замечательно! Дэн Бойл – репортер! Наверное, это так здорово – работать в газете!

– Ну, репортером я пока не стану, – переминаясь с ноги на ногу, сказал Дэн. – По крайней мере на первых порах. Мистер Сайм сказал, что мне надо всему научиться. Он будет за мной присматривать и говорить, что я делаю правильно, а что нет.

– Вы будете учеником. Каждому в своем деле нужно начинать с самого низа. Не волнуйтесь, Дэнни. Вы очень скоро себя проявите – вы так хорошо пишете.

Дэнни посмотрел на нее с изумлением, его лоб прорезали морщины.

– Откуда вам известно, как я пишу? – наконец медленно произнес он. – Кроме мамы, никто не знал о моем желании писать. Я даже братьям не посмел ничего сказать. Они бы посчитали меня таким же ненормальным, как Байрон.

– Лорд Байрон был очень хорошим писателем, – высокомерно откликнулась Адди. – Было бы прекрасно, если бы вы смогли писать хотя бы вполовину так хорошо, как он. Готова поспорить, вы не читали ни одной его работы.

– Это не так! – возразил юноша. – Я читал одну книгу – называется «Мазепа». Мне очень понравилось.

– В самом деле? Ну, тогда вы способны ценить прекрасное.

– Не сомневайтесь! Но мне все-таки хотелось бы знать, откуда вам стало известно про мои работы.

Не смея заглянуть ему в глаза, Адди нервно потрепала гриву Денди, который тут же заржал.

– О, я слышала, как мой отец говорил об этом мистеру Сайму.

– А, ваш папа здесь недавно был. Пил чай с мамой. Должно быть, она ему рассказала.

– Ну конечно, иначе откуда бы он сам об этом узнал.

– Она показывала ему что-то из того, что я написал? – настороженно спросил Дэн.

Прижав палец к губам, Адди подняла глаза к небу.

– Собственно говоря, да. Это было… – Она сознательно тянула время, мучая его неопределенностью. Адди собиралась утешить юношу ложью – сказать, что отец прочитал всего несколько строк или еще что-нибудь в этом роде. Но, внезапно поддавшись столь нехарактерному для нее садистскому импульсу, вдруг выпалила: – Это была поэма, Дэнни.

– Поэма? – растерянно проговорил тот и, отпустив поводья лошади, на негнущихся ногах отступил назад. Кровь отхлынула от лица юноши. – Какая поэма?

– Мне кажется, короткая поэма, – затягивая пытку, ответила Адди. – Шекспировского размера.

Кадык Дэнни нервно задергался.

– Вы не… то есть ваш отец…

– Нет, я ее не видела, Дэнни.

По выражению его лица можно было явственно прочитать: «Слава Богу!»

И тут Адди нанесла завершающий удар:

– Но слышала, как мистер Сайм ее цитировал, Дэнни. Всю до конца.

Отхлынувшая было кровь вновь бросилась в лицо Дэнни, окрасив его в багрово-красный цвет. Непослушными губами парень пытался что-то произнести, но ничего не получалось.

– «О дева с светлыми очами…» – начала Адди.

– Пожалуйста, не надо! – прохрипел он. Склонив голову набок, Адди лукаво посмотрела на него.

– А что такое, Дэнни? Мне кажется, это хорошие стихи. Вам должно льстить, что я их запомнила. Последняя строка просто восхитительна. – Она стиснула руки и подняла взгляд к небу: – «Дышу я, страстию томим».

Резко повернувшись, Дэнни направился к изгороди.

– Пора приниматься за работу, а то Роб будет меня ругать.

Оставив лошадь пастись, Адди последовала за ним.

– Неужели это вы написали? Я имею в виду, что никогда не видела вас с девушкой. По крайней мере с такой, которая подходит под ваше описание…

Бедный Дэнни не знал куда деваться. Издав сдавленное восклицание, он перемахнул через изгородь и скрылся в лесу.

– Дэнни! Куда вы убежали? Дэн Бойл, вы плохо воспитаны!

Скрестив на груди руки, она смотрела ему вслед. На губах Адди играла легкая улыбка, отражавшая охватившие ее чувства. Но сама она до сих пор не смогла бы их точно определить. В присутствии Дэнни она всегда испытывала робость и смущение – собственно, ее смущало присутствие любого мальчика постарше, но его особенно. Еще десять минут назад, когда Дэнни похвалил ее наряд, Адди чувствовала себя неуверенно, и вдруг, словно гром среди ясного австралийского неба, на нее обрушилось понимание своей власти над ним. Дэн Бойл был на голову выше ее, весил раза в два больше, а их физические силы не стоило и сравнивать, но тем не менее Адди могла его запугать, могла заставить его делать то, что ей хочется. Она ликовала, однако в глубине души ощущала слабое чувство вины.

– Стой на месте, мальчик, никуда не убегай, – повернувшись к Денди, сказала девушка. – Я скоро вернусь.

С этими словами она подобрала юбку, перелезла через изгородь и устремилась туда, где скрылся Дэнни. Адди двигалась медленно, стараясь ступать тихо. Дэнни было легко выследить – он убежал по тропинке, которая в конце концов привела Адди на поляну с тихим лесным озером.

Внезапно в ее памяти всплыл рассказ Тэсс.

«– У нас есть одно тайное место, где в жаркие дни Дэн со своими приятелями купаются после работы. – Она хихикнула. – Они купаются как есть.

– Что значит «как есть»? – недоуменно спросила Адди.

– Ну, без одежды, глупая. Они плавают голые.

– А ты откуда знаешь? – лукаво спросила Адди. Тэсс покраснела, на ее круглом лице появилось весе-лае выражение. Она была вполне земной деревенской девочкой, рано получившей сексуальный опыт где-то под сараем. Девочки в школе намекали, что такие особенности телосложения Тэсс, как развитые груди и пышный зад, появились вовсе не случайно.

– Ее чашка переполнена потому, что все парни ее постоянно наполняют, – говорила Люси Медоуз.

Адди это не волновало – Тэсс была ее лучшей подругой. Поэтому, когда та ответила на ее вопрос, Адди захихикала вместе с ней.

– Я иногда подглядываю за ними из-за деревьев, – призналась Тэсс. – Не хочешь как-нибудь пойти со мной, Адди? В бинокль твоей мамы все будет хорошо видно.

Упоминание о бинокле вновь вызвало у Адди чувство вины.

– Разве так можно, Тэсс, – холодно сказала она. – Кому интересно смотреть на голых мальчиков?

– Мне! – рассмеявшись, выкрикнула Тэсс, и обе девочки покатились по траве, содрогаясь от смеха».

Теперь Адди стояла в нескольких футах от края поляны и сквозь просветы между деревьями пыталась разглядеть, что происходит впереди. Убедившись, что так ничего не увидишь, она подошла ближе и раздвинула листья рукой.

Дэн стоял на берегу спиной к ней, босой, ботинки и чулки лежали рядом. Он потрогал ногой воду – несмотря на лесную прохладу, она была довольно теплой. Без дальнейших церемоний Дэн принялся раздеваться.

Прикрыв рот рукой, Адди широко раскрытыми глазами смотрела, как он снимает с себя брюки и подштанники. На секунду скромность победила, и девочка отвернулась, но тут же вновь с замиранием сердца стала следить за тем, как играют мышцы на крепких ягодицах Дэна.

Боже, как он прекрасен!

Юноша был великолепно сложен – узкая талия, широкие, сильные плечи, длинные стройные ноги.

Почему он не оборачивается?

Дэн медленно вошел в воду. Зайдя по пояс, он нырнул и поплыл на противоположную сторону озера, которая находилась довольно далеко, метрах в четырехстах. Он рассекал воду длинными, мощными гребками, совершенно не поднимая волн.

Адди глядела ему вслед с растущим восхищением. Она уже почти видела, как они купаются вместе с Дэнни. То здесь, то там мелькают их обнаженные бедра, его рука прижимается к ее груди. Адди судорожно вдохнула. Все тело пылало, одежда казалась нестерпимо тесной и тяжелой. Словно во сне девушка сделала шаг вперед и вышла из-за деревьев. Плоть боролась в ней с разумом.

«Что ты делаешь? Сейчас же повернись и беги от искушения!»

«Нет! Не слушай голос благоразумия – это все нелепые предрассудки! Нет никакого греха, если ты никому не наносишь вреда и относишься к другим так же, как хотела бы, чтобы они относились к тебе. Единственная правда – та, которую тебе подсказывает сердце. Ты свободна, Адди! Делай то, что подсказывает тебе сердце!»

Какая-то часть ее сознания наблюдала за этим спором как бы со стороны, словно смотрела пьесу, которую играют на сцене актеры. Эту часть сознания Адди происходящее затрагивало не больше, чем сюжет какого-нибудь романа.

Аделаида Трент не спеша вышла на пляж и остановилась возле того места, где была сложена одежда Дэна. Сев на нее, она окликнула юношу:

– Дэнни! Мне жаль, что я вас так дразнила. Я пришла извиниться.

Он перестал грести и обернулся. Его лицо отразило смятение.

– Дэнни… Вернитесь, или я сама к вам приплыву.

Над водой бешено замелькали его руки и ноги, рассыпая во все стороны брызги. Подплыв к берегу, Дэн взмолился:

– Ради Бога, потише, а то кто-нибудь услышит. Что вы здесь делаете?

– Я же сказала, что пришла извиниться. На самом деле я очень польщена вашими чувствами ко мне.

– А кто сказал, что я писал о вас? – глядя в сторону, проворчал Дэн.

– Если бы вы написали эту поэму о ком-то другом, то не убежали бы от меня так поспешно.

– Ну вот, вы опять начинаете.

– Прошу прощения, – поспешно добавила Адди. – Честное слово – я никогда больше не буду об этом вспоминать. Мне бы очень хотелось иметь экземпляр поэмы, написанный вашей собственной рукой, – и с посвящением мне.

– Да вы с ума сошли!

– Пока вы это не пообещаете, одежду не получите.

– Господи, да что с вами случилось, Аделаида Трент? Уйдите, чтобы я мог одеться. Мне ведь нужно работать. Если Большой Роб станет меня искать и увидит нас здесь, он поднимет страшный шум.

– Сначала дайте слово!

– Ладно… обещаю. У вас будет поэма… написанная моей собственной рукой, – с сарказмом добавил он.

– Вот и хорошо. – Она встала, отошла от его одежды и отвернулась. – Теперь можете выходить.

– Вы остаетесь здесь? – неуверенно спросил Дэн.

– Не надо изображать из себя пуританина, Дэн. Готова поспорить, что вы часто раздевались в присутствии женщин.

– Не так уж и часто, – пробормотал он.

– Тогда скажите – вы когда-нибудь видели женщину без всего?

– Хватит болтать ерунду, Адди, – неловко сказал Дэн.

– Скажите или я повернусь.

– Ладно. Ладно! Одну я видел.

– И кто же она? – спросила Адди.

– Не ваше дело!

– Ничего подобного, Дэнни! – Она резко повернулась, и молодой человек поспешно натянул на себя подштанники. Однако Адди успела хорошо рассмотреть его… его ШТУКУ, в ее сознании это слово отпечаталось именно заглавными буквами, потому что предмет, им обозначаемый, за последние минуты претерпел значительные изменения.

– Боже мой! – воскликнула Адди, в то время как Дэн отчаянно пытался прикрыться скомканными брюками.

– Уходите, Адди! – с отчаянием сказал он, пятясь от нее к воде. – Неужели для одного дня вам недостаточно?

– Я хочу еще раз посмотреть. Не могу поверить своим глазам. С вами что-то случилось? Вы весь… весь набухли.

– Господи Иисусе! – вытаращив глаза, воскликнул Дэн. Оказавшись в воде, парень остановился, и тут вдруг его настроение резко изменилось. – Вы бесстыжая, нахальная девица! С меня довольно. Сейчас вы получите то, на что напрашиваетесь!

Забыв о скромности, он отбросил в сторону брюки и двинулся на Адди.

Неожиданная перемена настроения Дэна застала ее врасплох – потрясла и, пожалуй, испугала. Быстро повернувшись, Адди помчалась к деревьям, но густая трава замедляла ее движения, так что Дэн очень быстро ее догнал. Одной рукой схватив за платье, другой он крепко стиснул ее плечо и рывком развернул к себе. Голубые глаза юноши потемнели от гнева, словно море перед штормом. Но Адди почему-то больше не испытывала страха.

– Отпустите меня сейчас же, или я закричу.

– Давайте, мисси. Меня это больше не волнует после того унижения, которое вы заставили меня испытать. Сейчас вы получите то, на что напрашивались. Готов поспорить, что вас ни разу в жизни не пороли, чертово отродье!

– Вы не посмеете! – Она попыталась укусить его за руку.

Увернувшись, Дэн схватил се за запястья. Адди бешено сопротивлялась, но силы были слишком неравны. Встав на одно колено, он выставил другое вперед, чтобы положить на него Адди. Крепко удерживая девушку на месте левой рукой, правой Дэн задрал ей юбку. Панталоны у Адди были из золотистого муслина, отделанного кружевами, с розовыми бантами чуть выше колен. Увидев туго обтянутые округлые ягодицы, Дэн на секунду отвлекся, что позволило ей высвободить одну ногу и двинуть ему коленом в бок. Увлекая за собой Адди, Дэн вместе с ней повалился на траву. Их руки, ноги – все переплелось.

Сначала Адди изо всех сил пыталась его ударить. Но вскоре гнев сменился совершенно другим чувством. Через минуту они уже ласкали друг друга, их тела слаженно двигались в эротическом ритме. Адди застонала от удовольствия, когда рука Дэна скользнула внутрь ее панталон и двинулась вниз.

Выгнувшись дугой, она подалась ему навстречу. Когда он нащупал заветное место, Адди блаженно вскрикнула. Мечта, преследовавшая ее много ночей, наконец стала явью.

– Я люблю тебя, Адди, – прошептал он.

– И я люблю тебя, Дэнни. Так сильно, что не могу больше терпеть. Скорее помоги мне освободиться от этих отвратительных панталон.

Она обвила ногами его бедра, их губы слились, сердца бились рядом.

– Я никогда раньше этого не делала, а ты? – прошептала Адди. – Ах да, конечно, делал. С той самой девушкой, которую видел голой.

– Я тебе уже говорил, что это было только один раз.

– И ты с ней это сделал?

– Да, но это ничего не значило. Она была уличной девкой.

– Ха! Знакомая песня. Но, может быть, и хорошо, что хоть один из нас знает, как это делается.

– Я знаю не очень много. Помоги мне.

Она направила его пенис куда нужно, но ничего не получалось.

– Ты слишком большой, или я слишком маленькая.

– Ерунда! Я читал об этом в книгах. Это только сначала так кажется. Ведь однажды ты будешь рожать, а ребенок намного больше, чем…

Он умолк, потому что Адди резко подалась вперед, и барьер был преодолен. Они были вместе. Одна плоть. Слезы навернулись на глаза Адди – розовые, как предрассветный туман над Голубыми горами.

– Я сделал тебе больно! – в отчаянии сказал Дэн. – Остановиться?

– Лучше мне умереть. Чуть-чуть больно, но я плачу не из-за этого. Как ты думаешь, можно умереть от наслаждения?

Скорость его движений возросла, оба издавали бессмысленные звуки и стоны, которые и представляют собой язык любви.

Они добрались до вершины вместе, и следующие несколько секунд перед глазами обоих стояла черная мгла. Это состояние было сродни смерти, для других мыслей или ощущений просто не оставалось места. Торжество удовлетворенной плоти вытеснило все остальное.

Наверное, после этого самого замечательного события в своей жизни она была в обмороке, решила Адди. Дэн оказался лучше, чем она представляла даже в самых смелых мечтах.

– Я буду любить тебя до самой смерти – и потом тоже, – пробудил ее голос Дэна.

– О, мой дорогой, я тоже очень тебя люблю. Ничто на земле нас не разлучит. Мы теперь всегда-всегда будем вместе.

Они нежно поцеловались.

Какими наивными мы бываем в молодости!

Какими простодушными!

Как легко мы находим счастье и как трудно потом бывает вновь его обрести!

 

Глава 3

Дэниэл Бойл – Луису Голдстоуну

Дорогой мистер Голдстоун!

Я чрезвычайно польщен, что Дэвид Сайм предложил Вам меня как возможного автора задуманной Вами книги об австралийском «дне». Конечно, я знаком с «Голдстоун пресс». Ведь именно Вы опубликовали книгу «Воспоминания женщины-первопроходца», написанную бабушкой моей невесты, миссис Крейг Макдугал.

С моей стороны было бы в высшей степени нескромно комментировать утверждение Дэвида о том, будто я ведущий корреспондент «Эйдж», – он, конечно, великодушно переоценил мои способности.

Мы с Дэвидом благодарим Вас за добрые слова в адрес «Эйдж». Нам лестно, что нашу небольшую газету доставляют в другой конец света – в Вашу нью-йоркскую контору. Это заставляет нас еще сильнее ощущать связь с Соединенными Штатами. Новая волна иммигрантов из Вашего государства сыграла большую роль в развитии нашей страны. Они стали горняками, торговцами, инженерами, построили многочисленные отели и водопровод; они открыли первую контору по доставке экспресс-почты в Мельбурне и предложили создать первую торговую палату. Наши улицы теперь ежедневно убираются с помощью американского оборудования, а радикальные изменения в состоянии наших доков и дорог напрямую связаны с инициативой американцев.

Кик видите, американо-австралийцы помогли нам как зарождающейся нации (я употребляю слово «нация», хотя путь к федерации все еще очень долог и труден) достичь такого прогресса, что у любого захватывает дух, когда он думает о том, чего мы достигли за последние двадцать лет. В своем письме Вы замечаете, что, когда вы с миссис Голдстоун покинули Австралию, колония Новый Южный Уэльс была единственным светлым пятном на темном, неисследованном континенте. С огромным удовлетворением я сообщаю вам, что сейчас Австралия является процветающей страной с постоянно растущим населением. Более того, теперь мы страна коренных жителей, поскольку впервые с тех пор, как англичане устроили в Новом Южном Уэльсе первую тюрьму для ссыльных, число родившихся на континенте превысило число бывших каторжников и поселенцев. Нашу землю теперь населяют ее собственные дети!

Перехожу к теме Вашего проекта. Да, средний коренной австралиец в течение длительного времени подвергался процессу эволюции, породившей типы мужчин и женщин, так же сильно отличающихся от своих английских предков, как сами англичане отличаются от древних англосаксов. Мы высокие, худые, мускулистые люди, по большей части светловолосые, очень независимые, что роднит нас с американцами.

Мы гордимся нашими предками-заключенными и без стеснения спрашиваем незнакомых людей в пивной или на железнодорожной станции: «За что сидел ваш отец, приятель?» К несчастью, стремление к независимости имеет и другую сторону. В глубине страны путешественников и поселенцев терроризируют разбойники, а в перенаселенных прибрежных городах, таких как Сидней и Мельбурн, орудуют банды хулиганов. Вы, наверное, припоминаете знаменитых «сиднейских уток», которые грабили и убивали во времена вашей калифорнийской «золотой лихорадки». Эти австралийцы предаются преступной деятельности с теми же страстью и энергией, которые проявляют их соотечественники, зарабатывая на жизнь без нарушения закона.

Итак, мистер Голдстоун, я почту за честь принять Ваше предложение написать книгу об австралийском «дне», как Вы это называете. И конечно, аванса в двести американских долларов будет вполне достаточно; пожалуй, это даже чересчур щедро. Заканчиваю свое письмо, преисполненный искренней благодарности.

Искренне Ваш,

Дэниэл Бойл.

Дэвид Сайм поднял взгляд от письма и одобрительно улыбнулся.

– Хорошая работа, Дэнни! С твоего разрешения я позаимствую строчку-другую для субботней передовицы.

– Ради Бога! – усмехнулся Дэн. – В конце концов, без вашей рекомендации я никогда не получил бы это предложение.

– Ерунда! Голдстоун читал твои статьи с того самого дня, как ты начал писать для «Эйдж». Только один момент: надеюсь, эта книга не помешает твоей работе у нас?

– Ни в коем случае. Собственно говоря, собирая материал, я наверняка наткнусь на несколько тем, которые будут интересны и для нашей газеты.

– Могу подсказать одну, Дэнни. Тот тип, который грабит банки, почтовые кареты и так далее… Пожалуй, его банда одна из самых опасных в нашей стране. Некоторые сравнивают ее с американской бандой Джеймса.

– А, знаменитый Нед Келли! Будьте спокойны, я уже обратил на нее внимание. Банда Келли – это действительно интересно.

– Вот и хорошо. Когда соберешь материал, сделай статью для «Эйдж». Кроме того, мне показались интересными твои соображения относительно того, как формируется национальный характер австралийцев.

– Потянет на хорошую передовицу. Хотите, чтобы я ее написал?

– Нет. Я хочу, чтобы ты развил тему, которую мы обсуждали на прошлой неделе: «Еще один шаг на пути к демократии».

– Да, как говорят на американском Диком Западе, «Эйдж» может сделать еще одну зарубку на прикладе, затронув тему справедливой оплаты тем, кто служит нам в парламенте. Вы хотите, чтобы уже на следующих выборах общественных должностей стали добиваться совершенно другие люди, хотите влить в законодательные органы свежую кровь.

– Да, чистая политика – великолепная вещь. Впрочем, как и профсоюзная деятельность. Насколько я знаю, твой будущий тесть вновь возродил старый чартистский лозунг.

– «Движение за восьмичасовой рабочий день»? Да. «Восемь часов работы, восемь часов сна и восемь часов свободного времени». Каждый трудящийся должен иметь возможность как следует выспаться, а также посидеть в пивной с друзьями или сводить свою девушку на прогулку. Боссы настолько слепы, что не видят: если они будут справедливо обращаться с работником, то за восемь часов он сделает больше и лучше, чем за десять или двенадцать часов тяжелого труда, когда ему ничего не светит. Отсюда мораль – нужно помочь работнику поддерживать хорошую форму. Надсмотрщик с кнутом тут не поможет!

– Браво! – зааплодировал издатель. – Сам Терренс Трент не смог бы сказать лучше. Кстати, когда увидишь Терри, спроси его, не хочет ли он написать нам статью о межколониальном профсоюзном движении.

– Буду рад. Собственно, сегодня я приглашен к нему на ужин по случаю прибытия из Сиднея Макдугалов.

– Вот как? Я сто лет не видел Крейга. Как поживает старик? Ему уже, должно быть, стукнуло восемьдесят.

– Может, и больше, – засмеялся Дэн. – Хотя по нему не скажешь. Он выглядит как шестидесятилетний. Вы знаете, что их с сыном когда-то по ошибке принимали за братьев?

– Охотно верю. У такого мужчины годы оставляют след не на лице, а в голове и сердце. – Пальцем Сайм постучал себя по макушке и по груди.

– Вы совершенно правы, Дэвид. А его жена Аделаида, бабушка и тезка моей дорогой Адди, – какая величественная гранд-дама! Терренс всегда шутит, что если бы он был монархистом, то предложил бы короновать Аделаиду Диринг Макдугал как первую королеву Австралии.

– Если бы мы нуждались в королевской династии, – криво улыбнулся Сайм, – я бы первым его поддержал.

Передай обоим мои самые наилучшие пожелания и скажи, что я хотел бы с ними увидеться до их возвращения в Новый Южный Уэльс.

– Понимаете, это чисто семейное дело, – извиняющимся тоном произнес Дэн, чувствуя себя неловко из-за того, что его издатель не приглашен на ужин.

– Благодарю за сочувствие, – ухмыльнувшись, сказал Сайм, – но Терри меня приглашал. К несчастью, у меня уже были планы на этот вечер… Между прочим, раз уж ты начинаешь изучать австралийское «дно», было бы неплохо начать с «сиднейских уток».

– Ну да – с тех преступников, которые эмигрировали в Калифорнию во время «золотой лихорадки», в сорок девятом.

– Расспроси о них Крейга Макдугала. Именно тогда он и стал богатым – в Калифорнии. Об «утках» он может рассказать очень много. Ты знаешь, что они пять раз устраивали пожары в Сан-Франциско? Пока честные граждане боролись с огнем, «утки» грабили город.

– Забавно, но моя Адди все время видит один и тот же сон, – будто мы находимся в каком-то странном городе, который подвергается ужасному бедствию.

– О женщины! – фыркнул Сайм. – А теперь, пожалуй, пора прекратить болтовню и заняться чем-нибудь полезным.

Чтобы жить поближе к работе, Дэн Бойл снял в Мельбурне небольшую квартиру, хотя по-прежнему посещал мать не реже двух раз в неделю. По окончании рабочего дня молодой человек поспешил к себе. Квартира, располагавшаяся над аптекой, состояла из гостиной, спальни и кухни, служившей также столовой. Комнаты были маленькие, но уютные и хорошо обставленные. К своему удивлению, войдя в квартиру, он увидел на кухне Адди, которая заваривала чай.

– Привет! Что ты здесь делаешь? Ты ведь должна готовиться к приему.

– Ерунда! Я не из тех женщин, которым нужно часами прихорашиваться перед зеркалом и одеваться при помощи десяти горничных.

Он подошел к ней и обнял.

– Тебе вообще нет нужды прихорашиваться. Ты и так прекрасна, моя радость, и я счастлив, что ты моя.

Глаза Адди опасно сверкнули.

– Мне не нравятся ваши слова, мистер Бойл. Давайте уточним. Аделаида Трент никому не принадлежит – даже тебе!.. Хотя я без ума от тебя, дорогой, и хочу, чтобы ты был со мной до конца моей жизни.

– Извини! Ты ведь знаешь, я не хотел тебя обидеть. Давай немного пообнимаемся, а?

– А зачем же еще я проделала такой путь? Сегодня у нас не будет другой возможности. И завтра тоже. Дедушка собирается взять меня посмотреть участок, который он собирается купить. Предполагают, что там залежи серебра. Мы уедем на несколько дней. Это на западе, в горах.

– Черт побери! И нужно тебе тащиться Бог знает куда только ради того, чтобы ублажить старика? – Ирландская вспыльчивость подвела Дэна – уже через секунду он понял, что не прав.

Адди оттолкнула его, голубые глаза мгновенно потемнели.

– Никогда больше не называй Крейга Макдугала стариком! Он может многому поучить такого юнца, как ты, у которого еще молоко на губах не обсохло. И дело вовсе не в том, что я его ублажаю. Это и в моих интересах. Несмотря на то что дед до сих пор одной левой может уложить такого, как ты, он не бессмертен. А когда его не станет, кому-то придется взять на себя управление громадным состоянием. Дяде Джейсону хватит своих собственных средств. А ведь еще есть владения Блендингсов. У моей матери нет склонности к бизнесу. Что касается отца…

– Да, я прекрасно знаю настроения твоего отца. Он и вы, нечестно разбогатевшие капиталисты, – по разные стороны баррикад. Терренс все готов пустить на благотворительность. Должен признаться, я на его стороне.

Гнев сразу покинул Адди, И на ее губах заиграла кокетливая улыбка.

– Знаешь, есть поговорка: «Политика заставляет ложиться в одну постель со странными партнерами». Так вот, кстати о постели – зачем мы тратим драгоценное время на споры?

– Аминь! – Он взял ее за руку и повел в спальню, где оба без всякого смущения принялись раздеваться. Адди и Дэн «играли в свой дом» – как они это называли – с тех самых пор, как встретились на берегу лесного озера. Дэн уже лежал в кровати, а Адди все еще возилась с платьем и полосатой нижней юбкой, аккуратно складывая их на стуле. Французские панталоны были такими короткими, что доходили лишь до середины бедер. Собственно, первоначально они были до колен, но Адди, которая всегда любила поэкспериментировать с одеждой, решила их обрезать.

– Знаешь, что случится, если хозяин дома застанет тебя в таком скандальном виде? – шутливо спросил Дэн.

Она дерзко повела бровью.

– Грязный старик тут же на меня набросится. А тебе что, не нравится?

– Нравится, даже очень. Без сомнения, ты самая соблазнительная женщина во всем штате Виктория.

– А как насчет других колоний?

– Во всем мире. Поспеши, дорогая. Тут есть один парень, который не может больше терпеть.

Когда она высвободила груди из корсета и расшнуровала завязки, Дэн застонал от предвкушения. «Маленькие подушки богов», как любовно называл их Дэн, соблазнительно покачивались на ходу, пока Адди подходила к постели. Опершись коленями о кровать, она опустилась на Дэна, прижавшись к нему так крепко, что ее тугие соски обожгли его грудь, словно раскаленные слитки. Занимаясь любовью, они принимали различные позы. Часто Адди брала инициативу на себя и ложилась сверху.

– Это неправильно, сверху должен быть мужчина, – возразил Дэн, когда они проделали это в первый раз.

– И кто это сказал? – осведомилась Адди. Он пожал плечами:

– Так все говорят.

– Кто говорит? Наверняка мужчины. Устанавливают для любви правила, как и для всего остального. Нет, все надо менять, старичок, хотя я и обожаю тебя со всеми твоими мужскими предрассудками. Когда-нибудь женщины будут заседать и в парламенте.

– Господи! – с ужасом воскликнул тогда Дэн. Конечно, он был либералом и верил в право голоса для женщин и равные права полов на рынке труда – но не больше!

Теперь же он наслаждался, лениво развалясь на спине, в то время как его партнерша усердно трудилась.

Она поцеловала его в губы и затем приподнялась так, что ее груди – значительно увеличившиеся с тех пор, как Дэн впервые их увидел, – оказались над его лицом, словно спелые персики на ветке. Дэн поцеловал сначала одну, потом другую и притянул Адди к себе, чтобы взять в рот набухшие соски.

Она застонала и опустила руку вниз.

– Не останавливайся, – взмолилась Адди. – Я люблю, когда ты так делаешь. Вот, сейчас я сяду.

Она мягко опустилась на его бедра.

– Как нож в масло, – пробормотала Адди и «поскакала», вздымаясь то вверх, то вниз. Вскоре их движения достигли бешеного ритма.

Тела любовников недолго содрогались в благословенной лихорадке. Через считанные минуты наступила развязка, и Адди без сил упала на грудь Дэна. Сладкое облегчение. Неземное наслаждение.

«Моя чашка переполнилась…» – всегда думала Адди после того, как они с Дэном Бойлом занимались любовью.

 

Глава 4

На прием в честь приезда Макдугалов собрались двадцать два человека. Гости были разодеты не хуже, чем на суаре у Максима в Париже или в Беркли-Хаусе в Лондоне. Вечерние платья дам отражали новейшие достижения знаменитого кутюрье Уорта, отказавшегося от некогда популярного «треугольного профиля». Из тканей считались модными парча, бархат и атлас, тюль и креп, рукава и юбки носили с оборками. Некоторые дамы по таким торжественным случаям, как сегодня, надевали традиционные фижмы, однако те, кто помоложе, безоговорочно предпочитали юбки на небольших костяных каркасах, создававших иллюзию полноты. Всюду сверкали бриллианты, жемчуга. Чтобы подчеркнуть воздушность кружев, короткие, доходившие до запястий, рукава украшали лентами. Многие носили также браслеты из жадеита, слоновой кости, кораллов. Зал переливался всеми цветами радуги – от лимонно-желтого и оранжевого до яблочно-зеленого и небесно-голубого. Некоторые гостьи щеголяли в шляпках, украшенных лентами, и обмахивались веерами, инкрустированными золотом или слоновой костью.

Адди резко выделялась простотой своего наряда. Сшитое из лионского шелка с изображением птиц и бабочек, отороченное белыми кружевами и лимонно-желтой лентой платье внизу было гораздо уже, чем считалось модным, но тем не менее выглядело очаровательно. Прическу венчала золотая диадема, украшенная черным и белым жемчугом.

– Ты выглядишь так, что аж слюнки текут, – прошептал Дэн, когда Адди по широкой лестнице спустилась вниз.

– Если проскользнешь сегодня ночью ко мне в комнату, то сможешь меня съесть, – ответила она.

Во время ужина Крейг и Аделаида Макдугал находились в центре всеобщего внимания. К смущению Крейга, его постоянно величали «сэр».

– Если бы я вовремя понял, что придется терпеть такое бесстыдство, то никогда не принял бы проклятый титул, – ворчал он.

– Я так и слышу, как работники на шахтах и в банках хихикают за вашей спиной, – поддел его Терренс Трент. – Сэр Крейг – это надо же!

– И они были бы правы, – согласился старик. – Из бывшего каторжника такой же рыцарь, как из свиного уха шелковый кошелек! – Он подождал, пока присутствующие отсмеются, и пошел в контратаку на зятя: – А вот я слышал, Терренс, что ты собираешься превратить колонии в рассадник революции. Твоя слава – или, точнее сказать, весть о твоем поведении – достигла пределов Уайтхолла. Секретарь по делам колоний уже получил кучу жалоб от австралийских бизнесменов с предложениями депортировать тебя в Германию, так как твоя философия основывается непосредственно на «Манифесте Коммунистической партии».

Трент воспринял этот выпад вполне добродушно, однако Адди принялась защищать отца:

– Это чудовищная ложь, дедушка, и ты это знаешь! Папина философия – профсоюзы, чартизм – то, что нужно среднему рабочему. Ни больше ни меньше. Их не интересуют никакой социализм, марксизм или коммунизм. И к твоему сведению, Карл Маркс последние двадцать лет живет в Лондоне.

– Браво, Адди! – поддержала ее Джуно.

– Я пошутил, дорогая. – Перегнувшись через стол, Макдугал похлопал внучку по руке. – Твой отец хорошо знает, что мои работники уже давно пользуются теми правами, за которые он борется для всех остальных.

– Это правда, сэр, – согласился Трент. – Вот почему мне не удалось организовать ваших рабочих, – лукаво улыбнувшись, добавил он. – В определенном смысле вы тоже враг профсоюзов.

– Замечательное наблюдение, Терри, – сказал Уоррен Лайонз, редактор «Аделаид эдвокейт». Вытащив записную книжку, он что-то в ней записал.

– Для твоих профсоюзов ситуация не становится проще, Терри, – серьезно продолжал Макдугал. – Вас ждут тяжелые битвы. Знаешь, что говорят в деловом мире? Я слышал, как один судовладелец заявил на бирже: «Рабочие – это просто грубые скоты! Даже если то, что они хотят, разумно и ничего тебе не стоит, – все равно не давай!»

Гости зашептались.

– Если они так считают, – мрачно сказал Трент, – что ж, они получат войну не на жизнь, а на смерть.

В дальнейшем за столом царила подавленная атмосфера, несмотря на то что блюда подавались восхитительные. Угощение готовил персонал небольшого французского кафе, недавно открывшегося в Мельбурне, и блюда были самыми изысканными.

После ужина дамы остались за столом выпить кофе с молоком, а мужчины удалились в кабинет, чтобы пропустить рюмочку-другую бренди.

– Я буду скучать, – прошептал Дэн Аделаиде, проходя мимо ее кресла. Тугой воротник душил его, да и вообще в тройке и галстуке молодой человек чувствовал себя не в своей тарелке.

Крейг Макдугал положил руку ему на плечо.

– Представляю, как ты себя сейчас чувствуешь. Я сам не могу смотреть на себя в зеркало. В этом наряде я похож на старого пингвина!

В кабинете непринужденная беседа за бренди и сигарами плавно перешла в дискуссию о будущем Австралии. Бокалы наполнялись снова и снова, окурки от сигар постепенно заполняли пепельницы. Разговор переходил от социологии к политике, от религии к сексу. При упоминании о сексе мысли Дэна устремились к ненаглядной, дожидавшейся его в столовой.

Адди тоже думала о нем. Женские разговоры она не слишком жаловала, как, впрочем, и ее бабушка. Послушав излияния Глэдис Лидден, жены городского советника, о пользе холодных ванн и долгих прогулок для мальчиков – «чтобы погасить пламя дурных страстей», старшая Аделаида наклонилась к внучке и прошептала:

– Я уже наслушалась досыта, и ты, наверное, тоже. Пойдем-ка прогуляемся в сад.

Адди с благодарностью пожала ей руку.

– Не хочу быть невежливой, мама, – обратилась она к своей матери, – но я обещала бабушке показать новые бутылочные деревья, которые мы посадили на прошлой неделе.

– В темноте? Это не подождет до утра?

– Сейчас полная луна, Джуно, – возразила Аделаида Макдугал. – Кроме того, от шампанского у меня кружится голова. Мне бы хотелось выйти на свежий воздух.

Под руку они чинно вышли из столовой, а оказавшись на веранде, захихикали, словно школьницы.

– «…пламя дурных страстей!» – передразнила старшая.

– «Мой драгоценный Герберт каждый вечер принимает холодную ванну…» – также подражая миссис Лидден, подхватила Адди. – Если бы она только знала! – смеясь, продолжила она. – Судя по рассказам девочек, которые встречаются с Гербертом, холодные ванны оказывают на него прямо противоположный эффект!

Старая дама едва не захлебнулась смехом и, чтобы удержаться на ногах, вынуждена была схватиться за руку внучки. По правде говоря, Адди чувствовала себя гораздо свободнее с бабушкой, чем с матерью. Несмотря на разницу в возрасте, обе Аделаиды прекрасно понимали друг друга.

Спустившись по широким ступеням, они по извилистой дорожке вышли в сад, представлявший собой экзотическую смесь традиционной английской флоры и местной растительности. Здесь росли дуб, вяз и лимонное дерево. Заросли шиповника и боярышника чередовались с кокосовыми пальмами, панданусом и древесным папоротником. Недавно посаженные бутылочные деревья отбрасывали длинные тени на поверхность пруда.

– На самом деле эти деревья, конечно, совершенно безобразны, но у меня не было другого предлога, чтобы оттуда улизнуть.

– Я их видела раньше, когда мы с Крейгом скрывались от закона.

Деревья и в самом деле были похожи на бутылки – толстые внизу и постепенно сужающиеся кверху, к «горлышку», где росли редкие, странного вида листья.

– Я никогда не устану слушать рассказы о тех чудесных годах, что вы с дедушкой провели в Раю, – вздохнула Адди. – Хотела бы я… – Она вдруг замолчала.

Бабушка улыбнулась:

– Хотела бы вместе с Дэном наслаждаться такой идиллией?

Адди была рада, что вокруг темно и потому не видно, как она покраснела.

– Ну, бабушка, зачем ты говоришь такие вещи! – с деланным недоумением сказала она.

Аделаида Макдугал обняла ее за талию и привлекла к себе.

– Ты меня не обманешь, девочка. Я же вижу, как вы с этим молодым человеком смотрите друг на друга. Я все еще помню язык любви. – Она шутливо хлопнула Адди по спине. – Готова поспорить, что вам с Дэном Бойлом не нужны холодные ванны, а?

От смеха Адди чуть не согнулась пополам.

– Бабушка Макдугал, как вам не стыдно! Ой, у Дэнни, наверное, уши горят.

– Я тебя не осуждаю. Мне нравится Дэнни, и вам нужно хватать свое счастье обеими руками. Жизнь коротка и утекает, словно песчинки в песочных часах. Дни, часы, минуты, секунды – время летит быстро. Считай каждое мгновение таким же драгоценным, как бриллиант. Старайся получить от жизни все, что она может дать.

В глазах Адди заблестели слезы. Обняв бабушку, она поцеловала ее в щеку, по-прежнему гладкую.

– Я люблю тебя, ба, очень люблю.

– И я люблю тебя, детка. – Аделаида Макдугал подняла взгляд к небу, озаренному луной и мерцающим светом звезд. – Ближайшая звезда находится от нас страшно далеко, – задумчиво проговорила она. – Когда я была ребенком, то считала, что, став чуточку выше, смогу до нее дотянуться. Я даже пыталась это сделать.

– Я думала точно так же. Смотри, как сияет Южный Крест.

В небе над ними, образуя крест, сверкали четыре звезды разной величины. Самой яркой была нижняя.

– Говорят, она указывает на Южный полюс, – сказала Адди.

Внезапно по небу пролетел метеор.

– Быстро загадай желание, Адди.

Девушка закрыла глаза, прижала руки к груди и сосредоточила всю свою волю. Хочу всегда быть с Дэном. Так же поступила и ее бабушка. Хочу, чтобы все ее желания исполнились.

Внизу старые часы пробили полночь. Адди уже давно беспокойно ворочалась в постели. Льющийся из окна лунный свет озарял комнату бледным сиянием. Когда отзвучал последний удар часов, Адди с досадой подумала, что ждала напрасно.

Дверь открылась и вновь затворилась так беззвучно, что Адди, пока не увидела у окна силуэт, не была уверена в том, что это ей не почудилось.

– Дэнни? – вздрогнув, спросила она. Он засмеялся – хрипло и чувственно.

– Кто же еще может навещать тебя в такой час?

– Господи! Как ты меня напугал. Мне уже казалось, что ты не придешь.

– Я думал, твой отец и дед меня сегодня не отпустят. – Он присел на край кровати. – Какой у тебя странный вид в этой рубашке! Словно тебя завернули в сахарную вату.

– Я и сама сладкая! – кокетливо заявила Адди. – Хочешь съесть? – добавила она, намекая на их сегодняшний разговор.

Чмокнув языком, он положил руку на ее левую грудь и сразу почувствовал твердость соска.

– Ты раздет? – спросила Адди.

– Конечно. Мне пришлось сделать вид, будто я ложусь в постель. На мне только халат. Если бы меня кто-то встретил в коридоре, то решил бы, что я иду в ванную.

Адди просунула руку под халат. Под ним ничего не было. Дэн ахнул, когда рука Адди коснулась его плоти.

– А как бы ты объяснил это?

– Этого не было до тех пор, пока я не увидел тебя, лежащую в лунном свете, словно Саломея.

Она села и, стянув через голову рубашку, бросила ее на пол. Сняв халат, Дэн лег рядом. Они тут же обнялись с небрежностью опытных любовников, оттягивающих момент желанной близости.

– Я тебя обожаю. – Он целовал ее в губы, в то время как его руки блуждали по ее телу. Он знал тело Адди не хуже своего собственного, но каждый раз, когда касался его, испытывал те же радость и удивление, что и впервые.

Ее руки действовали с не меньшей смелостью. Постепенно темп их игры возрастал, сердца бились все быстрее. Прерывисто дыша, оба шептали слова любви.

Дэн начал целовать ее шею, груди, ее вздымающийся живот.

– Ох, ты меня убиваешь! – простонала Адди.

– Не самая плохая смерть. – Он лег на нее и, просунув руку между ее бедрами, стал мягко разводить их в стороны. Она с готовностью раскрылась ему навстречу, словно цветок, распускающий перед пчелой свой венчик.

Ее ощущения можно было сравнить разве что с извержением вулкана, и, чтобы не выдать криком, какое наслаждение испытывает, Адди закусила зубами руку.

Ощущения Дэнни были не менее сильными.

– Я буду ужасно скучать, когда ты уедешь со своим дедом, – сказал Дэн, когда потом они лежали в объятиях друг друга.

– Так поезжай с нами. Бабушка и дедушка очень тебя любят.

– Если бы я мог! Я ведь только начал новое расследование.

– Попроси отпуск. Дэвид согласится. Он замер.

– Потому что твои бабушка и дедушка богатые и влиятельные?

– Извини. Я не это имела в виду.

– Надеюсь. – Он повернулся на бок. В лунном свете Адди напоминала мраморную статую. – Дорогая, я очень амбициозный газетчик – может быть, самый амбициозный в мире. Я люблю свою работу и люблю тебя. И когда в один прекрасный день буду иметь и то, и другое, я стану счастливейшим человеком в мире.

– А разве ты меня сегодня уже не имел, деликатно выражаясь? – засмеялась она.

– Я имею в виду нечто большее. Я хочу, чтобы ты стала моей женой, Адди.

– Я выйду за тебя хоть завтра – только предложи.

– Ты прекрасно знаешь, что мы не поженимся, пока я не смогу…

– …обеспечить мне такую жизнь, к какой я привыкла, – передразнила его Адди. – Знаешь, временами ты просто несносен. Учитывая размеры наследства моей матери, мои родители живут очень скромно.

– В том-то и дело. Твой отец – очень достойный человек и такой же гордый, как я. Когда я достигну того же, чего и он, – тогда я и назову тебя своей.

– К тому времени я могу стать старухой – с палочкой и слуховой трубкой. И все из-за твоей проклятой гордости. Знаешь, Дэн Бойл, иногда в тебе говорит мужской шовинист.

– Это еще что такое?

– Моя бабушка изобрела это выражение, когда в сороковых годах вместе с Каролиной Чизхолм создала общество борьбы за равные права женщин. Оно означает, что представители вашего пола считают женщин глупыми, неполноценными существами, чье единственное предназначение состоит в удовлетворении плотских потребностей мужчин!

– Ничего себе! Я никогда в жизни ничего подобного не думал. Хотя, конечно, для женщин действительно существуют естественные ограничения. Я имею в виду, что женщины физически слабее мужчин.

– Ерунда! Разве ты не видел женщин, которые работают на полях плечом к плечу со своими мужьями? Таскают воду. Рубят лес. Не существует таких вещей, Дэнни, которые ты мог бы сделать, а я нет!

– Сдаюсь! Ты победила. – Он усмехнулся. – Я не такой воинственный, как ты. Я-то готов признать, что ты можешь делать такие вещи, какие я не могу.

Она раскрыла глаза от удивления.

– Это что-то новое. Назови хоть одну.

– Ну, хотя бы то, что я не могу рожать детей, – мягко засмеялся Дэн.

– Ох, какой ты бессовестный! Перестань смеяться, а то сюда пожалует мой отец с ружьем в руках. – Схватив подушку, Адди зажала ему рот.

 

Глава 5

В день отъезда Адди встала рано. Приняв ванну, она завернулась в халат и села за туалетный столик, чтобы вытереть волосы.

– Сейчас мыться – только зря время терять, – проворчала горничная Тэсси Борден. – Я слышала, в поездах всегда очень грязно. К концу дня вы будете черная, как негритянка, мисс Адди.

– Это не важно, Тэсс. Я не могу начинать какое-то новое дело, когда от меня воняет как от козла. А если уж говорить о мытье… – наморщив нос, добавила она, – ты могла бы мыться и почаще.

– Хм! – Высокомерно хмыкнув, Тэсси направилась к гардеробу. – Что наденете в дорогу?

– Пожалуй, клетчатое платье, в котором обычно играю в крокет. – Для путешествия это платье – с высоким воротником, чуть подвернутое справа, чтобы была видна нижняя юбка в красно-белую полоску, – подходило просто идеально.

Расчесав влажные волосы, Адди отбросила их за спину.

– Тэсси, перевяжи их черной бархатной лентой – ты знаешь какой.

– Да, она хорошо подходит к круглой шляпе с пером.

Пока служанка возилась с лентой и шляпкой, Адди натянула шелковые чулки и короткие матерчатые ботинки с кожаными носками. Когда с прической было покончено, Адди поправила маленькую, почти без полей шляпку, слегка сместив ее вперед и влево.

– Вот… Ну, как я выгляжу?

– Как в сказке, мисс… Хотела бы я… – «…быть вполовину такой красивой, как вы», – чуть не вырвалось у нее.

Тэсс Борден, дочь бывших каторжников, ныне владеющих фермой возле Джилонга, была толстой, невзрачной девицей лет двадцати пяти с лицом, похожим на булку. Ее голубые глаза слегка косили, а каштановые волосы свисали тусклыми и безжизненными прядями. Повернувшись, Адди обняла ее.

– Хотела бы я, чтобы ты со мной поехала, Тэсс. Я буду по тебе скучать.

– Ни в коем случае, мисс Адди. Вы не заставите меня скакать по дикой степи, где на каждом шагу подстерегают всякие кровавые разбойники и аборигены.

– Ты начиталась приключенческих романов, Тэсси, – засмеялась Адди. – Поверь мне, в них много преувеличений.

– И все-таки будьте осторожнее, мисс.

Когда Адди появилась в столовой, ее родители и бабушка с дедушкой уже сидели за столом. Обойдя их, она по очереди поцеловала каждого в щеку.

– Миссис Хеннерси сегодня превзошла самое себя, – сказала Джуно. – Должно быть, хочет, чтобы ты уехала с полным желудком. Здесь яйца и сосиски, бифштекс и почки, копченая рыба, свежий банановый хлеб и…

– Пожалуйста, мама! – Адди воздела вверх руки. – От одной мысли о еде мне становится плохо. У меня в желудке словно бабочки летают.

– Волнуешься? – засмеялась бабушка. – Но ты ведь путешествовала и раньше, дорогая.

– Вот именно, – согласилась Джуно. – Ездила до самого Перта, чтобы навестить дядю Джейсона и тетю Вильгельмину.

– На пароходе – совсем другое дело, – сказала Адди. – А сейчас меня ждет нечто новое. Ведь я окажусь в дикой местности и буду терпеть лишения, словно пионеры.

Все рассмеялись.

– Ну, это вряд ли, – сухо заметил отец. Адди не сдавалась:

– Буду жить, как бабушка и дедушка жили в Раю. Это вызвало новый взрыв веселья. Не смеялся только Крейг Макдугал, который сидел, со смущенной улыбкой глядя на внучку.

– Прекрасная мысль, детка, однако все это уже в прошлом – Рай исчез, как и Эдемский сад в Месопотамии. – Он с сожалением вздохнул. – Макдугалы больше не живут в хижинах. Помнишь, мать, как мы перевязывали солому лыком?

– Еще бы! – откликнулась его жена. – А знаешь, Адди, мы ведь без единого гвоздя строили довольно большие жилища.

– И они выглядели гораздо лучше, чем те домики из папье-маше, которые строят сейчас, – проворчал Макдугал.

– Адди, ты должна что-нибудь съесть, – переменила тему Джуно. – Один Бог знает, когда ты снова сможешь поесть.

– Ладно… Разве что булочку с джемом и чай. Из кухни высунула голову миссис Хеннерси.

– Я собрала им поесть в дорогу, мэм.

– Вы сообразительная девочка, миссис Хеннерси, – игриво сказал Крейг. – На пикнике или в таком путешествии, как это, сандвич и стакан молока кажутся вкуснее, чем обед из восьми блюд где-нибудь в «Савойе».

Терренс Трент вынул из жилетного кармана золотые часы.

– Если путешественники не поспешат, то поездка сорвется, – сверившись с ними, заметил он. – Поезд отправляется ровно в девять.

– Разве Дэнни нас не проводит? – спросила Аделаида Макдугал, когда все собрались в холле, ожидая, пока Мэтт Райли погрузит багаж в карету.

– Нет, мы уже попрощались вчера вечером. Была неплохая вечеринка. Пришли его сестра со своим приятелем, Тедди Максвеллом, Роб Бойл с женой и еще какие-то люди, которых я никогда прежде не видела. Дэн хотел приехать и на вокзал, но ему назначено интервью у секретаря по делам колоний, который сегодня утром прибывает из Лондона.

