Смертоносный экспорт Америки — демократия. Правда о внешней политике США и многом другом

Блум Уильям

Со времен Второй мировой войны военная машина США действует на автопилоте. Параллельно Вашингтон убеждает весь мир, что американская внешняя политика и распространение демократии движимы великодушными и даже благородными мотивами. Уильям Блум, один из ведущих американских независимых исследователей, доказывает, что все это далеко от правды. Острая ирония автора в прах рассеивает этот миф. Беспощадная критика вашингтонского режима основана на глубоком анализе и подкреплена доказательствами. Представленная книга, наполненная остроумием и яркими цитатами, дает массу аргументов для отражения американской пропаганды.

 

Предисловие российских издателей

Эта книга — уже шестая в нашей серии «Реальная политика». Новая работа Уильяма Блума «Смертоносный экспорт Америки — демократия» развенчивает один из главных и наиболее губительных мифов, созданных в Вашингтоне, — о том, что распространение демократии в мире движимо заботой о судьбах других народов и великодушием Америки.

«Продвижение демократии» стало удачной упаковкой для жесткого, часто безжалостного лоббирования интересов американского государства и капитала. В результате само понятие «демократия» лишилось своего изначального смысла: вместо власти народа в интересах народа демократия по-американски в других государствах становится властью интересов Вашингтона над народом этой страны.

Как всегда, Уильям Блум блестяще владеет фактами, совмещает детальность и глубину исследования с широким охватом. Однако в этой книге есть особая ценность — острый юмор и даже сарказм, пронизывающие весь материал. Автор высмеивает американскую систему и пропаганду, показывая короля таким голым, каким он и сам себя еще не видел. Политический юмор всегда был острым и эффективным оружием — вспомните Бориса Ефимова. Пора восстанавливать в России традиции политической карикатуры.

Эта книга обладает и высокой прикладной ценностью: она дает массу блестящих аргументов для дискуссий с оппонентами как внутри России, так и на международной арене. Автор приводит свои частые споры с соотечественниками. Например, по поводу Ливии большинство американцев сказало бы следующее: «Ну, независимо оттого, насколько вы ненавидите президента [США], вы можете от него избавиться путем выборов. У ливийцев такой возможности нет». И вот ответ Блума на это: «Точно. Я свободен поменять Джорджа Буша на Барака Обаму. Радость-то какая. Пока наши выборы целиком и полностью определяются деньгами, никакие существенные перемены невозможны».

Автор пишет, что пока люди до конца не осознают, сколько страданий принесла миру американская политика, мы никогда не будем в состоянии остановить этого монстра. По целому ряду причин изменить кардинальным образом сущность американской политики на данном историческом этапе не представляется возможным. Что делать в такой ситуации? Учиться самостоятельно понимать происходящее, разбираться в реальности — до тех пор пока не наберется критическая масса людей.

В России в этом отношении ситуация намного лучше. У нас есть критическая — и гораздо большая — масса людей, которые понимают истинную сущность американского режима и не идут на поводу у западной пропаганды. Происходящее на Украине пополнило эти ряды и усилило их убежденность. Однако нам предстоит еще много информационных боев, ибо противодействие разворачивается сегодня именно в этом поле. От результатов информационного противостояния будет зависеть, перейдет ли оно в военные измерения. Мы должны сделать все, чтобы этого не случилось. И книга Уильяма Блума снабжает нас аргументами для информационных сражений.

Вероника Крашенинникова,

член Общественной палаты РФ,

генеральный директор

Института внешнеполитических исследований

и инициатив (ИНВИССИН)

 

Уильям БЛУМ

Уильям Блум (William Blum, род. 1933) — американский историк-исследователь, активист.

Уволился из Государственного департамента США в 1967 году, отказавшись от госслужбы из-за несогласия с действиями США во Вьетнаме, после чего основал и возглавил Washington Free Press — первую газету в Вашингтоне, содержание которой шло вразрез с официальными позициями США.

Работал в качестве журналиста-фрилансера в США, Европе и Южной Америке. Во время пребывания в Чили в 1972–1973 годах писал о «социалистическом эксперименте» правительства Сальвадора Альенде и его падении в результате разработанного ЦРУ переворота.

В середине 1970-х годов в Лондоне работал вместе с бывшим сотрудником ЦРУ Филипом Эйджи (Philip Agee) и его коллегами в рамках проекта по разоблачению преступлений ЦРУ.

В 1999 году получил премию проекта «Цензурированный» (Project Censored — премия калифорнийского университета Сонома за журналистские расследования) за «достойную подражания журналистскую работу». Премия была присуждена за статью о предоставлении Соединенными Штатами Ираку материалов для развития химического и биологического оружия в 1980-х годах. Эта статья вошла в десятку самых цензурированных текстов в 1998 году.

Живет и работает в Вашингтоне. Пишет книги и ежемесячный «Антиимперский доклад» (The Anti-Empire Report).

Автор книг:

America’s Deadliest Export: Democracy. The Truth About US Foreign Policy and Everything Else, 2013.

Killing Hope: U. S. Military and CIA Interventions Since World War II, 1995,2004.

Rogue State: A Guide to the World’s Only Superpower, 2005.

Freeing the World to Death: Essays on the American Empire, 2004.

West-Bloc Dissident: A Cold War Memoir, 2002.

The CIA: A Forgotten History, 1986.

Сайт: .

 

Введение

 

Секрет понимания внешней политики США состоит в том, что никакого секрета нет. Главное, что следует понять, — Соединенные Штаты стремятся к глобальному доминированию, для чего готовы использовать любые необходимые средства. Такое понимание вопроса снимает значительную часть неразберихи, противоречий и двусмысленностей, которые сопровождают политику Вашингтона. Если попытаться выразить это стремление к господству в цифрах, следует напомнить, что с окончания Второй мировой войны США:

• более 50 раз пытались свергнуть иностранные правительства, большинство из которых было избрано демократическим путем;

• грубо вмешивались в демократические выборы как минимум в 30 странах;

• совершили более 50 покушений на лидеров иностранных государств;

• бомбили население более чем 30 стран;

• пытались подавить народные или национально-освободительные движения в 20 странах.

В последние десятилетия трагедии, подобные событиям в Руанде и Дарфуре, оказывали на мировое общественное сознание более заметное влияние, чем те, причиной которых были американцы, поскольку первые произошли в одном и том же регионе и в течение относительно короткого периода времени. Несмотря на большой объем документальных доказательств преступлений, совершенных в ходе реализации внешней политики США, широта географии американских интервенций и значительный временной отрезок в шестьдесят восемь лет не позволяют мировому сообществу в полной мере оценить то, что было сделано Соединенными Штатами.

В общей сложности с 1945 года Соединенные Штаты осуществили одно и более из вышеперечисленных мероприятий один и более раз в 71 стране, то есть охватили свыше трети всех стран мира. При этом США лишили жизни несколько миллионов человек и обрекли еще многие миллионы на жизнь, полную мук и отчаяния. Кроме того, они несут ответственность за пытки многих тысяч людей. Весьма вероятно, что внешняя политика США вызывает ненависть у большинства тех, кто имеет возможность в той или иной степени следить за текущими событиями и немного знаком с современной историей.

«Пусть ненавидят, лишь бы боялись» (Oderint, dum metuant) — данное выражение приписывают разным видным деятелям Древнего Рима.

Незадолго до вторжения США в Ирак в марте 2003 года профессиональный дипломат Джон Брэди Кислинг (John Brady Kiesling), занимавший должность политического советника посольства США в Афинах, ушел в отставку в знак протеста против политики в Ираке. «Неужели oderint, dum metuant стало нашим девизом?» — спрашивал он в своем прошении об отставке, намекая на тот факт, что несколько сотрудников администрации Буша использовали данное выражение.

Вслед за вторжением США в Афганистан в октябре 2001 года бывший директор ЦРУ Джеймс Вулси (James Woolsey) так прокомментировал беспокойство относительно того, что штурм Багдада может привести к активизации исламских радикалов и расширению их поддержки в массах: «Молчание арабской общественности после побед Америки в Афганистане доказывает, что только страх может восстановить уважение к США. Нам следует чаще читать Макиавелли». В той же беседе он продемонстрировал еще более глубокое понимание внешней политики, заявив: «Существует так много доказательств разработки [Саддамом Хусейном] оружия массового поражения и баллистических ракет, что я считаю данный вопрос бесспорным».

Выступая на митинге, посвященном торжественному выпуску курсантов военной академии Вест-Пойнт в штате Нью-Йорк в июне 2002 года, президент Джордж Буш-младший сказал будущим защитникам Америки, что они участвуют «в битве между добром и злом», а потому «мы должны раскрыть террористические ячейки в 60 и более странах». Официальная военная машина и сейчас продолжает двигаться на автопилоте.

Когда 14 августа 1941 года на обсуждение Сената были вынесены планы строительства нового здания военного ведомства, которое впоследствии стало известно как Пентагон, сенатор от штата Мичиган Артур Ванденберг (Arthur Vandenberg) высказал крайнее недоумение: «Зачем нам нужны постоянные помещения такого размера для оборонных структур, если только война не будет бесконечной? Или же война должна быть бесконечной!».

«В жизни большинства людей войны рассматриваются как ненормальное явление, однако некоторые страны являются серийными агрессорами, — написал журнал «Черный комментатор» (The Black Commentator) на четвертый год войны в Ираке. — Американское общество уникально тем, что оно почти полностью сформировалось в результате агрессии по отношению к внутреннему и внешнему чужому».

Можно сказать, что американская история с момента убийства первого американского аборигена первым британским поселенцем — это история становления империи.

Принято считать, что действия всех стран (по крайней мере, всех сильных стран) всегда характеризовались воинственностью и милитаризмом. Почему же в этой связи следует осуждать Соединенные Штаты больше, чем других? Однако рассуждать так — все равно что задаться вопросом, зачем осуждать нацистскую Германию, если антисемитизм встречается в каждой стране. Нет сомнения, что главное здесь — масштабы. Масштабы американских агрессивных войн, подобно масштабам нацистского антисемитизма, делают положение США в истории уникальным. Должен ли весь остальной мир принимать без возражений чудовищно агрессивное поведение только потому, что оно является традиционным и ожидаемым и в какой-то мере обычным? Можно ли так сделать наш мир лучше?

 

Господство по всему спектру

Целый ряд выражений и лозунгов, относящихся к нацистскому режиму в Германии, вошел в повседневный английский язык.

Sieg Heil! — Да здравствует победа!

Arbeit macht frei. — Труд делает свободным.

Denn heute gehӧrt uns Deutschland und morgen die ganze Welt. — Сегодня нам принадлежит Германия, а завтра — весь мир.

Ich habe nur den Befehlen gehorcht! — Я всего лишь выполнял приказы! Однако ни одно из выражений, вероятно, не известно так широко, как Deutschland über alles — Германия превыше всего.

К моему глубокому удивлению в июне 2008 года я случайно наткнулся на сайт ВВС США () и на первой странице обнаружил заголовок «Превыше всего». Можно было бы предположить, что это всего лишь невинный намек на летающие высоко в небе самолеты, однако на той же странице дается ссылка на другой сайт (), где фраза «Превыше всего» повторяется еще чаще, а также содержатся ссылки на сайты, посвященные «господству в воздухе», «господству в космосе» и «кибергосподству». Эти ребята не шутят. Это не какие-нибудь империалистические поджигатели войны времен ваших родителей. Если они планируют создание нового «тысячелетнего рейха», мы может лишь надеяться, что их постигнет судьба первоначального проекта, продлившегося 12 лет.

Приведем ряд недавних высказываний господ из Пентагона по поводу космоса:

«Когда-нибудь мы будем поражать наземные цели (корабли, самолеты и прочее) из космоса. Мы будем сражаться в космосе. Мы будет наносить удары из космоса и поражать цели в космосе» (генерал Джозеф Эши — Joseph Ashy, главнокомандующий космическими силами США) [12] .

«Что касается господства в космосе, оно у нас имеется, оно нам нравится, и мы собираемся его удержать» (Кейт Холл — Keith R. Hall, помощник министра ВВС по космосу и директор Национального разведывательного управления) [13] .

«В начале XXI века космическая мощь также трансформируется в отдельное и равноправное средство ведения боевых действий. Нарождающаяся синергия между превосходством в космосе и превосходством на суше, на море и в воздухе приведет к господству по всему спектру. Разработка систем ПРО с использованием систем космического базирования и планирование точечных ударов из космоса создают средство противодействия глобальному распространению ОМП (оружие массового поражения). Космос представляет собой область все большего сосредоточения коммерческих, гражданских, международных и военных интересов и инвестиций. Угроза этим жизненно важным системам также возрастает. Контроль над космосом является средством обеспечения доступа к космическому пространству, свободы действий в космической среде, а также средством недопущения использования космического пространства другими, если это потребуется» («Космическое командование Соединенных Штатов: перспективы развития до 2020 года») [14] .

«Космос представляет собой качественно новый и более эффективный способ приложения военной силы» (Стратегическое командование США) [15] .

В основе стремления Вашингтона к мировому господству лежат не желание углубления демократии и свободы, прекращения бедности и насилия или же превращения нашей планеты в более подходящее для жизни место, а, скорее, экономика и идеология.

Майкл Паренти (Michael Parenti) высказывает следующее наблюдение:

«Целью является не могущество само по себе, а способность обеспечивать плутократический контроль над планетой, приватизировать и либерализовать экономики других стран мира, взваливать на плечи народов всех стран, включая Северную Америку, все прелести ничем неограниченного рыночного корпоративного капитализма. Борьба идет между теми, кто считает, что земля, труд, капитал, технологии и рынки всего мира должны использоваться исключительно для максимального наращивания капитала в интересах немногочисленного меньшинства, и теми, кто считает, что все это должно использоваться для общего блага и социально-экономического развития большинства».

Таким образом, можно понять, что для американских властных элит одной из наиболее долгосрочных и важных задач внешней политики является предотвращение появления любых социумов, которые могли бы предложить хорошую альтернативу капиталистической модели развития. Именно в этом заключалась суть холодной войны. Куба и Чили — два примера стран социалистического лагеря, для сокрушения которых Соединенные Штаты приложили много сил.

Как и большинство могущественных лидеров прошлого, настоящего и будущего, американские официальные лица хотят, чтобы все мы верили, будто политика, проводимая ими с целью завоевания мирового господства, отвечает интересам их собственного народа и большинства народов мира, даже если преимущества этой политики сразу не видны. Их заветная мечта состоит в том, чтобы перестроить мир по американскому образцу, ключевыми элементами которого являются свободное предпринимательство, индивидуализм, так называемые иудео-христианские ценности и то, что они называют демократией.

Можно только догадываться, каким шоком стало для этих людей 11 сентября 2001 года. Это не ужас, который все мы испытали в тот трагичный день, а скорее, осознание того факта, что кто-то может осмелиться «оскорбить» империю, травматический шок для всей политической нервной системы. Американские лидеры полагают, что моральный авторитет США так же абсолютен и незыблем, как и военная мощь.

«Мессианство американской внешней политики носит ярко выраженный характер, — заметил один из российских парламентских лидеров в 2006 году. — Когда говорит госсекретарь Кондолиза Райс (Condoleezza Rice), это похоже на выступление Никиты Хрущева на съезде партии: «Весь мир триумфально шагает навстречу демократии, но некоторые страны-изгои предпочитают оставаться на обочине».

А вот что сказал Майкл Ледин (Michael Ledeen), бывший сотрудник администрации президента Рональда Рейгана, а позже сотрудник одного из ведущих консервативных экспертно-аналитических центров Американского института предпринимательства, выступая незадолго до вторжения США в Ирак в 2003 году:

«Если мы просто заявим о своем видении мира и полностью его примем, если мы не будем пытаться умничать и выстраивать сложные дипломатические схемы для решения данной проблемы, а просто начнем тотальную войну против всех этих тиранов, я думаю, мы поступим правильно, и наши дети много лет спустя будут воспевать нас в своих песнях».

Устоять было трудно. Год спустя после кошмарного вторжения и обернувшейся катастрофой оккупации Ирака я отправил Майклу Ледину электронное письмо, чтобы напомнить ему об этих словах. И просто написал: «Хотелось бы узнать, что за песни поют сегодня ваши дети». Я не рассчитывал получить ответ и не был разочарован.

Будущий президент Теодор Рузвельт, с большим энтузиазмом воевавший на Кубе на рубеже прошлого столетия, писал: «Если англоговорящая раса со всеми ее ответвлениями будет занимать как можно больше поверхности земли, это пойдет лишь на благо всего мира». Подобные настроения высказываются американскими лидерами с 1890-х годов.

После атак 11 сентября 2001 года многие американцы купили Коран в попытке понять, как мусульмане могли сделать то, что сделали. Можно задаться вопросом, стали ли иракцы после вторжения в Ирак покупать Библию в попытке объяснить себе, почему самое мощное государство на планете подвергло такому ужасному разорению их древнюю страну, которая не сделала ничего плохого Соединенным Штатам.

 

Агрессивные войны

Интересно, существовала ли когда-нибудь империя, которая не говорила бы себе и остальному миру, что она отличается от всех остальных и ее миссия состоит не в грабеже и контроле, но в просвещении и освобождении?

В докладе «Стратегия национальной безопасности», подготовленном Белым домом в сентябре 2002 года, говорится:

«Сохраняя верность нашему наследию и принципам, мы не используем силу для достижения односторонних преимуществ. Наоборот, мы добиваемся такого баланса сил, который способствует достижению человеческой свободы — условий, когда все страны и все общества могут самостоятельно выбирать блага и трудности, связанные с политической и экономической свободой».

Однако ниже в том же самом докладе можно прочитать:

«Пришло время подтвердить важную роль американской военной мощи. Мы должны строить и поддерживать наш оборонный потенциал на надлежащем уровне… Наши вооруженные силы будут достаточно сильны, чтобы отбить охоту у потенциальных противников наращивать свой военный потенциал в надежде превзойти или сравняться по мощи с Соединенными Штатами… Для предупреждения или предотвращения… враждебных актов со стороны наших противников Соединенные Штаты, если потребуется, будут действовать превентивно».

Превентивная война — это то, что послевоенный Международный военный трибунал в Нюрнберге назвал агрессивной войной: «Инициирование агрессивной войны — это не просто нарушение международного права, а высшее международное преступление, отличающееся от прочих военных преступлений только тем, что оно содержит в себе аккумулированное зло всего целого».

Спустя шесть месяцев после опубликования «Стратегии национальной безопасности» Соединенные Штаты напали на Ирак, что трудно назвать превентивным действием, поскольку со стороны Ирака не было никаких провокаций или угроз. Нападение в 1941 году на Пёрл-Харбор на Гавайях со стороны императорской Японии было определенно более превентивным действием. Как указывает Ноам Хомски (Noam Chomsky):

«Японское руководство знало, что бомбардировщики В-17, прозванные «летающими крепостями», уже сходят со сборочных линий заводов «Боинг». Они, безусловно, были в курсе общественных дискуссий в США относительно возможности применения этих самолетов с расположенных на Гавайях и Филиппинах баз для превращения в пепел построенных из дерева японских городов в ходе войны на уничтожение. «Для выжигания промышленного сердца империи проведением бомбометания зажигательными бомбами по кишащим муравейникам», — как было сказано в рекомендации отставного генерала ВВС Шеннолта (Chennault), от которой президент Рузвельт пришел в восторг. Очевидно, что это данное обоснование проведения бомбардировки военных баз в колониях США является более сильным, чем то, которое было состряпано компанией Буша и Блэра, а также их помощниками в ходе проведения ими своей превентивной войны».

Немцы настаивали на том, что их вторжение в Польшу в 1939 году являлось превентивным действием. Польша, как заявляли нацисты, планировала вторжение в Германию (германский канцлер XIX века Отто Бисмарк однажды заметил, что «превентивная война подобна совершению самоубийства из-за страха смерти»). В 2003 году и в течение нескольких последующих лет именно Соединенные Штаты утверждали, что Ирак представляет неминуемую угрозу нападения на США, или Израиль, или еще кого-нибудь, хотя в Ираке не было обнаружено следов оружия массового поражения и не названо правдоподобных причин для его нападения на США или Израиль. Утверждение о неминуемой иракской угрозе, как и многие другие заявления администрации Джорджа Буша относительно вторжения США, в конечном итоге оказалось несостоятельным.

 

Политический ум

Американские лидеры убедили большинство американского народа в доброжелательности внешней политики своего правительства. То, что им вообще удалось убедить в этом американцев, а также множество других людей по всему миру (вопреки бесчисленным доказательствам обратного, вроде приведенных выше списков международных злодеяний США), уже само по себе заслуживает признания в качестве одного из наиболее выдающихся успехов пропаганды и идеологической обработки всех времен.

В мире, на мой взгляд, существуют различные виды ума: музыкальный, научный, математический, художественный, академический, литературный и прочие. Существует также политический ум, который я определил бы как способность разобраться в сути той чепухи, которой политики, а также СМИ любой страны потчуют своих граждан с самого их рождения с целью выиграть выборы и обеспечить преемственность преобладающей идеологии.

Отсутствие у американских граждан всех прочих видов ума не смертельно, хотя и может создавать проблемы на персональном уровне. Однако широко распространенная нехватка политического ума может привести к лишению жизни большого числа ни в чем неповинных людей в таких местах, как Ирак, Афганистан, Пакистан, Югославия и Вьетнам. Только сам американский народ способен повлиять на экстремистов, которые от выборов к выборам приходят к власти под видом демократов или республиканцев, продолжая сеять хаос и разрушения на одном поле боля за другим. Однако эти граждане попадаются на крючок правительственной пропаганды США, оправдывающей свои военные действия, также часто и наивно, как герой комикса Чарли Браун, каждый раз верящий в обман Люси (Люси предлагает Чарли ударить по мячу, который она держит в руках; он поначалу отказывается, затем, согласившись, разбегается, чтобы ударить; Люси убирает мяч, а Чарли шлепается на землю, после чего она говорит, что ему не следовало ей верить. — Прим. ред.).

Американцы в чем-то очень похожи на детей мафиозного босса, не знающих и не желающих знать, чем зарабатывает на жизнь их отец. А потом они начинают удивляться, почему кто-то бросил в окно их гостиной зажигательную бомбу.

Почему это происходит? Почему все эти люди так легко поддаются идеологической обработке? Может, они просто глупы? Я думаю, правильнее будет сказать, что они имеют ряд предубеждений. Сознательно или бессознательно они обладают рядом базовых убеждений о Соединенных Штатах и их внешней политике. Если не разбираться в этих базовых убеждениях, то любой разговор будет подобен беседе со стеной. Данная книга разбирает множество из этих базовых убеждений, или как их еще модно назвать — мифов.

В Соединенных Штатах можно с легкостью дорасти до зрелых лет, даже окончить университет и ни разу серьезно не столкнуться с мнениями, которые бы существенно противоречили этим общепринятым мифам, не узнать ничего существенного о крайне вредной внешней политике своего государства. Одно дело, когда исторические мифы появляются ввиду отсутствия письменных свидетельств определенного исторического периода, как, например, в случае с убеждениями о неандертальцах. Однако странно появление подобных мифов вопреки наличию множества исторических документов, свидетельств очевидцев, фильмов и книг.

Посмотрим на это на собственном опыте. Я помню то прекрасное теплое чувство, которое возникало у меня в подростковом возрасте, в двадцать и даже в тридцать лет, когда я слышал старого доброго Боба Хоупа (Bob Норе, популярный англо-американский актер, комик и танцор. — Прим. ред.), поливавшего своим старым добрым американским юмором разбросанных по всему миру добрых американских солдат. Я даже никогда не задумывался над тем, что вообще делают наши добрые американские солдаты по всему миру. Однако стал бы старый добряк Боб Хоуп развлекать американских солдат, если бы они не выполняли благородных задач? Можно ли было поверить в то, что милые, молодые, чисто выбритые американские парни, которые от души смеются над теми же шутками, что и я, собираются сделать что-либо плохое? Наши солдаты вообще когда-нибудь занимались чем-либо плохим? Ничего из того, что я узнавал в школе или из центральных СМИ, не давало повода всерьез так думать. Более того, эта мысль даже не приходила мне в голову.

Когда я все же встречал, хоть и крайне редко, людей, придерживающихся других взглядов, они не могли представить достоверные факты, не приводили достаточно убедительных доводов и не понимали, впрочем как и я сам, моих базовых убеждений и мифов. Таким образом, их влияние на мой образ мышления было незначительным. Для запуска совершенно новой интеллектуальной работы мне потребовалось столкновение с ужасом Вьетнама, антивоенными демонстрациями и их освещением в СМИ. Данный процесс, скорее всего, мог бы начаться гораздо раньше, если бы мне удалось прочесть что-либо, подобное этой книге.

 

Демократия — прекрасная вещь, за исключением того, что приходится позволять любому идиоту голосовать

«Люди могут иметь все, что они хотят. Проблема в том, что они ничего не хотят. По крайней мере, так они голосуют в день выборов» (Юджин Дебс — Eugene Debs, лидер американских социалистов, начало XX века).

Почему конгрессмен Деннис Кусинич (Dennis Kucinich) набрал на первичных президентских выборах 2008 года в штате Огайо так мало голосов, если настроения против войны в Ираке были в Соединенных Штатах очень сильны? Миллионы выходили многократно на улицы в знак протеста против войны, причем не было ни одной сколько-нибудь многочисленной демонстрации в поддержку войны. Деннис Кусинич являлся основным антивоенным кандидатом на демократических праймериз, а после выхода из гонки бывшего сенатора Майка Гравела (Mike Gravel) остался практически единственным настоящим кандидатом. Даже если принять во внимание, что его не допустили до нескольких национальных теледебатов, результат был крайне слабый. В Мичигане на праймериз 15 января в выборах участвовали только Деннис Кусинич и Хиллари Клинтон. Однако Клинтон набрала 56 процентов голосов, выбывшие кандидаты (то есть те, которые вышли из гонки, но чьи фамилии присутствовали в бюллетене) — 39 процентов, а Кусинич — только четыре процента. При этом Клинтон была среди всех демократических кандидатов ведущим ястребом и сторонником войны.

Я думаю, что ответ на этот вопрос по большому счету состоит в том, что многие американцы, подобно большинству людей в мире, не искушены ни политически, ни интеллектуально. Те, кто возражал против войны, делали это по простым причинам: потому что много потерь среди американских солдат; потому что Соединенные Штаты не выигрывают войну; потому что война наносит ущерб международной репутации Америки; потому что многие сограждане выступают против войны; потому что телевизионные комики регулярно высмеивают президента Джорджа Буша за его многочисленные оговорки и черты характера и еще по целому ряду других причин. В данном списке нет ничего особенно умного или проницательного, никаких особых взглядов на историю, международные отношения, международное право, ведение боевых действий, экономику, пропаганду или идеологию — все то, что составляет основу политического ума. В результате политик, выступающий за войну, может легко представить себя антивоенным кандидатом, когда это ему требуется.

Политическим активистам вроде меня приходится выслушивать критику зато, что мы повторяем одни и те же старые аргументы одним и тем же людям. Нам говорят, что мы работаем вхолостую, ломимся в открытую дверь или миссионерствуем среди обращенных. Однако долгий опыт работы в качестве оратора, писателя и активиста в области внешней политики говорит мне, что это не так. Из вопросов и комментариев, которые я регулярно получаю от моих слушателей по электронной почте и в личном общении, видно наличие у них ряда существенных информационных пробелов и заблуждений, которые часто не позволяют людям разглядеть очередную ложь или пропагандистский трюк правительства. Они либо не информированы, либо забыли о том, что происходило в прошлом и способно пролить свет на настоящее. Иногда они, даже зная факты, не способны применить их в нужный момент. Их легко можно увести в сторону любой, предложив правдоподобный аргумент, противоречащий тому, во что они верят или же думают, что верят. Даже «просветленным» требуются частое напоминание и просвещение.

