Вот моя песня - тебе, Коломбина

Это - угрюмых созвездий печать - Только в наряде шута-Арлекина

Песни такие умею слагать.

Двое - мы тащимся вдоль по базару,

Оба - в звенящем наряде шутов.

Эй, полюбуйтесь на глупую пару,

Слушайте звон удалых бубенцов!

Мимо идут, говоря: "Ты, прохожий,

Точно такой же, как я, как другой; Следом идет на тебя непохожий

Сгорбленный нищий с сумой и клюкой".

Кто, проходя, удостоит нас взора?

Кто угадает, что мы с ним - вдвоем?

Дряхлый старик повторяет мне: "Скоро"

Я повторяю- "Пойдем же, пойдем"

Если прохожий глядит равнодушно,

Он улыбается; я трепещу;

Злобно кричу я: "Мне скучно! Мне душно?"

Он повторяет: "Иди. Не пущу"

Там, где на улицу, в звонкую давку

Взглянет и спрячется розовый лик, -

Там мы войдем в многолюдную лавку, -

Я - Арлекин, и за мною - старик.

О, если только заметят, заметят,

Взглянут в глаза мне за пестрый наряд! -

Может быть, рядом со мной они встретят

Мой же - лукавый, смеющийся взгляд!

Там - голубое окно Коломбины,

Розовый вечер, уснувший карниз… В смертном весельи - мы два Арлекина

Юный и старый - сплелись, обнялись!

О, разделите! Вы видите сами: Те же глаза, хоть различен наряд!.. Старый - он тупо глумится над вами,

Юный - он нежно вам преданный брат!

Та, что в окне, - розовей навечерий,

Та, что вверху, - ослепительней дня!

Там Коломбина! О, люди! О, звери! Будьте как дети. Поймите меня.

30 июля 1903 С Шахматово