Адди не стала упоминать, что на вечеринке по случаю дня рождения Теда Максвелла они оба пробыли очень недолго, а потом отправились на квартиру к Дэну, где пили шампанское и занимались любовью – в связи с предстоящей разлукой более страстно, чем обычно.

– Жаль, что вы с нами не едете, – обняв родителей, проговорила Адди. – Это было бы просто замечательно. Я вам напишу, когда мы приедем в Брокен-Хилл. А потом еще раз, когда я вернусь в дедушкин дом в Сиднее… Дэн говорит, что постарается туда подъехать, чтобы встретить наш поезд.

– Ты что-то спешишь, дорогая, – сказал Крейг. – Мы еще не сели на поезд, а ты уже возвращаешь нас в Сидней. Это произойдет только через месяц, а может, и больше.

Месяц! Больше тридцати дней она проведет без своего любимого, без его взглядов и прикосновений. После знаменательного дня, когда на мягкой, сладко пахнущей траве возле лесного озера они признались друг другу в любви, Дэн и Адди больше чем на два-три дня не расставались.

Ту поляну у озера они теперь всегда называли «наше место».

– «Разлука – это сладкая печаль», – словно прочитав ее мысли, сказала бабушка. – Так говорил один бард. Влюбленным полезно иногда расставаться. Это разжигает пламя страсти.

– Спасибо, ба. – Прижавшись щекой к ее щеке, Адди пожала руку Аделаиде-старшей.

На станцию они приехали за десять минут до отправления поезда. На кишевшем людьми вокзале можно было увидеть представителей всех слоев колониального общества.

Во-первых, высший свет: разодетые в шелк и атлас, сверкавшие золотом и бриллиантами леди в шляпках с перьями и джентльмены в цилиндрах и темных костюмах с тросточками.

Во-вторых, средний класс: бизнесмены в котелках и аккуратных, но поношенных костюмах, а также их спутницы – жены и конторские служащие – в простых платьях и шляпках с лентами, обутые в высокие ботинки со шнуровкой.

И наконец, рабочий класс: землекопы и портовые рабочие в практичных молескиновых брюках, толстых блузах «джерси», высоких ботинках и с дешевыми шляпами на головах. Они разгуливали по вокзалу с таким видом, будто насмехались над теми, кто стоял выше их на социальной лестнице. «Белая кость! Ха!» – казалось, говорили их взгляды.

Крейг указал на высокого, симпатичного усатого господина, одетого в зеленый велюровый фрак, малиновый жилет и клетчатые брюки.

– Большой Джо Томпсон, крупнейший букмекер колоний. Он один из самых богатых и влиятельных людей в Австралии.

Адди и ее родители иногда бывали на скачках в Флемингтоне, где просаживались целые состояния, добытые тяжким трудом на приисках Бендиго и Балларата.

На перроне, ожидая того же поезда, что и Макдугалы, стояли четверо молодых игроков в крикет, одетые в белые парусиновые брюки, изящные кепочки и яркие спортивные куртки. При появлении Адди все они как по команде посмотрели в ее сторону. Девушка ответила им холодным, даже слегка презрительным взглядом.

В глубине души, однако, их внимание ей польстило, и она даже нашла молодых людей привлекательными – особенно того высокого, широкоплечего, с вьющимися темными волосами, темными глазами и смелой улыбкой, который, очевидно, был их капитаном.

Макдугалы заняли отдельное купе в первом классе, а Адди поместилась в соседнем, соединенном с ним дверью. Когда носильщики погрузили вещи на багажные полки, путешественники устроились на мягких сиденьях и принялись смотреть на толпу.

Локомотив три раза пронзительно свистнул, вагоны дернулись, и поезд медленно отошел от вокзала «Виктория». Провожающие махали вслед и выкрикивали пожелания доброго пути. Состав набрал скорость, и вскоре перрон остался позади.

Высунув голову в открытое окно, Адди посмотрела на локомотив. Из трубы клочьями вырывался белый дым, а струи пара по бокам состава не давали разглядеть, что там впереди.

– Паровоз похож на могучего дракона, изрыгающего огонь и дым, – сказала Адди.

– Чудовище, созданное техническим гением, – ответил дедушка. – Американцы называют локомотив «железным конем».

За окном строения в георгианском и тюдоровском стиле чередовались с жалкими глинобитными хижинами. Время от времени мелькали построенные в псевдоитальянском стиле виллы с колоннадами и портиками, утопающие в садах с тихими бассейнами и мраморными статуями.

Поезд миновал мост над рекой, по берегам которой рос мангровый лес.

– Какие странные деревья! – засмеялась Адди. – Как и многое в Австралии, они растут будто вверх ногами.

Действительно, ветви деревьев сплетались с длинными дыхательными корнями.

– «Кукушка поет в полночь, человечек на луне висит вверх ногами…» – процитировала бабушка старую поговорку.

Когда солнце поднялось выше, в купе стало жарко, несмотря на открытые двери и окна.

Старики отодвинулись в тень, а Адди была столь возбуждена, что не обращала внимания на заливающий глаза пот.

Она с удивлением заморгала, когда поезд проезжал мимо длинного приземистого здания с высокой трубой, из которой валил черный дым. Вокруг, насколько мог видеть глаз, все было белым-бело – это сушилась на солнце шерсть.

Взгляд девушки перескочил на колоссальное камедное дерево. Таких великанов – метров сто в высоту – она еще не видела. На одном из нижних сучьев, пощипывая нежные листья, разместилось семейство медвежат коала, которые на самом деле вовсе не были медведями. Зверьки испуганно уставились огромными глазами на приближающийся поезд, настороженно приподняв огромные уши.

В полдень Макдугалы проснулись. Зевая и потягиваясь, леди отправились на поиски дамской комнаты, а Крейг открыл чемодан и извлек оттуда бутылку шотландского виски. Распечатав ее, он сделал три больших глотка и снова заткнул бутылку пробкой. Крейг уже собирался положить бутылку обратно в чемодан, когда из коридора раздалось:

– Черт побери! Вот что действительно освежает. Подняв глаза, старик увидел перед собой одного из игроков в крикет – высокого молодого человека приятной наружности, с темными глазами и темными вьющимися волосами. Гэльская внешность вполне соответствовала его ирландскому акценту.

– Был бы рад, если бы вы составили мне компанию, мистер…

– Келли… Джон Келли, сэр.

Крейг тоже представился, и они обменялись рукопожатием.

– Прошу прощения за то, что не могу принять ваше великодушное предложение, сэр, – заявил Келли, – но у нас с приятелями спортивный режим, так что ни капли спиртного.

– Ну, это какие-то новые веяния! – усмехнулся Крейг. – В мое время подготовка к соревнованиям – будь то крикет, бокс или регби – начиналась с выпивки.

Тем не менее входите. – Он указал на скамейку напротив, где раньше располагалась Адди.

Келли уже сидел, когда в купе вновь появились женщины. Вскочив, он снял кепку.

– Мистер Келли, разрешите вам представить мою жену и внучку, Аделаиду Трент.

– Рад с вами познакомиться, миссис Макдугал… – Он замолчал, зачарованный взглядом зеленых глаз Адди, и нервно сглотнул. – И с вами, мисс Трент.

Ее улыбка ослепила его. «Этот парень, – с удовольствием отметила Адди, – из числа чересчур влюбчивых». Поймав взгляд внучки, Аделаида Макдугал с трудом подавила смех.

После того как дамы опустились на скамейку, присел и Келли – на краешек сиденья рядом с Адди. Вид у него был смущенный.

– Мы видели, как вы садились в поезд, – чтобы подбодрить молодого человека, заговорил Крейг. – Едете куда-то на матч?

– Собственно, возвращаемся. Мы уже сыграли с «Сиднейскими кенгуру».

– А откуда вы?

– Большинство из нас из Уогга-Уогга. Мы выращиваем там овец на большой ферме.

– Как замечательно! Вот уже не думал, что в таком отдаленном месте могут найтись энтузиасты крикета.

Келли провел пальцем по воротнику и поправил галстук.

– Прошу прощения, сэр, но Уогга-Уогга больше не считается захолустьем.

– Ну да, конечно. В мои годы трудно поспевать за прогрессом. – Крейг потер руки. – Пожалуй, я не прочь перекусить. Вы к нам присоединитесь, мистер Келли?

Молодой человек встал.

– Снова прошу простить меня, сэр, но я должен вернуться к товарищам. Они уже наверняка гадают, куда я запропастился.

Глаза старика лукаво блеснули.

– Скажите им, что вас пыталась изнасиловать молодая блондинка.

Покраснев, Келли вытаращил на него глаза.

– Дедушка! – вскричала Адди.

– Мои наилучшие пожелания! – заплетающимся языком пролепетал Келли и поспешно ретировался.

– Что за ужасные вещи ты сказал, дедушка! – Вскочив, Адди стиснула кулаки, всем телом дрожа от гнева.

Аделаида Макдугал посмотрела на нее проницательным взглядом.

– Неужели это тебя так взволновало, радость моя? Я еще могу понять смущение этого молодого человека. В присутствии хорошеньких девушек они все теряют дар речи. Но ты, моя дорогая! Я думала, ты будешь только довольна тем, что дедушка немного посмеялся над парнем. Разве что…

– Что?

– Это же видно, – вытаскивая свою трубку, добродушно заметил старик. – Ты просто положила глаз на молодого человека.

Упав на свою скамейку, Адди прижала руки к запылавшим щекам.

– Дедушка! Как ты можешь говорить такое? Я начинаю тебя ненавидеть!

– Неужели? – Крейг поднес к трубке зажженную спичку. – Вот уж не думал, что моя шутка вызовет подобную реакцию. Что случилось с твоим чувством юмора, детка? Прости. Старый дед вовсе не хотел задеть тебя.

– Ты вовсе не задел меня! – фыркнула Адди и, скрестив на груди руки, отвернулась к окну.

Крейг похлопал жену по колену.

– Пожалуй, настала моя очередь пойти умыться. До встречи, мои дорогие.

Когда он ушел, бабушка обратилась к внучке:

– Когда кто-то из мужчин кажется тебе таким же привлекательным, как твой Дэнни, ты не должна чувствовать себя виноватой.

Адди покраснела еще гуще.

– Я вовсе не нахожу мистера Келли привлекательным. Ни его, ни кого-нибудь другого.

– Можешь обманывать кого угодно, детка, но обманывать себя – это просто глупо.

– Но мы с Дэном связаны клятвой! – внезапно почувствовав себя несчастной, сказала Адди. – Мы любим друг друга. Я всегда буду помнить то, что ты написала в своей книге, – вы с дедушкой две половинки одного целого. То же самое чувствуем и мы с Дэном.

Аделаида Крейг поднялась и села рядом с внучкой.

– Это замечательное чувство, – обняв девушку за плечи, сказала она. – Я счастлива за тебя, дорогая. Только не путай любовь с правом собственности. Ты очень любишь Дэна, и я знаю, что он тоже тебя крепко любит. Но ты не его собственность, а он – не твоя. Любовь – это не тюрьма, в которую заключены мужчина и женщина. Любовь нуждается в свободе. Это хрупкое состояние души и сердца, которое может легко исчезнуть. Ты читала мои дневники, поэтому тебя не должно удивлять, что за годы нашей разлуки с дедушкой у меня были и другие мужчины.

Адди отвернулась.

– Не хочу говорить об этом, бабушка. Если честно, то я не понимаю, как при всех твоих чувствах к дедушке ты сближалась с другими мужчинами. Я не смогла бы смотреть ни на кого, кроме Дэнни.

Пожилая женщина понимающе улыбнулась.

– Но ведь на самом деле ты смотришь, детка. На мистера Келли ты явно смотрела с интересом.

– Бабушка…

– Нет, разреши уж мне закончить. Верность не всегда может противостоять бренной плоти. Будут моменты, когда тебе покажется, что твое тело тебя предает, но такова человеческая натура. Главное, чтобы сердце оставалось искренним. Ты еще не раз вспомнишь наш маленький спор. Так что избавься от дурацкого чувства вины, это нездоровое состояние души. А теперь посмотрим, что нам приготовила миссис Хеннерси, – похлопав Адди по колену, добавила бабушка.

Содержимое коробки превзошло все ожидания. Холодная утка, банановый хлеб, толстые сандвичи с бараниной и кувшин холодного чая с апельсиновым пирогом на десерт.

– Неплохо! – сказал вернувшийся Крейг Макдугал. – Милая миссис Хеннерси! Напоминает мне кухарку, которая была у нас с Эйбом в Сакраменто-Вэлли перед началом калифорнийской «золотой лихорадки».

– Но ведь она была черной? – улыбнулась его жена.

– Да, была, но все равно они чем-то похожи с миссис Хеннерси. Такая же хлопотливая, такая же заботливая. Она могла буквально стоять над нами и заставлять поглощать вторую и третью порции. За первый месяц мы прибавили по двадцать фунтов.

– Дедушка, прости, что я на тебя так налетела, – извинилась Адди.

Засмеявшись, старик встал, чтобы поцеловать ее склоненную голову.

– Я уже все забыл. В любом случае я не должен был тебя дразнить.

– Ерунда, это была только шутка. – Она улыбнулась бабушке. – Я действительно нахожу мистера Келли очень привлекательным молодым человеком.

Супруги обменялись понимающими взглядами.

– В хвосте поезда есть неплохая смотровая площадка, – небрежно заметил Крейг. – Когда мы поедим, тебе стоило бы туда пройти и пообщаться с молодежью.

– Я так и сделаю, дедушка. – Адди с аппетитом вонзила зубы в утиную ножку.

 

Глава 6

– Накинь что-нибудь на себя, – предложила бабушка, когда Адди собралась идти в хвостовой вагон. – А то можешь простудиться.

Выбрав розовый муслиновый шарф, Адди небрежно набросила его себе на плечи. Чтобы добраться до конца поезда, нужно было пройти через три вагона. В последнем ехала преимущественно молодежь. По воле провидения игроки в крикет расположились как раз напротив шестерых юных леди лет девятнадцати-двадцати, так что вскоре после начала путешествия оба купе «объединились».

Игнорируя восторженный шепот молодых людей и завистливые взгляды девиц, Адди проследовала к смотровой площадке. Прежде чем открыть дверь, она глянула в небольшое стеклянное окошко. На открытой платформе находилась большая группа людей. Некоторые сидели на деревянных стульях, другие стояли, держась за перила.

– На мой взгляд, здесь чересчур тесно, – пробормотала Адди и повернулась, чтобы уйти. Она уже прошла полвагона в обратном направлении, когда услышала сзади голос:

– Погодите, мисс Трент.

Обернувшись, Адди встретилась взглядом с Джоном Келли, который улыбался, обнажив ровный ряд крепких белых зубов.

– Что, тесновато? Я увидел вас через стекло.

– Да, это все еще в новинку. Надеюсь, я еще успею взглянуть на Австралию со смотровой площадки поезда.

– Не хотите зайти в наше купе, познакомиться с моими друзьями, мисс Трент?

– Кажется, ваши друзья сейчас очень заняты, – язвительно улыбнувшись, ответила Адди.

В этот момент они как раз проходили мимо двух купе с веселой молодежью.

– Не смей передавать им мои слова, Алиса! – кричала какая-то девушка. – Иначе я до конца жизни не буду с тобой разговаривать!

Из одного купе вылетела крикетная шапочка и исчезла на противоположной стороне.

– Я вас понимаю, – с улыбкой сказал Келли. – Сам-то я для этого слишком стар. Кажется, в другом конце вагона есть свободное купе. Может быть, пройдем туда и немного поболтаем?

– Если хотите, – пожала плечами Адди.

– А вы хотите? – посмотрев на нее, пожалуй, чересчур смело, спросил Келли.

– Ну… не знаю… – внезапно разволновавшись, начала Адди, но вспомнив недавний разговор с бабушкой, улыбнулась. – Да, мистер Келли. Я с удовольствием с вами поболтаю. – Она взяла его под руку, и они вместе пошли по вагону.

Найдя свободное купе, Келли сразу же открыл окно.

– Теперь здесь будет почти так же легко дышать, как на платформе, хотя обзор только с одной стороны.

– Зато именно с той, с какой надо, – возразила Адди. – Посмотрите, какой впереди замечательный дом. Похож на средневековый замок.

На вершине холма возвышалось массивное строение с двумя башнями по бокам, сложенное из темно-красного кирпича и окруженное рвом, за которым располагались сады. Вдоль всего фасада шла терраса с колоннами. Стены были увиты английским плющом.

– Кажется, будто здесь обитает какой-нибудь злой людоед или циклоп, – продолжала Адди.

– Или черный принц, – отозвался Келли.

Засмеявшись, оба высунулись в окно, провожая взглядом странное поместье до тех пор, пока оно не скрылось за горизонтом.

Потом начались расспросы.

– А что вы делаете, когда не играете в крикет?

– Как уже говорил вашему дедушке, я занимаюсь разведением и стрижкой овец в Уогга-Уогга.

– И какие у вас обязанности?

– Ну… я… – запинаясь, сказал он, – вообще-то меня нельзя назвать стригалем.

Производство шерсти Адди знала довольно хорошо. Ее прапрадед Сэмюэл Диринг основал одну из крупнейших овцеводческих империй и до сих пор семья получала от нее громадную прибыль.

– Вы загонщик?

Келли явно не понимал, о чем идет речь.

– Ну, то есть вы тащите овцу на стрижку? – попыталась ему помочь Адди.

– Н-нет.

Адди испытующе посмотрела на молодого человека.

– Вы явно и не сортировщик – это требует большого опыта, которого у вас, кажется, нет. – «Должно быть, он выполняет самую неквалифицированную работу – «метельщик», то есть подметает, когда стрижка окончена».

– По правде говоря, мисс Трент, я скорее подручный, – почесав затылок, со вздохом сказал Келли.

«Кажется, что-то проясняется», – решила Адди.

– А, так вы вообще не входите в число стригалей. Вы подсобник или объездчик?

– Вы попали в точку, – с явным облегчением подтвердил Келли. – Да, мэм, я подсобник.

«Какой скрытный молодой человек, – подумала Адди. – Что же, некоторые не любят говорить о себе», – и она сменила тему:

– А откуда вы родом? Моя семья из Сиднея, что в Новом Южном Уэльсе.

– Мои живут в Гленроувэне.

– Это в северо-восточной Виктории?

– Ага, у моей мамаши там маленькая гостиница. Для пастухов и погонщиков скота. Мы с двумя братьями ей помогаем.

– Как же вы управляетесь? – недоуменно спросила Адди. – От Уогга-Уогга далеко до Гленроувэна.

Келли покраснел.

– Я помогал ей до того, как начал работать на ферме. А вы, мисс Трент? Только не говорите мне, что ваш дедушка, этот приветливый старый джентльмен, в родстве со знаменитыми Макдугалами – богатейшей в стране семьей.

– Мне не нравится, когда нас называют знаменитыми, и дедушке тоже, – чувствуя себя неловко, ответила Адди. – Но его действительно зовут Крейг Макдугал.

– Черт побери! – Келли буквально разинул рот. – Простите, мисс Трент, – поспешно сказал он, – для меня это просто потрясение. Я имею в виду, он очень просто держится, совсем не надутый и не высокомерный.

– Да, как и все остальные Макдугалы или Тренты. Дедушку сослали в Австралию в возрасте четырнадцати лет – за то, что он украл булку хлеба, чтобы накормить голодных сестер.

– Надо же – бывший арестант, как мои мама и папа! – с удивлением воскликнул Келли. – Трудно поверить, что такой человек был заключенным. – Глаза молодого человека засверкали. – Говорите, за булку хлеба? Наверно, англичане относятся к шотландцам не лучше, чем к ирландцам. Проклятые англичанишки! Убили двух моих дедов и трех дядей. Мать и отец попали сюда за то, что участвовали в демонстрации сельскохозяйственных рабочих, требовавших земельной реформы. Отец умер после того, как его избили выродки-надзиратели. Он оставил маму с восемью детьми, – с горечью добавил парень. – Мне тогда было одиннадцать лет.

– Как это ужасно, Джон! – с сочувствием сказала Адди. Она слышала много подобных историй от своего дедушки, который рассказывал ей об исправительной системе первых лет колонизации, когда солдаты и надзиратели с бесчеловечной жестокостью относились к несчастным узникам – таким же людям, как и они. Самого деда безжалостно высекли за то, что он ударил своего соперника, добиваясь благосклонности Аделаиды Диринг.

Адди рассказала Келли об этом.

– Боже мой! – воскликнул тот, явно пораженный историей о внезапно вспыхнувшей любви между юным каторжником и богатой наследницей. – И после этого ваша бабушка все-таки вышла замуж за Джона Блендингса!

– Она думала, что дедушки нет в живых. А дядя Джон обращался с моей мамой и дядей Джейсоном как со своими родными детьми.

Скептицизм Келли так и не развеялся.

– Все равно я не понимаю, как потом ваш дед мог подружиться с этим Блендингсом. Тот человек кажется мне настоящим подонком – прошу прощения, мисс.

– Не стоит извиняться, мистер Келли. Поверьте, я слышала выражения и покрепче. Что же касается Джона Блендингса – упокой, Господи, его душу – он вовсе не был плохим человеком. А мой дедушка великодушен и очень мудр Его великодушие было, кстати, вознаграждено – впоследствии он с Джоном Блендингсом создал несколько совместных предприятий, которые принесли большую прибыль.

Келли недоуменно покачал головой.

– Такие вещи я никогда не смогу понять. Между богатыми и бедными все-таки большая разница – это два разных мира.

Адди посмотрела на него с сочувствием. Молодой человек вырос в католической ирландской семье, где царила ненависть к британцам, а смыслом жизни было отомстить своим мучителям. На его лице явственно читалось: «Вы дорого заплатите за то, что сделали с Келли и их собратьями, английские свиньи!»

– Не возражаете, если я закурю, мисс Трент? – спросил Келли, достав из кармана пиджака пачку сигаретной бумаги и кисет.

– Ни в коей мере, мистер Келли. Будьте так добры – сверните и мне одну.

Он опять раскрыл рот от удивления.

– Что вы говорите?

– Я всего лишь попросила свернуть мне сигарету. – Адди засмеялась. – Перестаньте смотреть на меня так, будто я сказала что-то непристойное. Пожалуй, если бы я сейчас сняла с себя всю одежду, вы были бы шокированы не больше.

Покраснев до ушей, Келли пробормотал что-то невнятное и принялся сворачивать сигареты, делая это с большой сноровкой. Закончив свою работу, он нерешительно протянул одну Адди.

– Спасибо, – сказала она, сунула сигарету в рот и нагнулась, чтобы прикурить от серной спички.

– Ваша родня знает, что вы курите?

– Конечно. Собственно, бабушка и научила меня курить. Сама она курит уже пятьдесят лет.

– Будь я… – Он не договорил.

– Проклят? – докончила за него Адди. – Не будьте таким пуританином, Джон. Да, давайте отбросим формальности. Меня зовут Аделаида.

– Красивое имя. Аделаида… Город в Южной Австралии назвали не в вашу честь?

– В честь бабушки. Джентльмен, который основал город, был в нее ужасно влюблен. Полковник Вильям Лайт. – Девушка вздохнула. – Это все равно что быть причисленной к лику святых – когда в твою честь называют город.

– Когда-нибудь другой город назовут и в вашу честь, Аделаида Трент! – пожирая ее глазами, воскликнул Келли.

– Очень мило с вашей стороны, – слегка оробев от его напора, сказала Адди. – Амбиции моего Дэна гораздо скромнее, он вряд ли будет основывать новые города.

– Ваш Дэн? – осторожно переспросил Келли.

– Да, Дэн Бойл. Он лучший репортер во всей Австралии.

– Он пишет в газетах, да? Ну-ну… И вы собираетесь выйти за него замуж?

– Да, и чем скорее, тем лучше. Откинувшись на сиденье, Келли повернулся к окну.

– Ему очень повезло, – после долгого молчания наконец заговорил он, – этому – как его зовут?

– Дэниэл Бойл. Вы еще не раз услышите это имя. Его будут знать во всей Виктории – во всех колониях.

– Я его запомню, мисс Трент.

– Адди.

Поведение Келли резко изменилось – как меняется ясное небо, когда на него набегают тучи. Тепло и свет куда-то исчезли. Поднявшись, Келли отвесил неловкий поклон.

– Прошу меня извинить, мисс Трент. До остановки я должен сделать одно неотложное дело. Осталось всего пять минут. Надеюсь, мы еще увидимся.

Он быстро ушел, оставив Адди в полном недоумении. «Что с ним случилось? – недоумевала она. – Какой-то он все-таки странный».

Она вернулась в свое купе. Кроме сидений, на ночь превращавшихся в койки, там находились эмалированная раковина, металлический шкафчик с кувшином для умывания на нижней полке и, конечно, ночной горшок, задвинутый под скамейку. Задернув занавески у входа, Адди оставила окна открытыми.

– Кроме аборигенов, меня никто не увидит, – сказала она и стала раздеваться. Сняв дорожную одежду и оставшись в одном французском лифчике и фривольных шелковых панталонах, она принялась смывать дорожную пыль с рук, лица и шеи. Повесив полотенце на прикрепленную к стене вешалку, Адди села и закинула ноги на противоположную скамейку.

Наслаждаясь прикосновением шелковой ткани, она провела рукой по груди, по животу и задержала ее на внутренней поверхности бедра. При мысли о Дэне по телу Адди пробежала дрожь. Если бы сейчас он был здесь, то сразу заключил бы ее в объятия: «Французское белье сводит меня с ума, любимая».

«Перестань, гадкая девчонка!» – мысленно выругала себя Адди, встала и вытащила из чемодана облегающие мужские бриджи, ботинки и свободную атласную блузку в белых цветочках.

Одевшись, она застегнула блузку, но не до конца – пусть поработает воображение. Корсет приподнимал ее груди.

– Я думаю, Дэнни это одобрил бы, – сказала Адди, окинув взглядом свое отражение. – И мистер Келли тоже. – И постучала в дверь, отделявшую ее купе от купе Макдугалов.

– Входи! – отозвался Крейг.

На маленьком откидном столике дедушка и бабушка играли в криббедж.

– Извините, что помешала, – сказала Адди.

– Нисколько, – ответила бабушка. – Я уже почти обыграла этого беднягу.

– Черта с два! – проворчал дед.

– Две королевских пары, – подсчитав очки, с торжеством заявила она, – «его козырной валет» и одна за другой четверка, пятерка и шестерка. Всего шестьдесят одно очко.

– Отошли их к дьяволу, женщина! – Бросив на стол карты, дедушка подмигнул Адди. – Ты знаешь, что твоя бабушка мошенничает?

– Никогда! – с наигранным возмущением возразила Аделаида. – Он просто плохо играет, Адди.

– Ты видела молодого Келли? – спросил Макдугал, упаковав карты.

– Видела. Странный молодой человек.

– В каком смысле?

– Ну, он сказал, будто работает в бригаде стригалей в Уогга-Уогга, но когда я стала его расспрашивать о работе, пришел в замешательство. В конце концов признался, что работает подсобником.

Нахмурившись, старик зажег трубку и некоторое время размышлял над ее словами.

– Надеюсь, о крикете он знает больше, чем об овцах, – наконец сказал он. – Пожалуй, стоит немного поболтать с Келли после ужина.

Около шести вечера поезд прибыл на маленький полустанок, где предполагалась сорокапятиминутная остановка. Там было устроено что-то вроде постоялого двора, где пассажиры могли купить холодное мясо, хлеб, сыр и запить их пивом, чаем или кофе.

– Лучше всего то, что появилась возможность размяться, – сказала Адди. Пока Макдугалы доедали ужин, девушка прошлась вдоль всего поезда, от локомотива до смотровой площадки последнего вагона. На полпути она ненадолго остановилась, чтобы взглянуть на стоявших на платформе лошадей. Сквозь деревянную решетку она с удивлением увидела Джона Келли, который гладил по морде прекрасного арабского жеребца.

– Привет! – сказала Адди. – Что вы здесь делаете?

– Лошади меня всегда восхищали, – принужденно улыбнувшись, отозвался он. – Я отношусь к ним так же, как другие относятся к собакам или кошкам.

– У вас есть свои лошади?

– Своих нет. Но на ферме, конечно, их много.

– Этот жеребец ведет себя так, как будто знает вас. Ишь, как он тыкается носом и ржет!

– Они чувствуют, когда люди их любят. Да, дружок, теперь я должен тебя оставить. – Достав из кармана два бесформенных куска какого-то вещества, Келли протянул их животному. – Сахар-сырец, – объяснил он Адди.

Подойдя к краю платформы, Келли легко соскочил на землю, достал платок и вытер им руки.

– Когда они едят с ладони, получается немного грязно, – объяснил парень.

Паровоз три раза пронзительно свистнул.

– Отправляемся, – сказала Адди. – Я должна убедиться, что бабушка и дедушка сели в поезд. – И она поспешила к постоялому двору. Келли шел рядом.

– Как вы замечательно одеты! – с восхищением заметил он. – Никогда еще не видел женщину в брюках. Для некоторых пассажиров это будет потрясением.

– Если такое зрелище оскорбляет их чувства, они могут закрыть глаза.

– Ну, меня-то оно не оскорбляет. – Келли украдкой бросил взгляд на ее ягодицы, соблазнительные контуры которых ясно очерчивала ткань.

На остановке в поезд сели еще четыре пассажира – бригада стригалей. На всех были традиционные короткие ботинки, мешковатые брюки на подтяжках и кожаные куртки. Потрепанные широкополые шляпы защищали от солнца их дубленую кожу – почти такую же темную, как у аборигенов.

Один из стригалей – очевидно, бригадир – вступил в оживленную беседу с Крейгом Макдугалом.

– На следующей остановке мы подберем загонщиков и метельщиков, – сообщил бригадир, которого звали Алистер Кин.

– В молодости я провел несколько лет на одной из ферм Джона Макартура, – сказал Крейг. – На принудительных работах.

– Неужели, сэр? А с виду не скажешь. И за что вы мотали срок?

– Почти за все сразу, – усмехнулся Крейг, подмигнув жене и внучке.

– А что делали?

– Все. Прошел путь от метельщика до стригаля. Мог остричь сотню голов в день.

– Ничего себе! Должно быть, вы были одним из лучших, дружище.

– Самым лучшим! – без ложной скромности заявил Крейг, который очень гордился, что много лет назад занимался тяжелым физическим трудом. – Я брал барана за шею и снимал с него шерсть одним движением – как кожуру с банана. Когда руно падало на стол, оно было похоже на мягкую шаль. Я делал трехсотфунтовую кипу только так. – Глаза Крейга сверкнули – он заметил Келли. – Тут есть один парень, с которым вам стоило бы поговорить. Он работает на стрижке в Уогга-Уогга.

Кин просиял, обнажив в улыбке кривые почерневшие зубы.

– Надо же! Может быть, он с той фермы, куда мы едем.

Услышав о том, куда направляется бригада, Келли сильно разволновался. А на вопрос, где находится ферма, дал весьма неопределенный ответ.

– Ну… это примерно в десяти милях от железнодорожной станции.

– Ферма Мастерсона?

– Нет… другая.

Бригадир стригалей нахмурился.

– Неужели там две фермы рядом?

Крейг и Адди обменялись выразительными взглядами.

– Да, странно, – пробормотал, теряясь, Келли. – Должно быть, ваша ферма находится неподалеку от нашей.

– Ну что ж, дружище, может, еще и встретимся. – Собрав свои пожитки, их новый знакомый дотронулся до края шляпы. – Мистер Макдугал… Мистер Келли… Мне нужно найти своих.

– Играете в криббедж, мистер Келли? – спросил Крейг.

– Не могу сказать, что да, сэр.

– Это не важно, мы с дедушкой вас научим. Пойдемте. – Ухватив Келли за руку, Адди повела его к купе Макдугалов.

Аделаида Макдугал дышала свежим воздухом на смотровой площадке, так что играть пришлось втроем. Келли оказался весьма способным учеником.

– Конечно, вы еще не скоро достигнете класса Адди, – пошутил Крейг.

– Зато класса Крейга – очень скоро, – не смолчала Адди.

Мужчины засмеялись.

– Сколько игроков в вашей команде? – спросила она.

– Одиннадцать, конечно.

– Я знаю, что на поле выходит одиннадцать игроков. Я имею в виду всю команду, включая запасных.

– Ах, вот оно что? Запасных у Нас четверо, – после некоторых раздумий ответил Келли.

Адди не стала больше касаться этого вопроса, но после того, как Келли пожелал им спокойной ночи и ушел, а бабушка вернулась в купе, она решила кое-что уточнить.

Крейг уже вытащил из своего чемодана бутылку хереса «Пало Кортадо» и три бокала.

– Когда мы отправляемся в путешествие, твой дед успевает позаботиться обо всем, – засмеялась миссис Макдугал.

– Если мы сумеем достать лед, то будет и шампанское, – похвастался старик.

Когда все уселись, Адди заявила:

– Твои надежды не оправдались, деда. Очаровательный мистер Келли знает о крикете не больше, чем об овцах.

– Что ты имеешь в виду? – спросила старшая Аделаида. – Он ведь играет в команде, не так ли?

– Только не в австралийской, – скептически заметил Крейг.

– Почему ты так думаешь?

– Он не знает, что сейчас в Австралии в крикетной команде – двадцать два игрока.

– Иными словами, в обоих случаях мистер Келли – самозванец. И в овцеводстве, и в крикете. Но зачем это ему надо?

Воцарилось многозначительное молчание.

 

Глава 7

Сидя на бочке с гвоздями, охранник багажного вагона читал при свете фонаря статью в «Эйдж»:

По некоторым оценкам, за последние шесть месяцев из Тасмании в Викторию перебралось более трехсот «старых каторжников». Очевидно, здесь они нашли благоприятную возможность проявить свои преступные наклонности…

В дверь вагона резко постучали:

– Чего надо? – подавляя зевок, спросил охранник.

– Это Джон Келли из крикетной сборной Уогга-Уогга. Хочу кое-что проверить в своем снаряжении.

– Черт побери! – выругался охранник. – Будь прокляты эти молодые щеголи в белых штанах, которые разгуливают повсюду с таким видом, будто каждый из них – пуп земли!

С начала поездки хотя бы один из игроков в крикет то и дело заходил в вагон и рылся в своих вещах.

– А это не подождет до утра, дружище? – спросил охранник.

– Пожалуйста, мистер Флетчер, мне очень нужно кое-какое оборудование. Мы с Симмонсами заключили пари. Если я выиграю, вам тоже достанется несколько шиллингов, – добавил Келли.

– Ну, это меняет дело. – Флетчер встал и, прислонив винтовку к одному из ящиков, направился к двери. Достав из кармана связку ключей, он отпер дверь и широко распахнул ее.

На площадке между вагонами стоял Келли, на красивом лице которого сияла широкая улыбка. Позади него в тени скрывались еще трое членов команды.

– Давайте побыстрее. Я хочу немного перекусить и лечь поспать. – Охранник отошел в сторону, чтобы пропустить пришедших. Когда они один за другим прошли мимо него, Флетчер повернулся, чтобы закрыть дверь. Это было последнее, что он потом мог вспомнить, поскольку на затылок охранника обрушился страшный удар, повергший его в беспамятство.

Келли снова засунул пистолет за пояс.

– Сладких тебе снов, старый хрен. – На его лице появилось деловое выражение. – Давайте-ка избавимся от этой дурацкой одежды. Стив, Дэн – как только переоденетесь, идите и подготовьте лошадей… Джо, открой этот ящик.

Откинув в сторону ружье охранника, они быстро вскрыли ломом багажный ящик. В нем находились седла, уздечки, упряжь и мужская одежда.

Сменив костюмы крикетистов на толстые парусиновые брюки, тяжелые башмаки, безрукавки из воловьей кожи и нелепые, украшенные лентами рубашки из шелка и атласа, «спортсмены» превратились в разбойников с большой дороги. На широкополых шляпах красовалось огромное количество ворованных брошек, булавок и других ювелирных украшений.

Стив и Дэн, держа в руках по два седла, вышли из вагона на платформу, находившуюся спереди по ходу поезда.

– Теперь займемся золотом, – предвкушая удовольствие, произнес Келли.

Квадратный металлический сундучок находился у стены, за ящиком для багажа. Опустившись на колени, Келли принялся пробовать различные ключи из связки охранника. Третий по счету подошел. Замок щелкнул и освободил щеколду.

– Подай-ка фонарь, Джо… Вот так. – Он откинул тяжелую крышку. Сундучок почти доверху был заполнен сероватыми мешочками. Взяв в руки один из них, Келли подкинул его на ладони.

– Самородки, дружище! Здесь, должно быть, две тысячи унций золота. Ты принес мешки?

За несколько минут все золото переместилось в седельные мешки. В этот момент вернулись Стив и Дэн.

– Лошади готовы. Нам что, пройти вперед и остановить поезд?

– С этим ты справишься и один, Дэн. Для того чтобы свести лошадей на землю, понадобится три человека.

Внезапно на лице Келли появилось задумчивое выражение, и он принялся поглаживать себя по подбородку.

– Что на этот раз, Нед? – настороженно спросил его Джо Бирн. – Какая мысль пришла в твою хитрую голову?

– Я вот о чем думаю… Здесь, в этом поезде, есть другое сокровище, которое стоит раз в десять дороже этих мешочков.

Все трое заговорили разом:

– Да ты спятил!

– Ты, наверно, пьян!

– Какая чушь! Пора отсюда выбираться, да поживее!

Главарь банды поднял руку.

– Я знаю, что делаю. Вы в курсе, что та девушка, с которой я говорил, – наследница огромного состояния?

– Ну да! – фыркнул Бирн. – А королева Виктория – моя тетка!

– Перестань паясничать, приятель! – схватив его за ворот, рявкнул Келли. – Если бы не я, ты до сих пор вкалывал бы на ферме за фунт в неделю! А теперь слушайте меня, и внимательно! Дедушка Аделаиды Трент владеет половиной Австралии и частью Европы в придачу. Представляете, какой выкуп он за нее заплатит?

Трое бандитов обменялись беспокойными взглядами. Для каждого их них эти слова звучали как бред сумасшедшего, но никто не осмеливался возражать. В графстве Гленроувэн бешеный нрав Неда Келли уже стал легендой. Местные обитатели с содроганием называли его «графством Келли».

– Мы заберем с собой девушку, и я обещаю вам, что получим за нее полмиллиона фунтов – вот увидите. Ну, что скажете?

Бирн пожал плечами и неохотно отозвался:

– Если ты так считаешь, Нед…

В вагоне, где ехали Адди и Макдугалы, было темно. Келли и Бирн осторожно подкрались к купе Адди. Приложив ухо к двери, Келли затаил дыхание. Тишину ночи нарушал только монотонный стук колес.

Келли подергал ручку двери. Заперто. Но дешевый и простой замок не представлял для него никакой проблемы. Чтобы его открыть, понадобилось меньше минуты. Тихо отворив дверь, Келли вошел внутрь. Адди не задернула занавески, и купе было залито лунным светом. Полностью одетая и закутанная в одеяло, девушка лежала на койке. Из-за спартанской обстановки, царившей на железных дорогах в 1870-е годы, любая леди считала бесполезным занятием ежедневный вечерний туалет.

Достав из кармана куртки небольшой флакончик, Келли открыл пробку и пропитал его содержимым носовой платок. Помещение заполнил одуряющий запах хлороформа. Подойдя к койке, где лежала Адди, Келли одной рукой надавил ей на грудь, а другой накрыл лицо обработанным платком.

Вздрогнув, Адди попыталась закричать, но ткань плотно закрывала ей рот. Молодая женщина сопротивлялась с таким ожесточением, что Келли был вынужден позвать на помощь Бирна. Бирн прижал Адди руки, и дело пошло на лад. Сопротивление ее быстро ослабло и вскоре сошло на нет.

– Захвати ее ботинки, Джо, – завернув добычу в одеяло, сказал Келли. – И то одеяло, что лежит на второй койке.

Подняв на руки бесчувственную Адди, он попятился в коридор. К тому времени, когда они достигли тамбура, поезд уже значительно замедлил скорость.

– Дэн справился вовремя, – заметил Келли. Когда состав остановился, бандиты спустились на землю.

– Иди к платформе и поторопи их там, Джо. Стив и Дэн пытались опустить трап с открытой платформы, где были привязаны лошади.

– Выведите еще одну лошадь, – проговорил Келли. – Джо, сходи в багажный вагон и принеси для девушки седло.

В вагонах пассажиры безмятежно спали, не ведая о разыгравшейся драме. О происшедшем знали только машинист с кочегаром, но они смирно сидели в кабине локомотива, – Дэн их предупредил:

– Одно неосторожное движение – и я прострелю вам головы!

Десять минут спустя четыре преступника отъехали настолько, что поезд исчез из виду. К спине пятой лошади была привязана Адди.

– Ты не забыл оставить записку на ее койке, Джо? – спросил Келли.

– Не беспокойся, Нед! – не моргнув глазом ответил подручный.

Усмехнувшись, он сунул руку в карман, скомкал бумажку и швырнул ее в кусты.

«Иногда ты слишком нагл, дружище, и это тебя подводит, – думал он. – Эта баба принесет нам одни неприятности. Если бы я оставил записку старому Макдугалу, к утру за нами уже охотились бы все полицейские Виктории и Нового Южного Уэльса, да еще армия и флот в придачу. Нет, не стоит связывать исчезновение девчонки с бандой Келли. Но только что теперь делать с пленницей?»

Утром Адди разбудили громкие трели кукабарры, приветствовавшей восход солнца. Эту птицу не зря называют деревенским будильником – она даже мертвого поднимет. Повернув голову, девушка с удивлением увидела, что туго спелената одеялом и лежит в зарослях австралийской акации. Голова гудела, язык пересох, во рту отдавало металлическим привкусом.

– Боже мой! Где я? – воскликнула охваченная недоумением и страхом Адди. – «Должно быть, это сон», – предположила она.

Протянув руку, она сорвала горсть золотистых бутонов. Они выглядели совершенно реальными. Реальными казались и сияющее над головой небо, и крик кукабарры, и хриплое карканье вороны.

Почувствовав аромат кофе и запах жарившихся яиц, Адди встала на колени и, повернувшись, вздрогнула, увидев возле костра четырех незнакомых мужчин в широкополых шляпах и деревенской одежде.

«Должно быть, я спятила!»

Увидев, что девушка очнулась, один из мужчин заулыбался и направился к ней. Почему его лицо кажется таким знакомым?

Это же мистер Келли!

Вздрогнув, словно от удара, Адди попыталась вспомнить события прошедшей ночи.

Она спокойно спала в купе и внезапно проснулась от грубого прикосновения, а потом кто-то зажал ей рот и нос мокрой тряпкой, от которой исходил дурманящий запах. Потом… потом забытье.

– Доброе утро! – весело приветствовал ее Келли. – Как спалось?

Адди почувствовала, как в ней закипает гнев.

– Что все это значит, мистер Келли? – дрожащим от возмущения голосом спросила она. – Это… это просто возмутительно!

– Не волнуйтесь, милая. Я прошу прощения за то беспокойство, которое вам причинили…

– Я ни о чем и не беспокоюсь! – выпалила Адди, надеясь, что ее ложь будет не слишком заметна.

– Очень рад, тем более что для страха нет причин. Уверяю – вам не причинят вреда.

– Что все это значит, мистер Келли?

– Я не собираюсь вас обманывать. Я честный человек…

– Ха! – Скрестив руки на груди, Адди вызывающе притопнула ногой. – Ну конечно! Вы солгали насчет игры в крикет. Вы солгали насчет стрижки овец. И вы наверняка назвались чужим именем. Как же – Келли!

– О, я действительно Келли. К чему менять хорошую ирландскую фамилию? А зовут меня Нед. Но так как некоторым мое имя слишком хорошо известно, я предпочел побыть Джоном.

Нед Келли. Что-то знакомое. Дэн Бойл определенно ей что-то говорил о Неде Келли.

– Мы сели в поезд, чтобы забрать золото из багажного вагона.

Значит, они грабят поезда! А при чем туг она?

– Но видите ли, очень скоро я понял, что в поезде находится гораздо большее сокровище – это вы, мисс Трент, – продолжал Нед Келли. – Так что мы оставили для вашего дедушки записку с указаниями, где и когда передать деньги.

Адди была потрясена. Ограбление поезда, а теперь еще и похищение! Наконец она все вспомнила Дэн говорил, эта банда самая опасная из тех, что орудуют в малообжитых районах, кишащих грабителями и убийцами.

– Вы думаете, что мой дедушка отдаст вам деньги?

– Конечно! Я же видел, как вы ему дороги, а кроме того, при его богатстве уплатить выкуп – все равно что для меня подать шиллинг нищему.

– Никогда он этого не сделает! Дедушка не имеет дел с такими, как вы!

– Что ж, посмотрим, – вежливо ответил Келли. – В любом случае вам стоит немного перекусить. Нет ничего лучше приготовленных на костре яиц утконоса, свежего хлеба и горячего кофе!

– Я лучше умру с голода, чем преломлю хлеб с таким мерзавцем, как вы!

Улыбка Келли погасла.

– Вы можете морщить свой длинный аристократический нос сколько угодно, мисс, но больше не называйте меня мерзавцем. А то ведь я могу положить вас на колено и отшлепать по королевской заднице.

Ошеломленная Адди не смогла вымолвить ни слова, только ее глаза потемнели от бессильной ярости.

– Я вам скажу, кто на самом деле мерзавцы, милая. Эти вшивые англичанишки, которые убили моих дедов, моего отца. Вот они – мерзавцы! – Когда Келли волновался – как сейчас – в его речи явственно слышался ирландский акцент. Круто повернувшись, разбойник направился к костру, возле которого сгрудились его сообщники, ловко орудовавшие оловянными ложками и вилками.

От запаха еды и кофе желудок Адди внезапно сжался с такой силой, что она чуть не сложилась пополам. Невидимая рука властно потащила ее к источнику этих восхитительных ароматов.

– Что, передумали? – осведомился Келли, накладывая на ломоть хлеба толстый слой яичницы.

– Да… пахнет приятно.

– Джо, ты слышал, что сказала леди? Сделай ей тост с яйцом и кофе.

Через минуту Адди уже сидела среди членов шайки, с волчьим аппетитом поглощая «деревенский завтрак». Келли был прав. Это оказалось вкусно. Да что там – восхитительно! Она запила хлеб и яйца горячим кофе, налитым в видавшую виды оловянную кружку.

После завтрака Келли полюбовался тем, как Адди выкурила свернутую им сигарету.

– Хотите еще? – подмигнув Джо Бирну, спросил он, когда с сигаретой было покончено.

– Нет, спасибо, – поколебавшись, ответила Адди. – Если можно, я бы выпила еще кофе.

– Пока вы среди нас, ваши желания для нас закон. Хотя, учитывая, как любит вас дедушка, вряд ли вы задержитесь у нас надолго. Ох, вы должны меня простить, мисс Трент, – совсем забыл представить вам своих приятелей. Вот этот хулиган, который похож на меня, хотя и не такой симпатичный, – мой младший брат Дэн. – Тот красивый дьявол с золотыми волосами и ресницами, как у девушки, – Джо Бирн. По нашему Джо сохнут все девицы в радиусе ста миль. Коротышка с кривыми ногами – это Стив Харт. Адди вынуждена была признать, что все вели себя вежливо. Сам Келли обращался с ней уважительно, даже галантно и был бесконечно далек от того образа разбойника, который рисовали падкие до сенсаций журналисты.

Обладая острым умом, он, как и его товарищи, защищал свой образ жизни с тем пылом, который обычно присущ революционерам. По его словам выходило, что большинство преступников по натуре порядочные люди, а отбросами общества они стали в результате жестокости властей.

– Возьмите, например, семью Келли. Ведь моя мать осталась одна с детьми, семья только-только начала становиться на ноги. Гостиница приносила хороший доход – по мнению некоторых, слишком хороший. Нам завидовали. В том числе констебль Фицпатрик. – Келли презрительно скривил губы. – По фамилии-то он ирландец, но душонка самая что ни на есть английская! В Гленроувэне все торговцы и хозяева гостиниц перед ним лебезили – но только не Келли! Однажды он повел себя так нагло, что я плюнул ему в лицо.

На следующий день он вернулся со своими копами и арестовал меня и моих братьев Джима и Дэна за кражу лошадей и кучу других преступлений, хотя мы были ни в чем не виноваты. Беднягу Джима приговорили к пяти годам, а нас с Дэном отпустили.

В тот же день, когда нас с Дэном освободили, этот Фицпатрик, вдрызг пьяный, ворвался в бар и наставил свою пушку на Дэна. Конечно, старый пень был не чета Дэнни. Тот повалил его на пол и отобрал пистолет. Но в свалке Фицпатрик поранил руку о дверной косяк. И что же? Он тут же вернулся в свою контору и выписал ордер на арест Дэна, обвиняя его в покушении на убийство! Клялся, что у него на руке не порез, а след от пули! С нас этого было достаточно, и мы с Дэном, Джо и Стивом ушли. – Губы Келли сжались. – И стали зарабатывать на жизнь тем единственным способом, который оставили нам такие, как Фицпатрик.

Адди была уверена, что эта история не вполне правдива и значительно приукрашена в пользу рассказчика. Тем не менее девушка почувствовала, что Келли говорил искренне.

Скрыться от законников Неду Келли всегда было легко – окрестные горы он знал не хуже собственных ладоней. Полицейские и солдаты снова и снова запутывались в нагромождении скал и долин, на их поиски приходилось отправлять спасателей, которых, в свою очередь, нередко приходилось искать. Нед рассказал Аделаиде, как однажды пожалел отряд, который неделями ходил кругами в поисках его банды. Возле лагеря законников он оставил на дереве план местности с указанием, как выбраться. Лошади разбойников все равно были лучше, чем у преследователей.

В первый день четыре похитителя и их пленница ехали на юг. Местность вокруг была прямо как на картинке – невысокие холмы пестрели цветами, со скал сбегали шумные ручьи, вода в которых была так прозрачна, что казалось, будто дно ручья устлано самоцветами. Им встречались и русла пересохших потоков; лежавший на их дне песок образовывал причудливые узоры, словно созданные рукой художника.

Когда Адди сказала об этом Келли, тот улыбнулся.

– Но ведь они действительно сотворены художником, милая. Самым искусным из всех. – И он устремил взгляд к небу.

Нед Келли вообще оказался довольно набожным. Кроме того, этот человек очень бережно относился к природе – к деревьям, кустам, животным, вплоть до ящериц и змей.

Солнце клонилось к закату и горы на западе уже окрасились в золотисто-оранжевый цвет, когда разбойники вдруг резко остановились, привстав на стременах.