Те американцы, которые поняли истинную сущность политики своей страны, могут считать себя циничными людьми. Однако даже они иногда бывают недостаточно циничны в отношении истинных мотивов властной элиты. Независимо от того, сколько раз им лгали, они все равно часто недооценивают способности правительства к обману и продолжают держатся за мысль, что их лидеры все-таки хотят сделать как лучше. До тех пор пока люди верят в доброту намерений своих выборных лидеров, эта власть может безнаказанно позволить себе даже убийство в буквальном смысле. Эта вера является наиболее важным из мифов, разбираемых в представленной книге.

Одна из причин смятения и растерянности электората состоит в том, что две основные партии — демократы и республиканцы, вечно занятые обвинениями и контробвинениями, на деле придерживаются идентичных взглядов на внешнюю политику. Данное сходство будет одной из тем этой книги. Что же остается делать со всем этим бедному избирателю?

В этой связи интересен взгляд на американскую избирательную систему иностранца, кубинского лидера Рауля Кастро. Он заметил, что Соединенные Штаты сталкивают между собой две идентичные партии, и в шутку сравнил выбор между республиканцем и демократом с выбором между ним самим и его братом Фиделем. «Мы могли бы сказать, что у нас на Кубе есть две партии: одну возглавляет Фидель, а другую — Рауль. В чем была бы разница? То же самое происходит и в Соединенных Штатах… Обе партии одинаковы. Фидель немного выше меня ростом, у него есть борода, а у меня нет».

Иными словами, даже тогда, когда сердца «просветленных» находятся на своем месте, с их головами все равно необходимо работать, причем на постоянной основе. В любом случае, очень мало людей на деле рождаются «просветленными», они вступают в их ряды только после проповеди, а иногда и нескольких.

Очерки, которые входят в данную книгу, представляют собой сочетание нового и старого, являются объединениями, уточнениями, расширениями и углублениями. Многие из текстов впервые были опубликованы в том или ином виде в ежемесячном онлайновом «Антиимперском докладе» (The Anti-Empire Report) или на моем сайте — в разное время на протяжении последних восьмидевяти лет. Там, где в подзаголовке текста указана дата, она означает время его написания. Таким образом, этот текст следует читать с учетом соответствующего момента времени, хотя во многих случаях опубликованный текст существенно отличается от первоначального. Книга, которую вы держите в руках, рассчитана на нынешних и, я надеюсь, будущих единомышленников.

 

Глава 1

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА США ПРОТИВ ОСТАЛЬНОГО МИРА

 

Мои читатели часто рассказывают о своих встречах с американцами, которые поддерживают безобразие внешней политики США вопреки приводимым фактам, доводам и доказательствам лживости заявлений нашего правительства. В ответ я всегда советую забыть про этих людей — считать их потерянными. Они будут поддерживать агрессию государства, даже если оно явится к ним в дом и под их крики заберет малолетних детей — при условии, что государство заверит их в необходимости данных действий для борьбы с терроризмом или коммунизмом, сдобрив свои дела одой демократии, свободе и Всевышнему. По моим приблизительным оценкам, доля таких людей в населении США составляет не более 15 процентов. Я предлагаю сосредоточиться на остальных — тех, до кого еще можно достучаться.

Я не допускаю возможности успешной революции в Соединенных Штатах: что-то глубоко внутри мне подсказывает, что нам не удастся сравниться с государством по огневой мощи, не говоря уже о коварстве. Поэтому я не могу предложить иного пути обуздания зверя империи, кроме как просвещать себя и возможно большее число других людей, увеличивать число оппозиции до образования критической массы — но затем затрудняюсь предсказать, какую форму обретет преобразование и каково будет конкретное событие, которое его вызовет.

Что же касается просветительской работы, я выделяю ряд базовых интеллектуальных ошибок и эмоциональных зависаний, которые присущи американцам и не позволяют им заглянуть за ширму официальной пропаганды. Перечислим вкратце основные тезисы (более подробно о них будет сказано в последующих главах):

1. Несомненно, самый важный урок, который надо донести до умов и сердец американцев, состоит в следующем: вопреки тому, чему нас учат всю жизнь, внешняя политика США не преследует благородных целей. Представленные в данной книге факты не оставляют ни малейшего сомнения в правильности данного тезиса. Тем не менее прогрессивно мыслящий политический активист должен постоянно помнить об этом. Мне нравится задавать убежденным в правоте США американцам следующий вопрос: «Что Соединенные Штаты должны совершить в своей внешней политике такою, что заставило бы вас прекратить ее поддерживать?».

2. Соединенные Штаты не заботятся о том, что принято называть демократией, независимо от того, как часто каждый американский президент произносит это слово в своих выступлениях. Как уже отмечалось во введении, с 1945 года США предпринимали попытки свергнуть более 50 правительств, большинство из которых были избраны демократическим путем, а также грубо вмешивались в демократический выборный процесс как минимум в 30 странах. Возникает вопрос, что же понимают американские лидеры под демократией? Самое последнее, что может прийти им в голову, — это экономическая демократия, то есть сокращение разрыва между теми, кто находится в состоянии крайней нищеты, и теми, для кого «слишком много» явно недостаточно. Первое же, что приходит им голову, — необходимость формирования в стране, являющейся объектом воздействия, политических, финансовых и правовых механизмов, благоприятных для проведения корпоративной глобализации.

3. Мотивами резких антиамериканских настроений в мире являются не ненависть или зависть к свободе и демократии либо американскому богатству, светскому государству и культуре, о чем нам не устают повторять. Мотивами этих людей являются ужасные веши, которые десятилетиями творятся в их странах по вине внешней политики США. Это одинаково правдиво в любом месте планеты. В период 1950–1980-х годов в Латинской Америке в ответ на длинную череду пагубных действий США имели место бесчисленные атаки на дипломатические и военные объекты Америки, а также офисы американских корпораций. Бомбежки, вторжения, оккупация и пытки, проводимые США в Ираке, Афганистане и других странах в последние годы, породили тысячи антиамериканских террористов. Нам еще долго придется слышать о них.

4. Соединенные Штаты на самом деле не против терроризма как такового. Они борются только с теми террористами, которые не являются союзниками империи. Поддержка Вашингтоном многочисленных террористов, выступающих против Фиделя Кастро, даже тех, которые проводили свои террористические акты на территории Соединенных Штатов, имеет давнюю и бесславную историю. По сегодняшний день под защитой правительства США находится Луис Посада Каррилес (Luis Posada Carriles), организатор взрыва кубинского самолета, унесшего 73 жизни. Он входит в число сотен антикастровских террористов, которым Соединенные Штаты предоставили убежище. Помимо этого, для достижения внешнеполитических целей, которые имеют более важное значение, чем борьба с терроризмом, Соединенные Штаты оказывали непосредственную поддержку террористам или даже воевали на одной стороне с исламскими джихадистами в Косово, Боснии, Иране и Сирии, включая тех, кто известен своими связями с «Аль-Каидой».

5. Ирак не представлял никакой угрозы для Соединенных Штатов. В общем потоке нескончаемой лжи относительно Ирака эта является самой коварной, поскольку она служит обоснованием для всей последующей.

6. Международный коммунистический заговор никогда не существовал. Всегда были и есть люди, живущие в нищете и протестующие против условий своей жизни и деспотичных правительств, которые обычно поддерживаются Соединенными Штатами.

 

Этот драгоценный мир, где слова не имеют смысла

В декабре 1989 года, спустя два дня после бомбардировки и вторжения в безоружную Панаму, сопровождавшихся убийством нескольких тысяч ни в чем неповинных людей, которые не причинили вреда ни одному американцу, президент Джордж Герберт Уокер Буш объявил, что «его сердце скорбит вместе с семьями тех, кто погиб в Панаме». В ответ на вопрос репортера: «Действительно ли стоило посылать людей на смерть ради того, чтобы захватить [панамского лидера Мануэля] Норьегу?», Буш произнес: «Каждая человеческая жизнь драгоценна, и вместе с тем мой ответ будет — да, это того стоило».

Год спустя, готовясь к следующей стоящей массовой бойне — первому вторжению США в Ирак, Джордж Буш-старший сказал: «Люди спрашивают меня: «Сколькими жизнями? Сколькими жизнями вы можете пожертвовать?»… Каждая жизнь драгоценна».

В конце 2006 года, когда уже сын старшего Буша стал президентом, пресс-секретарь Белого дома Скотт Стэнзел (Scott Stanzel), комментируя потери США, приближающиеся во второй иракской войне к трем тысячам убитых, заявил: президент Буш «считает драгоценной каждую жизнь и скорбит о каждой потере». В феврале 2008 года, когда количество американских потерь достигло четырех тысяч убитых, а количество погибших иракцев перевалило за миллион, Джордж Буш-младший заявил:

«Когда мы обращаем наши сердца к Господу, мы все равны перед ним. Мы все одинаково драгоценны. Молясь, мы укрепляемся в милосердии и сочувствии. Отвечая на призыв Господа возлюбить ближнего как себя самого, мы укрепляем нашу дружескую связь с ближним».

Черпая вдохновение в таких благородных (хочется даже сказать — драгоценных) призывах своего лидера, американская военная машина стремится привлекать на свою сторону воинов-единомышленников. Возьмем, к примеру, Эрика Принса (Erik Prince), основателя частной военной компании «Блэкуотер» (Blackwater), чьи сотрудники в Ираке убивали людей подобно тому, как другие уничтожают комаров. Выступая на слушаниях в Конгрессе, Эрик Принс заявил: «Каждая жизнь, будь то жизнь американца или иракца, драгоценна».

В то время как убийство тысяч иракцев продолжалось с успехом и в 2003 году, второй президент Джордж Буш прочувствованно сказал: «Мы верим в ценность и достоинство каждой человеческой жизни».

Оба Буша официально выражали свою приверженность Богу и, говорят, молились как перед массовыми кровопролитиями, так и в ходе их осуществления. «Я верю, что Господь говорит через меня», — заявил Буш-младший в 2004 году. — Без этого я не смог бы делать свою работу».

Опустошив Ирак и обездолив иракцев, Буш-старший заявил: «Я думаю, что подобно многим другим, обладавшим правом отправлять чужих детей на войну, мы понимаем, что главное в молитве — это то, как на это посмотрит Господь».

Господь, можно предположить, мог бы спросить обоих — и отца, и сына — о малолетних иракцах, да и о взрослых тоже. И мог бы сердито, совсем не по-божески вспылить: «Да прекратите же, наконец, уничтожать жизни, которые называете драгоценными!».

Сегодня всем известен телевизионный разговор, состоявшийся в 1996 году между Мадлен Олбрайт и репортером Лесли Сталь (Lesley Stahl). Журналистка, говоря о санкциях США против Ирака, спросила тогдашнего полпреда США в ООН и будущего госсекретаря: «Мы слышали, что погибли полмиллиона детей. Ведь это больше детей, чем умерло в Хиросиме. Ну и стоило ли платить такую цену?». На что Мадлен Олбрайт ответила: «Я думаю, что это был очень трудный выбор, однако цена… мы считаем, что это того стоило».

Десять лет спустя Кондолиза Райс, продолжая добрую традицию госсекретарей-женщин и столь же благородные традиции семьи Буш, объявила, что текущие ужасы Ирака стоят потраченных американских жизней и долларов.

 

Вечная повсеместная вера в то,

что американская внешняя политика имеет светлую сторону

6 апреля 2011 года в разгар бомбардировок Ливии силами НАТО и США Муаммар Каддафи написал письмо президенту Бараку Обаме, в котором говорилось:

«Мы оскорблены более морально, нежели физически. Оскорблены тем, что было предпринято против нас в результате ваших действий и слов. Несмотря на это, вы всегда останетесь нашим сыном, что бы ни случилось. Наш дорогой сын, ваше превосходительство Барак Хусейн Абу Обама, вы должны вмешаться от имени США, чтобы НАТО прекратило войну против Ливии».

Надежда Муаммара Каддафи на то, что это письмо может подвигнуть американского президента прекратить бомбардировки Ливии, оказалась, как мы знаем, напрасной.

Перед началом американского вторжения в марте 2003 года Ирак пытался заключить мирное соглашение с Соединенными Штатами. Иракские официальные лица, включая начальника иракской разведслужбы, пытались убедить Вашингтон, что Ирак более не располагает оружием массового поражения, и предлагали разрешить американским военным и экспертам провести проверку. Они также готовы были поддержать любой план США в рамках арабо-израильского мирного процесса и выдать человека, обвиняемого в причастности к взрыву у Всемирного торгового центра в 1993 году. Что касалось нефти, то Ирак был готов к разговору о предоставлении американцам нефтяных концессий. Ответом Вашингтона стали бомбардировки и операция «Шок и трепет».

В 2002 году, незадолго до переворота в Венесуэле, в результате которого президент Уго Чавес был ненадолго отстранен от должности, некоторые из мятежников посетили Вашингтон, чтобы получить согласие администрации Джорджа Буша-младшего. Уго Чавес узнал об этом визите и был настолько встревожен им, что послал представителей своего правительства в Вашингтон для разъяснения своей позиции. Об успешности данной попытки можно судить хотя бы по тому факту, что переворот произошел вскоре после этого.

В 1994 году в прессе сообщалось: представитель сапатистских повстанцев в Мексике субкоманданте Маркос заявил, что «он ждет от Соединенных Штатов начала поддержки сапатистов после того, как разведывательные службы США убедятся в отсутствии влияния на его движение со стороны кубинцев или русских… В конце концов, они поймут, что это мексиканская проблема и что наше дело правое». Тем не менее в течение многих лет, до и после этих заявлений, Соединенные Штаты продолжали обеспечивать мексиканских военных оружием и всем необходимым для подавления сапатистов.

Морис Бишоп (Maurice Bishop) в Гренаде в 1983 году, Чедди Джаган (Cheddi Jagan) в Британской Гвиане в 1961 году, министр иностранных дел Гватемалы в 1954 году — все они обращались к Вашингтону с просьбой оставить их в покое. Но правительства всех трех стран были свергнуты Соединенными Штатами.

В 1945–1946 годах вьетнамский лидер Хо Ши Мин, искренний поклонник Америки и американской Декларации независимости, написал не менее восьми писем президенту Гарри Трумэну и в Государственный департамент, в которых просил США оказать помощь вьетнамскому народу в деле обретения независимости от Франции. Он писал, что попытки Франции вернуть себе Индокитай создают угрозу всеобщему миру, и просил четыре державы (США, СССР, Китай и Великобританию) вмешаться в конфликт в качестве посредников для достижения справедливого соглашения и вынесения проблемы Индокитая на рассмотрение ООН. Хо Ши Мин не получил никакого ответа — он ведь был похож на коммуниста.

 

Миф о хорошей войне

Причина, почему многие американцы поддерживают военные преступления США, заключается в их убеждении, как бы плохо все это ни выглядело, что у правительства добрые намерения. Одним из краеугольных камней этой патриотической веры является Вторая мировая война — историческое предание, которое всем американцам рассказывают с самого детства: речь идет о «хорошей войне».

В этой связи я могу порекомендовать книгу Жака Паувельса «Миф о хорошей войне: Америка во Второй мировой войне» (Jacques Pauwels. The Myth of the Good War: America in the Second World War), вышедшую в 2002 году. Она хорошо написана и подкреплена аргументами и ссылками на источники, читается на одном дыхании. Мне особенно нравятся главы, посвященные последним месяцам войны в Европе, когда Соединенные Штаты и Великобритания рассматривали возможность ударить в спину своему советскому союзнику посредством ряда мер. Эти меры включали заключение сепаратного мира с Германией, использование германских войск для войны против русских, саботирование законных попыток некоторых коммунистических партий и других левых элементов Европы принять участие, причем заслуженно, в политической жизни в послевоенный период. Наиболее убедительным тому примером может служить поддержка Соединенными Штатами греческих неофашистов против греческих левых, храбро сражавшихся во время войны против нацистов. Иосиф Сталин был достаточно осведомлен об этих планах, что хотя бы частично объясняет его послевоенную подозрительность по отношению к своим союзникам. Мы на Западе называли это советской паранойей.

 

Продолжительное обаяние «плана Маршалла»

В разгар политических потрясений в Северной Африке и на Ближнем Востоке в 2011 году словосочетание «план Маршалла» часто повторялось политическими деятелями и СМИ всего мира в качестве основного решения для восстановления экономик данных стран и поддержки якобы имевшихся там политических успехов. Но caveat emptor — «пусть покупатель будет бдителен».

За все годы, что я пишу и выступаю против зла и несправедливости, которые несут миру непрекращающиеся вмешательства Соединенных Штатов, мне приходится часто сталкиваться с негодованием людей, обвиняющих меня в том, что я веду хронику только негативных проявлений внешней политики США и игнорирую многие ее позитивные аспекты. Когда же я прошу своего оппонента привести какие-либо конкретные примеры того, что показывает благородную природу действий США, почти всегда вспоминают «план Маршалла». Обычно это подается в следующих выражениях: «После Второй мировой войны Соединенные Штаты бескорыстно возродили экономику Европы, включая бывших противников, позволив им конкурировать с США». Сегодня даже те, кто крайне скептически относится к внешней политике США, кто готов ставить под сомнение мотивы действий Белого дома в Афганистане, Ираке и других странах, охотно принимают на веру историю об альтруизме Америки в период между 1948 и 1952 годами.

Давайте разберемся, что на самом деле представлял собой «план Маршалла». После окончания Второй мировой войны перед Соединенными Штатами, которые одержали победу за рубежом и не понесли потерь на своей территории, открылась реальная возможность достижения мирового господства. Единственным препятствием в политическом, военном, экономическом и идеологическом плане был так называемый коммунизм. Для борьбы с этим врагом был мобилизован весь внешнеполитический аппарат США, а «план Маршалла» стал неотъемлемым элементом данной кампании. Да и могло ли быть по-другому? Антикоммунизм оставался краеугольным принципом внешней политики США, начиная с революции в России и вплоть до Второй мировой войны. Перерыв был сделан лишь на время войны и продлился до последних месяцев кампании на Тихом океане, когда Вашингтон снова поставил борьбу с коммунизмом выше задач войны с Японией. Даже атомная бомбардировка Японии, предпринятая, когда она уже была побеждена, может рассматриваться скорее как предупреждение для СССР, чем военная акция против самих японцев.

После окончания войны антикоммунизм вновь стал лейтмотивом американской внешней политики, как будто Второй мировой войны и альянса с Советским Союзом никогда не было. Наряду с ЦРУ, фондами Рокфеллера и Форда, Советом по международным отношениям, некоторыми корпорациями и несколькими частными институтами «план Маршалла» стал еще одним инструментом в арсенале тех, кто стремился переделать Европу в соответствии с планами Вашингтона, включавшими:

1. Распространение капиталистических идеалов для противодействия сильному росту послевоенных стремлений к социализму;

2. Открытие рынков для создания спроса на продукцию американских компаний — важный аргумент в пользу оказания помощи в восстановлении европейских экономик: например, поставка табака на миллиарды долларов (в ценах XXI века) в интересах табачных компаний США;

3. Продвижение идеи создания общего рынка (будущего Европейского союза) и НАТО как неотъемлемых элементов западноевропейского бастиона для противодействия мнимой советской угрозе;

4. Подавление левых движений по всей Западной Европе, особенно ярко проявившееся в саботировании попыток коммунистических партий во Франции и Италии добиться законным и ненасильственным путем победы на выборах; средства «плана Маршалла» секретно направлялись на финансирование этой задачи, а обещания предоставления какой-либо стране экономической помощи или же угроза прекращения ее предоставления использовались в качестве дубинки; действительно, Франция и Италии наверняка бы не получили экономической помощи, если бы не согласились поддержать планы, направленные на то, чтобы лишить коммунистов возможности оказывать существенное влияние на политические процессы.

ЦРУ также использовало значительные средства из фондов «план Маршалла» для тайного финансирования институтов культуры, журналистов и издателей как у себя в стране, так и за рубежом с целью ведения тотальной и ожесточенной пропаганды холодной войны (см. книгу Френсис Стонор Сондерс «ЦРУ и мир искусств: культурный фронт холодной войны»). «План Маршалла» подавался общественности Америки и других стран не иначе как составная часть противодействия «красной угрозе». Более того, в рамках проведения своих секретных операций персонал ЦРУ нередко использовал «план Маршалла» в качестве прикрытия, а один из главных его архитекторов — Ричард Биссел (Richard Bissell) перешел в ЦРУ, немного поработав перед этим в Фонде Форда, испытанном канале финансирования тайных операций ЦРУ. Это была одна большая счастливая семейка махинаторов.

«План Маршалла» вводил целый ряд ограничений для стран-получателей, всевозможные экономические и налоговые требования, обязательные к исполнению и направленные на полный возврат к модели американского капитализма. США имели право не только контролировать распределение средств самого плана, но и утверждать расходование эквивалентных сумм в местной валюте. Это гарантировало Вашингтону существенное влияние на внутренние планы и программы развития европейских стран. Программы же социальной помощи нуждающимся воспринимались Соединенными Штатами с неодобрением. Даже введение карточной системы попахивало для них явным социализмом, из-за чего ее поэтапно упразднили. Национализация промышленности наталкивалась на еще более активное противодействие со стороны Вашингтона.

Значительная часть средств «плана Маршалла» вернулась в Соединенные Штаты или же вовсе никогда не покидала страну — эти средства выплачивались напрямую американским компаниям для закупки американских товаров. Агентство США по международному развитию (USAID) заявило в 1999 году: «Основными бенефициарами программ зарубежной помощи Америки всегда были Соединенные Штаты».

Данная программа может рассматриваться скорее как экономическая операция между правительствами, а не американская «безвозмездная помощь». Во многих случаях это были договоренности между правящими классами Америки и Европы, причем многие из европейских еще совсем недавно служили Третьему рейху, да и некоторые из американских тоже. Иногда это были договоренности между конгрессменами и их компаниями по поставке определенных товаров, включая значительные объемы военной продукции. Так «план Маршалла» способствовал закладыванию основ военно-промышленного комплекса как неотъемлемой части американской жизни.

Крайне сложно найти или составить ясное и достоверное описание того, каким образом «план Маршалла» сыграл главную или необходимую роль в восстановлении каждой из шестнадцати стран-получателей. Противоположная точка зрения, более ясная, состоит в другом. Будучи высокообразованными, умелыми и опытными людьми, европейцы могли бы восстановиться после войны самостоятельно, без иностранного всеобъемлющего генерального плана и программы помощи. Налицо уже был значительный прогресс в данном направлении, еще до поступления финансирования из «плана Маршалла». Деньги по этому плану направлялись в первую очередь не на то, чтобы накормить неимущих или восстановить их дома, школы и предприятия, а на укрепление энергетики и промышленности, в частности сталелитейной. Этот период в Европе в действительности характеризовался проведением дефляционной политики, безработицей и спадом производства. Одним безусловным результатом стало полное восстановление имущих классов.

 

Почему они нас ненавидят? Часть 1

Выступая на заседании Совета национальной безопасности в марте 1953 года президент Дуайт Эйзенхауэр спросил: «Почему мы не можем добиться, чтобы хотя бы некоторые люди в этих отсталых странах вместо ненависти испытывали к нам чувство любви?».

Соединенные Штаты по-прежнему недоумевают по этому поводу и все еще далеки от понимания этого вопроса, как и Эйзенхауэр шестьдесят лет назад. Американский народ и его лидеры, похоже, продолжают верить тому, что Фрэнсис Фитцджеральд (Frances Fitzgerald) обнаружила в своем исследовании американских учебников истории:

«Согласно этим учебникам, Соединенные Штаты всегда были чем-то вроде армии спасения для всего остального мира: на протяжении всей своей истории они не занимались ничем иным, кроме оказания помощи бедным, необразованным и больным странам… Соединенные Штаты всегда действовали бескорыстно, руководствуясь самыми высокими мотивами. Они всегда давали и ничего не брали взамен».

Мне почти жалко американских военнослужащих, разбросанных по всему миру на военных базах. Они принадлежат к числу американцев, которым все по плечу, привыкших добиваться своего, считать себя самыми лучшими. Эти американцы разочаровываются, не понимая, почему они нас ненавидят, почему мы не можем завоевать их сердца — или же, на худой конец, стереть их с лица земли. Разве им не нужны свобода и демократия?

В разное время парни, которым все по плечу, пытались: написать всеобъемлющий свод законов и постановлений и даже конституцию для Ирака; построить военные мини-базы в жилых кварталах; возвести стены для блокирования отдельных районов; обучить и вооружить «бывших» суннитских мятежников для борьбы с шиитами и «Аль-Каидой»; привлечь шиитов для борьбы с кем угодно; оставить запасы оружия или материалы для изготовления самодельных взрывчатых устройств на видном месте, чтобы посмотреть, кто их подберет, и затем на них наброситься. Они также использовали футуристические устройства, машины и электронные средства для подрыва фугасов, создавали собственные арабоязычные СМИ, цензурировали другие СМИ, проводили уроки для арестованных по умению владеть собой, по принесению клятвы мира, по сакральности жизни и собственности. Эти американцы регулярно пересматривали официальные причины присутствия Соединенных Штатов в чужих странах, использовали одну тактику за другой, а когда ничего не помогало, называли это успехом и давали какое-нибудь оптимистическое название, вроде быстрого наращивания военных сил, и все равно без толку. Эти американцы, которым все по плечу, используют старое доброе американское ноу-хау и рекламные стратегии Мэдисон-авеню (на которой располагаются все крупнейшие PR-агентства в Нью-Йорке. — Прим. ред.), технологии по продвижению сбыта, работу с общественностью, рекламу, пропаганду американского бренда так же, как они делают это у себя дома. Они привлекают психологов и антропологов, и все равно ничего не помогает. Да и как это может помочь, если продаваемый продукт является изначально токсичным, если они пытаются управлять жизнями своих клиентов, не обращая внимания на законы или мораль. Эти американцы, которым все по плечу, привыкли играть по правилам, но по своим правилам. И именно это приводит их к сильному разочарованию.

Вот скачет кавалерия Google. Через свой научный, скорее научно-практический, центр Google Ideas компания оплатила встречу восьмидесяти бывших мусульманских экстремистов, неонацистов, американских мафиози и прочих радикалов в Дублине в июне 2011 года (Саммит против насильственного экстремизма, SAVE) для изучения того, каким образом можно использовать технологии в мероприятиях по дерадикализации по всему миру. Ну чем не амбиции парней, которым все по плечу?

«Бывшие», как их окрестили в Google, предстали в окружении 120 экспертов, активистов, филантропов и руководителей бизнеса. Цель встречи заключалась в получении ответа на вопрос: что привлекает некоторых людей, особенно молодых, к экстремистским движениям и почему некоторые из них покидают эти движения? Руководство проектом было возложено на Джареда Коэна (Jared Cohen), который четыре года проработал в отделе планирования политики Госдепартамента и вскоре должен был занять место адъюнкта-исследователя в Совете по международным отношениям (СМО, Council on Foreign Relations) в Нью-Йорке, занявшись вопросам противодействия радикализму, развития инноваций, технологий и государственного управления.

Итак, именно насильственный экстремизм представляет собой великую загадку, объект для изучения всех этих интеллектуалов. Почему же насильственный экстремизм привлекает так много молодежи по всему миру? Или же, что более важно для Госдепартамента и организаций типа СМО, почему насильственные экстремисты выбирают в качестве своего объекта именно Соединенные Штаты?

Читателям моих «проповедей» нет нужды задавать себе последний вопрос. Множество чудовищных вещей было совершено по вине внешней политики США в каждом уголке земли. Что же касается привлекательности насильственного экстремизма для молодежи, то можно задуматься о следующем: что заставляет целый миллион молодых американцев отправляться в отдаленные места типа Афганистана или Ирака, чтобы с риском для жизни и здоровья убивать там других молодых людей, которые не сделали им ничего плохого, чтобы совершать немыслимые зверства и применять пытки?

