А. С. Ф.

Под старость лет, забыв святое,

Сухим вниманьем я живу.

Когда-то - там - нас было двое,

Но то во сне - не наяву.

Смотрю на бледный цвет осенний,

О чем-то память шепчет мне…

Но разве можно верить тени,

Мелькнувшей в юношеском сне?

Все это было, или мнилось?

В часы забвенья старых ран

Мне иногда подолгу снилась

Мечта, ушедшая в туман.

Но глупьгм сказкам я не верю,

Больной, под игом седины.

Пускай другой отыщет двери, Какие мне не суждены.

29 сентября 1902

***

При жолтом свете веселились,

Всю ночь у стен сжимался круг,

Ряды танцующих двоились,

И мнился неотступный друг.

Желанье поднимало груди,

На лицах отражался зной.

Я проходил с мечтой о чуде,

Томимый похотью чужой…

Казалось, там, за дымкой пыли,

В толпе скрываясь, кто-то жил,

И очи странные следили,

И голос пел и говорил…

Сентябрь 1902

***

Явился он на стройном бале

В блестяще сомкнутом кругу.

Огни зловещие мигали,

И взор описывал дугу.

Всю ночь кружились в шумном танце,

Всю ночь у стен сжимался круг.

И на заре - в оконном глянце

Бесшумный появился друг.

Он встал и поднял взор совиный,

И смотрит - пристальный - один,

Куда за бледной Коломбиной

Бежал звенящий Арлекин.

А там - в углу - под образами.

В толпе, мятущейся пестро,

Вращая детскими глазами,

Дрожит обманутый Пьеро.

7 октября 1902

***

Свобода смотрит в синеву.

Окно открыто. Воздух резок.

За жолто-красную листву

Уходит месяца отрезок.

Он будет ночью - светлый серп,

Сверкающий на жатве ночи.

Его закат, его ущерб

В последний раз ласкает очи.

Как и тогда, звенит окно.

Но голос мой, как воздух свежий,

Пропел давно, замолк давно

Под тростником у прибережий.

Как бледен месяц в синеве,

Как золотится тонкий волос…

Как там качается в листве

Забытый, блеклый, мертвый колос.

10 октября 1902

***

Ушел он, скрылся в ночи,

Никто не знает, куда.

На столе остались ключи,

В столе - указанье следа.

И кто же думал тогда,

Что он не придет домой?

Сгихала ночная езда -

Он был обручен с Женой.

На белом холодном снегу Он сердце свое убил. А думал, что с Ней в лугу Средь белых лилий ходил.

Вот брежжит утренний свет,

Но дома его все нет.

Невеста напрасно ждет,

Он был, но он не придет.

12 октября 1902