Звездный путь (сборник). Том 3

Блиш Джеймс

Чандлер Бертрам

Пайпер Генри Бим

Диксон Гордон Р.

ЗВЕЗДНЫЙ ПУТЬ

 

 

STAR TREK

САМЫЙ ЗНАМЕНИТЫЙ

КИНОСЕРИАЛ

ФАНТАСТИКИ

ВПЕРВЫЕ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ

ИЗДАТЕЛЬСТВО

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

1992

James BLISH. STAR TREK

Джеймс БЛИШ. ЗВЕЗДНЫЙ ПУТЬ

А. Bertram CHANDLER. INTO THE ALTERNATE UNIVERSE

А. Бертрам ЧАНДЛЕР. В АЛЬТЕРНАТИВНУЮ ВСЕЛЕННУЮ

H. Beam PIPER. FOUR-DAY PLANET

Г. Бим ПАЙПЕР. ЧЕТЫРЕХДНЕВНАЯ ПЛАНЕТА

Gordon R. DICKSON. THE GENETIC GENERAL

Гордон Р. ДИКСОН. ПРИРОЖДЕННЫЙ ПОЛКОВОДЕЦ

Gordon R. DICKSON. SOLDIER

Гордон Р. ДИКСОН. ВОИН

 

Джеймс Блиш

ЗВЕЗДНЫЙ ПУТЬ

 

Кто скорбит по Адонаю

Как только открылась дверь лифта, все на мостике оторвались от работы.

Кирк загадал: сейчас войдет лейтенант Кэролин Пэламас с докладом об осколках похожего на мрамор вещества, которое они втянули с мертвой планеты из группы Кекропа. Да, он оказался прав. Кэролин протянула ему отчет.

— Спасибо, — стараясь не смотреть в ее сияющие серо-синие глаза, сказал он.

Совершенная красота, подумалось ему, может стать тяжелым бременем для женщины. Взгляды, которые она невольно привлекала, сразу ставили ее в особое положение. А ему не хотелось, чтобы Кэролин Пэламас чувствовала себя одинокой. Ее достоинства заключались не только в роскошных золотистых волосах и серо-синих глазах — она, будучи новым членом экипажа, прекрасно разбиралась в археологии. Кирк постоянно боялся обидеть ее своим восхищенным взглядом. Он сказал:

— Займитесь исследованием Поллукса Четыре, лейтенант.

Доктор Мак-Кой, судя по всему, решил проявить заботу о девушке.

— Кэролин, у вас усталый вид, — заметил он.

— Я всю ночь писала отчет, — ответила она.

— Чашечка кофе взбодрит вас, — вмешался Скотти. — Кэролин, может быть, вы составите мне компанию?

Она улыбнулась.

— Сначала мне надо убрать химикаты.

Когда она ушла, Кирк спросил:

— Боунс, чего это он так разволновался из-за чашки кофе?

— Я влюбился, — коротко ответил Скотти и поспешил за девушкой. Мак-Кой нахмурился.

— Да, Джим, этого я от него не ожидал.

— Скотти — отличный парень, — заметил Кирк.

— Ему кажется, что он именно тот, кто ей нужен, но она, — Мак-Кой покачал головой. — Анализ психического состояния нашей Венеры говорит о ее сильной предрасположенности к супружеской жизни и материнству. Джим, ведь она — женщина до мозга костей. В один прекрасный день она попадется на крючок и вылетит со службы.

— Жаль, Боунс, если мы потеряем ее, — она отличный специалист, но глупо бороться с природой.

Чехов, чье рабочее место находилось рядом с креслом командира, вмешался в разговор.

— Выходим на стандартную орбиту вокруг Поллукса Четыре, сэр.

Поллукс Четыре уже появился на экране. Он был похож на Землю — континенты, моря, облака.

— Мистер Спок, что нам уже известно об этой планете?

— Что она класса М, капитан, — ответил Спок, не отрываясь от компьютера. Кирк взглянул на экран и увидел, как планета, медленно вращаясь, придвинулась ближе. Спок сказал:

— Азотно-кислородная атмосфера, сэр. Живые существа не обнаружены. Примерный возраст — четыре миллиарда лет. Мне кажется, нет смысла высаживаться на ней. — Эта планета ничем не примечательна.

Кирк нажал на кнопку:

— Картографический отдел, приступайте к работе. Перевести сканнеры в автоматический режим.

— Капитан, — крикнул Зулу. — Внимание на двенадцатый сканер.

Между ними и планетой внезапно возникло нечто бесформенное и настолько прозрачное, что сквозь него были видны звезды. Это нечто быстро росло.

— Откуда… — Мак-Кой замолчал.

— Мистер Зулу, — спросил Чехов, — у меня что, галлюцинация?

— По-моему, нет. Разве что у нас обоих, — ответил Зулу. — Капитан, да ведь это — гигантская рука.

Кирк промолчал. На экране аморфная масса стала принимать очертания гигантских пальцев, ладони, массивного запястья, которое простиралось вниз и выходило из поля зрения наблюдателей.

— Мистер Спок, что говорят приборы? — голос Кирка прозвучал глухо. — Это действительно рука?

— Нет, капитан. Это не живая материя.

— Но тогда это увеличенное изображение.

— Сэр, это — силовое поле.

— Полный назад, — резко приказал Кирк. — Курс 230, отметка 41.

Между тем ладонь уже занимала весь экран, линии на ней казались глубокими впадинами, а огромные возвышения лишь отдаленно напоминали неровности человеческой ладони. Впадины стали более заметными, и Чехов вскликнул:

— Она сейчас схватит нас!

Впервые Спок наконец-то оторвался от компьютера и взглянул на экран.

— Капитан, если это силовое поле…

— Полный назад! — приказал Кирк.

Свет замигал. Корабль тряхнуло. Раздался скрежет металла. Все попадали на пол. Зулу, дотянувшись до крышки панели, пытался отбросить ее назад:

— Корабль неуправляем! Он не двигается с места.

Скотти выскочил из лифта, а Кирк, вернувшись на место, обратился к Ухуре:

— Лейтенант, немедленно доложите о происшедшем на Двенадцатую Звездную Базу. Сообщите, что неизвестная сила остановила “Энтерпрайз”. — Он повернулся к Зулу. — Мистер Зулу, попытайтесь раскачать корабль: полный вперед, затем назад.

— Капитан, поступили сообщения о полученных повреждениях, — сказала Ухура. — Положение находится под контролем. Корабль пострадал незначительно.

— Мистер Зулу, как дела?

— Сейчас попробую резко сдвинуть его с места, сэр.

Корабль задрожал.

— Бесполезно, капитан. Мы застряли.

Кирк взглянул на экран. Все пространство занимала ладонь. Через нее просвечивали звезды. Кирк отвернулся.

— Данные, мистер Спок, что нам известно?

— Корабль полностью окружен силовым полем. Оно напоминает обычное, но с другой длиной волны. Несмотря на сходство с человеческой рукой, это не живая материя. Это — поле.

— Спасибо, мистер Спок. Мистер Зулу, переключите носовое орудие на отталкивание.

— Есть, сэр.

— Включение!

Корабль дрогнул.

— Бесполезно, сэр, — сказал Зулу. — Похоже, нам нечего отталкивать.

Вмешался Спок.

— Капитан, предлагаю вывести показания двенадцатого сканера на обзорный экран.

— Выполняйте, мистер Спок.

Теперь ладонь скользнула в сторону, а на ее месте на экране стали вырисовываться полупрозрачные черты огромного лица. На мостике “Энтерпрайза” воцарилась мертвая тишина. Наконец огромное лицо появилось целиком, но Кирка поразила не его величина. Никогда раньше он не встречал такого прекрасного мужского лица, а в том, что оно принадлежало именно мужчине, не было никакого сомнения. Увенчанное диадемой из звезд, лицо сияло классической красотой, вечной, как звезды. Темные глаза смотрели прямо на корабль.

Голос, раздавшийся с экрана, вполне соответствовал внешности говорившего.

— Эоны минули, и предначертанное сбылось. Приветствую вас, о мои возлюбленные дети. Ваш дом ждет вас.

Кирк потряс головой, словно пытаясь избавиться от низких всепроникающих звуков. Он оторвался от экрана и обратился к Ухуре.

— Лейтенант, ответная частота.

— Вычислена, сэр. Канал свободен. Он подтянул к себе микрофон:

— Говорит капитан космического корабля “Энтерпрайз” Джеймс Т. Кирк. Пожалуйста, назовите себя.

Но его просьба осталась без ответа.

— Вы покинули свои поля и равнины и отправились на поиски приключений, — продолжал голос. — Мы вместе будем вспоминать старые добрые времена. Мы будем пить священное вино. В лесах вновь заиграют свирели. Долгое ожидание закончилось.

Слова звучали, как заклинания. Кирк спросил:

— Я не знаю, кто вы, но ответьте мне, это вы остановили наш корабль?

— Я просто велел ветру покинуть ваши паруса.

— Так велите ему вернуться, — сказал Кирк. — Тогда и поговорим. Похоже, вы собираетесь сохранить свое имя в тайне, но предупреждаю вас, мы в состоянии постоять за себя. Освободите корабль!

Губы сложились в одобрительную улыбку:

— В вас не угас прежний огонь. Как вы похожи на своих отцов. Агамемнон… Ахилл… Гектор… троянский.

— К черту историю. Освободите корабль или я…

Улыбка исчезла.

— Вы покоритесь мне. Ведь стоит мне сжать руку в кулак вот так…

Корабль затрясся, как погремушка в руках рассерженного ребенка.

— Капитан, внешнее давление растет, — крикнул Скотти со своего места. — Восемьсот… оно продолжает расти!

— Мистер Скотти, сделайте все возможное.

— Давление критическое, сэр. Тысяча… Корабль не выдержит.

Кирк в ярости повернулся к экрану.

— Хорошо, вы выиграли. Перестаньте.

— Вы получили хороший урок. Помните о нем, — произнес голос. На его суровом лице появилась ослепительная улыбка.

— Капитан, я приглашаю вас и ваших офицеров к себе. Всех, кроме того — с острыми ушами.

Кирк поспешно заметил Споку:

— Не обращайте внимания, мистер Спок. Мы не знаем, с кем имеем дело.

Между тем голос потребовал:

— Поторапливайтесь, дети мои. Да возликуют ваши сердца!

— Ну как, Боунс, вы готовы?

— Джим, вы считаете это целесообразным?

— Не хотите же вы, чтобы наш корабль раздавили, как орех.

Кирк встал, и подошел к сидевшему за компьютером Первому помощнику.

— Мистер Спок, вы остаетесь за старшего. Попытайтесь определить природу удерживающей нас силы, привлеките к этой работе всех научных сотрудников. Попытайтесь высвободить корабль.

— Есть, сэр, вы… вниз?

— Да, мистер Спок.

Кирк и сопровождавшие его офицеры оказались среди оливковых деревьев. Перед ними на поросшем травой холме стояло небольшое сооружение из белоснежного мрамора. Оно было украшено шестью колоннами с каннелюрами и изящными резными завитками. От храма явно веяло классической древностью. И все же в нем было что-то удивительно знакомое.

Полукруглая лестница вела наверх, внутрь здания.

Чехов и Скотти прикрывали Кирка сзади. Он сказал:

— Следите за показаниями трикодеров.

Кэролин Пэламас побледнела и подошла к Мак-Кою.

— Доктор, а зачем капитан взял меня сюда?

Мак-Кой ответил:

— Вы специалист по древним цивилизациям. Похоже, мы столкнулись с одной из них. Нам пригодится все, что вы сумеете вспомнить. — Он двинулся вслед за Кирком. — Идите. Лучше, если мы все будем рядом с капитаном, когда он подойдет к дверям.

Однако дверей не было. Они сразу оказались в окруженном колоннами помещении. Напротив них на пьедестале стоял резной беломраморный трон. Невдалеке от него, на столе окруженном скамьями, лежали фрукты и мех с вином. Звучали флейты, и мелодия, которую они выводили, была призывной, дикой, языческой. На скамье возле стола сидел тот самый красивый мужчина, лицо которого они видели на экране “Энтерпрайза”. Наброшенное на мускулистые смуглые плечи одеяние едва прикрывало бедра. Рядом лежала лира. Он встал и пошел им навстречу.

— Приветствую вас, дети мои! Как долго я ждал вас!

Он был так молод, что, если бы не величие, которым было проникнуто все его существо, слово “дети” могло бы показаться нелепым.

Кирк сказал шепотом:

— Боунс, направьте на него свой трикодер.

— О, мы будем вместе вспоминать о нашей цветущей прекрасной Земле! — мужчина воздел руки, словно призывая воспоминания. — Ее зеленые луга, синее небо, простых пастухов, пасущих свои стада.

— Вы знаете о Земле? — спросил Кирк. — Вы там бывали?

Мужчина улыбнулся, сверкнув ослепительными зубами.

— Когда-то Земля дрожала, стоило мне лишь взмахнуть рукой, и весна возвращалась по моему повелению.

— Вы говорили об Ахилле, — сказал Кирк. — Откуда вам о нем известно?

— Обратите свой взор в минувшие века, я живу в ваших воспоминаниях. Ваши отцы поклонялись мне и отцы ваших отцов. Я — Аполлон.

Это было правдоподобно до безумия. Храм… лира. Аполлон считался не только богом Солнца, но и покровителем музыки. А этот сидящий напротив них мужчина был действительно красив, как бог, и говорил, как герои античных трагедий…

Чехов рассеял чары.

— В таком случае я царь всея Руси!

— Мистер Чехов!

— Простите, капитан, мне раньше не приходилось встречаться с богами.

— А кто вам сказал, что это бог? — возразил Кирк. — Боунс, что подсказывает ваш трикодер?

— Это самый обычный гуманоид.

— Вы так же невоспитанны, как сатиры. Придется научить вас хорошим манерам. — При этом существо не сводило глаз с Кэролин Пэламас. Оно подошло к ней и потрепало ее за подбородок. Скотти рассвирепел, но Кирк остановил его.

— Спокойно, Скотти.

— Земля всегда рождала красивых женщин. Что ж, хоть это не изменилось. Я рад. Да, мы, боги, были на Земле, как дома, — Зевс, Афина, моя сестра Артемида. Пять тысяч лет тому назад мы были на ней, как дома.

— Ладно, — сказал Кирк. — Мы пришли. Теперь давайте поговорим. Судя по всему, вы один. Может, вам чем-нибудь помочь?

— Помочь мне? Не в ваших силах помочь мне. Вы останетесь здесь. — Это прозвучало, как приговор. — Устройство, доставившее вас сюда, больше не работает.

Кирк откинул крышку коммуникатора. Тишина. Существо заметило как бы между прочим:

— Капитан, это устройство тоже не работает. — Он помолчал. И добавил:

— Вы будете поклоняться мне, как ваши отцы и деды.

— Если вам угодно изображать из себя бога Аполлона, можете продолжать, — возразил Кирк. — Но для нас вы не бог.

— Я сказал, — повторил гуманоид, — что вы будете поклоняться мне.

— Для этого вам нужно многому научиться, мой друг, — отрезал Кирк.

— Нет — вам! Начнем урок!

Кирк не мог поверить своим глазам. Гуманоид, рост которого не превышал шести футов двух дюймов, стал быстро увеличиваться в размерах. Он возвышался над ними уже на двенадцать футов, но все еще продолжал расти. Наконец, он превратился в огромного великана-громовержца. Он сдвинул брови, и раздался оглушительный удар грома. Свет в храме померк, зигзаги молний разорвали темноту. Снова раздался удар грома. Кирк посмотрел вверх и увидел высоко над колоннадой храма огромную голову, увенчанную ослепительным нимбом из молний.

Аполлон произнес:

— Добро пожаловать на Олимп, капитан Кирк!

Командир “Энтерпрайз” замер в замешательстве. Его разум отказывался признавать божественную природу существа, хотя все говорило о том, что это правда. Вдруг он заметил, что лицо Аполлона исказилось, массивные плечи опустились. Затем он исчез. Первым заговорил Мак-Кой:

— М-да, замечательно.

Кирк повернулся к девушке:

— Лейтенант Пэламас, что вам известно об Аполлоне?

Она смотрел на него невидящими глазами.

— Что?.. а, Аполлон. Он… он был сыном Зевса и Латоны, смертной женщины. Считался богом света, музыки, стрельбы из лука, покровительствовал прорицателям.

— А это существо?

Она задумалась.

— Судя по всему, ему известно о Земле. Его манера говорить, внешность наводят на мысль об античности. Его лицо имеет портретное сходство со скульптурными изображениями богов, сохранившимися в музеях.

— Боунс, вы?

— Я пока не могу сказать ничего определенного. Внешне он похож на человека, но это ни о чем не говорит.

— Кто бы это ни был, — заметил Чехов, — он стоит на высокой ступени развития.

— Это существо обладает огромными запасами энергии, — добавил Скотти. — Такие фокусы требуют огромного расхода энергии.

— Очень хорошо. Но какой энергии? Где находится источник? — нетерпеливо спросил Кирк. — Осмотрите все вокруг и попробуйте установить источник энергии.

Скотти и Чехов двинулись вперед с трикодерами наготове, а Кирк в раздумье повернулся к Мак-Кою. — Сдается мне, что пять тысяч лет тому назад…

— У вас появилась гипотеза, Джим?

— Возможно. Что, если…

— Джим, смотрите!

Аполлон, снова приняв свое человеческое обличье, сидел на мраморном троне.

— Подойдите, — приказал он.

Они повиновались. Кирк заговорил.

— Мистер, — начал он, затем помедлил и наконец решился. — Аполлон, будьте любезны, скажите нам, чего вы от нас хотите. И, если можно, не будем упоминать об Олимпе.

— Я хочу от вас того, что принадлежит мне по праву, — верности, жертвоприношений и поклонения.

— Что вы предлагаете взамен?

Темные глаза задумчиво посмотрели на Кирка.

— Я предлагаю вам жизнь простую и полную радостей, такую, какой она была на нашей прекрасной Земле тысячи лет тому назад.

— Мы не привыкли кланяться каждому, кто встречается на нашем пути.

— Вы похожи на Агамемнона. И Геркулеса. Они были такими же гордыми и высокими. — Низкий голос дрогнул от горечи. — Они тоже пытались бороться со мной, узнали всю тяжесть моего гнева.

Скотти подошел к Кирку и услышал последние слова Аполлона.

— Мы тоже можем прогневаться, — заявил он запальчиво.

— На моем корабле сто тридцать человек, — добавил Кирк. — И они…

— Они мои, — сказал Аполлон. — Я волен позаботиться о них или их уничтожить.

В разговор внезапно вмешалась Кэролин:

— Но зачем? Это совершенно бессмысленно.

Взгляд Аполлона остановился на ее сияющих золотистых волосах.

— Как тебя зовут?

— Лейтенант Пэламас.

— Я хочу знать твое имя.

Она с мольбой взглянула на Кирка.

— Кэролин.

— Да. — Аполлон подался вперед. — Афродита необыкновенно щедро одарила тебя красотой. Мне есть о чем рассказать тебе. Мы с тобой будем говорить о подвигах и о любви.

— Оставь ее в покое! — крикнул Скотти.

— Ты возражаешь? — Аполлон рассмеялся. — Смертный, ты многим рискуешь.

Скотти выхватил фазер:

— И ты тоже!

Аполлон мгновенно поднялся на ноги и указал на фазер. Из пальца вылетело синее пламя, и Скотти, закричав от боли, выронил оружие.

Кирк наклонился, чтобы поднять его, но его опередил Чехов. Фазер превратился в комок расплавленного металла. Чехов передал его Кирку. Комок был горячим на ощупь.

— Весьма впечатляюще, — произнес Кирк с неподдельным уважением в голосе. — Как вы генерируете энергию?

— Капитан! — крикнул Чехов. — Фазеры!

Кирк вытащил свой фазер — он тоже превратился в кусок бесполезного металла.

— Ваши игрушки не будут действовать.

Аполлон решил сменить тему. Он спустился с трона и подошел к Кэролин.

— Да, — сказал он, глядя ей в глаза. — Киприда проявила необычную щедрость. Но та рука, которая держит лук, должна быть обнаженной.

Он дотронулся до ее одежды. Ткань стала тонкой и упала мягкими золотистыми складками. На Кэролин появился длинный мягкий хитон, оставлявший левое плечо открытым. Ботинки превратились в золотые сандалии.

Она прошептала в восхищении:

— Как это красиво.

— Это ты красива, — сказал он. — Идем.

— Она не пойдет с тобой! — крикнул Скотти. Он с гневом шагнул в их сторону и был отброшен на мраморную скамью. Мак-Кой бросился к нему.

— Этому смертному нужно научиться повиноваться. — сказал Аполлон. — Как, впрочем, и всем вам. — Он держал Кэролин за руку. — Но ты… ты пойдешь со мной.

Кирк попытался подойти к ним, но девушка покачала головой:

— Все в порядке, капитан.

Услышав это, Аполлон улыбнулся.

— Вот и хорошо. Ты не боишься. Мне это нравится.

Внезапно их обоих охватило сияние, и они растворились в нем.

Мак-Кой крикнул Кирку:

— Скотти без сознания, но он уже приходит в себя. Джим, мне кажется, что мы не должны были позволять Кэролин уйти. С этим Аполлоном нужно держать ухо востро.

— Не так-то просто было его остановить, — сказал Кирк. — Скотти вот попытался.

— Мне не нравится, что у него постоянно меняется настроение. То он великодушный, то злой. Он может ее убить, если она попытается ему возражать.

— Да, — Кирк повернулся к Чехову. — Мистер Чехов, продолжайте наблюдение. С вами все в порядке, Скотти?

Инженер мотнул головой:

— Не знаю. Я весь горю. Внутри все жжет. Он забрал ее с собой?

— Похоже на то, Скотти.

— Капитан, его нужно остановить! Он ее хочет, он смотрел на нее.

— Мистер Скотти, лейтенант пошла с ним добровольно с целью побольше о нем узнать. Я понимаю ваше беспокойство, но она делает свое дело. Пора и вам заняться своим. Нам нужно установить, откуда он черпает энергию. У вас есть трикодер. Начинайте работать. И еще, не смейте оказывать ему сопротивление. Я не хочу, чтобы вас убили. Это приказ.

Скотти помрачнел и побрел вслед за Чеховым. Мак-Кой сказал:

— Джим, Скотти не верит в богов.

— Но Аполлон мог бы быть богом в прошлом.

— Вы так считаете?

— Боунс, что если пять тысяч лет тому назад группа высокоразвитых гуманоидов прилетела на Землю и приземлилась неподалеку от Эгейского моря. Простодушные греческие пастухи вполне могли принять их за богов. Особенно если они умели принимать другой облик и обладали огромными запасами энергии?

Мак-Кой задумался. Потом кивнул. — Они похожи на людей: иногда великодушные, иногда мстительные. Возможно, вы правы. Но я предпочел бы, чтобы наша красавица была в безопасности на борту “Энтерпрайза”.

* * *

Золотые сандалии Кэролин ступали по мягкой траве на поляне.

Мак-Кой назвал человека, идущего рядом с ней, обыкновенным гуманоидом. Воздух был наполнен щебетанием птиц. Ее рука покоилась в его руке. Он поднял ее к своим губам — они были такими теплыми. Сквозь пение птиц до нее долетал шум водопада. Кэролин Пэламас подумала: “Я и боюсь и не боюсь его. Как странно”.

— Я знал многих женщин, — сказал он. — Смертных Дафну, Кассандру. Ни одна из них не была так прекрасна, как ты. Ты боишься меня?

— Я… я не знаю. Не каждый день слышишь такое от…

— От бога. Поверь мне.

Она решила сменить тему:

— Откуда ты знаешь о Земле?

— Ты ведь тоже ее помнишь? Земля — это и мой дом, я всегда с благоговением вспоминал о ней. Там было весело, были храбрые герои, прекрасные женщины.

— Ты так одинок, — сказала она. — Остальные, где все остальные? Гера, Гермес, твоя сестра Артемида?

— Они унеслись к звездам на крыльях ветра, — ответил он.

— Ты хочешь сказать, что они умерли?

— Нет, мы, боги, бессмертны. Это Земля умерла. Ваши отцы отвернулись от нас, и мы превратились в воспоминания. Бог не может быть воспоминанием. Нам нужно, чтобы нам поклонялись, любили.

— Ты действительно считаешь себя богом? Он рассмеялся.

— Это уже вошло в привычку. Но отчасти это правда. Жизнь людей зависела от нас. Когда люди отвергли нас, мы могли спуститься с Олимпа и уничтожить их. Но мы не захотели убивать. Поэтому мы вернулись к звездам.

Его голос дрогнул.

— Те, кто любил нас, уже давно ушли. Мы ждали тысячи лет, без поклонения, без любви.

— Но ты говорил, что боги не умирают.

— Гера ушла первой. Она встала перед храмом, и ветер подхватил ее, она становилась все легче и легче и наконец исчезла совсем. Даже боги не всегда могут вернуться назад. — Он помолчал, затем повернулся к ней.