– Что там? – спросила Адди.

– Дым. – Келли указал на юго-восток, где к небу поднимался тонкий белый столб. – Дэн, езжай на разведку. Мы подождем тебя здесь. Все равно пора сделать привал.

Спешившись, он помог Адди сойти с лошади. Привязав коней в тени деревьев, мужчины принялись сворачивать сигареты.

– Можно и мне? – попросила Адди, отпив из фляги большой глоток.

– Конечно, дорогая. Я совсем забыл, что вы самостоятельная женщина и ни один моралист не смеет указывать вам, что можно делать, а что нет.

– Пусть только посмеют! – откликнулась Адди с такой горячностью, что заставила Келли улыбнуться.

– Видите ли, мисс Трент, – с легкой насмешкой сообщил он, – я чувствую то же самое. Никто не смеет обращаться с Недом Келли как с человеком второго сорта.

Адди открыла было рот, чтобы ответить, но тут же его закрыла. С тем, что сказал Келли, она не могла спорить – не имела желания. Следовало признать, что за прошедший день ее гнев и возмущение значительно ослабли, поскольку разбойник сделал все возможное, чтобы она чувствовала себя достаточно сносно.

Адди подумала и о том, что Луис Голдстоун заказал Дэну Бойлу книгу об австралийских преступниках. Какой богатый материал доставит она Дэну, когда все кончится! Адди представила выражение лица жениха, когда она небрежно скажет: «Ну да, я путешествовала с бандой Келли. Неплохие, в общем, ребята – гораздо лучше, чем можно было ожидать. А сам Нед Келли даже очень приятный человек».

Она посмотрела на своего похитителя. Патрицианский нос, высокий лоб, квадратная челюсть. Когда женщины видят такого мужчину, их сердца бьются чаще. Адди робко дотронулась до его руки. Она была теплой, но твердой как камень. Вздрогнув, Келли обернулся.

– Что такое?

– У вас обеспокоенный вид, – улыбнулась Адди. Выражение лица Келли смягчилось.

– Таковы правила игры. Приходится постоянно быть настороже. Это вопрос жизни и смерти. А вам я могу доверять, мисс Трент? – с деланной небрежностью добавил он.

– Я могла бы спросить у вас то же самое, мистер Келли, – отняв руку, ответила Адди.

– Ну да. Думаю, мы оба понимаем, что сейчас положение тупиковое. Может быть, когда мы лучше узнаем друг друга… – Он не договорил, потому что в этот момент вернулся Дэн. – Что там такое, брат?

– Телеграфная станция с двумя агентами. Келли кивнул.

– Это не опасно, – с видимым облегчением сказал он. – Мы их обойдем и вернемся на свой маршрут.

Они поскакали дальше.

Адди пошевелила пальцами. Они еще хранили тепло от прикосновения к твердому бицепсу Келли. Где-то в глубине души шевельнулось легкое чувство вины. Пожалуй, это чувство девушка уже испытывала, и не раз.

Ну что ж, ничего не поделаешь.

 

Глава 8

Это произошло, когда они переправлялись через глубокий ручей. Лошади по самые холки погрузились в пенившийся поток. Адди ехала на гнедом мерине, которого назвала Рыжим. Конь уже выходил на берег, когда его ужалила притаившаяся в кустах змея. Острые зубы вонзились в мягкую плоть ноздрей лошади, и испуганный Рыжий поднялся на дыбы, едва не сбросив всадницу.

Только опытный наездник смог бы справиться сейчас с охваченным паникой животным, которое громко ржало и, встав на дыбы, тщетно пыталось сбросить с себя рептилию.

– Нед, сделайте же что-нибудь! – крикнула Адди. – Я не смогу долго его удерживать!

Нед Келли спрыгнул со своего коня и шлепком по крупу послал его вперед. Мгновенно оценив ситуацию, он понял, что подстрелить змею невозможно. Келли не колебался. Подобравшись к морде Рыжего, он обеими руками схватил змею за хвост и рывком потянул на себя.

Оторвав рептилию от лошади, Келли раскрутил ее над головой словно пращу, а сам в это время двигался к берегу. Выбрав дерево потолще, он изо всей силы треснул об него змею и отбросил ее обмякшее тело в сторону.

В суматохе разбойник потерял шляпу и весь вспотел. Но даже пот, который Нед утирал со лба мокрым рукавом, сейчас казался ему сладким.

– Боже мой, ну и дерьмовый денек! – выругался Келли и тут же, спохватившись, добавил: – Извините за выражение, мисс!

Спешившись, Адди вывела на берег Рыжего, которого била крупная дрожь.

– «Извините за выражение, мисс»! – гнусавым голосом передразнила она. – Черт побери! Вы слышали, мистер Келли? Я сказала «черт побери»! Так что перестаньте относиться ко мне как к девочке с косичками – и как к человеку второго сорта, если уж на то пошло! Вы ужасно выглядите, Нед, – усмехнувшись, добавила она. – Пожалуй, мне тоже нужно успокоить нервы.

Джо Бирн поглаживал лошадь Адди. Отек на морде рос буквально на глазах.

– Похоже, змея ядовитая, – заметил Бирн. – Как ты думаешь, Нед?

Нед подошел к змее, тело которой все еще подергивалось в конвульсиях.

– Я не уверен, но, кажется, у нее есть ядовитые зубы. Адди прижалась к боку Рыжего.

– Ох, бедняжка! Нед, мы должны что-то для него сделать!

Выловив свою шляпу из ручья, Келли похлопал ею по колену.

– Даже не знаю, что сказать, девочка. К этому мы не были готовы.

– Ну и дураки! – отрезала Адди. – Тоже мне – разбойники!

Рыжий тяжело дышал, ноги его дрожали.

– Ложись, ложись! – уговаривала Адди лошадь. – Будь хорошим мальчиком. – Она вновь повернулась к Неду: – На телеграфной станции наверняка есть лекарства. Один из вас должен туда вернуться.

– Черта с два! – крикнул Стив Харт.

Судя по наступившему молчанию, остальные разделяли это мнение.

– Тогда я сделаю это сама! – Адди повернулась в сторону одной из лошадей.

Нед схватил ее за руку.

– Кажется, вы забыли, что вы наша пленница!

– Ерунда! А ну, отпустите меня! – Она вырвала руку и, подбоченившись, с вызовом посмотрела на Келли. – Вы болван! Если лошадь погибнет, то как вы меня повезете? Вдвоем на одной лошади здесь далеко не ускачешь!

– Она права, – неохотно согласился Келли. – Дэн, тебе придется съездить к той хижине. Что нужно привезти?

– Скипидарный спирт и о-де-люс.

– Чего? – с недоумением переспросил Дэн. Она повторила еще раз – по слогам.

– Как, запомнили?

– Я буду все время повторять это про себя. – Сев на лошадь, он поскакал прочь.

Дэн вернулся с лекарствами через час. Рыжий неподвижно лежал на земле, глаза его были закрыты.

– Быстрее! – приказала Адди. – Принесите мне камышинку, как те, что растут вниз по реке.

Нед поспешил выполнить ее распоряжение.

– Теперь мы должны вставить один конец трубки ему в горло и понемногу залить туда скипидар.

Операция была проделана с большими потерями, но половина банки в конце концов попала в желудок лошади.

Реакция последовала очень быстро и показалась мужчинам настоящим чудом.

Рыжий широко открыл глаза, издал нервное ржание, напоминающее крик кукабарры, и принялся бить копытами по земле, будто собирался встать.

– Помогите ему, – сказала Адди, бросаясь на помощь коню.

Впятером они кое-как поставили лошадь на ноги.

– Теперь наступила очередь о-де-люс, – сказала Адди.

И процедура с тростинкой повторилась. Лошадь не сопротивлялась, хотя трубка в горле, несомненно, доставляла ей неудобства.

– Он знает, что мы хотим ему помочь, – ласково произнесла Адди, поглаживая коня по бокам. – Думаю, нам стоит здесь заночевать, чтобы дать ему отдохнуть до утра, – заявила она, отбросив в сторону пустую банку. – Дэн, вы со Стивом разожгите огонь. Нед, вы не возражаете, если я спущусь к реке и выкупаюсь?

Келли раскрыл рот от удивления.

– А если вы убежите?

– Без лошади? – улыбнулась Адди. – Ну, если это вас успокоит, можете пойти за мной понаблюдать.

Все захохотали.

Лицо Келли побагровело.

– Нечего смеяться надо мной, ублюдки, а не то я вас живо успокою! – Сжав кулаки, он угрожающе двинулся к своим сообщникам.

– Сходим лучше за дровами, Дэн, – пробормотал Стив, и оба исчезли в чаще.

– Успокойся, дружище, – рассудительно сказал Джо Бирн, присев рядом с Недом. – С чего это ты стал таким чувствительным?

– Ничего подобного, черт побери!

– Как скажешь. – На лице Джо появилась лукавая улыбка. – А я бы с удовольствием посмотрел, как она купается.

Нагнувшись, Нед сильно стукнул его по голове.

– Придержи язык, а то я его у тебя вырву!

– Черт возьми, Нед, да ты у нее под каблуком!

– Моя мама всегда учила меня уважать женщин. А мисс Трент – настоящая леди.

– Да ну? – Джо приложил руку к горящему уху и поднял отлетевшую в сторону сигарету. – Она ругается, как грузчик, а насчет «слабого пола» – это просто смешно. Эта девчонка ездит верхом лучше любого из нас, а как она спасла коня – просто чудо.

– Да, она молодец, правда? – Нед посмотрел туда, куда ушла Адди, и представил себе, как она раздевается. Вот она снимает рубашку. Вот стягивает панталоны. Вот осталась совершенно голая…

– Незачем спрашивать, о чем ты думаешь, – фыркнул Джо. – Это же совершенно ясно! – И упал на четвереньки, потому что Нед дал ему пинка.

В тот вечер на ужин было тушеное мясо кенгуру, которого подстрелил Дэн. С аппетитом поглощая еду, Адди старалась не думать о том, откуда она взялась.

– Вы хорошо готовите, Джо, – похвалила она. – А что это за овощи? По вкусу напоминают ямс.

– Какие-то дикие корни, – пожал плечами Джо. – Я научился их готовить у мальчика-аборигена, с которым играл в детстве. – Его лицо погрустнело. – Хороший он был товарищ, но мой отец его прогнал. Сказал, что это неподходящая компания для белого.

– Многие похожи на вашего отца, Джо. Причем не только бедные. Однажды видела, как мой дедушка ударил одного из гостей, оскорбившего слугу-аборигена. Когда дед был молодым, его лучшим другом был черный по имени Абару. Они были как братья.

– Это правда? – спросил Нед. – Он молодец, ваш дедушка.

– Конечно. Я очень им горжусь.

Повисло долгое неловкое молчание. Уткнувшись в тарелки, Нед и Джо не отрывали от них взгляда.

– Что случилось? – наконец спросила Адди. – О чем вы задумались?

Неожиданно Нед заговорил, обращаясь не столько к окружающим, сколько к самому себе:

– Знаете, я никогда не грабил и не обижал честных людей – фермеров, горняков. Я скорее дам отрубить себе руку, чем возьму что-то у бедняка. Банки – совсем другое дело. Мне нравится отнимать деньги у богатых и сильных. Дело не только в наживе – я могу еще и плюнуть им в физиономии. Когда выдается такая возможность, я сжигаю все закладные.

– Браво! – Адди отодвинула пустую тарелку и зааплодировала. – Вам надо поехать в Мельбурн, залезть на ящик и толкнуть речь. Готова спорить, из вас выйдет выдающийся политик – человек из народа, который борется за его интересы.

– Мне бы хотелось, чтобы мои взгляды были всем известны, – согласился Келли. – Только это невозможно.

– Ну, не скажите. У вас есть шанс.

– Как это?

– У меня есть друг, который пишет книгу, и я знаю, что ваши взгляды его очень заинтересуют.

– Это тот парень, за которого вы собираетесь замуж? – угрюмо взглянув на нее, спросил Келли.

– Тот самый. Конечно, если я когда-нибудь вернусь в Мельбурн, – язвительно добавила она. – Знаете, Нед, ваши действия противоречат вашей собственной философии. Вы же не обижаете честных людей. А мой дедушка, Крейг Макдугал, – один из честнейших людей; от того, что ему случилось разбогатеть, он ведь не перестал быть честным, не правда ли?

Келли молча опустил голову.

У Джо Бирна так сильно дрожали руки, что он не решился зажечь сигарету. Словно белка в колесе, в его голове крутилась одна мысль: «Господи! Что нам с ней делать? Я никогда не посмею сказать Неду, что не оставил записку для ее деда. Он меня просто убьет. Но она же не может остаться с нами навсегда. Как-то мы должны от нее избавиться. Как?»

Его рука опустилась на рукоятку пистолета.

После ужина Адди поднялась на вершину ближайшего холма, чтобы понаблюдать закат солнца. От открывшегося зрелища у нее буквально захватило дух.

– Какое великолепие! – пробормотала она.

– Ничего прекраснее я еще не видел, – поддержал ее Келли. На закат он, однако, не смотрел. Его взгляд был устремлен на Адди.

По темно-синему горизонту плыли золотисто-оранжевые облака. В вышине темнеющее небо принимало фиолетовый оттенок.

Они сидели на бревне до тех пор, пока день окончательно не померк. Темнота, однако, царила всего несколько секунд, потому что из-за горных вершин тут же показалась луна.

– Она похожа на гигантский апельсин, – заметила Адди. Поднимаясь вверх, луна словно становилась меньше. Ночной ветерок шевелил верхушки эвкалиптов, редкие листья которых в лунном свете казались мокрыми. Белые стволы камедных деревьев блестели ярче, чем днем.

– Легко понять, почему аборигены считают их призраками, – тихо проговорил Келли.

Вздрогнув, Адди обхватила себя руками.

– Они и вправду выглядят очень таинственно.

– Вам холодно, – сказал Нед. – Вот, возьмите мою жилетку.

– Не надо, – возразила она. – Спасибо, со мной все в порядке.

– Не упрямьтесь. – Он встал и накинул на Адди тяжелую кожаную жилетку, задержав руки у нее на плечах.

Оба молчали. Адди сидела совершенно неподвижно, хотя мысли ее были тревожными. Прикосновение мозолистых рук Келли давало ей ощущение покоя.

Когда он дотронулся губами до ее затылка, Адди вздрогнула, но не отстранилась. Повернув голову, она заглянула в глаза мужчины.

– Нед… – тихо произнесла она.

«Остановись, пока не поздно!» – кричало ей сознание. Но было уже поздно. Аделаида Трент всегда больше прислушивалась к велению сердца, чем к голосу рассудка.

Нагнувшись, он поцеловал ее в губы – сначала нежно, потом более страстно. Дрожь пробежала по телу Адди, когда руки Келли коснулись ее отвердевших сосков. Его набухшая плоть уперлась ей в спину. Подняв руку, Адди погладила его по щеке. Ей внезапно до боли захотелось, чтобы все произошло немедленно. Адди развернулась лицом к Келли, тот опустился на колени и, обняв ее за талию, крепко прижал к себе.

– Давай я тебе помогу, – прошептала Адди, когда Келли начал возиться с пуговицами на ее рубашке.

Все было как во сне. Адди знала наверняка, что на самом деле ничего не происходит, а если и происходит, то не с ней. В ее теле словно поселился кто-то другой.

Лиф, корсет, рубашка – все это уже было на земле. Келли помог Адди освободиться от бриджей, ботинок и панталон, а вскоре и его ботинки, рубашка и брюки тоже оказались на земле, среди пышных желтых цветов. Стоя на коленях, мужчина и женщина обнимались, целовались, ласкали друг друга руками и губами.

– Я люблю тебя, – сказал Келли.

Это был удар ниже пояса. Адди почувствовала, как в ней вновь пробуждается чувство вины. Она не могла ответить Келли тем же, хотя хорошо понимала, что для него даже явная ложь сейчас будет подарком.

«Боже, – думала Адди, – какой мужчина! Ничего лишнего. Руки, грудь, живот – все стройное, мускулистое».

Откинувшись, она легла на траву и с готовностью раздвинула ноги, как всегда делала это для Дэна. Протянув руку, Адди направила в себя твердую плоть Келли. Он вошел в нее очень медленно, осторожно.

– Тебе не больно, милая? Она тихо засмеялась.

– Напротив, мне очень приятно. Теперь он полностью вошел в нее, они слились, закачались в магическом ритме любви.

Старое, как мир, движение – называет это Дэнни. Дэнни!

«Неужели в тебе нет ни капли стыда, женщина, если ты произносишь имя Дэна Бойла в тот самый миг, когда предаешься плотскому вожделению?»

Адди овладело отчаяние, но тут она вспомнила слова своей бабушки:

«…Ты не его собственность, а он – не твоя. Любовь – не тюрьма, в которую заключены мужчина и женщина…»

Один Бог знает, увидит ли она еще Дэна. Она вполне может погибнуть здесь. Ну, а раз жизнь так хрупка, по крайней мере надо попытаться сделать ее приятной.

Адди застонала и подалась вверх. По телу разлилось огненное тепло. Молодая женщина почувствовала, что она испаряется, исчезает, превращаясь в падающую звезду.

В следующий миг все ее тело содрогнулось. Невидимая рука страсти подбрасывала ее то вверх, то вниз, и беспомощная Адди глядела в небо, где звезды, казалось, отплясывали какой-то дикий танец.

Через несколько секунд она уже лежала рядом с Келли, обессилевшая и умиротворенная, в согласии с Богом, миром и самой собой.

Приподнявшись на локте, Нед заглянул ей в глаза.

– Тебе было хорошо, милая?

– Чудесно.

– Я рад. Что до меня, то мне кажется, так уже никогда больше не будет.

Улыбнувшись, Адди нежно погладила его по щеке.

– Не преувеличивай, Нед. Женщины не так сильно отличаются друг от друга.

Он уныло покачал головой.

– Неправда. Такой, как ты, еще не было. По крайней мере у меня. И никогда не будет. Я люблю тебя больше жизни, Адди.

– Ты меня совсем не знаешь.

– Я знаю все, что нужно знать. Но, похоже, ты не можешь мне сказать то же самое?

– Что я тебя люблю? Нет, это было бы неправдой, а ты слишком хорош, чтобы тебя обманывать.

– Спасибо и на этом. – Он вздохнул. – Я передумал насчет выкупа. Как только мы приедем в Гленроувэн, я позабочусь о том, чтобы ты вернулась в Мельбурн. Сейчас половина копов Виктории и Нового Южного Уэльса висит у нас на хвосте… ну да все равно – ты можешь вернуться домой.

– Спасибо, Нед. – Адди притянула его голову к себе. – Знаешь, я никогда всерьез не верила, что ты действительно способен воровать женщин.

Он вздохнул.

– Дурень я, дурень! Ты права. Похищение женщин – не мое дело. Нужно было послушаться Джо. – Помолчав, он усмехнулся. – Нет, я рад, что не послушался. Если бы послушался, то никогда бы не испытал такого небесного блаженства. – Он поцеловал ее ладонь, и Адди почувствовала, как руку оросили горячие слезы.

 

Глава 9

На следующее утро вскоре после того, как они тронулись в путь, Нед подъехал к Джо Бирну.

– Я собираюсь ее отпустить, – без всяких предисловий заявил атаман.

Джо с облегчением вздохнул.

– Вот и правильно. Я рад, что ты пришел в себя. Как? Где? Когда?

– Мы поедем прямиком в Гленроувэн и в первом же приличном и безопасном месте ее оставим.

Лицо Джо стало задумчивым.

– А что, если она сразу завопит «разбойники»?

– Не завопит.

Джо понимающе улыбнулся.

– Ты в ней совершенно уверен, а, Нед?

– Она справедливая леди. Она не станет отправлять по нашему следу законников.

«Ну да, после того, как ты сегодня ночью вдоволь повалял ее в кустах. Вот почему она теперь похожа на кошку, которая только что съела миску сметаны! Черт побери! Что бы я только не отдал за такой лакомый кусочек, как эта девчонка!» – подумал Джо и неловко заерзал в седле, испытывая жжение в паху.

Поскакав вперед, Нед вновь присоединился к Адди, громко насвистывавшей вальс Штрауса.

– Ты когда-нибудь танцевал, Нед? – весело спросила она.

Он пожал плечами.

– Могу танцевать рил и ирландскую джигу.

– Интересно! Я вот что тебе скажу: если ты научишь меня танцевать джигу, я научу тебя вальсировать. Я бы хотела… – Увидев боль в его глазах, она умолкла. – Я что-то не то сказала?

– Нет, нет, милая. – Он попытался улыбнуться. – Просто ты вела себя так, словно мы никогда не расстанемся. – И он отвернулся.

Адди взяла его за руку.

– Прости, Нед. Я не подумала. Я… я… Просто на секунду мне показалось, что мы…

– Пожалуйста, не продолжай, Адди.

Пытаясь сдержать слезы, она опустила голову. Дальше ехали молча.

К полудню лес стал не таким густым, как прежде. Везде звенели ручьи, там и тут виднелись полоски песка. Деревья оплетали густые лианы.

Дорогу путникам перебежала огромная ящерица. Лошадь Адди испуганно заржала и встала на дыбы.

– Успокойся, Рыжий. – Адди погладила коня по шее.

– Он вспомнил змею, – сказал Нед. – Эта ящерица тебя не тронет, дружок. Это игуана.

Вскоре Стив Харт подстрелил страуса эму, так что вечером путешественники устроили себе роскошный пир.

– Давно у меня не было такого шикарного ужина, – заметил Бирн.

– В лучшем мельбурнском ресторане так не приготовят, – оторвавшись от громадной кости, согласилась Адди.

Внезапно Джо Бирн вскочил.

– Вы слышали?

Все замолчали и стали напряженно вслушиваться.

– Да, – подтвердил Нед. – Сюда кто-то скачет. Его сообщники вскочили и схватились за оружие.

– Не спешите, ребята, едет всего один человек, – сказал Нед.

– Все равно… – Джо Бирн проверил пистолет и взял ружье на изготовку.

Стук копыт становился все громче. Наконец лошадь показалась на краю поляны. Всадник был одет по-деревенски. Взглянув на него, Адди решила, что это подросток. Остановив коня, человек спрыгнул на землю.

– Недди! Недди! Слава Богу!

Адди нахмурилась. У прибывшего был высокий голос, похожий на женский.

Подбежав к незнакомцу, Нед заключил его в объятия – очевидно, они были хорошо знакомы!

Адди не верила своим глазам – Нед поцеловал парня в щеку!

– Я никогда… – начала она, но тут же замолчала, глядя на то, как вновь прибывший снимает шляпу и вытирает рукавом вспотевший лоб. Под широкополой манильской шляпой скрывалась густая копна длинных рыжих волос.

– Это Молли Келли, – пояснил Стив Харт. – Сестра Неда.

– Какого дьявола она здесь делает? – хмуро спросил Джо, в то время как Дэн поспешил присоединиться к брату и сестре. – Вряд ли просто выехала прогуляться!

– Маманю арестовали! – задыхаясь, выпалила Молли.

– Арестовали? За что?

– Просто за то, что она Келли. – Слезы побежали по щекам девушки, и Молли прикрыла глаза руками. – Это было ужасно! Они ворвались как бешеные, выкинули всех постояльцев, все разломали…

– А как мама? – задрожавшим от ярости голосом спросил Нед.

– С ней все в порядке, но суперинтендант полиции заявил, что запрет ее и выбросит ключ как можно дальше. Еще он сказал, что позаботится о том, чтобы выкинуть из Виктории всех Келли!

Нед топнул ногой и в бешенстве сжал кулаки.

– Проклятые ублюдки! – Из его уст полился поток грубой брани, заставивший Адди сжаться – не от омерзения, а от сочувствия его горю.

– Последнее, что успела сказать маманя, прежде чем ее увели: «Найди Неда и передай, чтобы он не возвращался в Гленроувэн. Он попадет в ловушку!» Это правда, Нед, Дэн, – полиция только и ищет предлог, чтобы вас убить.

Заметив наконец Адди, Молли инстинктивно выпрямилась, расправила плечи, демонстрируя хорошо развитую грудь, и провела пальцами по спутавшимся волосам. «Хорошенькая девушка, – отметила Адди, – по виду типичная ирландка – с широко посаженными глазами, курносым носом и веснушками».

– Кто это? – глядя на Адди, спросила Молли. Она хорошо знала, что вокруг Неда всегда вьется множество девиц, однако инстинкт подсказал ей, что эта не из их числа.

– Наша подруга, путешествует с нами в Гленроувэн, – уклончиво ответил Нед и посмотрел на Адди. – Хотя после того, что ты рассказала, нам, наверное, придется сделать большой крюк.

Молли схватила брата за руки.

– Только не в Гленроувэн! Там сейчас целая армия солдат и полицейских.

Преступники тревожно переглянулись. Общее мнение выразил Бирн:

– Армия солдат и полицейских? Они часто нас тревожили, но до сих пор ничего подобного не было.

– По описанию пассажиров и охранника багажного вагона они вычислили, что это вы ограбили поезд.

Приблизившись к Адди, она принялась ее разглядывать, тихо бормоча:

– Светлые волосы… Зеленые глаза… – Молли уставилась на незнакомку. – Господи! Это она! Девушка, пропавшая из поезда! Ой, Недди, скажи, что ты этого не делал!

– Как ни печально, я это сделал, – опустив голову, промямлил он.

– Проклятый идиот! – крикнула она. – Неудивительно, что теперь все полицейские колонии гоняются за тобой! – Застонав, Молли Келли закрыла лицо руками. Все тело ее сотрясалось от рыданий. – Милостивый Господь! И зачем только ты это сделал, Недди!

Джо Бирн поднял глаза к небу: «Я пытался его отговорить, Господи. Ты знаешь, что я пытался».

Подойдя к девушке, Адди постаралась ее утешить:

– Ну-ну, не надо, Молли. Все будет хорошо. Я не позволю причинить вред Неду и остальным. Они хорошие ребята и прекрасно со мной обращались. Клянусь, мой дедушка сделает все, чтобы с ними обошлись по справедливости.

Положив руки на плечи обеих женщин, Нед грустно улыбнулся.

– Очень мило с твоей стороны, душенька, но боюсь, даже влияния твоего дедушки недостаточно, чтобы изменить мою участь.

– И все же, Нед, я попытаюсь помочь тебе. Он поцеловал ее в щеку.

– Посмотрим, что из этого выйдет. Но сейчас, я думаю, нам стоит изменить направление и двинуться в глубь страны – дальше на запад.

Они придерживались этого курса полтора дня. Густая зелень сначала побледнела, а затем вовсе исчезла, выгорела. Тем не менее мертвая трава продолжала расти – так растут волосы у трупа.

Кроме мух и хищных птиц в вышине, ничего живого вокруг видно не было.

– Они похожи на воздушных змеев, которые я запускала в детстве, – глядя в безоблачное небо, заметила Адди.

– Это стервятники, – проинформировал ее Нед. – Едва двигаются.

– Тем не менее от нас не отстают.

– Это, наверное, канюки, – сказал Бирн. – Ждут, пока кто-нибудь из нас не свалится, – вот тогда они устроят пир!

Адди вздрогнула.

– А сколько мы еще пробудем в пустыне? Нед задумчиво потер подбородок.

– Недолго. Если только… – Он не договорил, но в этом и не было нужды. Каждый мысленно закончил эту фразу: «…если только мы не заблудились!»

Весь день они ехали по раскаленной, выжженной земле. Усталые лошади нервничали.

– Держите поводья крепче, – предупредил Нед. – Боюсь, кони могут понести, пытаясь выбраться из этого ада.

Слово «ад» было вполне уместным – жара была ужасающей даже в тени! «Воздушные змеи» тем не менее не отставали. Чувствуя, что преследуемые ими люди и лошади ослабли, стервятники стали смелее и с криками кружили уже над самыми головами путников. В конце концов мужчины вынуждены были разрядить в них ружья. Трое стервятников были убиты, остальные удалились на безопасное расстояние, но тем не менее далеко не улетели, ожидая, когда люди и животные наконец без сил свалятся на бесплодную землю.

От жары плавился даже металл. Железные части упряжи, корпуса часов покрылись трещинками. Во время привала Адди одолжила Молли свой гребень, но не успела девушка провести им по волосам, как зубья расчески отлетели.

– Я и сам прямо разваливаюсь на части, – пожаловался Джо Бирн.

Ночь принесла желанную передышку – после захода солнца менее чем за час жара спала. С запада долетал прохладный ветерок.

– Наверное, мы уже возле гор, – предположил Нед. – Это ветер со снежных вершин.

Из-за отсутствия топлива огонь развести не удалось. Ужин состоял из холодного консервированного мяса и смоченных водой сухарей.

– Завтра надо обязательно найти воду, – сказал Нед, – иначе лошадям будет нечего пить. Тогда нам конец.

Разговор не клеился – все чувствовали леденящее дыхание смерти. Сразу после ужина путники завернулись в одеяла и провалились в тяжелый сон.

Среди ночи Адди проснулась и обнаружила, что Молли прижимается к ней всем телом.

– Вы спите? – прошептала Молли.

– Уже нет, – последовал раздраженный ответ.

– Мне страшно, мисс Трент.

– Меня зовут Адди. Чего ты испугалась?

– По моим ногам только что пробежала ящерица. То есть я думаю, что ящерица. Может, это была змея.

Адди похолодела, но попыталась пошутить:

– Звучит очень обнадеживающе.

Наступило молчание, и Адди уже почти заснула, когда Молли снова заговорила.

– Вам нравится мой брат?

– Да… – не сразу ответила Адди. – Нед – прекрасный человек. Очень жаль, что ему приходится вести такой образ жизни.

– Ну да… У таких бедняков, как я, да еще ирландцев, выбор невелик. Правда, мама говорит, что здесь все равно лучше, чем в старой стране. Вы знаете, что он вас любит?

– Кто тебе это сказал?

– Он сам. Нед вас обожает. Разве он вам этого не говорил?

– Нет, – солгала Адди.

– Неужели? А разве вы с ним еще не спали?

– Не грубите, юная леди.

– В Гленроувэне он перепробовал всех девушек, кроме своих сестер.

– Да спи же ты!

Перед рассветом луна зашла и стало так темно, что невозможно было разглядеть собственную руку. Адди очнулась оттого, что кто-то бросил ей в спину горсть камушков. Охваченная паникой, она села.

– Пст! Адди… – раздался тихий голос.

– Нед?

– Иди ко мне, моя сладкая!

– Я тебя не вижу. Как же я приду?

– Зато ты меня слышишь, милая. – И он начал без слов напевать старинную ирландскую балладу.

Повернувшись, Адди прислушалась к ровному дыханию Молли. Убедившись, что та спит, она вылезла из-под одеяла и поползла на голос Неда, держа перед собой вытянутую руку. Это было странное ощущение. Странное, но и восхитительное, поскольку темнота обострила все остальные чувства, в первую очередь осязание. Природа, можно сказать, предложила Адди неожиданную компенсацию.

Простейшие акты любовной игры теперь были исполнены тончайшей эротики – даже прикосновения рук и губ. Темнота придавала всему особую остроту.

– Я чувствую себя настоящей распутницей, – прошептала Адди. – Заниматься любовью в то время, как рядом спят четыре человека, в том числе твоя сестра. Перед тем как заснуть, она как раз меня об этом спросила.

– О чем?

– Спали ли мы с тобой.

– Ее нужно как следует отшлепать, вот что! – тихо засмеялся Нед.

– Скорее, ей просто нужен мужчина.

– Может, и так. Какая-то она в последнее время стала раздражительная. Норовистая, словно сука, которая прижимает задницу к земле.

– Что за странное выражение «спать с кем-то»! – засмеялась Адди. – В такой ситуации мужчина и женщина вряд ли могут заснуть. Надо же – «спать»!

После этого беседа прервалась, поскольку обоих захлестнули волны страсти. И вот она – последняя, почти вертикальная стена, по которой Адди взбирается все быстрее и быстрее, стремясь достичь белого пенистого гребня.

В следующий миг она уже на вершине.

О Боже! Она прикусила язык, чтобы сдержать крик наслаждения.

Сладкие судороги, казалось, рвали ее тело на части. Ощущения были просто невероятными. – Останься здесь, со мной, – мягко попросил Нед, когда тело Адди вздрогнуло в последний раз.

– Не могу. Здесь, в пустыне, нет кукабарры, и тем более нет будильника. – Она легонько сжала его плоть, теперь обмякшую, и поползла на прежнее место, к Молли. Завернувшись в одеяло, Адди сразу задремала и спала до тех пор, пока ее не разбудил солнечный луч. Прикрыв глаза рукой, она села.

Нед и остальные мужчины седлали лошадей.

– Почему вы не разбудили меня к завтраку? – окликнула их Адди.

– Завтракать некогда. Мы должны опередить солнце. Выпей воды.

Открыв флягу, Адди поднесла ее ко рту. Пусто! Вздрогнув, Адди крепко обхватила себя руками.

«Завтра нам надо найти воду… – вспомнились ей слова Неда. – Иначе… нам конец!»

Около полудня раздался хриплый крик Харта:

– Впереди вода!

Все оживились, кроме Неда Келли.

– Не хочу вас разочаровывать, друзья, – сказал он, – но это не вода. Это мираж.

– Не может быть!

– Нельзя увидеть воду, если ее нет. Говорю тебе, Нед, там вода!

Адди не могла с этим не согласиться. Вот же она, не дальше чем в миле отсюда – широкая голубая полоса. Наверное, небольшое озеро. Правда, она тоже читала истории об иллюзиях, которые создает природа, чтобы мучить страдающих от жажды путешественников. Но это точно вода!

Они проехали еще час, а видение все не приближалось, по-прежнему оставаясь у горизонта. Разочарованные путники вели себя как дети – хныкали, потрясали кулаками, посылали проклятия солнцу, жаре, пустыне и даже друг другу.

– Успокойтесь, ребята! – скомандовал Нед. – Вы только зря теряете силы.

К концу дня вновь появились мухи – гигантские, впивавшиеся в кожу словно пиявки. Отогнать их было невозможно – только убить.

– Боже! Я сейчас сойду с ума! – закричала Молли, обеими руками отмахиваясь от мух.

– Ничего, сестренка, – постарался успокоить ее Нед. – Это значит, что худшее позади. Если этих мерзких тварей так много, значит, вода близко.

Очень скоро стало ясно, что он прав. В небе замелькали черные какаду с красными и оранжевыми хвостами и еще какие-то птицы – розово-серые чудовища, от пронзительных криков которых по спине бегали мурашки.

– Снизу они гораздо красивее, – заметила Адди. Действительно, брюшки птиц были кораллово-розовыми.

Они увидели это на горизонте вскоре после полудня. Боясь, что перед ними снова мираж, все воздержались от радостных восклицаний. Только когда часть расстояния была преодолена, а кромка воды не отступила, у путников вырвался вздох облегчения.

– Вода! – крикнул Нед. – И на этот раз настоящая!

В то время как ее спутники пустили уставших лошадей легким галопом, Адди придержала Рыжего, чтобы взглянуть на открывшуюся перед ней великолепную картину. Под яркими лучами солнца все вокруг отливало золотом, как хорошо вычищенный медный котел. Даже вода отбрасывала металлический отсвет. Питаемый подземным источником водоем формой напоминал вытянутый овал. С одного конца озеро сужалось, превращаясь в тонкий ручеек, который терялся среди песков.

Войдя в озерцо, путники долго пили, не в силах оторваться от живительной влаги. Затем отвели лошадей к узкому концу водоема, а сами собрались там, где поглубже.

– Поосторожнее, друзья! – предупредил их Нед. – Постарайтесь не замутить воду. Сначала надо наполнить фляги, потом сможем и поплескаться.

Наполнить фляги оказалось нелегкой задачей, поскольку при малейшем движении со дна поднимались легкие облачка песка. Однако в конце концов с этим удалось справиться, и путники вновь принялись утолять жажду, смакуя влагу, казавшуюся сладкой, как нектар.

– Должно быть, я уже проглотил целую кучу песка, – засмеялся Джо Бирн.

От обыкновенной воды все опьянели словно от рома. Обезумев от радости, путешественники пели, свистели, подталкивали друг друга.

– Последний проиграл! – крикнул Нед и прямо в одежде плюхнулся в водоем.

Остальные быстро последовали за ним, и следующие полчаса в озерце шла веселая возня.

– Ну и гулянка! – крикнула Молли. – Все, больше не могу.

Едва передвигая ноги, они с Адди выбрались на берег и устроились в сомнительной тени окружавших водоем низкорослых деревьев. Под веселый смех мужчин Адди сразу же заснула.

Когда часом позже она проснулась, ее одежда уже была совершенно сухой. Нед и Джо стаскивали в кучу сухие ветки.

– Сегодня у нас будет и костер, и нормальная еда, – сказал Нед. Мяса подстреленного накануне эму в седельных сумках оставалось еще немало.

Было приготовлено очень вкусное жаркое, приправленное карри и какими-то другими экзотическими специями, которые Молли захватила с собой из кухни разгромленной гостиницы.

После того как столовые приборы были вымыты и уложены, все шестеро собрались вокруг костра. Солнце уже зашло.

– Что будем делать дальше, Нед? – спросил его брат.

– Из пустыни мы выберемся завтра. Прежде всего нужно найти место, куда спрятать золото.

– Спрятать? – запротестовал Бирн. – Но зачем? Лучше поедем на запад и осядем где-нибудь в Южной Австралии. Например, возле залива Спенсер. Нас никто не станет там искать. С тем, что взяли на поезде, мы до конца жизни сможем жить как леди и джентльмены.

– Ты забыл, что в Гленроувэне у меня остались мать и четверо сестер. Там мой дом – Дэна и мой.

– Твоя мать в тюрьме, дружище. Что же касается ваших сестер, то они смогут к нам приехать. Мы вышлем им денег на дорогу.

Нед покачал головой.

– Нет, Джо. Вы со Стивом, если хотите, можете уйти. Мы отдадим вам ваши доли.

– Не будь таким упрямым, Нед! Если мы вернемся в Гленроувэн, нас там наверняка повесят. Неужели ты хочешь, чтобы копы поволокли нас на бойню как овец?

– Ну уж не как овец, Джо, будь уверен! Кроме того… – Нед перевел взгляд на Адди. Ему не надо было договаривать – все и так поняли, что он хотел сказать. И в первую очередь она сама.

– Я могу вернуться из Аделаиды на корабле, – сказала Адди.

– Гм! – Он поджал губы. – Может быть… Дайте мне подумать.

 

Глава 10

На следующее утро за завтраком Нед объявил свое решение:

– Я возвращаюсь домой, ребята. Мне надоело, что на моей собственной земле за мной охотятся, как за бешеным псом. Я хочу положить этому конец. Вы можете остаться со мной, а можете найти убежище где-нибудь за пределами Виктории и осесть там. Ну, так как?

Повисло молчание. Затем заговорил Джо Бирн:

– Я пойду с тобой, Нед. Никто не заставит нас покинуть эту землю.

– Ты сказал и за меня, – согласился Стив Харт.

– Что ж, значит, решено. Мы обойдем полицейские посты, спрячемся в Ворбийских горах, зароем золото, а затем отправим Молли с посланием к копам. Мы с Дэном сдадимся при условии, что они освободят маму.

– Ты сошел с ума, Нед, – возразил Бирн. – Законники не соблюдают договоренностей с людьми вроде нас. Как только мы попадем к ним в руки, они откажутся от всех обещаний.

– Все равно мы должны попытаться.

Проведя рукой по своим длинным волосам, Адди надела шляпу.

– Можно мне сказать?

– Что, дорогая?

– У вас на руках есть хороший козырь.

– Какой козырь?

– Я имею в виду себя. Пусть они считают, что вы будете удерживать меня как заложницу до тех пор, пока условия сделки не будут полностью соблюдены.

– Я не могу на это пойти, Адди! – твердо проговорил главарь банды.

– Но почему, Нед? – не выдержал Джо. – Она говорит дело.

– Ты просто дурак! – раздраженно сказала Молли. – Конечно, твоей чистоплюйке приятно это слышать, но такое благородство тебе не идет, брат.

– Она права, Нед, – поддержала ее Адди и, сверкнув глазами, добавила: – Но если ты еще раз назовешь меня чистоплюйкой, пигалица, я как следует отлуплю тебя!

– А ведь она это сделает! – со смехом заметил Джо.

– Ну, так что? – вновь повернувшись к Неду, спросила Адди. – У тебя нет выбора. Законники должны думать, что я ваша пленница, или у тебя не будет ни малейшего шанса заставить их выслушать вас.

– Ну хорошо, – неохотно согласился он. – Мне это по-прежнему не нравится, но давайте попробуем. – Взяв Адди за руки, он посмотрел на нее с обожанием. – Вы удивительная женщина, Аделаида Трент. Я никогда вас не забуду. Никогда.

Улыбнувшись, она в ответ сжала ему руку.

– Я тоже никогда вас не забуду, Нед Келли. Вы удивительный человек.

Он торопливо обнял ее и поспешил к своему черному жеребцу.

– Все в порядке, парни. Едем!

После полудня пустыня осталась позади. Они повернули на восток.

– В обход получается вдвое дальше, – сказал Нед, – но я лучше пройду даже втрое больше по прохладным зеленым лесам, где полно воды, чем вновь залезу в это чертово пекло.

Они ехали не торопясь, чтобы не слишком утомлять лошадей, до сих пор не оправившихся после тяжелого перехода, а в полдень устроили короткий привал, чтобы поесть. Обед состоял из сыра с сухарями, которые запивали восхитительным напитком, приготовленным Молли из фруктов, бананов и холодной родниковой воды.

В четыре часа пополудни путники разбили лагерь, а после ужина Нед и Адди отправились на прогулку. Тропинка вскоре привела их на край обрыва метров в триста высотой. Внизу раскинулась зеленая долина, с противоположного края пропасти обрушивался величественный водопад. В лучах заходящего солнца над потоком воды сияла яркая радуга.

– Красиво, правда? – Адди вынуждена была кричать, поскольку рев водопада заглушал ее голос. Почва под ногами подрагивала.

Обняв Адди за талию, Нед привлек ее к себе.

– Красивее тебя ничего на свете нет. – В его глазах появилось странное выражение. – Я вот думаю… Если бы мы с тобой встретились в другое время, в другом месте, если бы мы были другими людьми… То есть я хочу сказать – если бы я занимал более высокое положение, а ты более низкое, как ты думаешь, милая Аделаида, был бы тогда шанс… – Он замолчал.

«Что такое со мной происходит? Если, если… Как это слово много значит!»

Она повернулась и обняла его.

– Это не важно, Нед, какое положение занимаешь ты и какое я. Ты мужчина, я женщина, и мы вправе вести себя друг с другом так, как нам хочется.

– Ты имеешь в виду, что… что если бы я не имел неприятностей с законом, то ты могла бы считать меня… – Он не договорил, не смея надеяться на положительный ответ.

Адди улыбнулась.

– Ты хотел сказать – подходящим женихом?

– Что-то вроде этого, – покраснев, сознался Нед. Улыбка Адди увяла.

– Во время путешествия я немало думала, и мое отношение ко многим вещам изменилось. – Она помолчала. – Включая и отношение к Дэнни Бойлу.

– Хочешь сказать, что раздумала выходить за него замуж? – недоверчиво спросил Нед.

– По правде говоря, не знаю. Дело в том, что теперь я не так уверена в будущем, как раньше. Сейчас единственное, что я могу сказать: поживем – увидим.

Обняв женщину, он покрыл поцелуями ее волосы, шею и лицо.

– Адди, дорогая, я счастливее всех на свете, хотя наше будущее и остается под большим вопросом. Я люблю тебя. – Он посмотрел на нее умоляющим взглядом.

– Думаю, Нед, что и я смогу тебя полюбить, – стараясь быть честной, ответила Адди.

– Я все для этого сделаю.

Опустив Адди на траву, он принялся медленно ее раздевать. Для Неда это уже превратилось в ритуал, которому он отдавался с почти религиозным рвением. Покончив с этим, он разделся сам и лег рядом. Любовники ласкали друг друга до тех пор, пока их дыхание не стало прерывистым, а сердца не забились так часто, что удары было бы невозможно сосчитать.

– Я хочу тебя, – простонала Адди.

Нед лег на нее, но она вдруг уперлась руками ему в грудь.

– Нет, Нед, на этот раз я буду сверху.

– Какого черта?

– Ложись, я сама все сделаю.

Увидев смятение на его лице, она чуть не рассмеялась.

– Будь я проклят! – крикнул Нед. – Я не могу тебе этого позволить, Адди. Это неприлично!

Она все-таки не смогла сдержать смех.

– Неприлично? Да кто придумал эту ерунду? Задницей вверх или вниз – какая разница? Ого, я вижу, ты готов к бою, – добавила она, обхватив рукой его плоть. – Ну, будь умницей – ляг и расслабься.

Он с неохотой повиновался. Но когда Адди опустилась на его бедра, Нед оценил преимущества этой позиции.

– Я бы сказал, что это неплохо, – заметил он, обхватив руками ее ягодицы.

Возбужденный новизной впечатлений, мужчина быстро достиг пика наслаждения. Адди отстала от него ненадолго, тоже получив полное удовлетворение.

– Ну что, ты доволен? – положив голову ему на грудь, спросила она, когда все закончилось.

– Было просто чудесно! – отозвался Нед и лукаво добавил: – Ты самая настоящая распутница – вот ты кто, дорогая. Счастлив будет тот парень, который получит тебя в жены – надеюсь, что это буду я.

Адди поспешила сменить тему.

– Надо возвращаться, пока твоя сестра не отправилась нас искать. – Усевшись, она потянулась за своей одеждой.

– Вы с Молли, кажется, не очень поладили? – спросил Нед.

– Девушки часто смотрят на старших братьев как на свою собственность. В этом нет ничего страшного. Она ведь тебя любит, Нед.

– Ты права. – Взгляд его помрачнел. – Я беспокоюсь за нее больше, чем за других сестер. Женщине не стоит разъезжать по необжитым землям вместе с бандой разбойников. Мне было бы спокойнее, если бы у нее появился муж или кто-то в этом роде.

Поднявшись на ноги, Адди задумалась.

– Ты не хочешь, чтобы Молли уехала со мной в Мельбурн?

– Зачем?

– Я могла бы подыскать ей хорошую работу и жилье. Она получила бы шанс познакомиться с молодыми людьми, которые тебе больше по вкусу.

Лицо Неда посветлело.

– А что это за работа?

– Горничной. Мама всегда говорит, что в таком большом доме, как наш, нужна еще прислуга. Конечно, мы живем не в поместье, но наш персонал не справляется с работой.

– Вы обманщица, Аделаида Трент, – усмехнулся Нед, – но все равно я вас люблю. Я ведь слышал, как ты говорила, что твоим родителям не нравится, когда слуги сидят друг у друга на головах. Ты это придумала ради Молли, вот что.

– И ради тебя, любимый. – Привстав на цыпочки, она поцеловала его в щеку.

Обняв Адди за плечи, он прижал ее к себе.

– Господи! Как же я буду жить без тебя, если меня посадят в тюрьму?

– По крайней мере нас будут утешать воспоминания. Мой дедушка считает, что лучше любить и потерять любовь, чем не любить вовсе.

– Это правда. Мысли о тебе, родная, и о том, что мы пережили вместе, помогут мне выдержать все – как бы плохо со мной ни обращались.

Взявшись за руки, они направились к лагерю.

В небольшой деревушке, расположенной на берегу Стринджибарк-Крика, их ждали неприятные вести. Чтобы отвести возможные подозрения, Нед и Адди представились как мистер и миссис Вайли, а Джо и Молли – как мистер и миссис Хукер, направляющиеся из Уогга-Уогга в Мельбурн.

– Вы едете немного не в ту сторону, – сказал хозяин гостиницы, в которой они решили остановиться на ночь.

– Хотим посмотреть окрестности, прежде чем осесть в большом городе, – объяснил Нед. – У вас есть кузнец? Наших лошадей надо подковать.

– Есть. Питер Бейк – он живет возле дороги. Я пошлю мальчика, чтобы предупредил его – лошадей все равно придется поставить у него в конюшне. Вы сыты?

– Нет, очень голодны, – ответила Адди.

– Сейчас вас покормят. Ужин-то уже весь съели, но моя хозяйка приготовит что-нибудь специально для вас.

Он проводил их в помещение с большими деревянными столами, возле которых стояли скамейки. Все шестеро свободно разместились за одним столом.

В конце не слишком просторного зала располагался бар, где было полно клиентов, хотя вечер еще только начался. Потягивая пиво, посетители громко переговаривались, и вновь прибывшие внимательно прислушивались к их словам. Очень скоро приезжие поняли, что разговор идет именно о них.

– Говорят, банду Келли окружили возле Батерста.

– Ерунда! Я слышал, что это произошло возле Брокен-Хилла.

– Некоторые говорят, они затаились в Сиднее и дожидаются парохода на Америку.

– Если верить всему, что говорят о банде Келли, – вмешался бармен, – то придется признать, что их не меньше двухсот человек, рассыпанных по всему континенту.

– А что ты думаешь о четырех старателях, которые шныряли здесь всю неделю?

– Да какие они старатели! – фыркнул бармен. – Конюх клянется, что слышал, как они за конюшней говорили о Келли. Их начальник сказал, что приказ такой – сначала стрелять, а потом уже задавать вопросы. Ставлю шиллинг против двух пенсов, что это переодетые копы.

Адди нащупала под столом руку Неда и крепко ее сжала. Тот подмигнул в ответ.

– Это все одни разговоры, любимая, – прошептал он. – Вроде того, что мы скрываемся в Сиднее или еще где-то.

Официантка принесла кувшины с элем, а для женщин – бутыль кларета. Это была статная молодая женщина с такой большой грудью, что завязки на ее корсете едва не лопались.

– Неужели банда Келли и вправду где-то недалеко? – небрежно спросил ее Нед.

– Не знаю, милые, но на вашем месте я бы поостереглась ездить сейчас по проселочным дорогам, да еще с женами. Вы знаете, что они похитили женщину, когда в прошлом месяце ограбили поезд?

– Нет! О Боже, Роско, что мы будем делать, если они нас поймают? – взволнованно воскликнула Адди.

– Не беспокойся насчет этих хулиганов, дорогая. Мы с ребятами защитим вас с Нелли от этой сволочи!

– Пожалуй, что так, сэр, – сказала официантка, с явным интересом разглядывая Неда. – Вы крепкий мужик. Да и ваши друзья тоже. Рядом с вами я бы чувствовала себя совершенно спокойно. Да, что вы хотели спросить, мистер Хукер?

– Ну… эти четверо, о которых говорили возле бара, – они еще в городе?

