Тайная история мира

Блэк Джонатан

#i_002.jpg

Джонатан Блэк

ТАЙНАЯ ИСТОРИЯ МИРА

 

 

Предисловие

Это история мира в том виде, как ее преподносили столетиями в некоторых тайных обществах. С современной точки зрения она может показаться фантастической и даже безумной, но очень многие люди, которые вершили историю, были ее убежденными сторонниками.

Историки Древнего мира пишут, что от зарождения египетской цивилизации до крушения Рима при общественных храмах в таких городах, как Фивы, Элевсин и Эфес, существовали жреческие школы. Историки античности называют их «школами мистерий».

Здесь представителей политической и культурной элиты учили особым приемам медитации. После нескольких лет подготовки Платон, Эсхил, Александр Великий, Юлий Цезарь, Цицерон и другие были посвящены в суть тайного учения. В разное время методики, которыми пользовались в этих школах, включали сенсорную депривацию, дыхательные упражнения, священный танец, драму, прием галлюциногенных снадобий и разные способы переориентации сексуальной энергии. Эти методики предназначались для создания измененных состояний осознания, когда посвященные могли видеть мир по-новому.

Любого, кто открывал несведущим основы тайного учения, подвергали смертной казни. Философ Ямвлих из школы неоплатоников описал случай с двумя подростками из Эфеса. Однажды ночью, заинтригованные слухами о призраках и магических обрядах, они решили, что смогут обнаружить более яркую и «реальную» действительность, скрытую от посторонних глаз. Любопытство одержало верх над осторожностью; под покровом ночи они перелезли через стену и оказались внутри. Вскоре оттуда послышались ужасные крики, разносившиеся по всему городу, а утром трупы подростков нашли перед воротами, ведущими в запретные покои.

В Древнем мире мистические учения охранялись так же строго, как и ядерные секреты в наши дни.

В III веке нашей эры, когда христианство стало господствующей религией в Римской империи, древние храмы были закрыты. Школы мистерий были объявлены еретическими заведениями, а их посещение считалось тяжким преступлением. Но, как мы убедимся, члены новой правящей элиты, включая представителей церкви, сами стали учреждать тайные общества. Они продолжали проводить старинные таинства за плотно закрытыми дверями.

В этой книге содержится много свидетельств, показывающих, что древнее тайное учение, зародившееся в школах мистерий, было сохранено и существовало в течение столетий внутри тайных обществ, включая тамплиеров и розенкрейцеров. Иногда это учение оставалось скрытым от публики, а в других случаях выставлялось напоказ, хотя это всегда делалось таким образом, чтобы непосвященные ничего не заподозрили.

К примеру, в лондонском Тауэре выставлен фронтиспис книги «История мира» сэра Уолтера Рэйли, изданной в 1614 году. Тысячи людей ежедневно проходят мимо этого экспоната, не замечая козлиную голову, скрытую в оформлении фронтисписа, и другие зашифрованные послания.

Если вы когда-либо задавались вопросом, почему на Западе нет аналогов открытой демонстрации сцен тантрического секса на стенах индуистских монументов, например, как в храмовом комплексе Каджурахо в Центральной Индии, вам может быть интересно узнать, что аналогичная техника — каббалистическое искусство karezza — в зашифрованном виде содержится во многих произведениях западной живописи и литературы.

Мы также увидим, каким образом тайное учение о мировой истории влияет на внешнюю политику современной администрации США по отношению к Центральной Европе.

Можно ли назвать римского папу католиком? Ответ не так прост, как вы могли бы подумать. Однажды утром 1939 года молодой человек, которому недавно исполнился двадцать один год, был сбит грузовиком при переходе через улицу. Находясь в коме, он испытал поразительное мистическое откровение. Когда он пришел в себя, то осознал, что это откровение (несмотря на то, что оно пришло самым неожиданным образом) было результатом выполнения методики, преподанной его наставником Мечиславом Котлорезиком, современным мастером братства розенкрейцеров. В результате этого мистического переживания молодой человек поступил в семинарию, потом стал епископом Кракова, а впоследствии — папой Иоанном Павлом II.

Наверное, в наши дни тот факт, что глава католической церкви впервые приобщился к духовному опыту под эгидой тайного общества, не выглядит таким шокирующим, как раньше, потому что наука отняла у религии роль главного арбитра в общественных вопросах. Именно наука решает, какие убеждения приемлемы, а какие находятся за гранью разумного. В Древнем мире и в христианскую эпоху тайные учения содержались в секрете, поскольку знакомство с ними каралось смертью. В нынешнюю постхристианскую эпоху тайные учения по-прежнему окружены ореолом ужаса, но это страх перед «общественной гибелью», а не смертной казнью. Вера в существование бестелесных существ или в тайные общества, направляющие ход истории, будет сочтена в лучшем случае чудачеством, а в худшем — сумасшествием.

В школах мистерий кандидатам, желавшим приобщиться к тайному знанию, приходилось падать в колодец, выдерживать испытание водой, протискиваться через очень маленькую дверь и вступать в бессвязные дискуссии с антропоморфными животными. Это вам ничего не напоминает? Льюис Кэрролл, наряду с братьями Гримм, Антуаном де Сент-Экзюпери, К. С. Льюисом и создателями «Волшебника из страны Оз» и «Мэри Поппинс», является одним из многих детских писателей, которые верили в тайную историю и философию. С помощью перевернутой логики и детского буквализма эти авторы стремились подточить здравый смысл, материалистический взгляд на жизнь. Они хотели научить детей думать нестандартно, смотреть на вещи с разных сторон и освободиться от общепринятых, жестко установленных правил мышления.

К их собратьям по духу принадлежат Рабле и Джонатан Свифт. В их произведениях сверхъестественному не придается особого значения: оно просто существует как данность. Воображаемые объекты считаются по меньшей мере такими же реальными, как повседневные объекты физического мира. Эти ниспровергатели основ со своим мягким скепсисом и резкой сатирой подрывают здравые убеждения читателей и веру в незыблемость бытия. Эзотерическая философия нигде не выражена более ясно, чем в «Гаргантюа и Пантагрюэле» или в «Путешествиях Гулливера», — достаточно немного копнуть, и она является на свет.

В этой книге будет показано, что на всем протяжении человеческой истории многие знаменитые люди втайне исповедовали эзотерическую философию и стремились к мистическим состояниям, которым учили в тайных обществах. Можно возразить, что поскольку они жили в то время, когда даже наиболее образованные люди не имели всех интеллектуальных преимуществ, которые дает современная наука, то вполне естественно, что Карл Великий, Данте, Жанна д’Арк, Шекспир, Сервантес, Леонардо да Винчи, Микеланджело, Мильтон, Бах, Моцарт, Гете, Бетховен и Наполеон имели убеждения, которые теперь считаются устаревшими и дискредитированными. Но в таком случае разве не удивительно, что многие современные люди разделяют такие же убеждения — причем не только безумцы, одинокие мистики или фантасты, но также основатели современного научного метода, гуманисты, рационалисты, освободители, просветители и борцы с предрассудками, модернисты, скептики и насмешники? Могли ли те самые люди, которые внесли наибольший вклад в создание современного научного и материалистического мировоззрения, втайне верить во что-то еще? Ньютон, Кеплер, Вольтер, Пейн, Вашингтон, Франклин, Толстой, Достоевский? Эдисон, Уайльд, Ганди, Дюшан… Возможно ли, что они были посвящены в тайное учение, верили во власть разума над материей и могли общаться с бестелесными духами?

В современных биографиях некоторых из этих деятелей трудно найти даже упоминание о том, что они проявляли интерес к подобным идеям. В современной интеллектуальной среде такие свидетельства обычно рассматриваются как хобби, временное отклонение или эксцентричные идеи, с которыми ученые мужи забавлялись или которыми пользовались как метафорами для своей работы, но никогда не воспринимали всерьез.

Однако, как мы убедимся впоследствии, Ньютон всю свою взрослую жизнь был практикующим алхимиком и считал алхимию своей самой важной работой. Вольтер занимался ритуальной магией на протяжении многих лет, когда занимал господствующее положение в интеллектуальной жизни Европы. Вашингтон призвал великого небесного духа, когда основал город, который теперь носит его имя. А когда Наполеон говорил про свою путеводную звезду, это была не обычная фигура речи; он говорил о невидимом духе, который предсказал его судьбу и сделал его великим. Наряду с другими вещами эта книга призвана доказать, что столь необычные идеи вовсе не являлись мимолетной прихотью или необъяснимым чудачеством великих людей, но образовывали ядро убеждений многих творцов человеческой истории. Наверное, еще важнее будет показать, что они обладали поразительным единством цели. Если связать воедино истории этих великих людей в непрерывном повествовании, становится ясно, что в поворотные моменты истории тайные и древние учения выходили из тени и обнаруживали свое истинное влияние.

В иконографии и скульптуре Древнего мира, начиная с эпохи Заратустры, знание тайной доктрины, преподаваемой в школах мистерий, обозначалось свитком в руке изображаемого персонажа. Как мы убедимся, эта традиция сохранилась до нашего времени. О широте ее распространения можно судить по количеству статуй, установленных на городских площадях во всем мире. Не нужно путешествовать в такие далекие места, как Ренн-ле-Шато, Росслинская часовня или горы Тибета, чтобы найти оккультные символы тайных учений. Ближе к концу этой книги читатели смогут увидеть, что эти следы разбросаны повсюду вокруг нас в самых заметных общественных зданиях и монументах, в церквях, живописи, книгах, музыке, фильмах, фольклоре… даже в сказках, которые мы рассказываем своим детям, и в названиях дней недели.

Два знаменитых романа, «Маятник Фуко» и «Код да Винчи», популяризировали идею заговора тайных обществ, стремящихся повлиять на ход истории. В этих романах речь идет о людях, которые увлекаются слухами о древнем тайном учении, пускаются на поиски и оказываются втянутыми в череду бурных событий.

Некоторые представители академической науки, к примеру, Фрэнсис Йейтс из Варбургского института, Хэролд Блум, профессор гуманитарных наук из Йельского университета, и Марша Кейт Сачард, автор нашумевшей книги «Почему плакала миссис Блейк: Сведенборг, Блейк и сексуальная основа духовных видений», занимались глубокими исследованиями в этой области и написали много умных слов, но они обязаны занимать взвешенную позицию. Если они и были посвящены в тайные учения людьми в масках, совершали путешествия в иные миры и доказывали власть разума над материей, то предпочитают не говорить об этом.

Наиболее секретные учения тайных обществ передаются только в устном виде, другие фрагменты записываются в умышленно неясной манере, непостижимой для посторонних. К примеру, теоретически возможно проникнуть в суть Тайной доктрины, прочитав удивительно длинную и запутанную книгу Елены Блаватской под тем же названием, или двенадцать томов «Бесед Вельзевула со своим внуком» Георгия Гурджиева, или около шестисот томов сочинений и лекций Рудольфа Штайнера. Сходным образом теоретически возможно расшифровать великие алхимические трактаты Средневековья или эзотерические тексты посвященных высокого уровня, таких как Парацельс, Якоб Бёме или Эммануэль Сведенборг, но во всех этих случаях авторы ориентируются на уже сведущих людей. Эти тексты скрывают не меньше, чем раскрывают.

Более двадцати лет я искал надежное, выверенное и четкое руководство о тайных учениях. В конце концов я решил сам заняться этой работой, поскольку уверен, что такой книги не существует. Некоторые веб-сайты и издания, опубликованные за счет средств авторов, претендуют на это, но у подлинных энтузиастов, роющихся на полках книжных магазинов, развивается чутье на «настоящие вещи», и стоит лишь заглянуть в эти книги и на эти сайты, чтобы убедиться в отсутствии общей идеи, слабой философской подготовке и ничтожном количестве проверенной и полезной информации.