Разве это не экстремистское поведение? Тогда можно назвать этих молодых американцев экстремистами и радикалами? Разве они не склонны к насилию? Могут ли эксперты Google понять их поведение? Если же нет, то каким образом они смогут когда-либо понять чужестранных мусульманских экстремистов? Готовы ли эти эксперты изучать суть данного вопроса, а именно — глубоко укоренившуюся веру в американскую исключительность, которая вдалбливается в каждую клеточку и каждый нервный узел американского создания с ясельного возраста? Будут ли уважаемые эксперты в этой связи пытаться понять тех, кто верит в мусульманскую исключительность?

В 2009 году Айман аз-Завахири, второй человек в «Аль-Каиде», заявил: «Он [Обама] пытается сказать: «Не надо нас ненавидеть… но мы будем продолжать вас убивать».

 

Почему они нас ненавидят? Часть 2

В 2005 году в течение некоторого времени Пентагон был занят борьбой против Американского союза гражданских свобод (American Civil Liberties Union, ACLU), членов Конгресса и других, кто добивался публикации новых фото- и видеосвидетельств жестокого обращения, читай — пыток, в отношении заключенных американского гулага. Пентагон сопротивлялся публикации этих материалов на том основании, что это может вызвать рост антиамериканских настроений и приведет к увеличению числа террористических атак за рубежом. Из этого прямо следует, что так называемые антиамериканцы формируют свои настроения в ответ на американские действия или поведение. Тем не менее официальная позиция администрации Джорджа Буша, повторяемая бесчисленное количество раз и ни на йоту не измененная администрацией Барака Обамы, заключается в том, что мотивы антиамериканского терроризма не имеют ничего общего с действиями самих Соединенных Штатов за рубежом, а объясняются личными недостатками самих террористов.

Действуя в том же ключе, помощник госсекретаря по публичной дипломатии Карен Хьюз (Karen Hughes) совершила в 2005 году турне по странам Ближнего Востока с целью исправления ошибочного представления, существующего у людей в отношении Соединенных Штатов, которое, как следовало бы всем считать, и является основной причиной антиамериканских настроений и терроризма. Все дело, оказывается, заключалось в устранении непонимания, укреплении имиджа и общественных связей. Во время слушаний по утверждению ее кандидатуры в июле Карен Хьюс заявила: «Задача публичной дипломатии состоит в том, чтобы вовлекать, информировать и помогать другим понять нашу политику, действия и ценности». Ну а если проблема состоит в том, что мусульманский мир, как и весь остальной, слишком хорошо понимает Америку?

Как и следовало ожидать, доверенное лицо президента Джорджа Буша (этим ее компетенции на данной должности и ограничивались) входе своего турне изрекала одну глупость за другой. Вот что она сказала в Турции: «Для сохранения мира моя страна иногда считает войну необходимой» и объявила, что сейчас женщинам в Ираке живется куда лучше, чем при Саддаме Хуссейне. В ответ на недовольство ее высказываниями со стороны женской части турецкой аудитории Карен Хьюс заявила: «У нас здесь налицо проблема общественных связей… как это бывает в других местах по всему миру». Ну конечно, Карен, все дело только в пиаре, общественных связях, и нет ничего серьезного, чем стоило бы волновать твою забитую банальностями маленькую головку. Ведущая англоязычная газета Ближнего Востока «Араб ньюс», подводя итог выступлению Карен Хьюз, написала: «До боли бестолкова».

В репортаже «Вашингтон пост» говорилось: «Аудитория Хьюз, особенно в Египте, часто состояла из местных элит, имеющих давние связи с Соединенными Штатами. Однако, по словам многих, с кем она говорила, основной причиной плохого имиджа США остается политика США, а не то, как эта политика подается». Может быть, она и ее босс чему-нибудь в результате научатся? Нет, вряд ли.

 

Почему они нас ненавидят? Часть 3

В июне 2005 года Пентагон выдал три контракта общей стоимостью до 300 млн долларов компаниям, которые, как предполагалось, привнесут больше креативности в психологические операции США, направленные на улучшение мнения зарубежной общественности о Соединенных Штатах, в особенности об американских военных. «Мы бы хотели использовать самые современные виды информационных средств», — заявил полковник Джеймс А. Тредвелл (James A. Treadwell), директор службы поддержки объединенных психологических операций.

Дэн Куэл (Dan Kuehl), специалист по информационной войне из Университета национальной обороны, добавляет: «Есть миллиард с небольшим мусульман, которые не определились. Как нам подвигнуть их на то, чтобы они нас больше поддерживали? Если нам это удастся, мы добьемся прогресса и повысим нашу безопасность».

И все в том же духе, одно и то же с 11 сентября 2001 года. Единственная сверхдержава на планете чувствует себя непонятой и нелюбимой. «Как мне реагировать, когда в некоторых исламских странах я вижу присутствие злобной ненависти в отношении Америки? — спрашивал Джордж Уокер Буш спустя месяц после событий 11 сентября. — Я скажу вам, как я буду реагировать. Я скажу, что я изумлен. Я изумлен наличием у людей подобного непонимания сути нашей страны, что и заставляет их нас ненавидеть. Я, подобно большинству американцев, просто не могу в это поверить, потому что я знаю, какие мы хорошие».

Психологические операции, информационная война, самые современные информационные средства — ведь есть же наверняка какое-нибудь высокотехнологичное решение. А что если это не непонимание? Что если люди во всем мире попросту не верят, что мы такие хорошие? Что если они в своем иностранном невежестве, оболваненные «Аль-Джазирой», пришли к столь странному выводу, что ковровое бомбометание, вторжение, оккупация, уничтожение домов, пытки, обедненный уран, убийство сотен тысяч и ежедневное унижение мужчин, женщин и детей не указывают на наши добрые намерения?

 

Вас надо тщательно учить

Следует повторить еще раз — основной миф внешней политики США, в который верят большинство американцев, состоит в том, что в своей внешней политике Соединенные Штаты руководствуются добрыми намерениями. Американские лидеры могут совершать ошибки, лгать, в некоторых исключительных обстоятельствах даже приносить больше зла, чем пользы, но при этом они всегда руководствуются добрыми намерениями. Их помыслы всегда благородны, если не сказать возвышенны. В этом американцы полностью уверены. До тех пор пока люди будут разделять эту уверенность, они вряд ли станут серьезно ставить под сомнение или критиковать официальные версии событий.

Чтобы внедрить в сознание среднего американца эту идею, нужно повторять ее много раз, пока он растет, и еще чаще в последующие годы. Образование правоверного американца представляет собой непрерывный процесс: школьные учебники, комиксы, проповеди в церкви, голливудские фильмы, все виды СМИ — и все это на основе железобетонных исторических догм. Вот что писал Майкл Маллен (Michael Mullen), председатель Комитета начальников штабов, высший военный деятель Соединенных Штатов, в «Вашингтон пост» в 2009 году:

«В вооруженных силах США к нам также применяются наивысшие требования. Подобно древним римлянам, мы должны всегда поступать правильно, а если не удается, то исправлять то, что сделано не так. Именно поэтому любые потери среди гражданского населения, за которые мы, пускай даже отдаленно, несем ответственность, отбрасывает наши усилия по завоеванию доверия афганского народа назад на месяцы, если не на годы. Не имеет значения, какие гигантские усилия мы прилагаем, чтобы избежать нанесения вреда мирному населению, — а мы действительно очень стараемся. Не имеет значения, насколько пропорциональным является применение силы с нашей стороны и насколько точны наши удары.

Не имеет также значения, что противник прячется за спинами гражданского населения. Что имеет значение, так это смерть и разрушения, являющиеся результатом наших действий, а также мысль о том, что мы могли бы этого избежать. Потеряешь доверие народа — проиграешь войну. Я вижу, как наши военнослужащие по всему миру стремятся укреплять это доверие. Они строят школы, дороги, колодцы, больницы и электростанции. Они ежедневно занимаются созданием инфраструктуры, которая позволит местным властям быть уверенными в своих силах. Но чаше всего, даже во время преследования противника, наши солдаты заняты просто выстраиванием дружеских отношений с людьми. Они укрепляют доверие. И им это отлично удается».

Сколько раз молодым военнослужащим приходилось слышать подобные слова от адмирала Майкла Маллена и других офицеров? На скольких из них эти слова не произвели никакого впечатления и даже заставили потерять дар речи? Сколько американцев, читающих или слушающих эти проникновенные слова, еще раз убедились в том, что они и так всегда знали? Скольким из них даже в голову не могло прийти, что адмирал может нести чушь? Подавляющее большинство американцев проглотит это. Когда Майкл Маллен заявляет: «Что имеет значение, так это смерть и разрушение, являющиеся результатом наших действий, а также мысль о том, что мы могли бы этого избежать», он подразумевает, что все этого было неминуемо. Хотя, конечно, всего этого можно было бы легко избежать, попросту не сбрасывая бомбы на афганское население.

Когда говоришь правоверным американцам, что правда — это практически полная противоположность тому, что говорит адмирал Майкл Маллен, они смотрят на тебя так, как будто ты только что сошел с автобуса № 36 с Марса. Билл Клинтон бомбил Югославию в течение семидесяти восьми дней и ночей, его военные и политические действия разрушили одну из наиболее прогрессивных стран Европы, а он называл это гуманитарной интервенцией. Именно так на это по-прежнему смотрят практически все американцы, включая многих, если не большинство так называемых прогрессивно мыслящих. Пропаганда играет при демократии ту же роль, что насилие при диктатуре.

 

Господи, храни Америку. И ее бомбы

«Когда они бомбили Корею, Вьетнам, Лаос, Камбоджу, Сальвадор и Никарагуа, я не сказал ни слова, потому что я не коммунист.

Когда они бомбили Китай, Гватемалу, Индонезию, Кубу и Конго, я не сказал ни слова, потому что я не знал об этом.

Когда они бомбили Ливан и Гренаду, я не сказал ни слова, потому что я не понимал этого.

Когда они бомбили Панаму, я не сказал ни слова, потому что я не торговец наркотиками.

Когда они бомбили Ирак, Афганистан, Пакистан, Сомали и Йемен, я не сказал ни слова, потому что я не террорист.

Когда они бомбили Югославию и Ливию из «гуманитарных» соображений, я не сказал ни слова, потому что это звучало так благородно.

Затем они разбомбили мой дом, и никого не осталось, чтобы за меня заступиться. Но это уже не имело значения. Я был мертв».

Стало уже привычным обвинять Соединенные Штаты в том, что они выбирают в качестве объектов для бомбардировки только цветное население, людей в странах третьего мира или мусульман. Однако следует вспомнить, что наиболее продолжительная и жестокая американская бомбардировка современности (семьдесят восемь дней подряд) была осуществлена против народов бывшей Югославии: белых, европейцев, христиан. Соединенные Штаты — это бомбометатель равных возможностей. Единственными требованиями для любой страны для попадания в список таких объектов является следующее: а) страна должна быть препятствием (это может быть что угодно) на пути какого-либо стремления американской империи; б) она должна быть практически беззащитна против нападения с воздуха; в) у нее не должно быть ядерного оружия.

 

Мекка двуличия — Ватикан двойных стандартов

21 февраля 2008 года, после окончания демонстрации против роли Соединенных Штатов в объявлении независимости Косово, протестующие в сербской столице Белграде ворвались в посольство США и подожгли один из офисов. Государственный секретарь Кондолиза Райс назвала это нападение «неприемлемым», а американский посол в ООН Залмай Халилзад (Zalmay Khalilzad) заявил, что он обратится в Совет Безопасности ООН с просьбой принять единогласное заявление с «выражением возмущения совета, осуждением нападения, а также напоминанием правительству Сербии о его обязательствах по защите дипломатических учреждений».

Это, конечно, стандартные выражения для подобных ситуаций. Однако о чем СМИ и американские официальные лица не преминули умолчать, так это, что в мае 1999 года во время бомбардировки Сербии, в то время бывшей частью Югославии, силами США и НАТО одна из американских ракет попала в китайское посольство в Белграде, в результате чего зданию был нанесен существенный ущерб, а три сотрудника посольства погибли. Официальная позиция Вашингтона по этому инциденту как тогда, так и теперь состоит в том, что это была ошибка. Однако это утверждение почти наверняка является ложью. По данным совместного расследования, проведенного лондонской газетой «Обсервер» (Observer) и датской «Политикен» (Politiken), посольство стало объектом бомбардировки, потому что оно использовалось для обеспечения электронной связи внутри югославской армии, после того как штатные средства связи были выведены из строя бомбардировками. По данным, полученным «Обсервер» из «высших военных и разведывательных источников Европы и США», бомбардировка посольства была преднамеренной акцией, что было «подробно подтверждено тремя другими натовскими офицерами, диспетчером управления полетами в Неаполе, офицером разведки, занимавшимся мониторингом югославского радиотрафика из Македонии и старшим офицеров штаб-квартиры [НАТО] в Брюсселе».

Более того, «Нью-Йорк таймс» сообщала в то время, что бомбардировкой был разрушен центр сбора разведывательной информации посольства, а двое из троих погибших китайцев являлись офицерами разведки. «Специфический характер частей посольства, которые были подвергнуты бомбардировке, объясняет, почему китайцы… настаивают на том, что это не было случайностью… Именно поэтому они и не принимают наших объяснений», — заявил один из сотрудников Пентагона. Был еще целый ряд веских причин, почему поданную историю не стоило принимать на веру.

В апреле 1986 года, после того как французское руководство отказалось предоставить свое воздушное пространство для авиации США, направлявшейся для нанесения бомбового удара по Ливии, боевые самолеты были вынуждены использовать другой, более длинный маршрут. Достигнув Ливии, они нанесли бомбовый удар так близко от посольства Франции, что здание сильно пострадало, а все линии связи были выведены из строя.

В апреле 2003 года посол США в России был вызван в МИД России в связи с фактом неоднократной бомбардировки Соединенными Штатами в ходе вторжения в Ирак жилого квартала в Багдаде, где расположено российское посольство. Это происходило, поскольку имелись сведения, что Саддам Хуссейн скрывается в посольстве.

Таким образом, мы можем смело вычеркнуть заявления Государственного департамента о неприкосновенности посольств как еще один пример двуличия внешней политики США. Однако, как я думаю, можно с некоторым удовлетворением отметить, что отвечающие за внешнюю политику американские официальные лица при всей их нравственной деградации не могут не осознавать, что они барахтаются в море лицемерия. В 2004 году «Лос-Анджелес таймс» сообщила следующее:

«Государственный департамент планирует отложить опубликование отчета о соблюдении прав человека, который сегодня должен был быть обнародован частично, как заявили официальные лица США, в связи с щекотливой ситуацией из-за скандала, вызванного жестоким обращением с заключенными в Ираке. Один из официальных представителей… заявил, что публикация данного отчета, посвященного действиям правительства США, направленным на повышение уважения к правам человека в других странах, могло бы «выставить нас лицемерами».

В 2007 году «Вашингтон пост» информировала нас о том, что Честер Крокер (Chester Crocker), бывший помощник госсекретаря и действующий член экспертного комитета по продвижению демократии Госдепартамента, заметил: «Мы должны быть готовы возражать доводам о том, что США непоследовательны и лицемерны в своем продвижении демократии по всему миру. Это может быть справедливо».

 

Страшный секрет империи

«По моему мнению, любому будущему министру обороны, который порекомендует своему президенту снова отправить большой контингент американских сухопутных сил в Азию, на Ближний Восток или в Африку, надо будет провериться, все ли у него нормально с головой», — заявил министр обороны США Роберт Гейтс 25 февраля 2011 года.

Примечательно, что каждая из множества войн, которые Соединенные Штаты вели после окончания Второй мировой, подавалась американскому народу прямо или косвенно как война по необходимости (war of necessity), а не война по выбору (war of choice), — то есть срочно необходимая для защиты американских граждан, американских союзников, жизненных американских интересов, свободы и демократии либо для уничтожения антиамериканских террористов и других нехороших парней. Вот что сказал президент Барак Обама, выступая в Афганистане: «Но мы никогда не должны забывать, что это не война по выбору. Это — война по необходимости».

В таком случае как какая-либо будущая американская администрация сможет отказаться начать войну, если под угрозой окажутся такие благородные задачи? Ответ, безусловно, заключается в том, что благородные задачи не имеют никакого значения. Соединенные Штаты начинают войну, где и когда захотят, а если под рукой не окажется подходящей благородной задачи, правительство, опираясь на незаменимую помощь американских СМИ, сфабрикует таковую. Министр Роберт Гейтс сегодня признает, что здесь присутствует элемент выбора. Ладно, спасибо, ему, что сообщил. Он ведь был также министром обороны и при Джордже Буше, а до этого двадцать шесть лет проработал в ЦРУ и Совете национальной безопасности. И, конечно, умеет хранить секреты.

 

Реформирование индонезийских вооруженных сил в течение 40 лет

(13 июня 2005 года)

25 мая 2005 года президент Джордж Буш заявил, что Соединенным Штатам необходимо поддерживать тесные военные связи с Индонезией, несмотря на возражения со стороны правозащитных организаций, которые считают, что данное сотрудничество должно быть отложено до тех пор, пока Индонезия не займется более активно нарушениями прав человека со стороны своих военных. «Мы хотим, чтобы молодые офицеры из Индонезии приезжали в Соединенные Штаты, — сказал американский президент. — Мы хотим, чтобы между нашими военными был налажен обмен, который приведет к лучшему взаимопониманию». Он сделал эти высказывания после встречи с индонезийским президентом, который, как заметил Джордж Буш, «сказал мне, что он находится в процессе реформирования своей армии, и я ему верю» (в мае 2002 года министр обороны Индонезии Матори встретился в Пентагоне с министром обороны США Рамсфелдом; Матори заявил, что его правительство преступило к «реформированию армии», и Рамсфелд поверил ему настолько, что призвал к «возобновлению связей между военными ведомствами»).

Слова индонезийских официальных лиц о том, что они намерены реформировать свою армию, сродни заявлениям официальных лиц штата Невада (в котором располагается множество казино. — Прим. ред.) о том, что они собираются положить конец азартным играм. В течение сорока лет индонезийские военные совершали массовые убийства и другие злодеяния в Джакарте, Восточном Тиморе, Ачехе, Папуа и других местах, лишив жизни более миллиона человек, а в последние годы включая и нескольких американцев. Несмотря на периодические возражения и запрещения со стороны Конгресса, в течение вот уже сорока лет отношения между военными ведомствами США и Индонезии являются одними из наиболее тесных, которые существуют между Соединенными Штатами и странами третьего мира. И все это время американские официальные лица заявляют, что они будут продолжать обучать и вооружать индонезийских военных, поскольку это может иметь для них своего рода облагораживающее воздействие. Хотя в течение сорока лет такого воздействия не наблюдалось. Сенатор-демократ от штата Айова Том Гаркин (Tom Harkin) высказал в 1999 году следующее наблюдение: «За 24 года, что я работаю в Конгрессе, я не видел ни одного свидетельства того, чтобы благодаря контактам между американскими военными и военными других стран американцы заставили бы какую-либо иностранную армию прекратить совершать злодеяния против собственного народа».

Тем не менее притворная болтовня продолжается, да и что еще могут сказать американские официальные лица? Возможно, нечто такое: «Нам безразлично, насколько жестокой является индонезийская армия, потому что они избавились от Сукарно с его раздражающими нас идеями о национальной независимости и политике неприсоединения. Вот уже сорок лет они убивают людей, которых мы называем коммунистами или террористами, защищают нашу нефть, природный газ, рудники и другие корпоративные интересы от протестов индонезийского народа. Если уж это не является свободой и демократией, тогда что же?».

Как мы увидим из телеграмм Госдепартамента, приведенных в главе о «Викиликс», администрация Барака Обамы возобновила военные связи с Индонезией вопреки возражениям со стороны американских дипломатов, серьезно озабоченных тем фактом, что грубые нарушения прав человека индонезийскими военными в провинции Западное Папуа разжигают беспорядки в регионе.

Соединенные Штаты отменили также запрет на обучение индонезийского спецназа, несмотря на его длинную историю произвольных задержаний, пыток и убийств, после того как индонезийский президент пригрозил отменить намеченный на ноябрь 2010 года визит в страну президента США Барака Обамы.

 

Глава 2

ТЕРРОРИЗМ

 

Более безопасный мир для американцев… если они не покидают дома

Со времени атак 11 сентября 2001 года сторонники внешней политики США постоянно повторяют: американская контртеррористическая политика сработала. Откуда они это знают? Потому что за все годы, прошедшие с того печально известного дня, в Соединенных Штатах не было проведено ни одной успешной террористической атаки.

Верно, но в течение шести лет до 11 сентября 2001 года в Соединенных Штатах также не было ни одной террористической атаки. Последним по счету был взрыв в Оклахома-Сити 19 апреля 1995 года. Отсутствие террористических атак в США, по-видимому, является нормой, независимо от проведения или непроведения «войны против террора».

Важнее то, что за годы, прошедшие после 11 сентября 2001 года, Соединенные Штаты десятки раз были объектом террористических атак, даже не считая Ирак или Афганистан, — атак на военные, дипломатические, гражданские, религиозные и иные объекты, связанные с Соединенными Штатами: на Ближнем Востоке, в Южной Азии и Тихоокеанском регионе, более десятка раз только в одном Пакистане. В число данных атак входят взрывы в октябре 2002 года в двух ночных клубах в Бали в Индонезии, в результате которых погибли более 200 человек, почти все американцы и граждане военных союзников США — Австралии и Великобритании. В следующем году в Индонезии была взорвана американская гостиница «Мариотт» в Джакарте, служившая местом для дипломатических приемов и празднований Дня независимости, проводившихся американским посольством. В последующие годы произошли и другие связанные с войной ужасные нападения на союзников США в Мадриде и Лондоне.

 

Земля свободных, родина войны с терроризмом

Дэвид Хикс (David Hicks) — 31-летний австралиец, который пошел на сделку с военным судом США и отсидел девять месяцев в тюрьме, большей частью в Австралии. Это произошло спустя пять лет его пребывания без предъявления обвинений, без суда и вынесения приговора в тюрьме Гуантанамо на Кубе. В соответствии с условиями сделки, он обязался не разговаривать с репортерами в течение года (звонкая пощечина по лицу свободы слова), навсегда отказаться от права получения вознаграждения за рассказ своей истории (пощечина по лицу свободного предпринимательства), сотрудничать с американским следствием и давать свидетельские показания на будущих американских процессах или в международных судах (открытое приглашение правительству США преследовать молодого человека до конца его жизни), отказаться от каких-либо исков в связи с ненадлежащим обращением или незаконным задержанием (требование, которые было бы неконституционно в любом гражданском суде США). «Если бы Соединенные Штаты не стыдились за свои действия, они не стали бы прятаться за подпиской о неразглашении информации», — заявил адвокат Дэвида Хикса Бен Вицнер (Ben Wizner) из Американского союза защиты гражданских свобод.

Как и множество других «террористов», удерживаемых Соединенными Штатами в последние годы, Дэвид Хикс был «продан» американским военным за объявленное США вознаграждение. Данная практика широко использовалась в Афганистане и Пакистане. Американские официальные лица отлично понимали, что предложение денежного вознаграждения в очень бедном регионе делает практически любого «законной добычей».

Некоторые «террористы» передавались США в качестве мести, вызванной личной ненавистью или враждой. Многие как за рубежом, так и на территории самих Соединенных Штатов были взяты под стражу просто за работу в благотворительных организациях или за пожертвование денег, под предлогом того, что эти организации имели связи с какой-либо террористической организацией из политического списка Государственного департамента.

Недавно появилась информация, согласно которой подданный Великобритании иракского происхождения подлежит освобождению из тюрьмы Гуантанамо после четырех лет заключения. В чем состояло его преступление? Он отказался работать информатором на ЦРУ и МИ5 (служба британской контрразведки). Его партнер по бизнесу все еще находится в заключении в Гуантанамо за то же преступление.

Еще одну группу составляют те многочисленные бедолаги, которые были арестованы просто за то, что оказались не в том месте и не в то время. «Большинство из них не оказывали вооруженного сопротивления, они убегали», — заявил бывший заместитель начальника Гуантанамо генерал Мартин Лученти (Martin Lucenti).

Тысячи людей должны были пройти сквозь ад на земле по совершенно надуманным причинам. Мировые СМИ многие годы изобилуют жуткими и печальными историями разных людей. Бывший начальник Гуантанамо генерал Джей Худ (Jay Hood) заявил: «Иногда нам просто попадались не те люди». Хотя это вовсе не означает, что пытки, которым они подвергались, были оправданны, если это были «те люди».

Говоря о терроризме, следует заметить, что в течение почти полувека значительная часть Южной Флориды была одним большим учебным лагерем для подготовки антикастровских террористов. Ни одна из этих группировок, которые совершили многие сотни серьезных террористических актов в США и за их пределами, включая подрыв пассажирского лайнера во время полета, не включена в список Государственного департамента. Не были в него включены в 1980-е годы и никарагуанские контрас, которым Соединенные Штаты оказывали серьезную поддержку и о которых бывший директор ЦРУ Стэнсфилд Тернер (Stansfield Turner) сказал: «Я думаю, нельзя отрицать, что некоторые действия контрас подпадают под определение терроризма, государственного терроризма». То же самое относится и к группировкам в Косово и Боснии, которые в недавнем прошлом имели тесные связи с «Аль-Каидой» и лично Усамой бен Ладеном, однако с 1990-х годах подключились к реализации планов Вашингтона в бывшей Югославии. Сейчас мы узнаем о поддержке США пакистанской группировки «Джундалла» (Jundullah), которой руководит «Талибан» и которая взяла на себя ответственность за похищение и убийство десятков иранских солдат и официальных лиц в ходе трансграничных атак. Не стоит даже надеяться встретить название «Джундалла» в списке террористических организаций Государственного департамента, как, впрочем, и множества других этнических военизированных группировок, которые при поддержке ЦРУ совершают террористические нападения и убийства на территории Ирана.

Та же политическая избирательность применяется ко множеству группировок, включенных в список, особенно к тем, кто выступает против американской или израильской политики.

В условиях нарастания давления со стороны соответствующих стран и международных защитников прав человека за последние три года были репатриированы десятки заключенных Гуантанамо. Сегодня новый анализ, проведенный адвокатами, представлявшими интересы заключенных этого «чертова острова» XXI века, показывает, что данная практика ставит под сомнение заявления Вашингтона об угрозе, которую представляют многие из заключенных этой тюрьмы. В отчете, основанном на материалах официальных дел правительства США по саудовским заключенным, отправленным на родину за последние три года, говорится, что арестанты, как правило, освобождались из-под стражи в течение нескольких недель после возвращения. В половине изученных случаев заключенные были переданы силам США пакистанской полицией или войсками в обмен на финансовое вознаграждение. Как явствует из документов, многие из заключенных обвинялись в терроризме частично из-за своих арабских прозвищ, которые присутствовали в компьютерной базе данных по членам «Аль-Каиды». Проведенное в декабре агентством «Ассошиэйтед пресс» исследование обнаружило, что 84 процента освобожденных заключенных, или 205 из 245 вошедших в исследование лиц, были освобождены сразу после передачи своим странам. «В тюрьме Гуантанамо, конечно же, есть плохие люди, однако есть и такие, которых совсем не понятно, за что держат, — заявил Анант Раут (Anant Raut), соавтор данного отчета, который посещал эту тюрьму три раза. — Мы пытались найти хоть какое-нибудь обоснование, то, что нас успокоило бы и позволило бы думать, что все это не было простой случайностью. Однако мы не смогли обнаружить ничего подобного».