– Нет, позавчера уехали.

– Нет сомнения – они просто путешественники, как и мы, – ханжеским тоном сказал Нед.

– Не могу вам ничего об этом сказать, сэр. Вы будете пирог с почками? После ужина немного осталось. Он холодный, но можно разогреть.

– Было бы неплохо, дорогая. А не поищете ли еще хлеба с маслом?

– Сейчас все будет, мистер Хукер. – И женщина поспешила прочь, виляя пышным задом.

– Верни глаза на место, Джо! – пошутил Нед.

– Мне понравилось, как она сказала насчет того, что не прочь оказаться рядом с тобой, дружище. Я был бы рад, если бы она оказалась и поближе ко мне. Хотя бы немного.

Молли покраснела и шутливо шлепнула его по руке.

– Ты просто невыносим, Джо… – Но прежде чем она успела договорить, Нед зажал ей рот.

– С ума сошла? – прошипел он. – Выкрикиваешь при всех его имя!

Девушка выглядела так, будто вот-вот расплачется. Все настороженно обратили свои взоры к бару, но за гулом голосов никто как будто не услышал ее восклицания.

– Эй, Нелл! – позвал хозяин, обращаясь к маленькой черноволосой официантке. – Спой-ка нам пару куплетов из той баллады про ребят Келли!

Посетители дружно его поддержали:

– Да, эти разбойники наделали шуму, когда ограбили золотой поезд и прихватили с собой дочку Трента!

Улыбаясь, Нелл села за пианино, стоявшее напротив бара, и запела приятным сопрано:

Четыре героя стоят на вершине, В молчании гордом стоят…

Стив Харт хлопнул себя ладонями по ляжкам.

– Слышите, друзья? Оказывается, мы знамениты. Никогда бы не подумал, что обо мне будут слагать песни!

– Держи свои восторги при себе, Стив, – со злостью взглянув на него, отрезал Нед. – Когда тебя поведут на эшафот, ты не будешь так веселиться.

Официантка принесла еду. Приезжие ели молча, прислушиваясь к болтовне выпивох о знаменитой банде Келли.

После ужина они сразу разошлись по комнатам. Адди и Молли заняли одну из них, мужчины расположились в двух соседних.

Этим утром они выкупались в холодном горном ручье, поэтому теперь Адди вымыла в тазике лишь лицо и руки. Затем она разделась и совершенно голая улеглась на широкую двуспальную кровать. Какое блаженство лежать на мягкой перине под пуховым одеялом! Жаль, что Неда нет рядом.

Глядя на его сестру Молли, Адди испытывала непонятное раздражение. Одетая в рваные хлопчатобумажные панталоны и блузку, Молли сейчас умывалась возле комода.

Небольшие груди и без помощи корсета стояли торчком. Узкобедрая и длинноногая, девушка своим телосложением больше напоминала юношу. Расчесав пятерней спутавшиеся рыжие волосы, Молли направилась к постели.

Непривычная к тем удобствам, которые для Адди являлись нормой, девушка была в полном восторге.

– Боже! Если бы у меня дома была такая кушетка, я бы с нее не слезала. Что это за одеяло? Оно ужасно мягкое.

– Это перина, – улыбнулась Адди.

– Перина?

– Так она называется. Лежи и наслаждайся. Девушка была несколько шокирована тем, что Адди спит голышом.

– Моя мама отдубасила бы меня как следует, если бы увидела в постели без ночной рубашки или панталон.

Адди засмеялась:

– Это бабушка меня научила так спать.

– Ваша бабушка? Ничего себе!

Адди задула свечу, стоявшую на ночном столике.

– Ну, спокойной ночи, Молли. И сладких снов.

– Это уж непременно. Ох… как хорошо!

Адди зажала ладонью рот, чтобы подавить смешок. Молли говорила совсем как женщина во время любовного акта. Наивная, она еще не знает, что такое хорошо!

Через несколько мгновений девушки заснули.

На следующий день выехали поздно, потому что кузнец не успел подковать лошадей. В путь тронулись только в четверть девятого.

День выдался прохладным. Со стороны западных гор дул сильный ветер. Около четырех пополудни они достигли развилки. Слева показались силуэты четырех всадников.

– Черт побери! – выругался Нед. – Ладно, возьмем вправо и поскачем побыстрее. Неприятности нам не нужны. Если они… – Нед не договорил, но все и так поняли, что он имел в виду.

Тронув с места жеребца, главарь быстро поскакал вперед. Остальные легким галопом последовали за ним. К сожалению, дорога вскоре повернула влево и пошла вдоль берега ручья. Беглецы проехали уже около полумили, когда четыре всадника, которых они видели раньше, внезапно выехали из леса на другой стороне ручья. До них оставалось еще примерно сто ярдов.

Нед перевел лошадь на шаг.

– Внимание, ребята! – предупредил он. – Похоже, у нас неприятности.

– Разве мы не можем уйти? – спросил Харт.

– Они слишком близко. Могут выстрелить нам в спину. Нет, придется блефовать. Может быть, еще обойдется. Давайте вперед. Я с ними поговорю. Адди и Молли, держитесь позади и пригнитесь.

Дэн, Джо и Стив догнали Неда и поехали рядом с ним. Все четверо держались неестественно прямо и сжимали рукоятки пистолетов.

Люди на другой стороне реки приняли точно такие же позы. Что-то во внешности незнакомцев насторожило Неда. Темные бриджи и кожаные куртки сидели на них словно форма. Шляпы с узкими полями в сельской местности смотрелись довольно странно. Все четверо носили усы.

– Здравствуйте! – крикнул крупный, коренастый мужчина.

– Добрый день! – приветливо ответил ему Нед.

– Мы заблудились. Не скажете, как добраться до ближайшей деревни или города?

– Вам нужно проехать направо до развилки – тут недалеко, а потом дорога приведет прямо в город.

Четверо облегченно засмеялись – пожалуй, чересчур радостно, чтобы в их искренность можно было поверить. Нед молча погладил рукоятку пистолета. Дэн, Джо и Стив приготовились к бою.

– Куда вы направляетесь?

– В Мельбурн, – еле заметно улыбнувшись, ответил Нед.

– О, у вас впереди долгий и трудный путь. Ну, спасибо, желаем вам доброго пути.

Четверо всадников сделали вид, что разворачивают коней, обмениваясь негромкими замечаниями.

Не отрывая взглядов от незнакомцев, Нед со спутниками двинулись вперед. Вот они уже поравнялись с незнакомцами, вот проехали дальше.

– Если мы доедем вон до тех деревьев, то вывернемся, – уголком рта пробормотал Нед.

Не успел он это проговорить, как великан на другой стороне ручья потянулся к кобуре. Однако Нед Келли был настороже.

– Молли! Адди! Гоните лошадей! – Крикнув это, он сделал три выстрела. По крайней мере один из них поразил цель, поскольку крупный мужчина свалился со своего коня.

Прежде чем Нед успел сделать следующий выстрел, Джо, Дэн и Стив тоже начали стрелять. С той стороны ручья им ответили. Через несколько секунд над водой повис пороховой дым, частично скрыв противника. Нед поднял руку:

– Прекратить огонь!

Держа пистолет наготове, он направил коня в неглубокий овраг. Остальные последовали его примеру. Пригнувшись как можно ниже, разбойники ждали, когда дым рассеется. Когда через пару минут это произошло, их взору открылась ужасная картина.

На другой стороне ручья виднелись четыре неподвижных тела. Двое преследователей лежали вниз лицом в воде. Третий сидел на земле, держась рукой за поводья, а другая его рука была откинута назад, словно он кого-то приветствовал.

Нед Келли дрожащим голосом сказал:

– Кажется… кажется… нет, пожалуй, лучше пойти посмотреть.

Спешившись, разбойники неуверенно двинулись к ручью.

– Вы двое останьтесь! – сказал Нед, обращаясь к Молли и Адди.

– Может, мы чем-то помогли бы… – нерешительно возразила Адди, хотя видела, что тем беднягам какая-либо помощь уже вряд ли понадобится.

Нед молча покачал головой. Все шестеро перешли неглубокий, по колено, ручей и выстроились кольцом вокруг неподвижных тел.

Нед тщательно осмотрел каждое из них, затем поднялся, но ноги его подкосились, и главарь банды упал бы, если бы Джо его не подхватил. Лицо атамана было пепельно-бледным, глаза неподвижными.

– Они мертвы, – заключил он. – Все они. Мертвы. Не смея поднять глаза на Адди, он, однако, вздрогнул, услышав:

– Вы убили четверых полицейских, Нед. – В голосе Адди не было осуждения, она просто констатировала факт.

– Ты ведь знаешь, что у нас не было выбора. Они бы нас перестреляли. Мы пытались от них уйти, но они нас догнали! – Голос его возвысился до крика: – Ради бога, Адди! Не смотри на меня так!

Подойдя к нему, она положила руку на его плечо.

– Ты не прав, Нед. Это не я смотрю на тебя. Ты сам так на себя смотришь. Хотя здесь не было твоей вины, получается, что, желая избежать ареста, вы убили четверых полицейских.

– Желая избежать ареста?! Ты с ума сошла! Они собирались нас убить! Ты же слышала, о чем болтали в гостинице: сначала стрелять, потом разговаривать!

– Ох, Нед! – Женщина положила голову на его тяжело вздымавшуюся грудь. – Какое жюри присяжных поверит этой истории? Мы можем поклясться хоть на тысяче Библий, но это ничего не даст. – Она вздохнула. – Теперь для тебя все кончено, Нед. Единственное, что тебе осталось, – бежать из страны. Проберись на какой-нибудь корабль и уплыви на другой край земли. Как ты знаешь, моему деду это помогло.

– Да. – В отчаянии Нед Келли порывисто обнял ее и повлажневшими глазами посмотрел на своих спутников. – Здесь нам больше незачем оставаться. – Огромным усилием воли он заставил себя вновь посмотреть на мертвецов. – Но сначала мы должны похоронить их по-христиански. Нельзя, чтобы их тела терзали стервятники. Даже если эти люди были копами, которые собирались нас убить! – с горечью добавил он.

После того как печальная церемония была закончена, преступники сняли с лошадей убитых уздечки и седла и сложили в одну кучу.

– Нужно спрятать упряжь в кустах, – сказал Нед. – Будет плохо, если кто-нибудь увидит нас с четырьмя лошадьми в полном снаряжении, но без седоков.

Сделав это, Келли и его спутники поскакали на восток.

– Как только доберемся до убежища в горах Гленроувэна, я отправлю вас с Молли к властям, – наклонившись к Адди, произнес Нед.

Она молча кивнула.

– А сам что будешь делать? – после долгой паузы спросила Адди.

Он пожал плечами, на которые, казалось, давила вся тяжесть мира.

– Не знаю, любимая. Теперь у нас нет будущего.

– Ты можешь уплыть на корабле. Я ведь говорила серьезно.

Он слабо улыбнулся и взял ее за руку.

– Поедешь со мной, Адди?

– Нед, я… я…

– Не говори, не надо. Я не имел права предлагать тебе это даже в шутку. Тебе незачем бежать. – Взгляд его внезапно стал жестким. – Да и мне тоже. Мне надоело, что за мной охотятся, как за бешеным псом. Нет, Адди, я не собираюсь убегать. Я смело встречу врага и буду сражаться до последнего вздоха. И если умру, то умру, как подобает мужчине. Эти ублюдки хотели расстрелять нас в спину. И вас, женщин, тоже. А мы сражались честно. Это несправедливо – считать нас убийцами!

– Конечно, Нед. Но кто сказал, что в жизни вообще есть справедливость?

Он крепче сжал ее руку.

– Адди, посмотри на меня. Их взгляды встретились.

– Боже, какая ты красивая! – прошептал он.

– Как и ты, – беспечно ответила она.

– Адди… Я знаю, что не имею права тебя просить, но не могу ничего с собой поделать. Мы оба знаем, что мне осталось недолго. Несколько недель… может быть, месяцев, если повезет. Ты не побудешь со мной еще немного? После случившегося потерять и тебя… мне этого не выдержать. Хотя бы чуть-чуть, дорогая. Что ты скажешь?

Она улыбнулась – прекрасной, безмятежной улыбкой, напоминавшей улыбку мадонны, изображение которой всегда висело над кроватью его матери. Нед едва сдерживал слезы, ком в горле мешал ему говорить.

– Я останусь до тех пор, пока буду тебе нужна, – тихо ответила Адди.

Ему пришлось отвернуться, чтобы скрыть свои чувства.

 

Глава 11

– Со времен первого протекционистского билля не видел у Ллойда такой активности, – отхлебнув глоток шампанского, заметил Джей Эф Арчибальд, редактор газеты «Сидней бюллетин».

– Просто вы давно не покидали родных пенат, Джей Эф, – пошутил его друг и конкурент Дэвид Сайм.

– Ну, не каждый день Мельбурн празднует открытие телеграфного сообщения, – заметил лорд Сидней Марстон, возглавлявший делегацию, присланную Уайтхоллом в честь этого выдающегося события.

Фондовая биржа Ллойда была битком набита банкирами, брокерами и трейдерами.

– Крейг Макдугал недавно сказал мне, что у Ллойда сегодня будет достигнут рекордный уровень продаж, – проинформировал судовладелец.

К мнению Макдугала прислушивались банкиры и брокеры не только в Австралии, но и в Нью-Йорке, Лондоне, Париже и Брюсселе.

– Да, но сэр Крейг хорошо знает, что это искусственный показатель. Сегодня оптимизм подогревается открытием новой телеграфной линии. Подождем до конца недели, мистер Декстер.

– Он прав, Деннис, – согласился Сайм. – По правде говоря, не далее как вчера сэр Крейг выражал обеспокоенность по поводу засухи, поразившей страну в прошлом году. Она наверняка плохо повлияет на овцеводство.

– Смотрите, вот как раз сэр Крейг со своим зятем и молодым Бойлом, – прервал его Арчибальд. – Бойл ведь пишет для вашей газеты, не так ли, Сайм?

– Вам это прекрасно известно, Джей Эф. Даже и не думайте увести его от меня.

Арчибальд, плотный светловолосый мужчина с бакенбардами, выпустил в его сторону облако дыма.

– Я действительно думал об этом, но, похоже, Дэн Бойл дал «Эйдж» клятву верности.

– Нет ли известий об исчезнувшей мисс Трент? – понизив голос, поинтересовался лорд Марстон. – Это происшествие получило широкую огласку не только в Австралии, но и в Англии.

– Никаких следов! – с горечью ответил Сайм. – Просто ужас, что эти головорезы похитили девушку из-под самого носа у деда.

– И что же, никакой надежды?

– Официально считается, что Аделаида Трент погибла. – Он заговорил тише: – Когда дело касается женщин, разбойники превращаются в настоящих зверей – если вы понимаете, о чем я говорю, лорд Марстон.

– Да, многие из женщин предпочли бы смерть, чем такую участь.

– Тем не менее ее семья верит, что девушка жива и когда-нибудь к ним вернется.

– Это естественно, – сочувственно произнес Марстон. – Трудно примириться с потерей близких. – Он откашлялся. – Знаете, моя племянница, леди Виола Сэндерсон, весьма увлечена мистером Бойлом. Ведь это вы аккредитовали его при нашей делегации, мистер Сайм?

– Да, молодые люди явно заинтересовали друг друга. Я рад за него. Последний год парень жил как в аду.

Марстон – высокий, мрачный господин с острым носом и пронзительным взглядом – изобразил подобие улыбки.

– Да… Ну, я также буду рад, если Виола на время отвлечет его от переживаний. – Слова «на время» лорд постарался особенно подчеркнуть. На самом деле Марстон и его супруга были в ужасе от увлечения племянницы. Среди колониальных простофиль юный Бойл, конечно, смотрелся неплохо, но едва ли он мог стать подходящей партией для дочери герцога Лидского. Нельзя сказать, однако, что сам Марстон очень любил свою племянницу. Эта своевольная сучка всю жизнь вертела как хотела и герцогом, и герцогиней, добиваясь своего где слезами, где криком, а где и кокетством. Тем не менее она была ослепительно хороша, с прекрасной фигурой и личиком ангела, окаймленным огненно-рыжими волосами. В зеленых глазах сверкали золотистые искорки. «Для мужчин нет ничего опаснее такой красоты», – думал Марстон.

Его размышления прервал своим появлением Бэзил Эннис, президент фондовой биржи:

– Лорд Марстон, вы наверняка знакомы с сэром Крейгом, но мне хотелось бы представить вам его зятя, Терренса Трента.

Марстон внутренне напрягся – он готовился к этой встрече с момента своего приезда в Австралию.

В Уайтхолле Терренс Трент был не особенно популярен. Там он слыл радикалом-социалистом, опасным революционером. Ведь именно он возбуждал толпу перед бунтом землекопов в долине Эврика, именно он организовал в Балларате Лигу реформ. Но главное – в отличие от других бунтарей с годами он не угомонился. Спустя двадцать лет Терренс Трент был все таким же фанатиком, как и раньше, оставаясь опасным проповедником воинственного тред-юнионизма.

Тем не менее Марстон наградил Трента вымученной улыбкой и пожал ему руку.

– Рад познакомиться, мистер Трент. Ваше имя хорошо известно в министерстве колоний.

– Я это подозревал, лорд Марстон, – с мрачной усмешкой ответил Трент. – Мне доставляет еще большее удовольствие познакомиться с вами.

– Какие же вы оба отъявленные лицемеры! – фыркнул Крейг Макдугал. – Марстон боится, что Терренс организует здесь профсоюз.

– Не волнуйтесь, лорд Марстон, – невозмутимо отозвался Трент. – Я организую только телеграфистов.

Вокруг все захохотали, однако Марстон, сохраняя на лице деланную улыбку, поспешил сменить тему:

– Я очень опечален тем, что произошло с вашей внучкой, сэр Крейг. Она была чрезвычайно милой девушкой.

– Она ею и осталась! – вмешался в беседу Дэн Бойл. – Адди жива, я это чувствую.

– Да, парень, и я тоже. – Положив руку ему на плечо, старик продолжал: – Дэнни говорит мне, что у Неда Келли репутация человека разумного и не склонного к насилию. Знаете, я ведь разговаривал с ним в поезде перед ограблением, и он произвел на меня такое же впечатление.

– И этот «разумный и не склонный к насилию» человек хладнокровно застрелил у Стринджибарк-Крике четырех констеблей? – вкрадчиво спросил Марстон.

Ни Бойл, ни Макдугал не смогли ничего возразить. Звон колокольчика прервал их беседу.

– Джентльмены, время завтрака! – объявил Бэзил Эннис.

По пути в столовую лорд Марстон не отставал от Крейга Макдугала.

– Мне сказали, вы выражали беспокойство относительно засухи, сэр Крейг.

– Да, лорд Марстон. На своем веку я пережил немало засух.

– Я уверен, что это просто неудачный год. В Англии такое тоже случается. Один год дождливый, а на следующий не выпадает ни капли.

– В Австралии все иначе, лорд Марстон. Здесь погода устанавливается надолго. Последняя засуха длилась шесть лет.

– Сэр Крейг, не слишком ли вы преувеличиваете опасность? Общеизвестно, что Австралия обладает крупнейшим в мире артезианским бассейном, – проговорил лорд Марстон, испытывая законное чувство гордости за свои глубокие познания.

– Это так. Ирригация для скотоводов – просто Господня благодать. Там, где они могут получить доступ к воде, овцы не гибнут. Но вся беда в том, лорд Марстон, что для бурения скважин нужно очень дорогое оборудование. Богатые землевладельцы могут себе это позволить – они-то засуху переживут. А вот для мелких фермеров, которые изо дня в день вкалывают на своих сорока или пятидесяти акрах, засуха означает полную катастрофу. По иронии судьбы мы в свое время предприняли большие усилия, чтобы ликвидировать большие хозяйства и дать маленькому человеку возможность владеть собственной землей. Теперь же скорее всего мелкие землевладельцы будут вынуждены продать свою землю. И по цене намного меньше реальной. Лорд Марстон забеспокоился.

– По возвращении в Англию я обязательно изложу в парламенте ваше мнение, сэр Крейг. А вы не собираетесь сами заняться политикой? Человек с вашим кругозором и столь глубоким пониманием австралийских проблем мог бы принести большую пользу министерству колоний.

– Ценю ваш комплимент, лорд Марстон, но в данный момент я вынужден отклонить это предложение. Откровенно говоря, ужасное происшествие с внучкой выбило меня из колеи. В последние месяцы я не способен думать ни о чем другом. Я и так запустил текущие дела, а взять на себя дополнительную нагрузку – это уже совершенно нереально. Возможно, когда-нибудь в будущем…

– Сэр Крейг, мое предложение остается в силе, – положив руку ему на плечо, сказал Марстон. – Если в будущем вы сможете его принять, дайте мне знать. А теперь пойдемте заморим червячка. Я уже проголодался. «Заморим червячка» – видите, я уже выражаюсь как настоящий австралиец!

У входа в столовую Дэн Бойл отвел в сторону своего редактора.

– Дэвид, я надеюсь, никто не обидится, если я сейчас исчезну. Я обещал матери, что навещу ее сегодня. Ее уже несколько дней мучает «рюматиз», как она говорит.

– Поезжай, Дэн. Если во время завтрака произойдет что-нибудь интересное, я напишу для газеты сам.

– Ну, вы ведь по-прежнему лучший репортер Австралии. Спасибо и до свидания.

Испытывая легкое чувство вины, Дэн поспешно покинул биржу. Хотя он действительно хотел навестить мать, молодой человек собрался на ферму в общем-то не за этим.

Через полчаса перед отелем «Королевский мост» остановилась двухместная пролетка. Из вестибюля, натягивая на руки белые перчатки, появилась леди Виола Сэндерсон.

Дэн соскочил на тротуар, чтобы помочь девушке подняться в экипаж.

– Вы опоздали, – недовольным тоном сказала Виола.

– А вы просто восхитительны, – усмехнулся Дэн.

– Лесть вам не поможет, молодой человек.

Виола без ложной скромности оценивала свою внешность. Она знала, что красива, – зеркало каждое утро сообщало ей об этом. Тем не менее было приятно услышать комплимент от такого симпатичного молодого человека, как Дэвид Бойл.

Сегодня Виола надела бледно-голубую атласную юбку со складками на бедрах, чтобы подчеркнуть их ширину, и белую атласную блузку с V-образным вырезом, широкими рукавами и лентой на талии. Наряд дополняли зашнурованные по бокам ботинки под цвет юбки. На тициановской головке небрежно сидел овальный берет, украшенный букетиком цветов.

Когда молодая женщина устроилась на сиденье, Дэн залез на место возницы и тронул лошадь с места.

– Господи, какое движение! Не хуже, чем в Лондоне.

– Да, мы вас быстро догоняем. Неудивительно, если в один прекрасный день обгоним Лондон и в этом отношении, и во многих других.

– Вы только послушайте этого провинциала! – засмеялась Виола. – По сравнению с Лондоном Мельбурн по-прежнему большая деревня. Готова поспорить, что во всей Австралии меньше народу, чем в одном Лондоне.

– По последней переписи наше население составило более трех миллионов человек.

– Очевидно, вместе с кенгуру!

– У вашей милости своеобразное чувство юмора, – сухо заметил Дэн.

По мере приближения к городским окраинам людей становилось все меньше.

– А вы знаете, что после приезда сюда я первый раз выезжаю за город? Здесь красиво. Местность напоминает мне Девоншир. Посмотрите на этот дом на холме! Совершенно в георгианском стиле. А сад! Только не говорите, что все эти деревья и кусты – местные, австралийские.

– Нет, они завезены сюда первыми переселенцами, которые стремились удовлетворить тоску по родине и разбить у себя маленький английский садик. Липа, вяз, боярышник – все они английского происхождения. А вон тот дом, за лужайкой, – он чисто австралийский.

– Я бы сказала, что он странно выглядит. Как будто его возводили сразу несколько строителей, не обращавших друг на друга никакого внимания.

Дэн засмеялся.

– Вы попали в точку. Действительно, сначала построили кухню и гостиную, затем по мере необходимости к ним делались пристройки. Семья росла, и нужны были новые спальни. Затем появилась кладовая сзади. Потом комната для шитья. Еще одна кладовая, чтобы вместить старые вещи, которые заменялись новыми. Ничего не выбрасывать – первая заповедь в этой стране.

Впереди величественные эвкалипты покачивали над водой своими кривыми ветвями – будто чьи-то лохматые головы опустились к ее поверхности.

– Похоже на плакучие ивы, – заметила Виола.

– Камедное дерево и в самом деле плачет. Посмотрите, как с листьев падают капли воды.

– В самом деле! – с восторгом повторила Виола. – А почему одни из них с белой корой, а другие – с красной?

– А почему бы и нет? Господь Бог – искусный художник, с которым не сравнится ни один смертный. Посмотрите, вот у этого дерева кора голубая.

Над их головами птицы громкими криками предупреждали друг друга о приближении незваных гостей. Зажав уши руками, Виола недовольно скривилась:

– Жаль, что они поют не так красиво, как выглядят. В небе клином пролетела стая диких гусей.

– Замечательно, просто замечательно! – Виола захлопала в ладоши от восторга.

Взглянув на ее изящный профиль, Дэн вдруг ощутил в сердце такое волнение, какого еще не испытывал после исчезновения Адди.

– Действительно, красиво, – подтвердил Дэн. Желание исчезло так же внезапно, как появилось, и теперь его охватило чувство вины.

Девушка посмотрела на своего спутника с удивлением.

– Дэнни, вы так покраснели! Может, у вас лихорадка? Дайте-ка я посмотрю.

Ощутив на своей щеке прикосновение ее прохладной бархатной ручки, он весь сжался. Дэн был не в силах противиться воображению, рисовавшему перед ним соблазнительные картины. Он хотел бы лежать с Виолой на ковре из мимоз – там, где столько раз лежал с милой Адди; хотел, чтобы бархатные пальчики Виолы ласкали его обнаженное тело – грудь, живот и… «Боже! Что же я за развратник!»

Виола облизала губы розовым языком и, словно читая его мысли, спросила:

– Вы часто привозили ее сюда, Дэнни?

– Кого? – спросил он, прекрасно понимая, о ком идет речь.

– Адди, конечно.

– Да, она часто приезжала сюда со мной, Адди прекрасно уживалась с моей матерью и сестрой.

– Неужели? – холодно проронила Виола. – Она хорошо ездила верхом?

– Адди? – Дэн улыбнулся, припомнив, как они носились по полям и лесам. – Она словно родилась в седле.

Лицо Виолы теперь напоминало застывшую маску.

– Судя по тому, что я слышала, это была удивительная девушка, – стараясь не выдать своих истинных чувств, заметила она.

«Почему он никак ее не похоронит? Ведь прошло уже больше года. Я не боюсь соперничества ни с кем – из числа живых, конечно. Но как бороться с мертвой, которую прямо-таки канонизировали?»

– Мы приехали, – сказал Дэн, когда дорога сделала последний поворот и впереди показался дом Бойлов. Это было большое, по форме напоминавшее коробку строение, с пирамидальной шиферной крышей и белыми трубами по углам.

Обстановка внутри дома также отличалась простотой, и Виоле с трудом удалось скрыть разочарование. Проводив гостей на кухню, миссис Бойл разожгла огонь в громадной железной плите и поставила чай. Перед тем как сесть, Виола платком стряхнула со стула крошки.

В темных волосах Сары Бойл, крупной и крепкой женщины, почти не было седины. Очевидно, именно от нее Дэн унаследовал стального цвета глаза и упрямый подбородок. Из-за того, что миссис Бойл приходилось работать в поле наравне с сыновьями, ее руки стали мускулистыми, как мужские.

Сложив руки на груди, Сара принялась бесцеремонно разглядывать леди Виолу.

– Готова спорить, что вам не очень-то понравилась Австралия, мисс Сэндерсон.

– Леди, – пряча усмешку, поправил ее сын. Можно себе представить, что мама сейчас думает о гостье!

Ну, положим, мать так же сначала отнеслась и к Аделаиде Трент – а потом полюбила ее как родную дочь. Узнав о похищении Адди, Сара Бойл всю ночь проплакала.

– Пожалуйста, миссис Бойл, называйте меня Виолой. Но почему вы решили, что мне не нравится Австралия?

– Большинство английских леди считают ее чересчур примитивной.

Виола ослепительно улыбнулась.

– Вы видите перед собой английскую леди, которая считает, что Австралия – просто блеск. – Она окинула Дэна оценивающим взглядом. – По правде говоря, я нахожу, что здесь многое гораздо привлекательнее, чем в Англии.

Покраснев до корней волос, Дэн вскочил и устремился к плите.

– Давай-ка, мама, я тебе помогу. Ты пока посиди, поговори с Виолой. – И он принялся возиться с чайником и чашками.

С точки зрения Дэна, чай получился ужасный, хотя занятые словесной пикировкой женщины, кажется, не обратили на это никакого внимания. Несмотря на неоднократные возражения со стороны Виолы, Сара упорно называла ее «леди».

Едва чашки опустели, Дэн поспешил увести гостью из дома.

– Я хочу сходить с Виолой в поле, представить ребятам, – сказал он матери.

– Вряд ли леди Виоле понравится месить навоз на северном лугу! – фыркнула Сара им вслед.

Но молодые люди ее уже не слышали. Взявшись за руки, они бежали по двору под восторженный лай собак.

– Пожалуйста, Дэнни, помедленнее, а то я задыхаюсь, – с трудом проговорила Виола.

Он перешел на шаг.

– Извините, Ви, мне хотелось побыстрее увести вас оттуда, пока старушка вас не доконала.

– Доконала? – Виола вздернула кверху нос. – Как же! Я выдерживала стычки и не с такими закаленными бойцами, мистер, включая саму королеву. А она настоящая людоедка – старая Виктория!

– Но насчет северного луга мама права – там действительно разбрасывают удобрения.

– А мне так хотелось познакомиться с вашими братьями! – солгала Виола. – Ну, как-нибудь в другой раз. Куда вы меня сейчас ведете?

– В одно потайное место, куда я любил ходить мальчиком.

– О, это замечательно! Когда я была маленькой, у меня тоже было потайное место, где я пряталась, когда мама несправедливо меня наказывала.

– Несправедливо? – засмеялся Дэн. – Готов поспорить, что вы были маленькой тигрицей!

– И сейчас ею осталась. – По-кошачьи прищурив глаза, девушка хриплым голосом добавила: – Но если меня погладить, я могу быть милой киской.

И она мягко пощекотала его ладонь. По руке Дэна словно пробежал электрический ток. Чувствуя, как в паху у него все распирает, он выпустил руку Виолы и устремился к изгороди. Усевшись на нее, Дэн взгромоздил ноги на нижнюю перекладину.

– Что случилось? – подойдя к нему, спросила Виола. По дерзкой улыбке молодой дамы было нетрудно догадаться, что она прекрасно понимает, в чем дело. – Дэнни, вы опять весь красный, как камедное дерево. Снова перемежающаяся лихорадка?

– Да, наверно, приступ. Весь день меня бросает то в жар, то в холод.

– Мне кажется, я знаю лекарство против вашей болезни, – с самодовольной ухмылкой проговорила Виола.

– Да?

Подойдя еще ближе, она положила руки ему на колени. На лбу Дэна выступил пот. Мертвой хваткой вцепившись в изгородь, он беспомощно наблюдал, как правая рука Виолы мучительно медленно ползет по его ноге – все выше, выше. Вот, наконец, она нащупала его напрягшуюся плоть.

– Ну вот, мы и решили проблему – верно, дорогой? – Продолжая ласкать Дэна, Виола прижалась губами к его губам.

До этого момента Дэн считал, что после Адди не сможет испытать влечения к другой женщине. Теперь он понял, что ошибался. Каждая клеточка его тела ныла от желания. Ему хотелось немедленно раздеть Виолу Сэндерсон и прикоснуться к ее алебастровой груди – Дэн был уверен, что ее груди именно такого оттенка.

Горячий, влажный язык Виолы трепетал у него во рту. Обвив руками шею Дэна, девушка прижалась к нему всем телом.

– Только не здесь! – с трудом выдохнул он. – Нас могут увидеть.

– Тогда идем в твое потайное место?

– Да, и побыстрее. Я уже не могу ждать!

Ее тихий чувственный смех сводил его с ума. Спрыгнув с изгороди, Дэн перенес Виолу на другую сторону и по заросшей тропинке повел к поляне.

– Как здесь мило! – увидев озеро, воскликнула она. – Неудивительно, что в детстве ты любил сюда приходить. Готова поспорить, что вы купались нагишом.

– Так и было.

– И играли с маленькими девочками в непристойные игры.

– С девочками нет.

– Даже с ней? С Аделаидой?

Он отвел глаза.

– Ты пришла сюда, чтобы меня допрашивать, или заниматься любовью?

Виола засмеялась.

– Туше! – И беззаботно, словно находилась в собственном будуаре, принялась раздеваться, аккуратно складывая одежду на камне. – Помоги мне с корсетом. Он зашнурован на спине.

После нескольких попыток Дэну удалось справиться с этой задачей.

– Как будто ты никогда раньше не раздевал женщин! – захохотала Виола.

Увидев ее бело-розовое кружевное белье, Дэн с трудом подавил в себе животное желание побыстрее его сорвать.

Теперь Виола стояла перед ним совершенно обнаженная. Словно богиня с картины Уэйнрайта, одной рукой она прикрывала грудь, другой – «холмик Венеры» и обольстительно улыбалась.

Поспешно сбросив с себя одежду, Дэн поднял Виолу на руки и заглянул в ее миндалевидные глаза. Зеленые, как море у Барьерного рифа, они сверкали золотыми искрами.

«Но они не такие ярко-зеленые, как глаза Адди», – невольно подумал Дэн.

Груди Виолы действительно походили на алебастровые конусы – такими он их себе и представлял. Розовые соски вызывающе торчали.

Осторожно опустив девушку на теплую траву, Дэн лег сверху. Нетерпение Виолы, пожалуй, даже превосходило его собственное, ее тело было готово его принять. Дэн сразу вошел в него – с той же легкостью, с какой рука входит в шелковую перчатку. То, что Виола не девственница, удивило и слегка разочаровало его. «Но ведь это всего лишь мужское тщеславие», – мысленно сказал себе он и улыбнулся.

Дэн уже давно не обладал женщиной, поэтому желание его было огромным. Сохраняя эрекцию, он дважды достиг пика, причем Виолу такой темп только распалял.

– Боже мой! Это просто неземное блаженство, дорогой. Ты именно такой мужчина, каким я тебя представляла. Едва я тебя увидела, как решила, что ты будешь моим.

Ее признание повергло Дэна в смущение. Он хотел бы считать инициатором себя, предпочел бы роль обольстителя, но своим поведением Виола шла наперекор существующим традициям. Эта мысль, однако, мелькнула в его голове и исчезла, – губы и руки Виолы продолжали обследовать его тело.

Дэн чуть не задохнулся от удивления, увидев, как голова женщины склоняется к его бедрам. Застонав, он закрыл глаза и отдался пробегающим по телу волнам вожделения.

Очень скоро все в очередной раз кончилось. Однако прошло совсем немного времени, и женщина вновь начала ласкать лежавшего в полузабытьи Дэна.

– Виола, я больше не могу!

Приподнявшись на локте, она надула губы, словно обиженный ребенок.

– Но ты должен это сделать, Дэнни. Я еще не удовлетворена.

Он посмотрел на женщину с недоверием. Да она, наверное, шутит! Боже! Неужели трех раз ей недостаточно? Тем не менее мужская гордость не позволила Дэну отвергнуть ее требования, хотя теперь он прекрасно сознавал, что Виола им манипулирует. Собрав все силы, он сумел снова достичь эрекции – хотя, конечно, она уже не была такой впечатляющей, как предыдущие.

К изумлению Дэна, Виола опустилась на четвереньки.

– Это одна из тех милых игр, в которые мы играли в моем тайном убежище, – похотливо улыбаясь, поведала она.

Дэн был шокирован.

– Боже мой! Сколько же тебе было лет?

– Девять или десять – точно не помню. Мне кажется, я занимаюсь этим всю жизнь. Давай, дорогой, мамочка покажет тебе, что надо делать.

Мамочка?

Гордыня до добра не доводит.

Совершенно убитый, Дэн выполнил то, что ему велели, но мысли его были далеко.

Адди, дорогая Адди! С ней, его единственной любовью, все было по-другому – не то, что это животное совокупление. О, конечно, он утолил свой сексуальный голод, после года воздержания его тело испытывало полное удовлетворение. Однако Дэна не отпускало чувство вины. То, что он привел Виолу туда, где они бывали вдвоем с Адди, сейчас казалось ему предательством.

Вот только по отношению к кому? К Адди? Или к ее памяти?

– Не могу дождаться минуты, когда я все расскажу дяде Сиднею! – услышал он вдруг голос Виолы.

– Дяде? – Дэн резко приподнялся. – О чем это ты ему расскажешь?

– Конечно, о нас, глупенький.

– Ты шутишь! – каким-то надтреснутым голосом произнес Дэн. – Что значит о нас?

На лице Виолы появилось выражение решимости.

– Ну, о нашей помолвке, конечно.

– Помолвке? – Дэн оцепенел. Наклонившись, Виола похлопала его по щеке.

– Ну да, Дэнни, неужели ты принимаешь меня за уличную шлюху? Леди с моим воспитанием и социальным положением не станет вступать в подобные отношения с джентльменом, если не собирается выходить за него замуж.

Дэн смотрел на нее разинув рот. Перед его глазами как наяву встал первый абзац статьи в «Эйдж»:

«Леди Виола Сэндерсон и ее супруг Дэниел Шенахан Бойл, сын бывших заключенных, проводят свой медовый месяц на юге Франции. Среди свадебных подарков новобрачной своему мужу следует отметить богато иллюстрированное издание «Камасутры»…»

 

Глава 12

Выстроившись попарно, шестеро всадников неспешно ехали по главной улице городка Джерилдери, штат Новый Южный Уэльс. Когда они привязали лошадей перед салуном «Логово львов» и вошли в бар, никто не обратил на них особого внимания.

– Всем по одной, – буркнул Нед Келли, затем подошел к открытой двери и выглянул на улицу. – Там висит флаг. Это что, официальное учреждение? – спросил он, обращаясь к незнакомцу, сидевшему за одним из столиков.

– Официальней и быть не может, – последовал ответ. – Полицейский участок, причем, осмелюсь заметить, один из лучших в колонии. Да, сэр, если бы повсюду в Виктории были такие копы, как у нас, они бы уже давно взяли за жабры банду этого головореза Келли!

– Неужели? – Нед изобразил притворный ужас. – Они что, действительно отрубают всем головы?

– Нет ничего такого, перед чем остановились бы эти бандиты, – убийства, насилия, грабежи.

– Готов поспорить, что назову нечто такое, чего они еще не делали, – лукаво сказал Нед.

– Это невозможно. Я слежу по газетам за их кровавыми делами. Нет такого преступления, которого бы они не совершили.

– Готов спорить на пинту, что есть.

– Ставлю пинту, приятель.

На губах Неда заиграла улыбка.

– Они еще не грабили полицейский участок. Сидевшая рядом с незнакомцем женщина, бесстыжая блондинка с выпиравшими из блузки огромными грудями, затряслась от смеха.

– Он сделал тебя, Гарри. Подчистую! Лицо Гарри покрылось красными пятнами.

– Это… это нечестно, ты пытаешься провести меня, приятель. Разве кто-нибудь грабит полицейские участки?

Засмеявшись, Нед похлопал его по плечу.

– Пожалуй, ты прав, дружище. Никто еще не пытался ограбить полицейский участок. – Подойдя к бару, он мысленно добавил: «До сегодняшнего дня!»

Дежурный сержант потянулся и зевнул.

– Кто-нибудь хочет заморить червячка и пропустить кружечку? – спросил он остальных полицейских.

– А что, уже время?

– Без чего-то двенадцать. – Встав, сержант прошел к вешалке, где под шлемом висел его китель. – Армбрюстер, Джонс! Вы как, играете?

– Сейчас пойду, начальник. Вот только докончу отчет о вчерашней драке в «Логове львов».

Надев синий шерстяной китель и шлем, сержант задумчиво посмотрел на пистолет, словно решая, захватить ли его. На обед он обычно не брал с собой оружие.

– Да черт с ним! – наконец пробормотал полицейский и повернулся к двери. В этот момент в участок вошла группа незнакомцев, одетых, как землекопы, – в разноцветные фуфайки, плотные брюки и высокие башмаки. Единственное, что было необычного в их одежде, – шляпы с очень широкими полями, увешанные дешевыми украшениями.

Робко улыбнувшись, старший из землекопов снял шляпу.

– Могу я видеть начальника, сэр? Хочу сообщить об ограблении.

Сержант Аткинс ухмыльнулся.

– Ха! Можете не продолжать. Я сам все вам расскажу. Как я вижу, вы куда-то направлялись и вчера вечером объединились с другой группой людей – ну, скажем, попутчиков – для совместной защиты от разбойников. Но вся беда в том, что они-то как раз и оказались бандитами и обчистили вас до нитки. Ну, вам просто повезло, ребята. Они вообще могли вас убить. Ну что, я угадал?

Лицо Неда Келли выразило крайнее удивление.

– Слышали, ребята? – покачав головой, спросил он. – У сержанта необыкновенные способности детектива.

Заложив большие пальцы рук за ремень, Аткинс усмехнулся:

– Что, я прав?

Нед улыбнулся еще шире:

– Не совсем, сержант. Видите ли, ограбление, о котором мы пришли вам сообщить, происходит прямо сейчас.

– Что за чертовщину вы несете? У меня нет времени на… – Он замолчал, увидев перед собой длинный ствол пистолета, нацеленный ему точно между глаз. – Джонс! Армбрюстер! – позвал сержант. Однако бандиты, действуя с четкостью хорошо обученных солдат, уже разоружали остальных полицейских. Через несколько секунд их препроводили в глубь здания, к камерам для задержанных.

– Есть здесь поблизости еще кто-нибудь? – спросил Нед у Аткинса.

– Капитан с группой людей отправился на задержание – арестовывать убийцу, который скрывается возле холмов, – неохотно отозвался тот.

Нед удовлетворенно кивнул. Сегодня утром он не зря заплатил одному парню шиллинг за то, чтобы тот распространил слух о несуществующем убийце по всему Джерилдери. Пожалуй, можно быть уверенным, что до конца дня капитан будет занят его поисками.

– Ладно, ребята, а теперь раздевайтесь – и по камерам. – Он махнул рукой в сторону двух пустых помещений, двери которых были распахнуты настежь.

Сидевшие в соседних камерах пьяницы, дебоширы, мелкие воры и картежники с удовольствием смотрели сквозь решетки, как их тюремщики превращаются в заключенных. Под крики и свист бродяг покрасневшие полицейские разделись до белья.

– Сержант, какие у тебя красивые ноги!

– Он такой же волосатый, как тасманийский бабуин!

– Вам это даром не пройдет, ублюдки! – кипел сержант Аткинс.

– Это верно, приятель, – любезно ответил Нед. – Все, теперь давайте по камерам.

Полицейские подчинились.

– Джо, Стив, Дэн, наденьте их форму, – заперев стальные двери, скомандовал Нед. – Адди и Молли, ждете нас с лошадьми возле банка.

* * *

Сердце Адди бешено колотилось. Те месяцы, что она провела с бандой Келли, оказались самыми восхитительными в ее жизни. С самого начала было захватывающе интересно ночевать на голых скалах и играть в кошки-мышки с полицейскими. Даже пустыня оставила приятные воспоминания – с того момента, когда стало ясно, что они не погибнут от жажды. Единственной трагической нотой было убийство четырех полицейских. Об этом эпизоде все молчали, но иногда по ночам Нед стонал и плакал во сне, и тогда Адди просыпалась и неподвижно лежала, глядя на звезды и переживая за него.

«Боже милостивый! Я не хотел никого убивать! Пришлось выбирать – либо они, либо мы! Прости меня, Господи!», – наверное, об этом молил Всевышнего Нед.

Нед Келли одернул полы синего кителя и поправил портупею.

– Ну, как я выгляжу?

Лихо сдвинув шлем набок, Джо Бирн фыркнул:

– Как самый что ни на есть гнусный коп! Разве рубашка чуть-чуть великовата. У всех этих законников чересчур большие животы.

– И задницы.

– Эй, ребята! – позвал их один из сидевших за решеткой преступников. – Может, выпустите нас отсюда?

Нед презрительно выгнул бровь.

– За кого ты нас принимаешь, приятель? Разве можно позволить такому сброду, как вы, безнаказанно шнырять среди ни в чем не повинных жителей Джерилдери?

Заключенные возмущенно завопили и принялись из-за решеток метать в разбойников тарелки, вилки и прочую посуду.

– Пошли отсюда, пока нас не убили, – сказал Нед, с трудом увернувшись от брошенной в него жестяной кружки.

Четверо разбойников вышли из участка, поигрывая полицейскими дубинками. В форме они выглядели вполне официально. Прохожие не обращали на них никакого внимания – за исключением нескольких девиц, восхищенно захлопавших ресницами при виде Неда и Джо Бирна.

Спокойно войдя в банк, бандиты достали пистолеты и вежливо предложили служащим и клиентам пройти в заднюю комнату и лечь на пол, после чего быстро побросали пачки банкнот в холщовые мешки, полностью опустошив хранилище.

Перед уходом Нед подошел к управляющему банком и, дотронувшись до края шлема, проговорил:

– Сердечно благодарю вас, сэр, за сотрудничество и гостеприимство. Пожалуйста, передайте от меня привет капитану полиции, когда он вернется. Скажите, что в ближайшие несколько дней мы его разыщем.

После чего разбойники сложили деньги в седельные сумки, вскочили на коней и галопом поскакали из города.

Доехав до знакомого кузнеца, Нед сделал ему необычный заказ:

– Сэм, я хочу заново подковать наших лошадей. Обследовав копыта черного жеребца атамана, Сэм Кирби нахмурился.

– Эти подковы в порядке, Нед.

– Да я знаю, Сэм, – подмигнув ему, ответил Нед. – Просто я хочу, чтобы ты подковал их задом наперед.

– Задом наперед! – недоверчиво воскликнул Сэм. – Что ты задумал?

– Шутку над законниками – вот что. Когда они нападут на наш след, то не смогут узнать, в какую сторону мы поехали.

В следующие несколько недель это изобретение доказало свою эффективность. Численность посланных на розыск банды Келли полицейских отрядов была удвоена, награда за поимку преступников увеличена до двух тысяч фунтов за каждого.

А по всей Виктории дети играли в разбойников.

Тем не менее дни банды Келли были сочтены, и никто не понимал этого лучше, чем сам Нед. Когда власти привлекли к поискам следопытов-аборигенов из Квинсленда, стало ясно, что конец близок как никогда. Зная местность куда лучше бандитов, аборигены открывали одно их тайное убежище за другим. Целые районы вскоре стали для группы недоступны. Неутомимые черные следопыты следовали по пятам за Недом и его людьми.

Через несколько дней после Нового года в полицию стали потоком поступать жалобы от фермеров, проживавших в окрестностях Греты. Крестьяне жаловались на пропажу отвалов плуга – изогнутых металлических пластин, переворачивающих землю в борозде.

В каждом таком случае на земле оставались четкие отпечатки следов, явно принадлежавших членам банды Келли.

– Господи! – воскликнул следователь. – Зачем, черт побери, им понадобились отвалы плуга?

А в самом деле, зачем?

Всего в десяти милях от этого места, в одном из своих последних убежищ, Нед Келли и его люди осуществляли смелый замысел, которому суждено было войти в историю австралийской криминалистики.

Сначала отвалы раскалялись добела, а когда они становились ковкими, из тонких пластин изготовляли примитивные доспехи. Пара связанных между собой округлых металлических щитков защищали спину, грудь и живот. К щиткам крепился металлический фартук, закрывавший бойца спереди до самых колен. В довершение всего Нед изготовил шлем наподобие рыцарского – металлический цилиндр, полностью Закрывавший голову. Шлем имел смотровую щель с чем-то вроде забрала.

Вес доспехов каждого достигал почти сорока килограммов. Неугомонные разбойники испытали их, стреляя друг в друга с трехметрового расстояния, и остались очень довольны результатами.

– Теперь всегда будем их носить! – ликовал Джо. – С такой защитой мы сможем отбиться от целой армии копов и солдат.

Нед рассмеялся, и Адди поразила его наивность. В нем было что-то мальчишеское, в последнее время она все больше и больше убеждалась в этом.

– Знаешь, кто такой Дон Кихот? – спросила она.

– Никогда о таком не слышал. Судя по имени, какой-то иностранец.

– Он герой сатирического романа. Дон Кихот считал себя рыцарем, призванным отстаивать честь добродетельных леди и защищать слабых. – Она вздохнула. – Он воевал с ветряными мельницами – как и ты, Нед.

Смахнув со лба пот, он печально улыбнулся.

– Ты думаешь, в том, чтобы заниматься бесполезными вещами, есть что-то благородное?

Подойдя к возлюбленному, Адди прижалась щекой к его груди. Нед крепко обнял ее, и больше они ни о чем не говорили.

Неудивительно, что в качестве своего последнего пристанища Нед выбрал Гленроувэн.

– Здесь наш дом, я люблю Гленроувэн, пусть даже он не чета большим городам, – сказал атаман, направляя свой маленький отряд на свидание с судьбой.

Хотя Гленроувэн и назывался городом, он скорее был не слишком большой деревней. Вдоль единственной улицы располагалось несколько частных домов, а также гостиница, магазин, почта, салун и железнодорожная станция. В Гленроувэне Нед был своим. Его считали героем, и, благополучно спрятав добычу, он с крыльца гостиницы обратился к собравшимся горожанам:

– Когда представители властей придут за нами, вам лучше собраться в каком-то безопасном месте, а не бегать, как курицы с оторванными головами, на линии огня.

– Храни тебя Господь, Нед! – кричали горожане. – Храни тебя Господь, ты прекрасный человек!

– Это относится и к тебе, Адди, – добавил Нед, когда попрощался с друзьями.

– Нет, я останусь с тобой! – запротестовала Адди. – Мне они ничего не сделают. А ты можешь сдаться, пока они не перестреляли вас, как собак.

– Это верно, милая, но мне лучше умереть с пистолетом в руке, чем болтаться в петле. С тобой или без тебя, они все равно убьют нас за тех полицейских. Так что будь добра – сделай то, о чем я прошу. Уходи наверх вместе с остальными, иначе я выставлю тебя силой. Я не шучу.

Поняв, что его никак не переубедить, Адди уступила. И потекли часы мучительного ожидания.