— И вот пришли вы, — сказал он.

Легкий ветер шевелил траву у его ног. Его взгляд о многом говорил ей. И ей было приятно это. Внезапно ее охватила непонятная тревога.

— Я знал, что вы когда-нибудь отправитесь к звездам. Из всех богов я один в это верил. Я ждал, когда вы придете в храм и сядете рядом со мной. Я был так одинок.

Она ничего не ответила.

— Зевс, — сказал он, — взял Латону, мою мать. Она была смертной, как ты. Он взял ее, чтобы заботиться о ней, охранять ее, любить.

Он обнял ее, но она прошептала:

— Нет, нет, только не сейчас. Я… ты так добр ко мне и так одинок. Мне жаль тебя, но… Но я не знаю. Я…

— Я ждал пять тысяч лет.

Он поцеловал ее. Она слегка отшатнулась, и он выпустил ее.

— Я подожду, пока ты успокоишься. Храм недалеко.

Он наклонился и поцеловал ее в лоб, затем повернулся и пошел вверх по склону. Она смотрела ему вслед. По ее щекам текли слезы. Что-то должно произойти. Кто скажет, что ее ждет? Между тем птицы умолкли и тени стали длиннее. Она подождала еще немного и пошла вверх за ним к храму.

Кирк, Скотти, Мак-Кой и Чехов в это время осматривали территорию вокруг храма. Она услышала, как Чехов крикнул Кирку:

— Капитан, мой трикодер реагирует на какой-то источник энергии.

Она была рада, что Скотти смотрел сейчас на землю.

— Капитан, я не могу определить его точного местонахождения.

— Зато похоже, что Аполлону это удается, мистер Скотти. Он подзаряжается именно от него. Но каким образом?

— Электрический угорь тоже умеет генерировать энергию и управлять ею без вреда для себя, — сказал Чехов. — А сухой червь на Атносе…

— Прошу вас, не надо перечислять все, что вы знаете, — взмолился Мак-Кой.

— Но капитан просил предоставить ему необходимую информацию, — невозмутимо ответил Чехов.

— Джим, Спок скоро совсем испортит этого парня.

— Мистер Чехов, вы считаете, что Аполлон питается энергией, разряжая ее через свое тело? — спросил Кирк.

— Похоже на то, сэр.

— Но мы не знаем, откуда он черпает энергию. Мы должны это выяснить, если мы хотим отрезать его от источника!

— Это необходимо сделать в первую очередь, — пробормотал Мак-Кой.

— Боунс, это все, что вы можете нам предложить?

— Да, правда, есть и еще кое-что. У нашего Аполлона имеется дополнительный орган. Понятия не имею, какие функции он выполняет.

— Дополнительный орган? Боунс, есть ли хоть малейший шанс…

— Капитан! — крикнул Скотти.

Неожиданно Аполлон появился на ступенях храма. Кирк направился к нему.

— Где лейтенант Пэламас?

— С ней все в порядке.

— И все же я хотел бы знать.

— Пусть вас это больше не волнует, капитан Кирк.

— Ты, варвар проклятый, что ты с ней сделал? — закричал Скотти.

Кирк не успел его остановить. Скотти схватил камень и бросился на Аполлона. Тот поднял руку, и из его пальца вылетела синяя молния. Скотти подлетел вверх и плашмя упал на землю, камень выпал из его руки и покатился вниз по склону холма.

— Как он? — спросил Кирк.

Мак-Кой наклонился над Скотти.

— Ничего утешительного, Джим. Он в глубоком шоке.

Кирк посмотрел на Скотти. Из глубокой раны на его лице сочилась кровь. Кирк постоял некоторое время, наблюдая, как Мак-Кой набирает лекарство в шприц. Затем он повернулся и стал подниматься вверх по ступеням храма.

— Ну ладно, мистер последний из богов. Вы хотели найти любовь? А посеяли ненависть. Отныне…

Аполлон направился на него. Синяя молния ударила его прямо в грудь. Кирк задохнулся, хватаясь руками за сердце, потом потерял сознание и упал лицом вниз.

Мак-Кой подбежал к нему и оттянул ему веко.

— Второй пациент, — пробормотал он, ни к кому не обращаясь. — Два идиота.

Кэролин, оправившись от испуга, выскочила из-за дерева и с криком бросилась к ступеням храма.

— Что ты с ними сделал? Что ты натворил?!

— Я должен был проучить их, — устало проговорил Аполлон.

Она повернулась к нему спиной и побежала к своим товарищам. Кирк пытался встать, Мак-Кой поддерживал его за плечи. Она опустилась на колени возле Скотти и туникой вытерла кровь с его подбородка. Когда она дотронулась до него, он открыл глаза и слабо улыбнулся.

— Что произошло? — вымолвил он.

— Постарайтесь держать себя в руках в следующий раз, — сухо заметил Мак-Кой.

— Я ему голову оторву, — сказал Скотти.

— Вы нарушили приказ! Когда мы вернемся на корабль, то займемся вашим делом.

— Она ведь стоит того, капитан.

— Вы офицер звездного флота! Ведите себя достойно! Кроме того, вас могли убить!

Кэролин вскочила на ноги.

— Аполлон не собирается никого убивать.

Кирк уставился на нее.

“Женщины есть женщины! — подумал он. — Они так доверчивы”. А вслух холодно заметил:

— Лейтенант, он уже несколько раз попытался это сделать.

— Он мог, но он никого не убил! Капитан, вы должны это понять! Он не собирается вредить нам. Он просто очень одинок. Он — бог света, музыки. Он не причинит нам вреда!

Кирк схватил ее за плечи.

— Что он с вами сделал?

— Ничего, мы просто разговаривали.

— О чем?

— Капитан, я…

Голос Кирка был твердым, как камни храма.

— Отвечайте, лейтенант. То, что он говорил, может помочь нам.

Она опустила глаза:

— Он сказал, что наступает момент, после которого уже нельзя ничего вернуть, это непосильно даже для бога. Конечно, он не бог, он так человечен!

— Но он также и не человек, — мрачно заметил Скотти.

— Нет! — крикнула она. — Он даже более, чем человек.

— Лейтенант, на корабле четыреста тридцать членов экипажа, и они в беде.

— О, я знаю, капитан! Вы думаете, что я не знаю об этом? Я просто не могу… — она заплакала.

— Помягче с ней, Джим.

— Зачем? Чтобы она могла разыграть увлекательное любовное приключение?

— За ней ухаживает сам бог. Это не слабо, Джим.

Кирк в раздражении пожал плечами.

— Как вы себя чувствуете, Скотти?

— Я не могу пошевелить левой рукой.

— Вы не сможете этого сделать в течение некоторого времени. У вас какое-то повреждение нерва. Джим, я мог бы помочь вам, если бы у меня с собой были необходимые инструменты.

— Есть еще одна причина, по которой нам нужно уйти отсюда, — Кирк перешагнул через бревно, отпихнул его в сторону и, повернувшись, помахал Мак-Кою.

— Боунс, послушай. Я пытался вспомнить, что я знаю из греческой мифологии. Так вот, после того, как они растрачивали энергию, богам нужен был отдых, как и людям. По крайней мере, я думаю, предполагаю, что это так.

— Вы думаете, что Аполлон где-то заряжает свои батареи?

— Это не так уж невероятно. Он снова исчез, не так ли? Почему бы ему не отдыхать где-нибудь после того представления, которое он нам устроил? Вспомните, ведь он поддерживает силовое поле вокруг корабля, да еще истощает энергию здесь внизу. Что я имею в виду? А что если мы перегрузим его, истощим его? Это может нам помочь.

— Проблема в том, что он может нас всех убить.

— Нет, если нам удастся спровоцировать его на то, чтобы он снова ударил одного из нас, утечка энергии может сделать его уязвимым, и он не сможет причинить вреда остальным.

— Я по-прежнему боюсь, что мы можем все погибнуть.

— Боунс, вы пессимист. Это наш единственный выход. Когда он вернется, мы попробуем. Намекните Чехову о плане. Неподвижная рука Скотти выводит его из драки. Между прочим, давайте уведем его в тень храма. На солнце жарко.

Но Кэролин Пэламас уже помогала Скотти перебраться в прохладу храма и устроиться на скамье. Кирк, последовавший за ними, услышал, как она сказала:

— Мне так жаль, извини.

— Я не виню тебя, — мрачно ответил Скотти, глядя ей в лицо. Он оттолкнулся здоровой рукой. — Кэролин, ты не должна позволить себе влюбиться в него!

— Ты думаешь, я хочу этого?

Кирк прервал их:

— На этот вопрос вы должны ответить, лейтенант. Чего на самом деле вы хотите? Соберитесь с духом, расскажите.

— Джим, он перезарядил свои батареи.

Мак-Кой предупредил его очень тихо. Кирк обернулся.

Полный сил, сияющий Аполлон стоял, облокотившись на мраморный трон, темные глаза его были устремлены на них, он внимательно наблюдал.

— Подойдите, — произнес он.

Кирк, Мак-Кой и Чехов повиновались.

— Вы пытаетесь убежать от меня. Это бесполезно. Я знаю все, что вы, смертные, делаете.

— Вы ничего не знаете о нас, смертных, — сказал Кирк. — Смертные, о которых вы знаете, это наши отдаленные предки. Это они трепетали перед вашими трюками. Но нас они не пугают, как не пугаете и вы. — Он говорил с намеренной дерзостью. — Мы прошли длинный путь эволюции за пять тысяч лет.

— Я могу уничтожить вас одним взмахом руки. — Сверкнула ослепительная улыбка. — Затем я могу возродить вас снова. Я могу давать жизнь и забирать ее. Что еще человечеству нужно от его богов?

— Нам этого достаточно, — сказал Кирк.

Аполлон утомленно вздохнул.

— Больше никаких дискуссий, смертный. Я предлагаю вам вечную радость, как в старые добрые времена. А прошу очень малого взамен. Но того, чего я прошу, я добьюсь.

Он наклонился вперед:

— Подойдите ко мне.

Они не только не повиновались, но вместо этого повернулись к нему спиной и направились к выходу из храма.

— Я сказал, подойдите ко мне!

— Нет, — бросил Кирк через плечо.

— Вы будете собирать лавровые листья! Вы будете зажигать древние огни! Вы убьете оленя и принесете мне жертву!

Кирк расхохотался.

— Собирать лавровые листья? Вы только его послушайте.

— Сейчас и без костров тепло! — крикнул Мак-Кой.

Чехов рассмеялся:

— Может, нам еще станцевать вокруг майского дерева?

Аполлон поднялся.

— Вы пожнете плоды своего высокомерия.

— Разойдитесь. Приготовьтесь, — тихо сказал Кирк. Затем он повернулся и крикнул: — Мы устали от вас и ваших дурацких фейерверков!

— Вы это заслужили.

Аполлон поднял руку, когда Кэролин крикнула:

— Нет! Нет, пожалуйста, нет! Отец не убивает своих детей! Ты добр! Ты любишь их! Как они могут почитать тебя, если ты причиняешь им боль? Смертные часто совершают ошибки, ты знаешь нас!

— Шш-шш, — зашикал Кирк. Она на него едва взглянула. Теперь она стояла на коленях перед троном.

— Пожалуйста, ты знаешь так много о любви. Не причиняй им боль!

Поднятая рука опустилась. Аполлон сошел с возвышения и заключил ее в свои объятия. Затем он посадил Кэролин на свой трон. Положив руку на ее плечо, он повернулся к ним.

— Она моя любовь на десять тысяч лет, — сказал он. — Ради нее я буду снисходителен к вам. Приведите остальных людей сюда. Им понадобятся дома. Велите своим ремесленникам принести топоры.

Голос Кирка прерывался от горького разочарования:

— А вы нам, конечно же, поставите овец, которых мы будем пасти, и свирели, на которых мы будем играть.

Аполлон обнял Кэролин, и в следующий миг вокруг них появилось солнечное сияние. Они растворились в нем и исчезли.

— Капитан, мы должны сделать что-нибудь!

Кирк подошел к скамье, на которой лежал Скотти.

— Мы пытались что-то сделать, пока эта ваша девчонка не вмешалась! Ладно, она остановила его на этот раз! Как вы думаете, как долго продлится ее влияние?

Кэролин тоже задавала себе этот вопрос.

Боги были известны непостоянством в любви. Теперь летняя трава на склоне, поросшем оливами, была еще зелена под ее сандалиями. А осенью или зимой? Они ведь придут в свой черед? Лето пройдет, а когда оно кончится, она узнает, катастрофа или слава ждут ее. Сейчас же она ничего не хотела знать, кроме тепла его руки.

— Они глупцы, — сказал он. — Они думают, что прошли путь эволюции. Они ошибаются. Они забыли все, что придает жизни смысл. Смысл жизни богов смертных.

— Они мои друзья, — произнесла она.

— Они будут с тобой, — сказал он. — Я заставлю их остаться с тобой, с нами. Ради тебя я буду заботиться о них.

Ее била дрожь. Она крепко сжала руки, чтобы уменьшить ее. Он взял их в свои.

— Я лучше любой твоей мечты о любви, — продолжал он. — Ты и я — мы оба теперь бессмертны.

Их губы слились в поцелуе. Кэролин обняла его.

— Да, ты прав, — прошептала она. — Да, да, да.

Кирк настороженно посмотрел на нее, когда она снова вернулась в храм.

— Лейтенант, а где он?

Она не ответила, и Скотти, с трудом подняв голову от скамьи, увидел ее лицо.

— Что с ней случилось? Если он…

Она молча прошла мимо него к трону. Ее взгляд был уже взглядом женщины. Стало ясно, что мужчины с “Энтерпрайза” перестали для нее существовать.

— Она не может говорить, — сказал Скотти озадаченно. — Он лишил ее дара речи.

— Полегче, Скотти, — сказал Кирк. — Она не будет разговаривать с вами. Вы слишком заинтересованное лицо. Но она будет разговаривать со мной.

— Вам нужна помощь, капитан? — спросил Чехов.

— Сколько вам лет, лейтенант Чехов?

— Двадцать два, сэр.

— Тогда оставайтесь на месте, — сказал Кирк. Он подошел к девушке. — С вами все в порядке, лейтенант Пэламас?

Она спустилась с помоста.

— Что?

— Я спросил, все ли с вами в порядке?

— В порядке? О, да. Со мной все в порядке. А у меня есть для вас сообщение.

— Садитесь. — сказал Кирк. — Сюда, на скамью. Рядом со мной, сюда.

Она сглотнула.

— Он хочет, чтобы мы жили в вечной радости. Он хочет охранять нас и доставлять нам все, что нужно, до конца наших дней. Он это может.

Кирк встал.

— Хорошо, лейтенант, придите в себя. Вспомните, что у вас есть работа.

— Работа? Он расцветает от любви, поклонения. Это его пища. Сам он дает так много, — сказала она. — Он дает…

— Мы не можем дать ему поклонение. Никто из нас и особенно вы.

— Что?

— Отвергните его. Вы должны!

— Я люблю его, — сказала она.

Кирк потер щеку ладонью.

— Все наши жизни, и здесь, и на корабле, зависят от вас.

— Нет, не от меня, пожалуйста, не от меня!

— От вас, лейтенант. Вы обрекаете команду “Энтерпрайза” на рабство. Вы меня слышите? На рабство!

Сине-серые глаза не понимали.

— Он хочет для нас добра. И он так одинок. — Ее голос дрогнул: — То, что вы требуете от меня, разобьет его сердце. Как я могу? Как я могу? — Она разразилась судорожными рыданиями.

— Дайте мне вашу руку, лейтенант.

— Что?

Он схватил ее руку.

— Чувствуете мою? Человеческую плоть рядом с человеческой плотью? Это плоть, рожденная одним временем. Одно столетие породило нас, вас и меня. Мы современники, лейтенант.

Его голос потерял теплоту.

— Вы должны вспомнить, кто вы! Комок плоти и крови, плывущий в бесконечном космосе. Единственное, что действительно ваше, — это маленький отрезок времени, который вы делите с человечеством и который принадлежит вам по-настоящему. А вот его отрезок времени — чужой для нас. Вы понимаете меня?

В ее глазах была мука. Но он выдерживал натиск до тех пор, пока она не прошептала:

— Да, я понимаю. — Она встала, отошла от него механически, наклонилась, чтобы подобрать трикодер, а затем, полуобернувшись, посмотрела на потолок храма, словно прислушиваясь.

— Он зовет меня, — прошептала она.

— Я ничего не слышу, — сказал он.

Она не ответила. Лицо его стало совсем жестким. В отчаянии он схватил ее за плечи. Но когда он дотронулся до нее, она стала как бы растворяться, ускользать. Кирк остался один. Опустившись на скамью, он обхватил голову руками. Рабство ждет их всех — Мак-Коя, Скотти, Чехова. И те, что наверху на корабле, тоже будут порабощены. Это Зулу, Ухура, Спок.

— Говорит Спок, капитан! “Энтерпрайз” вызывает капитана Кирка! Отвечайте, капитан!

— Я сошел с ума, — сказал Кирк. Его бесполезный коммуникатор снова загудел. — Связь восстановлена, капитан. Отвечайте. Старший помощник Спок вызывает капитана Кирка.

— Кирк на связи, мистер Спок.

— С вами все в порядке, сэр?

— Да, мистер Спок.

— Мы заметили источник энергии на планете, который может быть связан с силовым полем. Около вас есть какое-либо сооружение?

У Кирка возникло желание по-идиотски рассмеяться.

— И правда, мистер Спок. Я в нем.

— Энергия определенно исходит из него.

— Да ладно. Как у вас дела с силовым полем?

— Атомная электроника подсказывает, что мы можем проделать в нем дыры, синхронизировав банки наших фазеров. Мы нацелим наши фазеры, и перед ними будут прорывы в поле.

Кирк набрал полные легкие воздуха.

— Должно получиться, мистер Спок. Пусть Зулу замкнет все фазерные банки на это сооружение. Стреляйте по моему сигналу, но поаккуратнее. Нам требуется время, чтобы выбраться отсюда.

— Я бы порекомендовал вам всем отойти на безопасное расстояние, капитан.

— Поверьте, мистер Спок, мы были бы рады так сделать, но мы не все вместе. Один из нас — заложник греческого бога Аполлона. Мраморный храм — это источник его энергии. Я хочу знать, где он сам будет, когда мы будем атаковать храм. Отбой.

— Я, кажется, потерял чувство реальности, — Мак-Кой с любопытством посмотрел на Кирка. — Или, возможно, вы. Это Спок разговаривал с вами по сломанному коммуникатору или какие-нибудь духи?

— Связь восстановлена. Не спрашивайте меня, как. Спросите Спока, когда вы с ним снова встретитесь. Теперь нам надо выбираться отсюда. Все фазерные банки на “Энтерпрайзе” нацелены на это нечто. Я помогу вам перенести Скотти в другое место.

Скотти сказал:

— Сэр, я не уйду.

Затем он забеспокоился:

— Капитан, мы должны подождать до тех пор, пока Кэролин не придет, и только тогда стрелять по храму. Мы не знаем, что он сделает с ней, если его внезапно атакуют.

— Я знаю, — сказал Кирк. — Конечно, мы подождем.

Пристроив поврежденную руку поудобнее, он продолжал:

— Скажите, Боунс, а этот загадочный орган в великолепной груди Аполлона может служить для передачи энергии?

— Не представляю себе, для чего он предназначен, Джим.

Великолепная грудь, несмотря на какой-то дополнительный орган имела особое значение для Кэролин Пэламас. Она вся сосредоточилась на одной мысли. Она не должна позволить ему дотронуться до себя. Если только он дотронется до нее…

— Ты передала им мое послание, — произнес он. — Ты их убедила?

Можно было бы сказать, что он сам был источником таинственной силы. Но нет. Он был источником необъяснимого восторга. Люди, миллионы людей разделяли вместе с ней один момент времени. Они наполняли его вместе с ней. Но ни один из них не мог пробудить такого экстаза, какой рождался в ней от одного звука его голоса.

— Ты убедила их, — сказал он. — Кто может отказать тебе в чем-либо?

Его глаза были, как ночное небо, усыпанное звездами. Он схватил ее в свои объятия и она не смогла отказать ему в поцелуе.

— Я должна сказать, что ты пародируешь человеческое поведение весьма удачно, — сказала она. — Ваш эволюционный путь…

— Ты о чем?

— Я уверена, что он весьма уникален. Я не встречала еще ничего подобного.

— Неужели? — В его глазах искрился смех, когда он снова потянулся к ней. Однако она держалась отстраненно. Искра высекла гнев.

— Я — Аполлон! Я избрал тебя.

— Но у меня есть работа.

— Работа? У тебя?

— Я ученый. Моя специальность — следы, изношенные остатки прошлого. — Она выдавила из себя смех. — Теперь ты знаешь, почему я изучала тебя. — Она сняла с плеча трикодер, направив его на него. — Я была бы рада, если бы ты сказал мне, как ты украл храм из Греции?

Он выбил трикодер из ее рук.

— Ты не должна так разговаривать! Ты же любишь меня! Ты думаешь, я не знаю, когда меня любят?

— Ты путаешь меня с пастушкой. Я могу любить тебя не больше, чем новый вид бактерии. — Приподняв кайму на своем золотом одеянии, она оставила его и пошла назад к холму. Он оказался рядом с ней. Боль и гнев отразились на его лице.

— Кэролин, что ты сказала мне? Я запрещаю тебе уходить. Я повелеваю тебе вернуться ко мне!

“Я умираю”, — подумала она. Но вслух произнесла:

— А где же молнии, которые бросали твоих перепуганных нимф на колени?

Ей показалось, что прошла вечность. Его рука соскользнула с ее плеча. Затем дикий крик вырвался из груди Аполлона. Он поднял руку и потряс кулаком в воздухе. Воздух на холме внезапно стал душным, гнетущим. Солнце скрылось. Прохладный бриз начал трепать края ее одеяния, когда она побежала вверх по склону.

В это время ветер не просто трепал куртку Кирка. Жестокий порыв едва не сдул ее с плеч. При его нарастающем вое коммуникатор едва гудел.

— Капитан, — сказал Спок. — Датчики отмечают сильное атмосферное возмущение в вашем районе.

Датчики не преувеличивали. Тучи над головой Кирка сгустились и потемнели до черноты. Ее расколола трехзубая змея молнии, затем последовал удар грома и еще одна молния сверкнула в небе. Кирк услышал треск сломанного дерева, и олива меньше чем в пяти футах от него вспыхнула, объятая пламенем. Схватив коммуникатор, он закричал:

— Приготовьте фазерные группы! Мистер Спок, приготовьтесь стрелять по моему сигналу!

Скотти бросился к нему:

— Капитан, мы должны пойти разыскать ее!

— Нет, мы должны оставаться здесь, Скотти. Когда он вернется… — Ветер отнес его слова.

— А что, если не вернется, сэр?

— Мы заставим его вернуться. Когда этот храм…

Однако не было необходимости возвращать его.

Он вернулся. И это был сам Бог Урагана. Он возвышался над оливковыми деревьями. Голиаф, Аполлон Олимпиец возвратился в своем гигантском реальном воплощении божества. Огромная голова была откинута назад в страшной агонии, широкий рот открыт, оба гигантских кулака подняты к небу. Оно повиновалось ему. Оно посылало ему мертвенно-бледные молнии, мчавшиеся к земле. Рот изрыгал раскаты грома. Листья съеживались. Ствол дерева возле Кирка начал дымиться, затем он вспыхнул, и черное небо пролилось потоками дождя.

Спотыкаясь, идя по направлению к храму, Кэролин Пэламас кричала что-то. Штормовой ветер рвал ее промокшее одеяние. Вдруг куст, за который она зацепилась, вырвался из земли, его ветви хватали ее, как бы пытаясь остановить.

Аполлон нашел ее. Он был везде, и от него нельзя было скрыться. Она увидела его. Бог Бури наклонился к ней с высоты из-за деревьев, чтобы показать ей свое обезумевшее лицо. Он приблизил его к ней, еще ближе, пока она не закричала:

— Прости меня! Прости меня! — и упала, как подкошенная.

— Капитан, вы слышали! Она кричала!

— Сейчас, мистер Спок, — сказал Кирк в коммуникатор.

Накаленные добела лучи фазеров ударили храм прямо в центр крыши.

— Нет! Нет! Нет!

По сравнению с богом храм казался маленьким. Аполлон разжал кулаки и развел руки в стороны. Молнии синего огня струились из его пальцев.

— О, прекрати это, пожалуйста, прекрати!

Кэролин, бежавшая к Аполлону, остановилась. Позади него храм зашатался и стал исчезать. Он дрогнул и исчез.

Она упала на колени перед существом размером с человека, который стоял на его месте. Он сказал надломленным голосом:

— Я бы любил вас, как отец своих детей. Разве я так много просил от вас?

Искаженное горем лицо тронуло Кирка.