Моя работа является плодом двадцатилетних исследований. Такие книги, как «Mysterium Magnum» (комментарий к книге Бытия, написанный мистиком и философом-розенкрейцером Якобом Беме), вместе с книгами его товарищей по братству розенкрейцеров Роберта Фладда, Парацельса и Томаса Вогана были моими главными источниками наряду с современными комментариями Рудольфа Штайнера и других авторов. Они перечислены в примечаниях в конце книги, а не рассматриваются в основном корпусе текста из соображений ясности и лаконичности.

Но главное, я получил помощь в понимании этих источников от члена нескольких тайных обществ — от человека, обладавшего высочайшим уровнем посвящения по крайней мере в одном из них.

Много лет я проработал редактором одного из крупнейших лондонских издательств, заказывая книги по широкому спектру более или менее коммерческих тем и иногда потворствуя своему интересу к эзотерике. Я встречался со многими ведущими авторами, работающими в этой области. Однажды в мой кабинет зашел человек, явно принадлежавший к иному кругу. У него было деловое предложение о переиздании серии классических произведений эзотерической литературы — алхимических текстов и тому подобных вещей, — к которым он собирался написать новое предисловие. Мы быстро подружились и стали проводить вместе много времени. Я мог задавать ему вопросы почти обо всем, и он рассказывал мне поразительные вещи. Теперь я полагаю, что он просвещал меня и готовил к посвящению.

Несколько раз я пытался убедить его написать о том, что он мне рассказывал, создать «эзотерическую теорию всего на свете». Он каждый раз отказывался и говорил, что если он сделает это, то «придут люди в белых халатах и заберут меня». Но я подозревал, что на самом деле публикация этих знаний будет для него нарушением некой священной и устрашающей клятвы.

В некотором смысле я написал ту книгу, которую хотел получить от него, отчасти основанную на его интерпретации розенкрейцерских текстов. Он также давал мне ценные советы об источниках информации в других культурах. Помимо каббалистических, герметических и неоплатонических течений, тесно связанных с западной культурой, в этой книге есть элементы суфизма и идеи, вытекающие из эзотерического буддизма и индуизма, а также несколько кельтских источников.

Я не хочу преувеличивать черты сходства между этими течениями, а подробный анализ их сходств и расхождений на протяжении нескольких эпох выходит за рамки этой книги. Но я сосредоточусь на том, что находится выше культурных различий, и постараюсь доказать, что эти течения разделяют единое представление о космосе, который содержит скрытое измерение, и о жизни, подчиняющейся неким таинственным и парадоксальным законам.

Разные традиции по всему миру как бы высвечивают друг друга. Удивительно наблюдать, как переживания отшельника на горе Синай во II в. н. э. или мистическое видение средневекового немца совпадает с духовным опытом индийского свами XX века. Поскольку западные эзотерические учения скрыты более глубоко, я часто пользуюсь восточными примерами для понимания тайной истории Запада.

Я не собираюсь обсуждать потенциальные конфликты между разными традициями. К примеру, индийская традиция в гораздо большей степени опирается на идеи реинкарнации, чем суфийская, где говорится лишь о нескольких перевоплощениях. Поэтому ради того, чтобы сохранить цельность повествования, я пошел на компромисс и включил в текст лишь небольшое количество реинкарнаций знаменитых исторических личностей.

Я оставил за собой право судить о том, какие школы мысли и тайные общества опираются на подлинную традицию. Поэтому каббала, герметизм, суфизм, тамплиеры и розенкрейцеры, эзотерическое масонство, мартинизм, антропософия и теософия Елены Блаватской были включены в книгу, в отличие от сайентологии, «христианской науки» Мэри Бейкер Эдди и целого пласта современного сектантского материала.

Это не означает, что я пытаюсь уклониться от дискуссий и конфликтов. Предыдущие попытки сформулировать «вечную философию» ограничивались набором банальностей вроде «все мы одной крови» или «любовь — сама по себе награда», с которыми трудно не согласиться. Я вынужден заранее извиниться перед теми, кто ожидает увидеть нечто подобное в этой книге. Учение, которое я определяю как общее для тайных обществ и школ мистерий по всему миру, возмутит многих людей и покажется им надругательством над здравым смыслом.

Однажды мой наставник сказал, что я готов для инициации и он должен познакомить меня с некоторыми нужными людьми. Я с нетерпением ожидал этого момента, но, к своему собственному удивлению, ответил отказом. Несомненно, страх сыграл определенную роль в этом решении. Тогда я уже знал, что многие ритуалы посвящения включают измененные состояния осознания и даже то, что иногда называется «предсмертным опытом». Но я отказался еще и потому, что не хотел получить все эти знания целиком. Мне хотелось продолжать работу и попытаться самостоятельно разобраться во всем этом.

Кроме того, я не хотел давать клятву, которая не позволит мне написать книгу.

* * *

«Тайная история мира» устроена следующим образом. Первые четыре главы посвящены тому, что произошло «в начале начал» в соответствии с учениями тайных обществ, включая новую интерпретацию изгнания из рая и грехопадения человека. В этих главах также дается обзор наиболее важных тайных обществ, чтобы читатели могли лучше ориентироваться в содержании следующих разделов.

В следующих семи главах многие мифические и легендарные фигуры выступают как исторические персонажи. Это история мира до начала письменной истории в том виде, как ее преподавали в школах мистерий и до сих пор преподают в современных тайных обществах.

Глава 8 содержит сведения о переходе к так называемому историческому периоду, но в тексте по-прежнему встречаются истории о чудовищах и сказочных животных, о чудесах и пророчествах и об исторических деятелях, вступавших в сговор с бестелесными существами для того, чтобы управлять ходом мировых событий.

Надеюсь, читатели благосклонно отнесутся к странным идеям, представленным в книге, и к раскрытию имен известных людей, исповедовавших эти идеи. Надеюсь также, что некоторые необычные утверждения найдут отклик в умах читателей. Да, это объясняет, почему название дней недели расположено именно в таком порядке. Это объясняет, почему образы Рыб, Водолея и Козерога тесно ассоциируются с созвездиями, на которые они совсем не похожи. Это объясняет, почему мы на самом деле отмечаем Хэллоуин. Это объясняет нелепое признание в дьяволопоклонничестве, сделанное тамплиерами. Это объясняет, почему Колумб с такой готовностью пустился в безумно опасное плавание. Это объясняет, почему в Центральном парке Нью-Йорка в конце XIX века был воздвигнут египетский обелиск. Это объясняет, почему был забальзамирован Ленин.

С помощью таких примеров я показываю, что основные исторические факты можно истолковать почти противоположным образом по сравнению с общепринятой версией событий. Разумеется, для такого доказательства понадобится не одна книга, а целая библиотека — например, двадцать миль книжных полок с эзотерической и оккультной литературой, якобы скрытой в недрах Ватикана. Но даже в этом единственном томе я постараюсь доказать, что альтернативное, «зеркальное» мировоззрение является последовательным и обладает внутренней логикой, объясняющей большие области человеческого опыта, которые остаются необъяснимыми с традиционной точки зрения. Я также буду часто цитировать видных авторов, оставляя путеводные нити для заинтересованных читателей.

Некоторые из этих авторов работали внутри эзотерической традиции. Другие являются специалистами в отдельных дисциплинах — точных науках, истории, антропологии, литературной критике — чьи результаты в разных областях исследований, по моему мнению, подтверждают эзотерическое мировоззрение, хотя мне неизвестно, включала ли их жизненная философия духовное или эзотерическое измерение.

Но прежде всего — и это хочется подчеркнуть — я прошу читателей рассматривать этот текст по-новому, то есть как упражнение для тренировки воображения.

Я хочу, чтобы читатели представили и ощутили, что значит верить в нечто противоположное тому, чему нас учили всю жизнь. Это неизбежно влечет за собой измененное состояние осознания, но так и должно быть, поскольку в основе всех эзотерических учений во всем мире находится убеждение о возможности контакта с высшими формами разума в измененном состоянии осознания. В частности, западная традиция всегда подчеркивала ценность тренировки воображения, включавшей медитацию на определенных визуальных образах. Эти образы глубоко укореняются в психике, где и выполняют свою работу.

Хотя эту книгу можно прочесть как собрание абсурдных верований, эпическую фантасмагорию или какофонию иррациональных переживаний, я надеюсь, что ближе к концу некоторые читатели услышат гармонию и ощутят подводное философское течение, указывающее на близость к истине.

Разумеется, любая здравая теория, призванная объяснить, почему мир такой, какой он есть, должна в той или иной степени предсказывать, что может произойти дальше. Такое предсказание содержится в последней главе, где будет сказано — разумеется, предположительно, — что великий космический план тайных обществ близок к успеху. Этот план включает убеждение, что новый мощный импульс эволюции возникнет в России, что европейская цивилизация рухнет и, наконец, что пламя истинной духовности будет сохранено в Америке.

В качестве вспомогательного средства для работы воображения в текст включены необычные и загадочные иллюстрации; некоторые из них ранее не выходили за пределы тайных обществ.

Есть также иллюстрации некоторых самых известных образов мировой истории, великих символов нашей культуры — Сфинкса, Ноева ковчега, Троянского коня, Моны Лизы и Гамлета с черепом — потому что в тайных обществах все они имеют странные и неожиданные смысловые ассоциации.

И, наконец, в книге есть иллюстрации современных европейских художников, таких как Эрнст, Клее и Дюшан, а также американских «изгоев общества», таких как Дэвид Линч. Их работы тоже глубоко проникнуты тайной и древней философией.

Погрузитесь в измененное состояние осознания, и самые известные и знакомые истории представятся вам в совершенно ином свете.

В сущности, если что-либо в этой истории является правдой, то все, чему нас учили, можно поставить под сомнение.

Полагаю, эта перспектива вас не пугает.

По меткому выражению одного из адептов тайной философии, «должно быть, вы безумны, иначе не пришли бы сюда».

 

1

В начале

*********************************************************************************************

Бог всматривается в свое отражение — Зеркальная вселенная

Когда-то давным-давно времени вообще не было.

Время — не что иное, как мера изменения положения объектов в пространстве. Как известно любому ученому, мистику или обычному человеку, вначале пространство было лишено каких-либо объектов.

К примеру, год представляет собой меру движения Земли вокруг Солнца. Один день эквивалентен одному обороту Земли вокруг своей оси. Поскольку в самом начале не было ни Солнца, ни Земли, авторы Библии не вкладывали в понятие «день» его обычный смысл, когда говорили о том, что мир был создан за семь дней.

Несмотря на первоначальное отсутствие вещества, пространства и времени, что-то должно было произойти, для того чтобы все началось. Иными словами, нечто должно было случиться еще до того, как появилось что-либо.

Поскольку первое событие произошло, когда ничего не было, логично предположить, что оно сильно отличалось от тех событий, которые регулярно происходят вокруг нас в соответствии с законами физики.

Возможно ли, что это первое событие в некоторых отношениях имело скорее психическую, а не физическую природу?

Мысль о том, что психические явления могут приводить к физическим последствиям, поначалу может показаться противоречащей здравому смыслу, но на самом деле мы постоянно испытываем нечто подобное. К примеру, когда мне приходит мысль вроде «я должен протянуть руку и погладить ее щеку», нервный импульс от синапсов мозга подобно электрическому току передается нервам моей руки, и рука движется.

Может ли этот пример из повседневной жизни поведать нам что-либо новое о происхождении космоса?

Первоначальный импульс должен был откуда-то поступить… но откуда? Разве в детстве нам не казалось волшебным выпадение кристаллов в банке с перенасыщенным раствором, словно некий импульс выжимал их из одного измерения в другое? В этой истории мы убедимся, что для многих самых блестящих личностей рождение вселенной, таинственный переход от небытия к бытию получал именно такое объяснение. Они представляли импульс, проникающий из одного измерения в другое, и рассматривали это другое измерение как божественный разум.