Наконец до них дошла весть, что в воскресенье из Мельбурна вышел специальный поезд, который придет в Гленроувэн на следующий день в три часа ночи. Этот поезд доставит целую армию полицейских. Сложив свои вещи в вестибюле гостиницы, разбойники направились в бар.

Там четверо мужчин торжественно сдвинули бокалы с виски, и Нед провозгласил тост:

– За лучших в мире ребят, в компании которых так прекрасно жить! И умирать.

Не глядя друг на друга, они молча выпили. Было больно сознавать, что дорогие лица друзей вскоре превратятся в искаженные болью посмертные маски.

Когда роковой момент приблизился, разбойники вытащили свои доспехи на залитую светом луны веранду и надели их. После этого заняли боевые позиции.

Полиция прибыла точно по расписанию, в три десять ночи, и странная битва началась. Снова и снова отряды законников, в форме и в штатском, штурмовали здание гостиницы и каждый раз откатывались назад под яростным огнем многочисленных и будто неуязвимых разбойников.

В четыре часа утра главный констебль Гленроувэна, Джордж Артур, громко ругаясь, все еще лежал за каким-то бревном в нескольких десятках метров от гостиницы, где по-прежнему сидели бандиты.

– Черт побери! Или эти мерзавцы заговоренные, или их больше, чем мы думали. Я в одного раза три попал с близкого расстояния, а ему хоть бы что – вон он стоит и смеется над нами!

– Может, у них пуленепробиваемые костюмы, – предположил его подчиненный.

– Пуленепробиваемые? – Артур задумчиво потянул себя за ус. – Может быть… Помнишь, мы все гадали, зачем им понадобились эти дурацкие отвалы плугов? – И тут констебля озарило. – Вот оно что – спасибо тебе, Коллинз! Вот оно что! У них что-то вроде доспехов! Слушайте меня все, ребята! Теперь цельтесь только по конечностям. Огонь!

Новая стратегия полиции изменила соотношение сил. На разбойников обрушился новый град пуль, и некоторые достигли цели.

– Они сейчас пойдут в атаку, ребята! – крикнул Нед. – Вы трое отступайте в гостиницу. Я попытаюсь их обойти и напасть с фланга!

Пошатываясь под тяжестью доспехов, раненые Джо, Дэн и Стив скрылись в вестибюле. Нед, тоже раненый, пробрался в густые заросли, окружавшие здание. Хватаясь за ветви деревьев, он упрямо пробирался вперед, пытаясь отыскать позицию для внезапной атаки. Но грозный атаман уже потерял много крови, силы его быстро убывали, глаза застилал кровавый туман.

– Боже! – простонал Нед. – Я убит. – И, потеряв сознание, рухнул на землю.

В это время трое разбойников высадили в холле гостиницы все окна и оттуда обрушили на полицейских новый шквал огня. Противник уже не мог поразить их, и перестрелка продолжалась до рассвета без какого-либо ущерба для людей Келли.

Невероятно крепкий организм Неда Келли не желал сдаваться. Несколько часов спустя – в небе уже ярко светило солнце – он очнулся. С трудом поднявшись на ноги, атаман подобрал ружье, пистолет и вновь ринулся в бой.

Лежавший в своем укрытии констебль Артур внезапно почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Обернувшись, он увидел перед собой привидение. Словно отвратительный монстр, из тумана выплыла огромная мрачная фигура с квадратной металлической головой, закутанная в свободный серый плащ.

– Батюшки! – ахнул Артур.

Потрясенные этим зрелищем, полицейские забыли о выработанной тактике и открыли беспорядочный огонь. Отскакивая от металлических пластин, пули и картечь разлетались во всех направлениях.

– Давайте, ребята, мы их тут всех перебьем! – постучав рукояткой револьвера по нагрудной металлической пластине, закричал Нед.

Его товарищи выдвинулись на террасу и открыли огонь, чтобы дать возможность своему вожаку прорваться к гостинице. Однако к этому моменту полицейские пришли в себя и вновь начали стрелять, целясь по рукам и ногам Неда.

– Спасайтесь! – посылая прощальный привет старым друзьям, крикнул Нед. Рухнув на землю, он откатился к бревну и замер.

Нарушив приказ Неда, Адди выбралась из комнаты, где молились охваченные паникой обитатели поселка, и спустилась вниз.

– Что ты здесь делаешь, милая? – спросил, увидев ее, Джо Бирн. – Пули тут вьются как пчелы возле улья!

– Где Нед?

– Его убили, Адди.

На глазах молодой женщины выступили слезы.

– Он всегда говорил, что хочет положить этому конец. Надеюсь, он умер легко.

Изобразив на лице храбрую улыбку, Адди привстала на цыпочки и поцеловала в щеку Джо, затем Стива и Дэна.

– Прощайте… – срывающимся голосом сказала она. – Я никогда не забуду вас, ребята, никогда. Мне было хорошо с вами.

– Ты мировая девчонка, Адди. Прощай.

Понурив голову, она медленно взобралась по ступенькам и направилась к комнате, где сидели заложники. Навстречу выбежала Молли.

– Что там происходит?

Положив руку ей на плечо, Адди сообщила:

– Нед погиб. Да и остальные долго не протянут. Но они сами так хотели, дорогая. Мы должны уважать их волю.

После того как в течение двух часов разбойники не отвечали на огонь полицейских, констебль Артур собрал военный совет.

– Ну что, как вы думаете? Они убиты?

– Трудно сказать. Может быть, просто заманивают нас внутрь.

– Есть один способ выяснить все наверняка – поджечь это проклятое здание.

Против такого решения резко возражал католический священник отец Мэттью Гибни, но его не стали слушать. Накидав к стенам гостиницы пропитанное керосином тряпье, ее подожгли сразу со всех сторон. Деревянное строение мгновенно вспыхнуло. Возмущенный священник взбежал по ступеням крыльца и бесстрашно шагнул в холл.

Трое разбойников беспомощно лежали на полу. Рискуя жизнью, отец Гибни дал им всем отпущение грехов. Дэн и Стив умирали, а Джо Бирн был уже мертв.

* * *

Как только гостиница загорелась, все находившиеся наверху сбежали вниз и покинули здание через заднюю дверь. Адди сразу же представилась полицейским.

– Храни вас Бог! – сказал капитан. – Я будто вижу перед собой призрак. Вас уже считали погибшей, мисс Трент.

Окружив Адди, все наперебой поздравляли ее с чудесным спасением.

– Адди… где Адди? – вдруг донесся до них слабый голос.

Растолкав толпу, она побежала туда, откуда он раздавался. К изумлению Адди, Нед Келли сидел на земле, привалившись спиной к бревну. Белый как полотно, с остекленевшими глазами, Нед был все еще жив.

Подбежав к нему, девушка опустилась на колени и взяла его за окровавленную руку.

– Слава Богу, Нед! Ты жив! Он криво улыбнулся.

– Ага, жив и совсем этому не рад. А что с остальными?

– Боюсь, они погибли. – К изумлению присутствующих, Адди наклонилась и поцеловала разбойника в щеку. – Все будет хорошо, я обещаю тебе, Нед, – прошептала она ему на ухо. – Я буду рядом с тобой до конца.

– Ни в коем случае! – Голос Неда звучал удивительно твердо. – Послушайте меня, леди, и сделайте так, как я скажу. Смертник имеет право на последнее желание. А мое желание состоит в том, чтобы ты встала, повернулась ко мне спиной и ушла, не оглядываясь. Не спорь, даже не смотри на меня. Иди! – Он выдернул руку и закрыл глаза, чтобы не видеть, как она уходит. – Пожалуйста, Адди, убирайся к черту!

Она молча встала – губы сжаты, в глазах слезы. Секунду поколебавшись, Аделаида Трент повернулась и уверенным шагом, высоко подняв голову, пошла прочь.

– Когда вы сможете доставить меня в Мельбурн, офицер? – подойдя к констеблю Артуру, спросила она.

– Сегодня вечером, мисс. Тут ехать на поезде всего пять часов. Да, кстати, с нами прибыл газетчик, чтобы написать о захвате банды Келли. Я думаю, он захочет с вами поговорить.

– Я не желаю сейчас об этом говорить, констебль.

– Конечно, мисс Трент. Но все равно вам стоит с ним встретиться. Весьма приятный молодой человек. А, вот и он!

При виде репортера Адди замерла и прижала к щекам ладони. Он же реагировал гораздо сильнее: лицо газетчика побелело, он покачнулся и, чтобы удержаться на ногах, схватился за стоявшего рядом полисмена.

– Боже мой! – слабым от волнения голосом произнес журналист. – Я не могу в это поверить. – И протер глаза, словно и впрямь боялся, что у него галлюцинация.

Собравшись с духом, Адди подбежала к нему.

– Дэнни! Это действительно ты? Он медленно покачал головой.

– Это… это… ты? Все тебя уже похоронили.

Между ними чувствовалось напряжение, и когда прошел первый шок, оно почему-то не ослабло, а даже усилилось. Адди решила, что сдержанность Дэна Бойла – отражение ее собственных угрызений совести из-за связи с Недом Келли.

– Я понимаю. – Ей хотелось подойти к бывшему жениху поближе, дотронуться до него, сказать, как она рада снова его видеть. За последние месяцы образ Дэна Бойла потускнел, оставаясь смутным воспоминанием о прошлом. Однако теперь, когда любимый стоял совсем рядом, Адди знала, что чувство, которое соединяло их в единое целое, нисколько не ослабло. К Неду Келли она испытывала чисто физическое влечение, удовлетворяя требования плоти, а с Дэном их связывала истинная любовь, когда духовное и физическое начала сливаются.

– Дэн, как у тебя дела?

– Спасибо, хорошо.

К чему эта светская беседа?

– А как поживает твоя семья?

– Прекрасно. И твоя тоже. Твой дедушка очень переживал случившееся, но он все равно держится молодцом.

Хватит уже этой ерунды!

Адди решила перейти прямо к сути:

– Дэнни, что случилось? Что-то не так. Ты странно на меня смотришь. В твоем лице, твоем голосе чувствуется напряжение.

Он протянул вперед руку, но тут же отдернул, словно боясь, что Адди поспешит ее схватить.

– Адди… Я не знаю, как тебе сказать.

– Говори, как получится, Дэнни. Мы всегда были откровенны друг с другом.

Кивнув, он уставился в землю.

– Дело в том… видишь ли… я… я… я женился!

Он словно ударил ее тупым ножом. Этого не может быть! Если бы Дэн признался, что за время ее отсутствия флиртовал с другими женщинами, даже спал с кем-то, она не стала бы переживать. Она и сама обязательно рассказала бы ему о Неде. Но то, что Дэн столь быстро вычеркнул ее из памяти и бесповоротно связал жизнь с другой женщиной, поразило Адди. Если бы он подождал, скажем, два или три года, прежде чем считать себя свободным от воспоминаний о той, которая якобы была ему «дороже жизни», Адди поняла бы это и смирилась.

Выпрямившись в полный рост, Адди расправила плечи и посмотрела Дэну Бойлу прямо в глаза.

– Прими мои поздравления, Дэн, – ровным голосом сказала она. – Кто же эта счастливица? Мы знакомы?

– Думаю, что нет. Она приехала в Австралию уже после твоего исчезновения. Виола Сэндерсон… – Он откашлялся. – Леди Виола Сэндерсон. Она племянница лорда Сиднея Марстона, который представляет здесь интересы Уайтхолла.

Дэн заставил себя выдержать ее ледяной взгляд.

– Должно быть, она интересная женщина, Дэн. Мне не терпится с ней познакомиться. Вы будете жить в Австралии или леди Виола находит наш климат неблагоприятным?

– Пока мы будем жить в Мельбурне. Мне ведь нужно закончить книгу, которую я пишу для «Голдстон-пресс». Собственно, эта книга и привела меня в Гленроувэн. Я хотел бы узнать как можно больше о знаменитой банде Келли. Господи, Адди, да ты сама – кладезь информации! Я был бы рад взять у тебя интервью – конечно, когда ты оправишься от шока после пережитых испытаний.

– Дэн, я буду счастлива рассказать о пережитых «испытаниях», – презрительно улыбнувшись, сказала Адди. – Как-нибудь потом. Но не ожидай ничего мелодраматического. Нед Келли и его друзья относились ко мне с уважением. Собственно говоря, я забираю с собой в Мельбурн одну из сестер Неда.

– Серьезно? Нет, ты шутишь…

– Это правда. Нед Келли был истинным джентльменом. Если не веришь мне, сам возьми у него интервью. Он жив и выражается так же членораздельно, как и ты. Я уверена, он будет рад возможности поделиться своими взглядами с ведущим репортером страны. А теперь извини – мне хотелось бы сесть в поезд и немного отдохнуть.

НЕД КЕЛЛИ ПОВЕШЕН!

Репортаж Дэниэла Бойла

Сегодня в 8.45 утра в подвале местной тюрьмы за убийство четырех полицейских был повешен Нед Келли – самый известный разбойник за всю историю колонии.

За время своего пребывания в тюрьме Келли зарекомендовал себя образцовым заключенным. Своим дружелюбием и сдержанностью он завоевал расположение как всех остальных узников, так и охранников.

«Он был отличным парнем», – со слезами на глазах сказал после казни один из тюремщиков.

Даже судья, вынесший Неду Келли смертный приговор, отозвался о нем положительно.

«Я никогда не слышал более красноречивого заявления, чем то, которое сделал Келли после вынесения ему приговора», – заявил судья журналистам.

В своем последнем слове Келли, в частности, сказал: «Я не хочу утверждать, что вел безупречную жизнь или что одно преступление оправдывает другое. Однако публичное слушание такого дела, как мое, позволяет напомнить, что даже после того, как о человеке сказано много плохого, он может поведать бесхитростную историю своей жизни, которая заставит слушателей смягчить свое мнение о нем и найти оправдание некоторым его действиям. Со своей стороны, я нисколько не цепляюсь за жизнь и не боюсь смерти».

В этот роковой день приговоренный к смерти встал в пять часов утра, в течение двадцати минут молился вместе с тюремным священником, а оставшееся время провел распевая баллады.

Когда с Келли ненадолго сняли кандалы, он, беседуя с надзирателями, непринужденно шутил. Войдя в галерею, где стояла виселица, он приветственно помахал рукой зрителям.

Приговоренный не сопротивлялся, когда ему связывали руки за спиной и надевали на голову белый капюшон. Быстро взойдя на эшафот, Келли спокойно стоял, пока палач набрасывал ему на шею намыленную петлю.

Когда казнь свершилась, автор этих строк не мог не вспомнить прощальные слова матери приговоренного, сказанные ею во время последней встречи с сыном:

«Смотри же, умри, как подобает человеку по фамилии Келли, Нед».

Он умер именно так.

Как подобает человеку по фамилии Келли. Как подобает мужчине.

Прижав к глазам кружевной платок, Адди опустила газету. Из открытого окна доносились голоса играющих на лугу детей:

Четыре героя стоят на вершине, В молчании гордом стоят…

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

 

Глава 1

Дэниэл Бойл – Луису Голдстоуну

Дорогой мистер Голдстоун!

Спасибо за Ваше любезное письмо от 25 июня. Я весьма польщен тем, что Вам понравилась моя книга и что Вы согласны с моим предложением назвать ее «Народные герои» вместо первоначального «Герои-разбойники». Довольно часто, особенно у таких молодых, только зарождающихся наций, как наша, это синонимы. Классическим примером в данном отношении, конечно, служат великие Соединенные Штаты. Осмелюсь заметить, что такие патриоты и национальные герои Америки, как Джордж Вашингтон, Томас Джефферсон, Натан Гейл и Патрик Генри, в глазах Георга III и его приближенных являлись всего лишь подлыми мятежниками. Однако, если принимать во внимание их мотивы, они такие же преступники, как Нед Келли, Джо Бирн и герои Эврики братья Лейлор. Сэр Крейг Макдугал представляет собой образец удачливого героя, которому удалось за сравнительно короткий промежуток времени проделать путь от находящегося в розыске преступника, за голову которого назначена крупная награда, до уважаемого государственного деятеля.

Кстати, следует упомянуть, что сэр Крейг находится в добром здравии и шлет Вам свои наилучшие пожелания, как и его супруга, которая просила проинформировать Вас о том, что она вместе со своей дочерью миссис Терренс Трент пишет продолжение мемуаров.

Несмотря на разрыв с Адди, я по-прежнему поддерживаю тесные отношения с четой Макдугалов и Трентами. Я уверен, что Вы уже наслышаны об этом эпизоде, и, честно говоря, мне больно не только писать о нем, а даже думать. Говорят, время все лечит. Молюсь, чтобы это оказалось правдой.

Для Австралии сейчас наступили не лучшие времена. Уже три года, как континент поразила засуха, которой не видно конца. Производство шерсти резко снизилось. Мелкие овцеводы и фермеры разоряются сотнями. Как и предсказывал много лет назад сэр Крейг, либерально-демократические идеалы разрушаются, земля вновь становится собственностью классов, которые владеют достаточным капиталом, чтобы пережить засуху.

Охватившее простого человека отчаяние проявляется в стремительном росте рядов радикальных профсоюзов. В настоящее время Терренс Трент находится в Перте, где ведет переговоры с представителями рабочих текстильной промышленности о вступлении их в Объединенный профсоюз стригалей – одно из самых мощных объединений во всех шести колониях. Миссис Трент и Адди его сопровождают. Как вы знаете, брат миссис Трент, Джейсон, живет в Перте со своей женой Вильгельминой и тремя сыновьями, так что для всей семьи приезд туда Трентов – радостное событие.

Меня только что вызвали в кабинет редактора, поэтому я вынужден заканчивать. Еще раз хотел бы выразить свою глубокую признательность за ту блестящую возможность, которую Вы мне предоставили.

Надеюсь, что когда-нибудь мне удастся совершить путешествие в Америку, чтобы лично выразить свою благодарность.

Искренне Ваш,

Дэниэл Бойл.

На зеленой лужайке, такой же аккуратной, как и в Англии, Адди играла в крокет со своими двоюродными братьями Питером, Полом и Марком, а также с невестой Питера – Марджи Гейл.

Марджи, энергичная блондинка с лицом валькирии, в притворном гневе кричала на жениха, который мощным ударом отправил ее мяч метров за сто от игрового поля:

– Животное! Я тебя ненавижу!

– Все-таки хорошо, что ты еще до свадьбы обнаружила его садистские наклонности, – утешила ее Адди.

– Конечно, я животное! – Подошедший Питер обхватил Марджи сзади за талию и куснул в шею. – Честно говоря, я поддерживаю в себе жизнь, питаясь кровью юных девственниц.

– В наше время ты вряд ли долго протянешь – то, что тебе нужно, встречается крайне редко, – пошутил его брат Марк.

– Какие все-таки грубияны эти Макдугалы! – Размахивая молоточком, Марджи погналась за Марком.

На девушках были доходившие до щиколоток легкие летние платья: на Марджи – светло-желтое, на Адди – фиолетовое с белой юбкой.

Чтобы защитить от палящего солнца светлую кожу, Марджи надела широкополую шляпу из рисовой соломки; загорелая до черноты Адди осталась, однако, с непокрытой головой. Ее длинные светлые волосы были схвачены в пучок фиолетовой лентой под цвет платья.

Мужчины, как истинные спортсмены, щеголяли в белых хлопчатобумажных куртках в красную и зеленую полоску и в одинаковых синих брюках.

Сыновья Джейсона Макдугала были больше похожи на своих предков с материнской стороны – в роду Вандермиттенов мужчины отличались крепким телосложением, темными волосами и орлиными носами. От отца же молодые люди унаследовали серо-голубые глаза и квадратные челюсти. Адди не находила кузенов особенно привлекательными, но исходивший от них мощный магнетизм оказывал свое влияние, по крайней мере на некоторых из проживавших в Перте девиц.

Упав на траву, Марк поднял руки.

– Сдаюсь, дорогая!

Опустившись на колени, Марджи принялась щекотать ему живот. У Марка чувствительность к щекотке доходила до абсурда. Издав истерический крик, он принялся кататься по траве и просить пощады, однако девушка была неумолима.

Громкие возгласы и смех вскоре привлекли внимание старших Макдугалов и их гостей, которые пили послеполуденный чай в каменном патио с видом на лужайку.

Почетный гость семьи Джонатан Таппенден, приплывший в Австралию на собственной яхте «Виктория», только усмехнулся, а его любовница, звезда английского мюзик-холла Мэй Соррелл, понимающе захихикала.

– Что они там делают? – покраснев, спросила Вильгельмина.

Жена Джейсона была уже в возрасте. Ее родители, богатые голландские евреи, приехали в Австралию в 1850 году. Причины, заставившие их покинуть родину, были неизвестны. Некоторые считали, что всему виной религиозные преследования, которым они будто бы подвергались, другие говорили, что отец Вильгельмины – Сол покинул Голландию, чтобы помешать роману дочери с немцем-католиком. Но какова бы ни была истинная причина, вскоре по приезде Вилли отчаянно влюбилась в Джейсона Макдугала, и ее родители благословили этот союз, несмотря на то что Джейсон был христианином.

В молодости Вильгельмина была высокой и худой, с угловатой фигурой и птичьим личиком. Годы, однако, смягчили черты ее лица, а тело приобрело некоторую округлость.

Джейсон, напротив, состарился очень мало. В весе он практически не прибавил, седина была едва заметна в светлых, выгоревших на солнце волосах, голубые глаза нисколько не поблекли.

– Я спрашиваю, что там происходит? – повторила Вильгельмина, в то время как все вытянули шеи, стараясь рассмотреть, что делается на лужайке.

– Кажется, одна из девушек насилует кого-то из парней, – заявил ее муж.

– Что ты такое говоришь, Джейсон! – ужаснулась Вильгельмина, бросив встревоженный взгляд на почетных гостей. Невзирая на свою искреннюю любовь к Джейсону и вообще всем Макдугалам и Трентам, Вилли в глубине души считала, что коренные австралийцы по степени цивилизованности сильно уступают европейцам. Их неотесанность и приземленность вызывали у нее ощущение неловкости. Причем, что удивительно, они нисколько не стыдились своей простоты, даже гордились тем, что называли «грубым индивидуализмом». Например, Джуно и ее дочь Адди открыто говорили о вещах, которые Вилли никогда не посмела бы обсуждать со своей матерью, – о человеческом теле и его функциях, о менструации, менопаузе, сексе. О сексе!

Да она даже со своим мужем об этом не разговаривала! Конечно, это не означало, что такое времяпрепровождение ей не нравилось – просто есть вещи, о которых не следует болтать.

Невольно демонстрируя Джонатану Таппендену и Мэй Соррелл «грубый индивидуализм» собственной семьи, Вилли испытывала сильную неловкость, хотя на самом деле ей было не о чем беспокоиться: Таппенден и его любовница – энергичная темноволосая женщина лет двадцати восьми с круглым ангельским лицом – явно относились к представителям богемы, не отличавшимся строгой моралью.

Поднявшись, Таппенден подошел к железным перилам и посмотрел вниз: Питер, Пол и Адди уже присоединились к всеобщей свалке.

– Ах, молодость, молодость, – покачав головой, задумчиво сказал Таппенден. – Почему она проходит?

В свои сорок Джонатан Таппенден выглядел на десять лет моложе. Светловолосый и худощавый, с лицом сказочного эльфа, не подвластного времени, он прекрасно чувствовал себя в обществе Макдугалов. В семейном предприятии Таппенденов, пароходном обществе «Бритиш Норт Стар Лайн», Крейг Макдугал был единственным совладельцем, не входившим в состав семьи.

С момента прибытия Таппендена в Перт Вилли, выступая в своей излюбленной роли свахи, всячески старалась свести судовладельца с Адди. Об отношениях, связывающих почетного гостя семьи с артисткой мюзик-холла, она старалась не думать.

Со своей стороны, Адди, хотя и находила Джона очаровательным, считала его «слишком слабым и разочарованным в жизни», а следовательно, неподходящим для себя мужчиной.

– Возьмите еще лепешку, Джон, – предложила Вилли. Повернувшись, тот прислонился спиной к перилам.

– Если я это сделаю, то просто лопну. – Он посмотрел на Трента. – Ну, завтра у тебя большой день, Терри. Стригали будут решать, вступать или не вступать в ваш профсоюз.

– Как говорят американцы, дело в шляпе, – ответил Трент. – Так что через год, ну, может быть, два, Объединенные стригали смогут начать забастовку, которая охватит весь континент.

– Ты изменил своему классу, Терренс, – насмешливо сказал Джейсон, который, как и его отец, был горячим поборником прав трудящихся.

– Своему классу? – подхватил игру Трент. – И впрямь! Какой кошмар – сын каменщика женился на богатой бездельнице.

– Ха! – воскликнул Джейсон. – Все, что ты делаешь, – это весь день мелешь языком, отвлекая людей от дела. Или пьянствуешь с их работодателями – когда ведешь переговоры, выдвигая непомерные требования.

Таппенден, однако, воспринял их пикировку всерьез. Когда англичанин обратился к Тренту, в его голосе звучало сдержанное волнение:

– Терри, я ничего не имею против нормальной зарплаты. «Норт стар» всегда хорошо платила своим работникам. Но неужели ты веришь, что можно без конца выдвигать все новые и новые требования? Есть же какой-то предел.

Иначе настанет время, когда будет просто невыгодно заниматься бизнесом.

– Я готов согласиться, что в каждом случае у зарплаты есть какой-то потолок. Но дело ведь не только в этом, Джон. Рабочему человеку нужна не только зарплата – ему необходим свой кусок экономического пирога.

– Довольно изящный эвфемизм, которым заменяют понятие «социализм», – сдавленным голосом произнес Таппенден.

– Ничего подобного! Беда в том, что все шесть австралийских колоний буквально находятся в собственности крупных землевладельцев и промышленников. Трудящимся не остается ничего. Следующим нашим шагом будет создание своей собственной лейбористской партии.

– Что может вылиться в попытку свергнуть демократическую форму правления и заменить ее социальной диктатурой, – мрачно сказал Таппенден.

– Пожалуй, мы сегодня уже достаточно говорили о политике, – прервала их Джуно. – Скажите, Джон, куда вы направитесь из Перта?

– На Суматру, на Яву… Папа хочет, чтобы я заглянул в нашу контору в Батавии.

– И еще мы собираемся осмотреть Кракатау! Разве это не восхитительно! – всплеснув руками, воскликнула Мэй.

– Что это еще за Кракатау? – спросила раскрасневшаяся после бега Адди. Вбежав на террасу, она упала в шезлонг, на секунду опередив Питера и Марка, финишировавших вторыми.

– Остров с потухшим вулканом в Зондском проливе, – проинформировал ее отец.

– Уже не с потухшим, – поправил его Таппенден. – С середины мая вулкан опять проснулся. Последнее извержение было двести лет назад, оно сорвало с горы вершину. Ее высота уменьшилась с трехсот шестидесяти метров почти до нуля.

– Там кто-нибудь живет? – заинтересовался Марк, вступивший с Марджи Гейл в схватку за право обладания последним свободным стулом.

– Отпусти ее или я оторву тебе голову! – вполне серьезно предупредил его Питер. Не только он замечал, что временами его братец ведет себя чересчур фамильярно с роскошной мисс Гейл, причем она как будто ничуть не возражает.

Пожав плечами, Марк уступил и сел по-турецки на пол рядом с братьями.

– Нет, остров необитаем, – ответил на его вопрос Таппенден. – Хотя довольно много посетителей. Туземцы с Явы и Суматры за девяносто миль приплывают туда на лодках, чтобы собирать плоды в джунглях.

– Даже сейчас, когда вулкан проснулся? – задыхаясь, спросила Марджи.

– Сейчас в особенности! – засмеялся Таппенден. – Лодки везут и везут людей на Кракатау.

– Я бы умерла со страху! – Марджи Гейл прижала руки к пышной груди, словно призывая всех обратить внимание на смелое декольте.

– Я думаю, вы вполне могли бы к нам присоединиться, мисс Гейл, – небрежно сказал английский спортсмен, не отрывая взгляда от выреза ее платья. – Как ты думаешь, дорогая? – обернулся он к своей спутнице.

– Я думаю, мисс Гейл без ее жениха долгий океанский вояж смертельно наскучит, – сквозь зубы отозвалась Мэй Соррелл.

– Ей лучше с вами согласиться, мисс Соррелл, – сказал Питер, по-хозяйски положив руку на плечо Марджи.

– А вот я бы хотела увидеть Кракатау! – заявила Адди. – Можно мне занять ее место, мистер Таппенден?

– Ну конечно, дорогая, – с улыбкой ответил тот, – будем рады видеть вас на борту «Виктории». Не так ли, Мэй?

По выражению лица актрисы можно было понять, что присутствию на яхте Аделаиды Трент она обрадуется не больше, чем обществу Марджи Гейл. Тем не менее Мэй выдавила улыбку.

– Адди будет желанной гостьей, – сказала она.

– Я не уверена, что тебе стоит ехать, дорогая, – озабоченно заявила Джуно. – Я слышала, в этих водах орудуют пираты. Ты ведь уже попадала в руки ужасной банды Келли. Если подобное случится снова, все может кончиться не так благополучно.

– Пираты? – рассмеялся Таппенден. – Что вы, миссис Трент! Эти воды патрулируются германскими военными кораблями, поэтому пираты обходят Суматру и Яву стороной.

– Германские военные корабли… – нахмурилась Вильгельмина, – Мой отец говорит, что немцы заполонили всю Новую Гвинею и собираются основать там колонию под тем предлогом, что имеют там торговые фактории.

– О, не думаю, что это правда, миссис Макдугал, – доверительным тоном сказал Таппенден. – Канцлер Бисмарк неоднократно заверял Министерство иностранных дел, что Германия не собирается столь далеко расширять свою империю за пределы фатерланда.

– Боюсь, что это звучит не слишком убедительно для жителей Квинсленда, которые могут оказаться под дулами германских пушек, если кайзер решит построить в восточной части Новой Гвинеи форты или военно-морские базы, – заметил Трент. – В Тонге немцы уже это сделали. Я думаю, что премьер Гладстон – просто дурачок, если доверяет этому ублюдку Бисмарку!

Вильгельмина, смущенная тем, что в обществе дам прозвучали столь крепкие выражения, нервно заерзала на стуле, но от участия в разговоре не уклонилась.

– Отец говорит, что премьер Макилрейт должен предложить министерству колоний взять на себя издержки по аннексии Квинсленда. В конце концов, Дизраэли это уже предлагал.

– Вот именно – Дизраэли! – сказал Трент. – А сейчас правительство возглавляет Гладстон, либерал, который бесчисленное множество раз официально заявлял о том, что против дальнейшего расширения империи. Конечно, Макилрейт все равно должен это предложить, но я не думаю, что министр колоний утвердит аннексию Квинсленда.

– Вы совершенно правы, сэр, – с видом человека, который информирован лучше остальных, заговорил Таппенден. – Фактически по этому вопросу уже несколько месяцев ведутся тайные переговоры между Макилрейтом и лордом Дерби. Дерби категорически против аннексии.

– Боже, что случилось с Англией? – воскликнула Джуно. – Неужели в Уайтхолле могут быть столь слепы?

– Англия в одиннадцати тысячах миль отсюда, моя дорогая, – с грустью сказал ее муж. – Наши австралийские проблемы кажутся там слишком мелкими по сравнению с тем, что происходит в Европе, под самым носом у Уайтхолла.

– Я устала от разговоров о политике, – поднявшись с шезлонга, заявила Адди. – По-моему, мне нужно принять ванну и переодеться к обеду. Идем, Марджи!

– Так как насчет поездки на Кракатау? – окликнул ее Таппенден. – Вы к нам присоединитесь?

– Ни в коем случае не упущу такой возможности, – засмеялась она. – Когда отплываем?

– В следующее воскресенье будет не слишком рано?

– По мне и завтра – не слишком рано.

– Тогда решено. – Он выжидательно посмотрел на родителей Адди. – Конечно, с согласия мистера и миссис Трент.

– Моя дочь привыкла поступать по-своему, Джон! – фыркнул Терренс Трент. – Если она собралась на Кракатау, ничто не изменит ее решения.

Молодые женщины поднялись по лестнице на второй этаж. Теоретически дом строился в готическом стиле, однако нагромождение разных башен и башенок сильно искажало первоначальный замысел.

Адди никогда не разделяла вкус тети Вилли.

– Здесь всего чересчур много, – заметила она, с отвращением глядя на выступавшую из стены горгулью.

– В архитектуре я предпочитаю американский колониальный стиль, – заметила Марджи. – Простенько и со вкусом.

– Мне кажется, твоя будущая свекровь постарается навязать тебе и Питеру собственные пристрастия.

Лицо Марджи потемнело.

– Не переходи мост, пока не дошел до него, – мудро ответила она.

– Только не позволяй Вилли собой помыкать. Она очень мила, но привыкла, чтобы все делалось, как она хочет. Вы с Питером решили, когда будет свадьба?

– Мы думаем пожениться в декабре, под Рождество.

– Это замечательно, Марджи. Получится двойной праздник. И не помешает моему путешествию.

– Вам стоит вернуться вовремя, юная леди, иначе я не стану с вами разговаривать. Я хочу, чтобы ты была у меня подружкой.

Улыбнувшись, Адди взяла ее за руку.

– Ни в коем случае не упущу такую возможность. Вы с Питером – такая замечательная пара! Кстати, – доброжелательно добавила она, – не думаю, что твоя возня с Марком очень понравилась Питеру.

В лицо Марджи бросилась краска.

– Аделаида Трент! Что за ужасные вещи ты говоришь! Марк ничего для меня не значит, совершенно ничего. Он для меня как брат.

– Я бы сказала – очень любящий брат! – захохотала Адди. – Который просто не может держать руки от тебя подальше.

– Это просто бесстыдство! – Обиженная Марджи поспешно устремилась вперед.

– Что ты сегодня вечером наденешь? – крикнула ей вслед Адди. – Мне кажется, Питеру понравится твое зеленое платье. Если хочешь, я могу одолжить тебе золотистые чулки – они прекрасно к нему подойдут.

– Нет, спасибо!

– Можешь взять и мои французские панталоны! Марджи замерла.

– Ты действительно носишь такое… такое неприличное Белье? Мама говорит, что в нем ходят дамы парижского полусвета.

– Ты хочешь сказать – шлюхи? Подозреваю, что она права. Вот почему их так приятно носить. – Адди провела руками по бедрам. – Такие легкие и тонкие – словно ангел дышит на твою плоть.

– Аделаида! А что, если тебя кто-нибудь услышит?

– Ну и пусть! Черт с ними, с этими ханжами! Французские панталоны мне нравятся. И тебе понравятся, – с игривой улыбкой добавила она. – И твоему милому Питеру.

– О Боже! Есть ли предел твоему бесстыдству, Адди?

– Нет. Я считаю себя законченной распутницей. Откинув назад голову, она расхохоталась. Теперь, когда было решено, что она отправится вместе с Джоном и Мэй в океанский вояж, Адди чувствовала себя чрезвычайно легко и непринужденно. По правде говоря, за те две недели, что она провела с дядей и тетей, ей все здесь смертельно наскучило. Чересчур много крокета. И шарад. И экскурсий. И изнурительных приемов, когда женщины в тяжелых парчовых, бархатных и атласных платьях, словно павлины, выставляют себя напоказ. И скучных молодых людей, в своих черных костюмах и белых накрахмаленных рубашках похожих на пингвинов!

И наконец, там будет Джон Таппенден! Конечно, он не в ее вкусе, как Адди и заявила тете Вилли. Но в то же время, когда он смотрит на женщин, его глаза загораются каким-то странным огнем. Стоит ему взглянуть на Адди, как у нее по телу пробегают мурашки. Животный магнетизм притягивает. Конечно, это не то мощное влечение, которое было у них с Дэном Бойлом. Тем не менее Адди – живая женщина, и голос плоти звучал в ней все сильнее. Она слишком долго хранила целомудрие, и теперь ей отчаянно хочется голой лежать с мужчиной, каждой клеточкой прижимаясь к его обнаженному телу, хочется почувствовать его внутри себя.

«Стоп, детка! – сказала себе Адди. – Или тебе снова придется вспомнить те грязные игры, в которые ты играла ребенком!»

 

Глава 2

Сняв нижнюю юбку, Виола бросила ее на ковер. Виолу никак нельзя было назвать самой аккуратной из женщин. И в спальне, и в туалетной комнате обычно царил хаос, пока служанка не приводила все в порядок. Оставшись только в кружевном лифе и полупрозрачных панталонах, Виола подошла к гардеробу и сняла с вешалки халат.

Услышав стук в дверь, она нахмурилась и раздраженно спросила:

– Кто там?

– Дэн.

– Ах… это ты… подожди минутку, я не одета. – Набросив халат, она подвязала его широким поясом. – Все, входи.

Сев перед зеркалом, Виола взяла в руки гребень. Когда муж вошел, она уверенными движениями расчесывала густые рыжие волосы.

Подойдя сзади, Дэн положил руки ей на плечи и наклонился, чтобы поцеловать в затылок, но она отстранилась.

– Пожалуйста, дорогой, ты разве не видишь, что я занята?

– В последнее время ты всегда для меня занята, Виола, – с кривой улыбкой сказал Дэн. Он попытался опустить руку ей на грудь, но Виола перехватила его кисть.

– Дэниэл! – В ее голосе явственно звучало предупреждение.

Убрав руки, он отступил и посмотрел на ее отражение в зеркале. Без сомнения, красивая женщина, хотя за прошедший год он стал подозревать, что эта красота лишь кажущаяся. Из зеркала на Дэна холодно взглянули зеленые глаза.

Холодные… как в роднике, пробивающемся из-под земли в глухом, дремучем лесу, под сень которого никогда не заглядывает солнце. Не то что глаза Адди – теплые, сверкающие золотистыми искорками, словно залитое солнцем море у Барьерного рифа.

«Проклятие! Почему я всегда сравниваю с Аделаидой Трент всех женщин, включая собственную жену?»

Он постарался выбросить из головы Адди и сосредоточиться на мыслях о Виоле. По правде говоря, хотя оба предпочитали игнорировать правду, с самого дня свадьбы их отношения неуклонно ухудшались – так же постепенно и неуклонно, как море подтачивает береговой склон.

Виновата в этом была не только Виола; еще меньше был виноват Дэн. Пытаясь быть справедливым, он предполагал, что в основе всех проблем лежит разница в их происхождении и воспитании. «Леди» Виола никогда не забывала о своем благородном происхождении и не давала забыть о нем мужу. Помнила она и о том, что Дэн – сын бывших заключенных.

Представления Виолы об интересной жизни сводились к верховой езде, посещению званых завтраков с шампанским и пышных балов, а также путешествиям за границу по меньшей мере раз в год.

Ей казалось странным и совершенно неприемлемым, что Дэн и после свадьбы продолжал работать в «Эйдж».

– Неужели ты должен постоянно напоминать моим друзьям о своем низком социальном статусе? – упрекала она его. – Я имею в виду, дорогой Дэнни, что с твоей внешностью, умом и красноречием все нужные люди скоро забудут, что ты когда-то был газетчиком, и примут тебя в наш круг.

– Вот как ты относишься ко мне, Виола? – подавив свою гордость и свой гнев, небрежно сказал Дэн. – Как к мальчику, который доставляет газетные новости для людей твоего круга!

– Дорогой, постарайся понять меня правильно. Я чрезвычайно горжусь твоими литературными талантами, но ты используешь их не в полную силу.

– А что значит в твоем понимании «в полную силу»?

– Естественно, мы должны покинуть Австралию и жить в Лондоне. Или, еще лучше, купить виллу на юге Франции, где ты мог бы работать над серьезными произведениями, вращаясь в кругу известных литераторов.

– Ты хочешь сказать, что мы должны уехать из Австралии навсегда?

– Ну конечно! Господь знает, как она мне надоела за прошедший год. Не зря ее называют страной несбыточных надежд. Уф!

Ее тон стал резким. Дэну показалось, что если Виола бросит в него еще один словесный камень, то его душа разлетится на миллион осколков.

– Это земля, где я родился.

– Мне жаль, что это так.

– Ты хочешь, чтобы я оставил свою семью – мать и братьев?

– Почему бы и нет? Они вполне довольны той убогой жизнью, которую ведут.

– Убогой?

– Ну да – серой, ничтожной, никудышной. Честно говоря, они доставят нам меньше хлопот, если нас будут разделять одиннадцать тысяч миль.

Вот он, последний камень!

Перед глазами Дэна все поплыло, будто он смотрел на жену сквозь мутное стекло.

Когда через мгновение он пришел в себя, правую руку жгло словно от укуса. Затем он увидел лежавшую у его ног Виолу, которая осторожно прижимала ладонь к побагровевшей щеке. Глаза женщины пылали ненавистью.

– Подлый, грязный ублюдок! – прошипела она. – Если ты когда-нибудь снова дашь волю рукам, я оторву тебе яйца!

Виола была в такой ярости, что Дэн отпрянул, словно ему в лицо ударил порыв ветра. За все время их знакомства он еще ни разу не слышал, чтобы она выругалась. Застыв в неподвижности, они долго молча стояли, изучая друг на друга.

«Сейчас мы впервые видим друг друга такими, какие мы есть, – подумал Дэн. – Мы совершенно обнажены – куда больше, чем тогда, когда, голые, занимались любовью».

С тех пор оба старались не упоминать о случившемся, хотя забыть это, разумеется, было невозможно. Вскоре по настоянию Виолы супруги перестали заниматься любовью. Виола использовала секс как оружие против Дэна. Этот кинжал она вонзала в его мужское достоинство и с садистским наслаждением проворачивала снова и снова.

Теперь, глядя на то, как под действием краски волосы Виолы становятся все светлее и светлее, Дэн с болью в сердце думал о том, во что они превратили свою жизнь.

– Ты обдумал то, что я сказала утром, Дэниэл? – осведомилась Виола.

– Насчет того, чтобы через месяц поехать с тобой в Англию? Да. Откровенно говоря, я с удовольствием отдохну. Дэвид отнесся к моему предложению с полным пониманием, вот только…

– Вот только что? – В ее голосе прозвучала угроза.

– Ну… ты ведь слышала о вулкане в Зондском проливе, о котором все столько говорят?

– Ну и что?

– Многие эксперты предсказывают, что вот-вот произойдет извержение, как это было двести лет назад. Если такое случится, Кракатау станет десятым чудом света. Дэвид хотел бы получить репортаж об этом феномене. Ну, чтобы был местный колорит – что, дескать, чувствуют люди, которые живут под постоянной угрозой извержения. Он даже собирается послать со мной фотографа. Что ты на это скажешь?

– Что скажу? – взорвалась Виола. – Чтобы ты вместе со своим Дэвидом убирался к черту! Может быть, ты сгоришь в этом… этом вулкане – и слава Богу! Не придется хлопотать о разводе! А теперь убирайся из моей спальни и чтобы ноги твоей здесь не было!

Вернувшись в свою комнату, Дэн быстро упаковал чемодан и, накинув пальто, вышел из дома. Под мелким дождем он прошагал почти две мили, прежде чем встретил наемный экипаж. Остановив его, дал извозчику мельбурнский адрес Сайма.

Через час Дэн уже стоял на крыльце городского дома издателя. Сайм не очень удивился его появлению: собственно говоря, он даже обрадовался.

– Тебе уже давно пора было уйти от этой суки! – прямо заявил он.

– Прежде всего мне не надо было на ней жениться. – Опрокинув стакан виски, который налил ему хозяин, Дэниэл постучал по пустой посудине. – Если можно, еще один.

Друзья проговорили до утра, выпив при этом пару бутылок виски.

– Не могу дождаться момента, когда нужно будет отправиться на Кракатау, – говорил Дэн, когда в окнах кабинета Сайма уже брезжил рассвет.

– Тебе не придется долго ждать. Поедешь послезавтра. Ни больше ни меньше как на германском военном корабле под названием «Ингрид». В прошлую среду он зашел в мельбурнскую гавань для ремонта. Этот корабль как раз находился в Зондском проливе, когда вулкан проснулся, и камень размером с бычью голову пробил судну бак.

– Ого… можно сказать, повезло. Конечно, не «Ингрид».

– Командир корабля капитан фон Камен говорил, что в жизни не видел ничего более устрашающего. По его словам, пар и пепел поднимаются из жерла вулкана миль на десять вверх.

– Ничего себе! А вообще в том районе, вблизи Явы и Суматры, кажется, много вулканов?

– Свыше пятидесяти. Кракатау самый крупный, и если он действительно взорвется, то может спровоцировать цепную реакцию, которая приведет к величайшей в истории природной катастрофе.

– Не уверен, что мне бы очень хотелось увидеть это шоу, – улыбнулся Дэн.

Сайм похлопал его по спине.

– Не пытайся меня провести, старый хрыч! Ты ни в коем случае не упустишь такое зрелище. – Он зевнул. – Тебе не кажется, что пора ложиться спать?

Утром, поспешно позавтракав лепешками с джемом и запив их горячим кофе, они взяли кеб и направились в гавань.

– Двадцать третий причал, – сказал извозчику Сайм. – Там стоит немецкий военный корабль «Ингрид».

Это был одетый в броню крейсер второго класса водоизмещением четыре тысячи четыреста тонн. Его двигатели развивали мощность в восемь тысяч лошадиных сил, а команда насчитывала триста шестьдесят пять человек.

Пока Сайм расплачивался, Дэн разглядывал корабль. В лучах утреннего солнца крейсер от носа до кормы сиял свежей краской.

– Проклятые немцы и сами больше похожи на машины, чем на людей, – прошептал Дэн Сайму, когда они подошли к трапу, возле которого с карабином на изготовку стоял часовой в ослепительно белой форме и белой бескозырке с черной ленточкой, на которой золотыми буквами было выведено название корабля.

– Вот почему они так опасны на войне. Они относятся к ней так же, как и ко всякой другой работе, которую нужно выполнить с максимальной быстротой и эффективностью, без лишних движений и эмоций.

Когда они вплотную подошли к часовому, тот что-то предостерегающе рявкнул.

– Меня зовут Дэвид Сайм, я издатель «Мельбурн эйдж». Капитан фон Камен нас ждет.

С непроницаемым лицом часовой по-немецки окликнул офицера, стоявшего вверху. Тот быстро прошел к трапу, который вел на капитанский мостик, и исчез в рулевой рубке. Через минуту он, однако, появился и вновь спустился на палубу.

– Ganz gut! – сообщил вахтенный офицер часовому и уже по-английски обратился к Сайму: – Добро пожаловать, герр Сайм! Капитан велел проводить вас в свою каюту. К сожалению, вам придется несколько минут подождать.

Когда Сайм и Дэн поднялись на борт, офицер представился:

– Джентльмены, я лейтенант Шульц, второй помощник капитана. Прошу следовать за мной.

Войдя в каюту капитана, лейтенант указал на два стула по обе стороны деревянного стола:

– Устраивайтесь, джентльмены. – Он подошел к полке, где на металлическом подносе стояли графин и бокалы. – Бренди?

Гости вежливо отказались.

– Еще слишком рано, – заявил Сайм. – Солнце еще не перевалило за нок-рею.

Шульц недоуменно сдвинул брови.

– Сэр?

– Это старая британская морская традиция, лейтенант.

Щелкнув каблуками, Шульц оставил их одних.

– Устраивайтесь поудобнее! – поерзав на жестком сиденье, сказал Дэн. – Хотя это вряд ли возможно. В монашеских кельях и то больше комфорта.

У каюты действительно был аскетический вид. Мебель состояла из трех стульев с прямыми спинками и большого письменного стола, на котором ровными стопками были уложены какие-то бланки и документы. Рядом располагалась пепельница, сделанная из морской раковины, с уже набитой трубкой. В другой раковине, поменьше, лежали спички.

Дэн подошел к находившейся возле противоположной переборки спартанского вида койке. Вытащив из кармана шиллинг, он щелчком подбросил его в воздух. Отскочив от туго натянутого одеяла, монета подлетела вверх сантиметров на двадцать. Подобрав ее, Дэн подмигнул Сайму.

– Не мог удержаться от искушения. Чувствуется, что порядок здесь образцовый.

Довольно скоро в каюте появился и сам хозяин, выглядевший весьма импозантно в черного цвета форме, с которой эффектно контрастировали белый кожаный ремень и белая портупея. Сняв фуражку, фон Камен повесил ее над койкой. Высокий, худой как жердь капитан носил короткую стрижку, темные волосы были чуть тронуты сединой.

Английским фон Камен владел почти безупречно, акцент был практически незаметен:

– Герр Сайм, рад снова с вами встретиться. – Он вопросительно посмотрел на Дэна.

– Это Дэн Бойл, мой лучший репортер. Широко улыбнувшись, капитан протянул Дэну руку:

– Очень приятно, герр Бойл. Я с нетерпением ждал, когда вы присоединитесь к нашей маленькой экспедиции. Герр Сайм отзывался о вас наилучшим образом.

– Надеюсь, что оправдаю ваши ожидания. Не сомневаюсь, что путешествие к Кракатау на борту «Ингрид» будет захватывающим. К счастью, постигшая корабль неприятность внешне никак на нем не отразилась. Взгляд фон Камена стал задумчивым.

– Повезло, что мы остались живы. Знаете, всего лишь днем раньше мы высадили на берег партию исследователей, которая взобралась на вершину и заглянула в самое жерло вулкана. Там рядом с центральным конусом появились три новых кратера.

– Должно быть, величественное зрелище.

– «Величественное» – не то слово. Из трещины в тридцать метров шириной бил громадный гейзер. В воздухе стояла пылевая завеса, и, чтобы не задохнуться, нам пришлось дышать через платки. Через десять часов после экскурсии началось извержение главного кратера, Пербоватана. Словно пущенные рукой разгневанного великана, в воздух летели куски застывшей лавы весом в десятки тонн. Каждые пять – десять минут раздавались оглушительные взрывы, которые сопровождались мощными выбросами жидкой лавы и шлака, и тогда на остров и окрестные воды обрушивался огненный дождь. В ночь, когда мы отплывали от Кракатау, нашему взору открылась удивительная картина: на фоне светящегося пара потоки раскаленной лавы казались разноцветным фейерверком.

– Затем все стихло так же внезапно, как и началось, – «гигант» вновь впал в дремоту. Когда капитан Ферзенаар, глава местной топографической службы, в августе посетил остров, он был поражен произошедшими там изменениями. Леса исчезли, все покрыто полуметровым слоем пемзы. По словам капитана, обстановка произвела на него удручающее впечатление, особенно если к печальной картине запустения добавить постоянную вибрацию почвы. Кстати, вокруг главного конуса появилось с дюжину новых небольших кратеров. В общем, капитан там не задержался.

– Не могу его осуждать, – чувствуя растущий интерес, произнес Дэн. Впервые за многие месяцы он испытывал необычайный прилив энергии. – Пожалуй, сейчас я бы выпил бренди, – сказал он.