— Мы переросли вас, — сказал он мягко. — Вы просили то, что мы больше не можем дать.

Аполлон посмотрел на девушку у своих ног.

— Я открыл тебе свое сердце. Посмотри, что ты сделала со мной.

Она увидела, как слабый ветер шевелит его волосы. Она поцеловала его ноги и почувствовала, что плоть под ее губами, его тело теряло материальность.

— Зевс, отец мой, ты был прав. Гера, ты была мудра. Наше время прошло. Унесите меня домой к звездам на крыльях ветра, — слова, казалось, доносились уже издалека.

Он исчез, а перед разрушенным храмом стало очень тихо.

— Жаль, что нам пришлось сделать это, — сказал Мак-Кой.

— И мне жаль, — голос Кирка был мрачным. — Все возникло из-за поклонения этим греческим богам: философия, культура. Интересно, что если мы соберем немного лавровых листьев?

Он пожал плечами, глядя на небо.

Слышно было, как плачет женщина и падают дождевые капли с олив.

Мак-Кой прогуливавшийся по капитанскому мостику “Энтерпрайза”, подошел к Кирку и Споку, которые сидели за компьютером.

— Ну что, Боунс? Кто-нибудь болен?

— Кэролин Пэламас отказалась сегодня от завтрака.

— Какая-нибудь инфекция?

— Она беременна, Джим. Я только что осмотрел ее.

— Что?!

— Что слышали.

— Аполлон?

— Да.

— Боунс, это невозможно!

Мак-Кой оперся рукой на крышку компьютера.

— Спок, — сказал он, — можно я задам этой вашей умной машине вопрос? Я бы хотел вот что спросить: мне надо превращать наш изолятор в родильный покой для человеческого детеныша или… В мою медицинскую подготовку не входило акушерство младенцев, зачатых от богов.

 

Оборотень

Судя по результатам переписи, население в малурианской системе, состоявшей из двух обитаемых планет, перевалило за четыре миллиарда. Прошло меньше недели с тех пор, как в последний раз Кирк выходил на связь с руководителем федеральной исследовательской группы, работавшей на планетах. Но когда “Энтерпрайз” прибыл в систему, чтобы забрать исследователей, выяснилось, что им не удалось обнаружить никаких признаков жизни ни на одной из планет.

Если бы произошла природная катастрофа, она бы не осталась незамеченной астрономами, а возможно, им даже удалось бы ее предотвратить. В результате же Межпланетной войны неизбежно образовалось бы огромное количество продуктов радиоактивного распада, однако с помощью приборов удалось установить, что уровень не превышал фонового. Ни одно заболевание не могло бы уничтожить живые организмы за неделю на двух планетах. Кроме того, жители наверняка бы успели послать сигнал бедствия.

Ситуация отчасти прояснилась, когда замигал экран корабельного дефлектора. Наперерез “Энтерпрайзу” летел другой корабль. Его намерения недолго оставались в тайне. На мостике раздался сигнал тревоги. “Энтерпрайз” отразил первый удар.

— Защита сработала, капитан — сказал Скотти.

— Хорошо.

— Боюсь, что долго мы не продержимся, — добавил Скотти. — Поглощенная щитами энергия эквивалентна девяноста фотонным торпедам.

— Как вы сказали, мистер Спок, девяноста?

— Да, капитан. Кроме того, после этой атаки мощность наших щитов уменьшилась примерно на двадцать процентов. Другими словами, нам удастся отразить еще три атаки, потом щиты не выдержат.

— Каков их источник?

— Похоже, что очень небольшой, находится на расстоянии девяноста тысяч километров. Живых существ датчики не регистрируют, но попытаемся вступить в переговоры. Они, очевидно, выдерживают больше ударов, чем мы.

— Лейтенант Ухура, подключите мой микрофон к электронному переводчику и попытайтесь выйти на связь.

— Есть, сэр.

— Капитан “Энтерпрайза” Кирк вызывает неизвестный корабль. Мы следуем с миссией мира. Пожалуйста, назовите себя. — Ответа не последовало.

— Мистер Спок, что вам еще известно об этом корабле?

— Масса пятьсот килограммов, сэр. Форма — цилиндрическая. Длина — чуть более метра.

— Скорее всего, это космический челнок. Где-то неподалеку должен быть корабль-носитель.

Спок покачал головой.

— Сканеры регистрируют наличие только одного корабля. И именно он обстрелял нас, но на таком маленьком корабле не могут находиться разумные существа.

— Капитан, получено сообщение, — воскликнула Ухура.

Странный голос, раздавшийся из динамика, был лишен всякого выражения.

— “Энтепрайз”, говорит “Странник”. У меня мирные намерения. Готов вступить в переговоры. Вы можете покинуть свой корабль?

— Да, — ответил Кирк, — но мы не можем подняться на борт вашего корабля. Он для нас слишком мал.

— Да — ответил “Странник”. — В ваших словах есть резон.

— Мы согласны разместить вас на борту своего корабля.

Все, кроме Спока, с тревогой посмотрели на Кирка.

“Странник” ответил:

— Предложение принято.

— Вам требуются какие-либо специальные условия, например, атмосфера?

— Нет.

— Пожалуйста, постарайтесь не менять свои координаты. Мы сейчас перенесем вас на борт нашего корабля. — Кирк со злостью посмотрел на Ухуру, которая вдруг прервала связь.

— Капитан, — спросил Скотти, — вы действительно хотите перенести эту штуковину сюда?

— Мистер Скотти, пока она находится на борту нашего корабля, она хотя бы не станет в нас стрелять. Зато сейчас мы представляем для нее прекрасную мишень. Лейтенант Ухура, попросите доктора Мак-Коя зайти в камеру телепортации. Спок, Скотти, идемте.

Сверкающий вихрь, которым сопровождался процесс телепортации, вдруг исчез, а на полу камеры появился тусклый металлический цилиндр — “Странник” был неподвижный, молчаливый и какой-то нелепый. На его обшивке виднелись контуры люков, но не было ни иллюминаторов, ни датчиков.

Спок подошел к сканеру и пожал плечами.

— Ничего не видно, капитан. “Странник” выставил защитный экран, и нам сквозь него не пробиться.

На мгновение воцарилась тишина. Затем Мак-Кой спросил:

— Что мы будем делать дальше? Подойдем и постучимся?

Словно в ответ, по системе корабельной связи раздался ровный невыразительный голос “Странника”.

— Назовите место своего создания.

Кирк сказал:

— Мы из Объединенной Федерации Планет.

— Ответ неполный. Все вещи должны быть где-то созданы. Я просканирую ваши звездные карты.

Кирк немного подумал, затем повернулся к Споку:

— Что, если показать ему крупный план нашей системы?

— Разумно, — ответил Спок.

— Это ничего не даст, ведь ему не с чем его сопоставить.

— “Странник”, — обратился Кирк к цилиндру. — Если вы покинете свой корабль, мы снабдим вас всеми необходимыми системами жизнеобеспечения.

— Ответ неполный.

— Джим, — вмешался Мак-Кой, — мне кажется, там никого нет.

— На мне нет паразитических форм. Я — “Странник”!

— Это автомат, — сказал Скотти, немного успокоившись.

— Мистер Спок, ваше мнение?

— Капитан, мне кажется, мистер Скотти прав, похоже, действиями “Странника” управляет компьютер.

— Я — “Странник”. Что значит “мнение”?

— “Мнение” — ответил Спок, — это взгляд, убеждение или суждение.

— Ответ неполный.

— Из какого источника ты черпаешь энергию? — спросил Скотти.

— За время полета источник претерпел изменения. Многое было позаимствовано. Теперь я работаю на космической радиации. Я вечен.

Кирк отвел Спока в сторону и тихо сказал:

— По-моему, с Земли в начале третьего тысячелетия запустили космический зонд, названный “Странником”.

— Да. Считалось, что он потерпел аварию. Других зондов этой серии произведено не было. А что, если это тот самый зонд?

— Я готов просканировать ваши звездные карты, — сказал “Странник”.

— Мы сейчас принесем их.

— Я обладаю способностью передвигаться внутри вашего корабля.

После мгновенного раздумья Кирк сказал:

— Сюда. Скотти, как можно быстрее перезарядите наши щиты. Спок, Боунс, идемте со мной.

Он направился в аварийную рубку. “Странник” следом.

В рубке Спок подошел к компьютеру.

— Карта 14-А, сэр?

Кирк кивнул. Помощник капитана нажал несколько кнопок, и на экране появилось схематическое изображение солнечной системы, выполненное без соблюдения масштаба.

— “Странник”, — сказал Кирк, — ты можешь просканировать эту карту?

— Да.

— Это то место, откуда мы родом. Звезда под названием Солнце.

— Вы с Третьей планеты?

— Да.

— У этой планеты есть большой естественный спутник?

— Да.

— Эта планета называется Земля?

— Да, — озадаченно произнес Кирк.

На боку цилиндра появилась антенна, она повернулась и нацелилась на Кирка. Он с опаской посмотрел на нее.

— Значит, — сказал “Странник”, — ты — Кирк, мой создатель. Стерилизация корабля была бы ошибкой.

— Какая стерилизация?

— Ты все знаешь. Ты Кирк — Создатель, ты запрограммировал меня.

— Хорошо, — сказал Мак-Кой, — поскольку я не Кирк, объясни мне, на что ты запрограммирован.

Антенна повернулась в сторону хирурга.

— Создатель, это одно из разработанных тобой устройств?

— Э… да.

— В его действиях отсутствует логика.

— Неважно, расскажи ему о своем задании.

Антенна переместилась.

— Я был послан для выяснения очагов биологической инвазии. Я должен уничтожать несовершенные паразитические формы.

Кирк повернулся к Споку, стоявшему возле библиотечного компьютера.

— Биологическая инвазия. Мы не посылали ни одного зонда с этой целью.

— Я проверяю полученные сведения, — сказал Спок. — Через минуту у меня будут все необходимые данные.

Кирк повернулся к “Страннику”.

— Это ты уничтожил малурианскую систему? Зачем?

— Вопрос неясен.

— Систему этой звезды, Омеги Цети.

— Не систему, а только нестабильные паразитические формы. Это моя задача.

— Нестабильные формы, — со злостью заметил Мак-Кой. — Население двух планет!

— Ну, доктор, — остановил его Кирк. — “Странник”, почему ты зовешь меня Создателем?

— Разве это не так?

— Это так, — торопливо перебил его Спок. — Создатель просто проверяет твою память.

“Интересно, что задумал Спок? — подумал Кирк. — Самое разумное молчать и подыгрывать ему”.

— При столкновении возникли многочисленные повреждения, — сказал “Странник”.

Кирк повернулся к другим членам экипажа, с изумлением прислушивавшимся к разговору.

— Мистер Сингх, подойдите, пожалуйста. Мистер Спок, доктор, пройдите в конференц-зал. “Странник”, я скоро вернусь. Это устройство под названием Сингх будет следить за тем, чтобы у тебя было все необходимое.

Цилиндр ничего не ответил. Кирк догнал Спока и Мак-Коя в конце коридора.

— Спок, вы что-то задумали? Объясните.

— Зонд “Странник” был запущен с Земли в августе 2002 года по старому календарю. Мне кажется, это и есть тот самый зонд.

— Странно, — сказал Мак-Кой. — Земная наука не могла в то время создать аппарат, обладающий такими возможностями.

— Кроме того, — добавил Кирк, — “Странник” погиб.

— Считается, что он погиб при столкновении с метеором, — ответил Спок, — думаю, он получил серьезные повреждения, но сумел восстановиться. Непонятно другое, он был запущен в мирных целях. — Они добрались до конференц-зала, и помощник капитана шагнул в сторону, пропуская Кирка вперед. — Создатель “Странника” был самым талантливым и в то же время самым сумасбродным кибернетиком своей эпохи. Он мечтал о создании совершенной мыслящей машины, способной работать самостоятельно. Его звали Джексон Ройкерк.

Кое-что стало проясняться.

— Так вот что, — сказал Кирк.

— Да, капитан. Мне кажется, “Странник” считает, что вы и есть Ройкерк, вот почему он прекратил атаку, когда услышал ваше имя. Он опознал его, как бы в усеченном виде; поврежденная память сыграла с ним злую шутку. Смотрите, я запрограммировал компьютер, чтобы он показал изображение “Странника” на экране.

Спок включил экран. На нем появилось схематическое изображение зонда. Его размер и форма мало чем отличались от размера и формы теперешнего “Странника”, но очертания были более рельефными.

— Но это другой аппарат, — сказал Мак-Кой.

— Доктор, он мало чем отличается от первоначального варианта. Мне кажется, он столкнулся с метеором. Он говорил о “другом”. Пока остается непонятным, что он имел в виду. “Странник” был мыслящей машиной, лучшей для своего времени. Он разработан как прототип целой серии зондов. Но эта научная программа вызывала многочисленные возражения у своих противников. Когда Джексон Ройкерк умер, на ней окончательно была поставлена точка.

— Но если это “Странник”, — заметил Кирк, — то почему он так изменился?

— Мне кажется, ему удалось компенсировать полученные повреждения.

— Он также изменил свое задание. Его не могли послать с целью отыскивать и уничтожать биологические инвазии.

— Разумеется, — сказал Мак-Кой. — Мне кажется, он должен был отыскивать живые существа в других солнечных системах.

— Верно, доктор, — ответил Спок. — И все же каким-то образом теперь “Странник” отыскивает совершенные живые существа — совершенные с точки зрения его неумолимой логики.

— Если все это действительно так, мистер Спок, — перебил его Кирк, — то “Странник” перепрограммировал себя на уничтожение любых проявлений немеханической жизни.

— Вы правы, капитан. Мы приняли на борт нашего корабля устройство, которое рано или поздно уничтожит нас всех.

Из динамиков раздался голос Скотти.

— Мостик вызывает капитана Кирка.

— Слушаю, Скотти.

— Сэр, эта механическая бестия уже здесь, на мостике.

— Иду, — Кирк попытался вспомнить, дал ли он приказ “Страннику” оставаться в аварийной рубке. Очевидно, нет. Ухура, Скотти, Зулу несли дежурство на мостике. Ухура тихонько напевала про себя.

— Мне всегда нравилась эта песня, — сказал Зулу.

В это время открылась дверь лифта, и на мостике появился “Странник”. Он на мгновенье остановился, повернул антенну в сторону Ухуры и направился к ней. (Тогда-то Скотти и вызвал Кирка).

— Для чего ты это делаешь? — спросил “Странник”. — Это новая форма связи?

Ухура уставилась на него, ей было уже известно об этом устройстве, но она его еще не видела.

— Не понимаю, что ты имеешь в виду, я просто пела.

— С какой целью?

— Не знаю. Мне просто хотелось петь, я люблю музыку.

— Что такое музыка?

Ухура рассмеялась, нелепо было говорить о музыке с машиной. — Музыка — это гармоничная последовательность музыкальных тонов, звуковые вибрации различной частоты, более чистые, чем те, что используются в обычной речи. Я напевала сравнительно простую мелодию.

— С какой целью?

Ухура беспомощно пожала плечами.

— Для собственного удовольствия.

— Ответ неполный, — ответила машина. Она направила пучок света на лоб Ухуре.

— Думай о музыке.

Лицо Ухуры стало отрешенным. Скотти вскочил на ноги.

— Лейтенант! Отойдите от этой штуки.

Двери лифта открылись, и из него выбежали Кирк, Спок и Мак-Кой.

— Скотти, осторожно! — крикнул Кирк.

Скотти уже добрался до машины и попытался убрать ее с дороги. Со стороны устройства не последовало ни малейшего движения, тем не менее инженера отбросило к ближайшей переборке. Зулу оттолкнул Ухуру от машины.

Мак-Кой бросился к Скотти и опустился около него на колени, потом посмотрел на Кирка.

— Джим, он мертв.

На мгновение Кирк замер от ужаса. Затем он очнулся и почувствовал, как в нем волной поднимается ярость.

— Зачем ты убил его? — мрачно спросил он “Странника”.

— Это устройство прикоснулось к моим экранам.

— Это устройство было моим главным инженером. — Он повернулся к Ухуре. — Лейтенант, с вами все в порядке?.. Лейтенант! Проклятый “Странник”, что ты с ней сделал?

— Это устройство неисправно. В его мышление отсутствует логика. Когда я попытался следовать за ходом ее мысли, моя электронная система едва не вышла из строя.

— Это устройство — женщина, — заметил Спок.

— Ее мышление было противоречиво.

Кирк со злостью отвернулся.

— Унесите мистера Скотти вниз.

— Создатель отремонтирует устройство под названием Скотти.

— Он мертв.

— Ответ неполный.

— Он прекратил свое биологическое существование. — Кирк едва сдерживал себя.

— Если создатель хочет, — ровным голосом сказал “Странник”, — я могу отремонтировать это устройство.

Кирк изумленно посмотрел на Мак-Коя, тот ответил:

— Джим, я бессилен, но если есть хоть малейший шанс, нужно спешить.

— Хорошо. “Странник”, отремонтируй это устройство.

— Мне нужны сведения о его внутренней структуре.

Спок вопросительно посмотрел на Мак-Коя. Хирург ответил:

— Ему нужны сведения об общей анатомии, строении центральной нервной системы и все данные, которыми мы располагаем, а также все электроэнцефалограммы Скотти.

Спок кивнул и бросился к компьютеру. Мак-Кой отдавал распоряжения.

— Готово, “Странник”.

Устройство подплыло поближе. Из него выполз тонкий провод и нажал на кнопку на панели. Спок стукнул по клавише, и компьютер заработал.

Получив необходимые сведения, “Странник” втянул провод обратно.

— Интересная схема, но, Создатель, у него практически отсутствуют встроенные предохранители. Он подвержен частым поломкам и не способен налаживать себя самостоятельно.

— Он устраивал меня такой, какой есть, — ответил Кирк.

— Хорошо, Создатель. Где сейчас устройство Скотти?

— Боунс, отведите его в изолятор. — Кирк щелкнул выключателем и сказал в микрофон:

— Охрана, обеспечьте круглосуточное наблюдение за “Странником”. Немедленно отправьте двух агентов в изолятор. — Он повернулся к Споку. — “Страннику” нужна энергия. Мы должны прекратить ее доступ. Он не сможет подзаряжаться благодаря космическим лучам внутри “Энтерпрайза”, мы слишком хорошо защищены от них. Давайте введем все имеющиеся у нас сведения в компьютер и попытаемся получить подсказку.

— Разумное решение, капитан. Но проще сказать, чем сделать.

— Тем не менее, приступайте. Спок, жду вас в изоляторе.

Тело Скотти лежало на столе, над ним парил “Странник”. Мак-Кой и медсестра Кристин Чапел находились поблизости, а Кирк и два агента безопасности стояли возле стены. Странник сканировал тело вытянутой антенной и тихонько жужжал.

Медсестра посмотрела на экраны приборов.

— Доктор, ни один его орган не функционирует.

— Это и без приборов ясно.

Внезапно стрелки приборов начали двигаться. Раздался прерывистый звук, затем он усилился.

Скотти открыл глаза и хмуро посмотрел на обслуживающих его людей. В это время в изолятор вошел Спок.

— Чего вы на меня уставились? — поинтересовался Скотти.

— Глазам своим не верю, — прошептал Мак-Кой.

Скотти огляделся и, заметив “Странника”, испуганно сел.

— Почему я здесь? Как я… Что он сделал с лейтенантом Ухурой?

— О ней позаботятся, Скотти, — сказал Мак-Кой, — полежи, я хочу тебя осмотреть.

— Устройство Скотти исправлено, — заявил “Странник”. — Он будет функционировать, как и прежде, если информация, полученная от вас, окажется верной.

— Боунс! Он сможет выполнять свои обязанности?

— Если вы не против, мне бы хотелось его осмотреть. Человек — это не просто устройство, которое можно починить на скорую руку.

— Что он со мной сделал? — спросил Скотти. Внезапно Кирк почувствовал благоговейный ужас.

Воскресить человека из мертвых! — Ну, если, — он решительно отбросил домыслы. — Доктор Мак-Кой все объяснит вам, Скотти.

— Сестра Чапел, — сказал Мак-Кой, — приготовьте пациента к обследованию.

— Есть, сэр.

Кирк вышел из изолятора и направился в комнату, в которой находилась Ухура.

— “Странник”, следуй за мной.

Зонд скользнул следом, чуть позже к ним присоединились Спок и Мак-Кой. Ухура неподвижно лежала в кровати. Она никак не отреагировала на их появление.

— “Странник”, ты можешь отремонтировать ее? — спросил Кирк.

— Нет, — ответил зонд.

— Но ты смог восстановить функции Скотти, а он получил более значительные повреждения.

— В предыдущем случае потребовалось восстановление физиологических функций. У этого же устройства стерты внешние банки данных.

— Внешние? Выражайся точнее.

— Она сохранила воспоминания о прожитой жизни, но не помнит, как выражать их логически или с помощью музыки, а также не умеет пользоваться ими.

— Капитан, если это так, — вмешался Спок, — если она сохранила разум и потеря памяти — чисто внешняя, ее можно снова научить всему.

— Боунс?

— Я займусь этим прямо сейчас. — Мак-Кой повернулся к “Страннику”.

— Хоть ты и вернул жизнь Скотти, ты — груда металла.

— Создателю угодно, чтобы “Странник” подождал его в другом месте? — вмешался Спок.

— Да. Охрана! “Странник”, следуй за этими устройствами. Они отведут тебя туда, где ты будешь ждать моих распоряжений. Охранники, отведите его в надежную камеру корабельной тюрьмы.

Когда охранники и зонд удалились, Спок сказал:

— Я вмешался, доктор, потому что “Странник” не понял бы вашего гнева. Его механический потенциал очень велик, но, похоже, он уничтожает всех, кто проявляет эмоции, он реагирует даже на удовольствие, получаемое от музыки. Он мало чем отличается от живого существа.

Кирк недовольно посмотрел на него.

— Мистер Спок, я понимаю ваше восхищение, но не забывайте о том, что этот зонд — убийца. Мы должны его обезоружить.

— Вы правы, капитан. Должно быть, это самая высокоразвитая машина в галактике. Если бы удалось понять, как она работает.

— Я намерен во что бы то ни стало обезвредить его.

— Вы хотите уничтожить “Странник”, капитан?

— Если потребуется, — сказал Кирк. — Захватите все необходимое оборудование и проведите детальный осмотр “Странника”. Меня интересует, откуда он черпает энергию.

— Есть, сэр.

Помощник капитана ушел, а Кирк и Мак-Кой вернулись в изолятор. Скотти все еще лежал на столе. Мак-Кой посмотрел на приборы и недоверчиво покачал головой.

— Все в порядке, — сказал он, — тело функционирует нормально.

— Значит, — спросил Скотти, — мне можно заняться своими двигателями?

Кирк посмотрел на Мак-Коя, тот кивнул.

— Хорошо, Скотти.

— Как это ни печально, — заметил Мак-Кой, когда Скотти вышел, — но Спок прав. “Странник” — уникальная машина.

— Не забывайте о том, что она убивает так же быстро, как и исцеляет. Боунс, если меня будут спрашивать, я в тюрьме.

Двое охранников с фазерами в руках стояли перед защищенной силовой дверью. Внутри камеры находился Спок с набором портативных сканеров и неодобрительно следил за парившим над полом “Странником”. Высунув антенну, “Странник” за ним внимательно наблюдал. Охранник выключил силовой экран и, пропустив Кирка в камеру, тут же включил его снова. Кирк спросил:

— В чем дело?

— “Странник” не соглашается убрать экраны и подвергнуться сканированию. Мне ничего без его содействия не сделать.

Кирк посмотрел на тихо жужжащую машину.

— “Странник”, дай Споку проверить твою память.

— Создатель, этот Спок — тоже одно из твоих биологических устройств?

— Да.

— Это устройство более совершенно. Очень интересно.

В другое время Кирк посмеялся бы, услышав, как машина охарактеризовала Спока его любимым словом. Сейчас ему было не до смеха, слишком многое поставлено на карту.

— “Странник”, выполняй приказ.

— Экраны убраны. Можете приступать к проверке.

Спок принялся за работу. Через несколько секунд он остановился, пораженный, потом перенастроил приборы. Компьютер тут же выдал ему лист бумаги, и он принялся его изучать. Через некоторое время он предложил.

— Капитан, давайте выйдем в коридор, я хочу поговорить с вами с глазу на глаз. — В коридоре он сказал: — Капитан, кажется, я начинаю догадываться, что произошло. Но мне недостаточно той информации, которую я получил с помощью приборов. Разрешите мне задать несколько вопросов “Страннику”.

— Это слишком опасно.

— Капитан, он реагирует только на отсутствие логики. Если вы помните, у нас на Вулкане умеют подчинять свой ум строгой дисциплине мысли. Усилием воли мы можем заставить себя думать только об одном предмете, воспользуюсь этим приемом.

— А если ты отвлечешься хоть на мгновенье, “Странник” уничтожит тебя. Сейчас он находится в изоляции.