Пока вы еще находитесь на пороге — и прежде чем вы рискнете потратить еще немного времени на эту историю, — я должен откровенно заявить, что попытаюсь убедить вас всерьез воспринять идеи, которые могу!' показаться нормальными мистику или безумцу, но не понравятся ученому.

Для самых прогрессивных современных мыслителей, таких представителей академической науки, как профессор Ричард Доукинс из Оксфордского университета, и Других воинствующих материалистов, формулирующих и поддерживающих научное мировоззрение, божественный разум — не более чем представление о седовласом старце, восседающем на облаках. По их словам, это такая же ошибка, какую совершают дети и первобытные люди, убежденные в том, что Бог должен быть похожим на них. На самом деле это всего лишь примитивный антропоморфизм. Даже если допустить существование Бога, говорят они, то с какой стати он должен быть похож на нас? Почему его разум должен быть сходен с нашим?

Разумеется, они правы. Нет никакой причины… если только не зайти с другого конца. Иными словами, единственная причина сходства божественного разума с нашим может заключаться в том, что Бог сотворил нас по своему образу и подобию.

В этой истории мы как раз пытаемся понять, что происходит, если зайти с другого конца.

Здесь все перевернуто вверх ногами и вывернуто наизнанку. На следующих страницах вам предложат обдумать такие вещи, о которых меньше всего хотели бы услышать блюстители так называемого общественного консенсуса. Вам предложат испробовать запретные мысли и ощутить вкус учений, которые интеллектуальные лидеры нашей эпохи считают еретическими, дурацкими или просто безумными.

Позвольте заверить, что я не собираюсь вовлекать вас в академические дискуссии и не буду убеждать вас в истинности запретных идей с помощью философских аргументов. Формальные аргументы «за» и «против» можно найти в научных трудах, особенно в примечаниях. Единственное, о чем я вас прошу, — напрячь свое воображение. Я хочу, чтобы вы представили, каково видеть мир и его историю с точки зрения, противоположной той, которую вам внушали с самого детства.

Наши прогрессивные мыслители придут в ужас и безусловно посоветуют вам не играть с этими идеями и тем более не размышлять о них в течение такого долгого времени, какое понадобится для знакомства с этой книгой.

Предпринимаются согласованные попытки стереть любые воспоминания об этих идеях и уничтожить все их следы. Современная интеллектуальная элита считает, что если мы снова позволим этим идеям завладеть умами людей, пусть даже на короткое время, то скатимся к первобытному сознанию и примитивному умственному состоянию, из которого нам придется выбираться много тысяч лет.

Итак, что случилось до начала времен? Каким было первичное психическое событие?

В этой истории Бог созерцал самого себя. Он глядел в воображаемое зеркало и видел будущее. Он представлял существ, очень похожих на себя. Он представлял свободных творческих существ, способных любить разумное и руководствоваться любовью в устремлениях своего разума. Такие существа могли объять мыслью целостность космоса и постичь в глубине своего сердца сокровенные тайны его тончайших механизмов. Иногда любовь в них почти угасала, но в другое время они находили большее счастье по ту сторону отчаяния, а иногда — смысл по ту сторону безумия.

Поставив себя на место Бога, представьте, что вы смотрите на свое отражение в зеркале. Вы хотите, чтобы ваш образ ожил и обрел свою жизнь независимо от вас.

Согласно учениям тайных обществ, Бог поступил именно таким образом. Люди — его отражения — медленно и постепенно двигались к независимой жизни, но он питал, поддерживал и направлял их в течение очень долгого времени.

Современные ученые скажут вам, что в час величайшего отчаяния нет смысла взывать к небесам и доверять им свои самые сокровенные чувства, потому что вы не услышите никакого ответа. Звезды могут продемонстрировать вам только холодное безразличие. Задача человека — вырасти, повзрослеть и научиться жить с этим безразличием.

В этой книге описана совсем другая вселенная, потому что она была создана с учетом существования человечества.

В этой истории вселенная антропоцентрична, и каждая ее частица направлена к человеку. Вселенная питала нас на протяжении тысячелетий; она баюкала нас в своей колыбели, помогала развиваться уникальному человеческому сознанию и направляла каждого из нас к величайшим моментам нашей жизни. Когда вы плачете в отчаянии, вселенная сочувственно поворачивается к вам, когда вы приближаетесь к жизненному перекрестку, вселенная задерживает дыхание и смотрит, какой путь вы выберете.

Ученые могут говорить о тайне и чуде вселенной и о том, что каждая частица связана со всеми остальными силой гравитации. Они могут указывать на поразительные факты — например, на то, что в каждом из нас содержатся миллионы атомов, некогда находившихся в теле Юлия Цезаря. Они могут называть нас «звездной пылью», хотя и в слегка обескураживающем смысле: атомы, из которых мы состоим, образовались из водорода в древних звездах, взорвавшихся задолго до формирования нашей Солнечной системы. Но важно одно: как бы они ни украшали свою риторику тайными чудесами, во вселенной властвует слепая сила.

LHOOQ — дадаистский манифест Марселя Дюшана, воспроизведенный в книге «Живопись и сюрреализм» Андре Бретона. Идея о том, что физический мир реагирует на наши сокровенные страхи и побуждения, может показаться странной и тревожной, поэтому мы будем возвращаться к ней и пытаться лучше понять ее. В 1933 году Андре Бретон, усердно изучавший философию тайных обществ, произнес замечательные слова, пролившие свет на историю живописи и скульптуры: «Любые обломки кораблекрушения, оказавшиеся в пределах досягаемости, следует рассматривать как продукт нашего желания»

В научной вселенной вещество появилось до появления разума. Разум представляет собой случайный курьез, поверхностный и незначительный; один ученый дошел до того, что назвал разум «болезнью материи».

С другой стороны, во вселенной, где разум появился до появления материи, между ним и веществом существует гораздо более тесная, живая и динамичная связь. В этой вселенной все до некоторой степени обладает сознанием и чувствительно реагирует на наши глубочайшие потребности.

В этой вселенной вещество не только появилось из разума Бога, но было создано для того, чтобы обеспечить условия для существования человеческого разума. Человеческий разум занимает центральное место в мироздании, которое питает его и реагирует на его нужды. Человеческий разум движет материей, вероятно, не в такой степени, но в таком же духе, как разум Бога.

В 1935 году австрийский физик Эрвин Шредингер сформулировал свой знаменитый теоретический эксперимент под названием «кошка Шредингера», описывающий влияние наблюдателя на ход наблюдаемых событий. По сути дела, он взял учения тайных обществ об устройстве мира и применил их на субатомном уровне.

В детстве многие из нас задавались вопросом, производит ли падающее дерево какой-то шум, если оно падает в глухом лесу, где никто не может это слышать. Наверное, думали мы, звук, который никто не слышит, на самом деле нельзя назвать звуком. В учениях тайных обществ можно встретить сходные рассуждения. С их точки зрения, даже в самом глухом лесу дерево может упасть лишь в том случае, если кто-то где-то и когда-то ощутил его падение. Ничто в космосе не происходит без взаимодействия с человеческим разумом.

В эксперименте Шредингера кошка сидит в ящике с радиоактивным материалом, который может убить ее с пятидесятипроцентной вероятностью. Состояния «мертвая кошка» и «живая кошка» возможны с пятидесятипроцентной вероятностью, задержанной во времени до тех пор, пока мы не откроем ящик и не увидим, что творится внутри. Лишь тогда происходит реальное событие, то есть гибель кошки или ее выживание. Глядя на кошку, мы убиваем или спасаем ее. Адепты тайных обществ всегда утверждали, что повседневный мир ведет себя сходным образом.

В нашей вселенной монетка, подброшенная в условиях строгого лабораторного эксперимента, с пятидесятипроцентной вероятностью выпадет орлом или решкой согласно законам вероятности. Однако эти законы остаются неизменными только в лабораторных условиях. Иными словами, законы вероятности применимы лишь там, где человеческая субъективность намеренно исключается. В обычной жизни, когда человеческое счастье и надежды зависят от броска костей, законы вероятности искажаются, и в игру вступают более глубокие законы.

Теперь всем известно, что наше эмоциональное состояние влияет на организм и, более того, глубоко укорененные эмоции могут привести к долговременным изменениям в организме, исцеляя или разрушая его, — то есть они оказывают психосоматический эффект. Но во вселенной, описанной в этой книге, наше эмоциональное состояние непосредственно влияет и на вещество, которое находится вне нашего тела. В этой психосоматической вселенной поведение физических объектов в пространстве тесно связано с психическими состояниями даже без какого-либо сознательного действия с нашей стороны. Мы можем приводить вещество в движение, просто глядя на него.

В недавно опубликованных мемуарах Боба Дилана под названием «Хроники: том 1» он пишет о том, что должно произойти, если человек изменяет время, в котором он живет. Для того чтобы сделать это, «вы должны обрести власть над своим духом; мне это удалось лишь однажды…» Он пишет, что такие люди способны «видеть самую суть вещей — не метафорическую истину, а обнаженную реальность. Это все равно что заглянуть в глубь металла и расплавить его, увидеть его внутреннюю сущность и подчинить ее своей воле».

Обратите внимание: Дилан подчеркивает, что речь идет не о метафорах. Он открыто и буквально говорит о могущественной древней мудрости, сохраняемой в тайных обществах, о той мудрости, которой были причастны великие живописцы, писатели и мыслители, сформировавшие нашу культуру. В основе этой мудрости лежит убеждение, что глубочайшие источники нашей духовной жизни также являются глубочайшими источниками физического мира, поскольку во вселенной тайных обществ любая химия является психохимией, а способы взаимодействия физического содержания вселенной с человеческой психикой подчиняются более глубоким и могущественным законам, чем законы материальной науки.

Важно понимать, что эти законы далеко превосходят обычные «полосы удачи», которые случаются у азартных игроков, или случайные совпадения, образующие необъяснимую на первый взгляд цепь событий. Нет, эти законы вплетены в ткань бытия каждого отдельного человека на самом глубоком уровне, как и великие закономерности высшего порядка, формирующие мировую историю. Одна из теорий, выдвинутых в этой книге, состоит в том, что история имеет глубинную структуру и события, которые мы обычно объясняем в контексте политики, экономики или природных катастроф, можно с большей пользой объяснить в контексте духовных процессов.

«Перевернутое» мышление тайных обществ со всеми причудливыми и головоломными предпосылками проистекает из убеждения в том, что разум предшествовал материи. У нас нет почти никаких твердых доказательств, когда мы принимаем решение о том, что случилось в начале времен, но этот выбор имеет определяющее значение для нашего понимания устройства мира.

Если вы верите, что материя предшествовала разуму, вам приходится объяснить, как случайное сочетание химических компонентов породило сознание. До сих пор эта задача оказывалась непосильной для исследователей. С другой стороны, если вы верите, что космический разум предшествовал созданию вещества, то сталкиваетесь с не менее трудной проблемой объяснения причин и создания рабочей модели.

От жрецов египетских храмов до современных тайных обществ, от Пифагора до Рудольфа Штайнера, великого австрийского посвященного конца XIX — начала XX века, эта модель всегда воспринималась как ряд мыслей, исходивших из космического разума. Впоследствии эти «мысленные эманации» превратились в некое протовещество — уплотняющуюся энергию, которая затем становится эфиром, более разреженным, чем любой газ, и не содержащим каких-либо частиц. В ходе дальнейшего уплотнения эманации приобретают газообразную, жидкую и, наконец, твердую форму.