– С удовольствием составлю вам компанию, – ответил капитан.

Он наполнил бокалы Дэну и Сайму, налил себе и, когда все трое встали, предложил тост:

– За успех нашей поездки! И пусть то, что герр Бойл напишет о Кракатау, превзойдет все ранее им написанное.

– Ну, это будет очень сложно! – засмеялся Сайм. – Потребуется нечто большее, чем простое извержение вулкана, чтобы Дэн смог превзойти свои предыдущие статьи и книгу, которую написал о Келли и лесных разбойниках.

Это была всего лишь шутка, но впоследствии Сайм не раз вспоминал ее с некоторым суеверным страхом.

Вечером Дэн ужинал у Макдугалов. Разрыв с Адди не отразился на его сердечных отношениях с ними и с Трентами. Главной темой разговора была, конечно, поездка Дэна на Кракатау.

– Завидую тебе, парень, – говорил Макдугал. – Когда я был моряком, мы ходили на остров Лусон, что на Филиппинах. Корабль стоял на якоре, когда началось извержение вулкана Мэйон. Это было жуткое зрелище, хотя и не лишенное некоторого величия. По восточным склонам горы текли реки лавы в десятки метров шириной, которые сметали все на своем пути. Когда лава достигла побережья, прилив буквально превратился в отлив. А вода стала такой горячей, что можно было варить рыбу прямо в море – опускай в воду сеть и вытаскивай готовый обед. Рыба, омары, крабы – вся эта живность гибла сотнями.

Но вот Кракатау – это совсем другой случай, – продолжал он. – Я кое-что прочитал о вулканической цепи на Яве и Суматре. Так вот, Галстон из Королевского географического общества пишет, что на дне океана формируется новая расщелина, что предварительные толчки были результатом просачивания океанской воды в котел, находящийся под поверхностью земной коры. Главное произойдет, когда края расщелины окончательно разойдутся и миллионы галлонов соленой воды хлынут в образовавшееся пространство. Я молю Бога, чтобы «Ингрид» находилась подальше от этого острова, если это случится.

– Аминь! – Дэн поднял свой бокал.

– Что слышно об Адди? – спросил он, когда служанка принесла десерт – шоколадный мусс.

– Позавчера мы получили письмо от Джуно, – ответила Аделаида Макдугал. – Ты не встречался в Мельбурне с тем англичанином, с которым Крейг ведет дела?

– С пароходным магнатом? Да – кажется, его фамилия Таппенден. А что?

– Из Мельбурна он со своей невестой отплыл на яхте в Перт, где некоторое время прожил у Джейсона. Так вот, представь себе – они увезли с собой Адди!

– Да, мне это нисколько не нравится, – мрачно сказал Крейг.

– Я надеюсь, что Адди постарается не выпасть за борт, – пошутил Дэн.

– Это как раз меня не беспокоит. Дело в том, что они плывут на Яву.

От неожиданности Дэн уронил ложку.

– Черт побери! О чем думает Таппенден? Боевой крейсер еще может устоять, когда поблизости проснется вулкан, но крошечная яхта! Согласен, сэр, – мне это тоже совсем не нравится!

Поняв, что оба смотрят на него с любопытством, Дэн нервно засмеялся.

– Вам первым я скажу – впрочем, нет, Дэвид уже знает, – что мы с Виолой разошлись.

– Мне жаль, Дэн, – пробормотала Аделаида, а ее муж выразительно повел бровью, словно говоря: «Ну и притворщица же ты, голубушка! Ты ведь всегда презирала эту суку!»

– Не сожалейте, миссис Макдугал. Наш брак с самого начала был обречен. И виновата в этом не только Виола. Мы слишком разные. Мне не следовало жениться на женщине ее социального положения. Наверное, все дело в том, что, когда мы решили, будто Адди умерла, я… – Он не договорил.

Крейг встал и, обойдя вокруг стола, положил руку на плечо Дэну.

– Не надо, парень. Она, что называется, воспользовалась минутой слабости. Ну ничего, раз ты уладил свои дела с Виолой, то, может быть, теперь вы с Адди сумеете снова сложить осколки.

– Вы думаете, это возможно? – спросил Дэн.

– Она всегда тебя любила, Дэн, – сказала старшая Аделаида. – И всегда будет любить.

– Я тоже всегда ее любил. Боже! Как порой безжалостна судьба к смертным!

Крейг Макдугал молчал, на лице его появилось задумчивое выражение.

«Не готовит ли судьба очередной безжалостный сюрприз всем нам? – думал старик. – Эх, Адди, Адди – зачем ты поплыла на этой яхте?»

 

Глава 3

В дополнение к обычной парусной оснастке шестидесятифутовая «Виктория» располагала вспомогательным паровым двигателем и гребным винтом, так что путешественники могли чувствовать себя уверенно и в шторм, и в полный штиль. Сам Таппенден хорошо разбирался в морском деле, поэтому состоявшая из десяти человек команда шхуны понимала его с полуслова.

Из этой десятки Адди почему-то сразу выделила троих: первого помощника капитана Альберта Баннермана – высокого, мрачного детину, по мнению Мэй, он был «страшен как смертный грех»; судового механика Ангуса Криспа, коренастого лысого шотландца с густыми бакенбардами и веселой улыбкой, и, наконец, стюарда Ричарда Карлтона, с солдатской гордостью носившего белую куртку и черные брюки.

– Мне кажется, он их даже на ночь не снимает, – смеялась Мэй Соррелл.

Небольшого роста, светловолосый и кареглазый, Карл-тон оказался настоящим гастрономическим богом – он творил на камбузе настоящие чудеса. Особенно ему удавались щедро сдобренные ромом коктейли из сока экзотических фруктов.

– Чтобы подобрать подходящие компоненты и выдержать правильные пропорции, нужно обладать талантом химика, – объяснил он Адди, когда та похвалила его очередное творение.

– Что за аскет! – заметила Адди, когда стюард вернулся на камбуз. – Меня не удивит, если он все еще девственник.

– Вряд ли! – захихикала Мэй. – Каждый раз, когда мы заходим в порт, он с нетерпением ждет увольнительной на берег. А когда наконец сходит, то разодет в пух и прах и от него разит одеколоном. На следующий же день парень буквально едва волочит ноги.

– Как говорят в Америке, жеребец выдыхается, – усмехнулась Адди.

Обе громко расхохотались. За время плавания Адди и Мэй если не стали закадычными подругами, то по крайней мере очень сблизились. Неделю назад в Перте об этом невозможно было и думать.

Развалившись в шезлонгах, они лениво нежились под лучами солнца. На Мэй был купленный в Париже смелый купальный костюм потрясающего розового цвета с короткой юбкой и шароварами; лиф оставлял открытыми руки и плечи.

Адди сегодня надела костюм для езды на велосипеде: широкий блузон поверх короткой оранжевой юбки и шаровар.

Вскоре к дамам присоединился Таппенден, решивший ненадолго отвлечься от морских карт. Сняв капитанскую фуражку, он устала опустился в шезлонг.

– В этих нарядах вы, девочки, выглядите просто очаровательно. Ангус Крисп старается под любым предлогом пробраться на корму, чтобы на вас поглазеть. – Он взглянул вверх, на безвольно повисшие паруса. – Пожалуй, надо развернуться и поискать ветер с правой стороны. Если не получится, я поручу Ангусу запустить мотор.

Мужчина с усилием поднялся и двинулся на бак.

– Ты надеешься, что после этого путешествия Джонатан на тебе женится? Мэй горько улыбнулась.

– Раньше я после каждого путешествия ждала, что Джон на мне женится. Но всегда приходилось откладывать свадьбу до следующего раза. Нет, теперь я ни на что не надеюсь, Адди. Джон уже женат – на своей проклятой работе и на этой яхте. Для него женщина всего лишь необходимая вещь – как ванна или стульчак.

– Тогда ты должна играть по тем же правилам, – пожала плечами Адди. – По-моему, Джон вполне годится для того, чтобы удовлетворить твои нужды.

Мэй облизала языком полные губки.

– Да, он чертовски хорош в постели – если ты это имеешь в виду.

Откинувшись назад, Адди посмотрела в голубое небо, по которому плыли снежно-белые облака самых причудливых очертаний.

– Вон собака, – сказала она Мэй.

– Что за глупая игра! – сонным голосом пробормотала та.

– А там слон.

– Чепуха какая!

– А это… – Адди не договорила. Кровь прихлынула к ее лицу. Одно из облаков по форме походило на огромный возбужденный член! Вот что творит воображение одинокой женщины!

После Неда Келли и женитьбы Дэна на леди Виоле Адди пыталась найти утешение во все новых и новых связях – конечно, стараясь проявлять разборчивость. Закрыв глаза, она стала вспоминать своих партнеров.

Лучшим был Брэндон Гастингс, энергичный букмекер, с которым Адди познакомилась в Флемингтоне во время розыгрыша кубка Мельбурна. Он был дьявольски красив – той порочной, зловещей красотой, которая всегда влекла ее. Адди даже казалось странным, что единственный мужчина, которого она действительно любила, относился совсем к другому типу. Видимо, все дело в предательстве Дэна, решила она. Если бы Адди сошлась с похожим на него мужчиной, то затянувшаяся было рана вновь дала бы о себе знать.

Брэндон был темноволосым и кареглазым, с длинными бакенбардами и навощенными усами. Большой и сильный мужчина, он не терпел, когда на ипподроме кто-нибудь из игроков вел себя не так, как положено. Собственно говоря, Адди заметила его как раз в тот момент, когда Гастингс под трибуной задавал трепку двум жуликам. Сделав ставку, мисс Трент возвращалась в свою ложу, как вдруг из-за поддерживавших трибуну опор буквально вылетел кто-то. Перекувырнувшись через голову, человек проворно вскочил на ноги и сломя голову бросился прочь. Заинтересованная, Адди подошла поближе, желая посмотреть, что происходит.

Под трибуной, настороженно глядя друг на друга, ходили кругами два человека, один из которых держал в руке нож с лезвием в виде полумесяца. Время от времени тип с ножом делал ложный выпад в сторону своего соперника и тут же отступал назад. В конце концов, решив, что враг уже достаточно дезориентирован, бандит нанес решительный удар, целясь ему в живот. Однако не успел он и глазом моргнуть, как противник левой рукой перехватил его руку и резким движением хладнокровно сломал ее.

Взвыв от боли, бандит принялся кататься по земле, прижимая к груди сломанную конечность.

– Пожалуйста, начальник, больше не бей меня! Это была шутка – да, только шутка.

Великан посмотрел на него с презрением.

– Еще раз увижу здесь, в Флемингтоне, тебя или твоих друзей-воров, – переломаю и руки, и ноги. Говори, куда ты дел кошельки, которые сегодня увел?

– Они в саду за прудом. Там, где растут лилии, – увидишь разрытую землю.

– Для тебя будет лучше, если они окажутся именно там, иначе скоро весь Мельбурн узнает, что Билли Сайксу пришел конец. – Пнув вора в толстый зад, великан с отвращением отвернулся и тут заметил, что на него во все глаза смотрит Адди.

– Ну и ну, я и не знал, что у нас, оказывается, есть аудитория, – криво усмехнувшись, сказал он. – Да еще такая приятная!

Нагнувшись, он пролез под балками.

– О, да я вас знаю, мисс!

– По-моему, мы никогда не встречались.

– Ничего не говорите, я вспомнил! Вы – та самая Трент!

– Та самая Трент! – засмеялась Адди. – Не очень-то мне льстит такая известность. Это как в Англии говорят о леди Гамильтон – та самая Гамильтон!

– Ну, на вашем месте я посчитал бы это за величайший комплимент. – Он похлопал по бедру пыльным котелком. – Разрешите представиться, мисс Трент. Меня зовут Брэндон Гастингс.

– Брэндон Гастингс? – задумчиво прищурилась Адди. – Что-то знакомое… Вы не встречались с моим отцом, Терренсом Трентом?

– Да, но это было шапочное знакомство. Как и с вашим дедушкой, величественным патриархом сэром Крейгом.

– Вы состоите в профсоюзе?

Он засмеялся, обнажив ровные белые зубы – впрочем, не совсем белые, скорее цвета слоновой кости. «Он и в самом деле чем-то напоминает слона», – мелькнуло в голове Адди.

– Нет, мисс Трент. Боюсь, у нас с вашим отцом совершенно разные профессии. Он старается, чтобы рабочие получили как можно больше денег, а моя задача как можно больше у них отобрать. Короче говоря, я букмекер.

Адди смерила его придирчивым взглядом. Канареечно-желтые брюки, сюртук в черно-белую клетку, белая шелковая рубашка с узким, в ниточку, галстуком.

– Я и сама должна была догадаться, – немного свысока заявила она.

– В нерабочее время я предпочитаю менее яркую одежду, – добродушно пояснил Гастингс. – А вот во время состязаний нужно выделяться из толпы, чтобы клиенты сразу видели, где меня искать. – Он протянул ей руку. – Позволите пригласить вас в мою ложу?

– Спасибо, но дедушка ждет меня в своей собственной ложе, – ответила Адди.

– А может, после скачек вы и ваш дедушка выпьете со мной чаю – или чего-нибудь покрепче – в «Стипльчез-клубе»?

Адди знала, что этот спортивный клуб из числа весьма дорогих и привилегированных. Для того чтобы стать его членом, требовалось владеть целой конюшней скаковых лошадей, в числе которых должны были находиться по меньшей мере один чемпион, один призер и один участник крупнейших скачек.

– Я передам дедушке ваше приглашение.

– А где ваша ложа? Если вы не против, я подожду его ответа.

– Вы можете проводить меня и сами у него спросить. Крейг Макдугал с радостью принял предложение Гастингса.

– Много лет я мечтал завести хороших лошадей, но всегда мне не хватало времени. Я и не подозревал, что у вас есть скаковые лошади, мистер Гастингс.

– У меня их и нет, сэр. Это было бы против правил. Я всего лишь почетный член «Стипльчез-клуба». Так, значит, решено? Мой кеб будет ждать вас у выхода.

К изумлению Адди, Гастингс с изяществом аристократа склонился к ее руке и поцеловал пальцы.

– До встречи, прекрасная леди.

– Вы оказали мне великую честь, сэр, – сказал он, пожимая руку Крейгу. – Благодарю вас за то, что приняли приглашение.

Дерзко улыбнувшись Адди, Гастингс повернулся и пошел прочь. Адди проводила его взглядом, отметив ширину плеч и стройность талии.

– Приятный парень, – заметил Макдугал.

– Гм! Не знаю, что и сказать. Да, он по-своему действительно очень привлекателен – в грубом, примитивном понимании.

– А ты знаешь, что много лет назад обо мне говорили то же самое? – захохотал Крейг.

– И кто же?

– Твоя бабушка.

– Перестань шутить! Тем более что сейчас дадут старт.

Когда под неистовый рев трибун лошади промчались первый круг, Адди украдкой огляделась по сторонам и, поднеся к глазам бинокль, принялась искать в толпе Брэндона Гастингса.

Визит в «Стипльчез-клуб» прошел с большим успехом, и когда около семи Крейг Макдугал с внучкой наконец собрались уезжать, сэр Крейг пригласил Гастингса на ужин на мельбурнскую виллу Макдугалов.

– Я воспользуюсь вашим гостеприимством при одном условии, – ответил тот. – Если мисс Трент окажет мне честь и в ближайшем будущем отужинает со мной.

– Ну конечно, окажет! – заявил старик прежде, чем Адди успела открыть рот.

– Дедушка, ты не имел права от моего имени принимать его приглашение, – заявила Адди по дороге домой.

– Я был уверен, ты будешь рада увидеть его снова. В этом молодом человеке что-то есть. Пусть он немного дерзок – а почему бы и нет? Всего за несколько лет он приобрел неплохую репутацию и небольшое состояние в придачу. Я еще ни разу не ошибался в людях.

– Ха! – даже подпрыгнула Адди. – В последний раз ты высказывал свое мнение, когда мы ехали на поезде в Брокен-Хилл – о молодом человеке, который называл себя Джоном Келли! Разве этого мало?

Крейг посмотрел на девушку, и на лице его появилась усмешка много повидавшего человека.

– Скажи мне правду, дорогая – неужели я так уж сильно ошибся насчет Келли?

– Что ты имеешь в виду? – Адди была рада, что в карете темно и дедушка не может видеть, как она покраснела.

– Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду, Адди. У меня такое чувство, что Нед Келли тебе очень нравился.

– Ерунда! Нет, я не могу упрекнуть его за то, что он был груб со мной. Они все очень хорошо ко мне относились.

– Ну конечно. – Крейг поспешил сменить тему.

В последующие две недели Адди встречалась с Брэндоном всего дважды. В первый раз они вместе поужинали и съездили в театр. Во второй раз он пригласил ее навестить его загородный дом, построенный на берегу пролива.

Был солнечный воскресный день, однако с моря дул холодный бриз, поэтому Брэндон посоветовал Адди одеться потеплее.

– На Сли-Хед всегда прохладно, – сказал он.

– Сли-Хед?

– Да, так называется местность в Керри, где я родился. Мне хотелось бы думать, что кусочек детства навсегда остался со мной.

Вместе с верной Молли Келли, которая после ареста и казни брата служила ей компаньонкой и горничной, Адди в поисках подходящей одежды принялась перебирать свои вещи. В конце концов она остановила выбор на облегающей куртке из синего джерси и плиссированной юбке из того же материала.

– Если станет холодно, вам надо будет что-нибудь на себя накинуть. – Молли подала ей длинную, отороченную мехом бархатную мантилью. – Это подойдет.

– Нет, она слишком теплая. Возьму бежевый доломан. – Адди указала на облегающую куртку с широкими рукавами.

Ансамбль дополняли украшенная цветными лентами маленькая шляпка и низкие матерчатые ботинки с кожаными носками.

– Они не очень шикарные, но для прогулки в самый раз, – сказала Адди.

В голубых глазах ирландки загорелись лукавые огоньки.

– Как будто вы с мистером Гастингсом так уж много будете гулять! Он везет вас в деревню не для прогулок.

– Придержи язык, девушка! – с притворной строгостью сказала Адди.

– Майки говорит, что по отношению к леди мистер Гастингс ведет себя, как большой шалун! – захихикала Молли.

– Да что ты? А как насчет самого Майки? Судя по тем звукам, что на прошлой неделе доносились из-за деревьев, по этой части он тоже специалист.

Молли густо покраснела. Сын управляющего Мэйки Кейси ухаживал за ней уже почти год.

– Вы ведь ничего не слышали, мисс Адди? – с надеждой спросила смущенная Молли.

– Конечно, слышала! И видела. Мне доставляет большое удовольствие наблюдать за спариванием у «гомо сапиенс».

Круглое веснушчатое лицо Молли выразило полное отчаяние. Почувствовав жалость, Адди обняла свою горничную.

– Я пошутила, дорогая. Ты же знаешь, я никогда не стану подслушивать чириканье двух влюбленных пташек. А теперь мне нужно спуститься вниз, чтобы перекусить. Брэндон скоро приедет.

Увидев Гастингс-Мэнор, Адди ахнула. Четко выделяясь на фоне ясного голубого неба, на выступающей в море высокой скале стоял настоящий средневековый замок. Казалось, что квадратное здание с внутренним двориком, башнями по углам и открывающейся к морю террасой должны населять призраки. Когда они подъезжали, Адди вполне серьезно опасалась, что с высоких, увитых плющом стен на них вот-вот обрушится град стрел. Пока лошади, тяжело дыша, поднимались по заросшему травой крутому склону, сверху на путников загадочно смотрели каменные химеры. В воздухе пахло морем, сиренью и жимолостью.

– Потрясающе! – сказала Адди. Гастингс кивнул.

– Когда я в первый раз это увидел, тоже был потрясен и сразу решил, что куплю поместье, сколько бы оно ни стоило. Когда мне было шесть лет, в Сли-Хед я видел точно такой же замок. Представьте себе – тут кирпичи сделаны из раковин устриц!

– Нет, это за пределами моего воображения. Вы действительно здесь живете?

– Только по выходным. Хотя тут постоянно живет немногочисленная прислуга: дворецкий, рабочий по дому и женщина, выполняющая одновременно обязанности кухарки и экономки. А вот и Клейтон! Добрый день, Клейтон!

– И вам тоже, мистер Гастингс. – Кривоногий коротышка-управляющий взял лошадь под уздцы.

Соскочив на землю, Брэндон подал руку Адди, и они прошли в дом.

Внутри замок представлял собой настоящий лабиринт из длинных галерей, круглых арок и узких нефов. В часовне, куда Гастингс провел Адди, над алтарем висело золотое распятие, а еще выше располагался витраж с изображением Христа, идущего на Голгофу.

Вскоре ненадолго появились слуга, его звали Мейнард, и экономка миссис Бриджес, которые, поприветствовав хозяина и гостью, быстро растворились в коридорах замка.

– Чуть позже мы прогуляемся на мыс – оттуда открывается изумительный вид. А пока не хотите ли привести себя в порядок? – спросил Гастингс.

– Да, пожалуй, – согласилась Адди.

– По винтовой лестнице они поднялись на второй этаж, над которым возвышалось еще два. В пустом коридоре шаги и голоса отдавались гулким эхом.

– Мне кажется, на нас сейчас смотрят древние духи, – мечтательно проговорила Адди.

– И думают о том, что такой красивой дамы в этих стенах еще не бывало. – Гастингс положил руку ей на талию, и от ее тепла по телу Адди пробежала дрожь.

В огромной спальне стояла тяжеловесная дубовая мебель, богато украшенная резьбой. Со всех сторон из многочисленных круглых и овальных окон лился яркий свет.

– Мы находимся в башне, – пояснил Гастингс. Подойдя к одному из окон, они долго стояли, любуясь заливом. Прямо на широкий подоконник села пара чаек. Птицы как будто ничуть не боялись людей.

Рука Брэндона скользнула вниз и принялась поглаживать ягодицы Адди. Повернув голову, она заглянула ему в глаза. Оба молчали – в словах не было нужды.

– Пожалуй, пора отпустить его на волю, – лаская Брэндона рукой через брюки, наконец сказала Адди.

– Их тоже. – Брэндон погладил ее вздымающиеся груди.

Повернувшись, Адди подошла к постели и начала раздеваться. Брэндон мгновенно сорвал с себя куртку и рубашку. При виде заросшей черными волосами широкой груди, под которой перекатывались сильные мышцы, пульс Адди участился. Оба рассматривали друг друга с нескрываемым удовольствием – словно дети, которые впервые открывают для себя загадку своих тел.

– Адам и Ева, – проговорил Брэндон, когда они полностью разделись.

Адди подошла к нему и, привстав на цыпочки, обняла за шею. Ее набухшие соски прижались к мощной груди Брэндона. Когда его рука скользнула вниз и Адди почувствовала ее у себя между бедер, она застонала. Ее пальцы жадно обхватили средоточие его мужественности, и оба медленно опустились на постель.

– Тебе как больше нравится? – спросил Брэндон.

– Мне нравится по-всякому. – Засмеявшись, она уткнулась ему в грудь.

– Я знал, что ты это скажешь.

– Конечно – я же шлюха.

– Такой и должна быть в постели каждая уважающая свой пол женщина. Леди в гостиной, кухарка на кухне и шлюха в спальне.

Они медленно, нежно, со вкусом ласкали друг друга пальцами и губами так, словно играли на собственных телах как на музыкальных инструментах, извлекая из них отдельные ноты и целые аккорды, постепенно достигающие крещендо.

– Скорее! – наконец крикнула она.

Перевернув Адди на живот, Брэндон поставил ее на колени, а затем, обхватив руками ее бедра, покрыл так, как жеребец покрывает кобылу во время течки. Он был огромным. Адди почувствовала, как ее чресла пронизала острая боль наподобие той, которую она испытала в тот далекий день, когда Дэн на берегу сонного озера лишил ее девственности.

Эта боль быстро сменилась наслаждением, и, купаясь в волнах удовольствия, Адди воспарила к небесам. За окном чайки, громко захлопав крыльями, вспорхнули с подоконника и, по спирали ввинчиваясь в небо, стали подниматься все выше и выше, пока не превратились в едва заметные точки.

А на постели мужчина и женщина купались в волнах экстаза, пока не соскользнули в сумеречную зону маленькой смерти.

Вспомнив все это в подробностях, Адди с трудом удержалась от того, чтобы запустить руку в шаровары. Жаркий день разогрел ее кровь почти до точки кипения.

Стряхнув с себя оцепенение, она поднялась с шезлонга.

– Куда ты? – сонно поинтересовалась Мэй.

– К себе в каюту принимать холодную ванну. Увидимся в салоне перед ужином.

В коридоре Адди едва не столкнулась с Джимом Боулзом, темноволосым молодым моряком, крупным телосложением напомнившим ей Брэндона Гастингса.

– Прошу прощения, мэм. – Сделав шаг в сторону, он приложил руку к фуражке.

Окинув его оценивающим взглядом, Адди решительно сказала:

– Матрос Боулз, будьте добры на минуту пройти в мою каюту. Кое-что требует вашего внимания.

– К вашим услугам, мисс Трент.

Последовав в каюту, он недоуменно взглянул на Адди, когда она заперла за собой дверь.

– Так что требует моего внимания, мэм?

– Я, Джим! – призывно засмеявшись, ответила Адди. – Это мне нужно внимание.

Джим улыбнулся, его руки потянулись к пряжке ремня.

– Как я уже говорил, мисс Трент, я к вашим услугам.

– Да, ты и в самом деле… – Он снял брюки, и в глазах Адди загорелся золотистый огонек. – Настоящий матрос, – облизав нижнюю губу, добавила она.

Швырнув свои шаровары в угол, она повлекла его к койке.

 

Глава 4

Дэн Бойл обедал, завтракал и ужинал в кают-компании, за капитанским столом. Оправдывая репутацию педантов, немецкие офицеры обычно садились за стол в полной парадной форме, которая состояла из темных брюк и кителя с золотыми галунами, эполетами и позолоченным ремнем. При появлении капитана все вставали по стойке «смирно». Подойдя к столу едва ли не строевым шагом, командир корабля подавал свою элегантную фуражку стюарду и отвешивал церемонные поклоны – сначала направо, затем налево.

После этого тем же тоном, каким он отдавал приказы подчиненным на капитанском мостике, фон Камен командовал:

– Setzen Sie sich, bitte!

С той же четкостью, с какой матросы выполняли строевые упражнения, офицеры одновременно садились. Картину портил только Дэн, которого ирландское свободолюбие то и дело толкало на проделки, направленные против капитана.

Однажды, например, он опрокинул на белоснежную скатерть чашку с кофе, вызвав тем самым нескрываемое огорчение фон Камена.

Однако наиболее эффективный способ досадить капитану состоял в том, чтобы вызвать его на дискуссию о немецком присутствии в Океании, что и сделал Бойл.

– При всем моем уважении, герр капитан, у вашего канцлера язык словно раздвоен. Одним уголком рта он фарисейски осуждает всякие экспансионистские устремления. И в то же самое время официозная пресса требует аннексии восточной части Новой Гвинеи.

Капитан вежливо улыбнулся, но это никого не могло ввести в заблуждение – в глазах фон Камена сверкнул гнев.

– Почему вы, англичане, считаете, что имеете исключительное право колонизировать весь мир? Азия, Африка, Канада, Австралия – разве не верно, что над Британской империей никогда не заходит солнце? Так, герр Бойл?

– Позвольте мне вас поправить, капитан. Лично я – не англичанин и могу отвечать лишь за своих соотечественников-австралийцев. Настанет время, и оно не за горами, когда Австралия освободится от британского влияния.

– Но мы говорим о настоящем, герр Бойл. Как насчет голландской Новой Гвинеи? Почему-то вы не жалуетесь, что Голландия угрожает безопасности Австралии!

– Это интересный и сложный вопрос, капитан, и ответ на него неоднозначен. Но главное – голландцы оккупировали Новую Гвинею в 1828 году, и за прошедшие более чем пятьдесят лет ни разу не проявляли желания расширить сферу влияния. Честно говоря, внезапный интерес Германии к этой отдаленной части света представляется мне крайне подозрительным.

Лицо капитана побагровело. Его подчиненные неловко заерзали на стульях. Уткнувшись в тарелки, они механически двигали челюстями, стараясь делать это по возможности бесшумно.

– У Германии, как у Англии и Голландии, в этой части света существуют вполне оправданные торговые интересы, и мы полны решимости защитить их – защитить наших плантаторов и наши фактории. Вчера я получил директиву из Берлина, где говорится, что с начала следующего месяца наше покровительство будет распространено и на немецких поселенцев в Южных морях. Уверяю вас… – Увидев на лице Дэна самодовольное выражение, он замолчал, поняв, что зашел слишком далеко.

– Здесь есть какая-то двусмысленность, капитан. Я бы сказал, канцлер Бисмарк чересчур много говорит о том, что Германия не имеет притязаний на иностранные территории.

Беседу неожиданно прервала серия отдаленных взрывов. Источник находился слишком далеко, чтобы его можно было определить, но взрывы были такой силы, что корабль содрогнулся от клотика до киля. Ударная волна чуть не сорвала с мачты германский флаг.

– Gott im Himmel, was ist das? – воскликнул вахтенный офицер.

Отбросив салфетку, капитан вскочил на ноги.

– Все на палубу! Mach schnell!

На капитанском мостике Дэн присоединился к капитану и лейтенантам Вернеру и Щульцу.

– Должно быть, идет сильный шторм, капитан, – сказал белый как полотно рулевой. – Я еще никогда не слышал такого грома.

– Это был не гром, – сказал фон Камен с уверенностью командира, который за двадцать лет морской службы сталкивался со всякими выходками природы.

– Тогда что? – спросил Дэн. – Вы думаете… Но мысль капитана работала быстрее.

– Какое сейчас расстояние от нас до Кракатау? – спросил он штурмана.

Наклонившись над картой, тот быстро проделал необходимые вычисления.

– Мы в семидесяти пяти милях к северо-востоку от Кракатау, герр капитан.

– Благодарю… – С озабоченным и задумчивым видом капитан вышел из рубки.

Дэн последовал за ним.

– Вы считаете, что это новое извержение?

– Несомненно.

– Черт побери! Тогда у меня нет никаких шансов взглянуть на конус!

– Мне кажется, вы пропустили только увертюру, герр Бойл. Ваше место – в первом ряду.

Не успел он договорить, как последовала новая серия взрывов, даже более мощных, чем предыдущие.

Когда стемнело, на северо-востоке стал виден поднимавшийся к самым небесам огромный столб дыма.

Светила полная луна, однако «пиротехника» Кракатау совершенно затмила ее великолепие. На треть горизонта раскинулась сплошная стена огня, из которой во всех направлениях били молнии. Взрывы учащались, пока к утру наконец не перешли в непрерывный грохот. Море колыхалось словно желе, и Дэна нисколько бы не удивило, если бы кто-нибудь сказал ему, что именно так выглядит конец света.

На корабле никто не спал. Столпившись у правого борта, все свободные от вахты офицеры и матросы наблюдали за происходящим.

На следующий день раздался взрыв, по своей силе превзошедший все предыдущие.

– На этот раз у него наверняка оторвало верхушку, – предположил фон Камен.

«Ингрид» окутал густой туман, состоявший из вулканического пепла, пыли и сернистых паров. Солнце померкло, а затем и вовсе скрылось с горизонта. Сгустилась мгла – вахтенным приходилось пробираться к местам несения службы вслепую, нащупывая дорогу руками. По приказу командира на корабле зажгли все фонари.

Многие моряки без всякого стеснения молились, прося Спасителя прийти на помощь в этот трудный час.

Вскоре раздался второй страшный взрыв, равный по силе первому, а в два часа пополудни – третий, самый мощный и самый разрушительный.

На минуту окутавшее корабль темное облако как будто загорелось розовым светом. Корпус «Ингрид» задрожал. Это было жуткое зрелище, и некоторые моряки от испуга лишились чувств. У Дэна появилось ощущение, что в любой момент корабль может оказаться в море огня. Затем вибрация ослабла, свечение погасло и судно вновь окутала тьма.

– Капитан! – В рулевую рубку вбежал запыхавшийся штурман. – Нужно разворачиваться и побыстрее убираться отсюда! От всего Малайского архипелага ничего не останется! Ни один корабль не выдержит того, что сейчас на нас надвигается.

– Сейсмическая морская волна, – понимающе кивнул фон Камен и сжал губы.

– И она движется к нам со скоростью шестьсот миль в час! – выдохнул штурман.

– Поворачиваем, сэр? – нервно спросил рулевой.

– Неужели вы верите, что «Ингрид» может убежать от этого монстра, Майер? – сухо усмехнулся капитан. – Нет, наш единственный шанс – встретить цунами в лоб.

– На каком расстоянии мы находимся от побережья Явы? – спросил он у штурмана.

– По моим оценкам, сэр, примерно в тридцати милях от маяка Телукбетунг.

– Хорошо… Майер, дайте поправку к нынешнему курсу в двадцать градусов на северо-северо-восток.

– Есть, сэр!

Палуба стала напоминать песчаный пляж. Кое-где слой пепла был таким толстым, что доходил до колен.

При приближении к Яве туман стал рассеиваться, видимость улучшилась. Над головой появилось оранжевое солнце, больше похожее на осеннюю луну.

– Впередсмотрящий докладывает, что прямо по курсу земля, – сообщил лейтенант Шульц, войдя в рулевую рубку.

Не успел он договорить, как со всех сторон раздались истерические вопли.

– Что за черт? – Фон Камен, Дэн и Шульц выбежали на мостик. Там они сразу поняли, что вызвало панику. От побережья Явы в их сторону с ошеломляющей скоростью неслась огромная стена воды, подобная горе.

– Цунами! – благоговейно произнес капитан фон Камен.

– Gott mit uns! – перекрестился Шульц.

Дэн в полном смятении молча смотрел на приближавшуюся гигантскую волну, высота которой достигала по меньшей мере тридцати метров.

– Слушай мою команду! – крикнул капитан. – Все вниз и хватайтесь за что-нибудь понадежнее!

Бросившись в рубку, он оттолкнул рулевого от штурвала.

– Я вас сменю, Майер. Прячьтесь!

Отступив, Дэн уперся спиной в переборку, а руками крепко ухватился за металлические скобы. Он был восхищен спокойствием немецкого капитана, перед лицом невиданной опасности сохранившего способность к четким действиям.

Волна приближалась. Это был настоящий Армагеддон!

Когда нос корабля скрыла бегущая впереди цунами пена, Дэн закрыл глаза. В следующее мгновение мощный крейсер встряхнуло, как игрушку, и корабль встал почти вертикально. Началась настоящая битва: восемь тысяч лошадиных сил «Ингрид» против чудовищной силы волны. Подталкиваемый снизу давлением воды, крейсер начал карабкаться на ее гребень – медленно, очень медленно, – в то время как цунами несло его на себе все дальше. «Ингрид» должна была преодолеть этот подъем до того, как волна обрушилась бы на берег, иначе могучий корабль разлетелся бы в щепки.

Все выше, выше – и вот она, вершина! На миг, показавшийся всем вечностью, корабль застыл на гребне, а затем, накренившись на нос, заскользил по дальнему склону волны. Это напомнило Дэну, как в детстве он катался с гор на санях. Однако нынешние ощущения были во сто крат сильнее. Дэн, конечно, не мог определить скорость корабля, но она наверняка составляла больше ста миль в час.

Съехав со склона, слегка потрепанная «Ингрид» принялась карабкаться на гребень следующей, гораздо более низкой волны, затем снова помчалась вниз. На сей раз Дэн был в состоянии наслаждаться этими «русскими горками». Наконец корабль преодолел третий, еще более низкий вал. Обе последние волны тоже были вызваны землетрясением, но их величина и мощь не шли ни в какое сравнение с первой.

Внезапно корабль вступил в полосу спокойной воды – только низкие белые барашки мерно разбивались о борт. Отпустив скобы, Дэн сполз на пол – на ногах он стоять не мог. Из-под стола на свет Божий показались Вернер и рулевой. Штурман лежал в углу, заваленный картами.

Капитан фон Камен повернулся и, опершись на штурвал, слабым голосом проговорил:

– Майер, вы можете принять вахту. Дэн с протянутой рукой бросился к нему.

– Капитан, вы были великолепны. Ваше мужество и ваш опыт спасли жизнь нам всем.

– Это моя работа, мистер Бойл, – лаконично ответил тот. – Ваши жизни, корабль – за все это я отвечаю.

– Достойная похвалы немецкая философия! – Сейчас Дэну неудержимо хотелось смеяться. То же самое испытывали и все остальные. Дэн знал, что такова обычная реакция людей, которым посчастливилось выбраться из когтей смерти.

В этот момент цунами обрушилась на городок Телукбетунг.

– Gott im Himmel! Вы только посмотрите на этого монстра!

– Маяк! Вы видели?

Башня маяка рухнула в одно мгновение, словно кегля. В полевой бинокль Дэн беспомощно наблюдал за последними секундами существования городка. Только что он видел, как люди прижимали к себе детей, куда-то брели, согнувшись под тяжестью домашней утвари. А через считанные мгновения городок накрыла стена воды, и на том месте, где только что стояли дома, теперь бушевал и пенился океан.

В надежде спасти хоть кого-нибудь капитан фон Камен приказал начать патрулирование побережья Явы. Перед глазами членов экипажа предстало новое, не менее фантастическое зрелище.

На пространстве от Сент-Николас-Пойнта на Яве до Хога-Пойнта на Суматре в море образовалась целая цепь новых островов с действующими вулканами, огнедышащие вершины которых поднимались над поверхностью воды, словно головы доисторических драконов. На бледном небе виднелся тусклый солнечный диск, периодически менявший цвет от ярко-красного до пурпурного, зеленого и даже голубого.

Глядя на безмятежный и коварный океан, Дэн думал об Адди, приплывшей сюда на легкой яхте Таппендена, и сердце его сжималось от боли. На этот раз надежды на ее спасение не было никакой.

 

Глава 5

Вечером 25 августа 1883 года яхта «Виктория» встала на якорь в гавани Батавии, колониальной столицы Голландской Вест-Индии.

Джонатан Таппенден, Мэй Соррелл и Аделаида Трент были приглашены генерал-губернатором и его женой на грандиозный бал, устроенный по случаю дня рождения их дочери. Для местного светского общества это было главным событием года, и дамы, которые удостоились чести получить приглашения, последние полтора месяца только тем и занимались, что готовили наряды.

Как без всякого снобизма мысленно отметила Адди, в голландских колониях и бальные платья, и повседневная одежда отстали от моды лет на пять – десять. Многие женщины постарше все еще носили допотопные кринолины. Леди помоложе отдавали предпочтение турнюрам. И буквально все злоупотребляли бахромой.

На балу Адди и Мэй, к своему немалому смущению, оказались в центре внимания.

На Мэй было цветастое шелковое платье из креп-жоржета с оборками по подолу. Адди блистала в расшитом мелким жемчугом алом бальном платье из гипюра, рукава которого были отделаны валансьенским кружевом.

Танцевальный репертуар составляли в основном вальсы Иоганна Штрауса. Оркестр исполнял их неплохо, но как-то механически, чересчур тяжеловесно. Танцевальная карточка Адди была заполнена уже через пять минут после ее появления в зале, и к десяти часам вечера у девушки кружилась голова от бесконечного скольжения по просторному залу с таким количеством кавалеров, что она никак не могла запомнить их имена.

Весь вечер ее преследовал один молодой голландский офицер – высокий, темноволосый, с коротко подстриженными усами. Его здоровый загар приятно контрастировал с белоснежной формой.

Под звуки вальса из «Веселой вдовы» офицер увлек Адди на веранду, а затем, кружа все быстрее, – в темноту сада.

– Что все это значит, Петер? – спросила Адди, хватаясь за него, чтобы удержаться на ногах.

– Ха! Я Ханс, а не Петер! – с наигранным возмущением поправил тот. – Я уже сказал вам, что вы поразительно красивы, мисс Трент?

– Вот как, сэр? Странно. По-моему, я слышала, как вы говорили то же самое Мэй Соррелл.

На лице офицера появилось обиженное выражение – как у ребенка, у которого отняли конфетку.

– Ооо… моя дорогая, чудесная, обожаемая Адди, тем не менее это правда. В вас, австралийских женщинах, чувствуется порода. В вас есть что-то неземное…

– Что за чушь, Ханс! Кстати, Мэй – англичанка.

– Ах да! Ну конечно, и в англичанках тоже. У них такой восхитительный цвет лица. – Прежде чем Адди успела опомниться, голландец заключил ее в объятия и страстно поцеловал. Нельзя сказать, чтобы это было неприятно, и Адди сопротивлялась чисто символически. Рука офицера скользнула вниз и крепко обхватила ее ягодицы. Ханс не скрывал пылкого желания, да его и трудно было скрыть – тонкая ткань мундира этому никак не способствовала.

– Думаю, этого достаточно, сэр, – отстранившись от него, с усмешкой сказала Адди.

– Достаточно? – простонал голландец. – Милая, мы же только начали. Неужели вы отвернетесь от меня?

– Никогда! – рассмеялась Адди. – Если я увижу, что вы что-то замышляете, то встречу вас лицом к лицу!

Воодушевленный, он снова схватил ее в охапку и потащил еще дальше в глубь сада. Осыпая Адди страстными поцелуями, голландец все время пытался просунуть свой язык ей в рот. Крепко стиснув зубы, она сопротивлялась, однако решимость ее быстро слабела. Ее связь с Джимом Боулзом продолжалась, однако ограниченное пространство яхты предоставляло не так уж много возможностей для уединения. А когда они все же встречались, всё приходилось делать чересчур быстро, так что Адди не успевала удовлетворить свои чувственные аппетиты.

Голландец был довольно хорош собой и знал, как распалить женщину, но увы – время, время! Завтра они отплывают на Кракатау. Собрав всю силу воли, Адди снова оттолкнула его.

– Ханс, вы очень привлекательный мужчина, и при других обстоятельствах я была бы не против узнать вас получше. Но, дорогой мой, «Виктория» завтра отплывает, – твердо заявила она.

– На Кракатау? – с ужасом спросил голландец. – Да этот ваш мистер Таппенден просто сумасшедший. Почему он не обратил внимания на то, что ему сегодня говорил капитан Ферзенаар? Вокруг главного кратера появилась еще дюжина новых конусов! Плыть туда сейчас – все равно что совершить самоубийство.

– Я уверена, что перед высадкой Джон обязательно как следует изучит местность.

Словно по сигналу, в этот момент прозвучал отдаленный грохот, земля под ногами задрожала. Весь день вулкан периодически давал о себе знать, и его ворчанье уже стало таким же привычным для обитателей Явы, как щебет птиц в лесу. Последний толчок, однако, превосходил по силе все предыдущие.

– Ну вот! – воскликнул капитан. – Надеюсь, этого достаточно, чтобы убедить вас в безрассудстве мистера Таппендена. Древние боги вулкана пытаются вас предостеречь, мисс Трент. Если вы вступите на эту проклятую землю, то станете их жертвой. Берегитесь!

Словно подтверждая его слова, землю сотрясли еще два мощных толчка. Чтобы удержаться на ногах, Адди пришлось ухватиться за дерево.

– О Боже! Ну, это кажется вам убедительным? – мрачно спросил голландец.

– Более чем. Мне нужно найти Джона.

– Верно. А мне – капитана Ферзенаара. – Жар в чреслах капитана, видимо, угас.

Покинув сад, они направились к двери, ведущей в бальную залу, но почти дойдя до нее, остановились.

– Взгляните туда! – Голландец указал рукой на запад.

Адди с благоговейным страхом смотрела на заполнившую горизонт стену огня. Сначала огненная полоса была бледно-розовой, затем сияние стало ослепительным.

Подземные толчки теперь ощущались практически непрерывно. Почва колебалась так, что приходилось ступать осторожно, чтобы не потерять равновесие.

В бальной зале музыка утихла, испуганные гости сбились в кучу, словно овцы перед бурей.

Стоявший на лестнице генерал-губернатор поднял руку, призывая всех к молчанию.

– Леди и джентльмены, прошу вашего внимания. Начальник топографического бюро полагает, что сейчас всем следует разойтись по домам. Заверяю вас, что для паники нет никаких оснований. Что бы ни происходило на Кракатау, нам здесь, в Батавии, абсолютно ничего не угрожает. В конце концов, вулкан находится отсюда на расстоянии более чем в сотню миль. Поэтому, хотя на протяжении ночи нам предстоит испытать некоторый дискомфорт – небольшой шум, сотрясение почвы, некоторое количество пепла и пыли, которое принесут с собой западные ветры, – нет никаких оснований для тревоги. Повторяю – никаких! А сейчас я хочу поблагодарить вас за то, что почтили сегодня своим присутствием резиденцию, и выразить сожаление по поводу того, что вечер заканчивается на не совсем приятной ноте. Всего хорошего и спокойной вам ночи! – Он лукаво улыбнулся. – А если не сможете уснуть, попробуйте предаться другим приятным занятиям, которым сотрясение кровати никак не помешает.

Грубоватая шутка разрядила атмосферу. Непринужденно смеясь и болтая, гости стали подниматься по широкой лестнице.

Пожелав капитану спокойной ночи, Адди отправилась искать Джона и Мэй. Они стояли возле буфетного столика, допивая пунш.

– Вот вы где, дорогая. – Таппенден подал Адди хрустальный бокал. Из-за подземных толчков жидкость едва не выплескивалась через край.

– Все еще собираетесь плыть на Кракатау? – небрежно спросила Адди.

У Таппендена был озабоченный вид.

– Ради Бога, не шутите, – ответил он. – Чего я действительно сейчас хочу – так это как можно скорее убраться отсюда, пока еще есть время.

– Вы думаете, это будет разумно? – нахмурилась Адди. – Выйти ночью в море? Генерал-губернатор сказал, что никакой опасности нет.

– Я нисколько не верю тому, что говорит его милость. Или топографическое бюро. У «Норт Стар Лайн» есть свои собственные метеорологи и географы. Сегодня я обсуждал это с ними. Они весьма встревожены. Да, я принял решение: мы немедленно снимаемся с якоря и уходим из гавани. Скорее, мои дорогие. Нельзя терять времени.

– Домой и побыстрее! – приказал он задремавшему вознице, который доставил их на бал.

Они довольно долго добирались до принадлежавшей «Норт Стар Лайн» загородной виллы, на которой пароходная компания размещала своих почетных гостей. В конце концов, миновав железные ворота, карета по гравиевой дорожке подъехала к главному входу.

Возведенное еще в десятом веке здание напоминало древний храм. Над поддерживаемым колоннами квадратным основанием высился большой конусообразный купол, придававший сооружению весьма экзотический вид.

Поспешно упаковав вещи, путешественники через полчаса уже ехали в порт. Кучер высадил их у причала, возле которого стояла на якоре «Виктория». Чтобы добраться до яхты, Таппенден нанял местную лодку – сампан. Они были на полпути, когда громыхание Кракатау резко усилилось. Обернувшись, путники увидели, как на Батавию каскадом извергаются пепел и небольшие камни. В гавани местные лодочники и рыбаки поспешно покидали свои суденышки и спешили выбраться на берег.

Нанятый Таппенденом гребец что-то усиленно забормотал и принялся размахивать руками.

– Что он говорит? – спросила Адди.

– Хочет вернуться.

Ободряюще улыбнувшись туземцу, Таппенден встал и прошел на корму. Лодочник уже начал разворот. Подойдя, Таппенден ребром ладони ударил туземца по шее и, прежде чем тот мешком свалился на дно, выхватил у него из рук весло и принялся им ловко орудовать. Дальнейший путь проделали без осложнений.

– Эй, на судне! – окликнул вахтенного Таппенден. – Мы прибыли, мистер Льюисон.

– А что будет с ним? – указав на лежавшего без сознания туземца, спросила Адди.

– О, он скоро очухается. Пошли!

Поднявшись на судно, Таппенден собрал на палубе команду. Пересчитав моряков по головам, он нахмурился.

– А где Боулз?

– Сошел на берег.

– Черт побери! – выругался Таппенден. Но тут, поглядев в сторону порта, он заметил бегущего по причалу человека.

– Я думаю, это Боулз! Скорее, парень!

У Адди отлегло от сердца. Ей нравился «мальчик Джим», как она нежно называла его, когда они занимались любовью.

Добежав до края причала, Боулз без колебаний бросился в воду и длинными, сильными гребками поплыл к яхте. Несколько минут спустя он уже был на борту.

– Отплываем, да? – тяжело дыша, с трудом выговорил он. – Спасибо, что подождали, шкипер.

Когда подняли якорь, Таппенден приказал Криспу запустить двигатели.

– Дайте полную скорость, Ангус. О парусах подумаем, когда выберемся из гавани. Ветер западный, так что пойдем по ветру и постараемся обогнать то, что нам пошлет этот проклятый вулкан.

– Что ты имеешь в виду? – со страхом спросила Мэй.

– Ты когда-нибудь слышала о цунами?

– Это гигантская волна, – мрачно объяснил Крисп. – Как только вулкан разнесет на куски, на дне океана образуется громадная воронка, и когда миллиарды галлонов морской воды соприкоснутся с расплавленной лавой и сразу испарятся, возникнет такое давление, на котором все машины в мире могли бы проработать тысячу лет! Давайте побыстрее выбираться отсюда! – С этими словами он скрылся в машинном отделении.

Часом позже яхта уже была в открытом море, огни Батавии превратились в крохотные, еле мигающие точки. Вскоре они совсем исчезли. Теперь, когда паруса были подняты, Таппенден приказал Криспу остановить машины.

– Это все равно что возить уголь в Ньюкасл, – сказал он. – Ветер настолько сильный, что двигатели могут захлебнуться. А вам, леди, лучше сойти вниз, – посоветовал он, когда мощный порыв ветра едва не унес Мэй за борт.

– Спустить вниз все, что не закреплено на палубе! Женщины выполнили его распоряжение. Подойдя к двери своей каюты, Мэй остановилась.

– Можно мне сегодня переночевать у тебя? Знаешь, я до смерти боюсь.

Улыбнувшись, Адди положила руку ей на плечо.

– Мы все испуганы, дорогая, но надо верить в Бога. И в Джона. Он действительно выдающийся моряк.

– Я это знаю. Но… – Она вздрогнула, услышав отдаленный взрыв…

Всю эту ночь они плохо спали из-за грохота вулкана и бешеного завывания ветра.

Перед рассветом он усилился настолько, что Таппенден приказал приспустить паруса, а к полудню решил вообще их убрать и дальше идти только на машинной тяге.

– Яхта и без парусов мчится, как испуганный кролик. Крепче держите штурвал, Бейли!

К концу дня корабль уже несся сквозь сплошное облако пыли и сернистых газов. Выглянув в иллюминатор, Мэй вздрогнула.