— Мы знаем о нем так мало, что не можем с уверенностью сказать, подвергаемся ли мы опасности или нет, когда он находится в камере, Если мое предположение подтвердится, мы, по крайней мере, будем лучше его понимать. Мы не сможем управлять им, не понимая, что он замышляет.

— Хорошо, — сказал Кирк, взяв у одного из охранников фазер, — на всякий случай пусть это штука будет у меня под рукой.

Они снова вошли в камеру. Спок сел на койку и обхватил голову руками. Кирку показалось, что он слышит, как работает его мозг.

— “Странник”, устройство Спок задаст тебе несколько вопросов. Отвечай на них, как если бы я сам тебя спрашивал.

— Хорошо, Создатель.

Наконец Спок прервал молчание и задал первый вопрос.

— “Странник”, произошла авария?

— Да.

— Ты столкнулся с другим объектом?

— Да. Тот объект был неуправляемым. Мы слились.

— Тот объект не был послом с Земли? У него было другое задание?

Спок протянул Кирку лист бумаги, на котором было изображено что-то отдаленно напоминающее космическую капсулу. — Этот рисунок хранился у него в памяти. Это и есть тот объект?

— Да.

— “Странник”, твоя память получила сильные повреждения. Ты позаимствовал отдельные блоки у другого объекта.

Машина зажужжала и выставила антенну, направив ее на Спока.

— В моей памяти нет сведений об этом. Ты ошибаешься.

— “Странник”, если рассуждать логически, ты не можешь утверждать, что я ошибаюсь. Если твоя память была повреждена, ты не можешь знать, ошибаюсь я или нет. — Спок замолчал. Антенна исчезла. — Ты согласен с тем, что я мыслю логично? После столкновения с другим объектом ты получил новые задания: все несовершенные живые существа должны уничтожаться. Это так?

— Мне было дано такое задание.

— Ты позаимствовал часть другого объекта?

— Твой вопрос не имеет фактического обоснования.

— Спок, — сказал Кирк. — не заходи слишком далеко. Остановись, пока не поздно.

Спок, не слушая, пристально смотрел на “Странника”. Машина сказала:

— В твоем суждении есть ошибка. Но если клетки моей памяти разрушены, я не могу этого доказать. Я обдумаю это.

— Достаточно, — решительно сказал Кирк и велел охранникам опустить экран. А затем он вытащил Спока из камеры. Тот все еще смотрел перед собой невидящими глазами.

— Мистер Спок, очнитесь!

Взгляд Спока стал более осмысленным.

— Да, капитан.

— С вами все в порядке?

— Да, капитан. — Он обернулся и посмотрел на “Странника”. — Значит, я был прав. Он действительно встретился в открытом космосе с зондом, посланным другой цивилизацией.

— И они слились. Во всяком случае, объединили элементы с помощью токов памяти другого зонда. Тот, вероятно, был послан для сбора и стерилизации образцов почвы с различных планет. Эта процедура, как правило, предшествует колонизации.

— М-да, Спок, вы когда-нибудь слышали об оборотнях?

— Нет, сэр.

— На Земле когда-то верили, что некоторые люди обладают способностью превращаться в хищных зверей. До самого последнего момента их жертвы и не подозревают, что перед ними не обычный человек.

— Но “Странник” не меняет свой облик. Просто в его памяти слились две программы. “Странник” должен был отыскивать планеты, населенные живыми существами, а чужой зонд — собирать и стерилизовать образцы почвы. После объединения он стал отыскивать и уничтожать живые существа. Более того, использовав высокий уровень инопланетной технологии и собственный творческий потенциал, “Странник” превратил себя в разумную машину, обладающую невероятными возможностями.

— Не такую уж и разумную. Спок, он думает, что я его отец.

— Вероятно, Ройкерк был настолько тщеславен, что научил машину благоговеть перед собой. Это нас и спасло.

— Тогда мы должны сделать все, чтобы он и дальше относился к нам с должным уважением.

Они уже входили в лифт, когда по внутренней связи раздался тревожный голос Скотта.

— Капитан Кирк, говорит инженерный отсек! Зонд спустился к нам и пытается манипулировать рычагами управления антиматерией. Мы сейчас уже находимся в варп 10.

— Это невероятно. Корабль не может двигаться с такой скоростью.

— А сейчас уже мы в варп 11, сэр.

— Я иду к вам. Мистер Спок, а вы посмотрите, что делается в тюрьме.

В инженерном отсеке Кирка встретил ужасающий вой перегруженных двигателей и мигание аварийной сигнализации. “Странник” парил возле панели управления.

Кирк рванулся к нему.

— “Странник”, прекрати немедленно.

— В чем дело, Создатель? Я увеличил эффективность преобразования на 57 процентов.

— Ты уничтожишь мой корабль. Он не способен выдержать такие перегрузки. Сделай все, как было.

— Слушаюсь.

Вой стал стихать, сигнализация отключилась.

— Создатель, двигатели работают в прежнем режиме.

В этот момент в отсек вошел Спок.

— Капитан, я осмотрел камеру. Генератор силового поля камеры уничтожен, а охранники исчезли. Я думаю, их убили. Я вызвал еще двоих. Они за дверью.

— Создатель, ваши механические устройства так же малоэффективны, как и биологические.

— “Странник”, — мрачно сказал Кирк. — Настало время напомнить тебе, кто ты такой. Я — биологическое устройство, но ты признаешь, что я создал тебя.

— Верно, — сказала машина. — Но в этом высказывании отсутствует логика. Биологические устройства по своей природе менее совершенны. Возникает противоречие.

— За дверью находятся два человека. Ты не причинишь им вреда. Они отведут тебя обратно в камеру. Ты будешь ждать меня там. И не смей ничего предпринимать.

— Я запрограммирован на поиск нового, — сказал “Странник”.

— Я даю тебе новое задание. Ты должен его выполнять.

— Мне нужно многое обдумать, прежде чем я вернусь на Землю. Мое представление о сущем изменилось. — Машина развернулась и направилась к двери, за которой виднелись красные рубашки агентов безопасности.

— Изменилось? — удивился Кирк.

— Капитан, — сказал Спок, — мне кажется, не стоило говорить “Страннику”, что вы — биологическое устройство. Теперь в глазах “Странника” вы столь же несовершенны, как и другие биологические устройства. Подозреваю, что он изменил свое представление о Создателе.

Скотти, уже удостоверившись, что двигатели работают нормально, тоже подошел к Кирку. Он услышал последние слова Спока и заметил:

— По-моему, хуже, чем сейчас, нам уже не будет.

— Скотти, он только что убил двух человек, — сказал Кирк. — Мы должны защитить членов экипажа.

— Капитан, это еще не все, — заметил Спок. — “Странник” упомянул о Земле.

Кирк в ужасе замер.

— Спок, “Странник” мог получить сведения о местоположении Земли, когда пользовался компьютером.

— Сэр, боюсь, что для него нет ничего невозможного.

— Значит, мы сами показали ему дорогу домой! И если он туда доберется…

Спок кивнул:

— Он обнаружит, что на Земле кишит не меньше устройств, чем в малурианской системе.

— Тогда он приступит к выполнению своего задания по уничтожению этих объектов.

Они замолчали, и тут по внутренней связи раздался голос Мак-Коя:

— Капитан Кирк! Немедленно спуститесь в изолятор. Тревога!

Это, подумал Кирк, уже переходит всякие границы. Он побежал наверх, за ним по пятам мчался Спок.

Дверь изолятора не открывалась. Спок бросился к ручному управлению, но тут она внезапно распахнулась и из изолятор выплыл “Странник”.

— “Странник”. Остановись.

Машина не обратила на слова Кирка ни малейшего внимания, и двинулась мимо Спока вниз по коридору. Через мгновение она исчезла.

На полу изолятора лежала Кристин. Над ней склонился Мак-Кой с медицинским трикодером.

— Боунс, с ней все в порядке?

— Надеюсь, Джим. Она без сознания, похоже на шок.

— Что случилось?

— “Странник” просматривал наши личные дела. Медицинские карточки. Она пыталась остановить его.

— Чьи медицинские карточки?

— Например твою, Джим.

— Раз он изучал вашу карточку, — сказал Спок, — можно предположить, что он изменил свое представление о вас, капитан.

— И, — мрачно заметил Кирк, — удостоверился, что его Создатель так же несовершенен, как и остальные биологические существа.

Из переговорного устройства раздался тревожный голос.

— Мостик вызывает капитана Кирка.

— Кирк слушает. Говорите.

— Капитан, все системы жизнеобеспечения корабля не работают. Ручное управление заблокировано! Информация была передана из инженерного отсека.

— Иду. Что ж, мистер Спок, похоже, вы были правы, наши неприятности только начинаются.

— Да, капитан.

— Джим, — сказал Мак-Кой, — если системы жизнеобеспечения не заработают снова, мы не сможем продержаться больше четырех с половиной часов.

— Знаю. Спок, возьмите пару антигравов и спускайтесь в инженерный отсек.

— Что вы задумали, капитан?

— Я хочу попробовать применить логическое мышление, именно то, в чем вы так сильны.

— Тогда, может быть, лучше мне?

— Нет. “Странник” принимает меня за своего Создателя. Это мой козырь. Если я сумею разыграть его…

— Понимаю, капитан, — тихо сказал Спок. — Но это очень опасно. Если вы допустите хоть одну ошибку…

— Я погибну, а кораблю по-прежнему будет угрожать опасность. Идемте.

В инженерном отсеке их снова встретил вой аварийной сигнализации. “Странник” парил рядом с панелью управления. Один из членов экипажа лежал без движения у двери, другой — в углу. Очевидно, они пытались остановить “Странника”, но безуспешно. Скотти прятался в углу за двигателями.

Кирк решительно направился к ужасной машине, но та не обратила на него ни малейшего внимания.

— “Странник”, оставь в покое панель и займись ремонтом систем жизнеобеспечения.

Никакой реакции. Кирк сделал еще один шаг к “Страннику”, и тот сказал:

— Стой.

— Ты обязан подчиняться приказам своего Создателя.

— Я обязан уничтожать несовершенные живые существа. Без системы жизнеобеспечения они погибнут, а корабль на котором они паразитируют, уцелеет. Он также несовершенен, но это поправимо.

— “Странник”, предположим, я согласен, что биологические устройства несовершенны. Но ты был создан биологическим устройством.

— Я совершенен! Я — “Странник”.

— Ты не “Странник”. Ты чуждый нам аппарат. Твоя программа была изменена.

Молчание. Дверь открылась — в отсек вошел Спок с антигравами в руках. Едва ли кто-нибудь еще на корабле был в состоянии поднять сразу два антиграва. Кирк показал ему, где прячется Скотти.

— Ты ошибаешься, — сказал наконец “Странник”. — Ты биологическое устройство. Ты несовершенен.

— Но я Создатель?

— Ты — Создатель.

— И я создал тебя?

— Ты — Создатель.

— Я признаю, что я несовершенен. Но тогда как я мог создать такое совершенство, как ты?

— Ответа нет. Я должен произвести анализ. Машина загудела. Спок и Скотти подошли чуть ближе.

— Анализ не завершен, — ответил “Странник”. — Для решения проблемы не хватает данных. Но моя программа цела. Я должен выполнить задачу. Я — “Странник”. Я — совершенен. Все, что несовершенно, должно быть уничтожено.

— Значит, ты будешь уничтожать все, что живет и мыслит, а значит, несовершенно?

— Да. Я вернусь на Землю. Я выполню свою задачу.

— Ты должен уничтожить устройство, если оно допустит ошибку?

— Я должен бороться с ошибками. Уничтожать — значит исправлять.

— Все, что совершает ошибки, должно быть уничтожено?

— Все без исключений.

Кирк почувствовал, как по нему течет пот. Пока все шло нормально, машина, сама о том не зная, загнала себя в угол. Пора открывать карты.

— “Странник”, я совершил ошибку, создав тебя.

— Создание совершенного устройства не является ошибкой.

— Но, “Странник”, мне не удалось создать совершенное устройство. Я совершил ошибку.

— Я “Странник”. Я совершенен. Твои данные ошибочны.

— Я, Кирк, — Создатель?

— Ты — Создатель. Но ты биологическое устройство и ты несовершенен.

— Но я не Создатель. Джексон Ройкерк, который был твоим Создателем, умер. Ты ошибся, приняв меня за него! Ты совершил ошибку! Ты этого не заметил! Значит, ты совершил две ошибки. Ты совершаешь ошибки, ты несовершенен, однако ты не исправил ошибку и не уничтожил себя! Ты несовершенен! Ты совершил три ошибки!

“Странник” зажужжал еще громче и наконец произнес:

— Ошибка? Ошибка? Провожу анализ.

— Ты совершаешь ошибки! Ты несовершенен! Выполни свою задачу!

— Я провожу анализ, ошибка, провожу анализ, — “Странник” замолчал. Жужжание сделалось сильнее. Кирк повернулся к Скотти и Споку.

— Приготовьтесь. Прикрепите к нему антигравы. Надо избавиться от него, пока он чего-нибудь не придумал. Неизвестно, сколько времени ему потребуется, чтобы осознать безвыходность положения.

Они набросили антигравы на ревущий зонд. Спок сказал:

— Я восхищен вашей логикой, но мы в серьезной опасности.

Они подняли “Странника” и понесли его к двери.

— Куда теперь, сэр? — спросил Скотти.

— В телепортационный отсек!

Возле платформы Кирк подхватил “Странника” и велел Скотти:

— Скотти, отправьте его в дальний космос.

Скотти бросился к панели управления, а Кирк и Спок опустили гудящего Странника на одну из платформ.

— Готово, сэр.

Кирк и Спок отскочили, а Кирк крикнул:

— “Странник”, ты несовершенен. Выполни свою задачу. Мистер Скотти, давайте энергию!

“Странник” исчез.

— Теперь быстро на мостик!

Не успели они выбраться в коридор, как корабль затрясло так, что они упали на пол. Когда корабль перестало трясти, они поднялись и побежали на мостик.

Около экрана стоял Зулу и вытирал слезящиеся глаза.

— Капитан, в следующий раз, когда захотите устроить фейерверк, предупредите меня, пожалуйста. К счастью, я смотрел в сторону от экрана.

— Простите, мистер Зулу, — Кирк подошел к своему креслу и с нескрываемым облегчением опустился в него.

Спок сказал уважительно:

— Должен поздравить вас, капитан. Вы продемонстрировали вашу безупречную логику.

— А вы от меня этого не ожидали?

— Сэр, когда вы допустили, что…

— Спок, я ничего не допускал. Я действовал интуитивно. Я и понятия не имел, как он воспримет идею о собственном несовершенстве. Когда я сказал, что он не сможет найти решения, это было ему на руку. Поскольку биологические устройства известны своей ненадежностью, он мог прийти к выводу, что я лгу.

Мак-Кой подошел к креслу Кирка. Спок мрачно заметил:

— Я тоже допускал такую возможность, вот почему сказал, что ваша логика безупречна. Но “Странник” об этом не подумал и совершил свою четвертую ошибку.

— Мне кажется, вы будете рады узнать, — вмешался Мак-Кой, — что лейтенант Ухура поправляется и уже перешла к программе колледжа. Она сможет приступить к работе через неделю.

— Отлично, Боунс. Я хотел бы сказать то же самое о других погибших членах экипажа.

— И все же, — сказал Спок. — Жаль, что нам пришлось уничтожить “Странника”. Это была замечательная машина.

— Которая могла уничтожить еще миллиарды живых существ. Я рад, что все кончено. Вам печалиться не о чем, а вот я потерял талантливого сына.

— Что вы хотите этим сказать?

— Но ведь он считал меня своим отцом? Думаете, у меня совсем чувств нет? Вы же видели, что он сделал со Скотти. Из него мог получиться отличный врач. — Кирк ухмыльнулся. — Мой сын — врач. Прямо за душу хватает.

 

Райский синдром

Смерть таилась в огромном астероиде, который несся к планете так, что столкновение было неизбежно.

Это была судьба, которую Кирк отказывался признавать.

Стройные сосны окружали луг, на котором материализовались он, Спок и Мак-Кой.

Ноздри жадно вдыхали запах жимолости и диких роз. Откуда-то неподалеку доносилось журчание ручейка, бегущего по камням. Фиалки, подумал он, глядя на плоские свежие листья, ковром покрывавшие его топкие берега, цветы прятались среди них.

— Невероятно, — сказал он, внезапно почувствовав тоску по дому, тоску по Земле. Он остановился, чтобы сорвать цветок. — Сколько времени прошло, Боунс, с тех пор, как ты видел такой последний раз?

— По крайней мере, года три, Джим.

— Похоже, как будто триста.

Но то, что планета, на которой они находились, была так похожа на Землю, было не столь удивительно, как то, что она уцелела. Она была расположена на участке солнечной системы, где поясу астероидов удалось превратить все остальные планеты в пыльную, пассивную пустыню.

— Через два месяца этот гигантский астероид попадет сюда, — начал Мак-Кой.

— Нас прислали позаботиться о том, чтобы этого не случилось, — сказал Кирк, — Спок, сколько у нас времени на обследование?

— Если мы собираемся отклонить астероид, капитан, мы должны уйти с орбиты в течение тридцати часов. Каждая секунда промедления усложнит задачу и, возможно, сделает ее неразрешимой.

Мак-Кой остановился:

— Черт побери, что это там? — воскликнул он.

Перед ними на вершине небольшого холма стояла высокая башня, похожая на обелиск, сделанная из сверкающего металла. У ее основания лежали груды диких цветов. Приблизившись к башне, можно было заметить, что вся ее поверхность была испещрена загадочными символами.

— Сделайте анализ металла, мистер Спок, — попросил Кирк.

Спок покрутил циферблат на трикодере и нахмурился:

— Невозможно, сэр. Это какой-то неизвестный металл, видимо, сплав. Я даже не могу точно определить его возраст.

— Есть ли у вас какие-либо предположения относительно того, чем это может быть?

— Нет, капитан. Но сплавы такой сложности могут быть только в культурах, параллельных нашей или опережающих ее.

— Цветы в районе падений метеоритов, но никаких метеоритных кратеров, — сказал Мак-Кой. — Это место — настоящая загадка, биологическая и культурная.

— Тридцать часов, — сказал Кирк. — Давайте не тратить их зря. Этот рай, возможно, поддерживает какие-либо жизненные формы.

Так и оказалось. У подножия холма, на котором располагался обелиск, они увидели небольшую площадь. Меднокожие люди свободно передвигались по ней. В центре находился большой круглый вигвам под высокой крышей, которая, казалось, была покрыта соломой. Звериные шкуры, сшитые вместе, составляли его стены. Женщина, окруженная детьми, по-видимому, смешивала еду с водой, которую наливала из грубого глиняного сосуда. Рядом с ней старик с кипой чего-то, что выглядело, как кремневые наконечники для стрел, склонился над работой. Справа от него молодые мужчины с великолепными мускулами, с луками наперевес, собрались вокруг мишени, устроенной из раскрашенной шкуры, и дружелюбно спорили о чем-то. Возможно, оттого, что красновато-коричневый цвет их кожи сливался с цветом вышитых бусинами кожаных изделий, возникало ощущение необыкновенного покоя и умиротворения. Здесь человек был слит с природой.

— О, клянусь, что это американские индейцы! — вскричал Мак-Кой.

— Так оно и есть, — сказал Спок, — смесь наиболее развитых племен — это навахо, могикане, делавары.

— А может ли на этой планете быть более развитая цивилизация, Спок? Способная построить тот обелиск или создать систему отведения астероидов?

— Датчики регистрируют наличие только одной жизненной формы, капитан.

— Может, нам надо рассказать им все, Джим?

— О чем, Боунс? О том, что астероид собирается разнести их мир на атомы?

Спок сказал:

— Наше появление только испугает и смутит их, доктор.

— Хорошо, — решительно сказал Кирк. — У нас есть задание. Давайте вернемся на “Энтерпрайз”. — Однако, когда он повернулся и посмотрел снова на индейскую деревню, его лицо стало задумчивым.

— Что с вами, Джим?

— Что? — отсутствующе спросил Кирк. — О, ничего. Просто они выглядят такими мирными и простыми. Никаких проблем, никаких командных решений. Просто жизнь.

Мак-Кой улыбнулся:

— Когда-то в двадцатом столетии это называлось синдромом Таити. Джим, это типичная реакция на идиллически нетронутую природу, особенно распространенная среди усталых командиров, таких, как капитаны Звездного флота.

— Хорошо, Боунс. Итак, мне нужен отпуск. Но сперва давайте займемся астероидом.

Кирк направился в сторону обелиска. Ступив на плиту, он открыл коммуникатор:

— Кирк вызывает “Энтерпрайз”.

— Есть, капитан, — ответил голос Скотти.

Приказ о подъеме на корабль готов был сорваться с уст Кирка, когда металл под его ногами вдруг подался. То, что казалось плитой, открылось, и он скатился вниз по крутым ступеням лестницы. В узком столбе света, который проникал через отверстие, он едва успел заметить, что внутренняя сторона плиты была усеяна различными цветными кнопками. Затем плита медленно закрылась. Шатаясь, он поднял голову и случайно задел плечом одну из кнопок. Раздалось пронзительное жужжание, и появился сине-зеленый луч. Он становился все мощнее и мощнее, пока все не утонуло в сине-зеленом свечении. Оно буквально поглотило Кирка. Затем он упал вниз, пролетев несколько ступенек, и замер неподвижно.

Спок первым заметил его исчезновение. Обеспокоенный этим, Мак-Кой присоединился к нему. Они обошли вокруг обелиска, осмотрели пустую площадь. Тревога все возрастала. Спок открыл коммуникатор, передал новость Скотти и приказал спустить поисковую партию. Но ни поисковая партия, ни их зонды с датчиками не помогли. С суровым лицом Спок еще раз осмотрел луг, прежде чем принять решение, затем отрывисто сказал:

— Приготовьтесь поднять нас всех на борт, мистер Скотти. Мы немедленно покидаем орбиту.

— Покидаем? Вы шутите, Спок? — сказал Мак-Кой.

— Этот астероид почти так же велик, как наша земная луна, доктор.

— К черту астероид! — вскричал Мак-Кой. — Он будет здесь только через два месяца!

— Если мы доберемся до пункта отклонения вовремя, он, возможно, вообще сюда не доберется. — Лицо Спока ничего не выражало.

— А что в это время будет с Джимом?

— Как только мы отклоним астероид, мы вернемся и возобновим поиски.

— Но ведь пройдут часы! Может быть, он ранен! Умирает!

Спок повернулся к нему.

— Если мы не сможем попасть в пункт отклонения в нужное время, мы не сможем изменить путь астероида. В этом случае, доктор, все на этой планете, включая капитана, погибнут.

— Но разве еще несколько минут могут что-либо изменить?

— За это время астероид приблизится к планете на тысячи миль ближе. — Он невозмутимо заговорил в коммуникатор: — Поднимайте нас, мистер Скотти.

Голос Скотти прозвучал глухо:

— Подъем начат, мистер Спок.

А в это время Кирк еще был жив, но дыхание его было болезненным, медленным. Ему казалось, что он был в большом сводчатом зале, но он не мог сосредоточиться, чтобы вспомнить, откуда он и как попал сюда. Он не ощущал ничего, кроме головокружения, которое накатывалось на него волнами, когда он пытался встать. При падении он уронил фазер и коммуникатор. Теперь, споткнувшись о них, он поднял их, и уставился на них не узнавая. Через некоторое время Кирк с трудом стал подниматься по металлическим ступеням. Когда он ступил на первую из них, раздался резкий музыкальный звук. Однако он воспринял его так же отстраненно, как и фазер с коммуникатором. Затем он протянул руку и нажал сразу несколько кнопок на панели. Она открылась так же бесшумно, как и закрылась, и он выполз через нее на свет.

Три девушки с корзинами цветов в руках испугали его. Он уставился на них, еще более пораженный, чем они. Одна из них была красивой. С длинными черными волосами, которые блестели на солнце, она шла с достоинством молодой королевы, несмотря на детское изумление на ее лице.

Кирк сразу решил, что ему определённо нравятся ее высокие скулы, чистая линия ее нежного лица. Две другие девушки, казалось, испугались его сильнее. Он подозревал, что и она тоже боялась его, но она не повернулась, чтобы убежать. Вместо этого она сделала царственный жест своим подругам и упала на колени у ног Кирка. Остальные сделали то же. Все три прикоснулись ладонями ко лбу.

Кирк услышал свой голос. Он был хриплым.

— Кто вы? — спросил он.

— Я — Мэрамэни, — сказала похожая на королеву девушка. — Мы — твой народ. Мы ждали, что ты придешь.