В отчете говорится, что во многих случаях США пытались связать заключенных с террористическими группировками на основе свидетельств, которые, по мнению авторов, являются косвенными и весьма сомнительными: например, маршруты поездок задержанных при перелетах из одной ближневосточной страны в другую. Американские официальные лица связывают некоторые маршруты поездок с «Аль-Каидой», хотя на самом деле, по данным отчета, они «являются обычными стыковочными рейсами в крупных международных аэропортах». В отношении обвинений на основе сходства имен в отчете говорится: «Данное обвинение основано всего лишь на сходстве в транслитерации между именем заключенного и именем, хранимым на одном из жестких дисков». По словам Ананта Раута, его особенно поразило, что большую часть среди заключенных составляли саудовцы, которые были захвачены и переданы США пакистанскими военными. Он заявил, что по крайней мере в отношении половины вошедших в отчет лиц у Соединенных Штатов «отсутствовали прямые данные о деятельности этих людей» в Афганистане до момента их захвата и заключения под стражу.

Когда Майкл Шойер (Michael Scheuer), бывший офицер ЦРУ, возглавлявший специальные группы агентства по Усаме бен Ладену, узнал, что самую большую группу заключенных в Гуантанамо составляют лица, задержанные в Пакистане, он заявил: «Мы взяли совершенно не тех людей». Ничего страшного, с ними со всеми обращались одинаково: всех подвергали одиночному заключению, держали с завязанными глазами в наручниках, заставляли подолгу находиться в физически неудобных положениях, отказывали в приеме лекарств, подвергали сенсорной депривации и пыткам бессонницей наряду с двумя десятками других методов пыток, которые американские официальные лица таковыми не считают (если подвергнуть пыткам этих официальных лиц, признали бы они их «облегченными» или «пытками лайт»?).

«Идея состоит в создании глобальной антитеррористической среды, — заявил в 2003 году один высокопоставленный американский военный, — чтобы через 20–30 лет терроризм остался бы, подобно работорговле, в прошлом, был бы полностью дискредитирован».

Когда же, наконец, будут окончательно дискредитированы сбрасывание бомб на беззащитное гражданское население Соединенными Штатами, а также вторжение и оккупация чужой страны, которая не нападала или не угрожала США? Когда же, наконец, использование обедненного урана, кассетных бомб, применение пыток ЦРУ станут настолько неприемлемыми, что даже людям, подобным Джорджу Буш, Дику Чейни и Дональду Рамсфелду, будет неудобно их защищать?

Австралийский и британский журналист Джон Пилджер (John Pilger) заметил: в романе Джорджа Оруэлла «1984» «доминирующими были три лозунга: война — это мир, свобода — это рабство и незнание — это сила. Сегодняшний лозунг «война с терроризмом» также приобретает обратный смысл. Война — это терроризм».

 

Снова спасен… слава Богу, снова спасен

(18 августа 2006 года)

«Наше государство держит нас в постоянном страхе, в состоянии постоянного патриотического порыва, провозгласив введение в стране чрезвычайного положения. Всегда существовала какая-либо ужасная угроза дома или же какая-нибудь чудовищная иностранная держава, которая собиралась нас поглотить, если мы не согласимся слепо подчиниться ее воле и не выплатим ей огромной дани. Однако если посмотреть ретроспективно, то все эти катастрофы так никогда и не происходили и, по всей видимости, никогда и не существовали в реальности» (генерал Дуглас Макартур — Douglas MacArthur, 1957 год) [81] .

Итак, нас (ах!) только что (ох!) спасли от одновременного подрыва не менее десяти авиалайнеров, направлявшихся в Соединенные Штаты из Великобритании. Вот это да, спасибо вам, британцы, спасибо тебе, Министерство внутренней безопасности. Спасибо также за предотвращение уничтожения Сирс-тауэр в Чикаго; за спасение нижнего Манхэттена от спровоцированного террористами наводнения; за раскрытие ужасного канадского террористического заговора, приведшего к аресту 17 человек; за то же в отношении трех толедских террористов; за пресечение заговора «Аль-Каиды» в Лос-Анджелесе, предусматривавшего угон и направление на небоскреб авиалайнера.

О раскрытии лос-анджелесского заговора 2002 года гордо объявил в 2006 году Джордж Буш. Впоследствии выяснилось, что эта история не имела под собой никаких оснований. Как заявил один из руководителей, отвечающих за борьбу с терроризмом: «Никакого определенного заговора не было. План никогда не принимал конкретных форм и не выходил за рамки чисто умозрительных рассуждений».

А паника по поводу рицина в Великобритании, которой Дик Чейни воспользовался для подготовки в вторжению в Ирак, заявив в своем выступлении 10 января 2003 года: «Серьезность угрозы, с которой мы столкнулись, была в полной мере осознана в последние дни, когда британская полиция арестовала в Лондоне ряд лиц, подозреваемых в терроризме, и обнаружила небольшое количество рицина, одного из самых смертельных ядов». В дальнейшем оказалось, что не существовало не только заговора, но и рицина. Британцы практически сразу установили, что обнаруженное вещество не является рицином, однако данная информация держалась в секрете более двух лет.

Исходя из типичных особенностей террористических страшилок, можно предположить, что арестованные 10 августа 2006 года в Великобритании лица были виновны в том, что Джордж Оруэлл  в своей книге «1984» называл «мыслепреступление». Это означает, что на самом деле они ничего не совершили. Самой большее, что они могли сделать, — подумать о вещах, которые правительство называет терроризмом.

Может быть, речь даже не шла о сколько-нибудь серьезных мыслях, скорее всего, это было простое выпускание пара по поводу крайне агрессивных действий Великобритании и США на Ближнем Востоке и озвучивание мысли о том, что неплохо бы обратить все это насилие против Тони Блэра и Джорджа Буша. А затем наступил фатальный момент, который навсегда разрушил жизни этих людей: их резкие слова были услышаны каким-либо особо бдительным человеком, который сообщил о них властям.

И тут уж в дело вступает правительственный агент-провокатор, который внедряется в группу и фактически подстрекает входящих в нее лиц думать и говорить о террористических актах, строить вместо юношеских фантазий конкретные планы. Он даже поставляет им некоторые средства для осуществления террористических актов: например, взрывчатые материалы и технические ноу-хау, деньги и транспорт, короче говоря, все необходимое для продвижения заговора.

Это называется «полицейская ловушка» и должно быть незаконным. Данный момент мог бы стать мощным аргументом в защите обвиняемых, однако властям это постоянно сходит с рук, а обвиняемые оказываются за решеткой на очень длительный срок. Поскольку в деле участвует провокатор, мы можем никогда не узнать, стали бы обвиняемые по собственной воле предпринимать какие-нибудь практические действия, как-то действительно изготавливать бомбу, бронировать билеты на трансатлантические рейсы, поскольку, как видно из отчетов, у многих обвиняемых не было даже паспортов. Одно дело, когда правительство внедряет агентов для слежки за действиями подозреваемых, и совсем другое — когда речь идет о подстрекательстве, формировании заговора и запугивании населения для получения политического капитала.

По заявлению прокуроров, семь человек в Майами, которым было предъявлено обвинение в заговоре с целью подрыва Сирс-тауэр в Чикаго и зданий ФБР в других городах, принесли присягу на верность «Аль-Каиде». Это произошло после встречи с тайным правительственным осведомителем, который выдавал себя за представителя данной террористической группировки. Можно, конечно, задать себе вопрос, приносили ли эти люди присягу на верность до встречи с осведомителем? «По сути, — сообщает газета «Индепендент», — все дело основано на разговорах между Нарсилом Батистой (Narseal Batiste), неформальным лидером группы, и осведомителем, выдававшим себя за члена «Аль-Каиды», а на самом деле сотрудником специального антитеррористического подразделения ФБР Южной Флориды». Нарсил Батиста сказал осведомителю, что «намерен собрать «исламскую армию» для ведения джихада». Он показал список того, что ему необходимо: ботинки, униформа, пулеметы, радиостанции, транспорт, бинокли, бронежилеты, пистолеты и 50 тысяч долларов наличными.

По странному стечению обстоятельств в списке отсутствует заявка на какие-либо взрывчатые вещества. После проведения обысков в различных местах Майами правительственные агенты не обнаружили ни взрывчатки, ни оружия. «Данная группа была настроена больше на слова, чем на дела», — заявил заместитель директора ФБР, а один из агентов ФБР назвал арестованных «социальными изгоями». Кроме того, как добавляет «Нью-Йорк таймс», следователи открыто признавали, что подозреваемые «вели лишь самые предварительные обсуждения относительно возможной атаки». Тем не менее позднее, выступая на политическом мероприятии по сбору средств, Дик Чейни высоко отозвался об арестах, назвав данную группу «очень реальной угрозой».

Вероятно, эта угроза была столь же серьезна, как со стороны подозреваемых в заговоре с целью организации катастрофического наводнения в нижнем Манхэттене посредством разрушения огромной подземной стены, отделяющей город от реки Гудзон. Именно так говорилось в первой озвученной властями версии событий. Спустя некоторое время она была заменена на обвинение подозреваемых в планировании каких-то действий против проходящего под рекой туннеля подземки. Можно задаться вопросом, что более достоверно — информация из интернет-чата или свидетельства о наличии оружия массового поражения (ОМП), полученные от иракских осведомителей ЦРУ? Или же, как в британском деле, информация, полученная у подозреваемых пакистанскими следователями, известными своими способностями получать признания?

А трое мужчин, арестованных в городе Толедо штата Огайо в феврале 2006 года? Знаете, в чем их обвинили? В заговоре с целью привлечения и подготовки террористов для проведения атак против войск США и их союзников за рубежом. Нашим спасением от этого ужаса мы обязаны проплаченному свидетелю. Он многие годы работал осведомителем ФБР и, вероятно, получал вознаграждение за каждую новую наводку. В деле с башней Сирс ФБР выплатила почти 56 тысяч долларов двум тайным осведомителям, а государственные органы предоставили одному из них помилование за нарушение иммиграционного законодательства с тем, чтобы он мог остаться в стране.

В Соединенных Штатах, да и в других странах, наверняка есть миллионы людей, у которых имеются свои мысли относительно террористических актов. Учитывая ежедневные ужасы Ирака, Афганистана, Ливана и Палестины последнего времени, которые по большей части были бы невозможны без согласия правительства Соединенных Штатов и их союзников, число людей, имеющих подобные мысли, должно стремительно расти. Если бы я оказался в американском или британском аэропорту во время развития ситуации, связанной с террористической угрозой, и стоял бы в нескончаемой очереди после отмены моего рейса или же объявления о запрете брать с собой на борт ручную кладь, я мог бы не выдержать и объявить вслух окружающим меня товарищам по несчастью: «Вы знаете, друзья, весь этот бред с безопасностью будет становиться все хуже и хуже по мере того, как Соединенные Штаты и Великобритания будут продолжать вторгаться, бомбить, свергать, оккупировать и пытать наш мир!». Как вы думаете, как быстро бы меня вытащили из очереди и где-нибудь заперли?

Если бы генерал Дуглас Макартур был сегодня жив, думаете, он осмелился бы публично поделиться процитированными выше мыслями?

По сообщению агентства «Ассошиэйтед пресс», политики и эксперты в области безопасности считают, что «правоохранительные органы сегодня готовы быстро действовать в отношении лиц, сочувствующих «Аль-Каиде», даже если это означает арест будущих террористов, чьи заговоры могут оказаться всего лишь воздушными замками».

После событий 11 сентября 2001 года задержание опасных будущих террористов превратилось в Соединенных Штатах в растущий бизнес. Помните «обувного террориста»? Его звали Ричард Рид (Richard Reid). Находясь на борту пассажирского самолета American Airlines, совершавшего рейс «Париж — Майами» 22 декабря 2001 года, он попытался подорвать взрывчатку, спрятанную в его обуви, а когда это не удалось, был обезврежен проводниками и пассажирами. Именно из-за него нам сегодня приходится снимать ботинки в аэропорту.

Был еще «террорист с взрывчаткой в трусах» Умар Фарук Абдулмуталлаб. Он пытался подорвать пластичное взрывчатое вещество, вшитое в нижнее белье, находясь на борту пассажирского самолета Northwest Airlines на подлете к аэропорту Детройта в 2009 году. Но взрывчатка не сдетонировала как следует, и все, что у него получилось, — это хлопки и пламя. Один из пассажиров кинулся на него и обезвредил, в то время как остальные потушили огонь. Именно из-за Абдулмуталлаба мы сегодня чуть ли не снимаем нижнее белье в аэропорту.

В чем причина запретов проносить на борт самолета жидкости и гели? Мы может благодарить за это других молодых европейских клоунов, которые в 2006 году вознамерились взорвать целый десяток пассажирских самолетов с использованием жидкой взрывчатки. В действительности они с трудом добрались даже до начальной стадии. Поскольку история о «бомбе на основе жидкости и геля» была практически навязана общественности, несколько химиков и других экспертов указали на практическую невозможность собрать подобную бомбу на борту летящего самолета хотя бы потому, что для этого потребовалось бы провести не менее одного или двух часов в туалете.

Потом был Файзал Хашзад (Faisal Shahzad), «террорист с Таймс-сквер», который 1 мая 2010 года припарковал свой автомобиль в сердце Нью-Йорка и попытался подорвать несколько взрывчатых устройств в машине, но добился только дыма. А когда он отошел от своей машины, то был арестован. Именно из-за него сегодня на Таймс-сквер больше не пускают машины (конечно, это шутка, однако кто знает — может быть, ненадолго).

Некомпетентность этих горе-террористов, не сумевших осуществить подрыв взрывчатки, примечательна. Можно предположить, что они могли бы решить эту важную и относительно простую задачу задолго до самой операции. Но вот что я на самом деле нахожу более интересным: ни один из двух террористов, находившихся на борту пассажирского самолета, не подумал о том, чтобы пойти в туалетную комнату, закрыть за собой дверь и там попытаться подорвать взрывчатку. До этого додумался бы даже восьмилетний ребенок. Должны ли мы всерьез воспринимать «угрозу», исходящую от подобного рода людей?

«Министерство внутренней безопасности хотело бы напомнить пассажирам о запрете проносить на борт самолета любые жидкости. Сюда относится и мороженое, поскольку при таянии оно превращается в жидкость». Данное объявление, присланное мне одним из моих читателей, было действительно сделано в аэропорту Атланты в 2012 году. Он хорошо посмеялся, но никак не мог решить, что является более странным — само объявление или то, что, кроме него, никто не счел его абсурдным.

Еще одним примером террористической угрозы в октябре 2010 года стало обнаружение на борту двух американских грузовых самолетов, следовавших один — в Дубай, а другой — в Англию, двух адресованных в Чикаго посылок, которые предположительно могли содержать взрывчатые вещества и быть подорваны. Власти заявили, что они не знают, когда предполагалось подорвать эти посылки: в полете или в Чикаго.

Обратите внимание, террористы, как нам говорят, отправляют бомбы в Соединенные Штаты в посылках. Можно предположить, что они постараются сделать эти посылки как можно более неприметными, не так ли? Постараются не использовать ничего, что вызвало бы подозрение у ставших уже предельно подозрительными американских работников службы безопасности, так? А что мы имеем? Две посылки, отправленные по почте из Йемена и адресованные еврейским синагогам в Чикаго. Да, ребята, совсем неприметно, продолжайте в том же духе.

 

Повесть о двух террористах

Закариас Муссауи (Zacarias Moussaoui), один из двух человек, которым было когда-либо предъявлено обвинение в связи с атаками 11 сентября 2001 года, давая показания в суде в 2006 году в городе Александрия штата Вирджиния, заявил следующее: показания, данные против него рыдающими уцелевшими и родственниками погибших 11 сентября, «отвратительны». Он и другие мусульмане хотят стереть с лица земли американских евреев, а казненный за подрыв Оклахома-Сити террорист Тимоти Маквей (Timothy McVeigh) является «одним из величайших американцев». Закариас Муссауи выразил готовность убивать американцев «в любое время, в любом месте… Я хочу, чтобы подобное происходило не только 11, но и 12, 13, 14, 15 и 16 числа».

Орландо Бош (Orlando Bosch), один из организаторов подрыва кубинского пассажирского самолета 6 октября 1976 года, в результате которого погибли семьдесят три человека, включая всю кубинскую команду по фехтованию, дал 8 апреля 2006 года следующее интервью репортеру Хуану Мануэлю Као радиостанции «Канал 41» в Майами:

«Као: Это вы уничтожили самолет в 1976 году?

Бош: Если я скажу, что я был в этом замешан, я тем самым признаю ответственность… а если я скажу, что я не участвовал в этой акции, вы скажете, что я лгу. Поэтому я лучше не буду отвечать ни так, ни иначе.

Као: В той акции были убиты 73 человека…

Бош: Нет, друг, в войне, подобно той, которую мы, кубинцы, любящие свободу, ведем против тирана [Фидель Кастро], приходится взрывать самолеты, приходится топить корабли, приходится быть готовым атаковать все, до чего можно дотянуться.

Као: Но вам не жалко хотя бы немного тех, кто погиб там, или их семьи?

Бош: Кто был на борту того самолета? Четверо членов коммунистической партии, пять северокорейцев, пять гайанцев… Кто они все? Наши враги.

Као: Ну а фехтовальщики? Как насчет молодежи на борту?

Бош: Я видел этих девочек по телевизору. Их было шестеро. После окончания состязания капитан команды посвятила их триумф тирану. Она произнесла речь, полную дифирамбов тирану. Мы уже договорились в Санто-Доминго, что любой, кто приезжает с Кубы для восхваления тирана, должен подвергаться тем же рискам, что и те, кто борется против тирании.

Као: Если бы вы встретились с членами семей погибших в том самолете, не было бы это для вас тяжело?

Бош: Нет, потому что в конечном итоге те, кто там находился, должны были понимать, что они сотрудничают с кубинской тиранией».

Разница между Закариасом Муссауи и Орландо Бошем состоит в том, что одного отдали под суд и приговорили к пожизненному заключению, а другой расхаживает по Майами свободным человеком — достаточно свободным, чтобы давать интервью по телевидению. В 1983 году городская комиссия Майами объявила о введении новой памятной даты — «Дня доктора Орландо Боша».

В ходе подготовки к подрыву кубинского пассажирского самолета у Боша был помощник Луис Посада (Luis Posada), родившийся на Кубе гражданин Венесуэлы. Он живет в Соединенных Штатах. Венесуэла несколько раз обращалась с запросом на его экстрадицию за целый ряд преступлений, включая подрыв самолета, поскольку частично подготовка к этому преступлению велась на территории Венесуэлы. Однако администрации Джорджа Буша и Барака Обамы отказались выслать его в Венесуэлу, поскольку, несмотря на его ужасное преступление, он является союзником империи, а Венесуэла с Кубой — нет. Вашингтон также не собирается отдавать его под суд за совершенные преступления. И это несмотря на то что Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (1973), под которой стоит подпись Соединенных Штатов, не оставляет Вашингтону свободы выбора. Седьмая статья этой конвенции гласит, что государство, в котором «находится предполагаемый преступник, обязано, если оно не собирается его экстрадировать, без каких-либо исключений и без учета того, было ли данное преступление совершено на его территории, передать дело на рассмотрение компетентных органов с целью привлечения данного лица к ответственности». Либо экстрадиция, либо судебное преследование. Соединенные Штаты не делают ни того, ни другого.

 

Глава 3

ИРАК

 

Начался с большой лжи, заканчивается большой ложью

«Большинство людей не понимают, в чем они здесь принимали участие, — заявил команд-сержант-майор Рон Келли (Ron Kelley) в середине декабря 2011 года, когда он вместе с другими американскими военнослужащими готовился к выводу из Ирака. — Мы как страна сделали большое дело. Мы освободили целый народ и вернули им их страну».

«Это очень волнительно, — сказал еще один американский солдат в Ираке. — Можно сказать, что мы войдем в учебники истории». Ну конечно, учебники истории, в нескольких томах, в кожаном переплете с богато тисненным названием «Великие уничтожения одних стран другими». Самый свежий том, снабженный множеством красочных фотографий, расскажет о том, как современная, образованная и развитая страна Ирак была доведена до состояния почти полного паралича, как в течение двенадцати лет, начиная с 1991 года, американцы вели бомбардировки, используя один сомнительный предлог за другим, как они затем вторглись в страну, оккупировали ее, свергли правительство, без зазрения совести пытали и самозабвенно убивали, и как народ этой несчастной страны потерял все.

Это потеря действующей системы образования. Согласно исследованию ООН, проведенному в 2005 году, 84 процента высших учебных заведений страны были уничтожены, разрушены или разграблены. Интеллектуальный потенциал страны снизился еще больше после того, как многие тысячи преподавателей вузов и других специалистов бежали за рубеж, были похищены или убиты. Еще сотни тысяч, может быть даже целый миллион иракцев, большинство из которых принадлежат к активному, образованному среднему классу, уехали в Иорданию, Сирию или Египет, многие после получения угроз. «Сейчас я абсолютно незащищен, — заявил один араб-суннит из среднего класса. — У меня нет правительства. У меня нет защиты. Любой может прийти ко мне в дом, забрать меня, убить и выбросить в мусорный ящик».

Это потеря действующей системы здравоохранения, утрата здоровья населением в целом. По стране пронеслись смертельные инфекции, включая брюшной тиф и туберкулез. Иракская сеть госпиталей и медицинских центров, когда-то вызывавшая восхищение на всем Ближнем Востоке, была разрушена войной и грабежами.

По данным Всемирной продовольственной программы ООН, 400 тысяч иракских детей страдают от «опасной белковой недостаточности». Смертность от недоедания и контролируемых заболеваний, в особенности среди детей, которая уже превратилась в серьезную проблему вследствие 12 лет санкций со стороны США, повысилась еще больше — бедность и отсутствие порядка сделали нормальное питание и медикаменты недоступными.

Тысячи иракцев потеряли руки или ноги, часто в результате детонации неразорвавшихся кассетных бомб США, ставших наземными минами. Применение кассетных бомб резко осуждается правозащитными группами: это жестокий непредсказуемый бич для гражданского населения, особенно для детей, которые их поднимают.

Присутствующие в иракском воздухе частицы обедненного урана от разорвавшихся американских снарядов через легкие попадают в человеческий организм и становятся вечным источником излучения, заражают воду, почву, кровь и гены, что ведет к появлению детей-уродов. А применение напалма? А белый фосфор? Все это приводит к самым ужасным врожденным дефектам. Британская вещательная корпорация ВВС рассказала о докторах иракского города Фаллуджа, которые сообщают о высоком уровне врожденных дефектов. Некоторые связывают это с оружием, применявшимся Соединенными Штатами в ходе жестоких боев 2004-го и последующих годов, оставивших город в руинах. Количество страдающих пороком сердца среди новорожденных в тринадцать раз превышает аналогичный показатель в Европе. Корреспондент ВВС увидел в городе детей, которые страдали от паралича или повреждения мозга, и фотографию ребенка, родившегося с тремя головами. Также он многократно слышал, как официальные лица в Фаллудже предупреждали женщин о том, что они не должны иметь детей. Одна из докторов сравнила данные о врожденных дефектах 2003 года (примерно один случай каждые два месяца) с данными за 2010-й (по одному случаю каждый день). «Я видела снимки детей, рожденных с одним глазом посреди лба, с носом на лбу», — сказала она.

«Спустя годы, когда Америка будет смотреть на демократический Ближний Восток, развивающийся в мире и процветании, американцы станут говорить о сражениях, подобных борьбе за Фаллуджу, с тем же благоговением и уважением, с которыми мы сегодня относимся к битвам за Гвадалканал и при Иводзиме» [во время Второй мировой войны]» (Джордж У. Буш) [97] .

Водоснабжение, эффективная система канализации и надежное электроснабжение в целом опустились ниже уровней, на которых они находились до начала вторжения. Это создает постоянные трудности для населения, живущего в жарком климате. Невзгоды усугубляются еще и тем, что людям приходится целыми днями простаивать на жаре в очереди за керосином: частично из-за того, что добыча нефти, главного источника дохода страны, составляет менее половины предвоенного уровня.

Системы водоснабжения и канализации, а также другие элементы инфраструктуры целенаправленно уничтожались в ходе американских бомбежек в 1991 году, во время первой войны в Персидском заливе. К 2003 году иракцы добились больших успехов в восстановлении наиболее важных частей данной инфраструктуры, но затем бомбежки возобновились.

Американские военные совершили нападение как минимум на один госпиталь с целью предотвращения публикации данных о потерях, понесенных в результате атак США, поскольку эти цифры противоречили официальной американской информации, а этот госпиталь постоянно предоставлял подобные сведения.

Американские подразделения вламывались в дома, забирали мужчин, унижали женщин, травмировали детей. Во многих случаях, по словам иракских семей, американские солдаты забирали себе часть найденных денег.

Древнее наследие страны, возможно самый древний архив истории человечества, подвергалось уничтожению и разграблению. Американские военные, занятые защитой нефтяных объектов, оставили исторические памятники без охраны.

Правовая система Ирака, не относящаяся к политической сфере, когда-то была наиболее развитой и светской на Ближнем Востоке, но сегодня на первое место все больше выходит религиозное право.

Права, которыми прежде обладали женщины, оказались под угрозой подчинения жестким требованиям исламского права. Сегодня в Ираке имеется религиозный правящий класс шиитского толка, терпимо относящийся к физическим нападениям на женщин за обнаженную руку или поход на пикник с мужчиной. Мужчины могут быть подвергнуты давлению и угрозам за ношение шортов в общественном месте, а дети — за игру на улице в шортах.

«На этой неделе канал PBS показывает в рубрике Frontline документальный фильм под названием «Война Буша». Именно так я ее называют уже давно. Это не иракская война. Ирак ничего не делал. Ирак не планировал 11 сентября. Он не имел оружия массового поражения. У него были кинотеатры и бары, а женщины могли носить то, что хотят; у него было значительное христианское население, а в столице, одной из немногих в арабском мире, имелась действующая синагога. Но теперь это все осталось в прошлом. Покажите кино, и вас расстреляют на месте. Более сотни женщин были казнены за то, что не носили головной платок» (кинорежиссер Майкл Мур — Michael Moore, 24 марта 2008 года).

Зато секс-торговля, ранее практически не имевшая места, сегодня превратилась в серьезную проблему.

Евреи, христиане, другие немусульмане потеряли значительную часть защиты, которой они пользовались в светском обществе Саддама Хуссейна. Многие из них эмигрировали. Курды на севере Ирака изгоняли арабов из их домов, а в других частях страны арабы изгоняли курдов.

Тюремная система, организованная США и новыми иракскими властями, дала примеры применения самых разнообразных пыток и жестокого обращения с заключенными и превратилась, по существу, в зону бедствия с точки зрения прав человека. Лишь небольшая толика из многих десятков тысяч людей, помещенных в тюрьмы американскими силами, были осуждены за какое-либо преступление.

Пол Бремер (Paul Bremer), руководитель временной коалиционной администрации, первой оккупационной администрации США в Ираке в 2003 году, сделал развитие свободного предпринимательства своей главной целью, а посему закрыл 192 государственных предприятия, где, по оценке Всемирного банка, работали 500 тысяч человек.

Многих людей выгнали из их домов на том основании, что они были баасистами, членами партии Саддама Хусейна. В некоторых таких выселениях принимали участие американские войска. В приступе ярости из-за гибели одного из своих товарищей они также взрывали дома. Когда американские войска не находили тех, кого искали, они просто забирали оказавшихся там в тот момент. Жен задерживали до тех пор, пока их мужья не приходили сдаваться сами. Именно эту практику голливудский кинематограф впечатал в американское сознание как особенно изощренный применявшийся нацистами прием. Кроме того, подобные действия представляют собой пример коллективного наказания гражданских лиц, запрещенного Женевскими конвенциями.

Непрекращающиеся американские бомбардировки жилых районов привели к бесчисленным разрушениям домов, предприятий, мечетей, мостов, дорог и всего, что сегодня входит в понятие современной цивилизованной жизни. Хадита, Фаллуджа, Самарра, Рамади — названия, которые войдут в историю как синоним позорных деяний за варварские разрушения, убийства, покушения на жизнь людей и права человека, совершенные в этих местах американскими войсками.

