В огне и холоде тревог — Так жизнь пройдет. Запомним оба, Что встретиться судил нам бог В час искупительный — у гроба. Я верю: новый век взойдет Средь всех несчастных поколений. Недаром славит каждый род Смертельно оскорбленный гений. И все, как он, оскорблены В своих сердцах, в своих певучих. И всем — священный меч войны Сверкает в неизбежных тучах. Пусть день далек — у нас всё те ж Заветы юношам и девам: Презренье созревает гневом, А зрелость гнева — есть мятеж. Разыгрывайте жизнь, как фант. Сердца поэтов чутко внемлют, В их беспокойстве — воли дремлют, Так точно — черный бриллиант Спит сном неведомым и странным, В очарованья бездыханном, Среди глубоких недр, — пока В горах не запоет кирка.

Январь 1911 (6 февраля 1914)