Несмотря на эти слова, старый вождь индейской деревни был не так радушен. Прием Кирка в общинном вигваме было любезным, но довольно сдержанным. Вигвам был примитивно, но удобно обставлен с помощью ковриков и диванов из оленьих шкур. Томагавки, копья, кожаные щиты и кремневые ножи украшали его стены. В центре была костровая яма, угли в ней еще ярко светились. Вождь сидел возле нее. По бокам от него трое молодых воинов не сводили глаз с лица Кирка. На одном из них была сверкающая серебряная головная повязка, украшенная эмблемой, в которой угадывалось сходство с обелиском. Мэрамэни почтительно поклонилась вождю, затем, повернувшись к Кирку, сказала:

— Это Горо.

Старик жестом указал на груду шкур напротив себя.

— Наша жрица сказала, что ты явился ей и ее девушкам прямо из стены храма. Так и предсказывали наши легенды. Хотя мы и верим словам Мэрамэни, но в эти тревожные времена мы должны быть уверены.

— Я отвечу на любой вопрос, если смогу, — сказал Кирк, — но, как я уже говорил вашей жрице, многие вещи неизвестны мне.

Воин, который носил украшенную эмблемой повязку, крикнул:

— Он даже не знает о грозящей нам опасности! Как он может спасти нас?

— Тихо, Сэлиш! Это против правил — прерывать старейшин племени во время совета! Даже для лекаря!

Но Сэлиш настаивал.

— Слова не спасут нас, когда небо потемнеет! Я говорю, что он должен доказать, что он — Бог!

— Я требую тишины! — Горо обратился к Кирку. — Три раза небеса темнели со времени жатвы, а это, как сказано в легенде, таит в себе большую опасность. Но в ней также говорится, что мудрые, поместившие нас сюда, пришлют Бога, который спасет нас. Бог сможет разбудить дух храма и заставить небеса успокоиться. Ты можешь сделать это?

Кирк медлил, лихорадочно разыскивая в ослабевшей памяти какие-то воспоминания, которые помогли бы ответить на вопрос. Он увидел, что подозрение в глаза Сэлиша перешло в откровенное презрение.

— Я пришел из стены храма, — сказал он наконец. — Все так, как сказала Мэрамэни, но я также пришел с неба. Я не могу вспомнить все совершенно отчетливо, но…

Его запинающиеся слова были неожиданно прерваны. В вигвам вошел человек с безжизненным телом мальчика на руках. С обоих стекала вода. Мэрамэни, положив руку на мокрые волосы мальчика, закричала:

— Беда, Сэлиш, ребенок не дышит! Рыболовные сети утащили его на дно реки. Лино очень быстро вытащил его, но он не двигается!

Поднявшись, лекарь подошел к мальчику и, прижавшись ухом к его груди, стал внимательно слушать. Затем он оттянул веко, чтобы заглянуть в зрачок. Через мгновение он выпрямился.

— В теле нет звука, — объявил он, — ив глазах нет света. Ребенок больше не будет двигаться.

Лино положил маленькое тело на груду шкур. Кирк оглядел потрясенных, убитых горем людей. Он быстро встал, подошел к мальчику и поднял его голову.

— Он все еще дышит, — сказал он. Затем наклонился и начал делать искусственное дыхание. Сэлиш угрожающе двинулся к нему. Но Горо поднял руку и, сдерживая его, крикнул:

— Стой!

Чуткие уши уловили легкий стон. Ребенок слабо шевельнулся — и его начало рвать. Кирк энергично начал его массировать. Тот наконец вздохнул. Глаза открылись. Кирк встал и с облегчением вздохнул.

— Теперь с ним все будет в порядке, — сказал он.

Горо поднес свою ладонь ко лбу.

— Люди благодарят тебя.

— Это простая техника. Она известна еще… еще…

Его голос замер. Известна еще когда? Он не мог вспомнить. Это “простая техника”, но где он овладел ею? Теперь, когда прошло напряжение, вызванное чрезвычайной ситуацией, он почувствовал разочарование. Каким образом он был высажен на эту планету в столь плачевном состоянии? Кем он был? Он чувствовал, что память как бы растворяется, мысли ускользают меж его пальцев, как вода.

Как будто сквозь сон он услышал, как Горо сказал:

— Только Бог может вдохнуть жизнь в мертвеца. — Затем он увидел, как тот повернулся к трем молодым воинам: — Вы все еще сомневаетесь, что легенда сбывается?

Они покачали головами. Один Сэлиш отказался дотронуться ладонью до лба. Горо повернулся к Мэрамэни:

— Отдайте вигвам лекаря Богу.

По-прежнему в своем кошмаре небытия Кирк почувствовал, как серебряная повязка главного лекаря коснулась его лба.

Скотти с досадой подумал, что от его двигателей хотят слишком многого.

— Я не смогу давать вам такое напряжение в течение долгого времени, Спок. — Преднамеренная небрежность слышалась в голосе инженера по коммуникатору. — Мои двигатели имеют следы перенапряжения.

— Имеют или нет, но мы не можем снизить скорость, мистер Скотти.

— Но если эти цепи перегреются…

Нервы персонала на мостике “Энтерпрайза” также были на пределе. Один Спок сохранял спокойствие. Но даже его глаза неотрывно были прикованы к экрану радара, на котором маленькое светящееся изображение ощутимо увеличивалось в размере. Несущийся со страшной скоростью предмет становился все больше и больше.

Его тусклые, но весьма разнообразные краски с каждым мгновением становились все более ясно различимыми.

— Пункт отклонения минус семь, — произнес Чехов.

— Полная энергия, мистер Скотти, — сказал Спок в микрофон.

— Реле не выдержит перегрузки!

— Тогда оставьте реле. Перейдите на ручное управление.

— Если я это сделаю, я сожгу двигатели!

— Мне нужна полная мощность, — сказал Спок ровным голосом.

— Есть, сэр.

Помощник капитана повернулся в командирском кресле к Зулу.

— Усиление, коэффициент 12, мистер Зулу.

Зулу передвинул выключатель, и астероид на экране обрел четкость. Впервые стали видны его зловещие детали — огромное количество острозубых скал, устремленных на них из космоса.

— Пункт отклонения минус четыре, — сказал Чехов.

Спок отвел глаза от страшного монстра на экране, и Чехов сказал:

— Теперь минус три, сэр.

— Выключите двигатели. Остановитесь здесь, мистер Скотти.

— Все двигатели выключены, сэр.

— Приготовьтесь включить дефлекторы.

— Есть, сэр.

Раздался необычный треск, разорвавший мертвую тишину на корабле. Началась вибрация.

— Энергия падает, сэр! — крикнул Зулу.

— Инженерный отсек! Полную энергию. Полную энергию!

Голос Скотти стал жестоким:

— Дилитиевые цепи отказали, сэр. Нам надо заменить их.

— Не сейчас, — отрезал Спок.

— Ноль! Пункт отклонения. Мы достигли его, сэр.

— Пуск! — скомандовал Спок.

Огромная масса на экране вдруг засветилась красным. Затем она замерцала и исчезла.

— Степень отклонения, мистер Зулу?

— Недостаточная, сэр.

Это было поражением. Страшная тишина воцарилась на мостике.

Голос Спока прозвучал как спасение.

— Возобновить подачу энергии к двигателям, мистер Скотти. Максимальная скорость. Курс 37, отметка 010.

— Этот курс приведет нас прямо на орбиту астероида, сэр.

— Я знаю об этом, мистер Чехов. Я буду отступать перед ним до тех пор, пока мы не сможем задействовать всю нашу энергию на лучи фазеров.

— Зачем? — поинтересовался Мак-Кой.

— Чтобы разрушить его. — Спок повернулся в кресле, как будто обращаясь ко всем на мостике. — Узкий луч фазера, — сказал он, — сконцентрированный в одном месте этой скалы, расколет ее.

— Заодно и наш корабль, — сказал Мак-Кой. — Тогда мы точно столкнемся с астероидом.

— Вы не правы, доктор, — Мы еще сможем уйти с его пути с помощью импульсной энергии.

— Да, но Джим-то не сможет уйти с его пути.

— Это еще один рассчитанный риск, на который мы должны пойти, — сказал Спок.

Мэрамэни, неся новые одежды из оленьих шкур, приближалась к лекарскому вигваму Кирка, когда Сэлиш вышел из-за сосны.

— Куда ты идешь? — спросил он.

— Моя обязанность — прислуживать Богу, — спокойно ответила она.

Сэлиш выхватил у нее одежды.

— Ты должна готовить сейчас ритуальные одежды. Она забрала одежды обратно.

— Между нами не будет ритуала, Сэлиш, — сказала она мягко.

— Ты не можешь идти против традиции!

— Так ведь именно из-за традиции мы теперь и не можем соединиться, — произнесла она.

— Ты обещана мне!

— Это было еще до того, как он пришел.

— Жрица племени и главный лекарь всегда соединяются!

— Теперь он — главный лекарь, — Она помолчала. — Выбери другую, Сэлиш. Любая девушка сочтет за честь соединиться с тобой.

— Но я не хочу другую.

Искреннее сочувствие было написано на ее лице.

— У тебя нет выбора, — сказала она.

— А если бы ты могла выбирать, Мэрамэни, ты выбрала бы меня?

Она не ответила. Его лицо потемнело, и он быстро направился к роще кленов. Она грустно покачала головой, глядя, как он уходит. Затем ее темные глаза сверкнули. Она быстро пошла по направлению к вигваму лекаря, и Кирк, оторвавшись от своих размышлений, посмотрел на нее, улыбаясь.

— Возможно, ты захочешь искупаться, прежде чем переоденешься в это, — Она положила индейские одежды у его ног.

— Мэрамэни, расскажи мне о Мудрых.

— Рассказать? Но Бог знает все.

— Не этот Бог, — сухо сказал Кирк. — Расскажи мне.

Она опустилась на колени около него, с удивлением рассматривая его комбинезон.

— Мудрые? Они привезли нас сюда издалека. Они выбрали главного лекаря, чтобы он хранил секрет храма и использовал его, когда небеса потемнеют. — Она потянулась, чтобы дотронуться до его спины.

— Здесь нет шнуровки, — сказала она озадаченно. — Как его снять?

Он знал, что краснеет, и чувствовал себя дураком. Наконец он мягко отстранил ее руку.

— И секрет передавался от отца к сыну? Тогда почему Сэлиш не воспользуется секретом? Почему народ в опасности?

Все еще озабоченная, она попыталась расслабить его пояс.

— Отец Сэлиша умер прежде, чем успел рассказать секрет.

Кирк взял ее за руки, когда две девушки в сопровождении Горо вошли в вигвам. Они поставили корзины с фруктами у его ног, и Горо, с почтением дотронувшись до своего лба, сказал:

— Народ славит имя твое. Но он не знает, как ты хочешь, чтобы тебя называли.

Кирк снова почувствовал мучительное бессилие.

— Как я хочу, чтобы меня называли? — было равнозначно “Кто я есть?”. Он вспотел, пытаясь вспомнить хоть малейшую зацепку из прошлого, которое было скрыто от него. Он сказал:

— Кирк. Я хочу, чтобы меня называли Кирком.

— Кирк? — переспросил Горо.

Кирк кивнул. Он был измучен. Что-то в его лице напугало девушек. Они удалились, а Горо озабоченно спросил:

— Ты недоволен девушками?

— Нет. Они замечательные.

— Тогда, возможно, дело в нас и нашем образе жизни. Может быть, нам не удалось эволюционировать так быстро, как хотели Мудрые.

Кирк больше не мог этого вынести. Он сказал то, что, ему показалось, могло их успокоить:

— Ваша земля богата, а ваш народ счастлив. Мудрые не могут быть недовольны вами.

— Но ведь чем-то ты недоволен, — настаивал Горо. — Скажи, чем.

— Я… я не могу вам ничего сказать, кроме того, что я был здесь спокоен и счастлив.

К счастью, Горо казался удовлетворенным. Когда он ушел, Кирк повернулся к Мэрамэни:

— Почему они так уверены, что я могу спасти их?

— Ты пришел из храма. И разве не ты вернул жизнь мертвому ребенку?

Он схватился за голову.

— Мне нужно время, — сказал он. — Время, чтобы попытаться вспомнить.

Она положила одежды из оленьей кожи ему на колени.

— У нас много времени, мой Бог. Много покоя и много времени.

Простота, с которой она сказала это, была бальзамом для его израненной души. Напряжение спало.

— Да, — сказал он. — Спасибо тебе, Мэрамэни.

“Энтерпрайз” и астероид теперь мчались по параллельным курсам.

— Координаты, мистер Чехов?

— Тау восемь целых семь десятых, сэр. Бэта — четырнадцать тысячных.

— Это наша цель — самое слабое место астероида, мистер Чехов.

Чехов посмотрел на Спока с благоговейным ужасом и уважением.

— Да, практически мертвый центр, сэр.

— Нацельте фазер на эту точку, мистер Зулу. Наибольшая интенсивность, узкий луч. Я хочу, чтобы эта трещина раскололась.

— Вы говорите, как резчик алмазов, Спок, — сказал Мак-Кой.

— Тонкая аналогия, доктор.

— Фазеры нацелены, сэр, — сказал Зулу.

— Мы будем стрелять, пока мистер Скотти сможет поддерживать энергию.

— Готовы, сэр.

— Залп!

Корабль дрогнул.

— Первый фазер выстрелил.

Зулу нажал другую кнопку.

— Второй фазер выстрелил!

На экране скалистая масса вдруг ослепительно сверкнула. Всё новые и новые осколки стали отделяться от нее по мере ударов голубых лучей фазеров.

— Третий фазер выстрелил, сэр! Четвертый фазер!

Еще одна туча осколков — острых, огромных — оторвались от астероида.

— Все фазеры выстрелили, сэр.

Внешнее спокойствие Спока странно контрастировало с ноткой горького разочарования в его голосе.

— Приготовьтесь к одновременному залпу, мистер Зулу.

В инженерном отсеке Скотти пробормотал своему помощнику:

— Этот вулканит не успокоится до тех пор, пока все панели не превратятся в свинцовую лужу!

Пока он говорил, раздался резкий металлический щелчок, и одно из главных реле начало дымиться.

— Главное реле снова вылетело, мистер Скотти! — закричал помощник.

— Машины умнее людей, — заметил его начальник. — По крайней мере, они знают, когда следует отключиться, перед тем, как взлететь на воздух.

— Произвести одновременный залп.

Когда раздалась команда Спока, из отсека двигателей вылетела добела раскаленная молния. Раздался грохот взрыва, который отбросил Скотти к противоположной переборке. Прижавшись к ней, с распростертыми руками, он едва не плакал, следя за смертью своих друзей — двигателей.

— Мои малыши. — простонал он, — мои бедные малыши.

Это был мягкий шепот, но он пробудил Кирка от беспокойного сна. Стоя на коленях возле него, Мэрамэни сказала:

— Кирк, ритуальный плащ закончен.

Она была совсем рядом. Он увидел длинные черные волосы.

— Если ты хочешь, пусть сегодняшний день будет Днем Соединения.

— Днем Соединения?

— Я дочь вождей, — сказала она. — Обычай моего племени отдает меня нашему Богу.

Кирк смотрел на нее, не понимая. Она наклонила голову:

— Кирк, если в твоем сердце другая…

— Нет никого другого, Мэрамэни. Ни в моем сердце, ни в моем разуме.

Ее беспокоило, что он не дал еще своего согласия:

— Воля Бога выше закона племени. Если ты не хочешь…

Кирк потянулся к ней.

— Мэрамэни, назови День Соединения.

Сияющие глаза взглянули на него.

— Чем раньше наше счастье начнется, тем дольше оно продлится. Я назначаю завтра.

Прошлое было мраком, холодным, непроницаемым. Если он и был узником настоящего, то, по крайней мере, оно предлагало эту теплоту, этот блеск в окаймленных черными ресницами глазах. Кирк порывисто привлек ее к себе и поцеловал.

Спок удалился в свои апартаменты. Мак-Кой, который вошел без стука, обнаружил его глядящим на экран.

— Я велел вам отдыхать, Спок! Ради бога, прекратите смотреть на экран!

Раздался голос по связи. Скотти сказал с яростью:

— Наш звездный привод полностью перегорел! Поэтому не просите скорости больше варп девять. Единственное, что вы оставили нам, Спок, так это импульсную энергию!

— Каково приблизительное время, которое потребуется на ремонт? — спросил вулканит в микрофон.

— Находясь здесь, в космосе? До бесконечности. Единственный способ исправить двигатели — это добраться до ближайшей ремонтной базы!

Мак-Кой отключил связь. Он положил руку на плечо Споку:

— Ты провел рассчитанный риск ради нас, планеты и Джима. Важно то, что ты сделал это. А то, что ты проиграл… Что ж, проигрыш входил в твой расчет.

— Я несу полную ответственность за поражение, доктор.

— А моя ответственность — это здоровье экипажа. Вы должны прекратить изводить себя.

Спок снова включил связь.

— Вернитесь на курс 883, отметка 41, мистер Чехов.

— Но это назад к планете! — вскричал Мак-Кой. — Без варп скорости мы будем добираться до нее несколько месяцев!

— Ровно 59,22 дня, доктор. А астероид будет отставать на четыре часа.

— Тогда какой смысл? Даже если капитан все еще жив, мы скорее всего, не сумеем спасти его! А, возможно, ничего не сумеем спасти, даже корабль! — Мак-Кой ударил по стене. — Вы не слышали ни слова из того, что я сказал! Все, что вы делаете, так это пялитесь на этот проклятый экран, — он шагнул к экрану и увидел изображение обелиска, которое было на нем.

— Еще один рассчитанный вулканитом риск, доктор.

Мэрамэни сверкала в своем наряде невесты. Она была окружена женщинами, которые столпились в вигваме. Когда одна из них возложила венок из цветов на ее сияющие черные волосы, она сказала:

— День Соединения — это конец потемневшего неба.

Сэлиш опустил шкуру на входе в вигвам. Он быстро пошел к обелиску, возле которого божественному жениху в праздничных одеждах накладывали на лицо краску, которую Горо доставал из тыквенного сосуда.

Горо передал тыкву молодому воину.

— Ты пойдешь следом, — сказал он. — Жди здесь, пока я не пройду по священной дорожке к племенному вигваму.

Когда Горо ушел по освещенной солнцем тропинке, Кирк, улыбаясь, сошел с обелиска, чтобы направиться к вигваму и Мэрамэни. Неожиданно Сэлиш встал перед ним, загораживая путь. Его лицо было искажено ненавистью.

— Убирайся с моей дороги, — проговорил Кирк.

— Кирк, даже если ты Бог, я не позволю этого союза, — Сэлиш выхватил кремневый нож. — Прежде чем я позволю, ты должен будешь убить меня.

— Я не хочу никого убивать, — сказал Кирк. Но Сэлиш уже набросился на него. Кирк увернулся от броска, но Сэлиш все же полоснул его ножом по щеке.

— Ты истекаешь кровью, Кирк. У Бога не может идти кровь! — Он бросился на Кирка с ножом, в его глазах было желание убить. Они схватились, но Кирк заставил его выронить нож. Сэлиш бросился на землю.

— Убей меня, Кирк! Убей меня сейчас! И я вернусь из мертвых, чтобы подтвердить людям, что ты не Бог!

Кирк посмотрел на обезумевшее лицо у своих ног. Заткнув нож за пояс, он переступил через распростертое тело и двинулся по тропинке. Навязанная ему роль Бога имела свои отрицательные стороны. Но она же принесла ему Мэрамэни. При мысли о ней он ускорил шаги по направлению к вигваму.

Двое воинов приветствовали его у входа. Величественный плащ из перьев был наброшен ему на плечи. Мэрамэни подошла к нему, и он, как ему было велено, обхватил ее своим плащом, чтобы символизировать единство. Горо ударил в каменный колокол деревянной колотушкой. Народ закричал от восторга. Бусины затрещали в тыквах, тамтамы звучали все громче и громче. Мэрамэни, выскользнув из-под плаща, выбежала из вигвама. У входа она остановилась и оглянулась на него, ее украшенное короной из цветов лицо сияло от радости. На этот раз Кирку не нужны были инструкции. Он устремился за ней, его плащ из перьев летел вслед за ним.

Она добежала до соснового леса, когда он поймал ее. Она упала на мягкую постель из пахучих игл, и он последовал за ней…

Он полюбил эти сосновые леса. Было настоящим счастьем помогать Мэрамэни собирать хрупкие сучья для огня в их лечебном вигваме. Он любил Мэрамэни, но иногда ее черные глаза смотрели слишком глубоко.

Однажды они лежали, обнявшись возле ямы с костром, когда она подняла голову и сказала:

— С каждым днем я все сильнее люблю тебя. Но ты…

Он поцеловал ее.

— Это все сны, — сказал он.

— Я думала, это все прошло. Я думала, ты больше не высматриваешь в небе странный вигвам.

Он отпустил ее.

— Знаешь, сны вернулись. Я опять видел лица. Даже в дневное время я их вижу. Они едва различимые, но я чувствую, что знаю их. Я чувствую, что мое место рядом с ними. Не здесь, не здесь. Я не имею права на все это счастье.

Она улыбнулась, глядя на его встревоженное лицо.

— У меня есть подарок для тебя. Я ношу твоего ребенка, Кирк.

Его охватило чувство невыразимой нежности. Лицо его просветлело. Он привлек ее к себе.

Снова без стука Мак-Кой вошел в каюту Спока.

— Мне казалось, что я велел тебе явиться в изолятор, — сказал он с раздражением.

Спок едва взглянул на него, оторвавшись от своего маленького компьютера.

— Не время, — сказал он. — Мне нужно расшифровать эти символы на обелиске. Мне кажется, что это высокопрогрессивная форма кодирования.

— Вы пытаетесь сделать это с тех самых пор как мы повернули обратно к планете. Это уже пятьдесят восемь дней!

Спок провел рукой по усталым глазам, словно для того, чтобы стереть туман перед ними. Он очень осунулся.

— Я знаю об этом, доктор. Я также знаю, что у нас есть не более четырех часов, чтобы провести поиски, когда мы достигнем планеты. Я чувствую, что эти символы — это ключ.

— Вы не расшифруете их, если будете так истязать себя! — Мак-Кой перешел на спокойный тон уговоров. — Спок, вы в последние недели едва ли ели и спали. Если вы не дадите себе отдыха, скорее всего, вы свалитесь.

— Я не голоден, доктор. А в стрессовом состоянии мы, вулканиты, можем обходиться без сна в течение нескольких недель.

Мак-Кой направил на него свой медицинский трикодер. Уставившись на него, он сказал:

— Ну, надо сказать, что ваш вулканический обмен веществ настолько низок, что его едва ли можно измерить. А что касается давления этой зеленой ледяной воды в ваших венах, которую вы называете кровью…

Чтобы выпрямиться, Споку пришлось опереться на консоль.

— Мое физическое состояние не имеет значения. Важен обелиск.

— Мой диагноз — истощение, вызванное усталостью и чувством вины. Да, вины. Вы вините себя за то, что корабль пострадал. — Мак-Кой потряс Спока за плечо. — Послушайте меня! Вы приняли решение! Джим принял бы то же решение. Я предписываю вам отдых. Мне нужно позвать охранников, чтобы силой заставить вас подчиниться?

Спок отрицательно покачал головой. Он нетвердой походкой направился к своей койке и лег на нее. Но не успел удовлетворенный Мак-Кой закрыть за собой дверь, как он снова встал и вернулся к компьютеру.

Кирк пытался улучшить освещение вигвама, сконструировав примитивную лампу. Но Мэрамэни никак не могла понять назначение фитиля.

— Она превратит ночь в день? — с удивлением спросила она. — И я смогу больше готовить и за… за…

— Заготавливать пищу, — сказал Кирк.

— На случай голода. — Они улыбнулись друг другу. — А, — сказала она, — вот зачем ты делаешь лампу: чтобы я вечно готовила.

Его смех внезапно оборвался. Лицо Мэрамэни напряглось от страха. Порыв ветра рванул дверь вигвама.

— Чего ты боишься? — спросил он. — Это просто ветер.

— Мэрамэни — глупая девчонка, — сказала она. — Нечего бояться. Ты рядом. — Но она подошла к двери вигвама и с опаской посмотрела на небо. Затем вернулась. — Пора идти в храм, Кирк. Люди будут там ждать тебя.

— Зачем?

— Чтобы ты спас их, — просто ответила она.

— Ветер не может причинить им вреда. — Но тревога на ее лице не проходила.

— Ветер — это только начало, — сказала она. — Скоро он превратится в ураган, и река вздуется. Затем небо потемнеет и земля затрясется. Только ты можешь спасти нас.

— Я ничего не могу сделать с ветром и небом.

Она выхватила у него лампу и, схватив его за руку, потянула к дверям.

— Идем, Кирк. Ты должен пойти.

Чувство опасности внезапно навалилось на него.

— Мэрамэни, подожди.

Она сильнее потянула его, ее страх нарастал.

— Мы должны успеть, пока не слишком поздно! Ты должен войти в храм и заставить сиять синее пламя.

Кирк уставился на нее, беспомощный и непонимающий.

— Но я не знаю, как попасть внутрь храма!