– Кажется, что мы в аду.

– Нет, в аду много света – не забудь об адском пламени, – поправила ее Адди.

На камбузе им подали кофе, холодное мясо и бутерброды с сыром.

– Ничего лучше я не смог приготовить – корабль так сильно бросает! – рассыпался в извинениях Карлтон.

Мэй прикрыла глаза рукой.

– От одного вида еды меня тошнит.

– Постарайся все-таки поесть, – сказал ей Таппенден. – Чтобы все выдержать, нам нужно много сил.

Уронив на пол третью чашку, Адди отказалась от намерения выпить кофе. Вцепившись рукой в стойку, она съела лишь кусок холодного мяса.

Когда занялся следующий день, даже Мэй повеселела. Таппенден как мог поддерживал женщин, хотя подозревал, что это всего лишь затишье перед настоящей бурей.

Первый из четырех самых мощных взрывов Кракатау подбросил «Викторию» так, что яхта буквально вылетела из воды. Второй и чудовищный третий взрывы не оставили у путешественников никаких сомнений в том, что они являются свидетелями самого ужасного бедствия, когда-либо постигавшего землю.

Под грохот канонады, превосходивший гром пушек всех армий мира, Таппенден прокричал на ухо судовому механику:

– Мистер Крисп, я собираюсь развернуть корабль против ветра. Дайте полный ход.

– Ничего не получится, шкипер. Не хватит мощности двигателя.

– Я и не ожидаю, что яхта двинется вперед, Крисп. Просто надеюсь, когда волна-убийца нас настигнет, быстрее ее проскочить.

Таппенден планировал осуществить тот же маневр, что и немецкий капитан, – правда, в отличие от крейсера у «Виктории» не было стальной обшивки и восьми тысяч лошадиных сил.

Адди первой заметила надвигавшуюся стену воды. Сначала она подумала, что это мираж, однако видение приближалось, убеждая ее в своей реальности. Это была уже не та тридцатиметровая волна, с которой столкнулся германский крейсер, но для маленькой яхты и пятнадцатиметровой высоты было более чем достаточно.

– Ложись на койку и держись покрепче за края! – крикнула Адди разразившейся рыданиями Мэй.

Таппенден велел матросам привязать его к штурвалу. После того как это было сделано, он приказал всем спуститься вниз и задраить люки.

– Если мы хотим выжить, надо, чтобы корабль был водонепроницаемым.

Оставшись у штурвала один, Таппенден молча смотрел на громаду цунами, закрывшую собой все небо. У «Виктории» не было сил вскарабкаться на вертикальный склон, и волна просто захлестнула яхту, однако давление воды у ее основания вытолкнуло судно наружу, словно пробку из бутылки. К счастью, обшивка и переборки выдержали. Оказавшись в толще воды, Таппенден задерживал дыхание сколько мог. Он уже распрощался с жизнью, когда яхта наконец выскочила на поверхность океана, вода отхлынула из рулевой рубки и стало можно дышать.

С гребня цунами открывался поразительный вид. Увлекаемая волной, «Виктория» с головокружительной скоростью мчалась вперед. Таппенден вдруг вспомнил о любопытном феномене, который ему довелось наблюдать во французском ботаническом саду: струя воды из фонтана удерживала на своей вершине ярко раскрашенный мячик.

Прямо по курсу цунами примерно на расстоянии мили лежал небольшой остров, густо заросший тропической растительностью. Пышные кроны деревьев развевались на ветру, словно длинные волосы плакальщиц на похоронах.

За считанные секунды гигантская волна докатилась до острова и поглотила его. Однако для пассажиров и экипажа это был подарок судьбы, поскольку от удара о его поверхность волна немного ослабла, и «Виктория», вздрогнув, сдвинулась с места и с огромной скоростью помчалась вниз по ее пологому склону. Уже почти достигнув нижней точки, яхта, несмотря на отчаянные попытки Таппендена, вдруг накренилась, и шкипер понял, что ему ничего не осталось, кроме как молиться:

– Господь мой пастырь, я не хочу…

И эта молитва была услышана, причем ответ последовал такой, что все находившиеся на борту судна немедленно уверовали в божественное провидение.

Обрушившись на берег какого-то крупного острова, волна откатилась, и яхта, со всего маху натолкнувшаяся на препятствие, резко остановилась. Что это за препятствие, из-за образовавшегося водоворота разглядеть было невозможно.

Через несколько минут уровень воды спал, и перед глазами путешественников предстала совершенно неправдоподобная картина. Яхта покоилась на верхушках деревьев в семи-восьми метрах от поверхности воды, все еще заливавшей поверхность острова.

Выбравшись один за другим на палубу потрепанного суденышка, побледневшие пассажиры и члены команды долго были не в силах заговорить и лишь молча глядели на буйную листву тропического леса, простиравшегося вокруг.

– Должно быть, это сон, – наконец сказала Адди. Улыбнувшись, Таппенден ущипнул ее за руку.

– Нет, не сон, милая. Мы, что называется, оказались на высоте!

Шутка разрядила обстановку, послышались неуверенные смешки; даже Мэй нашла в себе силы улыбнуться.

– И что мы теперь будем делать, шкипер? – спросил Боулз.

– А что ты предлагаешь, Джим? – положив руку на плечо матросу, ответил Таппенден вопросом на вопрос.

– Не знаю, как вы, – заявил Крисп, – а я бы сейчас спустился вниз и как следует выпил.

Это предложение было встречено всеобщим одобрением. Спустившись на камбуз, все стали дружно подкрепляться горячительными напитками. Даже Карлтон позволил себе две порции виски с содовой.

– Нам ничего не остается, кроме как сидеть и ждать, пока нас не выручит какое-нибудь судно, – вслух размышлял Таппенден. – Ожидание может затянуться на несколько дней, однако продовольствия у нас достаточно, а «Виктория», кажется, неплохо устроилась на деревьях. В общем, подождем!

На следующее утро вахтенный возбужденно закричал:

– Корабль! Вижу корабль, и они наверняка могут нас видеть!

– Да, вряд ли они нас не заметили, – согласился Таппенден. – Хотя смею предположить, что они не верят собственным глазам. Это же надо – корабль на верхушках деревьев! Так что на всякий случай дадим ракету.

Дали ракету. Неизвестное судно держало курс прямо к «Виктории».

– Похоже на военный корабль, – наведя бинокль, проговорил Таппенден. – Под немецким флагом. Попробую разобрать название… ага… это «Ингрид» – насколько мне известно, крейсер второго класса. Никогда бы не поверил, что мне повезет встретиться с моряками Германской империи.

«Ингрид» продолжала двигаться к попавшей в плен яхте, острый нос крейсера прокладывал дорогу сквозь растущий прямо из моря диковинный лес. До цели оставалось менее четверти мили, когда капитан фон Камен отдал приказ «Стоп машины!».

– Дальше идти рискованно. Пошлем туда шлюпку. За борт спустили баркас, в котором заняли места восемь гребцов во главе с лейтенантом Шульцем. Было очень странно вести лодку между стволами деревьев, под пробивающимися сквозь листву лучами солнца. Несмотря на то что дневное светило поднялось уже высоко, небо, по которому плыли причудливые оранжевые, желтые и даже зеленые облака, по-прежнему переливалось багрово-алым, как на рассвете. Необыкновенная, фантастическая картина.

Когда шлюпка наконец оказалась возле «Виктории», – вернее, под ней, – Шульц, задрав голову, приветствовал находившихся на борту яхты людей.

– Мы были бы рады пригласить вас на борт, лейтенант, но куда-то задевалась лестница, – по-немецки ответил ему Таппенден.

Демонстрируя полное непонимание английского юмора, Шульц побагровел и что-то пробормотал себе под нос.

– Как вы собираетесь спускаться в баркас? – спросил он.

– Бросим якорь и спустимся по цепи, – последовал ответ.

– Я не стану лезть ни по какой цепи! – запротестовала Мэй Соррелл.

– Тогда мы спустим тебя на веревке.

В матросских рабочих брюках и куртках женщины выглядели как клоуны, однако для выполнения предстоящей задачи такая одежда вполне подходила. Обвязав веревкой талию Мэй, ее осторожно перенесли через борт и опустили в немецкую шлюпку. Адди, однако, отказалась от такого способа перемещения, – как и мужчины, она предпочла спуститься по якорной цепи. Самые необходимые пожитки она сложила в одну из юбок, завязала веревкой и перекинула через плечо.

– Ну что ж, вперед, леди и джентльмены!

Высадка с яхты на баркас прошла вполне организованно, и вскоре по залитому водой лесу слегка перегруженная шлюпка вернулась на крейсер.

Наблюдая за ходом невероятной спасательной операции, вдоль правого борта «Ингрид» на палубе собрались все члены экипажа.

– Надо же, как мне везет! – восторженно заявил Дэн. – Сначала крупнейший со времен всемирного потопа природный катаклизм, а теперь еще и это! Я уже вижу заголовок в «Эйдж»:

ГЕРМАНСКИЙ КРЕЙСЕР СНИМАЕТ ПОТЕРПЕВШИХ КОРАБЛЕКРУШЕНИЕ С ВЕРХУШКИ ДЕРЕВА

– Какой фурор это произведет!

– Я бы не посмел доложить о таком смехотворном происшествии, – мрачно сказал фон Камен. – Меня уволили бы в отставку за такую нелепую чепуху!

Когда шлюпка приблизилась, немецкие моряки принялись переговариваться и смеяться – они увидели женщин, одетых в мужское платье.

– Ach, du lieber Gott! – хлопнул себя по лбу капитан. – Женщины на борту имперского военного корабля! Что на это скажет Адмиралтейство?

Дэн сначала засмеялся, но вдруг выражение его лица стало вполне серьезным.

– Капитан, можно взять ваш бинокль?

Поднеся окуляры к глазам, Дэн смотрел на приближавшуюся лодку, а точнее – на четкий профиль женщины с развевающимися светлыми волосами.

– Нет! Это невозможно! – сдавленно воскликнул он. Фон Камен посмотрел на него с любопытством.

– Что случилось, герр Бойл?

– Одна из тех женщин с яхты – я знаю ее! – Вы уверены?

– Абсолютно.

– Unglaubhaft!

– Если вы не возражаете, капитан, я вернусь в свою каюту. Боюсь, если после всего пережитого она увидит меня, шок будет слишком сильным.

– Понимаю. – Фон Камен окинул Дэна проницательным взглядом. – Вероятно, эта дама была вашей очень хорошей знакомой, найн?

– Мы едва не поженились.

– Понятно. Тогда я предлагаю вам пройти в кают-компанию и подождать там. Когда она успокоится, я провожу ее к вам.

– Благодарю вас, капитан.

Резко повернувшись, Дэн бросился в кают-компанию. Как и все помещения на «Ингрид», она содержалась в образцовом порядке, но отличалась очень скромной обстановкой. Подойдя к небольшому бару, Дэн достал оттуда бутылку шотландского виски, до половины наполнил стакан и одним глотком выпил. Затем наполнил его снова.

Прислонившись к бару, Дэн посмотрел на свет янтарную жидкость, мыслями вернувшись в тот чудесный день, когда он и Адди впервые любили друг друга на берегу тихого озера.

А потом наступил тот ужасный день, когда он, поверив, что Адди умерла, согласился жениться на Виоле Сэндерсон.

– Черт! Черт! Черт! – Дэн несколько раз ударил по стойке кулаком.

– Мистер Бойл! Мистер Бойл! – донеслось до него словно с другого конца длинного, мрачного туннеля.

Вздрогнув, Дэн обернулся.

– Что… что такое? Я… – Потрясенный видом Адди, он умолк.

Видом? Нет, это слишком прозаично.

Несмотря на все испытания, которые пришлось преодолеть молодой женщине после извержения Кракатау и вызванного им цунами, Аделаида Трент казалась Дэниэлу Бойлу самим воплощением красоты и изящества.

Адди уже переоделась в спортивную блузку с короткими рукавами и галстуком-бабочкой и широкую юбку из муслина в черно-белую полоску. Перехваченные черной лентой светлые волосы спадали по плечам почти до талии.

– Entschuldigen Sie mir! – Капитан фон Камен щелкнул каблуками, церемонно поклонился даме и вышел из кают-компании.

– Это… это просто чудо! – Она медленно двинулась навстречу Дэну. В глазах Адди стояли слезы.

Он протянул к ней руки, она бросилась в его объятия и прильнула щекой к груди. Дэн крепко прижал ее к себе. Они простояли так, казалось, целую вечность. Столько времени они провели в разлуке и вот теперь снова вместе.

– Разве это не удивительно? – наконец проговорила Адди. – В масштабе планеты мы с тобой не более чем две песчинки. Какова же вероятность того, что мы могли найти друг друга в этом безбрежном океане?

– Она слишком мала, чтобы ее определить.

– И все же мы здесь, – прошептала она.

– Помнишь, что я сказал тебе однажды, когда мы были еще детьми? На земле нет такой силы, которая смогла бы нас разлучить. Нынешний миг был предрешен. Он был предрешен и тогда, когда тебя похитила банда Келли. И даже тогда, когда я стоял перед алтарем с Виолой.

– С Виолой? – Дэн почувствовал, как Адди напряглась всем телом.

– С этим все кончено. Она подала на развод. И у меня нет желания ей возражать.

Девушка подняла к нему залитое слезами лицо.

– Ты действительно меня любишь? Так же сильно, как раньше?

– Еще сильнее – если такое возможно. Улыбнувшись, она погладила его по щеке.

– Я чувствую то же самое. Поцелуй меня, дорогой.

Их губы слились в нежном, почти целомудренном поцелуе. Это был долгий поцелуй. В нем было и прощение, и утешение – все то, что лечит исстрадавшееся сердце. Желание придет потом, а пока они оба испытывали тупую, ноющую боль.

– Теперь мы не разлучимся до самой смерти! – Адди всей душой надеялась, что так и будет.

 

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

 

Глава 1

Дэниэл Бойл – Мартину Голдстоуну

Дорогой Мартин!

Узнав о смерти Вашего отца, мы все были потрясены. Своим успехом в литературном мире я всецело обязан ему. Он был прекрасным человеком, опытным издателем и хорошим другом. Его смерть – большая потеря не только для Вас, его семьи, и для его друзей, но и для всего мира.

Не завидую той громадной ответственности, которая свалилась на Ваши плечи, но, как известно, яблоко от яблони не далеко падает, так что я уверен: «Голдстоун-пресс» – в надежных руках.

Спасибо за то, что запомнили дату 15 сентября – годовщину нашей свадьбы с Аделаидой Трент. Адди передает Вам самые сердечные пожелания. В июне Лизе уже исполнилось три года. Мы надеемся, что следующим появится мальчик, которого мы хотели бы назвать в честь Вашего отца. Луис Крейг Бойл – не правда ли, звучит замечательно?

Ваше предложение написать книгу о природных катастрофах начиная с Великого потопа и до наших дней, включая свидетельства очевидца о мощном извержении Кракатау, мне очень понравилось. С нетерпением жду возможности обсудить его с Вами подробнее во время нашей с Адди поездки в Соединенные Штаты, которую мы планируем совершить в будущем году.

Вы правы, утверждая, что прошедшее десятилетие было самым сложным за всю историю австралийских колоний, – дьявольская засуха и волна забастовок нанесли огромный ущерб нашей экономике.

Ваше предположение, что радикальный тред-юнионизм не добился в Австралии больших успехов, представляется мне спорным. Объединенный профсоюз стригалей насчитывает более пятидесяти тысяч членов во всех шести колониях. По мнению моего знаменитого тестя Терренса Трента, этот профсоюз представляет собой прообраз того, что в будущем станет федерацией колоний с центральным правительством. Своей деятельностью ОПС демонстрирует, что общие интересы трудящихся Австралии могут быть выше клановых интересов отдельных колоний.

Если достижения профсоюзного движения представляются Вам скромными, я хотел бы напомнить, что Вы видите только вершину айсберга. Профсоюзы проникаются совершенно новой политической философией. Если в прошлом они довольствовались ролью зрителей, поддерживавших ту из партий, программа которой казалась им наименее неприемлемой, то теперь профсоюзные деятели понимают, что патерналистское отношение правящих кругов к рабочему классу изменить невозможно и единственный выход заключается в том, чтобы самим стать частью истеблишмента. Поэтому сейчас полным ходом идет работа по созданию лейбористской партии, причем профсоюзные активисты избраны в ассамблеи Нового Южного Уэльса, Виктории и Южной Австралии.

Вы просили узнать у сэра Крейга, стоит ли Вам вложить средства в ценные бумаги австралийских компаний, учитывая теперешний земельный бум. Сэр Крейг называет все это мыльным пузырем и категорически заявляет: «Нет!»

Часто в горячке спекуляции один и тот же участок земли за несколько дней меняет трех, а то и четырех владельцев. Подобным образом на бумаге создаются громадные состояния, – но они существуют только на бумаге.

У сэра Крейга есть для Вас, однако, и один полезный совет, а именно: купить землю в Западной Австралии и оставить ее за собой. Он считает, что в районе Перта должны быть еще не открытые месторождения золота.

Несмотря на возраст, сэр Крейг и Аделаида держатся молодцом. Кстати сказать, сейчас они как раз направляются на пароходе в Англию, затем хотят побывать на континенте.

Мое послание подходит к концу. Пожалуйста, передайте наши наилучшие пожелания Вашей милой жене Сибил и очаровательной дочурке Мелани. Все мы с интересом рассматривали их фотографии, которые Вы нам прислали.

Снова выражаю Вам признательность за предложение написать книгу о катастрофах. С нетерпением жду, когда Можно будет начать эту работу.

Я предложил Дэвиду Сайму вывести меня из числа постоянных сотрудников «Эйдж» и, таким образом, дорабатываю в этом качестве последний год. Литературная работа занимает все больше времени, и я чувствую, что не вправе принимать от Дэвида вознаграждение за те весьма скромные услуги, которые могу ему оказать.

Кстати, мое последнее задание в «Эйдж» – это просто блеск. Я думаю, вы в Соединенных Штатах уже слышали о попытках создания первого «безлошадного экипажа». Некоторое время тому назад сэр Крейг вступил в переписку с молодым немцем по имени Готлиб Даймлер, который разработал в этом деле принципиально новый подход. Во время поездки по Европе Макдугалы собираются навестить Даймлера в Мюнхене, чтобы решить, стоит ли вкладывать средства в этот проект. Дэвид хочет, чтобы мы с Адди к ним присоединились и я написал бы статью о Даймлере и его так называемой чудо-машине. Если сэр Крейг решит, что с Даймлером стоит иметь дело, то можете быть уверены, что в производстве «безлошадных экипажей» Австралия будет не последней.

Пожалуй, я слишком разболтался – я ведь знаю, какой Вы занятой человек. С нетерпением жду встречи с Вами и Сибил, которая – увы! – состоится еще не скоро.

Ваш преданный друг, Дэниэл Бойл.

– Что это еще за «безлошадный экипаж»? – воскликнула Люси Медоуз во время вечеринки, устроенной Дэвидом Саймом в шикарном Мельбурнском клубе по случаю предстоящего отъезда Бойлов в Европу.

Форма одежды была парадной. Мужчины надели черные фраки, белые накрахмаленные рубашки и белые жилетки; большинство леди щеголяли в ставших в последнее время модными платьях с разноцветными лифом и юбкой. Мало кто из дам, однако, рискнул надеть платье типа того, что было на Адди Бойл. Сшитое из элегантного кашемира, узкое в бедрах и груди, оно облегало фигуру словно чулок.

– Название говорит само за себя, дорогая, – пояснил Дэн Бойл. – Экипаж, который везет не лошадь, а мотор.

– Никогда о таком не слышала, – сказала Люси.

– Собственно говоря, Люси, – вмешался Терренс Трент, – идея эта не новая. Я где-то читал о парне по фамилии Кюньо, который более ста лет назад продемонстрировал экипаж, двигавшийся силой пара.

– Есть и более старые примеры, – кивнул Дэн. – Подобными опытами занимался еще Ньютон.

– Что же придумают потом? – мечтательно проговорила Джуно Трент. – Наверное, летающую машину!

Эта мысль казалась настолько дикой, что все присутствующие за столом дружно засмеялись. Не смеялись только Дэн и Сайм.

– Вы зря шутите, мама, – серьезно сказал Дэн. – Такую машину обязательно изобретут. О, может быть, не при нашей жизни, но люди обязательно будут летать как большие птицы. Если вы мне не верите, спросите вашего отца, сэра Крейга.

– Отец у нас большой фантазер, – заметила Джуно.

– Однако все его фантазии воплощаются в жизнь, – веско произнес ее муж.

– Я одного не пойму, – сказала Дора Локвуд. – Если, как вы говорите, принцип работы безлошадного экипажа известен более ста лет, то это значит, как мне кажется, что решения проблемы не существует.

– Это не так, – ответил Дэн. – Разве вам не известно, что человеку понадобилось несколько сотен лет, чтобы изобрести обыкновенное колесо? Вы только представьте себе! Для разгадки тайн Вселенной нужен всего-навсего человек с воображением.

– А мы с сэром Крейгом уверены, что этот немец, Даймлер, совершил настоящий прорыв в деле создания самодвижущихся экипажей, – заявил Сайм.

Терренс поднял бокал с шампанским.

– Предлагаю тост за мою дочь и зятя. Пусть это путешествие будет для них обоих приятным и пусть Дэн обретет своего чудотворца!

– Даймлер не чудотворец, папа, – сухо возразил Дэн. – Он такой же смертный, как и все мы, только проницательнее многих.

– А я предлагаю тост за Адди! – заявила Люси Медоуз. – Пусть она обретет новый парижский гардероб!

– Ура! – хором поддержали ее другие леди, подняв бокалы.

– Маленькая Лиза останется с вами, дорогая Джуно? – спросила одна из женщин.

– Да, – радостно всплеснув руками, ответила Джуно. – Разве это не замечательно? Целых шесть месяцев она проведет с нами!

– Представляю, как вы ее избалуете к нашему возвращению, – притворно вздохнув, сказала Адди.

– Это право всех бабушек, дорогая. – Наклонившись к дочери, Джуно поцеловала ее в щеку. – А если серьезно, то Лиза будет по вас скучать. И мы с Терри тоже.

Через несколько часов Адди сидела за своим туалетным столиком и, расчесывая волосы (пятьдесят движений утром, пятьдесят – вечером), напевала про себя песенку, которую учила еще в школе.

Лежавший в постели Дэн оторвался от газеты.

– Что-то знакомое.

– Старый рождественский гимн – «О Tannenbaum!».

– Я вижу, тебе не терпится попасть в Германию.

– Конечно, а тебе?

– Я никогда не был на континенте, так что мне это тоже интересно.

– Ну, а я была только в Лондоне и Париже. На прошлой неделе я перечитала о Германии все, что можно было найти. Как ты думаешь, мы встретимся с канцлером Бисмарком и кайзером Вильгельмом?

– Шутишь? Ну конечно, они будут нас встречать в гамбургском порту!

– Очень смешно! – Встав, Адди провела руками по бедрам, чтобы разгладить розовую ночную рубашку. В зеркале было видно, что Дэн отложил в сторону газету и смотрит на нее тем взглядом, от которого у Адди всегда учащался пульс, а в чреслах загорался огонь желания. Она поспешила поддержать его интерес легким покачиванием бедер.

– Иди сюда, женщина, – хрипло сказал Дэн.

– Зачем?

– Будто не понимаешь… Ты же сама все спланировала) надев эту чертовски сексуальную ночную рубашку.

Повернувшись, жена смерила его высокомерным взглядом.

– А тебе не кажется, что для подобных вещей уже поздновато? В конце концов, нам завтра рано вставать. Ты устал так же, как и я.

– Не пытайся дразнить меня, вредина. Иди сюда, не то я сам пойду и затащу тебя в постель.

– О, ты собираешься меня изнасиловать? Какое варварство!

– Это еще вопрос – кто кого насилует. По моему мнению, женщина, которая сводит мужчину с ума своими чарами, совершает не меньшее насилие, чем мужчина, который заставляет женщину вступить в сексуальные отношения. Ты наверняка читала статью во вчерашней «Бюллетин». Там пишут о молодом мяснике, который осужден за изнасилование молодой жены своего работодателя, хотя ясно, что она сама его соблазняла, расхаживая перед ним в ночной рубашке вроде той, какая сейчас на тебе.

– Да, я совершенно с тобой согласна. – Походкой коварной соблазнительницы приблизившись к кровати, Адди отвернула простыню и застыла в притворном ужасе. – Не может быть! Вот это да!

– Тебе нравится? – усмехнулся Дэн.

– Ой, не знаю! – Присев на край кровати, Адди положила руку на его мускулистое бедро. – Я сказала бы, что он симпатичный мальчик. – Ее рука переместилась выше.

– Дорогая… – Схватив жену в охапку, он притянул ее к себе.

– Осторожно, не порви рубашку, она тонкая! – Высвободившись, Адди села и через голову стянула ночную сорочку, бросив ее на пол рядом с кроватью.

Они обнялись и поцеловались. Прелюдия была довольно спокойной. Каждый знал тело другого, как музыкант знает свой инструмент. Извлекаемая при этом мелодия была приятной и гармоничной. Так продолжалось почти полчаса, пока наконец Адди не улыбнулась.

– Я готова, – погладив Дэна по щеке, сказала она.

– И я тоже.

Темп, в котором двигались их тела, стал ускоряться.

Ларго.

Аллегро!! Фортиссимо!!!

Наконец они заснули, сжимая друг друга в объятиях, и хотя Адди никогда не была в Германии, она видела ее во сне.

– Унтер-ден-Линден! – воскликнула Адди, когда карета свернула с Фридрих-Эберт-штрассе на крупнейший берлинский бульвар. – Какие здесь чудесные деревья!

По сторонам, словно солдаты на параде, выстроились величественные липы – линден, от которых бульвар, собственно, и получил свое название.

– Даже Елисейские поля выглядят не так впечатляюще, – согласился Дэн.

– Это совершенно несравнимые вещи! – засмеялся сопровождавший их барон Герхард фон Гартц. – Как говорится, у каждого свое представление о красоте.

– В атмосфере Берлина есть нечто такое, что я не могу выразить словами, – сказала Адди. – Величие? Великолепие? Пышность? Нет, все не то.

– Мы, берлинцы, описываем это как eine christliche Weltanschaung. Я затрудняюсь дать точный перевод, но речь здесь идет о мире, порядке и уважении к традиционным ценностям.

– Кажется, я поняла, – прошептала Адди. – Ой, смотри, Дэн! Должно быть, это дворец кайзера.

– Вы весьма тщательно изучили путеводитель, фрау Бойл. Это действительно резиденция кайзера Вильгельма. Чуть дальше справа находится дворец кронпринца.

Экскурсия по Берлину заняла большую часть дня. Путешественники пересекли Шпрее и проехали по Кайзер-Вильгельм-штрассе с расположенным на ней императорским дворцом, затем осмотрели окрестности собора Святой Девы Марии и двинулись по Нейе-Фридрих-штрассе мимо фондовой биржи, Национальной галереи и Комической оперы. Там сделали остановку, чтобы перекусить в ресторане Ашингера.

До отказа наполнив желудки такими экзотическими блюдами, как шницель, штрудель, мусс и сдобная ватрушка в пятнадцать сантиметров толщиной, экскурсанты вернулись в поджидавшую их двуколку и продолжили поездку по городу.

Они полюбовались французским посольством, Бранденбургскими воротами, рейхсканцелярией и Академией искусств, а затем Адди смогла удовлетворить свою страсть к покупкам в универмаге «Вертхельм». В конце концов пресытившиеся впечатлениями Бойлы вернулись в гостиницу «Адион», чтобы подготовиться к предстоявшему вечером приему в Императорском дворце.

– Ну, хоть кайзер и не встретил нас в Гамбурге, все же пригласил на вечеринку, – вспомнила Адди давнюю шутку Дэна.

Как только они вернулись в свой номер, Адди немедленно сняла с себя всю одежду и теперь совершенно обнаженная стояла перед открытыми французскими окнами, ведущими на небольшой балкон.

– Я собираюсь принять солнечную ванну, – заявила Адди.

– Так поздно? – с сомнением сказал Дэн. – Ты замерзнешь.

– Нет, сейчас как раз самое приятное тепло.

– Тебя арестуют за неприличное поведение.

– Мое тело выглядит вполне прилично. По крайней мере до сих пор ты не жаловался. Подойди ко мне.

– Ты ведь знаешь, к чему это приведет! – засмеялся он.

– Конечно, знаю – и вполне одобряю.

Дэн тоже разделся, они вынесли на балкон одеяла и расстелили прямо на каменном полу. Гостиничный номер располагался в верхнем этаже здания, поэтому увидеть, что происходит на балконе, можно было только с крыши, а туда, кроме персонала гостиницы, никто не мог попасть.

– Вот нам повезет, если какой-нибудь мастеровой отправится туда что-нибудь чинить, – с подозрением посмотрев вверх, проворчал Дэн.

– Тогда он увидит зрелище, которое останется в его памяти на всю жизнь, – засмеялась Адди.

Оседлав его, она пустилась вскачь. Оба быстро достигли пика наслаждения и сразу погрузились в сон. Первой проснулась Адди.

– Пора принимать ванну, милый.

– Мойся ты первая, – сонным голосом ответил Дэн. – Я так удобно устроился, что не хочу вставать.

– Ах так! – воскликнула Адди. – Придется доставить тебе некоторые неудобства.

Протянув руку, она принялась искусно ласкать его дремавшую плоть и вскоре достигла цели.

– Ну и зачем ты это делаешь? – спросил уже совершенно проснувшийся Дэн.

– Затем, что, если ты хочешь восстановить свой покой, тебе придется ловить меня в ванной.

Он попытался ее схватить, но Адди увернулась и проворно вскочила на ноги.

– Давай, соня! Кто последний – тот проиграл!

Ухмыльнувшись, Дэн последовал за женой. Когда он вошел в ванную, Адди уже наливала горячую воду в большую ванну. Когда ванна заполнилась до половины, Адди влезла в нее.

– Ну, что же ты стоишь? Здесь хватит места для двоих. Вот – садись напротив меня.

Дэн повиновался, и она немедленно скользнула вперед, прижавшись к нему всем телом.

– Ну, разве не восхитительно? – мягко покусывая его за ухо, пробормотала Адди.

– Чудесно. – Наклонив голову, он сжал зубами ее сосок. – Ты слаще зрелого винограда, возлюбленная моя!

И их снова захватил извечный ритм любви. Нежась в теплой воде, они постепенно восходили на вершину удовольствия.

– Знаешь, как в Германии называют оргазм? – промурлыкала Адди.

– Не имею ни малейшего понятия. А если ты знаешь ответ, я хочу знать, у кого ты спрашивала.

– У любовницы барона – у кого же еще?

– С ума сошла! – засмеялся Дэн. – Готов поспорить, что фрейлейн Кесслер была ужасно смущена.

– Напротив, она ответила мне, не моргнув глазом. Это называется «Das Hochpunkt».

– Будь я проклят!

– И сейчас это произойдет со мной! Вода выплеснулась из ванны.

После того как они не спеша оделись, Дэн внимательно изучил свое отражение в зеркале. Увиденным он остался доволен. Брюки идеально отглажены, фалды фрака доходят почти до колен. С галстуком, правда, возникли проблемы, и Адди пришлось прийти мужу на помощь.

Ее сшитое по последней моде бальное платье состояло из полосатого лифа и красной юбки. В соответствии с последними требованиями законодателей французской моды юбка была очень широкой, на нее пошло восемь ярдов материи.

Чтобы сделать прическу, Адди пришлось позвать на помощь горничную. Волосы нужно было уложить поверх больших валиков, удерживаемых сзади с помощью гребней и заколок.

– Мадам выглядит очень красиво, – закончив работу, сказала девушка.

– Спасибо, Гретхен. Я не совсем уверена, что мне идет стиль мадам Помпадур, но это любопытно, хотя и смотрится немного нелепо. Пора в атаку, – окликнула она Дэна. – Вперед и вверх!

…Стоя на мраморных ступенях широкой лестницы, у подножия которой раскинулась просторная бальная зала Императорского дворца, Адди была ослеплена открывшимся ее взору великолепием. Отражая свет сотен газовых фонарей, на фоне темно-синего потолка, словно звезды на небе, сияли роскошные хрустальные люстры.

– Похоже на железнодорожный вокзал, – выдохнула она.

– Причем очень роскошный железнодорожный вокзал! – насмешливо поправил Дэн.

Под звуки вальса Штрауса по залу кружились многочисленные пары. Широкие юбки дам достигали двух метров в диаметре, тем не менее танцоры нисколько не мешали друг другу – помещение было огромным.

Как зачарованная, Адди смотрела на сменявшийся перед глазами калейдоскоп тканей и расцветок. Атлас, фуляр, бархат, итальянские, японские, индийские, персидские шелка – все кружилось перед ней в вихре танца и буйстве красок.

Мужчин в военной форме было гораздо больше, чем в гражданской одежде, на их шитых золотом мундирах сверкали многочисленные награды.

– Мне кажется, в Германии больше половины мужчин служит в армии, – заметила Адди.

– Это старая тевтонская традиция. Немцы – крайне дисциплинированный и милитаризованный народ. Они прекрасные солдаты – спроси хотя бы у французов.

Взяв в руки пригласительный билет, дворецкий в напудренном парике, черных бархатных панталонах, белых шелковых чулках и ботинках с медными пряжками громко провозгласил:

– Герр и фрау Бойл из Австралии!

У подножия лестницы их ждал барон фон Гартц – небольшого роста коренастый мужчина с грубоватыми чертами лица и черными вьющимися волосами. Элегантный вечерний костюм не очень шел ему. Подчеркивая его высокое положение, грудь барона по диагонали пересекала широкая шелковая лента. Щелкнув каблуками, он наклонился к руке Адди:

– Фрау Бойл, вы сегодня затмили всех.

– Только не говорите этого при Эстер, – стрельнув в него глазами, сказала Адди.

– К несчастью, моя дорогая Эстер сегодня нездорова, – улыбнулся барон.

На самом деле любовницу барона просто не пригласили на бал – кайзер Вильгельм находился в отдаленном родстве с бывшей женой Гартца.

Извинившись, Адди и Дэн закружились в вальсе. Оркестр играл «Сказки Венского леса». Когда музыка кончилась, они направились к буфетному столику.

– Шампанское или пунш? – спросил Дэн.

– Пока ничего не надо, – ответила Адди. – Я пьяна Штраусом.

– Герр и фрау Бойл, это тот самый гений, с которым я хотел бы познакомить сэра Крейга Макдугала, – герр Готлиб Даймлер, – представил им высокого молодого человека барон фон Гартц.

Сухощавый, с угловатыми чертами лица и фигуры Даймлер щелкнул каблуками и поклонился.

– Герр Бойл, фрау Бойл, мне доставляет истинное удовольствие с вами познакомиться. Я с нетерпением ожидаю встречи с сэром Крейгом.

– Сэр Крейг с женой еще не прибыли, – пояснил барон.

В этот момент фанфары и барабанный бой возвестили о прибытии императора Германии и короля Пруссии кайзера Вильгельма II. Все встали и устремили свои взгляды к широкой мраморной лестнице, по которой спускались Вильгельм и его свита.

– «Deutschland… Deutschland… uber alles», – поплыла воинственная мелодия немецкого гимна.

У подножия лестницы начала выстраиваться длинная цепочка желающих удостоиться краткой аудиенции кайзера. Барон фон Гартц, Даймлер и Бойлы находились в противоположном конце зала, и казалось, должна была пройти целая вечность, прежде чем подойдет их очередь.

Император выглядел точно так же, как на портретах, которые доводилось видеть Адди: прямой как жердь, коротко стриженный, с пронзительным взглядом. Навощенные усы загибались по краям, устремляясь почти вертикально вверх. Военная форма сидела на нем превосходно, как будто император прямо в ней родился, а без шлема с шишаком его просто нельзя было и представить.

Возле Адди Вильгельм задержался дольше, чем подле других дам. Ответив на ее реверанс церемонным поясным поклоном, он на превосходном английском сказал:

– Вы исключительно красивы, фрау Бойл. Теперь я понимаю, почему один из австралийских городов назван в честь вашей бабушки.

Пораженная – и тем, что кайзер узнал ее, и тем, что ему известна история их семьи, – Адди не сразу собралась с ответом.

– Действительно… – Как же полагается обращаться к императору? – …Ваше величество, моя бабушка Аделаида Макдугал, урожденная Диринг…

Увидев ее смущение, Вильгельм чуть улыбнулся.

– Легко понять того, кто решил отдать дань такой красоте и обессмертить имя вашей бабушки. – Чуть заметно подмигнув Адди, кайзер кивнул и двинулся дальше.

Взяв мужа за руку, Адди увлекла его к буфету.

– Черт побери! Мне необходимо выпить!

– Кажется, ты ему понравилась, – шутливо заметил Дэн.

– Я никогда не видел, чтобы он так себя вел, – с благоговейным страхом сказал барон. – Обычно он не замечает женщин. Его не интересуют, эээ… – амуры!

– В этом, наверное, его недостаток, – прошептала Адди на ухо Дэну. – Мне кажется, военные все такие. Как маленькие мальчики, которые предпочитают играть с игрушечными солдатиками, а не с маленькими девочками.

– Согласен, – сказал ее муж. – Проблема в том, что, когда они вырастают, то по-прежнему не видят разницы между оловянными солдатиками и теми, кто создан из плоти и крови. Для них это все те же игры и забавы, только совсем в другом масштабе.

Схватив его за руку, Адди повернулась в сторону лестницы.

– Смотри, вон бабушка с дедушкой!

– Надо же! Даже в девяносто с лишним они выглядят красивой парой, – поразился Дэн.

На Аделаиде Макдугал был роскошный, величественный туалет из темно-красного бархата с высоким кружевным воротником. Одетого во фрак высокого и стройного сэра Крейга издали можно было принять за мужчину средних лет.

К всеобщему изумлению, кайзер, который в этот момент разговаривал с канцлером Отто фон Бисмарком, прервал беседу и направился к лестнице.

С улыбкой император поцеловал руку старой даме и обменялся рукопожатиями с сэром Крейгом.

– Я и не знала, что дедушка знаком с императором, – удивленно сказала Адди.

– Ну, они старые друзья, – сообщил фон Гартц. – Сэр Крейг охотится с кайзером на кабанов в его летнем дворце в Восточной Пруссии. Вы знаете, что именно сэр Крейг вложил значительные средства в реорганизацию германской военной промышленности?

– Да неужели? – без всякого энтузиазма откликнулся Дэн и, обращаясь уже к Адди, добавил: – Считается, что твой дед никогда не допускает ошибок. Однако боюсь, что, посвятив свои таланты укреплению германской военной машины, он совершил самую ужасную ошибку, какую только можно совершить.

– Шшш… сюда идет кайзер.

Они молча ждали, когда кайзер приблизится. Щелканье каблуками, столь модное в среде германской аристократии, стало уже надоедать Адди. Кайзер остановился возле нее. Клик!

Короткий механический поклон.

– Фрау Бойл, разрешите пригласить вас на тур вальса! Адди сделала реверанс.

– Почту за честь, ваше величество. Кайзер предложил ей руку, и Адди впервые заметила, что вторая рука у него высохшая. Должно быть, император проследил ее взгляд, потому что отрывисто хохотнул и сказал:

– Мужчине достаточно и одного железного кулака. – Он поднял вверх здоровую руку. – Когда-нибудь мир почувствует его на себе!

 

Глава 2

Ни Адди, ни Дэн не знали, что решение Крейга Макдугала вложить средства в укрепление германской военной промышленности было частью сделки с дьяволом, призванной обеспечить безопасность Австралии в той зловещей шахматной партии, которую Германия разыгрывала в юго-западной части Тихого океана.

В 1883 году, когда опасность германской экспансии стала очевидной, австралийские колонии приняли резолюцию о включении в состав Британской империи той части Новой Гвинеи, которая не принадлежала Голландии.

Выразив возмущение «неслыханным актом враждебности, направленным против германских интересов в данном регионе», канцлер Бисмарк объявил, что немецкие поселенцы и фактории в этом районе находятся под защитой германской армии, и в подтверждение серьезности данного заявления направил в Тихий океан военные корабли и морскую пехоту.

За этим последовали чрезвычайно сложные переговоры, в ходе которых Крейг Макдугал выступил в роли посредника. Именно им был предложен план по установлению британского протектората над южной частью Новой Гвинеи, призванного стать своеобразным буфером в отношении немецких поселений на северном побережье. Администрация новой колонии – Папуа – должна была подчиняться правительству Квинсленда.

Взамен сэр Крейг согласился употребить свои выдающиеся организаторские способности на пользу германскому военному министерству. Хотя он и не горел желанием поощрять военные амбиции такого откровенно империалистического государства, как Германия, Макдугал взялся за выполнение этой задачи с присущими ему упорством и решительностью. Именно тогда он и встретился с Вильгельмом, в то время наследным принцем.

Когда императорский прием уже подходил к концу, кайзер попросил сэра Крейга, барона и Даймлера пройти в свой личный кабинет.

Сэр Крейг предложил пригласить еще и Дэна.

– Ваше величество, муж моей внучки, герр Бойл – известный журналист, который приехал сюда из Мельбурна специально для того, чтобы взять интервью у герра Даймлера по поводу его изобретения. Я думаю, было бы неплохо, если бы он находился среди нас, пока мы будем обсуждать планы на будущее, как вы считаете?

– Конечно, сэр Крейг. Я буду только рад, если господа Бойл и Даймлер к нам присоединятся.

Когда все устроились перед разожженным камином – Вильгельм страдал хронической простудой, – камердинер принес бренди и сигары.

– Можете начинать, герр Даймлер, – закинув ногу на ногу, предложил кайзер.

– Если позволите, ваше величество, – ответил взволнованный изобретатель, – я бы хотел для большей наглядности проиллюстрировать свое выступление диаграммами.

Что-то пробурчав, кайзер встал и подошел к дальней стене кабинета, скрытой занавесью. За ней оказалась огромная карта Центральной Европы и широкая грифельная доска с тряпкой и мелом.

– Военная стратегия – мое хобби. Это гимнастика для ума, как и шахматы. Подойдите сюда, герр Даймлер.

Все встали и приблизились к доске. Взяв в руки мелок, Даймлер начал объяснять:

– Идея самодвижущегося экипажа насчитывает уже более ста лет. Я имею в виду карету Кюньо, у которой впереди находился паровой котел. Но котел громоздок и непрактичен, так что идея не получала развития в течение почти ста лет, даже после того как Мердок и Уайт создали частично лишенный подобных недостатков паровой двигатель высокого давления.

Он начертил на доске примитивную схему.

– С изобретением трубчатого парового котла Вильям Джеймс сделал гигантский шаг вперед, поскольку такое устройство потребляет гораздо меньше топлива и более компактно. Собственно говоря, на базе этого двигателя в 1829 году было создано транспортное средство, способное перевозить пятнадцать пассажиров со скоростью до двенадцати миль в час. Но и оно требовало громадных затрат топлива. Вот в чем ключ к решению проблемы – в топливе. Какой его вид обеспечивает получение достаточного количества энергии, но в то же время занимает по сравнению с древесиной значительно меньший объем?

– Нефть? – предположил фон Гартц.

– Продукт ее переработки – газолин.

– Но экипаж все равно будет приводиться в движение силой пара? – поинтересовался кайзер.

– Нет, ваше величество, двигатель, идею которого я вынашивал многие годы, будет работать непосредственно на газолине.

– Не понимаю.

Произнося непонятные термины, Даймлер начал лихорадочно чертить на доске какие-то диаграммы и рисовать странного вида экипажи.

– На этом чертеже изображен коленчатый вал, на котором сидит ведущее колесо. Основываясь на этом принципе, я построил двигатель, движущая сила которого создается за счет мгновенного воспламенения карбонизированного воздуха в металлическом цилиндре, устроенном по принципу Отто.

– Он уже испытывался? – спросил Дэн Бойл, который с самого начала заносил в свой блокнот все наброски и чертежи Даймлера.

– Более десятка раз, и успешно. Осталась только одна загвоздка: до сих пор не существует метода, с помощью которого можно было бы регулировать скорость работы двигателя, а следовательно, и скорость движения экипажа. Тем не менее трое моих американских коллег вот-вот должны совершить прорыв в этой области. Они создают то, что сами называют «сцеплением» и «редукционной передачей»; с ее помощью экипаж может двигаться со скоростью меньшей, чем скорость вращения мотора…

– Очень интересно, герр Даймлер, хотя для меня все это китайская грамота, – заметил барон.

– Даймлер, когда вы называете американцев «коллегами», это звучит очень наивно, – подкрутив один ус, сказал кайзер. – На самом деле они ведь ваши конкуренты, разве нет?

Даймлер разволновался так, что долго не мог найти слов.

– Ваше величество, я… не понимаю, – наконец проговорил он. – Наука не признает государственных границ. Мы все коллеги, работающие ради процветания человечества, будь то немцы, англичане, французы или американцы.

Заложив руки за спину, кайзер Вильгельм принялся, словно разъяренный лев, расхаживать по кабинету. Лицо его стало багрово-красным.

– Вы это еще поймете, Даймлер! – проревел он. – Кажется, вам безлошадный экипаж видится некой безобидной игрушкой, этаким семейным развлечением для воскресных прогулок.

– Именно так, ваше величество! – живо отозвался инженер. – Всем людям на земле мотоколяска позволит расширить горизонты. Интересно ли вам, что громадное большинство населения земного шара никогда не удалялось от места своего рождения дальше двадцати миль? Только подумайте – когда это изобретение будет усовершенствовано, люди смогут всего за один день преодолевать сто, даже двести миль! Поездка из Берлина в Париж станет доступна даже человеку со скромным достатком.

– К черту людей со скромным достатком и их перспективы! – огрызнулся кайзер. – Вы идиот, герр Даймлер, – неужели вы не видите реальные последствия создания моторного экипажа? Это же революционизирует всю классическую концепцию ведения военных действий! Мобильность войск и артиллерии увеличится десятикратно. – Глаза императора остекленели, словно у впавшего в транс оракула. – Я вижу, как это будет. Моторизованная пехота… моторизованная артиллерия… Ах, du Lieber!

Высокая фигура Даймлера поникла.

– Я… я… я совсем не думал об этом, ваше величество, – уныло произнес он.

– Ну вот, теперь как следует подумаете. И больше никакого сотрудничества с врагом. Я запрещаю вам обмениваться информацией с американцами, слышите?

– Да, ваше величество.

– Ganz gut! А теперь, джентльмены, прошу меня извинить. Я должен еще раз появиться перед гостями.

Повернувшись кругом, Вильгельм гусиным шагом направился к выходу. Повисло напряженное молчание. Машинально взяв в руки тряпку, Даймлер принялся стирать с доски чертежи.

– Минуточку! – остановил его Дэн. – Я еще не закончил. Как вы называете вот это, Даймлер?

– Вторая редукционная передача. Всего их будет четыре.

Встав, сэр Крейг подошел к изобретателю и положил руку на его угловатое плечо.

– Не огорчайтесь, Готлиб. Уверяю вас – все не так уж и плохо. Вашу мотоколяску ждет успех.

– В качестве орудия войны? – с горечью спросил Даймлер. – Если бы я об этом подумал, то не стал бы ее создавать.

– Это невозможно, Готлиб. Если вы откажетесь от исследований, их продолжит кто-нибудь другой. Американцы – Уинстон, Хейес и Селден – или французы. Насколько я понимаю, их люди наступают вам на пятки.

– Панар и Левассор… Да, я знаю. Видите ли, сэр Крейг, больше всего меня беспокоит то, что кайзер рассматривает изобретателей из других государств как врагов. Это безумие. – Даймлер с вызовом огляделся. – Если бы он услышал, что я сейчас говорю, меня завтра же расстреляли бы!

– Полегче, мой мальчик! Мы хорошо знаем его страсть к военному делу и крайнюю подозрительность ко всему не немецкому. Однако ваша работа и работа других изобретателей независимо от их национальности все равно будет продолжаться. И не для агрессии, а ради мирных целей. Например, тех воскресных экскурсий, о которых вы мечтаете. Дожить бы мне до этих времен! Увидеть широкие мощеные дороги, построенные специально для мотоколясок. Бесконечные вереницы безлошадных экипажей, направляющихся за город или на море. Берлин, Лондон, Париж, Нью-Йорк, Мельбурн, где у каждого дома стоит мотоколяска. Какое это благо для человечества, для цивилизации!

Лицо Даймлера просветлело.

– Вы действительно так думаете, сэр?

– Конечно. А как думают остальные?

– Прекрасно сказано, сэр Крейг, – согласился фон Гартц.

– Насколько я знаю Адди, у нее должно быть собственное мнение, – заметил Дэн, и все засмеялись.

– Скажите мне вот что, Готлиб… – Сэр Крейг задумчиво погладил усы. – Знаете, что я сделаю для осуществления этой мечты? Я собираюсь спонсировать состязания. Гонки.

– Состязания? – недоверчиво переспросил Даймлер. – Вы имеете в виду гонки безлошадных экипажей?

– Мотоколясок. Кстати, прежде всего нужно, чтобы их правильно называли. Это не безлошадные экипажи. Это мотоколяски. Самодвижущиеся мобильные экипажи – автомобили. Пожалуй, звучит неплохо, а, – автомобили?

– И где пройдут эти состязания, сэр Крейг? – спросил барон. – В Германии?

– Думаю, что нет, Герхард. Европа для этого не годится. Она слишком перенаселена, и к тому же на поезде или в карете здесь можно добраться практически куда угодно. Нет, мне нужна страна с необъятными просторами и городами, разделенными большими расстояниями. Короче говоря, Америка. Это именно та страна, которой требуется автомобиль. Помню, как-то раз мы с женой проехали через все Соединенные Штаты на поезде «Юнион пасифик». Так вот, мы были поражены тем феноменом, который служит прекрасной иллюстрацией к моим словам. Час за часом за окнами тянулись лишь пустынные равнины да дремучие леса. Очень-очень редко можно было увидеть, как за окном мелькает фермерский дом или охотничья хижина. Казалось, дикая местность никогда не кончится.

– А как насчет Австралии? – осведомился Дэн. – Там ведь то же самое.

– Ты прав, мой мальчик, но наша земля лежит далеко в стороне от проторенной колеи. Не на виду у всего мира, как Штаты. А я хочу, чтобы мир увидел, на что годится даймлеровский автомобиль! Мы устроим трансконтинентальные гонки мотоколясок.

– Боже милостивый! – воскликнул фон Гартц. – Что за грандиозный замысел! Трансконтинентальные гонки!

– От Нью-Йорка до Сан-Франциско? – живо спросил Дэн.