Кевин Уорвик — профессор кибернетики в Ридингском университете и один из ведущих мировых специалистов по искусственному разуму. Работая в дружеском соперничестве со своими коллегами из Массачусетского технологического института в США, он сконструировал роботов, способных взаимодействовать со своим окружением, обучаться и модулировать свое поведение. Эти роботы проявляют уровень разумности, соответствующий низшим животным, таким как пчелы. По его словам, в течение пяти лет роботы достигнут уровня разумности кошки, а через десять лет сравняются в разуме с человеком. Он также работает над созданием нового поколения роботизированных компьютеров, которые смогут конструировать и изготавливать другие компьютеры.

Согласно древним космологам и тайным обществам, эманации космического разума следует понимать сходным образом. Они распространяются по нисходящей и создают иерархию от высших и более могущественных и всеобъемлющих принципов к более узким и частным принципам, причем каждый уровень создает следующий и управляет им.

Алхимическая гравюра из трактата Mutus Liber, анонимно опубликованного в 1677 году. В алхимии выпадение утренней росы символизирует эманации космического разума в царстве вещества. Кроме того, роса считается символом духовных сил, воздействующих на сознание в ночное время. Здесь посвященные собирают росу — иными словами, пожинают благие плоды своего ночного духовного опыта

Эти эманации также наделялись личностными чертами и в некотором смысле считались разумными.

В 2001 году, когда я наблюдал, как Кевин Уорвик представляет свои открытия коллегам из Королевского института, некоторые критиковали его за предположение о «разумности» роботов, так как это подразумевало, что они обладают сознанием. Однако нельзя отрицать, что «мозг» этих роботов растет во многом подобно живому организму. Робот приобретает нечто вроде личности, взаимодействующей с другими роботами и принимающей решение, выходящее за рамки запрограммированных возможностей. Кевин утверждал, что хотя его роботы не обладают всеми характеристиками человеческого сознания, то же самое относится и к собакам. По его словам, собаки разумны по-собачьи, а роботы разумны по-своему. Разумеется, в некоторых отношениях — таких, как способность мгновенно производить сложнейшие математические расчеты — роботы демонстрируют интеллект, значительно превосходящий наши способности.

Сходным образом мы можем представить эманации космического разума, обладающие сознанием. Здесь уместно вспомнить о тибетских духовных наставниках, которые с помощью визуализации и напряженной концентрации намерения могли создавать мыслеформы, называемые тулпами. Эти сущности в некотором смысле были независимыми и могли перемещаться в пространстве, выполняя поручения своего хозяина. Парацельс, швейцарский маг XVI века, писал об «аквасторе», существе, порождаемом силой сосредоточенного воображения, которое могло жить собственной жизнью, а в особых случаях становиться видимым и даже осязаемым.

Согласно древней тайной доктрине, на нижнем уровне иерархии эти эманации или мыслеформы переплетались так тесно, что создавали подобие плотного вещества.

Если вы хотите найти современный пример для описания этого странного феномена, стоит познакомиться с квантовой механикой, но для тайных обществ переплетение невидимых сил, создающих видимость материального мира, всегда существовало в виде светоносной цветной сети, которая в алхимической терминологии называлась Матрицей.

Ученый спрашивает: «Жизнь — это сон?»

Этот заголовок появился в «Санди тайме» в феврале 2005 года. В статье цитировались слова Мартина Риса, королевского астронома Британии: «За несколько десятилетий компьютеры продвинулись от воспроизведения самых простых схем к созданию виртуальных миров с массой деталей. Если эта тенденция сохранится, то можно представить компьютеры, которые будут симулировать целые миры, не менее сложные, чем тот, в котором (по нашему мнению) мы живем. Возникает философский вопрос: можем ли мы сами быть частью такой симуляции и не является ли наша вселенная неким подобием «небесного свода», а не реальностью? В некотором смысле мы сами можем оказаться персонажами такой симуляции».

Факт в том, что ведущие ученые по всему миру все больше интересуются необычайно тонкой настройкой, которая была необходима для человеческой эволюции. Это заставляет их задуматься о том, что на самом деле реально, а что нет.

Наряду с последними научными открытиями книги и кинофильмы приучают нас к мысли о том, что наша повседневная действительность может на самом деле оказаться виртуальной реальностью. Филипп К. Дик — возможно, первый автор, посеявший эти идеи на ниве поп-культуры, — сочинял необыкновенные произведения, где речь шла об измененных состояниях осознания и параллельных измерениях. Его роман «Снятся ли андроидам электрические овцы?» был экранизирован под названием «Бегущий по лезвию бритвы». К другим фильмам на эту тему относятся «Особое мнение» (также по книге Дика), «Вспомнить всё», «Шоу Трумэна» и «Вечное сияние безупречного разума», но самый большой успех имела «Матрица».

В «Матрице» беспощадные машины служат надзирателями виртуального мира, который мы называем реальностью, и управляют нами в своих злокозненных целях. По меньшей мере отчасти это отражает учения мистических школ и тайных обществ. Хотя все существа, которые живут под покровом иллюзий, являются частью иерархии эманаций божественного разума, некоторые из них проявляют тревожную нравственную амбивалентность.

Это те самые существа, которые народы древности считали своими богами, духами и демонами.

Некоторые ведущие ученые начинают видеть новые возможности в древнем понимании мироустройства, и это отрадный факт. Хотя современные скептики рассматривают метафизику как собрание заумных абстракций, нагроможденных друг на друга, космология древнего мира представляла собой величественный философский механизм, что может признать любой добросовестный историк античности. В своем видении взаимодействующих и эволюционирующих измерений, формирования, столкновения и смешивания огромных систем, по своему масштабу сложности и подробности объяснения она соперничает с современной наукой.

Мы не можем просто сказать, что физика пришла на смену метафизике и сделала ее устаревшей. Главное различие между этими системами состоит в том, что они объясняют разные вещи. Современная наука объясняет происхождение вселенной как таковой. Древняя философия того рода, который мы исследуем в этой книге, объясняет, как возникло наше восприятие вселенной. Для науки великим чудом, требующим объяснения, является физическая вселенная. Для эзотерической философии великим чудом является человеческое сознание.

Ученые зачарованы необыкновенным сочетанием различных факторов, сделавших возможной жизнь на Земле. Они говорят о равновесии между холодом и теплом, сыростью и сухостью, об определенном расстоянии от Земли до Солнца и о конкретном этапе эволюции нашего светила. На более фундаментальном уровне для возникновения органической материи требуется уникальное сочетание физических постоянных, лежащих в основе гравитации и электромагнитных сил… и так далее.

С точки зрения эзотерической философии, можно видеть, что не менее удивительное сочетание обстоятельств оказалось необходимым для того, чтобы сформировать наше субъективное создание — иными словами, придать нашему опыту его нынешнюю структуру.

К примеру, что необходимо для внутреннего диалога этого «собрания историй», которые мы нанизываем друг на друга, чтобы сформировать представления о собственной личности? Во-первых, конечно же, нам нужна память. Лишь помня о своих вчерашних поступках, я могу отождествить себя с человеком, совершавшим эти поступки. Но дело в том, что память должна быть именно такой, как есть: не сильнее и не слабее. Итальянский романист Итало Кальвино, один из многих современных авторов, изучавших древнюю мистическую философию, точно подметил: «Память должна быть достаточно сильной, чтобы мы могли действовать, не забывая о том, что хотим сделать, и обучаться, не утрачивая ощущения собственной личности. Но она также должна быть достаточно слабой, чтобы позволить нам двигаться в будущее».

Другие обстоятельства необходимы для того, чтобы мы могли свободно мыслить и сплетать мысленные узоры вокруг центрального самоощущения. Мы воспринимаем окружающий мир с помощью чувств, но не менее важно держать эти чувства под контролем, чтобы они не занимали все пространство нашего осознания, иначе мы не сможем рассуждать и строить воображаемые концепции. Это равновесие само по себе не менее необычно, чем тот факт, что наша планета находится на строго определенном расстоянии от Солнца: не слишком далеко, но и не слишком близко.

Мы также способны перемещать острие нашего сознания по внутренней жизни, словно курсор на компьютерном экране. В результате мы можем свободно выбирать свои мысли. Если бы мы не имели равновесия между вовлеченностью и отрешенностью от наших внутренних импульсов, как и от сигналов, поступающих из внешнего мира, то начиная с этого момента вы не смогли бы сознательно отвлечься от этих строк и подумать о чем-то другом.

Таким образом, если бы эти самые главные состояния человеческого осознания не регулировались бы целым рядом тонко настроенных характеристик, у нас не было бы никакой свободы мысли или свободной воли.

Когда дело доходит до высших моментов человеческого опыта, которые американский психолог Абрахам Маслоу образно называет «пиковыми переживаниями», возникает необходимость в еще более тонком равновесии. К примеру, нам приходится принимать важные решения в поворотные моменты нашей жизни. Почти всегда бывает так, что если мы принимаем важное решение исходя из искренних побуждений и проявляем надлежащее терпение и даже смирение, мы делаем правильный выбор. Но это еще не все. Выбранный курс, вероятно, потребует от нас всей решимости и силы воли, если мы хотим добиться успеха. Принимать ответственные решения и последовательно осуществлять их — это и значит быть человеком.

Наше сознание не обязательно должно иметь структуру, обеспечивающую возможность свободы мысли и правильного выбора, способность к росту и развитию, если только вы не верите в Провидение, то есть, если вы не верите, что этому суждено было случиться.

Итак, человеческое сознание представляет собой настоящее чудо. Сегодня мы часто упускаем это из виду, но древние были зачарованы им. Как мы вскоре узнаем, их ведущие мыслители следили за тонкими изменениями человеческого сознания не менее прилежно, чем современные ученые следят за переменами в нашем физическом окружении. Их вариант истории вместе с мифическими и сверхъестественными событиями повествовал о развитии человеческого сознания.

Современная наука пытается втиснуть наше сознание в жесткие рамки. Она пытается убедить нас в нереальности широко распространенных феноменов, которые не может объяснить. К этим феноменам относятся сила молитвы, предчувствие, ощущение, что на тебя смотрят, свидетельства чтения мыслей, внетелесные переживания, осмысленные совпадения и другие вещи, которые современная наука старается «замести под ковер». Но самое главное, наука отвергает повсеместное человеческое ощущение, что жизнь имеет смысл. Некоторые ученые отвергают даже саму постановку вопроса о смысле жизни.

В ходе этой истории мы узнаем, что многие самые умные люди, когда-либо жившие на свете, были сторонниками эзотерической философии. Более того, я убежден, что каждый разумный человек в тот или иной момент своей жизни пробовал узнать о ней.

Стремление узнать, есть ли смысл в этой жизни, совершенно естественно для человека, и эзотерическая философия предоставляет самый глубокий и обширный корпус знаний по этому предмету. Прежде чем продолжить наше повествование, необходимо ввести еще одно четкое философское различие в «мягкую ткань» современной научной мысли.

Иногда дела идут совсем плохо и жизнь кажется бессмысленной. Но в другое время наша жизнь кажется исполненной смысла. К примеру, иногда мы думаем, что жизнь катится под откос — мы проваливаем экзамен, теряем работу или завершаем романтические отношения, — но потом в результате этого, казалось бы, несчастного происшествия познаем истинную любовь. Человек может в последний момент отказаться лететь на самолете, который потом терпит крушение. Когда происходит нечто подобное, у нас возникает ощущение, что «кто-то наверху» присматривает за нами и направляет наши шаги. У многих людей есть обостренное чувство непрочности нашей жизни; они сознают, что все могло бы пойти совсем по-другому, если бы не этот почти неощутимый толчок, природу которого они не могут определить.

Сходным образом приземленная, научная часть нашего существа может рассматривать необыкновенное совпадение как случайность, возникающую в результате взаимосвязанных событий. Но иногда глубоко внутри мы подозреваем, что совпадение вовсе не было случайным. Иногда мы чувствуем неуловимый намек на глубокий смысл, скрытый за повседневной рутиной.