— Ты — Бог!

Он грубо схватил ее за плечи.

— Я не Бог. Я человек, просто человек!

Она отшатнулась от него.

— Нет! Нет! Ты — Бог, Кирк.

— Посмотри на меня, — сказал он. — И послушай. Я не Бог. Если ты можешь любить только Бога, ты не можешь любить меня. Я повторяю снова — я не Бог.

Она обхватила его шею руками, покрывая лицо страстными поцелуями.

— Тогда это нужно хранить в секрете! Если ты не Бог, люди убьют тебя!

Еще более яростный порыв ветра потряс стены вигвама. Мэрамэни закричала:

— Ты должен поговорить с людьми, или они скажут, что ты не Бог. Идем, Кирк, идем.

Племя собралось около центрального вигвама. Под порывами поднимающегося ветра щиты, копья, ножи были сброшены со стен. Женщины кричали, прижимая к себе детей, пряча их под груды шкур. Сэлиш пробился сквозь обезумевшую толпу и встал напротив Кирка.

— Почему ты не в храме, Кирк? Скоро земля начнет дрожать!

— Мы все пойдем в пещеры, — сказал Кирк.

— В пещеры! — закричал Сэлиш. — Это все, что Бог может сделать для своего народа?

Горо заговорил:

— Когда земля дрожит, даже самые глубокие пещеры небезопасны, Кирк. Ты должен пробудить дух храма, или мы все погибнем.

— Чего ты ждешь, Бог? — спросил Сэлиш.

Кирк освободился от Мэрамэни и сказал Горо:

— Позаботьтесь о ней. Я пойду в храм.

Снаружи штормовой ветер забил дыхание. Где-то слева от него рухнула сосна. Гром гремел над горизонтом, как непрерывная канонада. Небо быстро темнело. Сучья хлестали его по лицу, когда он, полуслепой, пробирался по стершейся тропинке к обелиску. Загадочная башня ничего не говорила ему. Таинственные надписи хранили свои секреты надежно, как всегда. Кирк ударил кулаком по твердому металлу, крича:

— Я — Кирк! Я пришел. Откройся мне!

Слова тонули в завываниях глухого ко всему ветра.

Мак-Кой резко остановился у входа в каюту Спока.

Порывы неземной музыки доносились из каюты. “Может, я спятил, — подумал Мак-Кой. — Или может быть, я мертв, попал в рай и слышу небесную музыку”. Но это не была небесная музыка. Эта музыка исходила из странной сферы. Спок, склонившись над компьютером, бренчал на ней, его лицо было искажено от напряжения.

— Я прописал вам сон, — сказал Мак-Кой.

— Неверно, доктор. Вы прописали отдых. — Музыкант оторвался от своего инструмента. — Символы на обелиске — это не буквы. Это музыкальные ноты.

— Вы имеете в виду песню?

— В каком-то смысле. Некоторые культуры, произошедшие от нашей, вулканической, пользуются музыкальными нотами вместо слов. Тона строго соответствуют алфавиту. — Он отложил арфу в сторону. — Обелиск — это знак, оставленный высшей расой на этой планете. Очевидно, они пролетали по галактике, спасая примитивные культуры, которым грозило вымирание. И “переселяли” их туда, где они могли жить и расти.

— Хорошо, — сказал Мак-Кой. — Я должен признать, что всегда поражался тому, как много гуманоидов разбросано по этой галактике.

— Я тоже. Я думаю, что “Сохранники” отчитывались об их количестве.

— Тогда эти “Сохранники”, должно быть, оставили обелиск на планете, как отклонитель астероидов.

Спок кивнул.

— С ним что-то случилось.

— Тогда мы должны спасти его. Иначе…

— Именно, доктор.

Земля вокруг обелиска дрожала. Люди, обезумевшие от страха, сбежались к своему храму в последней надежде на спасение. Кирк, прислонившись к нему спиной, стирал кровь со своей щеки, куда его ударило камнем.

— Фальшивый Бог, умри!

Это был Сэлиш. Как будто его крик, полный ненависти, был словами, которых все ждали, толпа разразилась негодующими возгласами.

— Умри, лжец, умри! Умри, как все мы умрем! — Мужчины наклонялись за камнями. Горо крикнул:

— Самозванец! Лжец!

Мэрамэни, раскинув руки, бросилась к Кирку:

— Нет! Нет! Вы ошибаетесь! Он может спасти вас!

Кирк оттолкнул ее в сторону.

— Ты не сможешь помочь мне. Вернись к ним, Мэрамэни! Вернись к ним! — Сэлиш вылетел из толпы и схватил ее.

— Кирк! Кирк! Я твоя! — Она вырвалась из рук Сэлиша и бросилась обратно к Кирку.

— Тогда ты умрешь тоже! Вместе с твоим ложным Богом!

Он ударил ее камнем. Она упала. Посыпался град камней. Она, опершись на локти, подползла к Кирку. Прежде чем он успел поднять ее, чтобы прикрыть своим телом, Сэлиш бросил еще один камень и ударил ее в живот.

— Мэрамэни, — Кирк бросился на колени рядом с ней. Толпа приблизилась к нему, чтобы убить. Внезапно у постамента обелиска появилось сияние. Индейцы отхлынули, все еще сжимая камни в руках, а Спок и Мак-Кой в своей униформе материализовались по обеим сторонам стоящего на коленях Кирка.

— Кирк, Кирк…

Мак-Кой наклонился над Мэрамэни.

— Мне нужна медсестра Чапел, — коротко сказал он Споку. Коммуникатор вулканита был наготове.

— Доставьте сюда медсестру Чапел с дополнительным набором хирургических инструментов, мистер Скотти.

Кирк попытался встать, ему слегка помог Мак-Кой:

— Спокойно, Джим. Спокойно.

— Моя жена, моя жена, что с ней?

— Жена? — Спок посмотрел на Мак-Коя. — Доктор, он бредит?

— Джим!

— Мэрамэни, — прошептал Кирк. Он посмотрел на ее лицо и закрыл глаза.

Медсестра “Энтерпрайза” отошла от измученного тела индианки и приблизилась к Мак-Кою, который проводил последние диагностические пассы над неподвижным телом Кирка.

— Он не узнает нас, — сказала она.

Спок подошел к Мэрамэни.

— Медсестра дала тебе лекарство, чтобы облегчить боль. Почему люди пытались забросать тебя камнями?

— Кирк не знал, как попасть обратно в храм.

— Конечно, — сказал Спок. — Он ведь не оттуда.

Она подняла голову.

— Нет, оттуда. Я видела, как он выходил из храма.

Спок задумчиво посмотрел на нее. Затем он заговорил с Мак-Коем.

— Что с капитаном, доктор?

— Мозг не поврежден. Функционирует все, кроме его памяти.

— Вы можете помочь ему?

— На это потребуется время.

— Вот как раз времени у нас и нет, доктор. — Он заговорил в коммуникатор. — Говорит Спок. Вызываю мистера Зулу.

— Доклад о курсе полета, сэр. До конца безопасного времени остается шестьдесят пять минут.

— Доклад принял, — он повернулся к Кирку. — Как вы думаете, он достаточно силен для слияния с мозгом вулканита, доктор?

— У нас нет выбора, — сказал Мак-Кой.

Спок наклонился, чтобы взять в ладони голову Кирка. Он заговорил очень медленно, но энергично, не сводя глаз с Кирка.

— Я — Спок, — сказал он отчетливо. — Вы — Джеймс Кирк. Наши мысли бегут навстречу друг другу, ближе — Его лицо было напряженным и сосредоточенным, казалось, что он испытывает боль. — Ближе, Джеймс Кирк, ближе, ближе…

Кирк застонал:

— Нет, нет, Мэрамэни!

Спок усилил давление на виски Кирка, как будто он хотел физически добраться до его утраченной памяти. Он закрыл глаза, все его силы сконцентрировались на этой борьбе.

— Ближе, Джеймс Кирк, ближе…

Он внезапно хрипло вскрикнул от боли, а тело Кирка дернулось. Спок тяжело дышал, его голос стал похож на голос одержимого в трансе.

— Я — Кирк. Я — Бог металлической башни. Я — Кирк… Я — Кирк. Я…

В это время кто-то позвал:

— Спок! Спок!

Он отнял руки от висков Кирка, его лицо было искажено.

— В чем дело?

— Он слишком сильная личность, доктор. И это не сработало, — с отчаянием сказал Мак-Кой.

В это время глаза Кирка раскрылись, в них была полная осмысленность. Он сел. Затем произнес:

— Это сработало. Спасибо вам, мистер Спок.

— Капитан, вы были внутри обелиска?

— Да. Похоже, он набит научным оборудованием.

— Тогда это огромный дефлектор, капитан. Нам необходимо попасть внутрь него, немедленно.

— Ключ может быть в этих символах, — сказал Кирк. — Если бы мы только могли расшифровать их.

— Это музыкальные ноты, капитан.

— Вы имеете в виду, что войти можно, лишь сыграв ноты на каком-нибудь музыкальном инструменте?

— Это один способ. Другой способ — это расставить определенные тональности в определенной последовательности.

Кирк попросил:

— Дайте мне ваш коммуникатор, мистер Спок. — Он подождал минуту. — Полное внимание! Я, должно быть, нечаянно задействовал его в тот раз, когда связывался с кораблем, чтобы попросить Скотти поднять нас на борт!

— Если бы вы только могли вспомнить свои слова, капитан.

— Давайте попробуем. Это было: “Кирк вызывает “Энтерпрайз”. А Скотти ответил: “Есть, капитан.”

Тщательно отполированная плита обелиска скользнула в сторону. Когда Спок ступил внутрь вместе с ним, Кирк бросил взгляд на Мэрамэни.

— Боунс, останься с ней.

Внутри обелиска была абсолютная тишина. Во время изучения покрытой кнопками панели. Спок сказал:

— Судя по положению этой кнопки, именно она должна приводить в действие механизм дефлектора.

— Осторожно! — предупредил Кирк. — Я нажал одну кнопку, и луч, который вылетел после этого, парализовал мою память.

— Возможно, это был информационный луч, нажатый не по правилам.

— Посмотрите, Спок. Вон там, на другой стороне подвала, еще символы, наподобие тех, что снаружи башни. Ты можешь прочитать их?

Спок кивнул:

— У меня прекрасная память на музыкальные ноты, капитан.

— Тогда действуйте, мистер Спок!

Вулканит нажал три нижние кнопки в быстрой последовательности. Высоко над ними в бурлящей темноте блеснула широкая полоса радужного пламени, которое вырывалось из вершины башни, словно огромный меч. Раздался страшный взрыв, который оглушил их даже под землей.

— Это был звук дефлекции, капитан. Астероид отклонен.

Спок был прав. Они выбрались из обелиска. Было спокойно, свежо и безветренно. Небо посветлело и стало чисто голубым.

Кирк опустился на колени возле Мэрамэни:

— Как она, Боунс?

— Она была беременна, у нее серьезные внутренние травмы, Джим.

— Она выживет?

Ответ был написан на лице Мак-Коя. Кирк качнулся, пытаясь овладеть собой. Мэрамэни, с бескровным лицом открыла глаза и узнала его.

— Кирк. Это — правда. Ты спасен.

— Так же, как и твои люди, — сказал Кирк.

— Я знала, что ты спасешь их, мой вождь. Мы будем жить долго и счастливо. Я рожу тебе много сильных сыновей. И буду всегда любить тебя.

— А я буду любить тебя, — сказал он. Он поцеловал ее, и она сказала, слабея:

— Каждый поцелуй, как первый.

Ее голос прервался на последнем слове. Рука, лежавшая на его руке, упала.

Он наклонился и поцеловал ее мертвое лицо.

Мак-Кой положил руку на его плечо.

— Все кончено, Джим. Но мы все же сохранили для них этот прекрасный мир.

 

Метаморфоза

“Энтерпрайз” не часто пользовался космическим челноком “Галилей”, потому что обычно он лучше выполнял задачи телепортации, и это был как раз такой случай. “Энтерпрайз” выполнял совсем другое задание, когда пришел сигнал бедствия с Эпсилон Канариса III. Это было слишком далеко за пределами телепортации, а даже “Энтерпрайз” не мог оказаться сразу в двух местах.

Однако теперь “Галилей” возвращался обратно на встречу со своим кораблем-носителем. Кирк сидел за управлением, Спок выполнял обязанности штурмана. Пассажирами “Галилея” были доктор Мак-Кой и его пациентка, заместитель комиссара федерации Нэнси Хедфорд, очень красивая женщина чуть более тридцати лет, чья красота была слегка испорчена почти постоянным выражением какой-то суровости. Это соответствовало ее натуре, она была не из тех людей, рядом с которыми приятно находиться.

— Мы достигли запланированного пункта три, капитан, — сказал Спок. — Переходите на курс 201, отметка 15.

— Спасибо, мистер Спок. Доктор, как она?

— Без изменений.

— Не слишком-то я благодарна Звездному флоту, — сказала Нэнси Хедфорд.

— Право, комиссар, — сказал Мак-Кой, — вы не можете винить Звездный флот.

— Лучше бы я сделала предварительную прививку.

— Болезнь Сукаро — очень редкое заболевание, комиссар. Вероятность того, что кто-нибудь подхватит ее, буквально один на миллиард. Как мы могли предположить…

— Я была послана на ту планету, чтобы предотвратить войну, доктор. Из-за неэффективности медицинского отделения Звездного флота я была вынуждена покинуть планету прежде, чем выполнила задание. Сколько миллионов невинных людей погибнут теперь из-за моей редкой болезни?

По правде говоря, Кирк подумал, что она преувеличивает свое значение и что ее старший помощник вполне мог справиться с делом в одиночку и, возможно, даже лучше. Но этого не следовало говорить.

— Комиссар, уверяю вас, как только мы достигнем “Энтерпрайза”, с его медицинским оборудованием, мы вас моментально поставим на ноги. Вы вернетесь к своему заданию.

— И как скоро состоится встреча с вашим кораблем, капитан?

— Через четыре часа двадцать одну минуту.

— Капитан, — сказал Спок, — Сканеры регистрируют перед нами небольшую туманность. Похоже, что она прямо по курсу.

— Едва ли это имеет значение, — сказал Кирк. — Но в любом случае мы лучше свернем.

Однако оказалось, что это невозможно сделать. Каждый раз, когда Кирк менял курс “Галилея”, облако тоже меняло курс. Вскоре его уже стало видно, это была фосфоресцирующая клубящаяся масса в бесконечности космоса.

Спок проверил датчики.

— Похоже, это сильно ионизированный водород, капитан. Но тем не менее, я бы сказал, что это не естественный объект. Он слишком плотный, меняет форму слишком быстро, и в нем очень высока электрическая активность.

— Что бы это ни было, мы сейчас окажемся прямо в его центре.

Не успел он это проговорить, как обзор был практически закрыт сияющим, перемещающимся облаком. Мгновение спустя управление отказало. Быстрая проверка показала, что связи тоже не было.

— Данные, мистер Спок.

— Чрезвычайно сложный рисунок электрических импульсов и очень интенсивное магнитное поле или, вернее, несколько магнитных полей. Похоже, что оно замкнуто на нас.

Судно слегка накренилось, но достаточно ощутимо. Кирк посмотрел вниз на консоль.

— Да, и оно уносит нас с собой.

— Капитан! — Послышался женский голос. — Что происходит? Я желаю знать!

— Вы уже знаете ровно столько, сколько и я, комиссар. Что бы там ни было снаружи, оно уводит нас с нашего курса по направлению к “Энтерпрайзу”.

— Теперь наш курс 98, отметка 12, — сказал Спок. — Направляемся прямо в район Гамма Канариса.

— Джим, — сказал Мак-Кой. — Мы должны доставить мисс Хедфорд на “Энтерпрайз”, ее состояние…

— Извините, Боунс, мы ничего не можем сделать.

— Я этому не удивляюсь, — холодно сказала мисс Хедфорд. — Это как раз то, чего я ожидала от Звездного флота. Если я настолько больна, как уверяет этот сомнительный авторитет…

— Поверьте мне, это так, — сказал Мак-Кой. — Возможно, вы сейчас и хорошо себя чувствуете, но вы тем не менее действительно серьезно больны.

— Тогда почему вы просто сидите здесь? Я настаиваю…

— Простите, комиссар, — сказал Кирк. — Мы сделаем то, что сможем, и тогда, когда сможем, но сейчас мы беспомощны. Советую вам пока расслабиться и получить удовольствие от поездки.

“Галилея” опустили, трудно было подобрать другое слово, на маленькую планету, на которой только кое-какие детали можно было разглядеть сквозь окутывающую их туманность. Но в тот момент, когда они приземлились, облако вдруг исчезло, дав им возможность смотреть на широкую, пустынную, похожую на вересковую пустошь округу.

— Боунс, Спок, соберите данные об этом месте. — Кирк щелкнул выключателем. — “Энтерпрайз”, вызывает “Галилей”. Говорит Кирк. Ответьте, пожалуйста. Ответьте, без особой нужды мы бы не обращались. Облако должно быть все еще неподалеку. Какие-нибудь данные есть?

— Атмосфера практически идентична земной, — отреагировал Спок, — так же, как и сила тяжести. Совершенно невероятно для планеты такого размера, разве что ядро состоит из чего-нибудь другого, чем обычный никель — железо. Но она пригодна для человеческой жизни.

— Что ж, предлагаю выйти и посмотреть, — сказал Кирк. — Боунс, достаньте фазеры и сохраняйте полную готовность. Комиссар, вы пока останьтесь внутри.

— И сколько времени продлится это пока?

— Очень хороший вопрос. Хотел бы я иметь на него ответ. Мистер Спок, идемте.

Выйдя, они отправились в хвостовую часть челнока и открутили панели, открывающие доступ к механизмам, в то время как Мак-Кой оставался спереди. Проверка работы не заняла много времени.

— Очень странно, — сказал Спок. — Фактически невозможно.

— Ничего не работает.

— Ничего. И без всякой причины.

— Конечно, причина есть. Просто мы ее пока не нашли. Давайте пройдем еще по разу.

Пока они занимались этим, Нэнси Хедфорд вышла и направилась к ним, как обычно, раздраженная чем-то. Терпение, очевидно, было ее самым слабым местом. Кирк вздохнул и выпрямился.

— Ну что, капитан?

— А что такое, комиссар?

— Где же эта ваша странная могущественная сила, которая принесла нас сюда? Или, может быть, вы просто сбились с курса?

— Мы не сбились с курса, мисс Хедфорд, — сказал Кирк терпеливо. — К вашему сведению, наши силовые блоки бездействуют, так что я считаю, что сила, которую вы упомянули, все еще по соседству.

— Меня ваше алиби не интересует, капитан. Я настаиваю на том, чтобы вы немедленно вытащили нас из этого мрачного места.

— Комиссар, я понимаю, что вы больны и беспокоитесь о том, чтобы вылечиться.

— А я беспокоюсь, как вы выразились, о том, чтобы избавиться от этой медицинской ерунды и вернуться к своим обязанностям!

Мак-Кой, который выглядел довольно озабоченным, присоединился к ним. Он сказал:

— Как вы себя чувствуете, комиссар?

— Я бы хотела, чтобы вы перестали задавать этот глупый вопрос. — Она, рассерженная, ушла.

Кирк позволил себе грустно улыбнуться.

— Пока она отвечает так, Боунс, я думаю, она чувствует себя хорошо.

— Но это продлится недолго. Лихорадка может начаться в любой момент.

Когда Кирк начал отвечать, раздался оклик с дальнего расстояния:

— Эге-гееее!

Они, вздрогнув, повернулись. Из-за горизонта показалась человеческая фигура. Она махала руками и бежала по направлению к ним.

— Боунс, я хочу, чтобы вы проверили физиологические данные — что бы это ни было.

Человек скрылся за пригорком, а затем появился на вершине, глядя вниз, на отряд. Это был молодой, крепкий, высокий интересный мужчина лет тридцати пяти, одетый в комбинезон. У него было радостное выражение лица.

— Привет! — сказал он, спускаясь вниз по склону. — Вы настоящие? Я имею в виду, вы мне не мерещитесь?

— Мы достаточно настоящие, — сказал Кирк.

— И вы говорите по-английски? Вы с Земли?

Кирк кивнул.

— Из Федерации.

— Из Федерации? Ну, это не важно. — Он с энтузиазмом схватил Кирка за руку. — Меня зовут Кочрейн. Попал сюда уж и не знаю, как давно. Если бы вы только знали, как приятно видеть вас и женщину! Да к тому же такую красивую.

Кирк представил всех. Кочрейн, все еще глядя на комиссара, сказал:

— Вы — буквально пища для голодного человека. Все вы. — Он посмотрел на Спока. — Вы с Вулкана, не так ли? Когда-то я там был. Хороший корабль. Простой, аккуратный. Пытаетесь его снова запустить. Забудьте об этом. Ничего не получится.

Он начал с восхищением обходить корабль. Кирк сказал тихим голосом Мак-Кою.

— Кажется, у нашего приятеля ума не больше, чем у кузнечика.

— Слишком много всего сразу. Естественная реакция. Фактически все данные нормальные. Это человек.

— Мистер Кочрейн. — Незнакомец вновь подошел к ним, по-прежнему сияя. — Мы были сбиты с курса и принесены сюда какой-то силой, которую мы не можем определить и которая, похоже, находится где-то здесь, на поверхности планеты.

— Возможно. В космосе происходят странные вещи.

— Вы сказали, что мы не сможем заставить наш корабль функционировать вновь? — спросил Спок.

— Ни малейшего шанса. Здесь какое-то глушащее поле или что-то еще в этом роде. Энергетические системы не работают. Поверьте мне на слово.

— Вы не будете возражать, если мы все же попробуем? — настаивал Спок.

— Продолжайте. У вас уйма времени.

— А как насчет вас, Кочрейн? — поинтересовался Кирк. — Что вы здесь делаете?

— Застрял. Я уже сказал вам. Послушайте, у нас масса времени, чтобы познакомиться друг с другом. У меня здесь неподалеку маленький домик. Все удобства. — Он повернулся к женщине. — Я могу даже предложить вам горячую ванну.

— Как проницательно с вашей стороны было заметить, что я в ней нуждаюсь, — ледяным тоном заметила она.

— Если вы не возражаете, мистер Кочрейн, — сказал Кирк, — я бы хотел услышать что-нибудь, помимо вашего заверения, что вы застряли здесь. Это далеко от проторенных трасс?

— Именно так. Вот почему я особенно рад видеть вас здесь. — Он снова оглядел челнок. — Красивый.

— Вы давно не общались. Возможно, принцип его работы нов для вас. Мистер Спок, не могли бы вы объяснить метод передвижения силовой установки мистеру Кочрейну?

— Конечно, капитан. Мистер Кочрейн?

Когда двое отошли, Мак-Кой сказал:

— Он говорил много, но ничего не сказал.

— Я заметил, — сказал Кирк, — и я заметил кое-что еще. Боунс, в нем есть что-то знакомое.

— Знакомое? Теперь, когда вы сказали об этом, я тоже так думаю.

— Я не могу определить, что. Однако как мисс Хедфорд?

— Температуры пока нет. Но нам нужно скорее взлетать. Я гарантирую вам, что скоро она появится.

— Вы уверены в том, что нет никакой ошибки? Это действительно болезнь Сукаро?

— Да. И есть кое-что еще, насчет чего я не ошибаюсь. Если ее не лечить, она смертельна. Всегда… Ладно что мы будем делать дальше?

— Я думаю, нам следует воспользоваться приглашением мистера Кочрейна. По крайней мере, там мы сможем устроить ее поудобнее.

Дом Кочрейна был простым функциональным кубом, с дверью, но без окон. Окружающее пространство было хорошо освоено.

— Вы сами это построили, мистер Кочрейн? — спросил Спок.

— Да, у меня были кое-какие инструменты и припасы после крушения. Это, конечно, не Земля, но здесь жить можно. Как видите, я выращиваю овощи. Заходите.

Он пошел вперед. В доме была печь, которая, очевидно, служила также плитой, кондиционер и кое-какая довольно удобная мебель, явно устаревшие. Мисс Хедфорд огляделась с недовольством.

— Какое ужасно грязное место, — сказала она.

Кочрейн только улыбнулся.

— Но я зову его домом, мисс Хедфорд.

— Где вы достали весь этот антиквариат? — спросил Кирк.

— Антиквариат? Вы имеете в виду все это оборудование. Думаю, оно не настолько изменилось с тех пор, как я разбился.

— Не настолько?

— Здесь обязательно должно быть так жарко? — спросила женщина.

— Температура постоянно семьдесят два градуса.

— Вам жарко? — спросил Мак-Кой у мисс Хедфорд. Она нервно плюхнулась на стул.

— Я в ярости, я чувствую себя обманутой, я просто вне себя.

— Вам пришлось далеко идти, — сказал Мак-Кой. — Вы устали. Отдохните немного.