Американские солдаты и частные охранные компании регулярно убивали людей, оставляя тела лежать прямо на улице. Гражданская война, эскадроны смерти, похищения, автомобили, начиненные взрывчаткой, изнасилования — и все это каждый Божий день. Ирак превратился в самое опасное место на земле. Обученные США иракские военные и полиция убили еще больше. То же можно сказать и о повстанцах. Целое поколение выросло на насилии и религиозной вражде, и это будет продолжать отравлять иракское сознание еще многие годы.

Офицеры разведки и военной полиции США часто освобождали опасных преступников в обмен на их обещание следить за повстанцами. В нескольких случаях американские войска открывали огонь по иракцам, выражавшим протест по политическим вопросам.

Были случаи, когда иракские газеты закрывались американскими оккупационными войсками в отместку за их публикации. Американские войска стреляли по репортерам, убили, ранили или бросили в тюрьму журналистов телевизионной компании «Аль-Джазира», закрыли ее офис, запретили ей вести работу в некоторых районах на том основании, что оккупационным властям не нравились передаваемые этой станцией новости. Пентагон размещал платные новостные статьи в иракской прессе в пропагандистских целях.

«Эта война [в Ираке] представляет собой самый важный либеральный, революционный американский проект по построению демократии со времени «плана Маршалла»… это одно из наиболее благородных дел, которые эта страна когда-либо предпринимала за рубежом» (Томас Фридман — Thomas Friedman, популярный аналитик-международник газеты «Нью-Йорк таймс», ноябрь 2003 года) [99] .

«Президент Буш беспрецедентно поставил права человека в центр своей внешнеполитической программы» (Майкл Герсон — Michael Gerson, колумнист «Вашингтон пост» и бывший спичрайтер Джорджа У. Буша, 2007 год) [100] .

«[Война в Ираке] представляет собой одно из самых благородных начинаний, которые Соединенные Штаты или какая-либо другая великая держава когда-либо предпринимали» (Дэвид Брукс — David Brooks, комментатор NPR и ведущий комментатор «Нью-Йорк таймс», 2007 год) [101] .

Если так об этом думают и так это подают своей аудитории ведущие американские интеллектуалы, стоит ли удивляться, что СМИ способны лишить людей способности к критическому мышлению? Следует также отметить, что все три вышеназванных журналиста принадлежат к либеральным СМИ.

«Общим рефреном для уставших от войны иракцев являются слова о том, что до вторжения под руководством США в 2003 году дела в стране обстояли лучше» («Вашингтон пост», 5 мая 2007 года).

Действительно эту мысль разделяют многие. Иностранный корреспондент радиостанции National Public Radio (NRP) Лорен Дженкинс (Loren Jenkins), работавший в багдадском бюро NPR в 2006 году, встретился с высокопоставленным шиитским духовным лицом, человеком, который в отчете NPR был назван умеренным лидером, призывающим своих сторонников к миру и согласию. При Саддаме Хусейне он сидел в тюрьме, а затем был вынужден отправиться в эмиграцию. Лорен Дженкинс задал вопрос: «Что бы вы подумали, если бы вам пришлось вернуться во времена Саддама Хусейна?». В ответ это религиозный лидер заявил, что он «охотнее видел бы Ирак под Саддамом Хусейном, чем так, как он выглядит сейчас».

В том же году в интервью ВВС генеральный секретарь ООН Кофи Аннан согласился с тем что, по мнению некоторых иракцев, жизнь сейчас хуже, чем она была при режиме Саддама Хусейна:

«Я думаю, с точки зрения среднего иракца они правы. Если бы я был среднестатистическим иракцем, я бы, конечно, сделал то же самое сравнение: у них был жестокий диктатор, но одновременно у них были свои улицы, они могли выходить из дома, их дети могли ходить в школу и возвращаться домой без того, чтобы их мать или отец постоянно спрашивали себя: «Увижу ли я снова моего ребенка?» [103] .

Ничего. Барабанную дробь, пожалуйста! Выше голову, американский героический солдат! И даже не думай извиняться или же платить какие-либо репарации. Вашингтон принудил Ирак продолжать выплачивать репарации Кувейту за иракское вторжение 1990 года — вторжение, которое в значительной мере было спровоцировано самими Соединенными Штатами. А теперь задержите дыхание: Вьетнам выплачивает компенсации Соединенным Штатам! С 1997 года Ханой выплачивает порядка 145 млн долларов долга за продовольствие и инфраструктурную помощь, оставшиеся от потерпевшего поражения правительства Южного Вьетнама. Получается, что Ханой компенсирует Соединенным Штатам часть затрат на ведение войны против самого себя! Интересно, сколько же Ираку придется платить Соединенным Штатам?

14 декабря 2011 года на военной базе Форт-Брэг в штате Северная Калифорния Барак Обама выступил перед солдатами с речью, посвященной войне в Ираке. Президент Соединенных Штатов нашел в своем сердце и душе (а также в голове, которая часто вызывает похвалу, хотя, может, и беспочвенно) силы заявить следующее:

«Это выдающееся достижение длиною почти в девять лет. Сегодня мы вспоминаем все, что вы сделали, чтобы это стало возможным… Ваше наследие будет жить многие годы спустя: в именах ваших товарищей, выбитых на могильных плитах Арлингтонского кладбища, в тихих мемориалах по всей нашей стране, в произнесенных шепотом словах восхищения, когда вы проходите маршем на параде, а также в свободе наших детей и внуков… Итак, благослови вас всех Господь, благослови Господь ваши семьи, благослови Господь Соединенные Штаты Америки… Вы заработали себе место в истории, потому что вы пожертвовали столь многим ради людей, которых вы никогда не встречали».

Неужели президент Барак Обама, лауреат Нобелевской премии мира, сам верит в свои слова? Он верит исключительно в то, что должен быть президентом Соединенных Штатов — это его единственное твердое убеждение.

Торжество свободы действительно наступило, но только для крупных многонациональных корпораций, которые могут теперь свободно добывать любые природные ресурсы Ирака и использовать его трудовые ресурсы, не оглядываясь при этом на законы об общественных интересах, охране труда и природоохранное законодательство.

И тем не менее, несмотря на все вышесказанное, когда речь заходит об Ираке и мой собеседник уже исчерпал все свои аргументы в защиту политики США, он все равно может задать мне вопрос: «Скажи мне только одну вещь: ты доволен, что Саддам Хусейн был отстранен от власти?».

Тогда я скажу: «Нет».

Он переспросит: «Нет?».

Я снова скажу: «Нет. Вот смотри, если бы ты лег на операцию по исправлению колена, а хирург по ошибке ампутировал бы тебе всю ногу. Что бы ты подумал, когда кто-нибудь задал бы тебе вопрос: «Ты доволен, что твоя проблема с коленом решена навсегда?». Вот так же и для народа Ирака — проблемы Саддама уже больше нет».

А многие иракцы действительно были его сторонниками.

 

Внешняя политика США, СМИ и болезнь Альцгеймера

Нет никакой возможности передохнуть, да? Идет подготовка американского и мирового общественного мнения к следующему гала-представлению С & Р — «Смерть и Разрушение». Бомбы против бункеров теперь весят каждая по 1,5 тонны, в шесть раз больше, чем предыдущая прекрасная модель. Однако «мастерам войны» требуется еще и любовь: они хотят, чтобы им верили, когда они говорят, что у них нет выхода, что Иран представляет собой новейшую угрозу жизни и что нельзя терять ни минуты.

Накануне вторжения в Ирак в марте 2003 года подготовка общественного мнения велась не менее усердно. А когда оказалось, что Ирак не обладает арсеналом оружия массового поражения, наша властная элита нашла другие оправдания вторжению. Некоторые даже стали упрекать Ирак: «Почему же они нам этого не сказали? Неужели они хотели, чтобы мы стали их бомбить?».

В действительности до начала вторжения США высокопоставленные официальные лица Ирака ясно и неоднократно говорили, что у них нет подобного оружия. В августе 2002 года заместитель иракского премьер-министра Тарик Азиз заявил на канале CBS: «Мы не обладаем ни ядерным, ни биологическим, ни химическим оружием». А в декабре на канале АВС он констатировал: «Фактом является то, что мы не имеем оружия массового поражения. Мы не имеем химического, биологического или ядерного оружия». Саддам Хуссейн сказал АВС в феврале 2003 года: «Эти ракеты были уничтожены. В Ираке нет никаких ракет, которые бы нарушали требования Организации Объединенных Наций [по дальности]. Их уже больше нет».

Более того, генерал Хусейн Камел, бывший руководитель секретной иракской военной программы, а также зять Саддама Хусейна, заявил ООН в 1995 году, что Ирак уничтожил запрещенные ракеты, химические и биологические боеприпасы после войны в Персидском заливе, еще в 1991 году. Имеются и другие примеры, когда иракские официальные лица заявляли миру, что оружия массового поражения у них нет.

Если же все еще оставалась неопределенность, то в июле 2010 года Ханс Бликс (Hans Вlix), бывший главный инспектор по контролю за вооружениями Объединенных Наций, возглавлявший обреченные на неудачу поиски ОМП в Ираке, заявил британской комиссии по изучению обстоятельств вторжения 2003 года, что те, кто «был на 100 процентов уверен в существовании оружия массового поражения» в Ираке, имели «менее одного процента знания» относительно реального местонахождения мнимых арсеналов. Он отметил, что предупреждал британского премьер-министра Тони Блэра во время встречи в феврале 2003 года, а также отдельно госсекретаря США Кондолизу Райс о том, что у Хуссейна может не оказаться оружия массового поражения.

Те же из читателей, кто еще не питает серьезных сомнений относительно понимания внешней политики США американскими СМИ, должны задуматься о следующем: несмотря на публичные признания в программах CBS и другие упомянутые выше заявления, в январе 2008 года мы видим, как репортер Скотт Пелли (Scott Pelley) берет интервью у агента ФБР Джорджа Пиро (George Piro), который разговаривал с Саддамом Хусейном перед казнью:

«Пелли: И что он вам сказал о том, как было уничтожено его оружие массового поражения?

Пиро: Он сказал мне, что большая часть ОМП была уничтожена инспекторами ООН в 1990-х годах, а то, что осталось, было в одностороннем порядке уничтожено самим Ираком.

Пелли: Он приказал его уничтожить?

Пиро: Да.

Пелли: Почему же он держал это в секрете? Почему он стал рисковать своей страной? Зачем было рисковать своей жизнью, чтобы продолжать эту шараду?» [110] .

Соединенные Штаты и Израиль готовят нападение на Иран за якобы имеющие там место разработки ядерного оружия, что Иран отрицал множество раз. Из иракцев, которые предупреждали Соединенные Штаты об их заблуждениях относительно ОМП, Саддам Хусейн уже казнен, а Тарик Азиз ожидает казни. Кого из иранских официальных лиц США и Израиль собираются повесить после того, как их страна будет лежать в руинах?

Если бы администрация Джорджа Буша полностью поверила Ираку, когда он заявлял об отсутствии у него ОМП, разве это имело бы какое-нибудь значение? Вероятнее всего, нет. Имеется масса свидетельств того, что президент США все это знал. То же относится и к Тони Блэру. Саддам Хусейн серьезно недооценил, какие психопаты у него в противниках. Джордж Буш был полон решимости покорить Ирак ради Израиля, ради контроля над нефтью, а также ради расширения империи через создание новых баз, хотя в конечном итоге все обернулось не так, как хотела империя. По какой-то странной причине иракский народ обиделся на бомбежки, вторжение, оккупацию, разрушения и пытки.

Однако если Иран действительно создает ядерное оружие, можно было бы спросить себя: существует ли международный закон, по которому США, Великобритания, Россия, Китай, Израиль, Франция, Пакистан и Индия имеют право на ядерное оружие, а Иран — нет? Если бы Соединенные Штаты знали, что японцы обладают атомными бомбами и средствами их доставки, были бы уничтожены Хиросима и Нагасаки? Израильский военный историк Мартин ван Кревелд (Martin van Creveld) писал:

«Мир стал свидетелем того, как Соединенные Штаты атаковали Ирак — как оказалось, без малейшего на то основания. Если бы иранцы не пытались создать ядерное оружие, они были бы сумасшедшими» [111] .

Посмотрим на карту. Иран находится между двумя объектами одержимого вожделения Соединенных Штатов — Ираком и Афганистаном, посреди двух крупнейших в мире нефтеносных районов — Персидского залива и Каспийского моря. Иран — часть пояса безопасности вокруг двух основных потенциальных угроз для американской мировой гегемонии — России и Китая. Тегеран никогда не согласится играть роль сателлита или послушного пуделя Вашингтона. Как же добропорядочный, уважающий себя вашингтонский империалист сможет спокойно пройти мимо такой цели? Бомбы готовь!

 

Плакат на видном месте: «Ирак открыт для бизнеса»

В 2005 году британская организация «Платформа НКО» (NGO Platform) опубликовала отчет «Сырьевые планы: разграбление иракского нефтяного богатства», в котором разоблачаются осуществляемые в рамках американской оккупации массовые раздачи наиболее ценного товара страны — нефти. В отчете приводятся следующие сведения:

«Отчет раскрывает, как нефтяная политика, корни которой находятся в Государственном департаменте США, должна быть принята в Ираке сразу же после декабрьских выборов без какого-либо публичного обсуждения и с потенциально колоссальными издержками для страны. Данная политика отдает большую часть нефтяных месторождений Ирака (как минимум 64 процента всех нефтяных запасов страны) в разработку многонациональным нефтяным компаниям».

При таких условиях размер упущенной прибыли, а на самом деле — потерь Ирака, в течение срока действия новых нефтяных контрактов составит от 74 до 194 млрд долларов. Эти контракты гарантируют огромные прибыли иностранным компаниям — от 42 до 162 процентов. Данные виды контрактов, обеспечивающие подобные прибыли, известны как «соглашения о разделе продукции» (СРП). СРП усиленно продвигаются правительством США и нефтяными гигантами и опираются на поддержку со стороны руководства иракского министерства нефти. Вместе с тем сами СРП имеют срок действия 25–40 лет, обычно являются засекреченными и не позволяют правительствам изменять условия контракта в будущем. Автор доклада «Сырьевые планы» (Crude Designs) и руководитель исследовательской группы Грег Муттитт (Greg Muttitt) говорит: «Форма предлагаемых контрактов на основе СРП представляет собой наиболее дорогостоящий и недемократичный вариант. Нефть Ирака должна использоваться на благо иракского народа, а не на благо иностранных нефтяных компаний».

Ноам Хомский заметил в этой связи: «Нас убеждают, что США вторглись бы в Ирак, даже если бы Ирак был всего лишь островом в Индийском океане и его основными статьями экспорта являлись огурцы и зелень. Именно в это нас хотят заставить поверить».

 

Еще одна очаровательная история о благородной миссии

6 апреля 2004 года генерал-лейтенант Рикардо Санчес (Ricardo Sanchez), командовавший в Ираке, участвовал в видеоконференции совместно с президентом Джорджем Бушем, госсекретарем Колином Пауэллом и министром обороны Дональдом Рамсфелдом. Одно крупное американское наступление шло полным ходом, а другое должно было вот-вот начаться.

«По словам Санчеса в тот день Пауэлл говорил очень жестко: «Мы должны быстро надрать кому-нибудь задницу… Нам где угодно нужна одна сокрушительная победа. Нам нужна грубая демонстрация силы».

Затем высказался Буш: «К концу данной кампании от Муктады ас-Садра надо избавиться. Как минимум, он должен быть арестован. Крайне необходимо избавиться от него. Задайте жару! Если кто-то пытается встать на пути продвижения демократии, мы их отыщем и убьем! Мы должны быть круче ада! Это как Вьетнам, а нам еще далеко до того уровня. Это менталитет. Мы не имеем права демонстрировать слабость. Это предлог для навязывания нам вывода войск… Бывают важные моменты и это один из них. Нас испытывают на прочность, но мы полны решимости. Мы лучше их. Будьте сильными! Не сходите с пути! Убейте их! Не сомневайтесь! Побеждайте! Мы их уничтожим! Мы не дрогнем!» (Wiser in battle: a Soldier’s Story». P. 349–350).

 

Кто бы мог подумать? За Буша отомстили

(11 декабря 2007 года)

Мы делаем успехи в Ираке! «Наращивание» группировки, как нам говорят, сработало. Ничего, что данная война абсолютно незаконна. Не говоря уже о том, что она совершенно аморальна. Главное, что мы делаем успехи. Это же хорошо, правда? Между тем по всему Ближнему Востоку и Южной Азии наблюдается существенное увеличение численности сторонников «Аль-Каиды», так что «наращивание» работает и с их стороны. Можно за них только порадоваться. А если вспомнить об успехах в войне против террора, то вряд ли кто делает такие же большие успехи, как «Талибан».

Белый дом решил, что американские успехи будут измеряться снижением уровня насилия — ежедневный холокост сократился до уровня повседневной всеобъемлющей катастрофы. Кроме того, следует поинтересоваться: «Кто ведет учет?». Конечно же, это те же самые приличные люди, которые в течение последних пяти лет потчевали нас ложью о количестве погибших иракцев, совершенно игнорируя при этом эпидемиологические исследования. Настоящие американцы не ведут счет убитым арабам. Проведенный газетой «Вашингтон пост» анализ разнес это утверждение администрации в пух и прах. Статья начиналась такими словами: «Заверения военных США о том, что уровень насилия в Ираке за последние месяцы существенно снизился, были поставлены под сомнение многими правительственными и независимыми экспертами, которые утверждают, что некоторые лежащие в их основе статистические данные являются сомнительными и выборочно игнорируют негативные тенденции». Дальше статья выдержана в том же критическом ключе.

Рассуждая о возможном снижения насилия, мы должны помнить, что в результате этой славной небольшой войны несколько миллионов иракцев были убиты, оказались в изгнании или очутились в переполненных американских и иракских тюрьмах. Кроме того, еще несколько миллионов получили ранения различной тяжести, в результате чего оказались прикованными к дому или стали физически недееспособными. Таким образом, количество потенциальных жертв существенно занижено. Более того, в Ираке имели место широкомасштабные этнические чистки — еще один хороший индикатор успеха вашингтонской политики. Сунниты и шииты сегодня в большей степени, чем раньше, живут в своих анклавах. Уже больше не существует этих гадких районов со смешанным проживанием и их богохульственными смешанными браками, поэтому насилие на религиозной почве также снизилось. Помимо всего прочего, американские солдаты теперь все меньше совершают вылазки за пределы своих баз (из-за страха вроде бы как быть убитыми), и таким образом насилие в отношении наших благородных парней также сократилось. Следует помнить, что именно атаки повстанцев на американские силы и положили начало насилию в Ираке (уже после вторжения 2003 года).

Да, я уже говорил, что 2007 год стал самым смертоносным для сил США с момента начала войны? Этот год оказался также самым худшим и для американских войск в Афганистане.

Одним из признаков снижения уровня насилия в Ираке, как хотела бы нас заставить думать администрация, является то, что многие иракские семьи начали возвращаться домой из Сирии, куда они вынуждены были бежать из-за роста насилия. Газета «Нью-Йорк таймс», однако, сообщила, что «под интенсивным давлением с целью продемонстрировать обнадеживающие результаты после многих месяцев тупиковой ситуации, [иракское] правительство продолжило публиковать данные, которые завышают количество возвратившихся в Ирак». В их число, как оказалось, были включены все иракцы, которые пересекали границу по тем или иным причинам. Исследование, проведенной Объединенными Нациями, показало, что 46 процентов покинули Сирию потому, что не имели средств на то, чтобы остаться, 25 процентов заявили, что они стали жертвами ужесточения визовой политики Сирии, и только 14 процентов возвращались потому, что они слышали, будто ситуация с безопасностью в стране стала лучше.

Сколько должно пройти времени, прежде чем на экранах наших телевизоров появится реклама «каникулы в экзотическом Ираке»? «Прекрасные пляжи Багдада зовут» — только через трупы успевай перешагивать. Действительно, Государственный департамент недавно разместил объявление о приглашении кандидатов на должность эксперта «по развитию бизнеса и туризма» для работы в Багдаде.

Американские лидеры и СМИ часто говорили нам, что войска США не могут уйти из-за насилия, потому что в стране может начаться кровавая бойня. Теперь налицо имеется якобы существенное снижение насилия. Может быть, это будет использовано в качестве аргумента в пользу вывода войск, чтобы Соединенные Штаты воспользовались блестящей возможностью уйти с высоко поднятой головой? Конечно же, нет.

 

Прошлое непредсказуемо: уход из Ирака в сравнении с уходом из Вьетнама

(10 августа 2007 года)

По мере того как призывы к выводу американских войск из Ирака звучат все громче, сторонники продолжения войны занимаются переписыванием истории, стремясь нарисовать ужасающую картину того, что произошло во Вьетнаме после вывода войск Соединенных Штатов из этой страны в марте 1973 года.

Они говорят о вторжении северовьетнамских коммунистов, однако забывают при этом упомянуть, что гражданская война, которая велась до этого на протяжении двух десятилетий, просто продолжилась после ухода американцев, однако уже без всех ужасов американских бомбежек и применения химического оружия.

Они говорят о «кровавой бойне», которая последовала за выводом американских войск. Данный термин в американском исполнении подразумевает массовое уничтожение гражданских лиц, которые не поддерживали коммунистов. Но ничего подобного не было. Если бы что-либо такое имело место, то антикоммунисты в Соединенных Штатах не преминули бы раструбить о «кровавой бойне, устроенной коммуняками». Это бы попало в заголовки газет по всему миру. Полное отсутствие подобной информации указывает на то, что ничего, напоминающего кровавую бойню, не было. В противном случае, оказалось бы сложно опровергать следующее негативное утверждение.

«Около 600 тысяч вьетнамцев утонули в Южно-Китайском море при попытке спастись бегством», — объявил недавно консервативный веб-портал WorldNetDaily. Кто-нибудь, кто не застрял на «счастливой ферме» правых консерваторов, когда-нибудь слышал об этом?

Они смешивают Вьетнам и Камбоджу, создавая впечатление, что ужасы режима Пол Пота относились и к Вьетнаму. Вот что говорится об этом на сайте консервативного журнала «Нэшнл ревью» (National Review):

«Шесть недель спустя последние американцы поднялись на вертолетах с крыши посольства США в Сайгоне, оставив сотни паникующих южновьетнамцев, а с ними и весь регион на милость коммунистов. Такая же сцена наблюдалась и в Пномпене [Камбоджа]. Последовавший за этим разгул пыток и убийств оставил после себя миллионы трупов» [121] .

А вот и дорогой наш канал «Фокс ньюс» (Fox News): 26 июля 2007 года репортеры Шон Ханнити (Sean Hannity) и Алан Колмс (Alan Colmes) беседуют с гостем, актером Джоном Войтом (Jon Voight). Войт: «Сейчас у нас есть много людей, которые много чего не знают и при этом требуют от нас вывести войска из Ирака. После того как мы ушли из Вьетнама, там началась кровавая бойня. В Камбодже и Вьетнаме, Южном Вьетнаме, было уничтожено 2,5 млн человек». И весь ответ Колмса: «Да, сэр». Ханнити не сказал ни слова. Многие страстные поклонники канала «Фокс ньюс» могли только понимающе кивать головой.

В действительности вместо развязывания кровавой бойни в отношении тех, кто сотрудничал с врагом, вьетнамцы отправили их в лагеря «перевоспитания», что является более цивилизованным обращением по сравнению с тем, как обращались по окончании Второй мировой войны в Европе с коллаборационистами: выставляли на публичное осмеяние, брили наголо, всячески унижали, а затем вешали на ближайшем дереве. Однако сегодня некоторые консерваторы хотели бы заставить нас поверить, что вьетнамские лагеря были практически Освенцимами.

И еще одно историческое напоминание. Поскольку ни у кого не вызывает возражений, что Соединенные Штаты проиграли войну во Вьетнаме, и, как нам тогда говорили, это была «война за нашу свободу», то можно заключить, что эта борьба не увенчалась успехом и мы должны были бы сейчас находиться под оккупацией северовьетнамской армии. В следующий раз, когда выйдете на улицу и увидите проходящий мимо патруль северовьетнамцев, пожалуйста, помашите им и передайте от меня привет.

 

Кто может найти здесь скрытый смысл?

Все приведенные ниже цитаты взяты из одной статьи в «Вашингтон пост» от 4 августа 2006 года, написанной Энн Скот Тайсон (Ann Scott Tyson) и рассказывающей об иракском городе Хит:

«Местные жители энергично доказывают, что именно американское присутствие является причиной этих атак. Они обвиняют военных США, а не повстанцев в том, что их город превратился в зону боевых действий. Американцы должны уйти, говорят они, и дать им самим разобраться со своими проблемами.

«Мы хотим одного. Я хочу вернуться домой к своей жене», — заявил один из американских солдат.

Другой офицер США высказался еще более откровенно: «Никто не хочет, чтобы мы были здесь. Тогда почему же мы здесь? Вот в чем вопрос».

«Если мы уйдем, все атаки прекратятся, потому что нас здесь не будет… Вся проблема в американцах. Они только создают проблемы, — заявил 35-летний торговец арбузами Сефуаб Ганийдум. — Закрытие моста, комендантский час, госпиталь. Лучше будет, если войска США уйдут из города».

«Чем мы заслужили все эти страдания? — спросил 60-летний Рамсей Абдулла Хинди, сидя на улице перед чайханой. Не обращая внимания на доносящиеся звуки стрельбы американских войск, он сказал, что иракцы имеют право их атаковать. — Они имеют право воевать против американцев из-за их религии и плохого обращения. Мы будем стоять до последнего».

Представители городских властей также уверены в том, что войскам США следует покинуть Хит.

«Я человек, который делает доброе дело, — сказал майор морской пехоты США, — а по мне постоянно стреляют! Никто в этом городе не настроен проамерикански. Они либо терпят нас, либо просто ненавидят нас».

«Если мы уйдем, городу будет значительно лучше, и они отстроят его значительно лучше».

А теперь внимание: Джордж Буш только что прочитал эту статью и констатировал: ее скрытый смысл заключается в том, что Соединенные Штаты несут Ираку свободу и демократию.

 

Наглость имперского масштаба

Помните классический пример наглости? Это когда молодой человек, убивший своих родителей, просит судью о снисхождении, потому что он теперь сирота. В обновленном варианте администрации Джорджа Буша это развязывание совершенно незаконной, аморальной и разрушительной войны, а затем отказ принимать любую критику за свои действия, потому что мы находимся в состоянии войны.

Они использовали эту отговорку для оправдания незаконной слежки, заключения людей в тюрьму без предъявления им обвинения в преступлении, чтобы жестоко обращаться с этим людьми и пытать их, чтобы игнорировать Женевскую конвенцию и другие международные договоры. Они использовали ее против демократов, обвиняя тех в партийном эгоизме в военное время. Они использовали ее для оправдания расширения президентских полномочий и ослабления системы сдержек и противовесов. Короче говоря, они фактически заявили: «Мы можем делать, что захотим в отношении всего, что относится к этой войне, потому что мы находимся в состоянии войны».

«Война — это война, — заявил глубоко консервативный член Верховного суда Антонин Скалиа (Antonin Scalia), — и никогда не было так, чтобы при захвате военнопленного вы должны были бы обеспечить ему суд присяжных в ваших общегражданских судах. Хватит об этом». В своих публичных выступлениях этот судья дает понять, что заключенные, удерживаемые в обширном американском гулаге, были все «захвачены на поле битвы». Однако это совершенно не так. Лишь немногие были захвачены так или иначе на боле боя, а у некоторых в руках даже было оружие. Большинство же просто оказались не в том месте и не в то время или были сданы каким-либо осведомителем за американское вознаграждение либо по причине личной неприязни.