Когда все надежды кажутся утраченными, счастье открывается по ту сторону отчаяния, а в самой глубине ненависти прячется росток любви. По причинам, которые мы рассмотрим впоследствии, тема счастья в наши дни тесно связана с представлением о сексуальной любви, поэтому очень часто опыт влюбленности создает ощущение, что «этому суждено было случиться».

Недавно ведущие ученые выступили с громкими заявлениями, что наука находится на краю открытия, которое объяснит смысл жизни и существования вселенной. Как правило, при этом речь идет о теории струн, которая вскоре объединит законы тяготения с физикой квантового мира. Тогда мы сможем объединить принципы, управляющие объектами в наблюдаемой вселенной, с совершенно иными феноменами на субатомном уровне. Сделав это, мы поймем все, что только можно понять о структуре, происхождении и будущем вселенной. У нас будут ответы на все вопросы о материальном мире, поскольку, как утверждают ученые, никакого другого мира не существует.

Прежде чем мы узнаем секреты посвященных и начнем понимать их странные представления об истории, важно провести различие между «смыслом» в том виде, как это слово используется в связи с вопросами о смысле жизни, и «смыслом» в понимании академической науки.

Юноша договаривается с девушкой о свидании, но она не приходит. Он обижен и рассержен, он хочет понять, за что с ним так обошлись. При следующей встрече он устраивает ей допрос. Каждый раз он спрашивает: ПОЧЕМУ?

…Потому что я пропустила свой автобус, — отвечает она.

…Потому что я поздно ушла с работы.

…Потому что я отвлеклась и забыла посмотреть, сколько времени.

…Потому что я была чем-то расстроена.

Но он продолжает давить на нее, пока не получает требуемый (в некотором смысле) ответ:

…Потому что я больше не хочу с тобой встречаться.

Когда мы спрашиваем «почему», это можно истолковать двумя способами. Либо, как в первых уклончивых ответах девушки, мы хотим узнать «каким образом» и получаем последовательность причин и следствий. С другой стороны, вопрос «почему» можно истолковать как желание узнать намерение отвечающего, чего и добивался юноша.

Сходным образом, когда мы задаем вопросы о смысле жизни и вселенной, на самом деле мы не спрашиваем, каким образом все произошло в причинно-следственном смысле или как возникло особое стечение обстоятельств, благодаря которому сформировались звезды, планеты, органическое вещество и так далее. Мы спрашиваем о том, какое намерение за этим стоит.

Поэтому ученые (во всяком случае, когда они выступают в роли ученых) не могут ответить на большой вопрос ПОЧЕМУ, не имеющий отношения к науке в строгом смысле слова. Если мы спросим «почему мы здесь?», нас могут засыпать ответами, которые — как первые ответы девушки в нашем примере — на первый взгляд кажутся совершенно обоснованными. Это грамматически правильные ответы, но они оставляют ощущение смутной неудовлетворенности, потому что не отвечают на вопрос так, как мы этого хотим на самом деле. В каждом из нас существует глубоко укорененное и возможно неустранимое желание дать ответ на подобные вопросы на уровне намерения. Ученые, не понимающие этого различия, остаются слепцами в философском смысле, несмотря на все свои научные достижения.

Очевидно, что мы можем наполнять определенные моменты нашей жизни целью и смыслом. Если я играю в футбол, то стремлюсь забить мяч в сетку ворот соперника, и в этом для меня состоит цель игры, но наша жизнь в целом от рождения до смерти не может иметь смысл без разума, существовавшего до нее и наделившего ее смыслом.

То же самое справедливо для всей вселенной.

Поэтому когда мы слышим, как ученые называют вселенную «осмысленной», «чудесной» или «таинственной», следует иметь в виду, что в этих словах заключена определенная доля интеллектуальной фальши. Атеистическая вселенная может быть осмысленной, чудесной или таинственной лишь в том смысле, в каком эстрадного фокусника можно назвать волшебником. Действительно, когда речь идет о великих вопросах жизни и смерти, все научные волнения — немногим более, чем окольное и многословное признание своего бессилия.

Сейчас нам советуют отложить в сторону «большие вопросы» о жизни и смерти. Почему мы здесь? В чем смысл жизни? Нам говорят, что такие вопросы бессмысленны, нужно жить и не задумываться об этом. В результате мы утрачиваем ощущение чуда жизни и сознание того, что значит быть живым.

Я считаю, что если мы посмотрим на основы человеческого бытия под другим углом, то сможем понять, что притязания науки далеко не так обоснованы, как нам говорят, и что она не в состоянии обратиться к высочайшим и глубочайшим аспектам человеческого опыта.

В следующей главе мы представим себя в роли посвященных древности и постараемся увидеть мир из их перспективы. Мы рассмотрим древнюю забытую мудрость и увидим, что с ее точки зрения даже те вещи, которые современная наука признает самыми реальными, надежными и доказанными, на самом деле — лишь вопрос интерпретации, немногим более, чем игра света и тени.

 

2

Короткая прогулка по древнему лесу

*********************************************************************************************

Представим себя в образе древних

Закройте глаза и представьте стол — хороший стол, за которым вам хотелось бы работать. Каковы его размеры? Из какой древесины он сделан? Какова его форма? Какой он: полированный, крашеный или из обычных досок? Какие еще отличительные черты он имеет? Представьте его так ярко, как только можете.

Теперь посмотрите на реальный стол.

Можете ли вы быть уверены в том, что знаете один стол лучше, чем другой? В чем вы больше уверены — в содержании нашего разума или в предметах, которые воспринимаете с помощью органов чувств? Что реальнее, разум или вещество?

Дискуссия, вытекающая из этих простых вопросов, лежит в основе всех философских рассуждений.

Теперь большинство из нас отдает приоритет веществу и предметам над сознанием и идеями. Мы воспринимаем физические объекты как эталон реальности. С другой стороны, Платон называл идеи «тем, что существует на самом деле». В Древнем мире объекты сознания рассматривались как вечная реальность, в которой мы можем быть уверены в противоположность мимолетной, изменчивой реальности внешнего мира. Раньше люди верили в приоритет разума над материей не потому, что они тщательно взвесили философские аргументы с обеих сторон и пришли к логическому решению, а потому, что они воспринимали мир в контексте первичности сознания по отношению к материи.

Бывает досадно, когда экскурсоводы, показывающие туристам древние памятники, говорят примерно следующее: «Посмотрите на этот барельеф, где женщины стирают белье в реке, а мужчины собирают урожай; неподалеку отсюда вы можете наблюдать точно такую же сцену». Существует два принципиальных подхода к истории, один из которых гласит, что человеческая природа лишь незначительно изменилась со временем. Наша история принадлежит к другому типу. В этой истории сознание изменяется от одной эпохи к другой и даже от поколения к поколению. Обратите внимание на анатомически неточное и поверхностное изображение деревьев на росписи в гробнице VIII династии. Художники, украшавшие эти стены, значительно меньше интересовались физическими объектами, чем богами, изображенными лишь в нескольких шагах от этого рисунка во внутреннем святилище храма. Они старались как можно подробнее сосредоточиться на объектах, представавших перед их мысленным взором. Образы богов выписаны очень тщательно и украшены золотом и самоцветами. Отсюда следует вывод, что, несмотря на слова экскурсовода, любое сходство между женщинами, стирающими белье в реке сегодня и четыре или пять тысяч лет назад, может быть лишь поверхностным

Хотя наши мысли кажутся бледными и зыбкими по сравнению с чувственными впечатлениями, у древних людей все было наоборот. Тогда люди имели менее четкую связь с физическими объектами. Предметы для них были не так четко определены и дифференцированы, как для нас с вами.

Если вы посмотрите на изображение дерева на стене древнего храма, то увидите, что художника на самом деле не волновало, каким образом ветви вырастают из ствола.

В древности никто на самом деле не смотрел на дерево так, как это делаем мы.

Мы воспитываем в себе очень утилитарное отношение к собственным мыслям. В соответствии с преобладающей интеллектуальной модой мы рассматриваем мысли всего лишь как невысказанные слова — возможно, в ореоле других вещей, таких как чувства, образы и так далее, — но лишь сами слова имеют какое-либо реальное значение.

Но если задуматься, подобное представление противоречит повседневному опыту. Возьмем такую простую и незначительную мысль, как «мне нужно не забыть позвонить маме сегодня вечером». Если теперь мы попробуем изучить эту мысль, вплетенную в ткань нашего сознания, то, возможно, увидим, что она окружена рыхлым сгустком ассоциаций, примерно таких же, как в кабинете психоаналитика, который задает тест на словесные ассоциации. Если мы сосредоточимся еще больше, то можем понять, что эти ассоциации коренятся в воспоминаниях, насыщенных чувствами, и могут нести собственные волевые импульсы. Из теории психоанализа нам известно, что чувство вины, которое я испытываю из-за того, что раньше не позвонил матери, уходит корнями в сложный комплекс эмоций вплоть до младенчества — желание, гнев, чувства утраты и предательства, зависимость и стремление к свободе. Когда я задумываюсь о прошлом, возникают другие импульсы — ностальгия о лучших временах, когда мы с матерью были одним целым — и возрождается старая схема поведения.

Кольцо-печатка из Микен с изображением жрицы, которая держит в руке маковые коробочки. Опыт постоянно меняющегося многомерного мира вполне мог быть знаком людям, экспериментировавшим с такими средствами, как марихуана или ЛСД. Уильям Эмбоден, профессор биологии из Калифорнийского университета, опубликовал убедительные данные, доказывающие, что в Древнем Египте голубая лилия наряду с опиумом и корнем мандрагоры использовалась для погружения в состояние транса

По мере того как мы будем продолжать попытки изучения этой мысли, она будет поворачиваться к нам разными гранями. Сам акт изучения изменяет ее и даже иногда вызывает противоречивые реакции. Мысль никогда не остается неподвижной. Это живая сущность, которую нельзя точно определить с помощью мертвых букв человеческого языка. Именно поэтому Шопенгауэр, другой проповедник мистической философии, сказал, что «как только вы пытаетесь облечь свою мысль в слова, она перестает быть истинной». Слова не могут передать или охватить всю сложность образа и связанных с ним чувств.

За оборотной стороной самой простой и скучной мысли скрывается целый океан чувств и ассоциаций.

Мудрецы древнего мира хорошо умели работать с этим материалом. За многие тысячелетия они создали и усовершенствовали образы, воплощавшие их мировоззрение. В школах мистерий учили, что ранняя история мира разворачивается в виде ряда таких образов.

Прежде чем обратиться к этим мощным образам, я хочу попросить читателей представить себе мироощущение человека, жившего в древние времена, — кандидата, надеявшегося на посвящение в школу мистерий.

Разумеется, такое мироощущение является совершенно неправильным с точки зрения современной науки, но по ходу истории мы будем получать все больше свидетельств того, что многие великие мужчины и женщины намеренно культивировали такое «древнее состояние осознания». Они верили, что это дает им понимание истинного устройства мира, которое в некоторых отношениях превосходит современный взгляд на мир. Они возвращались в «реальный мир» с озарениями, изменявшими ход истории, не только вдохновлявшими их на создание гениальных произведений искусства и литературы, но и лежавшими в основе некоторых величайших научных открытий.

Давайте попробуем представить себя в сознании человека, жившего около двух с половиной тысяч лет назад, который идет через лес к священной роще или к древнему храму, такому, как Ньюгрейндж в Ирландии или Элевсин в Греции.

Для такого человека лес и все, что в нем находится, наполнены жизнью, все наблюдает за ним. Невидимые духи шепчутся в ветвях деревьев. Легкий ветерок, касающийся его щеки, — это жест божества. Если столкновение воздушных слоев приводит к разряду молнии — это проявление космической воли, которое, возможно, заставит его ускорить шаг. Может быть, укрыться в пещере?