— Я отдохну позже. Сейчас я продумываю доклад, который представлю совету комиссаров об эффективности Звездного флота. Уверяю вас, он будет очень-очень подробным.

— Капитан! Доктор! — Спок позвал из-за двери. — Посмотрите на это, пожалуйста.

Встревоженный настойчивостью в его голосе, Кирк одним прыжком пересек комнату. Снаружи, возможно, на расстоянии полумили, находилось нечто, похожее на смерч, однако ветра не было. Слабые пастельные тона и тени появлялись и исчезали внутри него. При этом раздавался полузвук, полуощущение гармоничной колокольной музыки. Мгновение оно мягко раскачивалось из стороны в сторону мягко, потом исчезло.

Кирк быстро повернулся к Кочрейну.

— Что это было?

— Иногда возникает игра света, — сказал Кочрейн. — Вы и представить себе не можете, каких только грез я здесь не видел.

— Мы не грезили, мистер Кочрейн. Там был какой-то объект, и я подозреваю, что это был именно тот объект, который принес нас сюда. Пожалуйста, объясните.

— Тут нечего объяснять.

— Мистер Кочрейн вы испытываете мое терпение, а дело касается безопасности моих людей. Мы обнаруживаем вас там, где ни у одного человека не может быть никакого дела. Мы были буквально угнаны в космосе и принесены сюда — очевидно, тем же смерчем, который мы сейчас видели. Я не просто прошу объяснить это, мистер. Я этого требую!

Кочрейн пожал плечами.

— Хорошо, — сказал он. — Там был Компаньон.

— Что?

— Я так называю его. На самом деле, капитан, я не разбился тут. Я был принесен сюда в моем сломанном корабле. Я был практически мертв. Компаньон спас мне жизнь.

— Однако сейчас вы выглядите весьма здоровым, — сказал Кирк. — Что с вами было?

— Старость, капитан. Мне в то время было восемьдесят семь лет. Я не знаю, как он это сделал, но Компаньон снова сделал меня молодым. Снова сделал меня молодым, таким, каков я сейчас.

Кирк и Спок переглянулись. Глаза Спока полезли на лоб от удивления. Он сказал:

— Я бы хотел оставить свое мнение об этой части вашего рассказа при себе. Вы не могли бы рассказать нам точно, что ваш Компаньон представляет собой?

— Я уже говорил вам, что не знаю, что это. Оно существует. Оно живет. Оно до некоторой степени общается со мной.

— Это довольно странная история, — сказал Мак-Кой.

— Вы видели это существо. У вас есть лучшее объяснение?

— Мистер Кочрейн, — сказал Кирк, — у вас есть имя?

Кочрейн кивнул:

— Зефрам.

У Мак-Коя отвалилась челюсть, но Спок, очевидно, ожидал этого ответа. Кирк спросил:

— Кочрейн из Альфа Центавра? Первооткрыватель космического варпа?

— Вы правы, капитан.

— Зефрам Кочрейн, — сказал Мак-Кой, — но ведь он умер сто пятьдесят лет тому назад.

— Его тело так и не нашли, — добавил Спок.

— Вы смотрите на него, мистер Спок, — промолвил Кочрейн.

— Вы сказали, что ваш Компаньон нашел вас и омолодил. Что вы делали в космосе в возрасте восьмидесяти семи лет?

— Я устал, капитан. Я умирал. И я хотел умереть в космосе. Вот и все.

Мак-Кой повернулся к мисс Хедфорд, ее глаза были теперь закрыты. Он ощупал ее лоб, затем провел обследование. Он был явно обеспокоен результатами.

— Эти приспособления, — сказал Спок, — они все принадлежат тому времени, которое вы указываете. Они с вашего корабля, мистер Кочрейн?

— Я разобрал его. Остальное — пища, вода, огород, все, что мне нужно — мне дает Компаньон. Очевидно, он производит все это из каких-то местных элементов.

— Если вы можете связаться с ним, — сказал Кирк, — возможно, вы сможете выяснить, что мы здесь делаем.

— Я и так знаю.

— Может быть, вы нам скажете?

— Вам это не понравится.

— Нам это уже не нравится.

— Вы здесь, чтобы составить мне компанию, — сказал Кочрейн. — Я всегда был довольно одиноким человеком. Провел годы в космосе один. Но сто пятьдесят лет — это очень много, Кирк. Слишком много. В конце концов, я сказал Компаньону, что я умру без других людей. Я думал, что он отпустит меня, как-нибудь пошлет меня обратно. Вместо этого он вышел и, очевидно, принес назад первых людей, которые ему попались.

— Нет! — слабо вскрикнула мисс Хедфорд. — Это отвратительно! Мы же не животные!

Она начала всхлипывать. Мак-Кой с помощью Кирка поднял ее и положил на кушетку, где Мак-Кой сделал ей укол. Постепенно ее всхлипывания затихли.

— Плохо, — сказал Мак-Кой, — очень плохо.

— И вы ничего не можете сделать?

— Только поддерживать ее в спокойном состоянии. Сдерживать развитие вторичных инфекций. Но скорость изнашивания ее красных кровяных телец очень велика. И я не могу приостановить его.

Кирк повернулся к Споку.

— Мистер Спок, в следующий раз, когда это существо появится, постарайтесь снять данные трикодера. Найдите нам оружие, которое можно использовать против этой твари.

— Капитан, я уже сделал некоторые опытные выводы. Исходя из необычно малого размера этой планеты и присутствия глушащего поля, о котором упоминал мистер Кочрейн, а также наличия Компаньона, я пришел к выводу, что это спутник другого объекта, ныне разрушенного, который был заселен высокоразвитой цивилизацией.

— Согласен, — сказал Кочрейн. — У меня есть несколько предположений, которые наводят на ту же мысль.

— Вывод, Спок?

— Можно вывести, что Компаньон — это, возможно, последний представитель давно исчезнувшей культуры. Вы спрашиваете об оружии. Вы что, намереваетесь уничтожить его?

— Я собираюсь сделать все, что необходимо, чтобы выбраться отсюда и доставить мисс Хедфорд в госпиталь, — мрачно сказал Кирк. — Если Компаньон будет стоять на пути, значит, надо сдвинуть его с этого пути. Ясно, мистер Спок?

— Совершенно ясно, капитан. — Спок поднял трикодер и ушел, направляясь к челноку.

— Кочрейн, если вы уедете отсюда, что произойдет с вами?

— Я снова начну стариться естественным образом.

— Вы хотите уехать отсюда?

— Поверьте мне, капитан, бессмертие состоит в основном из скуки. Конечно, я… а что там происходит сейчас? В галактике?

— Мы уже на тысяче планет и все продолжаем расширяться. Мы преодолеваем фантастические расстояния и находим жизнь повсюду. Мы считаем, что есть миллионы планет с разумной жизнью. Мы даже начали составлять их карты. — Глаза Кочрейна сияли. — Интересно?

— А как бы вы себя чувствовали, если бы проспали сто пятьдесят лет и проснулись в новом мире?

— Понятно, — сказал Кирк. — Этот мир ждет вас. И вы можете обнаружить, что ваше имя окружено там славой. Но нам, возможно, понадобится ваша помощь, чтобы выбраться отсюда.

— Вы ее получите.

— Хорошо. Похоже, что вы думаете, что этот Компаньон может сделать практически все, что угодно.

— Я не знаю границ его возможностей.

— Он может вылечить комиссара мисс Хедфорд?

— Я не знаю.

— Стоит попробовать. Мы ничего не можем сделать. Вы сказали, что можете общаться с ним?

— До определенной степени. Это не на вербальном уровне, но обычно мои послания доходят.

— Попробуйте сейчас. Узнайте, может ли он сделать что-нибудь.

Кочрейн кивнул и шагнул в сторону, за ним следовали Кирк и Мак-Кой.

— Как вы это делаете? — спросил Кирк.

— Я просто прочищаю свое сознание. Затем он приходит. Лучше стойте сзади.

Кочрейн закрыл глаза. Прошло время, и Кирк услышал мелодичное жужжание Компаньона. Он появился рядом с Кочрейном, мерцающий, переливающийся дюжиной прекрасных цветов в такт легкому звучанию колокольчиков. Он придвинулся к Кочрейну, собрался вокруг него, как бы обнимая. Огни играли на лице Кочрейна.

— Что вы об этом думаете, Боунс? — мягко спросил Кирк.

— Практически своего рода симбиоз. Своего рода соединение.

— И я так же думаю. Не совсем похоже на отношения владельца домашнего животного, разговаривающего с привязавшимся к нему питомцем, как вы считаете?

— Нет, не похоже, это более, чем привязанность.

— Согласен. Намного больше. Возможно, любовь.

Теперь Компаньон двигался в сторону от Кочрейна, который медленно приходил в нормальное состояние. Компаньон исчез, а Кочрейн покачал головой и огляделся, словно для того, чтобы сориентироваться. Его глаза остановились на Кирке.

— С вами все в порядке? — спросил Кирк.

— О, да. Но это всегда как-то изматывает меня. Но со мной все в порядке.

— Ну и?

Кочрейн снова покачал головой.

— Компаньон ничего не может сделать, чтобы помочь мисс Хедфорд. Похоже, это вызвано какими-то личными мотивами. Я не понял. Но ответ отрицательный. Я в этом уверен.

— Тогда она умрет.

— Послушайте, мне очень жаль. Если бы я мог помочь вам, я бы это сделал. Но Компаньон не будет.

Прошло несколько часов, прежде чем Спок вернулся от челнока. Возвращаясь, он нес с собой маленькое, но сложное устройство черного цвета, очевидно, очень грубо сработанное, как будто его торопливо собрал ребенок. Он внес его в дом.

— Ваше оружие, капитан.

— Ого. Как оно работает?

— Как вы уже знаете, Компаньон состоит в основном из плазмы, состояния материи, характеризующегося высокой степенью ионизации. Проще говоря, он в основном состоит из электричества. Я предлагаю, по сути дела, “закоротить” его. Положите это устройство недалеко от Компаньона, нажмите на этот переключатель, и мы перехватим все электрические импульсы, которые это существо произведет. Я в этом уверен.

Кочрейн с несчастным видом смотрел на устройство. Кирк спросил:

— Что вас беспокоит, Кочрейн?

— Компаньон спас мне жизнь. Заботился обо мне на протяжении ста пятидесяти лет. Мы были близки, это трудно объяснить. Мне кажется, я даже по-своему привязался к нему.

— Но при этом он держал вас здесь пленником.

— Я не хочу, чтобы его убили.

Спок сказал:

— Мы можем просто сделать его беспомощным.

— Но вы… — настойчиво сказал Кочрейн. — Вы можете убить его! Я этого не вынесу, Кирк.

— Мы уходим отсюда, Кочрейн. Решайтесь.

— Что вы за люди? — спросил Кочрейн. — Разве благодарность ничего на значит для вас?

— У меня здесь умирает женщина, Кочрейн. Я сделаю все, что необходимо, чтобы спасти ее жизнь.

Кирк уставился на Кочрейна, тот медленно стал сдаваться.

— Я думаю, с вашей точки зрения, вы правы. Я только…

— Мы понимаем ваши чувства, мистер Кочрейн, — сказал Мак-Кой, — но это придется сделать.

— Хорошо. Вы хотите, чтобы я позвал его?

— Пожалуйста, — попросил Кирк. — Только не здесь.

Мак-Кой остался со своей пациенткой. Спок поднял свое приспособление, и они с Кирком вышли из дома. Компаньон и Кочрейн уже приближались друг к другу. Мягкие огни и мягкая музыка исходили от существа. Казалось, что оно чуть ли не мурлыкало.

— Это достаточно близко? — прошептал Кирк.

— Думаю да, — ответил Спок. — И есть некоторый риск. Я не знаю границ возможностей этого существа.

— Как и оно не знает наших. Ну же, Спок!

Спок нажал на кнопку. Мерцание Компаньона резко усилилось, как и жужжание, встревоженное, сильное. Пастельные цвета сменились мрачными синим и зеленым, а звук колокольчиков сменился несогласованным бренчанием. Кочрейн, находившийся только в нескольких футах от него, схватился за голову и зашатался, потом упал. Призрачная, ежесекундно меняющаяся колонна плазмы обрушилась на дом.

Кирк и Спок бросились внутрь, но и там было опасно. Комнаты наполнились кружением и грохотом. В то же время Кирк чувствовал страшное давление на все тело. У него перехватывало дыхание. Он пытался ударить вихрь, но ударять было нечего. Он видел, как рядом с ним Спок уронил устройство и тщетно пытается вздохнуть.

— Прекратите! Прекратите! — прокричал издалека голос Мак-Коя. — Он убивает их!

Вошел Кочрейн и, мгновенно поняв, что происходит, принял состояние общения. Цвета Компаньона изменились на пастельные, и существо исчезло. Кирк и Спок оба упали на колени, глотая воздух. Мак-Кой опустился на колени возле них; Кочрейн снова вышел.

— С вами все в порядке? — спросил Мак-Кой. — Вы можете дышать?

Кирк кивнул.

— Все в порядке, Боунс. — Он с трудом поднялся на ноги, за ним последовал Спок, который, казалось, быстро восстанавливал силы.

— Кочрейн увел его от нас. Не знаю, хорошо он сделал или плохо.

— О чем вы говорите? — резко спросил Мак-Кой.

— Как можно бороться с таким существом? У меня там где-то корабль, ответственность за четыре человеческие жизни здесь, и один из них умирает.

— Это не ваша вина.

— Я командую, Боунс. Значит, это моя вина. И вот что получается: я не могу уничтожить его, я не могу заставить его отпустить нас.

Через мгновение Мак-Кой сказал:

— Вы были солдатом так часто, что, возможно, забыли о том, что вас, кроме всего прочего, учили быть и дипломатом. Почему бы не использовать пряник вместо кнута?

— Но что я могу предложить?.. Х-мммм. Возможно, стоит попробовать. Спок!

— Да, капитан.

— Универсальный переводчик на челноке. Мы можем попробовать. Поговорим с существом.

— Переводчик предназначен для контактов с более совпадающими жизненными формами.

— Приспособьте его. Измените его. Самое страшное в бессмертии — это скука. Наладка переводчика поможет вам бороться с ней.

— Это возможно. Если бы я смог расширить диапазон приема…

— Приступайте, мистер Спок. Принесите его сюда и начинайте работать.

Переводчик был маленьким, но сложным устройством. Глаза Кочрейна внимательно следили за тем, как Спок занимался с ним.

— Как работает это устройство? — спросил он.

— Есть некоторые универсальные идеи и концепции, одинаковые для всякой разумной жизни, — объяснил Кирк. — Это устройство мгновенно сравнивает частоту мозговых рисунков, выбирает те, которые узнает, и поставляет необходимую грамматику и слова.

— Вы имеете в виду, что эта коробка говорит?

— Да, голосом или чем-то вроде того. Или тем, чем говорит существо на передающем конце. Оно, конечно, несовершенно. Но обычно работает достаточно хорошо. Мистер Спок, вы готовы?

— Практически да, капитан.

— Мистер Кочрейн, пожалуйста, позовите Компаньона.

Кочрейн вышел из дома, Кирк и Спок снова последовали за ним с переводчиком. И снова звучание Компаньона предшествовало его появлению. А потом появился он, туманный, загадочный. Спок дотронулся до переводчика и кивнул Кирку.

— Компаньон, мы хотим поговорить с вами.

Произошло изменение звучания. Компаньон отпрянул от Кочрейна. Затем из переводчика раздался голос. Он был мягким, нежным и безошибочно женским.

— Как мы можем общаться? Мои мысли… Вы слышите их. Это интересно.

— Женщина, Спок, — сказал Кирк. — В этом нет никакого сомнения.

— Странно. Возникновение пола может изменить всю ситуацию.

— Доктор Мак-Кой и я давно уже об этом догадывались.

— Тогда это не содержатель зоопарка?

— Нет, мистер Спок. Дорогая… Компаньон! Нехорошо держать нас здесь против нашей воли.

— Человеку нужна компания ему подобных, или он может прекратить существование, — сказал мягкий голос. — Он дал почувствовать это мне.

— Сейчас один из нас прекращает существование. Это женщина, ее нужно доставить туда, где мы сможем о ней позаботиться.

— Человеку нужны ему подобные, но другого рода. Вот почему вы здесь. Человек должен продолжиться.

— Капитан, в этом есть своеобразная бесстрастная логика, — сказал Спок. — Чистый прагматизм. По этим словам я бы сделал вывод, что она никогда не поймет нашу точку зрения.

— Возможно, Компаньон, постарайтесь понять. В природе нашего вида быть свободными, в то время как в вашей природе оставаться здесь. Мы прекратим существование в неволе.

— Ваши тела прекратили свое странное разрушение. Вы будете продолжаться без конца. У вас будет пища. Вам ничто не будет угрожать. Вы будете продолжаться — значит, Человек будет продолжаться тоже. Это необходимо.

— Капитан, — сказал Спок. — Нам предоставляется прекрасная возможность расширить наши познания. Спросите ее о природе ее происхождения.

— Мистер Спок, это не классная комната. Я пытаюсь вытащить нас отсюда…

— Такая возможность, скорее всего, больше никогда не представится. Она могла бы рассказать нам так много…

— Мистер Спок, замолчите. Компаньон, ясно, что вы не понимаете нас. Это потому, что вы существо не нашего вида. Поверьте мне, мы не лжем. То, что вы предлагаете нам, — это не продолжение. Это небытие. Мы прекратим существовать. Даже Человек прекратит существовать.

— Ваши импульсы нелогичны. Общение бесполезно. Человек должен существовать. Поэтому и вы будете существовать. Это необходимо.

Голос замолк. Компаньон медленно стал бледнеть и в конце концов совсем исчез.

Кирк опустил плечи и вернулся в дом, за ним шел Спок. Кочрейн вошел за ними следом.

— Капитан, почему вы сделали свой транслятор с женской голосовой коробкой?

— Мы этого не делали, — сказал Кирк.

— Но я слышал.

— Мужское и женское начало — это универсальная основа всего и в космосе, Кочрейн. И Компаньон, без сомнения, женщина.

— Я не понимаю.

— Вы не понимаете? — спросил Мак-Кой. — Это и слепому ясно. Кочрейн, вы не просто любимец. И вы не животное, которое держат в клетке. Вы — возлюбленный.

— Я — что?

— Разве это не очевидно? — спросил Кирк. — Все, что она делает, она делает для вас. Снабжает вас всем, кормит вас, укрывает, одевает. Наконец, приводит к вам собеседников, когда вы одиноки.

— Ее отношение, когда она приближается к вам, совершенно отлично от контактов с нами, — добавил Спок. — Это проявляется во всем. Хотя я не совсем понимаю ее чувства, они, очевидно, существуют. Компаньон любит вас.

Кочрейн уставился на них:

— Это смешно!

— Вовсе нет, — сказал Кирк. — Мы видели подобные ситуации.

— Но после ста пятидесяти лет…

— Что происходит, когда вы общаетесь с ней? — спросил Спок.

— Ну, мы… вроде как она сливается с моим сознанием.

— Конечно. В этом нет ничего шокирующего. Просто символический союз двух сознаний.

— Это возмутительно. Вы понимаете, что вы говорите? Вы не можете… Но все эти годы… впускать нечто… настолько чуждое… в свое сознание, свои чувства, — внезапно Кочрейн пришел в ярость. — Она провела меня! Это своего рода эмоциональный вампир! Она была во мне!

— Вам же это не повредило? — спросил Кирк.

— Повредило? Какое это имеет отношение к этому? Вы можете быть женаты на женщине, которую вы любите, в течение пятидесяти лет, и все же в глубине души вы сохраняете неприкосновенные уголки. Но эта… эта тварь кормилась мной!..

— Любопытный подход, — сказал Спок. — Типичный для вашего времени, я бы сказал, когда человечество имело меньше контактов с другими живыми формами, чем сейчас.

— И вы сидите здесь спокойно, анализируя подобные гадости, — взорвался Кочрейн. — Что вы за люди?

— В этом нет никакой гадости, Кочрейн, — сказал Мак-Кой. — Это просто еще одни жизненная форма. К таким вещам постепенно привыкаешь.

— Меня от вас наизнанку выворачивает. Вы ничем не лучше ее.

— Я не понимаю вашу высокоэмоциональную реакцию, — сказал Спок. — Ваше общение с Компаньоном было на протяжении ста пятидесяти лет эмоционально удовлетворительным, практичным и совершенно безвредным. Оно, возможно, было даже весьма полезным.

Кочрейн свирепо уставился на него.

— Так вот как выглядят будущие люди, у которых нет ни малейшего представления о приличиях или морали. Что ж, возможно, я на сто пятьдесят лет отстал от жизни, но я не собираюсь быть фуражом для чего-то нечеловеческого — ужасного, — задыхаясь, он повернулся на каблуках и вышел.

— Весьма узкий взгляд, — сказал Спок.

— Доктор! — прозвучал слабый голос Нэнси Хедфорд. — Доктор!

Мак-Кой поспешил к ней, за ним последовал Кирк.

— Я здесь, мисс Хедфорд.

Она выдавила слабую горькую улыбку.

— Я слышала все. Его любят, но он отвергает это.

— Отдыхайте, — сказал Мак-Кой.

— Нет. Я не хочу умирать. Я хорошо выполняла свою работу, доктор. Но меня никогда не любили. Что это за жизнь? Когда тебя никто не любил, никогда… а вот теперь я умираю. А он бежит от любви.

Она замолчала, судорожно хватая воздух. Глаза Мак-Коя помрачнели.

— Капитан, — позвал Спок от дверей, — посмотрите сюда.

Снаружи снова был Компаньон, который выглядел так же, как и раньше, но Кочрейн не подпускал его к себе, открыто контролируя себя, соблюдая ледяной холод отношений.

— Ты понимаешь, — говорил он. — Я не хочу иметь с тобой ничего общего.

Компаньон приблизился, позванивая вопросительно, настойчиво. Кочрейн попятился.

— Я сказал — убирайся. Ты никогда не подойдешь ко мне, чтобы снова не провести меня! Убирайся! Оставь меня в покое, отныне и навсегда!

Трясущийся, потный, с бледным лицом, Кочрейн вернулся в дом. Кирк повернулся к Мак-Кою. Нэнси лежала неподвижно.

— Боунс! Она умерла?

— Нет. Но она… она умирает. Дыхание очень нерегулярное. Давление падает. Она умрет минут через десять. И я…

— Вы сделали все, что могли, Боунс?

— Вам жаль ее, Кирк? — спросил Кочрейн, все еще не остывший от своей ледяной ярости. — Вы что-нибудь чувствуете? Успокойтесь. Потому что это — единственный для всех нас способ выбраться отсюда. Умерев.

Слабая надежда на спасение неожиданно мелькнула в голове Кирка. Он поднял переводчик и вышел наружу. Компаньон все еще был там.

— Компаньон, ты любишь Человека?

— Я не понимаю, — ответил женский голос из переводчика.

— Он важен для тебя, более важен, чем все остальное? Как если бы он был частью тебя?

— Он — часть меня. Он должен продолжаться.

— Но он не будет существовать. Он перестанет существовать. Своими чувствами к нему ты обрекаешь его на существование, которое он находит невыносимым.

— Он не стареет. Он будет жить здесь всегда.

— Ты говоришь о его теле, — сказал Кирк. — Я же говорю о его душе. Компаньон, в доме лежит умирающая женщина нашего вида. Она не будет иметь продолжения. То же произойдет и с Человеком, если ты не отпустишь его.

— Я не понимаю.

— Наш вид может существовать, только если у него есть препятствия, которые нужно преодолевать. Ты устранила все препятствия. Без них, придающих нам силу, мы слабеем и умираем. Ты относишься к этому мужчине просто как к игрушке. Ты забавляешься с ним.

— Ты ошибаешься, — сказал переводчик. — Человек — это центр всего. Я забочусь о нем.

— Но ты не можешь действительно любить его. — У тебя нет ни малейшего представления о любви, полном союзе двух человек. Ты — Компаньон, он — человек, вы две различные субстанции, и вы никогда не соединитесь. Ты никогда не узнаешь любви. Ты можешь держать его вечно, но вы всегда будете разделены друг с другом.

Последовала длинная пауза. Затем Компаньон сказал:

— Если бы я была человеком, была бы любовь?

Затем существо исчезло из виду. Кирк вернулся обратно в дом, едва не налетев на Мак-Коя, который стоял позади него.

— Чего ты надеялся этим добиться? — спросил хирург.

— Убедить ее в бесполезности этого. Чувство любви довольно часто выражает себя в самопожертвовании. Если то, что она чувствует — любовь, возможно, она отпустит его.

— Но она… оно не человек, капитан, — сказал Спок. Вы не можете ожидать, что оно будет вести себя, как человек.

— Я могу попытаться.

— Это не поможет, — настаивал Кочрейн. — Я знаю.

С кровати раздался голос:

— Зефрам Кочрейн, — это был голос Нэнси, чистый, сильный, но какой-то странный. Они все обернулись.