Американской общественности, как и любой другой, для того чтобы научиться правилам игры, требуются лишь достаточно частые повторы из заслуживающих уважения источников. В апреле 2006 года многие города штата Висконсин проводили референдум о возвращении войск из Ирака. Так, 48-летний разнорабочий из города Эвансвил (Evansville) Джим Мартин (Jim Martin) посчитал, что его городу не стоит тратить деньги налогоплательщиков на проведение референдума, который не имеет никакого смысла. «Факт остается фактом, мы находимся в состоянии войны», — говорил он. А вот что сказал Крис Симкокс (Chris Simcox), лидер движения минитменов (Minuteman), занимающихся патрулированием мексиканской границы: «Если я поймал тебя при попытке проникновения в мою страну посреди ночи, а мы находимся в состоянии войны… ты являешься потенциальным врагом. Мне не важно, что ты помощник официанта и приехал к нам мыть посуду».

Далия Литик (Dahlia Lithic) из интернет-журнала Slate.com следующим образом обобщила правовые аргументы, приводимые администрацией Джорджа Буша:

«Действующее законодательство не применимо, потому что это другой тип войны. Это другой тип войны, потому что так сказал президент.

Президент так говорит, потому что он президент… Мы следуем законам войны только в том, что они к нам не относятся. Заключенные имеют все положенные им по закону права за исключением того, что мы изменили закон с целью ограничить их права» [127] .

И несмотря на это, Джордж Буш серьезно сокращает налоги, что является беспрецедентным для военного времени. Неужели он так и не понял, что мы находится в состоянии войны?

 

Восстановление, имя твое не Соединенные Штаты

(9 января 2006 года)

В январе 2006 года администрация Джорджа Буша объявила, что не намерена закладывать в бюджет, выносимый на обсуждение Конгресса в феврале, дополнительные средства на восстановление Ирака. Официальные представители США в Багдаде дали понять, что после того как реконструкционный бюджет будет израсходован, настанет черед других иностранных доноров и молодого иракского правительства. По оценкам властей, объем средств, необходимых для проведения работ только по обеспечению надежного энергоснабжения, подачи воды и других коммунальных услуг для 26-миллионого населения Ирака, составляет десятки миллиардов долларов.

Следует отметить, что эти службы, включая системы канализации, были уничтожены в результате бомбардировок США (большей частью преднамеренных), начиная еще с первой войны в Персидском заливе: сорок дней и ночей непрекращающихся бомбардировок, разрушивших все, что составляет потребности современного общества. Затем еще двенадцать лет беспощадных экономических санкций, сопровождавшихся часто ежедневными бомбардировками, которые должны были якобы защитить так называемые бесполетные зоны. И, в конце концов, начиная с марта 2003 года бомбардировки, вторжение и широкомасштабное опустошение, продолжающиеся даже сейчас, когда вы читаете эти строки. «США никогда не собирались полностью восстанавливать Ирак, — заявил репортерам на недавней пресс-конференции бригадный генерал Уильям Маккой (William McCoy), командующий инженерными войсками СВ США. — Это должно стать всего лишь началом процесса». Занятная получается модель. Соединенные Штаты в прошлом неоднократно бомбили многие страны, превращали целые города в руины, уничтожали инфраструктуру и разрушали жизни тех, кто не погиб под бомбами. И после этого они делают бессовестно мало или практически ничего, чтобы возместить нанесенный ущерб.

27 января 1973 года в Париже Соединенные Штаты подписали соглашение о прекращении войны и восстановлении мира во Вьетнаме. Среди прочего в статье 21 США обязались: «Следуя своей традиционной [!] политике, Соединенные Штаты внесут вклад в залечивание ран, нанесенных войной, и в послевоенное восстановление Демократической Республики Вьетнам [Северный Вьетнам] и всего Индокитая».

Спустя пять лет президент Ричард Никсон направил послание премьер-министру Северного Вьетнама, в котором говорилось следующее:

«1) Правительство Соединенных Штатов Америки будет содействовать послевоенному восстановлению в Северном Вьетнаме без каких-либо политических условий; 2) Предварительное изучение вопроса, проведенное Соединенными Штатами, показывает, что стоимость соответствующих программ Соединенных Штатов, направленных на содействие послевоенному восстановлению, составит порядка 3,25 млрд долларов безвозмездной помощи в течение пяти лет».

Ничего из обещанной помощи на восстановление так никогда не было и никогда не будет выплачено.

В тот же самый период Лаос и Камбоджа подвергались опустошительным бомбардировкам США столь же беспрестанно, как и Вьетнам. После окончания войны в Индокитае эти страны также получили право воспользоваться благами американской традиционной политики — политики нулевого восстановления.

Затем в 1980-е годы были американские бомбардировки Гренады и Панамы. Тут дошел черед и до жителей. Сотни панамцев обратились с петициями в контролируемую Вашингтоном Организацию американских государств, а также в американские суды, вплоть до Верховного суда США, требуя справедливой компенсации за ущерб, причиненный операцией «Правое дело» (именно такое название без какой-либо иронии было присвоено американскому вторжению и бомбардировкам). Они не получили ничего — ровно столько же, сколько и народ Гренады.

В 1998 году Вашингтон в своей великой мудрости выпустил более десятка крылатых ракет по зданию в Судане, где, как утверждалось, производилось химическое и биологическое оружие. Стертое в порошок здание в действительности было крупной фармацевтической фабрикой, имевшей огромное значение для народа Судана. Соединенные Штаты фактически признали свою ошибку, когда разморозили заблокированные ранее счета владельца данной фабрики. Ну, теперь, наверное, надо было бы говорить о компенсации. Судя по всему, ничего так никогда и не было выплачено ни владельцу, который подал иск, ни тем, кто пострадал в ходе бомбардировки.

На следующий год было югославское дело — 78 дней непрекращающихся бомбардировок, превративших некогда процветающее государство в доиндустриальную территорию. Здесь потребности в восстановлении были просто ошеломляющие. За все годы, прошедшие после того как все югославские мосты рухнули в Дунай, заводы и жилые дома были сравнены с землей, дороги стали непригодными для использования, а транспортная системы оказалась разрушена, и страна не получила никаких средств на восстановление от архитектора и главного виновника тех бомбардировок — Соединенных Штатов.

На следующий день после упоминавшегося выше объявления об окончании США восстановительных работ в Ираке было сообщено, что Соединенные Штаты также сокращают свои обязательства по восстановлению Афганистана. И это после нескольких лет ставшего уже привычным нанесения ракетно-бомбовых ударов по городам и кишлакам, результатом которых стали уже привычные гибель и разрушение.

 

Сказка в качестве подоплеки войны

(6 декабря 2005 года)

Когда стало очевидным, что война США в Ираке обернулась постыдной трагедией, между демократами и республиканцами произошел обмен множеством взаимных обвинений, за которыми последовали парламентские разбирательства и требования проведения новых расследований. Кто и что сказал? Когда они это сказали? Как это способствовало наращиванию военных приготовлений? «Ошибки разведки», «администрация должна была знать», «нас ввели в заблуждение», «они солгали, но ведь демократы тоже в это поверили и проголосовали за» — и так по кругу до бесконечности, что в США в XXI веке принято называть серьезными парламентскими дебатами.

Сейчас самое время напомнить себе о самой большой лжи — той, которая лишает все дискуссии какого-либо смысла. Как оказалось, не имело никакого значения, есть ли у Ирака оружие массового поражения, правильными или неправильными были данные разведки, лгала ли администрация Джорджа Буша относительно оружия, а также поверили или нет этой лжи. Все, что действительно имело значение, так это утверждение американской администрации, что Ирак представляет угрозу применения оружия против Соединенных Штатов, неминуемую угрозу нанесения удара по Америке. Вот лишь один из многих примеров: «Мы все больше убеждаемся в том, что Соединенные Штаты станут объектом этих [иракских ядерных] усилий», — объявил вице-президент Дик Чейни за шесть месяцев до вторжения.

Только подумайте, какой возможный мотив мог бы быть у Саддама Хусейна, чтобы напасть на Соединенные Штаты, кроме как непреодолимое стремление к коллективному национальному самоубийству? Некоторые могут возразить, мол, он был сумасшедший и, кто знает, что мог бы натворить. Однако когда в конце 2002 года стало очевидно, что США намерены вторгнуться в Ирак, Саддам Хусейн более чем когда-либо ранее открыл страну инспекторам ООН по вооружениям, обеспечив им практически полное сотрудничество. Это не было поведением сумасшедшего, но поведением человека, который хочет выжить. Он даже не использовал эти вооружения во время вторжения 1991 года, когда некоторая их часть у него еще оставалась. Более того, теперь мы знаем, что в начале 2003 года Ирак проводил дипломатическое зондирование в надежде предотвратить войну. Они вовсе не были сумасшедшими.

Нет, Соединенные Штаты не вторгались в Ирак из-за угрозы мнимого нападения с применением оружия массового поражения. Кроме того, было бы неправильным утверждать, что наличие подобных вооружений само по себе (или предположение такого наличия) является достаточным основанием, чтобы начать действовать, в противном случае Соединенные Штаты должны были бы вторгнуться в Россию, Францию, Израиль и другие страны.

 

Слон в зале суда над Саддамом Хусейном

(10 ноября 2005 года)

Суд над Саддамом Хусейном начался. Он обвиняется в смерти более 140 человек, казненных после того как боевики совершили на него покушение в 1982 году, открыв огонь по его кортежу в населенном преимущественно мусульманами-шиитами городке Эд-Дуджейль к северу от Багдада. Похоже, это единственное преступление, за которое его сейчас судят. Однако на протяжении уже нескольких лет нам рассказывают о том, как он применил химическое оружие против собственного народа в городе Халабджа в марте 1988 года (в действительности этим народом были курды, которые для Саддама Хусейна такой же «собственный народ», как племя семинолов для президента Эндрю Джексона).

Администрация Джорджа Буша без устали повторяет нам этот тезис. Не далее как 21 октября Карен Хьюс (Karen Hughes), посланник Белого дома по публичной дипломатии, заявила перед аудиторией в Индонезии, что Саддам Хусейн «использовал оружие массового поражения против собственного народа. Он уничтожил сотни тысяч своих людей, применив отравляющий газ». Когда же данная цифра была поставлена под сомнение, Карен Хьюс ответила: «Это то, о чем наше американское правительство заявляло уже много раз в прошлом. Эта информация широко использовалась после его атаки на курдов. Мне кажется, что это было порядка 300 тысяч человек. Это то, что я повторяю каждый день в ходе данной кампании. Это та информация, о который мы много говорили в Америке». Государственный департамент позднее поправил ее, заявив, что количество жертв в Халабдже составило около пяти тысяч человек (данная цифра также представляется завышенной по политическим соображениям, поскольку в течение шести месяцев, последовавших за атакой в Халабдже, в основных мировых СМИ, и даже в СМИ Ирана, с которым Ирак воевал с 1981 по 1988 год, говорилось о сотнях погибших, а затем каким-то образом эта цифра подскочила до пяти тысяч).

В этой связи следует отметить, что Авраам Линкольн действительно убивал собственный народ в ходе гражданской войны в США, причем сотнями тысяч! Учитывая то значение, которое администрация неустанно предает событиям в Халабдже, можно было бы резонно предположить, что эти события должны были бы использоваться в качестве обвинения в суде против Саддама Хусейна. Я могу назвать по крайней мере две причины, по которым США не хотели бы говорить об этом в суде. Во-первых, свидетельства данного преступления всегда были несколько сомнительными. Например, в свое время одна из служб Пентагона опубликовала доклад, в котором высказывалось предположение, что в действительности отравляющий газ в Халабдже был применен Ираном. Во-вторых, Соединенные Штаты наряду с оказанием Саддаму Хусейну широкой финансовой и разведывательной поддержки поставляли ему также множество материалов, которые должны были помочь Ираку создать химическое и биологическое оружие. Было бы немного неудобно, если бы защита Саддама Хусейна подняла этот вопрос в суде.

Как бы там ни было, Соединенные Штаты тщательно срежиссировали процесс с тем, чтобы исключить появление на нем любых нежелательных показаний, включая следующий хорошо известный факт. Спустя некоторое время после бойни 1982 года, вменяемой в вину Саддаму Хусейну, в декабре 1983 года министр обороны Дональд Рамсфелд, который был прекрасно осведомлен о методах, используемых иракским режимом, и о применении химического оружия против иранских войск, прибыл в Багдад по поручению президента Рональда Рейгана с целью дальнейшего укрепления связей между двумя странами. Имеются фотографии и фильм, показывающие теплые приветствия, которыми обменялись между собой Саддам и Рамсфелд.

 

Война — это мир, оккупация — суверенитет

(17 октября 2005 года)

Город Рава, расположенный на севере Ирака, взят. Соединенные Штаты создали там армейскую базу, которая должна перерезать пути проникновения иностранных боевиков, предположительно попадающих в Ирак из Сирии. Американцы проводят обыски домов, выбивают входные двери, проводят массовые задержания, организуют блокпосты, наносят авиационные удары и применяют другие тактические приемы, что крайне огорчает жителей Равы. Недавно командир базы подполковник Марк Дэвис (Mark Davis) приказал арестовать толпу из 300 разгневанных людей. «Мы никуда не собираемся, — заявил он ропщущим гражданам. — Некоторые из вас обеспокоены использованием штурмовых вертолетов и минометным огнем с базы. Вот что я вам на это скажу — все это звуки мира». Он мог бы с таким же успехом сказать, что это звуки суверенитета.

Ирак является суверенным государством, заверяет нас Вашингтон, особенно сейчас, когда в стране проводится референдум по новой конституции, хотя данное голосование вряд ли сможет помочь иракцам и не облегчит их повседневные страдания, поскольку является всего лишь пропагандистской акцией для Соединенных Штатов. Следует отметить, что подсчет голосов проводился на американской военной базе, а в день проведения референдума американские боевые самолеты и вертолеты уничтожили порядка семидесяти человек в окрестностях города Рамади.

Британцы также настаивают на том, что Ирак является суверенным государством. Недавно сотни жителей вышли на улицы южного города Басра, скандируя лозунги и подняв вверх кулаки в знак осуждения британских военных, которые напали на местную тюрьму и освободили двух британских солдат. Иракская полиция арестовала одетых в гражданскую одежду британцев якобы за то, что те открыли стрельбу (по кому или зачем — неизвестно) и либо пытались заложить взрывчатку, либо имели взрывчатку в своей машине. Британские военные подогнали несколько бронемашин и разрушили ими стену тюрьмы, освободив арестованных британцев, в то время как в небе барражировали вертолеты огневой поддержки.

Любопытно здесь другое: британские солдаты, одетые в гражданское (по крайней мере в одном из сообщений говорилось, что они были одеты как арабы), разъезжают по городу в машине, полной взрывчатки, палят из оружия. Не является ли это свидетельством в пользу часто возникающих спекуляций о том, что войска коалиции в какой-то степени сами являются частью повстанцев? Тех повстанцев, которые используются в качестве предлога для сохранения пребывания войск коалиции в Ираке?

 

Глава 4

АФГАНИСТАН

 

Скажите, пожалуйста, еще раз: ради чего ведется война в Афганистане?

(3 февраля 2012 года)

Поскольку война США в Ираке предположительно достигла успешного завершения (или почти приемлемого, или хоть какого-то, или же не убраться ли нам восвояси, пока мы еще целы и осталось немного иракцев, которых мы пока не прикончили), самые лучшие и прозорливые умы в нашем правительстве и СМИ начинают задумываться над тем, что же делать с Афганистаном. Похоже, уже никто не помнит, если они, конечно, когда-либо вообще это знали, что Афганистан не имел никакого отношения к событиям 11 сентября 2001 года или борьбе с террористами (за исключением тех, кто стал таковым в результате вторжения и оккупации со стороны США), а был связан с трубопроводами.

В августе 2009 года президент Барак Обама объявил:

«Но мы никогда не должны забывать, что это не война по выбору. Это — война по необходимости. Те, кто напал на Америку 11 сентября, замышляют повторить это снова. Если их не остановить, мятежные действия «Талибана» приведут к созданию еще более крупного прибежища, в котором «Аль-Каида» будет планировать убийство еще большего числа американцев» [141] .

Не имеет никакого значения, что среди десятков тысяч человек, убитых в Афганистане Соединенными Штатами и НАТО, ни один не был хоть каким-то образом связан с событиями 11 сентября 2001 года.

Не имеет никакого значения, что «планирование нападения на Америку» в 2001 году проводилось на территории Германии, Испании и Соединенных Штатов в большей степени, чем на территории Афганистана. Почему же Соединенные Штаты не нанесли удар по этим странам?

Что на самом деле было необходимо для подготовки нападения? Купить авиабилеты и взять несколько уроков пилотирования в Соединенных Штатах? Комната и несколько стульев? Что означает «еще более крупное прибежище»? Более просторное помещение и больше стульев? Может быть, классная доска? Террористы, собирающиеся напасть на Соединенные Штаты, могут собраться практически где угодно.

Единственной «необходимостью», которая заставила Соединенные Штаты обратить внимание на Афганистан, было стремление утвердить свое военное присутствие в стране, которая находится вблизи прикаспийского региона Центральной Азии (где, как сообщается, сосредоточены вторые в мире по размеру запасы нефти и природного газа), и построить нефте- и газопроводы из этого региона через Афганистан.

Афганистан удачно расположен для прокладки нефте- и газопроводов, которые могут снабжать значительную часть Южной Азии в обход Ирана и России, не являющихся сателлитами Вашингтона. Если бы только «Талибан» не нападал на эти трубопроводы. Вот что говорил Ричард Баучер (Richard Boucher), помощник госсекретаря США по Южной и Центральной Азии, в 2007 году: «Одна из наших целей заключается в стабилизации Афганистана, чтобы он мог стать проводником и связующим узлом между Южной и Центральной Азией и обеспечить энергопотоки в южном направлении».

Начиная с 1980-х годов для данного района составлялись планы возможных трубопроводов, которые, однако, были затем отложены или отменены из-за возникающих одна за другой военных, финансовых, политических и иных проблем. К примеру, так называемый трубопровод TAPI (Туркменистан — Афганистан — Пакистан — Индия) получил сильную поддержку со стороны Вашингтона, который стремился заблокировать конкурирующий газопровод IPI — через Иран в Пакистан и Индию. Проект TAPI зародился в конце 1990-х годов, когда «Талибан» провел переговоры с базирующейся в Калифорнии нефтяной компанией Unocal Corporation. Причем это было сделано с ведома администрации Билла Клинтона, и им нисколько не мешали жестокие репрессии, творимые в стране движением «Талибан». Официальные лица «Талибана» даже совершали поездки в Соединенные Штаты для проведения переговоров. Выступая перед подкомитетом Палаты представителей по Азии и Тихому океану 12 февраля 1998 года представитель Unocal Джон Мареска (John Maresca) говорил о значении данного проекта строительства трубопровода и растущих трудностях сотрудничества с «Талибаном»:

«Суммарные запасы нефти в данном регионе могут составить более 60 млрд баррелей, а по некоторым оценкам — даже 200 млрд баррелей… С самого начала мы дали ясно понять, что строительство данного трубопровода, который по нашему предложению должен был пройти через Афганистан, не может начаться до тех пор, пока в стране не появится признанное правительство, которому будут доверять другие правительства, лидеры и наша компания».

Когда в июле 2001 года эти переговоры зашли в тупик, администрация Джорджа Буша пригрозила «Талибану» принять военные меры в случае, если их правительство не согласится с американскими требованиями. Переговоры были окончательно прерваны ровно за месяц до событий 11 сентября.

Соединенные Штаты действительно подходят серьезно к нефтегазовым районам Каспийского моря и Персидского залива. Посредством череды войн, начиная с военных действий в Персидском заливе в 1990–1991 годах, США смогли создать военные базы в Саудовской Аравии, Кувейте, Бахрейне, Катаре, Омане, Афганистане, Пакистане, Узбекистане, Таджикистане, Киргизстане и Казахстане.

Война против «Талибана» не может быть выиграна, если только не убить в Афганистане абсолютно всех. Соединенные Штаты могут попытаться снова договориться с «Талибаном» по той или иной схеме обеспечения безопасности трубопровода, а затем вывести войска и объявить о победе. Барак Обама сможет, конечно, произнести красивую победную речь, зачитав ее с телесуфлера. В ней могут присутствовать такие слова, как «свобода» и «демократия», но ни в коем случае не «трубопровод».

 

Что здесь нужно Германии

Президент Германии Хорст Кёлер ушел в отставку в июне 2010 года, поскольку позволил себе сказать то, что правительственные чиновники не должны произносить вслух. Он заявил, что Германия воюет в Афганистане по экономическим соображениям. И никаких ссылок на демократию. Ничего о свободе. Ни слова о «хороших парнях», воющих с «плохими парнями». Слово «терроризм» вовсе не упоминалось, впрочем, как и слово «бог». Посещая немецкие войска в Афганистане, президент объявил, что такая страна, как Германия, зависящая от экспорта и свободной торговли, должна быть готова применять военную силу. Страна должна действовать так, чтобы «защитить свои интересы, например маршруты свободной торговли, или препятствовать возникновению региональной нестабильности, которая могла бы негативно сказаться на нашей торговле, рабочих местах и заработках».

«Кёлер произнес открыто то, что было очевидно с самого начала, — сказал руководитель левой партии Германии. — Немецкие солдаты рискуют своей жизнью и здоровьем в Афганистане ради защиты экспортных интересов крупных компаний». Другие оппозиционные политики призвали Хорста Кёлера взять свои слова обратно и обвинили его в нанесении вреда общественной поддержке военных миссий Германии за рубежом.

Как удачно выразился Т. С. Элиот (Т. S. Eliot): «Человечество не может вынести слишком много реальности».

 

Мифы об Афганистане, прошлые и нынешние

4 июля 2009 года сенатор Патрик Лихи (Patrick Leahy) с оптимизмом отметил, что в отличие от советских войск, изгнанных из Афганистана двадцать лет назад, войска США могут добиться там успеха. Этот демократ от штата Вермонт заявил:

«Русские были вынуждены бежать, как они того и заслуживали. Мы помогли заставить их бежать. Но ведь они пришли в эту страну как завоеватели. Мы же дали ясно понять, и каждый, с кем я разговаривал в Афганистане, чувствует также: афганцы знают, что мы пришли помочь, и мы собираемся уйти. Мы дали ясно понять, что мы собираемся уйти. И мы вернем им страну. Те, кто совершал ошибки в прошлом, пытались завоевать страну» [146] .

Патрик Лихи является либералом со стажем в вопросах внешней политики, ярым сторонником запрета на предоставление американской помощи в борьбе с наркотиками иностранным военным организациям, которые виновны в серьезных нарушениях прав человека, откровенным критиком практики лишения подозреваемых в терроризме лиц неотъемлемых и законных прав. Тем не менее он готов был послать неограниченное число молодых американцев на жестокую смерть или обречь их стать инвалидами на всю жизнь. И ради чего? Каждый тезис его выступления является ложным.

Русские находились в Афганистан не для того, чтобы его покорить. Советский Союз в течение более чем шестидесяти лет жил по-соседски с этой страной и не делал никаких попыток туда вторгнуться. Только после того как Соединенные Штаты вмешались в дела Афганистана с целью заменить дружественное Москве правительство на воинственно антикоммунистический режим, русские вошли в страну для борьбы с поддерживаемыми США исламскими джихадистами. Они предприняли то же, что сделали бы Соединенные Штаты, чтобы предотвратить возникновение коммунистического правительства в Канаде или Мексике.

Что же касается ухода США, то до тех пор пока это не произойдет, все эти разговоры останутся бессмысленной пропагандой. Спросите народ Южной Кореи — пятьдесят шесть лет американской оккупации, и конца этому не видно. Спросите народ Японии — шестьдесят четыре года. Также абсолютно неверно утверждать, что русские были вынуждены бежать. По сути, это было решение российского президента Михаила Горбачева, и обуславливалось оно больше политическими, чем военными соображениями. Его заветная мечта состояла в том, чтобы превратить Советский Союз в социал-демократическое государство западноевропейского типа, и он лихорадочно добивался одобрения со стороны европейских лидеров, а практически все они были антикоммунистами времен холодной войны и выступали против советской интервенции в Афганистан.

Кроме того, учитывая все зло и страдания, которые Соединенные Штаты уже причинили этому крайне забитому народу за более чем тридцать лет, им будет достаточно тяжело утверждать, что они находятся в Афганистане, чтобы помочь афганцам.

 

Вечная борьба между хорошими и плохими парнями

Соединенные Штаты и их «дочерняя компания» НАТО регулярно сбрасывают на Афганистан бомбы, которые убивают различное количество террористов или «террористов», известных также как гражданское население, женщины и дети. Они проделывают это достаточно часто против людей, которые совершенно беззащитны против нападения с воздуха.

Представители США и НАТО говорят нам, будто эти досадные случайности происходят потому, что противник сознательно подставляет под удар гражданских лиц с целью вызвать недовольство населения в отношении иностранных войск. Нам много раз говорили, что противник находился в том же здании, что и жертвы, которых он использовал в качестве живого щита. Таким образом, получается, что противник должен знать заранее, какое здание будет подвергнуто бомбардировке, и согнать туда гражданских лиц до того, как начнут падать бомбы. Либо, следуя данной логике, гражданские лица живут своей нормальной жизнь, а противник, узнав, что данное здание будет разбомблено, сам посылает туда своих людей, чтобы они смогли умереть вместе с гражданскими. Либо, что выглядит наиболее вероятно, противник не знает о бомбардировке заранее, а гражданские лица постоянно находятся, то есть живут в том месте и могут приходиться противнику женами и детьми. Неужели нет предела злой прозорливости и прозорливой злобности этого противника?

Официальные лица на Западе сообщают нам также, что противник преднамеренно совершает нападения из районов, где проживает гражданское население, и даже надеется вызвать обратный огонь, чтобы вбить клин между обыкновенными афганцами и международными войсками. По-видимому, повстанцы атакуют ближайшие к ним западные военные объекты и сосредоточения войск. В этой связи возникает вопрос: почему западные силы строят объекты или сосредотачивают свои войска в непосредственной близости от мест проживания мирного населения, тем самым сознательно подвергая его опасности?

Военные лидеры США и НАТО утверждают, что любое сравнение потерь, возникающих в результате действий западных сил и действий «Талибана», в основе своей несправедливо, потому что существует четкое моральное различие между случайной гибелью в результате боевых действий и преднамеренным убийством неповинных людей боевиками. «Ни один [западный] солдат не просыпается утром с намерением причинить вред афганским гражданам, — сказал майор Джон Томас (John Thomas), представитель возглавляемых НАТО Международных сил содействия безопасности. — Если это все же происходит, то вызывает огромное сожаление». Чем не слова утешения? Может ли после этого любой придерживающийся правых взглядов впечатлительный человек не понять, кто здесь хорошие парни?

В ходе нанесения своих многочисленных бомбовых ударов, начиная с Вьетнама и заканчивая Ираком, Вашингтон непрестанно заявлял миру, что гибель мирного населения является случайностью и вызывает глубокое сожаление. Однако, если вы сбрасываете мощные бомбы на густонаселенные районы и затем узнаете, что там было какое-то количество случайных потерь, а затем на следующий день сбрасываете еще больше бомб и опять узнаете, что там были случайные потери, и снова сбрасываете бомбы — в какой момент вы уже теряете право говорить, что эти смерти были случайными?

В ходе семидесятивосьмидневной бомбардировки Сербии силами США и НАТО в 1999 году, в результате которой погибло много мирных жителей, бомбовый удар был нанесен также по офисному зданию в Белграде, в котором размещались представительства политических партий, телевизионные и радиостанции, офисы сотен частных компаний и многое другое. Однако до того как выпустить ракеты по зданию, натовские планировщики определили вероятные риски: «расчетные потери — 50–100 правительственных и партийных служащих; непреднамеренные потери среди мирного населения — 250 квартир в радиусе ожидаемого поражения». Иными словами, планировщики посчитали, что в результате бомбардировки могут погибнуть около 250 гражданских лиц, проживающих в окрестных многоквартирных домах. Это в добавление к 50–100 государственным и партийным служащим, также не виновным ни в одном преступлении, которое бы требовало смертной казни. Итак, что мы имеем? А имеем мы взрослых людей, говорящих друг другу: «Мы сделаем А и считаем, что в результате может произойти Б. Однако если Б произойдет, мы заявляем заранее и будем настаивать впоследствии, что это было случайностью».