Когда древний человек входил в пещеру, он испытывал странное ощущение, словно оказывался внутри собственного черепа, замкнутый в личном ментальном пространстве. Если он поднимался на вершину холма, то чувствовал, как его сознание устремляется к горизонту во всех направлениях, к самому краю космоса, который составлял с ним одно целое. Ночью он воспринимал звездный небосвод как космический разум.

Когда он шел по лесной тропе, то хорошо понимал, что исполняет свое предназначение. В наши дни многие задаются вопросом: «Что будет со мной в этом огромном и почти чужом мире?» Такая мысль была бы непостижимой для человека из Древнего мира, где каждый сознавал свое место в мироздании.

Современный рисунок по рукописи Рудольфа Штайнера, иллюстрирующий расположение человеческих органов согласно учению розенкрейцеров

Всему, что он видел и слышал вокруг себя — даже бабочки, танцующие в солнечном луче, или жужжание пчелы, — было суждено случиться. Весь мир обращался к нему. Все, происходящее с ним, было наказанием, наградой, предупреждением или предвестием. К примеру, если он видел сову, это был не просто символ богини, а сама Афина. Какая-то ее часть — возможно, грозящий палец — проникала в физический мир и в его собственное сознание.

Важно понимать, как много родственных черт между человеком и окружающим миром существовало для древних. Они верили, что любая часть человеческого организма имеет буквальное соответствие в природе. К примеру, черви имеют форму кишок и перерабатывают питательные вещества, как это делает наш кишечник. Легкие, позволяющие нам свободно двигаться в пространстве, имеют форму птицы в полете. Видимый мир представлял собой человеческую сущность, вывернутую наизнанку. Легкое и птица — проявление одного и того же космического духа, но на разных уровнях.

Наставники в школах мистерий учили, что если посмотреть сверху на внутренние органы человеческого тела, их расположение отражает расположение небесных тел в Солнечной системе.

С точки зрения древних, любая биология — это астробиология. Сейчас нам хорошо известно, что солнце дает жизнь всем живым существам и заставляет растения тянуться вверх, но древние также верили, что сила Луны делает растения плоскими и широкими. Считалось, что клубни луковичных растений особенно подвержены влиянию Луны.

Еще более удивительно, что сложные, симметричные формы растений ассоциировались с расположением звезд и планет, двигавшихся в ночном небе. К примеру, они считали, что движение Сатурна формирует иглы хвойных растений. Можно ли считать совпадением открытие современной науки, что в хвойных деревьях содержится необычно большое количество свинца — металла, который, по убеждению древних, находился под управлением Сатурна?

С точки зрения древних, форма человеческого тела также находилась под влиянием определенной конфигурации звезд и планет в ночном небе. К примеру, движения планет запечатлевались в человеческом теле в виде реберной петли и лемнискаты — веерной петли афферентных нервов.

Ученые придумали термин «биоритмы» для описания воздействия смены дня и ночи, движения Земли, Солнца и Луны на биохимические функции живых организмов — к примеру, на режим сна и бодрствования, но за этими очевидными ритмами древние видели другие, более сложные ритмы, связанные с космическими влияниями на жизнь людей. Человек в среднем совершает 25 920 вдохов за сутки, что равно количеству лет в большом платоновском годе (т. е. полному циклу прохождения Солнца через круг зодиакальных созвездий). Средняя продолжительность идеальной человеческой жизни (72 года) составляет такое же количество дней.

Это ощущение взаимосвязанности распространялось не только на тело, но и на сознание. Когда древний человек на прогулке видел стаю птиц, поворачивавших в небе как одно целое, ему казалось, что ими движет единый мысленный порыв. Если лесные животные впадали в панику и начинали бегать во всех направлениях, это происходило по воле Пана. Человек точно знал, что происходит, поскольку часто внимал мыслям великих духов, проходивших через него и одновременно через других людей. Он знал, что когда войдет в школу мистерий и его духовный Наставник поведает удивительные новые откровения ему и Другим ученикам, все они будут думать одинаково, как если бы наставник показывал им физические предметы. В сущности, он чувствовал себя ближе к людям, когда делился с ними своими мыслями, чем при обычной физической близости.

Теперь у людей преобладает собственническое отношение к своим мыслям. Мы хотим, чтобы наши мысли принадлежали только нам, и считаем, что наше личное интеллектуальное пространство священно и никакое другое создание не может вторгнуться в него.

Однако не нужно большого ума, чтобы понять, что это мнение не всегда соответствует действительности. Если мы хотим быть искренними, то должны признать, что далеко не каждый раз являемся творцами собственных мыслей. Речь идет не только о таких гениях, как Ньютон, Кеплер, Леонардо да Винчи, Эдисон и Тесла, которые говорили о вдохновении свыше и об озарениях, приходивших к ним во сне. У каждого из нас повседневные мысли тоже появляются совершенно естественным образом. В обычной речи мы часто говорим: «у меня возникла идея…» или «мне кажется, что…». Иногда за праздничным столом на вас нисходит вдохновение, и ваши остроты заставляют гостей давиться от хохота. Разумеется, вы рады купаться в лучах славы, но по правде говоря, скорее всего шутки срывались у вас с языка прежде, чем вы успевали сознательно подготовить их.

Реальность повседневного бытия состоит в том, что мысли незаметно попадают в наше «личное умственное пространство» откуда-то еще. Для древних это «откуда- то» было «кем-то»: богом, ангелом или духом.

Озарение не всегда приходит к человеку от одного и того же бога, ангела или духа. Хотя сейчас мы уверены, что каждый из нас имеет один индивидуальный центр осознания, расположенный в голове, в Древнем мире каждый человек полагал, что он имеет несколько разных центров осознания, существующих где-то вовне.

Мы уже упоминали о том, что божества, ангелы и духи считались эманациями или мыслеформами великого космического разума. Теперь я прошу вас представить, как эти великие мыслеформы проявляли себя через людей. Если сейчас мы твердо верим, что люди думают самостоятельно, то древние верили, что мысли нисходят к людям свыше.

Как мы убедимся впоследствии, божества, ангелы и духи могут править судьбами целых народов. В центре событий часто оказывается один человек. К примеру, Александр Великий и Наполеон были проводниками великого духа и в течение долгого времени вершили судьбы известного мира. Никто не мог противостоять им, и они преуспевали во всем — до тех пор, пока дух не покидал их. Тогда внезапно все начинало рушиться.

Мы видим тот же процесс у художников и других людей искусства, которые становятся проводниками божества или духа в течение определенного периода своей жизни. Они как будто обретают свой голос и уверенно создают шедевр за шедевром, иногда преображая сознание целого поколения и даже меняя направление культурного развития. Но когда дух уходит, художник больше не может создавать такие же гениальные произведения.

Сходным образом, если великий дух проявляется через человека, создающего произведения искусства, тот же дух может снова проявиться через других людей, созерцающих это произведение. Один из современников Баха сказал: «Когда Бах играет на органе, даже Бог приходит на мессу».

В наши дни многие христиане верят, что Бог присутствует в хлебе и вине причастия, хотя и весьма неуловимым образом, не поддающимся точному определению даже после столетий теологических дебатов. С другой стороны, при изучении сохранившихся литургических текстов Древнего Египта, особенно «Книги отверзания уст», или летописных хроник из римского храма весталок, где описаны регулярные эпифании, или явления божеств, создается четкое впечатление, что в те дни божественное присутствие было ожидаемым событием в высшей точке религиозных церемоний, причем гораздо более впечатляющим, чем на современных христианских службах. Люди древности относились к божественному присутствию с подлинным трепетом и благоговением.

Когда человека, идущего по лесу, посещала некая мысль, ему казалось, что он ощутил прикосновение ангела или божества. Он чувствовал внешнее присутствие, даже если не всегда мог точно и подробно описать его. Находясь внутри священного храма, он ощущал не только божественное прикосновение или бушующие волны света и энергии, составлявшие одеяние божества, в центре этого света он видел самого ангела или бога. В таких случаях он был твердо убежден, что вступает в контакт с сущностью из духовного царства.

Теперь мы воспринимаем моменты озарения как внутренние события, но древние воспринимали их как воздействие внешней силы. Человек, за которым мы следили в лесу, не сомневался в том, что мыслеформа, которую он видел, была видимой и для других; сегодня это назвали бы коллективной галлюцинацией.

Мы не знаем, что делать с такими переживаниями. Мы не знаем, как себя вести при встрече с бестелесными духами. Мы не знаем, кто они такие. Часто создается впечатление, что мы находимся в поисках истинного духовного опыта, но мы редко бываем уверены в том, что когда-либо испытывали нечто подобное. В древнем мире восприятие духов было настолько сильным, что никто и не подумал бы отрицать их существование. Фактически, для людей древности было бы так же трудно отрицать существование духов, как для нас — отрицать существование письменного стола или книги, раскрытой перед нами.

Ограниченность восприятия и скудость духовного опыта сильно затрудняют веру в бестелесных духов в наши дни. В сущности, даже церковь учит, что вера достойна восхищения, потому что верить трудно; кажется, что чем больше ваша вера расходится с действительностью, тем лучше. Такое учение показалось бы абсурдным людям древнего мира.

Если вы верите во вселенную, где разум предшествует материи, если вы верите, что идеи более реальны, чем физические объекты, то вам гораздо проще принять коллективные галлюцинации, как это делали древние. С другой стороны, если вы верите, что вещество появилось раньше разума, то такие явления почти невозможно объяснить.

В этой истории боги и духи управляют материальным миром и показывают свою власть над ним. Мы также увидим, как бестелесные сущности иногда проникают в сознание людей без всякого приглашения. Известны случаи, когда целые общины охватывали приступы неуправляемой сексуальной экзальтации.

Именно поэтому торговля с духами всегда считалась очень опасной. В древнем мире контролируемое единение с духами и божествами было прерогативой школ мистерий.

Роберт Темпл, профессор гуманитарных наук, истории и философии науки в Луисвилльском университете США и адъюнкт-профессор истории и философии науки в пекинском университете Цинхуа, продемонстрировал, что понимание вселенной в древнеегипетской и древнекитайской культуре в некоторых отношениях превосходило наше собственное. К примеру, он доказал, что египтяне знали Сириус как систему, состоящую из трех звезд. Современная наука открыла этот факт лишь в 1995 году, когда французские астрономы с помощью мощного радиотелескопа засекли излучение красного карлика, впоследствии получившего название Сириус С. Речь идет о том, что Древние египтяне не были невежественными и простодушными, хотя у нас возникает искушение думать о них таким образом.

Одно из нелепых верований, которое нам нравится приписывать древним, состоит в том, что они поклонялись Солнцу, как если бы верили, что физический объект является разумным существом. Однако комментарий Роберта Темпла к соответствующим текстам Аристотеля, Страбона и других авторов показывает, что они рассматривали Солнце как некую линзу, через которую божество излучало свои эманации из духовного в земное царство. Другие боги и богини пользовались другими планетами и созвездиями для той же цели. По мере изменения положения небесных тел различные влияния свыше придавали истории форму и направление.

Вернувшись к человеку, идущему по древнему лесу, мы видим, что для него духи, стоящие за Солнцем, Луной и другими небесными телами, воздействовали на разные части его тела и разума. Он чувствовал, что его конечности движутся подобно летящему Меркурию, и ощущал дух Марса, бушующий внутри него в бурной реке расплавленного железа, наполненной его кровью.

Состояние его почек находилось под влиянием движения Венеры. Современная наука лишь начинает понимать роль почек в человеческой сексуальности. В начале XX века было установлено, что почки отвечают за сохранение мужского гормона тестостерона. В 1980-х годах швейцарский фармацевтический гигант Weleda начал проводить тесты, показавшие, что движения планет влияют на химические изменения, происходящие в растворах солей металлов, достаточно заметные для наблюдения невооруженным взглядом, даже когда эти влияния слишком слабы для измерения с помощью современных научных процедур. Еще более замечательно, что эти драматические изменения происходят, когда раствор соли металла анализируется в связи с движением планеты, с которой традиционно ассоциируется данный металл. Соли меди, которые содержатся в почках, находятся под влиянием движения Венеры, а медь является металлом, который традиционно ассоциировался с Венерой. Возможно, современная наука находится на грани подтверждения того, что было хорошо известно людям древности. Венера может оказаться планетой чувственного желания вовсе не в метафорическом смысле.