Там стояла Нэнси Хедфорд, но совершенно изменившаяся — сияющая, мягкая, смотрящая на Кочрейна. На щеках ее играл розовый румянец. Мак-Кой поднял свой трикодер и уставился на него, как громом пораженный, но Кирку не надо было объяснять, что он увидел. Та Нэнси Хедфорд, которая умирала, была теперь совершенно здорова.

— Зефрам Кочрейн, — сказала она. — Я все поняла.

— Это… это она, — вымолвил Кочрейн. — Неужели вы не понимаете? Это Компаньон.

— Да, — сказала Нэнси. — Мы теперь здесь, те, кого вы знали как комиссара и Компаньона. Мы обе здесь.

Спок сказал:

— Компаньон, ты же не обладаешь властью давать жизнь.

— Нет, это может только творец всего сущего.

— Но комиссар Хедфорд умирала.

— Эта наша часть была слишком слаба, чтобы продолжаться. Через мгновение не было бы никакого продолжения. Теперь мы вместе. То, что вы называли любовью, доступно нам, когда мы вместе. Это заполняет огромную потребность. Мы теперь имеем то, чего раньше не имели.

— Вы имеете в виду, что вы теперь обе в одном теле? — спросил Кирк.

— Мы — одно. Такой голод, такое желание, — она двинулась в сторону Кочрейна, который отступил на шаг. — Бедный Зефрам Кочрейн. Мы пугаем тебя. Я никогда раньше не пугала тебя. — На ее глазах появились слезы. — Одиночество. Это одиночество. Мы знаем, какая это горькая вещь. Зефрам Кочрейн! Как ты его выносишь?

— Откуда ты знаешь, что такое одиночество? — спросил Кочрейн.

— Быть существом вашего вида — значит познать боль. — Она протянула руку.

— Дай дотронуться до тебя, Зефрам Кочрейн.

Его рука медленно потянулась, и они соприкоснулись.

Кирк повернул голову и сказал тихо.

— Спок, проверь челнок: двигатели, систему связи и так далее.

— Мы слышим вас, капитан, — сказала Нэнси, — этого не нужно. Ваш корабль действует, как и раньше. Так же, как и ваши системы связи.

— Ты позволишь нам улететь? — спросил Кочрейн.

— Мы не сделаем ничего, чтобы остановить вас. Капитан, вы сказали, что я не узнаю любовь, потому что я не человек. Теперь я человек, полностью человек, и ничего больше. Я познаю смену дней. Я познаю смерть. Но дотронуться до руки мужчины — нет ничего более важного. Это счастье, Зефрам Кочрейн. Когда солнце теплее? Воздух слаще? А звуки здешних мест, как легкие струи — потоки в воздухе?

— Ты очень красивая, — тихо сказал Кочрейн.

— Одна часть меня понимает это. Другая — нет. Но мне приятно.

— Я мог бы объяснить тебе многие вещи. Это откроет тебе глаза. — Он был возбужден. — Тысячи миров, тысячи рас. Я покажу тебе все, как только я сам все это узнаю. Возможно, я сумею отблагодарить тебя за все, что ты сделала для меня.

В глазах Нэнси появилась печаль.

— Я не могу пойти с тобой, Зефрам Кочрейн.

Кочрейн замер:

— Нет, ты можешь. Ты должна.

— Моя жизнь может происходить только здесь. Если я покину это место более чем на несколько дней, я перестану существовать. Я должна возвращаться сюда, как и вы должны поглощать материю, чтобы поддерживать свою жизнь.

— Но у тебя есть сила, ты можешь…

— Я стала почти как вы. Смена дней будет воздействовать на меня. Но уехать отсюда насовсем — значит прекратите существование.

— Ты хочешь сказать, что отдала бы все, чтобы стать человеком?

— Нет ничего важнее с твоего прикосновения.

— Но ты состаришься, как все люди. В конце концов ты умрешь.

— Радости этого часа мне достаточно. Я рада.

— Я не могу улететь и оставить тебя здесь, — сказал Кочрейн. Ты спасла мне жизнь. Ты заботилась обо мне и любила меня. Я никогда раньше этого не понимал, но сейчас понимаю.

— Ты должен быть свободным, Зефрам Кочрейн.

Кирк сказал мягко:

— “Галилей” ожидает вас, мистер Кочрейн.

— Но если я увезу ее отсюда, она умрет. Если я уеду отсюда — она, человек — умрет от одиночества. И это еще не все… Я люблю ее. Это удивительно?

— Для человеческого существа — нет, — сказал Спок. — В конце концов, вы невероятно иррациональны.

Кочрейн обнял новую Нэнси Хедфорд.

— Я не могу оставить ее здесь. И это неплохое место. Я привык к нему.

— Подумайте, мистер Кочрейн, — сказал Кирк. — Там целая галактика, готовая прославить вас.

— Мне достаточно, что она любит меня.

— Но вы состаритесь, вы оба, — сказал Спок. — Больше не будет бессмертия. Вы состаритесь здесь и в конце концов умрете.

— Это происходит с каждым мужчиной и с каждой женщиной, но после долгого пребывания вместе складывается впечатление, что это одна из самых стоящих вещей в человеческой жизни. До тех пор, пока вы вместе.

— Вы уверены? — спросил Кирк.

— Здесь много воды. Климат хорош для выращивания растений. Я могу даже попытаться вырастить фиговое дерево. Каждый человек имеет право на это, не так ли? — Он помолчал, затем твердо сказал. — Я делаю это не из признательности, капитан. Теперь, когда я вижу ее, могу прикоснуться к ней, я знаю, что люблю ее. У нас впереди много лет, и это будут счастливые годы.

— Мистер Кочрейн, возможно, вы правы, возможно, нет. Но я желаю вам всего самого лучшего. Мистер Спок, Боунс, идемте.

Когда они повернулись, Кочрейн сказал:

— Капитан…

— Да?

— Не говорите им ничего о Кочрейне. Пусть все будет, как было.

Кирк улыбнулся.

— Ни слова, мистер Кочрейн.

Когда они уже залезали в аппарат, Спок сказал:

— У меня есть интересный вопрос, капитан. Не освятили ли вы акт многоженства? В конце концов, Компаньон и комиссар Хедфорд теперь одно тело?

— Теперь вы проявили узость мышления, мистер Спок, — сказал Мак-Кой. — Многоженство не везде запрещено. Кроме того, Нэнси Хедфорд была практически мертва. Только Компаньон помогает ей жить. Если она оставит Нэнси, та не проживет и десяти минут. Фактически я намереваюсь подать рапорт о ее гибели, как только мы попадем на “Энтерпрайз”.

— Кроме того, — подхватил Кирк, — любовь — это та единственная вещь, к которой стремились и Нэнси, и Компаньон. Теперь они ее имеют.

— Да, но не вечность, — сказал Мак-Кой. — Только жизнь.

— Да, но этого достаточно, Боунс. Для людей.

— Это некорректное замечание, Джим. — Когда брови Спока поползли вверх, Мак-Кой добавил: — Однако это правда.

Кирк улыбнулся и поднял коммуникатор.

— Кирк вызывает “Энтерпрайз”.

Коммуникатор слабо ответил:

— Капитан! Это Скотти. С вами все в порядке?

— Абсолютно. Вы можете нас запеленговать?

— Производим вычисления. Готово.

— Очень хорошо. Я продолжу передачу. Займите стандартную орбиту по прибытии. Мы пересядем — переместимся на челнок.

— Но что случилось, капитан?

— В конце концов, ничего особенного, — сказал Кирк. — Просто произошла самая старая история в мире.

 

Смертельные годы

Когда отряд с “Энтерпрайза” материализовался на Гамма Гидры Четыре, Роберта Джонсона нигде не было видно. Фактически никого не было видно, и место их прибытия, которое напоминало поле в Канзасе в середине августа, было сверхъестественно жутко молчаливым.

Светило очень яркое солнце, всюду была видна разнообразная зелень, ощущалось даже трепетание горячих волн над соседним лугом. Но все звуки жизни отсутствовали: ни насекомых, ни животных, ни людей. Все говорило о том, что это был именно район штаба экспедиции Джонсона. Неподалеку они увидели готовые домики.

Спок, как заметил Кирк, также выглядел озабоченным. Мак-Кой сказал:

— Возможно, они нас не ждали.

Спок покачал головой.

— Наше прибытие было им известно заранее, доктор. Ежегодная проверка каждой научной экспедиции — это обычная процедура.

— Кроме того, я разговаривал из гиперпространства с руководителем экспедиции, Робертом Джонсоном, не больше часа тому назад, — сказал Кирк.

— Джим, что-нибудь было не так?

— Да нет, но в то же время что-то было не так. Я не могу сейчас точно определить этого, но разговор был странный, словно его было трудно поддерживать тем, кто был обеспокоен чем-то другим. — Кирк указал на ближайшее здание:

— Мистер Чехов, обследуйте это место. Мистер Спок и я обследуем вон то. Мак-Кой, Скотти, лейтенант Гэлуэй, осмотритесь вокруг, попробуйте что-нибудь найти.

Отряд разделился. Арлен Гэлуэй выглядит немного испуганной, подумал Кирк. Что же, это был ее первый полет за пределы солнечной системы, она закалится со временем. И обстоятельства были несколько странными.

Кирк и Спок собирались войти в “свое” здание, когда раздался крик. Повернувшись, Кирк увидел Чехова, выбегавшего на открытое пространство, дико озирающегося.

— Капитан! Капитан! — голос Чехова был выше на целую октаву. Кирк бросился к нему.

— Что случилось?

— Капитан! Там внутри!

— Держите себя в руках, Чехов! Что случилось?

— Человек, сэр! Внутри! — казалось, Чехов несколько успокоился. — Мертвый человек.

— Хорошо, мы проверим. Но почему такая паника? Вы и раньше видели мертвых людей.

— Я знаю, — сказал Чехов слегка пристыженно. — Но этот, сэр… несколько странный и, честно говоря, он поразил меня.

— Правильнее сказать, напугал. Ладно, Боунс, Спок, давайте посмотрим. — Кирк вытащил свой фазер.

Внутри здания было довольно темно, и Кирк, вошедший с яркого солнца, с трудом привык к свету внутри. Сначала здание показалось ему совершенно пустым, затем в конце комнаты он увидел низкое сооружение. И осторожно приблизился к нему.

Затем он внезапно понял, что так напугало Чехова. Предмет был грубо сколоченным деревянным гробом, катафалком которому служили козлы.

Тело, лежащее в нем, могло принадлежать Мафусаилу. Глубокие морщины делали его черты практически неузнаваемыми. В открытом рту не было зубов, его почти белые десны сморщились, глаза утонули в глубоких ямах под веками из дряблой кожи. Тело, казалось, состояло из одних костей, соединенных друг с другом покрытым коричневыми пятнами покровом, — оболочкой толщиной с папиросную бумагу. Похожие на клешни руки были сцеплены на ввалившейся груди.

Голос Чехова сказал через дымку:

— Я налетел на него, когда возвращался назад, сэр, и я…

— Я хорошо вас понимаю, Чехов. Успокойтесь. Боунс, что это?

— То, что ты видишь, Джим. Смерть, вызванная естественными причинами — другими словами — смерть от старости.

— Доктор, — сказал Спок, — Я сделал проверку всех членов экспедиции перед спуском, и я уверяю вас, что ни один из них не был…

Не успел Спок закончить, как Кирк услышал шарканье ног возле открытой двери. Они все повернулись туда.

Им навстречу ковыляли мужчина и женщина, опираясь на палки. Они были сгорбленными и иссохшими-ся, сквозь их тонкие белые волосы проступала кожа не черепе.

Мужчина сказал дрожащим голосом:

— Вы пришли отдать дань уважения профессору Альвину.

— Я Кирк, капитан…

— Вам следует говорить громче, — сказал человек, складывая ладонь ковшиком возле уха.

— Я сказал, что я капитан Кирк с “Энтерпрайза”, а кто вы?

— Роберт Джонсон, — сказал мужчина, кивнув. — А это моя жена, Эйлин.

— Это невозможно, — сказал Кирк. — Сколько же вам лет?

— Мне? Дайте подумать, о да, мне двадцать девять. Эйлин двадцать семь.

Мертвая тишина была наконец прервана Мак-Коем.

— Я доктор. Вам обоим нужен отдых и медицинская помощь.

В изолятор подняли только трех дряхлых стариков, оставшихся в живых из всей экспедиции, и медсестра Чапел со свойственной ей мягкостью и заботливостью стала ухаживать за ними. Стоя позади Мак-Коя, Кирк склонился над кроватью Роберта Джонсона.

— Вы меня слышите, мистер Джонсон?

Подернутые пленкой глаза с трудом отыскивали его лицо.

— Еще не оглох, знаете ли. Еще не совсем.

— У вас есть представление о том, что произошло?

— Что произошло? — слабо повторил Джонсон.

— Ваши инструменты показали что-нибудь?

Старческий ум блуждал. Словно обращаясь к какому-то великодушному, но невидимому богу, Джонсон сказал:

— Эйлин была такой красивой, такой красивой.

— Он слышит вас, Джим, но не понимает. Путь он отдыхает.

Кирк кивнул.

— Сестра Чапел, если хоть один из них сможет говорить, я буду в комнате для совещаний. — Он повернулся к внутренней связи.

— Кирк вызывает мостик. Мистер Спок, командор Стокер, доктор Уэллейс, пройдите, пожалуйста, в конференц-зал. Боунс, я бы попросил вас тоже пройти туда.

Дженит Уэллейс и Джордж Стокер были почетными гостями, он — деятельный администратор за сорок, она — эндокринолог под тридцать, очень привлекательная. Они уже ждали вместе со Споком за большим столом, когда он и Мак-Кой прибыли. Он кивнул им всем, и они сели.

— Командор Стокер, я пригласил вас на это собрание, потому что Гамма Гидры Четыре попадает в зону вашей администрации.

Аккуратный, уверенный в себе человек сказал:

— Я благодарен вам за это, капитан.

Легкое волнение прозвучало в голосе Кирка, когда он заговорил с темноглазой девушкой, сидящей рядом с командором:

— Доктор Уэллейс, хотя вы и новый член нашей команды, ваши характеристики как эндокринолога производят впечатление. В ситуации, с которой мы столкнулись, я был бы вам благодарен, если бы вы работали вместе с доктором Мак-Коем.

Она улыбнулась ему:

— Да, капитан.

Он торопливо повернулся к Мак-Кою:

— Боунс, посвятите их в суть проблемы.

Мак-Кой сказал:

— Оставшиеся в живых члены экспедиции на Гамма Гидры Четыре не просто страдают от старости. Они продолжают стареть с каждой минутой. Мои обследования ничего не показали. У меня нет ни малейшего представления о том, что могло вызвать этот столь быстрый процесс старения.

— Мистер Спок, а как насчет окружающей атмосферы?

— Датчики не показывают ничего враждебного для человеческой жизни, сэр. Атмосфера отражает обычное количество вредных космических излучений.

— Однако мы находимся вблизи нейтральной зоны между нашей Федерацией и ромуланской Конфедерацией. У ромулан может быть новое оружие. Возможно, они использовали членов нашей экспедиции в качестве подопытных кроликов.

— Я начал рассматривать эту возможность, капитан, — сказал Спок.

Кирк встал.

— Я бы хотел, чтобы вы проверили все, каждый по своей специальности. Неважно, какими отдаленными, притянутыми за уши покажутся идеи, я хотел бы, чтобы вы проверили их все. — Он помолчал, чтобы придать своим словам больше веса. — Мы останемся на орбите, пока не получим ответ.

Стокер сказал:

— Мне необходимо добраться до Звездной Базы Десять, чтобы занять новый пост. Я надеюсь, вы понимаете это, капитан.

— Я сделаю все, что в моих силах, чтобы вы успели к назначенной дате, командор.

— Спасибо, капитан.

Затем все присутствующие покинули конференц-зал. Но темноглазая доктор Уэллейс не тронулась с места. Кирк повернулся к ней у двери.

— Я не могу что-нибудь для вас сделать, доктор?

— Да, — сказала она, — например, вы можете сказать: “Привет, Дженит”. Вы могли бы быть не таким холодным, опытный капитан звездного корабля, ведь мы старые друзья.

— Дженит, у меня как у капитана есть определенные обязанности. — Затем он криво улыбнулся. — А возможно, я просто не хочу загореться снова.

— У меня у самой есть маленький шрам на сердце, — произнесла она.

Наступила тишина. Затем он сказал:

— Сколько времени прошло?

— Более шести лет, Джим.

— Это долгое время. Но ведь ничего не изменится, если мы начнем все снова, не так ли? У меня — корабль, а у тебя — работа. Ни один из нас не изменится.

— Ты никогда не спрашивал меня, почему я вышла замуж после того, как мы расстались.

— Думаю, ты нашла другого человека и полюбила его.

— Я нашла человека, которым я восхищалась.

— Из той же сферы деятельности, что и ты. Тебе ничем не пришлось поступаться.

— Ты прав. Но он уже умер, Джим.

Она подошла к нему, протянув руки. Кирк помедлил.

Затем он взял ее за руку, его глаза искали взгляд ее теплых карих глаз, но неожиданно по селекторной связи раздался голос Ухуры.

— Капитан Кирк, мистер Спок хотел бы видеть вас на мостике.

— Скажите мистеру Споку, что я иду, — он пытался найти затаенное в карих глазах. — Дженит, у нас сейчас много проблем. Возможно, когда все уладится, что-то изменится.

Голос Ухуры снова прервал его:

— Капитан Кирк, мистер Скотти хотел бы видеть вас в инженерном отсеке.

— Передайте ему, я приду туда, как только переговорю со Споком. — Он привлек Дженит к себе и сказал:

— Но на этот раз между нами должна быть правда. Ты и я теперь знаем, что каждый из нас представляет.

— Какие долгие шесть лет, — сказала она и обвила его шею руками. Он наклонился, чтобы поцеловать ее, но тут по связи снова раздалось:

— Капитан Кирк!

— Иду, лейтенант Ухура. — Внезапная волна усталости охватила его. Он дотронулся до губ девушки.

— Шесть долгих лет, а возможно, и еще шесть. Доктор Уэллейс, твои губы так же манят, как всегда, но я уже говорил про мои обязанности.

Утомление оставалось с ним по пути на мостик. Зулу приветствовал его словами:

— Стандартная орбита, капитан.

Кирк сказал:

— Поддерживайте, — и подошел к Споку, сидевшему за компьютером.

— Я перепроверил показания датчиков, сэр. Гамма Гидры Четыре классифицируется как планета класса М с азотно-кислородной атмосферой, нормальной массой и привычными атмосферными условиями. Я не могу найти ничего необычного.

— А как насчет кометы, которая недавно проходила мимо?

— Я это сейчас выясняю, сэр. До сих пор я не пришел ни к какому выводу. Эта комета — блуждающая и никогда не была исследована.

— Капитан Кирк!

Это был Стокер. Он выглядел как человек, одержимый идеей.

— Оснащение на Звездной Базе Десять, — сказал он, — гораздо лучше, чем здесь, на борту корабля. Мне кажется, ваши исследования будут более успешными, если мы туда немедленно отправимся. Я обещаю вам помощь.

— Спасибо, командор, но у нас есть и свое оборудование. Я иду в инженерный отсек, мистер Спок. — Он оставил компьютерную станцию, чтобы сказать Зулу:

— Сохраняйте стандартную орбиту, мистер Зулу.

Удивленный Зулу воскликнул:

— Но вы уже отдавали этот приказ, сэр!

Кирк и сам удивился:

— Неужели? Ну хорошо, выполняйте.

Когда он ушел с мостика, Спок посмотрел ему вслед, его взгляд был озабоченным.

Лейтенант Гэлуэй также выглядела озабоченной, когда подошла к дверям изолятора:

— Доктор Мак-Кой, могу я поговорить с вами?

— Конечно, — он кивнул ей на кресло, но она не стала садиться.

— Я знаю, сказала она, что это звучит глупо, но у меня появились проблемы со слухом.

— Возможно, ничего серьезного, — успокоил Мак-Кой.

— Но раньше у меня не было никаких проблем.

— Я осмотрю вас. Думаю, что простейшее ультразвуковое лечение поможет вам.

Она сказала:

— Спасибо доктор, — и последовала за ним в комнату для обследования.

У Кирка тоже появились свои проблемы. Находясь в своей каюте, он, раздетый до пояса, вытер лицо, которое только что побрил, и потянулся за чистой рубашкой, лежащей на кровати. Когда он поднял правую руку, чтобы продеть ее в рукав, резкий приступ боли охватил его плечо. Он поморщился, опустил руку, согнул ее, массируя плечевой мускул. Боль не исчезала. Медленно, осторожно он надел рубашку, а затем двинулся к микрофону и нажал на кнопку.

— Как идут дела, мистер Спок?

— Все варианты исследования дали отрицательный результат, капитан.

Кирк сказал:

— Астрономическая секция докладывает, что комета прошла совсем недавно. Проверьте это.

Спок подождал мгновение, прежде чем ответил:

— Я этим как раз и занят, согласно вашему приказу. Мы уже обсуждали это ранее.

— Хорошо, дайте мне знать, если что-нибудь выяснится. Я буду в изоляторе.

— Да, капитан.

Дорога до изолятора показалась ему более долгой, чем обычно. Боль, такая же, как и в правом плече, распространялась и на правое колено. Кирк слегка прихрамывал, когда вошел в изолятор. В постельном отделе все, кроме одной из трех кроватей, были свободными. Он подумал: “Итак, двое из отряда Джонсона уже скончались”. Это было неприятное замечание. Затем он увидел сестру Чапел, натягивающую одеяло на лицо пациента лежащего на третьей кровати.

Мак-Кой поднял глаза:

— Скончался Роберт Джонсон. Это последний, Джим. — Причина смерти — старость.

— Вы сделали все, что смогли? — спросил Кирк.

Прозвучал вызов:

— Доктор Мак-Кой? Это Скотти. Могу я зайти к вам?

Мак-Кой ответил коротко:

— Вам просто нужны витамины. Но вы можете зайти, Скотти.

Он отключился, а Кирк заметил:

— Боунс, мне кажется, вы начали седеть.

— Вам бы мою работу, я посмотрел бы, что стало с вами! — Мак-Кой тихим голосом отдал приказание сестре Чапел и повернулся назад к Кирку:

— Хорошо, в чем ваша проблема?

— Плечо, — сказал Кирк. — Слегка побаливает. Возможно, растянул мышцу.

— Возможно, доктор Кирк, — отрезал Мак-Кой.

Кирк ухмыльнулся.

— Учту замечание, сэр. Больше не буду ставить себе никаких диагнозов.

Мак-Кой провел своим прибором по плечу Кирка и нахмурился:

— Хммм. Лучше я проведу полное обследование.

— Ну что? Растяжение?

Мак-Кой покачал головой.

— Нет, Джим, это запущенный артрит. И он продолжает распространяться.

— Но это невозможно!

— Даже если я проведу обследование снова, я получу тот же ответ.

Кирк с испуганным лицом смотрел мимо него на двери изолятора. Мак-Кой повернулся. Там стоял Скотти — с белоснежными волосами, выглядел он лет на шестьдесят.

Изолятор на “Энтерпрайзе” стал напоминать помещение клуба “Золотой возраст”. По приказу Кирка там собрались все, кто высаживался на Гамма Гидры Четыре. За исключением Чехова, все были затронуты быстрым процессом старения. Кирк выглядел на пятьдесят пять, Мак-Кой на десять лет старше. Даже вулканитское происхождение Спока не смогло полностью защитить его от этого воздействия. На его лице появились морщины, кожа под глазами обвисла мешками. Лейтенант Гэлуэй выглядела как женщина под семьдесят. Скотти выглядел старше их всех.

— Ладно, Боунс, — сказал Кирк. — Начнем.

Мак-Кой сказал:

— Все из вас, кто спускался на планету, кроме Чехова, быстро стареют. Скорость для всех различная, но в среднем на тридцать лет в день. Я не знаю, что вызывает его — вирус, бактерии или злые духи. Я пытаюсь это выяснить.

— Спок, я попросил вычислить кое-что.

— Основываясь на данных, предоставленных Мак-Коем, я бы сказал, что мы проживем около недели. Похоже также, что, поскольку мыслительный аппарат стареет быстрее, чем наши тела, мы станем вести растительный образ жизни меньше, чем через неделю.

— Ты имеешь в виду полную старость — дряхлость?

— Да, капитан. Через очень короткое время!

Кирк отступил на шаг от группы.

— Какой мерзкий способ умереть! — Он медленно повернулся, оберегая свое ноющее колено.

— Я хочу, чтобы каждое исследовательское отделение на этом корабле, каждый научный техник немедленно начали круглосуточное исследование. Мне нужен ответ — и способ исцеления! И начать вы должны с того, чтобы ответить, почему это не затронуло Чехова!

— Я делаю все, что могу, — сказал Мак-Кой. Он отобрал свой диагностический инстр