На самом деле все было значительно хуже. Как я подробно писал в другом месте, основной целью бомбардировок Сербии, что признали сами натовские официальные лица, было сделать жизнь людей столь тяжелой, чтобы они перестали поддерживать правительство Слободана Милошевича. Это фактически совпадает с классическим определением терроризма в том виде, как оно используется ФБР, ЦРУ и Организацией Объединенных Наций: применение или угроза насилия против гражданского населения с целью побудить правительство изменить свою политику в определенных вопросах.

 

Женщины: их последний великий шанс

Пытаясь оправдать американскую оккупацию Афганистана, многие указывают на жестокое подавление женщин в этой полной отчаяния стране и хотят заставить нас поверить, что Соединенные Штаты являются их последней великой надеждой. Однако в 1980-х годах Соединенные Штаты сыграли одну из ключевых ролей в свержении светского и относительно прогрессивного афганского правительства, которое стремилось предоставить женщинам больше свободы, чем они смогут получить при нынешнем правительстве или вообще когда-либо. Вот некоторые выдержки из наставления по Афганистану для сухопутных войск США 1986 года, описывающие политику правительств в отношении женщин: «Предоставление полной свободы выбора супруга; введение минимального возраста для вступления в брак для женщин — 16 лет, для мужчин — 18; отмена принудительных браков; вывод [женщин] из изоляции и начало проведения социальных программ; широкое проведения программ по борьбе с неграмотностью, особенно среди женщин; совместное обучение девочек и мальчиков; изменение гендерных ролей и предоставление женщинам возможности играть более активную роль в политике».

Свержение этого правительства обеспечило возможность прихода к власти исламских фундаменталистов, на смену которым вскоре пришел режим «Талибан». Почему же Соединенные Штаты в своей бесконечной мудрости согласились пойти на это? В основном потому, что прежнее афганское правительство являлось союзником Советского Союза, а Вашингтон хотел втянуть русских в трясину безнадежной войны. Женщины Афганистана так никогда и не узнают, чем могла бы закончиться кампания по повышению их статуса до уровня полноценных человеческих существ. Однако многие могут возразить, что это всего лишь малая цена, которую пришлось заплатить за чудесную победу в холодной войне.

 

Глава 5

ИРАН

 

Монстр на заказ: Махмуд Ахмадинежад

(17 декабря 2006 года)

Иранский президент Махмуд Ахмадинежад, похоже, как нельзя лучше устраивает любую американскую администрацию в ее бесконечном стремлении напугать Конгресс, американский народ и весь мир с целью оправдать затраты и агрессию империи. Нам непрестанно говорят, что он объявил о своем желании «стереть Израиль с карты мира» и, по его мнению, Холокоста никогда не было, а также организовал в Иране конференцию «отрицателей Холокоста», а его правительство приняло закон, требующий от евреев носить желтые метки на одежде, как во времена нацистов. В довершение всего нам говорят, что он намеревается создать атомные бомбы, одна из которых наверняка будет нацелена на Израиль. Какого честного человека не обеспокоят подобные заявления?

Однако, как это всегда бывает с подобными заказными страшилками, которые Вашингтон привык раздувать до непомерных размеров еще со времен холодной войны, правда о Махмуде Ахмадинежаде немного сложнее. По свидетельству людей, знающих язык фарси, иранский лидер никогда не говорил о «стирании Израиля с карты мира». В речи от 29 октября 2005 года, когда он якобы сделал это заявление, слово «карта» вовсе не употреблялось. Согласно переводу, выполненному Хуаном Коулом (Juan Cole), американским профессором истории современного Ближнего Востока и Южной Азии, иранский президент сказал, что «режим, который оккупирует Иерусалим, должен исчезнуть со страниц истории». Эта фраза, по мнению профессора, «не подразумевает применения военной силы или убийства кого бы то ни было», что могло бы заставить воспринимать данное высказывание как угрозу. В ходе декабрьской конференции 2006 года Махмуд Ахмадинежад заявил: «Сионистский режим будет скоро уничтожен, как был уничтожен Советский Союз, и человечество обретет свободу». Очевидно, он не призывал к какому-либо насильственному нападению на Израиль, поскольку распад Советского Союза проходил мирно.

Что же касается мифа о Холокосте, то мне еще никогда не приходилось читать или слышать высказываний самого Махмуда Ахмадинежада, где бы четко и недвусмысленно заявлялось, что такой факт не имел места. Действительно, было бы крайне сложно найти среди так называемых «отрицателей Холокоста» тех, кто в полном смысле слова его отрицает (хотя я вполне допускаю, что хотя бы один такой псих все же где-нибудь да найдется).

Иранский президент комментировал специфическую особенность Холокоста, который имел место в Европе, однако привел к созданию государства для евреев на Ближнем Востоке, а не в Европе. И он спрашивал: почему же палестинцы должны расплачиваться за преступления немцев? Выступая в Колумбийском университете 24 сентября 2007 года, он сказал: «Я не говорю, что этого [Холокоста] вообще не было. Это не то, что я здесь пытаюсь утверждать».

Данное заявление должно было бы окончательно прояснить ситуацию, но как бы не так. Через два дня, 26 сентября, в Конгресс был внесен законопроект (Н. R. 3675) «О запрещении предоставления федеральных грантов или контрактов Колумбийскому университету», призванный наказать его за приглашение Махмуда Ахмадинежада. Вот вам и любовь членов Конгресса к свободе слова! Законопроект начинается с утверждения: «Иранский президент Махмуд Ахмадинежад призывал к уничтожению государства Израиль, важнейшего союзника Соединенных Штатов». В тот же день телевизионный комик Джей Лено (Jay Leno) на славу посмеялся над Ахмадинежадом за отрицание того, что Холокост когда-либо имел место «вопреки утверждениям всех очевидцев».

На Тегеранской конференции («Анализ Холокоста: глобальное видение») были представлены различные точки зрения, включая мнение шести членов движения «Объединенные евреи против сионизма», двое из которых были раввинами. Один из них по имени Арон Коэн (Ahron Cohen) из Лондона заявил: «Нет никакого сомнения в том, что во время Второй мировой войны нацистская Германия проводила в отношении еврейского народа ужасную и катастрофическую политику, а также геноцид». Он подчеркнул, что «сионисты раздувают проблему Холокоста ради продвижения своей неправомерной философии и целей», отметив при этом, что цифра в 6 млн погибших евреев является спорной.

Второй раввин по имени Моше Дэвид Вейс (Moshe David Weiss) сказал делегатам следующее: «Мы не хотим отрицать убийство евреев во время Второй мировой войны, однако сионисты дают чересчур завышенные цифры погибших. Они используют Холокост как инструмент оправдания собственного гнета [в отношении палестинцев]». Его группа выступала против создания Израиля на том основании, что это противоречит еврейскому религиозному праву, по которому еврейское государство не может существовать до возвращения Мессии.

Еще одним выступающим был Шираз Досса (Shiraz Dossa), профессор политологии университета Святого Франциска Ксавьера в Канаде. В своем интервью, данном после конференции, он охарактеризовал себя как противника империализма и почитателя Ноама Хомского и сказал, что его пригласили, поскольку он является «специалистом в области германо-еврейских отношений и провел исследования по теме Холокоста», при этом подчеркнул, что не имеет «абсолютно ничего общего с отрицанием Холокоста». Он говорил «о войне с терроризмом и о том, как в ней используется Холокост. У других участников [конференции] может быть иная точка зрения, но я ее [отрицание Холокоста] не разделяю… Никто никого не заставлял ничего говорить, а участники придерживались различных взглядов». Представляется совершенно очевидным, что конференция, которую Белый дом окрестил не иначе как «оскорблением всему цивилизованному миру», не была организована исключительно как форум людей, отрицающих, что Холокост вообще имел место.

Что же касается истории с желтыми звездами, то это является чистой воды фабрикацией известного ирано-американского неоконсерватора Амира Тахери (Amir Taheri). Есть еще целый ряд вопиющих примеров, когда политика и слова Махмуда Ахмадинежада полностью извращались западными СМИ с целью представить его как угрозу всему святому. Профессор политологии Вирджиния Тилли (Virginia Tilley) очень хорошо описала данную практику: «Почему господина Ахмадинежада так систематически неправильно цитируют и демонизируют? Нужно ли спрашивать? Если мир поверит, что Иран готовит нападение на Израиль, то США или Израиль могут заявить, что нанесение упреждающего удара по Ирану является оправданным. В рамках данного плана кампания дезинформации в отношении заявлений господина Ахмадинежада тесно связана с другим набором ложных заявления, а именно — с развитием Ираном (несуществующей) программы создания ядерного оружия».

Журнал «Тайм» в своем завершающем номере за 2006 год решил не называть в качестве человека года конкретное лицо, а вместо этого выбрал «Вас», пользователя Интернета. Ответственный редактор Ричард Штенгель (Richard Stengel) заявил, что если бы было принято решение указать отдельное лицо, то им, скорее всего, стал бы Махмуд Ахмадинежад, однако «затем мне показалось немного странным выбирать его». В предшествующие годы «Тайм» выбирал человеком года таких лиц, как Иосиф Сталин и Адольф Гитлер.

Еще одна, заключительная мысль: если Махмуд Ахмадинежад хоть немного похож на того ужасного антисемита, которым его представляют, почему же тогда Иран не попробовал устроить собственный холокост, убив или бросив в концентрационные лагеря своих евреев, которых насчитывается порядка 30 тысяч человек? Эти иранские евреи имеют своих представителей в парламенте и уже давно могли бы эмигрировать в Израиль, но почему-то предпочитают этого не делать.

 

«Чтобы добиться успеха, нужна искренность, и если вы умеете притворяться искренним, считайте, что успех у вас в кармане» (старая голливудская истина)

«Несколько месяцев назад я сказал американскому народу, что не обменивал оружие на заложников. Мое сердце и мои лучшие намерения по-прежнему подсказывают мне, что это правда, однако факты и свидетельства говорят мне, что это не так» (президент Рональд Рейган, 1987 год) [161] .

Выступая в Мемориальном музее Холокоста в Вашингтоне 23 апреля 2012 года, Барак Обама сообщил собравшимся, что как президент он «сделал все, что было в его силах… чтобы предотвратить и остановить зверства». Может быть, факты и свидетельства покажут ему, что его слова не верны?

Давайте разберемся. Есть массовые зверства, совершаемые в Ираке американскими войсками, подчиняющимися президенту Обаме. Есть массовые зверства, совершаемые в Афганистане американскими войсками, подчиняющимися президенту Обаме. Есть массовые зверства, совершаемые в Пакистане американскими войсками, подчиняющимися президенту Обаме. Есть массовые зверства, совершаемые в Ливии войсками США и НАТО, подчиняющимися президенту Обаме. Есть также сотни (если не тысячи) примеров применения американских беспилотных самолетов против людей и имущества в Сомали и Йемене (включая в последнем случае американских граждан). Имеют ли право друзья и семьи данных жертв рассматривать убийство своих близких и потерю своих домов как зверства?

Когда Рональд Рейган произносил свои слова, болезнь Альцгеймера у него была на начальном этапе. Интересно, какое оправдание можно придумать для Барака Обамы?

Барак Обама продолжал в том же духе, заявив: «У нас есть много средств… и используя эти средства в течение последних трех лет, я думаю и даже знаю, что мы спасли несчетное число жизней». Он подчеркнул, что это относится и к Ливии, где Соединенные Штаты вместе с НАТО приняли участие в семимесячной кампании почти ежедневных бомбежек. Мы можем никогда не узнать от нового пронатовского ливийского правительства, сколько людей было убито в результате этих бомбежек и какой ущерб нанесен домам и инфраструктуре. Однако президент Соединенных Штатов заверил собравшихся в музее Холокоста: «Сегодня ливийский народ кует свое будущее, и мир может гордиться тем, что мы спасли жизни мирных людей».

Язык — это изобретение, позволяющее говорящему отрицать, что он что-либо делает, даже в тот момент, когда он это делает.

Барак Обама завершил свою речь следующими словами: «Порой представляется очень заманчивым опустить руки и примириться с постоянным стремлением человека к насилию. Очень заманчиво иногда думать, что мы не в состоянии ничего сделать». Однако президент не относится к числу подобных сомневающихся. Он знает, что в состоянии что-то сделать с постоянным стремлением человека к насилию — он может его увеличить, причем значительно. И все же я уверен, за совершенно незначительным исключением его слушатели в музее Холокоста расходились после выступления, не имея ни малейшего сомнения в том, что этот человек полностью заслуживает свою Нобелевскую премию мира.

Будущие американские учебники по истории, вероятнее всего, подтвердят, что эти слова президента были фактически точными, а мотивы — искренними, поскольку его речь действительно обладала всеми качествами, необходимыми для включения в школьные учебники.

 

Израильско-американо-иранский холокостный нобелевско-миротворческий цирк

Сейчас это известно каждому. В 2005 году Махмуд Ахмадинежад угрожал «стереть Израиль с карты мира». Кто может подсчитать, сколько раз эта фраза была повторена во всех видах СМИ, в каждой стране по всему миру без проверки точности цитаты? В 2012 году поиск в информационной сети Lexis-Nexis по «все новости (язык английский)» и ключевым словам «Иран и Израиль стереть с карты мира» за последние семь лет выдал следующее сообщение: «Поиск был прерван, потому что число найденных примеров превышает 3000».

Сейчас у нас, наконец, появилась запись следующей беседы из программы телерадиоканала Democracy Now! («Демократию сейчас!») от 19 апреля 2012 года:

«Высокопоставленный израильский чиновник подтвердил, что иранский президент Махмуд Ахмадинежад никогда не говорил, что Иран стремится «стереть Израиль с карты мира». Данное неправильно переведенное заявление, по мнению многих, принадлежит Ахмадинежаду. Оно многократно использовалось официальными лицами США и Израиля для обоснования проведения военных акций и введения санкций против Ирана. Однако в разговоре с Теймуром Набили (Teymoor Nabili) из телекомпании «Аль-Джазира» израильский заместитель премьер-министр Дэн Меридор (Dan Meridor) признал, что Ахмадинежада неправильно процитировали.

Теймур Набили: Как мы знаем, Ахмадинежад не говорил, что планирует уничтожить Израиль, он также не говорил, что политика Ирана направлена на уничтожение Израиля. Позиция Ахмадинежада и Ирана всегда заключалась в том — и они повторяли это не раз, когда Ахмадинежад критиковал Израиль, и он сам заявлял это многократно, — что они не планируют нападать на Израиль…

Дэн Меридор: Ну, при всем моем уважении я вынужден не согласиться. Вы говорите об Ахмадинежаде. Я говорю о Хаменеи, Ахмадинежаде, Рафсанджани, Шамхани. Я называют имена всех этих людей. Они все по идеологическим и религиозным соображениям так или иначе утверждают, что Израиль является искусственным образованием и не сможет выжить. Они не говорили: «Мы его уничтожим» — здесь вы правы. Но слова «он не выживет, это раковая опухоль, которая должна быть удалена» были снова произнесены всего две недели назад.

Теймур Набили: Итак, я рад, что вы подтвердили — они не говорили, что уничтожат Израиль».

Таким образом, все прояснилось. Не так ли? Конечно же, нет, поскольку News, NPR, CNN, NBC и иже с ними, скорее всего, будут продолжать утверждать, что Ахмадинежад угрожал применением насилия против Израиля, угрожал «стереть его с карты мира». И здесь речь идет только об Ахмадинежаде — убийце Израиля. Есть еще Ахмадинежад — отрицатель Холокоста, что, как мы уже видели, в реальности не имеет под собой никаких оснований.

Давайте теперь послушаем Эли Визеля (Elie Wiesel), человека реакционных взглядов, сделавшего карьеру на том, что он уцелел во время Холокоста. Представляя президента Барака Обаму перед упомянутым выше выступлением в музее Холокоста через какие-то пять дней после заявления, сделанного Дэном Меридором, он сказал:

«Как могло случиться, что отрицатель Холокоста номер один Ахмадинежад все еще остается президентом? Он, который угрожает использовать ядерное оружие, подумать только — использовать ядерное оружие, чтобы уничтожить еврейское государство. Неужели мы ничему не научились? Мы должны, обязаны знать, что когда зло обретает власть, уже бывает слишком поздно».

«Ядерное оружие» — это, разумеется, добавление нового мифа поверх уже имеющихся старых мифов.

Эли Визель, как и Барак Обама, является лауреатом Нобелевской премии мира. Так же как и Генри Киссинджер, Менахем Бегин и многие другие им подобные поклонники войны. Том Лерер (Тош Lehrer), автор чудесных политических песен 1950–1960-х годов, как-то сказал: «Политическая сатира стала неактуальной после того, как Генри Киссинджеру присудили Нобелевскую премию мира». Когда же, наконец, этот монументальный фарс с премией закончится?

Между прочим, следует упомянуть, что выступая перед Американо-израильским комитетом по общественным связям (AIPAC) 4 марта 2002 года, Барак Обама заявил: «Давайте исходить из основополагающей истины, которую вы все понимаете: ни одно израильское правительство не потерпит наличия ядерного оружия у режима, отрицающего Холокост, угрожающего стереть Израиль с карты и спонсирующего террористические группы, намеревающиеся уничтожить Израиль».

 

Господь всемогущий всех опасностей, великий аятолла ядерной угрозы

(3 февраля 2012 года)

Как мы все уже слишком хорошо знаем, Соединенные Штаты и Израиль не хотят, чтобы Иран обладал ядерным оружием. Статус «единственной ядерной державы на Ближнем Востоке» является безусловным козырем для Израиля. Однако если отставить в сторону пропаганду и посмотреть на вещи реально, действительно ли США и Израиль так опасаются нападения со стороны обладающего ядерным оружием Ирана? В связи с этим необходимо напомнить некоторые вещи.

В 2007 году на закрытом совещании израильский министр иностранных дел Ципи Ливни заявила, что, по ее мнению, «иранские ядерные вооружения не представляют угрозы для существования Израиля». Она «также раскритиковала муссирование [израильским] премьер-министром Эхудом Ольмертом вопроса об иранской бомбе, сказав, что так он пытается заручиться поддержкой общества, играя на его самых примитивных страхах».

В 2009 году «один из высокопоставленных израильских чиновников в Вашингтоне» заявил, что «Иран вряд ли будет использовать свои ракеты для нападения [на Израиль] из-за неопределенности, связанной с ударом возмездия».

10 января 2010 года газета «Сандей таймс» (Sunday Times) сообщила, что бригадный генерал Узи Ейлам (Uzi Eilam), герой войны, один из столпов израильского оборонного ведомства, а также бывший генеральный директор Комиссии по атомной энергии Израиля, «считает, что Ирану, вероятно, понадобится семь лет для создания ядерного оружия».

В январе 2012 года министр обороны США Леон Панетта (Leon Panetta), выступая перед телевизионной аудиторией, сказал: «Пытаются ли они [Иран] разработать ядерное оружие? Нет, но мы знаем, что они пытаются создать ядерный потенциал».

Через неделю, 15 января, «Нью-Йорк таймс» писала: «Три ведущих израильских эксперта в области безопасности — нынешний шеф Моссада Тамир Пардо (Tamir Pardo), бывший шеф Моссада Эфраим Халеви (Efraim Halevy) и бывший начальник Генерального штаба Дан Халуц (Dan Halutz) — недавно заявили, что ядерный Иран не будет представлять угрозы существованию Израиля».

Несколько дней спустя, 18 января, министр обороны Израиля Эхуд Барак в интервью израильскому армейскому радио, сказал:

«Вопрос: По оценке Израиля, Иран еще не принял решения превратить свой ядерный потенциал в оружие массового поражения?

Барак: Люди спрашивают, намерен ли Иран выйти из режима контроля [инспекций] прямо сейчас… в попытке как можно скорее заполучить ядерное оружие или действующую установку. По всей видимости, это не так».

И последнее. В докладе Конгрессу директора Национальной разведки США Джеймса Клеппера (James Clapper) говорится: «Однако мы не знаем, решит ли Иран в конечном итоге создать ядерное оружие… Есть определенные вещи, которые необходимы для создания ядерной боеголовки и которые [иранцы] еще не сделали».

Признаниям, подобным приведенным выше (а есть еще и другие), американские средства массовой информации никогда не уделяют внимания. Они лишь упоминаются вскользь, а иногда просто искажаются. Столь любимое американскими либералами общественное телевидение PBS в передаче «Час новостей» от 9 января процитировало высказывание Леона Панетты следующим образом: «Но мы знаем, что они пытаются создать ядерный потенциал, и именно это нас беспокоит». Вопиющим образом были опущены предыдущие слова: «Пытаются ли они разработать ядерное оружие? — Нет».

Один из ведущих военных историков Израиля Мартин ван Кревельд (Martin van Creveld) дал в июне 2007 года интервью журналу «Плейбой»:

«Плейбой»: Может ли мир жить с ядерным Ираном?

Ван Кревельд: США жили с ядерным Советским Союзом и ядерным Китаем, так почему же не с ядерным Ираном? Я исследовал вопрос, каким образом США противостояли распространению ядерного оружия в прошлом: каждый раз, когда какая-либо страна была на пороге распространения, США формулировали свои возражения таким образом, чтобы доказать, что данная страна является опасной и не заслуживает право иметь ядерное оружие. Американцы считают, что они единственное государство, которое заслуживает право обладать ядерным оружием, на том основании, что они хорошие и демократичные, что они являются таким же олицетворением добра, как «мама, яблочный пирог и национальный флаг». Однако американцы были единственными, кто использовал это оружие на практике… Для нас не существует опасности того, что на нас когда-нибудь будет сброшено иранское ядерное оружие. Мы, однако, не можем говорить об этом слишком открыто, потому что привыкли использовать любую угрозу для получения вооружений… благодаря иранской угрозе мы получаем вооружения из США и Германии».

И несмотря на это, в течение всех последних лет израильские и американские официальные лица регулярно уверяют нас, что Иран является «мировой ядерной угрозой номер один», что мы не имеем права позволить себе ослабить нашу бдительность, что не может быть и речи об ограничении сверхжестких санкций, которые мы налагаем на иранский народ и его правительство. Неоднократные убийства и покушения на иранских ученых-ядерщиков, нарушение работы иранского ядерного оборудование с помощью компьютерных вирусов, продажа неисправных компонентов и сырья, необъяснимые крушения самолетов, взрывы на иранских объектах и прочее — кто может стоять за всем этим, кроме США и Израиля? Откуда мы это знаем? Это называется здравый смысл. Или же вы думаете, что это дело рук Коста-Рики? А может быть, Южной Африки? Или Таиланда?

Министр обороны Леон Панетта недавно кратко и лаконично прокомментировал убийство одного из иранских ученых: «Это не то, чем занимаются Соединенные Штаты». Никто не знает адреса электронной почты Леона Панетты? Я бы хотел послать ему список заговоров с целью убийства, осуществленных Соединенными Штатами. В течение многих лет они предпринимались в отношении более чем 50 иностранных лидеров, причем во многих случаях успешно.

Не так давно Ирак и Иран рассматривались США и Израилем как самые существенные угрозы для израильской гегемонии на Ближнем Востоке. Так родился миф об иракском оружии массового поражения, и Соединенные Штаты продолжили превращать Ирак в «инвалида». Затем дело дошло до Ирана, и на свет появился миф об иранской ядерной угрозе. После того как стало понятно, что Иран явно не дотягивает до ядерной угрозы или же что весь остальной мир не слишком покупается на такую угрозу, США и Израиль решили, что им, как минимум, нужно добиться смены режима. Следующим шагом может стать блокада жизненной артерии Ирана — продажи нефти через Ормузский пролив. Отсюда и недавнее наращивание морской группировки США и ЕС вблизи Персидского залива — военной акции, целью которой является побудить Иран сделать первый выстрел. Если Иран попытается противодействовать данной блокаде, это может стать сигналом к началу еще одного американского проекта разрушения, уже четвертого за десять лет. Результатом предыдущих проектов стало разорение народов Ливии и Афганистана, а также Ирака, которые сейчас вкушают плоды американской «свободы» и «демократии».

11 января газета «Вашингтон пост» сообщила: «В дополнение к прямому давлению на иранских лидеров, еще одним вариантом, [по словам неназванного сотрудника разведки США], является то, что [санкции] породят ненависть и недовольство среди населения, и это заставит иранских лидеров осознать необходимость изменения своей политики». До чего же обаятельны в XXI веке все эти приемы и цели лидера «свободного мира».

Неоконсервативный образ мышления — а Барака Обаму можно смело причислить к частым попутчикам неоконсерваторов — выглядит еще более очаровательно. Вот, к примеру, Дэниел Плетка (Danielle Pletka), вице-президент по исследованиям международной и оборонной политики в одном из наиболее известных неоконсервативных исследовательских центров — Институте американского предпринимательства (American Enterprise Institute):

«Самой большой проблемой для Соединенных Штатов является не то, что Иран обзаведется ядерным боеприпасом и испытает его, а то, что Иран получит ядерный боеприпас и не испытает его. Поскольку в ту же секунду, как они получат это оружие и не сделают ничего плохого, все газетчики прибегут к нам и скажут: «Смотрите, мы говорили вам, что Иран — это ответственное государство. Мы говорили вам, что Иран не собирается обзаводиться ядерным оружием, чтобы его немедленно использовать»… И они, в конце концов, сделают вывод, что обладающий ядерным оружием Иран не является проблемой» [170] .

Что нам делать с этой и со всеми другими приведенными выше цитатами? Я думаю, что все это возвращает нас к моему исходному тезису — статус «единственной ядерной державы на Ближнем Востоке» является безусловным козырем для Израиля. Готовы ли США и Израиль к войне ради удержание этого козыря?

 

Арабские лидеры — арабский народ

Одна из наиболее частых тем, присутствующих в материалах «Викиликс», — это маниакальная одержимость Вашингтона Ираном. В одной стране за другой Соединенные Штаты оказывают все возрастающее давление на правительства с целью затянуть потуже удавку не шее Ирана, сделать американские санкции максимально широкими и болезненными, раздуть мнимую иранскую ядерную угрозу, препятствовать налаживанию нормальных связей, как будто Иран является каким-то прокаженным.

«Страх перед «другим миром» в случае, если Иран получит в свои руки ядерное оружие. Посольские телеграммы раскрывают, как США без устали уговаривает и принуждает правительства других стран не оказывать помощи Тегерану», — гласит заголовок газеты «Гардиан» от 28 ноября 2010 года. А нам еще говорят, что правительства арабских стран поддерживают Соединенные Штаты в этом начинании, что страх перед Ираном имеет широкое распространение. Демократ Джон Керри, председатель сенатского комитета по международным делам, также подключился к этой кампании: «То, что я слышал из уст короля Абдуллы [Саудовская Аравия] и Хосни Мубарака [египетский президент], а также от других, известно сегодня всем». По его словам, существует «общее понимание по Ирану» («Гардиан», 2 декабря). Чтобы все это имело какое-то значение, то же самое должны чувствовать все народы арабских стран, а не только их лидеры-диктаторы. Давайте же обратимся к цифрам.

В сентябре 2010 года социологическая служба Zogby International совместно с Мэрилендским университетом провели ежегодный социологический опрос арабской общественности в Египте, Иордании, Ливане, Марокко, Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратах. Приведем некоторые его результаты:

• «Если Иран получит ядерное оружие, какой из предложенных вариантов оценки развития ситуации на Ближнем Востоке кажется вам более вероятным?»: «Будет лучше» — 57 %, «не имеет значения» — 20 %, «будет хуже» — 21 %.