В школах мистерий учили, что наряду с «сознанием головы» у каждого из нас, к примеру, есть «сознание сердца», которое исходит от Солнца, а затем попадает в наше внутреннее пространство через сердце. Иными словами, сердце является порталом, через который солнечный бог входит в нашу жизнь. Сходным образом некое «сознание почек» вливается в нас от Венеры и распространяется по телу и разуму через портал в наших собственных почках. Совместная работа этих разных центров осознания попеременно вызывает в нас любовь, гнев, меланхолию, беспокойство, задумчивость и так далее, формируя уникальное человеческое восприятие.

Двигаясь через наши центры осознания, божества планет и созвездий готовят нас к великим переживаниям и испытаниям. Глубинная структура нашей жизни описывается движением небесных тел.

В этой главе мы уже начали пользоваться некоторыми образными упражнениями из эзотерических учений. В следующей главе мы пересечем порог школы мистерий и приступим к изучению древней истории космоса.

 

3

Райский сад

*********************************************************************************************

Шифр бытия — Явление Темного Властелина — Народ цветов

Наука и религия сходятся на том, что в начале космос перешел из состояния небытия в состояние вещества. Но наука мало что может сказать об этом таинственном переходе, и все ее гипотезы выглядят очень надуманно. Ученые даже расходятся во мнениях, было ли вещество создано одновременно или же его создание продолжается до сих пор.

С другой стороны, среди жрецов и посвященных Древнего мира существовало замечательное единство в этом отношении. Их тайные учения зашифрованы в священных текстах великих мировых религий. Вскоре мы раскроем тайную историю Творения, зашифрованную в Книге Бытия, где несколько знакомых фраз могут открыть целые новые миры и бескрайний простор для воображения. Более того, мы убедимся, что эта тайная история соответствует тайным учениям других религий.

В начале из хаоса выделилось вещество более тонкое и неосязаемое, чем свет или чрезвычайно разряженный газ. Если бы человек мог наблюдать зарю времен, он бы увидел необъятный космический туман.

Этот газ или туман был Матерью Всех Живущих и содержал все необходимое для сотворения жизни. Боги-Ия-Мать, как ее иногда называли, претерпевала метаморфозы в ходе этой истории и принимала много разных форм под разными именами, но пока что была «пустой и безвидной землей».

В Библии говорится о «тьме над бездною». Согласно комментаторам, работающим в русле эзотерической традиции, это означает, что Богиня-Мать подверглась атаке сухого палящего ветра, едва не уничтожившего потенциал жизни.

Человеческому взору показалось бы, что неспешно разворачивающийся туман, впервые изошедший из Божественного разума, внезапно был охвачен второй эманацией. Это была яростная буря, похожая на редкий и живописный феномен, наблюдаемый астрономами, такой как гибель массивной звезды, но здесь, в начале начал, он имел ошеломляющие масштабы и заполнил всю вселенную.

Такая картина предстала бы перед физическим взором, но духовный взор смог бы разглядеть в этом туманном облаке и ужасной буре очертания двух гигантских фантомов.

Прежде чем мы попробуем осмыслить эту древнюю историю космоса или понять, почему так много незаурядных людей верили в нее, важно представить ее в том виде, как она излагалась в древние времена — в виде ряда ярких образов. Эти образы должны предстать в нашем воображении точно так же, как древние жрецы представляли их воображению кандидата во время ритуала посвящения.

Несколько лет назад мне довелось беседовать с одним из легендарных персонажей лондонского преступного мира — с человеком, который помог бежать из психиатрической клиники злодею Фрэнку Митчеллу по кличке Безумный Мясник, а потом, как гласит история, тоже испытал припадок безумия. Он убил Безумного Мясника выстрелом из обреза в кузове фургона, а потом со смехом искупался в его крови. Но его самое яркое воспоминание, которое он считает наиболее ужасающим, относится к числу самых ранних. Он помнит драку, которую, должно быть, видел в двух или трехлетием возрасте.

Его бабушка дралась на кулаках посреди булыжной мостовой перед своим домом у викторианских террас старого Ист-Энда. Он помнит блеск газовых фонарей на мокром булыжнике, летящую слюну и бабушку, похожую на великаншу, обладающую сверхъестественной силой. Он помнит, как ее мощные руки, загрубевшие и покрасневшие от постоянной стирки, мерно поднимались и опускались, когда она колотила другую женщину, уже лежавшую на мостовой и не способную защищаться.

Мы должны представить нечто подобное, когда пытаемся вообразить схватку двух титанических сил в начале времен. Богиню-Мать обычно помнят как любящую животворящую фигуру с округлыми мягкими формами, но она имеет и устрашающий аспект. При необходимости она может быть воинственной. К примеру, жители Древней Фригии называли ее Кибелой, безжалостной богиней, которая ездила на колеснице, запряженной львами, и требовала от своих приверженцев, чтобы они впадали в жестокий транс, в котором часто кастрировали себя.

Ее противник выглядел еще более пугающе: длинный, костлявый, с чешуйчатой белой кожей и сверкающими красными глазами. Наклонившись над Землей-Матерью, Темный Повелитель, вооруженный смертоносным серпом, демонстрировал свою сущность всем, кто еще не догадался о ней. Если первая эманация божественного разума превратилась в богиню Земли, то вторая эманация стала богом Сатурном.

Сатурн очерчивает границы Солнечной системы. Фактически он воплощает сам принцип ограничения. Вмешательство Сатурна внесло в акт Творения потенциал существования индивидуальных объектов, а значит, и перехода от бесформенности к царству форм. Иными словами, благодаря Сатурну во вселенной существует закон идентичности, в силу которого объекты обладают уникальными характеристиками. Благодаря Сатурну объект занимает определенное место в определенном времени таким образом, что никакой другой объект не может занимать это место или находиться в двух местах одновременно. В египетской мифологии аналогом Сатурна был Птах, слепивший Землю на гончарном колесе, а во многих мифологиях его наделяют титулом Rex Mundi — «царь мира» или «князь этого мира», поскольку он правит нашей материальной жизнью.

Если отдельная сущность может существовать во времени, это подразумевает, что она может прекратить существование. Поэтому Сатурн является божеством уничтожения. Сатурн поедает собственных детей. Иногда его изображают в образе Отца-Времени или самой Смерти. Из-за влияния Сатурна все живое содержит зачатки собственной гибели. Смерть присутствует повсюду в космосе: в ярко-голубом небе, в стеблях травы, в пульсирующем «родничке» младенца и в свете глаз любимого человека. Из-за Сатурна наша жизнь нелегка, из-за Сатурна каждая палка имеет два конца, а каждая корона — это терновый венец. Если иногда жизнь кажется нам невыносимой и мы в отчаянии взываем к небесам, это происходит потому, что Сатурн доводит нас до предела.

Но все могло быть еще хуже. Потенциал жизни в космосе мог быть растоптан еще до ее зарождения. Тогда космос целую вечность оставался бы бескрайней пустыней мертвого вещества.

В ходе этой истории мы увидим, что Сатурн возвращается в разные времена и в разных обличьях с целью мумифицировать человечество и выжать из него остатки жизни. В конце мы также увидим, что его самое решительное вмешательство, уже давно предсказанное тайными обществами, ожидается в скором времени.

В Книге Бытия о первой попытке мятежа мыслеформы против разума, создавшего ее, упоминается лишь в одной короткой фразе, но мы уже говорили о том, что в этом разделе Библии речь идет о временных рамках, не сопоставимых с теперешними. Тирания Сатурна над Землей-Матерыо и его убийственная попытка выжать из космоса весь жизненный потенциал продолжалась целую эпоху, неизмеримую для человеческого разума.

В конце концов тирания Сатурна была низвергнута, если не полностью разгромлена, и он был водворен на надлежащее место. В Книге Бытия сказано о том, как это произошло: «И Бог сказал: да будет свет. И стал свет». Свет разогнал тьму, сгустившуюся над водами.

Как была достигнута эта победа? В Библии есть два рассказа о сотворении мира. Второй, в начале Евангелия от Иоанна, в некоторых отношениях более полный и помогает нам расшифровать сообщения Книги Бытия.

Но прежде чем продолжить расшифровку библейской истории Творения, мы должны обратиться к одной чувствительной проблеме. Мы уже начали интерпретировать Книгу Бытия в контексте противостояния Земли-Матери и Сатурна. Любой, кто воспитан в духе одной из великих монотеистических религий, естественным образом воспротивится такой интерпретации. Конечно, скажет он, эта политеистическая вера в богов звезд и планет характерна для более примитивных религий древних египтян, греков или римлян.

Консервативно настроенные христиане уже сейчас могут прекратить чтение.

Современная церковь проповедует крайний и радикальный монотеизм. Отчасти это происходит потому, что господство науки оставляет мало места для Бога. В христианской теологии, дружественно настроенной по отношению к науке, Бог становится неопределенным и неопределимым имманентным свойством вселенной, а духовность представляет собой нечто большее, чем смутное ощущение единства и сопричастности с этой имманентной характеристикой.

Но христианство имеет корни в более древних религиях региона своего возникновения; все эти религии были политеистическими и имели астрономическую природу. Это отражено в верованиях ранних христиан. Для них духовность подразумевала общение с настоящими духами.

Христианские храмы от Шартрского собора и собора Св. Петра в Риме до маленьких приходских церквей по всему миру возводились на местах древних священных колодцев, пещер, храмов и школ мистерий. На всем протяжении человеческой истории такие места считались порталами для общения с духами, разрывами в обычной ткани пространственно-временного континуума.

Молодая наука астроархеология показала, что эти порталы сопряжены с астрономическими феноменами. В египетском Карнаке на рассвете в день летнего солнцестояния тонкий луч солнца проникает в порталы храма и проходит 500 ярдов через внутренние дворы, залы и коридоры, проникая в темноту Святая Святых.

Некоторых христиан может удивить, что эта традиция сохранилась. Все христианские церкви имеют астрономические ориентиры и обычно смотрят на восход Солнца в день того святого, которому они посвящены. Большие соборы от Нотр-Дама в Париже до Саграда Фамилиа в Барселоне покрыты астрономическими и астрологическими символами. Собор Святого Петра сориентирован точно на восток, поэтому в день летнего солнцестояния в нем происходит точно такой же феномен, как и в храме Карнака.

Современные церковные деятели дружно осуждают астрологию, но никто не может отрицать, к примеру, что все главные христианские праздники имеют астрономическую подоплеку: Пасха приходится на первое воскресенье после полнолуния, выпадающего на день весеннего равноденствия или следующего за ним, а Рождество приходится на первый день после зимнего солнцестояния, когда восходящее Солнце начинает заметно сдвигаться в обратном направлении вдоль горизонта.

Даже поверхностный взгляд на библейские тексты дает понять, что современная радикально-монотеистическая интерпретация Священного Писания расходится с убеждениями авторов этих текстов. В Библии говорится о многих бесплотных духовных сущностях, включая божеств соперничающих племен ангелов, архангелов, демонов, дьяволов, Сатану и Люцифера.

Во всех религиях господствует убеждение о первенстве духа над материей. Все они описывают Творение в виде ряда эманаций и возникновения иерархии духовных сущностей божественного или ангельского порядка. Иерархия ангелов и архангелов всегда была составной частью доктрины Церкви, установленной св. Павлом, проясненной его учеником св. Дионисием, кодифицированной св. Фомой Аквинским и ярко представленной в произведениях искусства и литературы, включая Данте и многих других авторов.