– Я, конечно, сразу об этом подумал, но боюсь, такой маршрут нереален. Не думаю, чтобы мотоколяски смогли преодолеть горы Сьерры. Утром я дам телеграмму в свою нью-йоркскую контору с предписанием отправить изыскателей, которые определят наиболее приемлемую трассу от Атлантики до Тихого океана. Дороги, местность, климат – нужно принять во внимание разные факторы. Тогда мы сможем быть уверены, что все преимущества на стороне гонщиков.

– А кто будут эти гонщики? – поинтересовался фон Гартц.

Сэр Крейг кивнул в сторону Даймлера.

– Это уже по вашей части, мой мальчик. Вы сможете убедить кого-нибудь из коллег принять участие в соревнованиях?

– Смогу ли я? – изобретатель весь дрожал от возбуждения. – Карл Бенц – тот просто запрыгает от радости. Потом Чарльз Дурейя и Элвуд Хейес – они оба американцы. Ну, о Панаре и Левассоре тоже не следует забывать.

– Отлично, Готлиб, – сказал сэр Крейг, – тогда я сообщу в телеграфную контору, что открываю вам неограниченный кредит. Свяжитесь со своими друзьями в разных странах, которые, как и вы, преданы идее создания дешевой мотоколяски, которая была бы по карману простому рабочему. – Прикрыв рот ладонью, магнат зевнул. – Джентльмены, мне уже давно пора спать, но дело того стоит. Сегодняшний вечер имел огромное значение для всех нас – для всего мира. По крайней мере я его никогда не забуду. Дэн, подвезти вас с Адди к гостинице?

– Был бы вам весьма благодарен, сэр.

– Тогда я думаю, что нам пора возвращаться к нашим дамам.

В это время за Адди, стараясь превзойти друг друга в любезности и учтивости, ухаживали несколько молодых офицеров. При появлении кайзера Вильгельма веселье, однако, моментально кончилось, все вскочили и замерли по стойке «смирно», застыв неподвижно как истуканы. У Адди появилось забавное ощущение, что молодые люди превратились в стеклянные статуэтки, и если она сейчас дотронется до кого-нибудь из них, он тотчас разлетится на куски.

– Свободны! – рявкнул император, и офицеры стремглав бросились в разные стороны.

– Фрау Бойл! – Кайзер несколько нервно поправил воротник своего увешанного орденами парадного мундира. – Мне было особенно приятно познакомиться с вами.

– Вы оказали нам большую честь, ваше величество. Это был замечательный бал. Вы с вашей супругой нас просто очаровали, – набравшись наглости, добавила она. – Кайзерин Августа-Виктория очень приятная дама.

– Да… спасибо. – Император огляделся как самый заурядный муж – нет ли поблизости вышеупомянутой супруги, а затем, убедившись, что их никто не подслушивает, тихо сказал Адди: – Не хотите ли пройтись со мной – подышать свежим воздухом в королевских садах?

– Ну… – заколебалась Адди. – Нам пора уезжать. Уже поздно, ваше величество. – Она принялась искать глазами Дэна.

– Фрау Бойл, ваш муж и ваш дед все еще заняты с изобретателем герром Даймлером. Прошу… – Он протянул ей здоровую руку, и Адди ничего не оставалось, кроме как опереться на нее.

Через открытые стеклянные двери император вывел даму на каменную террасу и увлек в глубь сада по извилистой дорожке, освещенной ярко пылающими факелами. В воздухе витал аромат цветов, смешанный с острым запахом хвои.

– Вы любите охоту, фрау Бойл?

– Нет, но очень люблю ездить верхом.

– Я тоже. Я прирожденный наездник – несмотря на свою несчастную руку, – добавил он. – Охота – это нечто исключительное! Никакое другое развлечение не сравнится с этим кровавым спортом. Больше всего я люблю охотиться на кабана – из-за его бесстрашия. Он не уклоняется от битвы.

– Ну, какая же это битва! – небрежно заметила Адди. – У вас ружье, а у кабана ничего, кроме клыков.

Кайзер посмотрел на нее с искренним изумлением. Во всей Германии ни одна женщина не посмела бы высказаться столь откровенно.

«Она бесстрашна, как кабан», – промелькнуло в голове Вильгельма.

Адди, не мигая, смотрела на него зелеными глазами, на ее губах играла загадочная улыбка. «Значит, никакое другое развлечение не сравнится для него с этим кровавым спортом… Даже любовные игры?» – думала она.

– Как долго вы намерены пробыть в Германии, фрау Бойл?

– По меньшей мере неделю. Мне очень хотелось бы совершить круиз по Рейну.

– Нет ничего проще! Вы с герром Бойлом будете гостями на моей личной яхте.

– Это более чем великодушно, ваше величество, но мы не хотели бы вас беспокоить.

– Окажите мне честь своим присутствием. Отказ меня бы обидел.

– Вы не оставляете мне выбора, – улыбнулась Адди. – Я с благодарностью принимаю ваше предложение.

– Мы отплываем в субботу. Вас это устроит?

– Думаю, да. Мой муж вроде бы не упоминал о каких-то других планах.

– Отлично. С нетерпением жду нашей новой встречи. Кайзер произнес это с таким пылом, что Адди на мгновение стало неловко.

– Знаете, я немного замерзла, – сказала она. – Нельзя ли вернуться во дворец?

– Безусловно. Не следует рисковать тем, что вы можете заболеть, – тогда сорвутся наши планы на выходные.

Покровительственным жестом положив руку Аделаиде Бойл на плечо, Вильгельм проводил ее обратно в залу.

Когда они наконец оказались у себя в гостиничном номере, Адди рассказала мужу о прогулке с кайзером.

– В эту субботу? – нахмурившись, переспросил Дэн. – Я не смогу, любимая. Мы с твоим дедушкой собираемся в Лейпциг на испытания мотоколяски. – И он рассказал ей о подготовке соревнований, которые вскоре должны состояться в Соединенных Штатах.

– Разумеется, это важнее. Мы должны завтра известить кайзера, что не сможем принять его приглашение.

– Не сможем принять? Что за глупости, дорогая! Конечно, ты должна его принять – передав его величеству мои глубочайшие извинения.

– Не стоит, Дэн, – возразила Адди. – По правде говоря, в его присутствии я чувствую себя неловко.

– Отчего же? – усмехнулся Дэн. – Боишься, что старик воспылает страстью к твоему лилейно-белому телу?

– Не такой уж он и старик. Он выглядит еще вполне привлекательно.

– Так, значит, ты боишься, что не устоишь перед этим привлекательным парнем – да к тому же императором?

Она шутливо шлепнула его по щеке.

– Что за чепуху ты несешь! Ладно, Дэн Бойл, если уж ты хочешь отправить меня на яхте с германским императором, привыкшим к тому, что малейшая его прихоть мгновенно исполняется, – все, что произойдет, будет на твоей совести.

– Меня это не пугает, любовь моя, – нежно поцеловав жену в капризно вздернутый носик, сказал Дэн. – Я тебе полностью доверяю. Но я бы по-настоящему испугался, если бы ты была оленем или кабаном. По-моему, его интересуют только убийства.

Кровавый спорт, вспомнила Адди. Тем не менее она никак не могла забыть, каким взглядом кайзер наградил ее в саду.

– И сколько времени займет этот круиз?

– Не знаю. Рейн – большая река. Хотя не думаю, что кайзер собирается проплыть ее от истока до устья.

– К тому же она находится в двухстах пятидесяти милях от Берлина. Ты отправишься туда по суше – скорее всего поездом. Поездка на целый день. Думаю, я вернусь раньше тебя.

– Да, и надеюсь, тебе будет очень одиноко, пока я буду развлекаться на борту «Гогенцоллерна».

 

Глава 3

После утомительного путешествия на поезде и затем в карете Адди наконец оказалась в местечке под названием Кенигсвинтер, где и поднялась на борт «Гогенцоллерна».

– Как удачно! – заметила она. – Кенигсвинтер – «Зима короля». Вы что, специально так подобрали место стоянки?

– Чистое совпадение, – улыбнулся кайзер. – Уверяю вас, фрау Бойл, до зимы мне еще далеко. Я пока еще нахожусь в самом разгаре лета.

Вопреки собственной воле Адди все же находила его привлекательным. Несмотря на высохшую руку, это, несомненно, был настоящий мужчина. По мнению Адди, гражданская одежда шла кайзеру больше, чем мундир. В костюме для верховой езды, плаще и широкополой шляпе Вильгельм выглядел просто великолепно.

На Адди был простой дорожный костюм из ирландской шерсти, надетый поверх белой блузки. На плечи она накинула отороченный мехом длинный редингот, а на ноги надела прочные ботинки из лайковой кожи.

Команда «Гогенцоллерна» состояла из военных моряков, которые работали проворно и четко. По своим размерам яхта лишь ненамного превосходила ту, что была у Джона Таппендена. Однако «Гогенцоллерн» не имел парусов и ходил только на моторной тяге. Медные поверхности были так надраены, что блеском слепили глаза, а палубы настолько чисто вымыты, что даже самый брезгливый человек не отказался бы на них отобедать.

Стюард проводил Адди в ее каюту, где она разделась и вымылась в ванне, в которой даже краны были из чистого золота. В небольшой каюте все поражало роскошью.

Завернувшись в огромное банное полотенце, Адди прошлепала в спальню. Ее чемоданы стояли перед стенным шкафом нераспакованными. Остановившись перед трельяжем, Адди окинула себя оценивающим взглядом.

– А ты набираешь вес, дорогая, – вслух произнесла она. Изучив лежавшие на серебряном подносе косметические принадлежности, Адди выбрала кисточку с золотой ручкой и такой же гребень. Тут ее словно громом поразило: стюард наверняка поселил ее не в ту каюту!

– Это же каюта Августы-Виктории! – воскликнула Адди. – Что она подумает, когда застанет меня здесь?

По словам кайзера Вильгельма, его супруга должна была присоединиться к ним позже, в Ремагене. Как он объяснил, императрица занималась государственными делами, не требовавшими его личного участия.

Открыв один из чемоданов, Адди вытащила белую блузку, матросский платок, а также темно-синие шаровары и атласные тапочки такого же цвета. Волосы она собрала в пучок и перевязала алой шелковой лентой.

После этого Адди поспешила на палубу, чтобы взглянуть на своего гостеприимного хозяина. Полосатый купальный костюм до колен подчеркивал достоинства мускулистого тела императора. При появлении Адди кайзер встал и жестом указал на соседнее кресло.

– Вы прекрасно выглядите, дорогая фрау Бойл, – сказал он. – Присаживайтесь, угощайтесь. – На столике на серебряном подносе стояли кувшин с парой бокалов и блюдо с пирожными.

– Благодарю, ваше величество, но сначала мне бы хотелось кое-что с вами обсудить. Мне кажется, Ганс ошибся – он, похоже, поселил меня в каюту императрицы.

– Это действительно каюта императрицы, – усмехнулся Вильгельм, – но Ганс не допустил никакой ошибки. Он точно выполнил мой приказ.

– Но… я не понимаю, – растерялась Адди. – Ведь когда императрица поднимется на борт яхты в Ремагене, она, очевидно, захочет занять собственную каюту!

– Ах, вот что! – окинув ее немигающим взглядом, ответил кайзер. – Боюсь, императрица не сможет присоединиться к нам в Ремагене.

– И когда же вы об этом узнали? Неужели за то короткое время, что я принимала ванну и переодевалась?

Он засмеялся, обнажив крепкие белые зубы.

– Нет, моя дорогая, я с самого начала знал, что императрицы не будет.

Адди была в шоке и только из уважения к королевскому титулу собеседника постаралась сдержать гнев.

– Я поражена тем, что вы могли опуститься до такой низости, ваше величество, – холодно заметила она. – Чтобы император Германии обманом заманил на свою яхту замужнюю женщину – это просто немыслимо!

Кайзер, казалось, нисколько не был оскорблен.

– Да, я император Германии, но прежде всего я мужчина. И пока мы вдвоем на «Гогенцоллерне», мой титул не имеет значения. Я Вильгельм, а вы – Аделаида. Очень милое имя, хотя его обладательница еще милее.

Он взял ее руку и задержал в своей, несмотря на попытки Адди высвободиться.

– Отпустите же меня, ваше величество!

– Только если вы согласитесь называть меня Вильгельмом.

– Какая странная прихоть! Что подумает ваша команда?

– Они все мои подчиненные. Эти люди ничего не слышат, не говорят и не видят.

– Как те три обезьяны! – насмешливо сказала Адди. – Ну хорошо, пусть Вильгельм, только отпустите руку.

Подчинившись, он улыбнулся.

– Так-то лучше, Аделаида. А теперь садитесь – выпейте бокал холодного пунша. Если, конечно, не предпочитаете чего-нибудь покрепче.

– Я сяду, потому что у меня пересохло в горле. Но когда я выпью пунш, то вернусь в каюту и упакую вещи. Буду вам очень признательна, если вы доставите меня обратно в Берлин.

– Надеюсь, вы хорошо плаваете. Здесь очень сильное течение.

Пререкаясь с императором, Адди и не заметила, что яхта давно отошла от причала и теперь находилась метрах в тридцати от берега.

– Это возмутительно, ваше…

– Вильгельм – вы же обещали.

– Ну хорошо, пусть Вильгельм – я требую, чтобы вы немедленно высадили меня на берег!

– Это единственная ваша просьба, которую я не могу исполнить. Все остальное – только скажите. Бриллианты, меха, золото – ваше желание для меня закон.

Он попытался взять Адди за руку, но та резко отстранилась.

– Пожалуйста, не вздрагивайте так! Неужели я кажусь вам настолько неприятным?

– Не в этом дело! Вы красивый мужчина и знаете это. Но красота для мужчины, как и для женщины, – не самое главное. О нас судят по нашим поступкам, а не по тому, как мы выглядим. Ваш дешевый обман вызывает у меня отвращение.

Он опустил голову.

– Понимаю, что заслужил ваше осуждение. Но не окажете ли вы мне одну пустяковую услугу? Давайте останемся друзьями по крайней мере до Ремагена. Там, если будете настаивать, вы сможете сойти на берег и уехать – я отдам необходимые распоряжения. Дорогая Аделаида, я слишком вас ценю и уважаю, чтобы силой навязывать вам свое общество. Кроме того, мне кажется, что вас не так уж легко запугать.

Расчет оказался верным – Адди приняла вызов.

– Кажется, это вполне разумно. В любом случае у меня как будто появился выбор. – Она посмотрела на стремительно удалявшуюся пристань Кенигсвинтера. – Что ж, Ремаген так Ремаген. Постараюсь получить удовольствие от поездки, которую ждала с таким нетерпением.

– Gut! Gut! Ganz gut! – Император радовался, как юнец. Схватив Адди за руки, он закружил ее по палубе, чуть не опрокинув при этом буфетный столик. – А теперь начнем нашу экскурсию, – сказал он, подтащив ее к ограждению. – Все очарование Рейна заканчивается в Кенигсвинтере. Дальше к северу лежит Рур – бесплодная равнина, где добывают уголь и варят сталь. Но если двигаться к истокам реки, то можно увидеть тот Рейн, который воспет в немецком фольклоре, в песнях и операх. Черный лес породил немало легенд о сказочных гномах, гоблинах и ведьмах.

Здоровой рукой кайзер указал куда-то назад.

– Видите вон те холмы, что, словно часовые, выстроились на восточном берегу реки? Легенда гласит, что это семь гномов, которые подружились с Белоснежкой. Злая королева из зависти превратила их в камень.

Адди вздрогнула. Речную долину действительно окутывала атмосфера какой-то тайны. Наверное, легко поддаться воображению, если живешь в стране, где из уст в уста передают предания о черной магии, колдовстве и огнедышащих драконах.

Впереди в небо вонзался одинокий острый пик, возле вершины которого теснились снежно-белые облака.

– Der Draschenfels, – сказал кайзер.

– Скала дракона, – перевела Адди. Император был польщен.

– Я уже оценил – вы знаете немецкий лучше, чем большинство туристов. Особенно британских – они такие тщеславные. Приезжая в чужую страну, ожидают, что все туземцы говорят по-английски.

– Австралийцы не такие, – рассмеялась Адди. – О, смотрите, какой замок!

Высоко на скале виднелись древние руины. На фоне неба четко прорисовывались подточенные временем зубцы, напоминая обнаженную в предсмертном оскале гигантскую челюсть.

За кормой яхты уходили вдаль полоски белой пены.

– Мне вспомнилась одна известная музыкальная пьеса, – сказала Адди. – Помните тот момент, когда рыба выпрыгивает из воды?

– У вас живое воображение, дорогая Аделаида. Император попытался ее обнять, но Адди решительно отстранила его руку.

– Вы обещали, что не будете силой навязывать мне свое внимание.

Кайзер только вздохнул.

Адди оглянулась по сторонам – не наблюдает ли за ними кто-нибудь из команды. Никого. Вильгельм был прав, говоря о своих подчиненных, что они ничего не видят, ничего не слышат и ничего никому не скажут.

По реке плыло немало барж, колесных пароходов и разного рода мелких суденышек. Проплывая мимо речного порта Меглем, «Гогенцоллерн» обогнал более сорока таких судов. На флагштоке яхты гордо развевались государственный флаг Германии и императорский штандарт. Каждый раз, когда яхта приближалась к очередному судну, в лица Адди и кайзера ударял порыв ветра.

– Давайте сядем, выпьем пунша и насладимся пейзажем.

Зрелище было действительно потрясающим, и Адди утратила всякое ощущение времени. На обоих берегах реки высокие скалы и горные долины постепенно сменились цветущими лугами. Рейн здесь разливался очень широко, образуя многочисленные живописные островки.

На Адди особое впечатление произвел один такой остров, где стоял большой белый дом, окруженный зелеными лужайками. Там паслись тучные коровы и овцы.

– Не могу понять, что это за архитектурный стиль, – призналась она. – Не георгианский и не итальянский – вообще не европейский. Напоминает экзотические строения Востока.

– Вы наблюдательны, моя дорогая. Этот дом построил Фредерик Шопен для одной из своих любовниц. Скорее всего для Жорж Санд.

– Счастливица!

– Вы можете стать столь же счастливой, Аделаида, – пристально посмотрев на нее, произнес император.

– У меня уже есть дом, Вильгельм, в предместье Мельбурна, и я по нему очень скучаю. Так же, как скучаю по своей дочери и своему дорогому мужу.

– Вашему дорогому мужу… ну да… Герр Бойлу очень повезло. Он ценит вас, Аделаида?

– Полагаю, что да.

– Он хороший любовник?

Она демонстративно подняла бровь.

– Это, Вильгельм, абсолютно вас не касается, но я отвечу. Он исключительный любовник.

Император Германии, король Пруссии съежился, словно Адди нанесла ему удар в солнечное сплетение.

– Прошу прощения за свой вопрос.

В этот момент, прервав неловкую сцену, на палубе появился стюард.

– Будете завтракать в салоне, ваше величество?

– Нет, я думаю, мы перекусим прямо здесь, чтобы фрау Бойл не пропустила ни одного красивого вида.

Выполняя его распоряжение, стюард принес складной походный столик и, разложив его, покрыл льняной скатертью. Стол был сервирован изысканным фарфором и серебряными приборами, украшенными королевским гербом.

Завтрак был роскошным: жареные голуби с тушеными овощами – морковью, луком и репой. Все это предлагалось запить очень сухим сотерном.

В самое жаркое время дня, когда ветер совсем стих, яхта бросила якорь в одной из уединенных заводей.

– У вас есть с собой купальный костюм? – поинтересовался кайзер.

– Боюсь, что нет, – ответила Адди.

– Это не важно, в каюте императрицы их множество. Выберите себе, какой понравится.

Адди, которая очень любила воду, не могла устоять перед таким предложением.

– Пожалуй, я так и сделаю.

Спустившись вниз, она принялась рыться в стоявшем в углу тяжелом дубовом комоде и вскоре добралась до купальных костюмов. Ни один из них ей не понравился – слишком старомодно и чопорно.

– Августа-Виктория, да вы ханжа, моя девочка!

В конце концов Адди остановила выбор на бордовом купальнике с высоким воротником, широкими рукавами, короткой юбочкой и шароварами.

Надев его, она вернулась на палубу. В глубине души гостья ощущала неловкость. С момента ее появления на яхте ни один из моряков ни разу даже не взглянул на нее – все смотрели словно сквозь, как если бы она была неодушевленным предметом. Тем не менее Адди была уверена, что, оставшись в кубрике одни, матросы обстоятельно обсудят ее достоинства.

Сколько дам уже успели совершить подобные путешествия на борту «Гогенцоллерна»? Адди подозревала, что кайзер неплохой любовник, и, по правде говоря, если бы она была не замужем и не любила другого, то, вероятно, могла бы ему уступить.

«Опять в тебе просыпается шлюха, Аделаида!»

Во время заплыва вокруг яхты кайзеру лишь с большим трудом удалось немного опередить Адди. Император был поражен.

– Никогда еще не видел женщины, которая по-настоящему умела бы плавать, – задыхаясь, признался он, когда состязание закончилось.

– Если бы не тяжелая одежда, я бы вас побила, – наморщив нос, сказала Адди. – Обычно я предпочитаю плавать обнаженной.

Глаза кайзера загорелись.

– Это можно устроить, моя дорогая. Я не против ночных купаний.

– Полагаю, что да, но мой ответ будет – нет, спасибо, Вильгельм.

– Вы меня боитесь, не так ли?

– Нет… По крайней мере я так не думаю, – надув губы, ответила Адди. В глазах ее заплясали золотистые искры. – Скорее я боюсь себя, Вильгельм.

Он поднес ее руку к своим губам.

– Либхен… Должен признаться, Адди, что я по уши в вас влюбился.

– Вы меня даже не знаете. Как же можете так говорить? Хотя не могу отрицать, что я достаточно привлекательная женщина.

– Привлекательная?! Да вы самая красивая женщина в мире!

– Вряд ли, хотя ваши слова мне льстят.

– Вы моя мечта. Либештраум – женщина моей мечты.

– Никогда бы не подумала, что услышу слова любви из уст императора Германии. Об этом я всегда буду помнить… – Опустив глаза, Адди ясно увидела, что он возбужден. – Пожалуй, на сегодня хватит воды. Мы можем подняться на борт?

– Конечно. – Он отдал приказания стоявшим возле перил трем палубным матросам, и те быстро подняли плотик, за который держались Адди и кайзер.

Оказавшись на палубе, оба согласились, что пора ужинать.

– Сейчас я надену свой самый роскошный мундир, – заявил император. – Что же касается вас, то даже в убогом рубище вы будете выглядеть великолепно.

– Перестаньте льстить, Вильгельм, а то вы меня вконец избалуете.

– Очень на это надеюсь.

Спустившись вниз, Адди выбрала платье довольно необычного фасона. Оно не было последним криком парижской моды, однако вполне соответствовало сложившимся обстоятельствам. Этот туалет, предназначенный для бала по случаю двухсотлетия со дня открытия материка, Адди сшила мать по выкройкам, взятым из американского журнала мод; небесно-голубой атлас был щедро усыпан изображениями австралийских бабочек, цветов и птичек.

Надев платье, она уложила свои роскошные белокурые волосы в сетку из золотой нити, усеянной полудрагоценными камнями.

Когда Адди появилась в салоне, Вильгельм долго молча любовался ею, не в силах обрести дар речи, затем хриплым голосом проговорил:

– Глядя на вас при свете свечей, я вспомнил, как однажды стоял на вершине горы в «Вольфшанце» и наблюдал за восходом солнца. Я был готов пасть на землю и заплакать как ребенок, вознося хвалу Господу за то, что живу на такой прекрасной планете.

Глаза Адди затуманились, но голос по-прежнему звучал твердо:

– Это красиво сказано, Вильгельм, и я обязательно запомню ваши слова.

К ужину была приготовлена только что выловленная форель. За ней последовало главное блюдо – роньон соте, которому английские вареные почки, безусловно, уступали по всем пунктам. Трапезу довершали салат из цикория, шампанское и десерт – свежие фрукты.

Стюард начал убирать со стола, и Адди с Вильгельмом переместились на софу, чтобы выпить кофе и бренди. Диван располагался как раз напротив широкого окна, так что можно было любоваться рекой. В этом месте Рейн разливался так широко, что создавалась иллюзия того, что они плывут по морю. На небосклоне огромным оранжевым шаром висела луна.

– Знаете, мне сейчас кажется, что мы в Австралии, – настолько все похоже. Взгляните на эту лунную дорожку на воде!

– Рейн отличается от других рек. Недаром он обозначается словом Storm, в то время как остальные – Fluss. – Он достал трубку и кисет. – Вы не возражаете, если я закурю?

– Нисколько. А вы не возражаете, если и я закурю? На лице императора появилось неодобрение, однако он сказал:

– Я не привык к тому, чтобы дамы курили, но если в вашей стране так принято, то, конечно, курите.

– Не стану уверять вас, что в Австралии большинство женщин курит, – засмеялась Адди, – но я никогда не старалась походить на большинство.

– Готов поверить. Таких, как вы, – одна на миллион, Аделаида.

Она достала из сумки золотой портсигар и вытащила оттуда сигарету – черную с золотистым фильтром. Наклонившись, кайзер дал ей прикурить.

– Дас штрейхгольц, – сказал он.

– Спичка, – перевела Адди. – Если не возражаете, я бы хотела немного поговорить по-немецки, чтобы попрактиковаться в языке.

– Sehr gut.

Они заговорили по-немецки.

– Еще бренди? – осведомился император.

– После шампанского не стоит, у меня кружится голова. Давайте выйдем на палубу, Вильгельм. Хочется подышать ночным воздухом.

– Хорошо, но вам нужно что-то на себя набросить. Ночью на реке прохладно. – Вызвав Ганса, он приказал ему сходить в каюту Адди и принести шаль. Через минуту тот вернулся и накинул тонкую кашемировую шаль ей на плечи.

– Спасибо, Ганс.

Из салона перешли на корму. Яхта плавно скользила по воде, бортовые огни предупреждали встречные корабли о ее приближении.

Расправив плечи, Адди полной грудью вдохнула свежий речной воздух. Нельзя сказать, что ей было неприятно, когда она заметила алчные взгляды, которые кайзер бросал на ее тугие груди. По поводу отношений между мужчинами и женщинами Адди никогда не питала иллюзий. И те, и другие созданы именно для того, чтобы составлять единое целое.

Две половинки, одна человеческая сущность, об этом когда-то писала ее бабушка. Адди нравились стройные, сильные мужчины, пропорционально сложенные и с приятной внешностью. И она прекрасно знала, что мужчины ею восхищаются. Она гордилась тем, что мужчины хотят ее. В определенном смысле именно эта гордость позволяла Адди полно отдаваться Дэну.

«Из всех, кто меня хочет, только ты, дорогой, можешь действительно мною обладать».

Адди вся напряглась, когда сильная рука кайзера обвила ее талию и он привлек ее к себе.

– Вильгельм… помните, вы обещали…

– Ах, du Lieber, meine Liebchen! Неужели вы думаете, что я сделан из закаленной стали? Не мучьте меня, это жестоко. Один поцелуй – только для того, чтобы потом я мог вспомнить, что однажды держал вас в своих объятиях. Клянусь, больше я ни о чем вас не попрошу.

В мозгу Адди прозвенел тревожный звоночек, но тем не менее она перестала сопротивляться и сказала:

– Вильгельм… один поцелуй, а потом я пожелаю вам спокойной ночи. Для меня это был трудный день.

– Майне либе… – Вильгельм порывисто прижал ее к себе. Сквозь ткань одежды Адди чувствовала, как он дрожит, чувствовала напряжение в его паху. Судя по его поведению, кайзер не был искусным любовником. Когда он в первый раз попытался поцеловать ее, они столкнулись носами, и, суетясь, как неопытный школьник, Вильгельм чуть не попал ей в левый глаз своим острым носом.

– Вильгельм, не следует так волноваться из-за поцелуя. Обхватив лицо императора Германии руками, Адди приподнялась на цыпочки и нежно поцеловала его прямо в губы. Руки кайзера скользнули вниз и обхватили ее ягодицы. Упершись руками ему в грудь, Адди с трудом высвободилась из его объятий.

– Довольно, Вильгельм, а теперь спокойной ночи и приятных снов.

– Снов! – простонал он. – Готт им химмель! Как можно уснуть в таком состоянии?

Раздевшись, Адди облачилась в соблазнительную ночную рубашку с длинным разрезом вдоль бедра, забралась в постель и задула свечу.

В иллюминатор выглянула луна и залила мягким светом ее тело, прикрытое тонкой простыней. В небе мелькнула падающая звезда, и Адди, закрыв глаза, загадала желание:

– Хочу быть в твоих объятиях, мой дорогой, и любить тебя крепко-крепко.

Вскоре она заснула.

Через некоторое время – когда именно, Адди не имела не малейшего понятия, – она внезапно проснулась, вздрогнув, как от толчка. Инстинкт предупреждал ее, что опасность близка. Уверенная в том, что в комнате кто-то есть, Адди устремила взгляд в сторону двери.

– Кто здесь и что вы делаете в моей каюте? – собрав все свое мужество, твердым голосом спросила она.

Ответа не последовало, послышался лишь тихий шорох шагов.

– Сейчас же прекратите или я позову на помощь!

– Простите, Аделаида, – несколько смущенным тоном сказал нарушитель спокойствия. – Я не хотел вас пугать.

– Вильгельм! – Адди привстала на кровати. – Что все это значит?

Он передвинулся в полосу лунного света. Император был только в коротких подштанниках. Обнаженный по пояс, с голыми ногами он выглядел даже эффектнее, чем в нелепом купальном костюме.

– Майне либхен, после того, что произошло на палубе, мне хочется сидеть и выть на луну.

– Вильгельм, все это зашло слишком далеко. Что подумают ваши подчиненные, если услышат, как вы скулите и подвываете? Вам же самому будет стыдно!

Он присел на край кровати.

– Я просто хотел посмотреть на вас, моя дорогая. – В подтверждение своих слов он положил ей руку на бедро.

– Вильгельм! Сейчас же уберите руку! Он в отчаянии покачал головой.

– Я не могу себя сдержать. Я теряю над собой контроль. Gott, vorgeben Sie mich!

С этими словами он принялся расстегивать свое белье.

– Я должен это сделать, или я сойду с ума. – В голосе его звучала решимость. – Не пытайтесь кричать. Никто не обратит на это ни малейшего внимания.

– Должно быть, вы не первый раз совершаете изнасилование, – с отвращением сказала Адди.

– До сих пор мне не нужно было применять силу. Обычно женщина гордится тем, что ее хочет император Германии.

Отшвырнув в сторону подштанники, он стянул с Адди простыню. Рубашка ее во сне задралась, и теперь она под жадным взглядом Вильгельма пыталась опустить ее вниз.

– Чтобы обладать вашим телом, я готов пожертвовать своим королевством. Чтобы вы стали моей навсегда, я готов расстаться с жизнью.

Адди встретила его слова безжалостным смехом.

– Можете пожертвовать хоть дюжиной королевств, но вы никогда не сможете обладать мною, Вильгельм! Даже сейчас вы можете подвергнуть насилию мое тело, но не будете мною обладать. Вы понимаете значение этого слова?

Он уже был на ней. Адди не сопротивлялась, но ее руки и ноги лежали безвольно, как у тряпичной куклы.

– Что с тобой, Liebchen? – нахмурился кайзер.

– Меня здесь нет, Вильгельм. С таким же точно успехом вы могли бы сами удовлетворить себя, – мое тело не принесет вам удовольствия. Посмотрите мне в глаза и скажите, что вы в них видите.

Он склонился над ней так низко, что их носы почти соприкоснулись. В лунном свете глаза Адди лихорадочно сверкали.

– Ну! Так что вы видите?

– Отвращение и ненависть, – едва слышно сказал он.

– Нет, не ненависть… вы слишком жалки, чтобы ее внушать.

Отпрянув назад, он медленно сполз с постели.

– Чего же вы ждете, Вильгельм? – презрительно усмехнулась Адди, поняв, что вся его страсть улетучилась.

Пробормотав нечто нечленораздельное, он отступил и, понурив плечи, исчез в темноте. Через мгновение Адди услышала, как открылась и вновь закрылась дверь. В каюте воцарились тишина и покой.

Когда на следующее утро Адди проснулась, солнце вовсю светило в иллюминатор. Встав с постели, она выглянула наружу. К изумлению Адди, яхта неподвижно стояла у причала. Поспешно одевшись, она поднялась на палубу.

Возле сходного трапа ее встретил первый помощник:

– Guten morgen, фрау Бойл.

Встав по стойке «смирно», он приложил руку к козырьку фуражки.

– Где мы находимся? – спросила Адди.

– В Ремагене. Кайзер Вильгельм поручил мне выразить свои глубочайшие сожаления по поводу его преждевременного отъезда. Срочные государственные дела. Теперь мы вернемся в Кенигсвинтер, и оттуда вас доставят обратно в Берлин.

– Спасибо, лейтенант. Я, в свою очередь, сожалею о том, что не имела возможности поблагодарить императора за его внимание и щедрость. Он оказал мне особую честь, уделив свое драгоценное время.

– Мадам… – Первый помощник поклонился и предложил ей свою руку. – Разрешите проводить вас в салон, где вас ждет завтрак.

– С удовольствием, лейтенант, – улыбнулась Адди. И подумала: «Ауф видерзеен, Вильгельм… Увидимся ли мы снова?»

 

Глава 4

Адди и Дэн прибыли в Нью-Йорк в середине апреля 1889 года. Сначала они остановились в отеле «Плаза», но вскоре по настоянию своих друзей, Голдстоунов, перебрались в их роскошный дом рядом с Центральным парком.

Бойлам сразу полюбился Нью-Йорк.

– Я всегда считала Сидней и Мельбурн лучшими в мире городами, – призналась Адди гостеприимным хозяевам, – но теперь изменила мнение. Лучше Нью-Йорка ничего нет.

Вскоре они уже знали этот большой город лучше многих коренных ньюйоркцев. Стейтен-Айленд, Боуэри, Уолл-стрит, Гарлем, Бруклинский мост, Вашингтонские холмы – все это Бойлы изъездили вдоль и поперек. Они даже прокатились по Гудзону на колесном пароходе.

Голдстоуны водили друзей в лучшие рестораны. В последний день пребывания Бойлов в Нью-Йорке был устроен небольшой званый ужин в банкетном зале ресторана «Тони Пасторз», на который пригласили Рокфеллеров, Гарриманов, Асторов, Вандербильтов и прочих представителей местной аристократии.

Джон Д. Рокфеллер был очарован миссис Аделаидой Бойл и не отставал от нее весь вечер.

– Вы заполучили ее на всю жизнь, счастливчик, – шутил он с Дэном, когда гости собрались в холле, чтобы выпить перед ужином аперитив. – Но сегодня она моя. – Он подмигнул Адди. – Неужели вы действительно хотите носиться по стране на этих адских автомашинах? Ведь всего в пяти милях за городской чертой дороги становятся совершенно ужасными. Грязь, рытвины – они немногим лучше тропинок, по которым гоняют скот. Это совсем не подходит для такого хрупкого тепличного растения, как вы.

Глаза Адди вспыхнули.

– Может, вы и гений по части нефти, мистер Рокфеллер, но зато плохо разбираетесь в женщинах. Как же, тепличное растение! Что за чушь! Да я ни в чем не уступлю мужчинам. Если будет нужно, я через всю страну проеду на автомобиле!

– Браво! – вскричал железнодорожный магнат Эдуард Гарриман. – Я верю, что она на это способна.

– Дело в том, – объяснил Дэн, – что Адди проделает не весь путь. Она поедет с Чарли Хенли только до Джонстауна, штат Пенсильвания, где тот заберет механика – сменного водителя. А Адди вернется в Нью-Йорк поездом.

– Я проеду часть пути, чтобы лично посмотреть, насколько захватывающим будет пробег.

– Безлошадные экипажи! – фыркнул Рокфеллер. – Это все мыльный пузырь!

– Вы первый должны быть заинтересованы в создании мотоколясок. Они ведь работают на продукте перегонки нефти. За десять – двенадцать лет ваши доходы удвоятся, учетверятся – а может быть, и больше.

– Вы сказали – Джонстаун? – уточнил Корнелиус Вандербильт. – Надо же! У вас там будет где остановиться – в частном клубе, который находится у озера, в узкой долине. Президент клуба полковник Рафф. Я завтра же ему позвоню. Он будет рад вас принять. – Вандербильт засмеялся. – Вы наверняка расшевелите этих старых чудаков – заставите их оторваться от охоты и рыбалки.

– Черт побери, Бойл, почему вы разработали маршрут от Нью-Йорка до Сиэтла, а не до Сан-Франциско? – спросил один из гостей. – Кто и когда слышал об этом Сиэтле?

– Мой дед содрал бы с вас кожу за эти слова, Тиздейл, – вспылил Вильям Уолдорф Астор, владелец «Американской меховой компании».

– Мой дедушка хорошо знал Джона Джекоба Астора, – сказала Адди.

– Ну конечно – сэр Крейг Макдугал! Как поживает старый джентльмен?

– Его можно назвать как угодно, но только не старым, – возразила Адди. – У него ужасная привычка заставлять окружающих чувствовать себя старше, чем он.

– Именно сэр Крейг поддержал идею этих гонок и профинансировал их, – пояснил Дэн. – Что же касается Сиэтла, то наша инженерная бригада наметила такой маршрут, где будет меньше всего затруднений для движения машин, иначе говоря – где самые лучшие дороги. Маршрут пролегает от Нью-Йорка через Пенсильванию, Огайо, Индиану, Иллинойс, Миссури, Канзас, Колорадо, Вайоминг, Айдахо и заканчивается в штате Вашингтон.

– Амбициозное предприятие, – заметил Рокфеллер. – А теперь позвольте проводить вас на ужин, моя дорогая. – Он предложил свою руку Адди.

– Почту за честь.

– Не так быстро! – засмеялся старый Вандербильт. – Я настаиваю на своем праве предложить другую руку. – И он пристроился с другой стороны.

– Чувствую себя как цыпленок на воскресном обеде, когда каждый хочет получить ножку, – засмеялась Адди, шествуя в обществе обоих пожилых джентльменов в банкетный зал.

Ужин начался с белужьей икры, альтернативой которой служила красная икра из Новой Шотландии. За этим последовали черепаший суп и филе из говядины с яблоками по-парижски, спаржей по-голландски, салатом де жарден и сыром рокфор.

– Если я съем еще хоть кусочек, то просто выскочу из платья! – простонала Адди, отложив в сторону вилку.

– А платье у вас замечательное, моя дорогая, – сказала миссис Гарриман. – Купили в Париже?

– Нет, у Редферна.

Платье из тяжелого белого атласа с V-образным воротником и сборками на бедрах, чтобы подчеркнуть их полноту, имело также чрезвычайно пышные рукава. Этим отличались и платья других дам. Турнюр уже вышел из моды; юбки теперь носили облегающие в бедрах и колоколом расширенные книзу, с длинными шлейфами.

Несмотря на уговоры галантных поклонников, Адди отказалась и от десерта, и от шампанского «Дом Периньон».

– Завтра утром я должна быть в хорошей форме – мы стартуем от Зала городских собраний.

– Вы всегда в хорошей форме, миссис Бойл, – глядя в вырез ее платья, откуда соблазнительно выглядывали груди, сказал Вандербильт.

Прием закончился довольно рано, так как Бойлам нужно было готовиться к состязаниям.

– Когда вы окажетесь в Джонстауне, – склоняясь к руке Адди, напомнил Вандербильт, – свяжитесь с полковником Раффом из Клуба охотников и рыболовов. Он будет вас ждать.

– Обязательно сделаю это, мистер Вандербильт. И спасибо за вашу доброту.

– Если когда-нибудь вам понадобится моя помощь, мадам, пишите, телеграфируйте, звоните. Я к вашим услугам.

Вернувшись в дом Голдстоунов, Бойлы вежливо отказались от приглашения выпить на сон грядущий.

– Прошу извинить нас, Мартин и Сибил, – взмолилась Адди, – но я просто с ног валюсь от усталости. – Расцеловав обоих в щеки, она с трудом поднялась на второй этаж. Заснула Адди еще до того, как голова коснулась подушки.

На следующее утро возле нью-йоркского Зала городских собраний выстроились в линию готовые к старту моторные экипажи. Всего их было двенадцать. Каждый выглядел так, как обычно выглядят гибриды в самом начале процесса эволюции – что называется, ни рыба ни мясо.

Небольшие кареты, коляски, двуколки, трехколесные велосипеды – все они имели гротескные придатки непонятного назначения. Это и были моторы, с помощью которых первым безлошадным экипажам предстояло пересечь почти всю страну.

С точки зрения Адди, созданное Даймлером авто выглядело элегантнее других. Набив дорожную сумку блокнотами и письменными принадлежностями, Дэн собирался проделать на нем весь путь.

Экипаж, на котором предстояло ехать самой Адди с Чарльзом Хенли, представлял собой укороченный дилижанс (в Австралии похожие использовались компанией Кобба), снабженный трубчатым паровым двигателем, который располагался в «багажнике» кареты.

Хенли – сухопарый, мрачного вида англичанин с острым носом и водянистыми голубыми глазами – питал отвращение к двигателям внутреннего сгорания. После того как некоторое время он пробыл в подмастерьях у братьев Стенли из Броктона, штат Массачусетс, которые считались в этой области ведущими специалистами, его страстью стал пар. Отказавшись передать братьям Стенли некое созданное им устройство, англичанин стал работать самостоятельно. Его присутствие на гонках как будто подтверждало слухи о том, что он изменил своим прежним работодателям.

В паровике Хенли котел работал на бензине, а не на угле или древесине, что являлось важным достижением. Заднее сиденье машины было занято канистрами с горючим, запасными частями и инструментами.

– Завести моторы! – крикнул один из организаторов пробега.

– Пора занимать места, любимая, – сказал Дэн. Поцеловав жену, он помог ей взобраться в машину Хенли.

На Адди были защитные очки, просторный парусиновый пыльник и широкополая шляпа, перевязанная сверху платком – чтобы ее не сдуло в пути. Мужчины были одеты примерно так же.

Сидевший за рулем Хенли взглянул на Адди с сомнением.

– Вам удобно, мэм? – подчеркнуто вежливо спросил он.

– Вполне, мистер Хенли.

– Не боитесь?

– Пока я рядом с вами, мне нечего бояться. Я слышала о вас много хорошего, Чарльз… вы ведь не возражаете, если я буду называть вас просто Чарльз? В конце концов, нам предстоит совместное путешествие.

– Какие могут быть возражения, мэм! – покраснев, сказал Хенли.

– А вы можете называть меня Адди. Изобретатель смутился еще больше и чуть не выпустил рукоятку топливного насоса.

– Наверное, вы предпочли бы прокатиться на одном из новых устройств, где используется принцип внутреннего сгорания? – с легкой насмешкой сказал Хенли.

– Ничего подобного! – возразила Адди. – Дело в том, что я всегда жалею неудачников.

– Неудачников? – возмутился изобретатель. – Милая леди, вам предстоит еще многое узнать!

Раздался выстрел стартового пистолета, и большая гонка началась. Одиннадцать из двенадцати машин резво устремились вперед по мощенной булыжником улице, ведущей к Бродвею. Паровика Хенли среди них, однако, не оказалось. Он остался стоять на линии старта, в то время как его владелец бешено дергал плунжер, пытаясь сдвинуть машину с места.

«Боже! – сказала про себя Адди. – Бедняга, у него ничего не получается. Пожалуй, мы вряд ли доберемся до Джонстауна».

В этот момент раздался мощный рев, что-то зашипело, и машину окутало облако дыма.

– Мы сейчас взорвемся! – крикнула Адди и сделала попытку вскочить.

Хенли швырнул ее обратно.

– Сидите спокойно, идиотка! Вы что, хотите расстаться с жизнью?

В тот же миг машина рванулась вперед с такой скоростью, что сила инерции буквально припечатала Адди к спинке сиденья. Собравшаяся по обеим сторонам улицы толпа восторженно закричала и зааплодировала. Как ни странно, после бурного старта паровой двигатель «ракеты Хенли», как ее окрестила Адди, работал совершенно бесшумно – слышен был только шорох мчавшихся по булыжной мостовой резиновых колес. Никогда еще Адди не приходилось ехать в экипаже с такой скоростью. Хотя это немного пугало, тем не менее со времен Кракатау Адди не испытывала большего удовольствия.

Очень скоро они догнали и оставили позади прочие машины, которые двигались по Бродвею в сопровождении команды полицейских на велосипедах.

Когда «ракета Хенли» промчалась мимо, копы засвистели ей вслед. При приближении паровика пешеходы в ужасе шарахались в стороны, лошади ржали и становились на дыбы.

Раскачиваясь во все стороны, автомобиль по 119-й улице помчался к северу. Миновав могилу Гранта, путешественники оказались за чертой города и на большой скорости устремились дальше – через Йонкерс, Доббс-Ферри, Территаун и Пикскилл.

Адди казалось, что паровая машина вот-вот поднимется в воздух и полетит, словно гигантская птица. Бивший в лицо поток воздуха оказался таким сильным, что каждый раз, когда Адди открывала рот, чтобы заговорить, слова застревали у нее в горле.

За Пикскиллом Хенли немного снизил скорость и, повернувшись к Адди, торжествующе ухмыльнулся.

– Так говорите, неудачник?

– Я просто поражена. Вы оставили всех позади.

– Чертовски верно, миссис Бойл! Надеюсь, вы расскажете об этом своему деду. Я знаю, что он спонсирует эту гонку, как и то, что он вкладывает деньги в эксперименты Даймлера с этими идиотскими двигателями внутреннего сгорания. Не замолвите ли словечко за меня и мой паровой двигатель?

Адди звучно хлопнула изобретателя по спине.

– Обязательно, мистер Хенли. Эта поездка запомнится мне на всю жизнь. – Наконец успокоившись, она сняла шляпу и поправила защитные очки. – Этот пробег войдет в историю!

В четыре часа пополудни они въехали в Пафкипси и остановились перед первым контрольным пунктом – гостиницей «Нельсон Хаус». Хенли тут же отправился отмечать прибытие, а Адди заказала двойной номер для себя и Дэна.

Правила запрещали передвижение ночью из-за неведомых опасностей, подстерегавших гонщиков на плохих дорогах. Таким образом, на первом этапе все участники должны были держаться вместе. Но после Сент-Луиса все ограничения отменялись, и тут уж каждый мог полностью проявить себя.

К тому времени, когда Дэн и Даймлер въехали в Пафкипси, Адди успела принять ванну и теперь лежала на кровати в халате, легком пеньюаре и длинной свободной юбке.

– Что тебя так задержало, дорогой? – с деланным недоумением спросила она. – Мы с Чарли уже несколько часов здесь.

– Ха! – фыркнул Дэн. – Вот где у меня этот выскочка-англичанин с его адской машиной! Значит, он теперь просто Чарли? Вы с ним теперь большие друзья, да?

– Ревнуешь?

– Да нет. Все говорят, что Хенли педик.

– Неужели? Вы все на него злитесь, потому что сегодня он вас обставил.

– Гонка еще только началась, моя дорогая. Вот увидишь – больших расстояний паровик Хенли не выдержит. Для практичного, эффективного и не очень дорогого автомобиля большая скорость – не самое главное. А его паровую машину может позволить себе только очень богатый человек.

– Ох, а я так надеялась, что он выиграет! Подойдя к ней, Дэн присел на кровать.

– Он не выиграет. Но я рад, что все это так тебя заинтересовало.

– Я просто в восторге! Знаешь, обидно, что мне придется сойти в Джонстауне. Нельзя ли как-нибудь и мне поехать дальше?

– Не получится. Хоть ты и очень симпатичная спутница, но совершенно не разбираешься в технике. А Хенли нужен квалифицированный механик, потому что после Джонстауна трудностей с каждым днем будет все больше.

– Я понимаю. – Увидев, что запачканная рука Дэна готова скользнуть ей под платье, Адди нахмурилась. – А ну-ка, убери свои грязные лапы от моего чистого и девственного тела. Если хочешь иметь дело со мной, сначала иди помойся. От тебя воняет, как от тасманийской обезьяны.

Участники состязаний ужинали за общим столом. Хоть они и были сейчас соперниками, их объединяло одно дело – создание самодвижущегося экипажа, доступного человеку со средними доходами. Установленный сэром Крейгом приз в пять тысяч долларов большого значения не имел.

– Когда-нибудь ваш котел взорвется, и вы с миссис Бойл повиснете на дереве, – пошутил кто-то из гонщиков, обращаясь к Хенли.

Тот не остался в долгу:

– Когда вы въезжали в город, Селден, – или, точнее сказать, вползали, я слышал, как дети кричали: «Приведите лошадь! Приведите лошадь!»

– Да, у нас были некоторые проблемы с редукционной передачей, – признал Селден. – Дурейя решил срезать путь и поехал через поле, а фермер погнался за ним с ружьем.

– Пока нет дождя, нам не о чем беспокоиться, – сказал Даймлер.

– Дождь меня не пугает, – с покровительственной улыбкой сообщил Хенли.

– Вы считаете, что ваш паровик может плавать?

– Нет, просто я кое-что приспособил, чтобы ездить по размытым дорогам. Это цепи.

– Цепи? – в один голос воскликнули все присутствующие.

– Ну да, цепи, которые можно привязать к покрышкам и таким образом обеспечить сцепление с дорогой даже в самых тяжелых условиях.

– Будь я проклят! – ахнул Дэн. – Я начинаю думать, что мы все недооценивали Хенли.

Адди шутливо похлопала его по щеке.

– Именно это я и пыталась тебе объяснить, дорогой.

 

Глава 5

Следующие два дня перед глазами Хенли и Адди, словно картинки в калейдоскопе, сменялись разные города.

Рочестер.

Буффало.

В Пенсильвании они попали под ливень такой силы, что пришлось остановить машину и растянуть сверху плащи – потоки воды буквально не давали вздохнуть.

Когда дождь немного утих, Хенли решил надеть на колеса цепи.

– Вы действительно думаете, что они помогут? – спросила Адди. – Вода доходит до самых осей.

– Будем ехать до тех пор, пока она не зальет котел. Трубчатый цилиндр был весь окутан облаком пара – попадая на раскаленную обшивку, дождевые капли мгновенно испарялись.

Днем раньше Адди решила на время забыть о том, что она дама, и перейти на более практичную одежду – плотные мужские брюки и клетчатую рабочую рубашку. Теперь же, чтобы надеть цепи на грязные покрышки, и ей, и Хенли пришлось натянуть длинные, выше колен, сапоги. Задача оказалась не из легких, причем самым сложным оказалось соедин