Современное христианство предпочитает умалчивать об этих доктринах или обходит их стороной, но высшее руководство церкви активно подавляет лишь эзотерический аспект христианства, который состоит в том, что различные порядки ангелов отождествлялись с божествами звезд и планет.

Хотя об этом не сообщают широкому кругу верующих, современные теологи признают, что в Библии содержится много фрагментов, которые следует понимать как упоминания об астрономических божествах. К примеру, в псалме XIX говорится: «Он поставил в них жилище Солнцу, и оно выходит, как жених из брачного чертога своего, радуется, как исполин, — пробежать поприще. От края небес исход его, и шествие его до края их, и ничто не укрыто от теплоты его». Исследование этого фрагмента и сравнение его со сходными текстами из соседних культур показывает, что здесь описан «брак» Солнца с Венерой.

Такие фрагменты можно игнорировать или рассматривать как поверхностные по отношению к главному теологическому контексту Библии. Можно заподозрить, что в них содержатся заимствования из другой культуры. Но факт в том, что после удаления целых слоев неверного перевода и других искажений самые важные фрагменты в Библии предстают как описания божеств звезд и планет.

Четыре херувима принадлежат к наиболее ярким библейским символам и фигурируют в важных эпизодах книг Иезекииля, Исайи, Иеремии и Откровения святого Иоанна. Популярные в иудейской и христианской иконографии, играющие видную роль в церковной живописи и архитектуре, они символизируются изображениями Льва, Вола, Орла и Ангела. В эзотерическом учении эти четыре херувима являются великими духовными сущностями, стоящими за четырьмя из двенадцати созвездий Зодиака. Доказательством их астрономической идентичности является символика, которая ассоциируется с ними: Вол = Телец, Лев = Лев, Орел = Скорпион и Ангел = Водолей.

Этот четверичный символизм, связанный с созвездиями, повторяется во всех великих мировых религиях. Но самый важный и красноречивый пример политеизма в христианстве содержится в истории о сотворении мира, изложенной в Книге Бытия и Евангелии от Иоанна.

Первая фраза из Книги Бытия обычно переводите i «В начале Бог сотворил небо и землю», но на самом деле любой библеист будет вынужден признать, что слово Elohim, переведенное здесь как «Бог», представляет собой множественное число. На самом деле следует читать: «В начале боги сотворили небо и землю». Клирики, не принадлежащие к эзотерической традиции, предпочитают закрывать глаза на этот загадочный феномен, но внутри этой традиции хорошо известно, что речь идет об астрономических божествах.

Как уже говорилось, это можно установить при сравнении фрагмента из Книги Бытия с параллельным фрагментом из Евангелия от Иоанна: «В начале было слово, и слово было у Бога, и слово было Бог… Все чрез него начало быть… И свет во тьме светит, и тьма не объяла его». Это полезная аналогия, так как святой Иоанн не случайно упоминает о Слове. Он обращался к традиции уже древней во время его жизни и, очевидно, известной его читателям. Примерно за 400 лет до этого греческий философ Гераклит написал: «Логос (т. е. Слово) существовал прежде, чем Земля обрела бытие». Здесь важно, что в соответствии с Древней традицией те самые боги, которые «создали свет» в Книге Бытия, являются семью великими духами, которые образуют одно великое духовное влияние, исходящее от Солнца.

Таким образом, в Ветхом и Новом Завете упоминание о Роли солнечного божества в сотворении мира аналогично его роли в религиях Древнего мира.

Изображение Аполлона с римской скульптуры. В Древнем мире солнечного бога обычно изображали с семью лучами вокруг головы в знак семи солнечных духов, образующих его природу. В египетской «Книге Мертвых» их называют «семью духами Ра», в древнееврейских преданиях — «семью Силами Света». Точно такая же солнечная символика использовалась для изображения Христа в раннехристианском искусстве (здесь на мозаике III века в гротах Ватикана)

Второй великий акт в драме Творения наступает, когда семеричный солнечный бог прибывает на помощь и спасает Землю-Мать от Сатурна. Перед взором воображения Солнце предстает в образе прекрасного и сияющего молодого человека с львиной гривой волос. Он не только воин, разъезжающий на колеснице, но и музыкант. У него много имен — Кришна в Индии, Аполлон в Греции. Явив свою мощь посреди бури, он отбрасывает тьму Сатурна, пока тот не превращается в подобие огромного дракона или змея, опоясывающего весь космос.

Затем Солнце согревает Землю и наполняет ее новой жизнью. При этом оно испускает торжествующий рев, отголоски которого доносятся до внешних пределов космоса. Этот рев заставляет вещество космической утробы вибрировать, танцевать и образовывать узоры. Во внутренних эзотерических кругах этот процесс иногда называется «танцем субстанций». Спустя некоторое время вещество начинает сгущаться во множестве странных форм.

Здесь мы видим, как Солнце своей песней пробуждает мир к жизни.

Солнце-Лев — распространенный образ в древнем искусстве. Его появление неизменно относится к раннему этапу сотворения мира. Великолепный пересказ истории о Солнце-Льве в акте Творения был составлен в 1950-х годах. Литературные критики, не искушенные в эзотерических знаниях, упустили из виду, что цикл К. С. Льюиса «Хроники Нарнии» насыщен розенкрейцерскими образами. В его истории Солнце-Льва зовут Асланом:

«Что-то наконец начало происходить в темноте. Чей-то голос начал петь, так далеко, что Дигори даже не мог разобрать, откуда он доносится. Порою казалось, что он струится со всех сторон. Порою Дигори мерещилось, что голос исходит из земли у них под ногами. Самые низкие ноты этого голоса были так глубоки, что их могла бы вызвать сама земля. Слов не было. Даже мелодии почти не было, но Дигори никогда не слышал таких несравненных звуков… Небо на востоке стало из белого розовым, а потом золотым. Голос звучал все громче и громче, сотрясая воздух… Расхаживая взад и вперед по этой пустынной земле, лев пел свою новую песню, мягче и нежнее той, что вызвала к жизни звезды и солнце. Лев ходил и пел эту журчащую песню, и вся долина на глазах покрылась травой, растекавшейся, словно ручей, из-под лап зверя. Волной взбежав на ближние холмы, она вскоре уже заливала подножия дальних гор, и новорожденный мир с каждым мигом становился приветливей».

Учителя школ мистерий указывали, что победа солнечного божества означала мгновенный переход от чисто минерального космоса к вселенной, наполненной растительной жизнью.

Согласно мистическим традициям, в своей самой ранней и наиболее примитивной форме растительные клетки соединялись в огромные колышущиеся структуры, похожие на сети, заполнявшие всю вселенную. В «Ведах», священных индийских текстах, этот этап Творения называется «сетью Индры» и обозначает бесконечную сеть светоносных живых нитей, переплетающихся друг с другом и образующих невообразимые сочетания.

Со временем некоторые из этих нитей начали сплетаться в более долговечные формы. Мы можем представить, на что эго было похоже, если вспомним, как в детстве посещали огромную оранжерею вроде той, что находится в ботаническом саду Кью в Лондоне, где любила бывать Алиса Лидделл — девочка, вдохновившая Льюиса Кэрролла на создание «Алисы в Стране чудес». Повсюду вьются лианы, воздух насыщен влажными туманными испарениями и пронизан солнечным светом, который кажется зеленым от обилия растений.

Если бы вы могли оказаться в центре этой картины и опустились на одну из огромных зеленых ветвей, уходящих вдаль, и если бы ветвь, на которой вы сидели, внезапно пошевелилась, то вы бы почувствовали себя героем сказки, сидящим на движущейся скале, которая вдруг оказывается великаном. Потому что огромным растением в центре космоса, чьи мягкие светоносные конечности простирались ко всем четырем сторонам мироздания, был Адам.

Это был рай.

Поскольку в космосе еще не было животного элемента, Адам был лишен желаний и не мог испытывать неудовлетворенности. Его потребности удовлетворялись еще до того, как он мог ощутить их. Адам жил в мире бесконечной весны. Природа содержала неисчерпаемый запас пищи в виде млечного сока, сходного с соком нынешних одуванчиков Мемориалы в память об этом блаженном насыщении дошли до нашего времени в статуях многогрудой Богини-Матери.

Со временем растительные формы становились более сложными и больше похожими на современные растения. Опять-таки, если бы вы могли видеть этот период истории космоса, то были бы потрясены зрелищем неисчислимых миллиардов трепещущих распускающихся цветков.

Сравнение со знаменитым рисунком Леонардо да Винчи открывает новый смысловой слой, который часто упускают из виду. Адам в буквальном смысле занимал собой весь космос

Мы показали, что тайная история сотворения мира любопытным образом соответствует некоторым этапам научной теории появления жизни. К примеру, мы видели, как на смену минеральному царству пришла примитивная растительная жизнь, за которой последовала эпоха более сложных растений. Но существует одно важное отличие, к которому я хочу привлечь ваше внимание. В тайной истории человеческая жизнь в своем развитии не только прошла через растительный этап, но и сохраняет растительный элемент как неотъемлемую часть современного человеческого существа.

Если вы выделите из организма симпатическую нервную систему и выставите ее на обозрение, она будет похожа на дерево. По образному выражению одного из ведущих британских гомеопатов, «симпатическая нервная система — это дар растительного царства физическому телу человека».

Германский солнечный идол (гравюра 1596 г.). Дж. Б. ван Хельмонт, известный алхимик и ученый, с которым мы еще встретимся в этой истории, называл желудок «престолом души»

Эзотерические учения всего мира уделяют большое значение тонким энергиям, циркулирующим в этой растительной части организма, а также «цветам» этого дерева, или чакрам. Как мы убедимся впоследствии, чакры выполняют функцию его органов восприятия. Главным центром растительного компонента человеческого тела, который питается волнами света и тепла, исходящими от Солнца, является чакра солнечного сплетения. Она называется «солнечной», так как была образована в эту эпоху, которая находилась под управлением Солнца.

Знание о растительном элементе человеческого тела глубже всего разработано в Китае и Японии. В китайской медицине энергетический поток растительной жизненной силы называется ци и одушевляет человеческое тело, а болезни возникают из-за блоков и препятствий в сложной системе движения энергии. Тот факт, что современная материалистическая наука не в состоянии зарегистрировать потоки этих энергий, действующих на неуловимом уровне между человеческим духом и животной плотью, не делает китайскую или японскую медицину менее эффективной, о чем свидетельствуют многие поколения пациентов.

Наряду с медициной китайцы и японцы придают огромное значение роли солнечного сплетения в духовной практике. Если вы посмотрите на статую медитирующего Будды, то увидите человека, сосредоточившего внимание внутри себя, и этот центр его психического и духовного тяготения расположен в нижней части живота. Он отделился от жесткой и смертоносной ментальности человеческого мозга и погрузился в свой внутренний центр (иногда называемый харой), связанный со всей жизнью на Земле. Он сосредоточен на осознании своей жизненной силы, своей общности со всеми живыми существами.

Хотя представление о чакрах стало популярным на Западе из-за распространения восточных эзотерических идей, они также играют важную роль в западной эзотерической традиции и фигурируют в произведениях египетской и еврейской эзотерической мысли. Христианство содержит не только тайную традицию о божествах звезд и планет, но и тайное учение о чакрах.

Органы растительного тела расположены в узловых точках вдоль его ствола. Они состоят из разного количества лепестков; к примеру, чакра солнечного сплетения состоит из десяти лепестков, а надбровная чакра из двух лепестков. Семь главных чакр, расположенных в паху, солнечном сплетении, почках, сердце, горле, на лбу и на затылке, фигурируют в сочинениях Якоба Бёме XVII века и даже, как мы убедимся впоследствии, в воспоминаниях христианских святых, таких как Тереза из Авилы, где они называются «глазами души».