• Среди тех, кто считает, что Иран стремится к обладанию ядерным оружием, 70 % полагают, что Иран имеет право на свою ядерную программу.

• «В мире, где есть только одна сверхдержава, какую из следующих стран вы бы предпочли видеть этой сверхдержавой?»: Франция — 35 %, Китай — 16 %, Германия — 13 %, Великобритания — 9 %, Россия — 8 %, Соединенные Штаты — 7 %, Пакистан — 6 %.

• «Назовите две страны, которые, по вашему мнению, представляют для вас наибольшую угрозу»: Израиль — 88 %, США — 77 %, Алжир — 10 %, Иран — 10 %, Великобритания — 8 %, Китай — 3 %, Сирия — 1 %.

• «Кого из мировых лидеров (за пределами вашей страны) вы уважаете больше?»: (неполный список) Реджеп Эрдоган [Турция] — 20 %, Уго Чавес — 13 %, Махмуд Ахмадинежад — 12 %, Хассан Насралла [«Хезболла», Ливан] — 9 %, Усама бен Ладен — 6 %, Саддам Хусейн — 2 % (Барак Обама не упомянут).

 

Пытались напугать миром… Еще чуть-чуть — и поверили бы

(11 декабря 2007 года)

В докладе разведывательного сообщества США за 2007 год «Национальная разведывательная оценка обстановки (NIE) — Иран: ядерные намерения и потенциал» жирным шрифтом обозначен следующий тезис: «Данный доклад NIE не [выделено в оригинале] допускает, что Иран стремится заполучить ядерное оружие… Мы с большой долей уверенности утверждаем, что осенью 2003 года Тегеран остановил свою программу ядерных вооружений».

Разве не хорошая новость, что Иран не собирается нападать на Соединенные Штаты или Израиль с применением ядерного оружия? Несомненно, все сейчас очень рады тому, что ужас и страдания, которые подобное нападение могло бы причинить этому старому миру (не говоря уже об американском или израильском возмездии или превентивном ударе), остались в прошлом. Давайте обратимся к некоторым радостным комментариям со стороны американских лидеров.

Сенатские республиканцы планируют предложить создать парламентскую комиссию по изучению выводов доклада NIE относительно того, что Иран остановил свою программу создания ядерного оружия в 2003 году.

Советник президента США по национальной безопасности Стивен Д. Хэдли (Stephen Hadley) заявил: доклад «говорит нам о том, что риск получения Ираном ядерного оружия представляет собой серьезную проблему».

Министр обороны Роберт Гейтс (Robert Gates) «страстно доказывал на конференции по безопасности в Персидском заливе… что, по данным разведки США, Иран может возобновить свою секретную ядерную программу в любое время и остается серьезной угрозой всему региону».

Джон Р. Болтон (John Bolton), бывший посол президента Джорджа Буша в Организации Объединенных Наций и агрессивный неоконсерватор, пренебрежительно отозвался о данном докладе: «Я никогда не основывал свои взгляды на разведывательных сводках текущей недели».

А сам Джордж Буш добавил:

«Смотрите, Иран был опасен, Иран сейчас опасен и Иран будет опасен, если у них будут необходимые знания для создания ядерного оружия. В докладе NIE говорится, что Иран имел тайную программу создания ядерного оружия. Вот что там сказано. Почему, спрашивается, они не могут начать еще одну тайную ядерную программу?.. Ничего в данном докладе не изменилось настолько, чтобы можно было сделать вывод: «Хорошо, почему бы нам не перестать об этом беспокоиться?». Напротив. Я думаю, доклад NIE ясно говорит, что Иран следует воспринимать всерьез. Мое мнение не изменилось» [176] .

Вот так! Ну, может быть, в Израиле реакция была более позитивной? Вот отчет Ури Авнери (Uri Avnery), ведущего израильского газетного обозревателя:

«Земля задрожала под ногами. Наши политические и военные лидеры были в шоке. Заголовки переполнены яростью… Разве мы не должны быть вне себя от радости? Разве люди в Израиле не должны танцевать на улицах? В конце концов, мы же спасены!.. О чудо, больше не надо ждать никакой бомбы в любой момент. Злобный Ахмадинежад может сколько угодно нам угрожать — у него нет средств, чтобы причинить нам вред. Разве это не повод для праздника? Почему все это воспринимается как национальная катастрофа?» [177] .

Мы не должны забывать одну вещь: Америка, подобно Израилю, дорожит своими врагами. Без врагов Соединенные Штаты будут похожи на нацию без нравственной цели и ориентиров. Различным менеджерам доктрины национальной безопасности нужны враги, чтобы защитить свои должности, оправдать свои раздутые бюджеты, превознести свою работу, дать себе цель в жизни, послать полные машины денег налогоплательщиков корпорациям, в которых данные менеджеры будут работать после ухода с государственной службы. Они слишком хорошо, даже до боли хорошо, понимают нужность врагов.

Вот что сказал полковник США Деннис Лонг (Dennis Long) в 1992 году, сразу после окончания холодной войны, когда он отвечал за готовность бронетехники на базе в Форт-Ноксе:

«В течение 50 лет мы закупали снаряжение для нашей футбольной команды, тренировались по пять дней в неделю и не сыграли ни одного матча. У нас был явный противник, обладавший ясными качествами, которые мы изучали. [Теперь] нам придется тренироваться изо дня в день, не имея представления о чужой команде. У нас не будет плана игры, мы не будем знать, на каком стадионе планируется игра или сколько людей выйдут на поле. Все это крайне тревожно для военных, особенно когда вы стараетесь оправдать существование своей организации и своих систем» [178] .

В любом случае, все вышесказанное не имеет никакого значения, если Иран не намерен нападать на Соединенные Штаты или Израиль. Причем у них не было бы подобного намерения, даже если бы они обладали большим арсеналом ядерного оружия.

 

Преднамеренное недоразумение

(6 ноября 2007 года)

«Международное недоразумение почти всегда случается преднамеренно: все дело в противоречии терминов; умышленное недоразумение — это противоречие, поскольку для того, чтобы неправильно понять умышленно, надо, как минимум, предполагать, если уж не фактически знать, что вы намереваетесь неправильно понять» (Инок Пауэлл — Enoch Powell, британский парламентарий, 1983 год) [179] .

В октябре 2007 года израильский министр иностранных дел Ципи Ливни заявила собравшимся в Организации Объединенных Наций мировым лидерам, что пришло время принять меры против Ирана:

«Все согласны с тем, что Иран отрицает Холокост и открыто говорит о своем желании стереть государство-член, мое государство, с карты мира. Все согласны с тем, что в нарушение резолюций Совета Безопасности Иран активно пытается заполучить средства для достижения данной цели. Слишком многие видят эту опасность, но предпочитают пройти мимо, надеясь, что кто-то другой займется ею… Пришло время, чтобы Организация Объединенных Наций и страны мира выполнили свое обещание — «никогда больше». Пришло время, чтобы сказать: «Хватит!», чтобы действовать сейчас и защитить наши базовые ценности» [180] .

Однако, как уже упоминалось ранее, по информации газеты «Гаарец» (Haaretz, часто называемой «Нью-Йорк таймс» Израиля), эта самая Ципи Ливни заявила несколькими месяцами ранее в ходе ряда закрытых совещаний, что, по ее мнению, иранское ядерное оружие не представляет угрозы для Израиля. И то же время она раскритиковала муссирование [израильским] премьер-министром Эхудом Ольмертом вопроса об иранской бомбе, обвинив его в том, что таким образом он пытается заручиться поддержкой общества, используя его самые примитивные страхи. Ну что прикажете делать с такими противоречащими друг другу заявлениями, с таким двуличием высшей пробы?

А вот что говорит Фарид Закариа (Fareed Zakaria), редактор еженедельника «Ньюсуик» и ведущий авторской аналитической программы на CNN:

«Единственный раз, когда мы серьезно вели переговоры с Тегераном, — в заключительные дни войны в Афганистане [начало 1990-х]. Нашей целью было создание в стране нового политического режима. По словам представителя Джорджа Буша на конференции в Бонне Джеймса Доббинса (James Dobbins), «иранцы были очень профессиональны, прямы, надежны и полезны. Они также были ключевым фактором нашего успеха. Они уговорили Северный альянс [афганские противники «Талибана»] пойти на окончательные уступки, о которых мы просили». Доббинс сказал, что иранцы предпринимали через него попытки сближения с Соединенными Штатами и другими странами в 2001-м и в последующие годы, однако не получили ответа. Даже после речи об «оси зла» они предложили сотрудничество в Афганистане. Доббинс доложил об этом предложении на совещании руководящих лиц в Вашингтоне, однако там оно наткнулось на стену молчания. Бывший в то время министром обороны Дональд Рамсфелд «опустил взгляд и стал перебирать свои бумаги». Никакого ответа иранцам так и не было послано. Действительно, чего терять время? Они же сумасшедшие» [182] .

Джеймс Доббинс пишет далее:

«Первоначальный вариант боннского соглашения… не упоминал ни про демократию, ни про войну с терроризмом. Именно иранский представитель заметил эти упущения и с успехом настоял на том, чтобы для вновь создаваемого афганского правительства было прописано обязательство уважать оба данных принципа [183] .

Спустя всего несколько недель после того, как Хамид Карзай был приведен к присяге в качестве временного руководителя Афганистана, президент Буш причислил Иран к «оси зла» — странная благодарность Тегерану за помощь в Бонне. Еще через год, сразу после вторжения в Ирак, все двусторонние контакты с Тегераном были прерваны. С тех пор конфронтация по поводу ядерной программы Ирана только усилилась» [184] .

Вскоре после вторжения США в Ирак в 2003 году Иран сделал еще одну попытку сближения с Вашингтоном через посла Швейцарии, который отправил факс в Государственный департамент. «Вашингтон пост» охарактеризовала его как «предложение со стороны Ирана наладить широкий диалог с Соединенными Штатами. В письме говорилось о готовности обсуждать любые вопросы, включая полное сотрудничество по ядерным программам, признание Израиля, прекращение поддержки Ираном военизированных палестинских группировок». Администрация Джорджа Буша предпочла «принизить значение данной инициативы. Вместо этого они официально выразили недовольство послу Швейцарии, пославшему данный факс». Ричард Хаасс (Richard Haass), бывший в то время руководителем Отдела политического планирования Госдепартамента, а ныне являющийся президентом Совета по международным отношениям (CFR), сказал, что иранская попытка сближения была резко отвергнута, потому что администрация в то время «склонялась к политике, направленной на смену режима».

Вот так-то. Израильтяне это знают, американцы это знают — Иран не представляет никакой военной угрозы. Перед вторжением в Ирак я поставил вопрос: какой возможный мотив мог бы быть у Саддама Хусейна, чтобы напасть на Соединенные Штаты или Израиль, кроме как непреодолимое стремление к массовому национальному самоубийству? У него не было никакого мотива, как его нет и у иранцев.

 

Глава 6

ДЖОРДЖ УОКЕР БУШ

 

«Выходите из Белого дома с поднятыми руками!»

(21 мая 2006 года)

«Меня называли брат, Джон, папа, дядя, друг, — заявил на суде в штате Мэриленд Джон Аллен Мухаммад (John Allen Muhammad). — Теперь меня называют зло». Мухаммад, раннее известный как «вашингтонский снайпер», предстал перед судом по обвинению в шести убийствах, совершенных в штате Мэриленд в 2002 году. Будучи уже приговоренным к смерти в штате Вирджиния за несколько других убийств, он, вопреки имеющимся против него уликам, включая ДНК, отпечатки пальцев, результаты баллистической экспертизы найденной в его машине винтовки, продолжал настаивать на своей невиновности.

Поскольку я лишен реальной политической власти, мне остается только предаваться мечтам: зал суда в какой-нибудь освобожденной части мира, в не очень далеком будущем, суд, показания обвиняемого. «Меня называли брат, Джордж, сынок, папа, дядя, друг, Дабл-ю, губернатор, президент. Теперь меня называют военный преступник», — говорит он печально, настаивая на своей невиновности, несмотря на приведенные против него неопровержимые доказательства.

Неужели этот человек не может прислушаться к своему сердцу или разуму, не может понять, что иммунная система Америки пытается его отторгнуть? Скорее всего, нет. В любом случае, не в большей мере, чем его сообщник.

В 2004 году вице-президент Дик Чейни посетил бейсбольный матч на стадионе «Янки». Во время пения гимна «Боже, спаси Америку» в перерыве седьмого периода на экране электронного табло показывали лицо вице-президента. Его изображение было встречено таким мощным неодобрением, что изображение быстро убрали.

Тем не менее в прошлом месяце Дик Чейни появился на открытии нового стадиона бейсбольного клуба «Вашингтон Нэшионалс» и сделал первую подачу. «Вашингтон пост» сообщала: «Он притягивал к себе неодобрительные возгласы с того момента, как появился на поле, и до тех пор, пока не покинул его трусцой. Учитывая надпартийный характер этой национальной игры, насмешливые выкрики были на удивление громкими и продолжительными и смогли заглушить слабые аплодисменты, доносившиеся с верхнего яруса». Интересно, рискнет ли Дик Чейни еще когда-нибудь появиться перед большой аудиторией на мероприятии, которое не будет тщательно спланирован и где соберутся люди исключительно правых взглядов. Даже это может не помочь.

Дважды за последние несколько месяцев публичные выступления Дональда Рамсфелда прерывались выкриками присутствующих, которые называли его военным преступником и обвиняли во лжи с целью втянуть Соединенные Штаты в войну. Один из таких инцидентов имел место в конференц-зале респектабельного Национального пресс-клуба в Вашингтоне, а второй — на форуме, проходившем в не менее респектабельном Южном центре международной политики (Southern Center for International Policy) в городе Атланта.

В Чили в ноябре 2005 года в преддверии суда по обвинению в смерти тысяч людей бывший диктатор Аугусто Пиночет заявил судье: «Я скорблю по этим потерям и страдаю за них. На все воля Бога, и он простит мне, если я допустил какие-либо перегибы, чего, как я считаю, я не совершал».

Даже Дабл-ю (так иронично называют Буша-младшего в Америке, по первой букве отчества W. — Прим. ред.) не смог бы сказать лучше. Остается только надеяться, что однажды мы сможем заставить его предстать перед судьей, только не перед одним из тех, которых он сам и назначил.

 

После суда над военными преступниками нам нужно будет провести второй процесс над теми, кто повинен в бесстыдной лжи, грубом издевательстве над здравым смыслом, банальной глупости и дурацких выходках

В своем выступлении 29 марта 2006 года в организации «Фридом Хаус» (Freedom House) в Вашингтоне Джордж Буш отметил:

«Мы являемся страной глубокого сострадания. Нам не все равно. Одно из великих качеств Америки, одна их прекрасных черт нашей страны состоит в том, что когда мы видим, как на СВУ [самодельном взрывном устройстве] подрывается невинный ребенок, — мы плачем. Нам не важно, какой религии этот ребенок или где он живет, мы просто плачем. Это нас расстраивает. Враг знает об этом, и он готов убивать с тем, чтобы поколебать нашу уверенность» [190] .

Выражаясь словами Вольтера: «Те, кто может заставить вас поверить в абсурд, может заставить вас совершать злодеяния».

 

Если вы думаете, что тупость, ложь, двуличие, цинизм, жестокость и высокомерие никогда уже не смогут быть глубже, чем сейчас…

Вот что сказал Джордж Буш-старший, выступая с речью в Академии ВВС 29 мая 1991 года:

«Нигде опасность распространения оружия не велика так, как на Ближнем Востоке. Проведя консультации с правительствами стран внутри данного региона и за его пределами для определения путей замедления и затем поворота вспять наращивания ненужных и дестабилизирующих обстановку вооружений, сегодня я предлагаю инициативу по контролю над вооружениями на Ближнем Востоке. Она включает в себя обязательства поставщиков в отношении экспорта обычных вооружений, барьеры для экспорта, способствующего созданию оружия массового поражения, немедленную заморозку и затем запрет на поставку в регион ракет класса «земля — земля», а также запрет на производство материалов для ядерного оружия».

На следующий день, 30 мая 1991 года, министр обороны Дик Чейни объявил, что Соединенные Штаты поставят Израилю боевые самолеты американского производства на сумму 65 млн долларов, а также профинансируют большую часть новой израильской ракетной программы.

В той же речи Джордж Буш-старший объявил: «Сегодня наши военнослужащие в Персидском заливе, измученные месяцами жизни в пустыни, помогают страдающим курдам». Правда состояла в том, что после завершения в феврале боевых действий в рамках войны в Персидском заливе Соединенные Штаты делали все возможное, чтобы подавить курдское восстание против режима Сад дама Хусейна — восстание, к которому американская администрация открыто подбивала курдов и шиитов, играя взятую на себя роль вечного освободителя-демократа. Однако после того как ситуация немного успокоилась, перспектива возникновения курдской автономной области поблизости от американского союзника Турции и создания ирако-иранской шиитской коалиции поблизости от саудовских союзников заставила Соединенные Штаты пересмотреть свое отношение к успешному завершению восстания. Таким образом, курды и шииты были предоставлены своей незавидной судьбе. Но что здесь скажешь, это же бизнес.

Еще через несколько секунд папе Бушу удалось выдавить из себя следующие слова: «Мы не диктуем странам, каким путем они должны идти».

 

Важное место в риторике администрации Джорджа Буша-младшего отведено теме гражданских свобод

«Это — ограниченная программа, призванная предотвратить будущие нападения на Соединенные Штаты Америки, я повторяю — ограниченная», — заявил президент Джордж Буш в 2006 году, говоря о слежке за американцами, проводимой Агентством национальной безопасности без санкции суда. Однако давайте воздадим дьяволу должное. Легко прекратить программу слежки внутри страны, но при этом факт остается фактом — это действительно ограниченная программа. Она ограничена теми, за кем шпионят. Никто, я повторяю — никто, за кем не шпионят, на подвергается слежке.

Томас Джефферсон говорил, что цена свободы — вечная бдительность. Однако он, конечно же, имел в виду граждан, наблюдающих за правительством, но никак не наоборот.

 

Брак, заключенный на небесах… или в Албании

Бывший советник Белого дома Харриет Майерс (Harriet Miers) однажды назвала Джорджа Буша самым замечательным человеком, которого она когда-либо знала. Сегодня она уже больше не одинока в своей странной маленькой обитой изнутри войлоком палате. 10 июня 2007 года в ходе визита президента в Албанию (считающуюся сегодня, как и во времена, когда она была советским сателлитом, самой отсталой страной во всей Европе) жители города Фуше-Круйе радостно скандировали «Буши! Буши!», а албанский премьер-министр захлебывался от восторга, говоря о «величайшем и самом выдающемся госте, который когда-либо нас посетил».

Данное сообщение, опубликованное ведущим колонки «Вашингтон пост» Юджином Робинсоном (Eugene Robinson), побудило одного из читателей написать в газету письмо, в котором помимо прочего говорилось: «По поводу редакционного комментария Юджина Робинсона от 12 июня… Рано или поздно кто-то должен был презрительно отозваться о приеме, оказанном Бушу в Албании… [Робинсон] высокомерно пишет о «чудесном моменте Бората наоборот»… Поддержка США, оказанная Албании после падения коммунизма, объясняет албанскую благодарность по отношению к Соединенным Штатам».

Ну конечно же, чудесное падение коммунизма и даже еще более чудесное рождение демократии, свободы, капитализма — и это наряду с ростом бедности и лишений в этом бывшем советском владении. Что на самом деле произошло, так это на первых выборах в «свободной Албании» в марте 1991 года оглушительную победу одержали коммунисты. Что же после этого сделали Соединенные Штаты? Конечно же, развернули кампанию, нацеленную на свержение именно этого законно выбранного правительства. Годом ранее в соседней Болгарии, еще одном бывшем советском союзнике, коммунисты также одержали победу на выборах. Соединенные Штаты и здесь добились их свержения. Это были первые после окончания холодной войны ненасильственные свержения правительств в странах бывшего Советского Союза и его союзников, организованные и профинансированные Соединенными Штатами.

 

Глава 7

КОНДОЛИЗА РАЙС

 

Неужели этой чуши недостаточно, чтобы высушить ваш мозг?

Выступая 5 апреля 2006 года перед сенатским Комитетом по иностранным делам по теме ядерных соглашений между США и Индией, госсекретарь Кондолиза Райс заявила:

«Индия — это открытое и свободное общество. Она прозрачна и стабильна. Она многонациональна. Это демократия со множеством религий, характеризующаяся уважением свобод личности и верховенством закона. Это страна, с которой нас связывают общие ценности… Индия превращается в глобальную силу, которая, по нашему мнению, станет одним из столпов стабильности в быстро меняющейся Азии. Другими словами, если сказать кратко, Индия — это естественный партнер Соединенных Штатов».

В тот же день Государственный департамент опубликовал отчет о соблюдении прав, в котором об Индии говорилось следующее:

«Правительство в целом уважает права своих граждан и продолжает принимать меры для сдерживания нарушений прав человека, хотя серьезные проблемы остаются. К их числу относятся внесудебные расправы, похищения, смерть во время нахождения под стражей, чрезмерное использование силы, незаконные аресты, пытки, плохие условия содержания в тюрьмах, слишком долгое содержание под стражей до начала судебного процесса, особенно в связи с борьбой против повстанцев в штате Джамму и Кашмир. Уровень насилия в обществе и дискриминация в отношении женщин, торговля женщинами и детьми для принуждения их к проституции и использования в качестве рабочей силы, искусственное прерывание беременности, если плод женского пола, а также убийство новорожденных детей по-прежнему вызывают беспокойство. Слабое правоприменение, повсеместная коррупция, отсутствие ответственности и чрезмерно перегруженная судебная система ослабляют осуществление правосудия».

 

Леди-дракон получила свое, хотя бы немного

Мы — оппозиционеры, мы — маргиналы в Америке, нам редко выпадает случай для публичной защиты и отстаивания нашей позиции на официальной политической арене. «Плохим парням», похоже, всегда удается нас обойти и выйти сухими их воды. Именно поэтому мне доставило некоторое удовольствие услышать, как 18 января 2005 года во время сенатских слушаний по своей кандидатуре на должность госсекретаря Кондолиза Райс получила словесную пощечину от сенатора Барбары Боксер, которая подробным образом задокументировала некоторые серьезные ложные заявления и нестыковки, допущенные Райс в ее попытках оправдать войну в Ираке. Ничего такого, что бы мы, оппозиционеры, не сообщали многократно раньше, произнесено не было, однако факт публичного противостояния с леди-драконом заслуживал внимания уже сам по себе.

Когда Кондолиза Райс попросила задавать ей вопросы, «без того чтобы ставить под сомнение ее объективность или честность», чувствовалось, что ее голос был явно напряжен. Она продолжала защищать свои прежние высказывания и по ходу даже немного переписала историю, заявив, что бесполетные зоны, использовавшиеся США и Великобританией как повод для нанесения многочисленных бомбовых ударов по Ираку, были санкционированы ООН. Нет, на самом деле все не так — это была совместная частная инициатива Вашингтона и Лондона. Затем она сказала, что у США было достаточно оснований опасаться Саддама Хусейна, потому что мы знали, что он обладает биологическим потенциалом, забыв при этом упомянуть — знали об этом именно потому, что сами обеспечили его этим потенциалом в 1980-е годы.

Я даже подумал, что если бы сенаторы оспорили и эти новые заявления Кондолизы Райс наряду со множеством других ее сомнительных высказываний относительно Кубы, Гаити и Венесуэлы (например, она сказала, что ей в голову не приходит ничего положительного по поводу правительства Уго Чавеса), леди-дракон могла бы дрогнуть.

Мне вспомнился Хамфри Богарт в фильме «Бунт на «Кейне», когда в ходе интенсивного допроса перед следственной комиссией ВМС он внезапно вынимает из кармана пару металлических шаров и начинает нервно перебирать их. Это стало концом капитана Квига.

Что, разве бедному оппозиционеру и помечтать нельзя?

 

Ничто не сравнится с шоу-бизнесом

(2010 год)

Она играла фортепианный концерт Моцарта ре-минор.

И аккомпанировала единственной и неповторимой Арете Франклин. Благотворительное гала-представление в Филадельфии.

На домашней сцене Филадельфийского оркестра.

Перед восемью тысячами зрителей.

И им это очень понравилось.

Сколькие из присутствующих знали, что за роялем сидит настоящий военный преступник, которому еще не предъявлены обвинения?

Виновный в преступлениях против человечества. Защитник пыток.

Руки пианиста, запятнанные кровью.

Руководитель, чей стиль работы в течение многих лет характеризовался двуличием, дезинформацией и откровенной ложью.

Да кому из зрителей это было интересно? Это же Америка.

Родина «хороших парней».

Она же борется против «плохих парней». И мы все знаем, что шоу должно продолжаться.

Поэтому давайте лучше послушаем… Давайте послушаем настоящего чисто американского мастера… Давайте послушаем нашу виртуозную любимицу… Багдадскую душеньку… Мисс Кондолизу Райс!

 

Глава 8

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА, ГРАЖДАНСКИЕ СВОБОДЫ И ПЫТКИ

 

Несмываемое пятно на всем человечестве

(8 июня 2007 года)

В отчете, помещенном в мартовском номере за 2007 год журнала Американской медицинской ассоциации «Архивы общей психиатрии» (Archives of General Psychiatry) и составленном на основе интервью с сотнями людей, переживших конфликты 1990-х годов в бывшей Югославии, делается вывод:

«Методики активного ведения допроса или содержания под стражей, включающие в себя невозможность удовлетворения базовых потребностей, использование негативных внешних факторов, насильственное удержание в неудобных положениях, надевание на голову мешка или завязывание глаз, изоляция, ограничение движения, принудительное раздевание, применение угроз, унизительное обращение и другие психологические манипуляции, по сути, мало отличаются от физических пыток в плане причиняемых ими психических страданий, действия механизмов травматического стресса и других долгосрочных травматических последствий».

В отчете сообщается также, что данные выводы не поддерживают тезис о существовании различия между пыткой и «другим жестоким, негуманным и унизительным обращением» (выражение, заимствованное из Всеобщей декларации прав человека 1948 года и часто используемое в международных правозащитных конвенциях и декларациях). Хотя данные конвенции запрещают оба типа действий, в отчете отмечается, что «подобное различие тем не менее подкрепляет ложное представление о том, что жесткое, негуманное и унизительное обращение причиняет меньше вреда и, следовательно, является допустимым при определенных чрезвычайных обстоятельствах».

Данные выводы прямо противоречат частым заявлениям Джорджа Буша, Пентагона и других о том, что они не применяют пыток. Они бы хотели заставить весь мир поверить, что активная психологическая пытка в действительности таковой не является. Конечно, они также широко применяют методы физического воздействия, что в некоторых случаях приводило к смерти заключенного. Член Высокого суда Великобритании Эндрю Коллинз (Andrew Collins) говорит: «Американское понимание того, что является пыткой, не разделяется нами и, похоже, не совпадает с пониманием большинства цивилизованных стран».

Выводы данного отчета не могут, однако, парировать аргумент тех, кто, подобно профессору юридического факультета Гарвардского университета Алану Дершовицу (Alan Dershowitz), любит задавать классический вопрос: «Предположим, что часовой механизм бомбы уже запущен. В результате взрыва могут погибнуть много людей. Только ваш заключенный знает, где находится бомба. Будет ли допустимым применить к нему пытки для получения информации?».

Человечество веками борется за то, чтобы обуздать свои самые низкие инстинкты. Избавление от применения пыток стоит достаточно высоко в списке приоритетов. В 1984 году Генеральная ассамблея Организации Объединенных Наций сделала первый исторический шаг, приняв проект «Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания». Конвенция вступила в силу в 1987 году и была ратифицирована Соединенными Штатами в 1994 году. Во втором пункте второй статьи этой конвенции говорится: «Никакие исключительные обстоятельства, какими бы они ни были, будь то состояние или угроза войны, внутренняя политическая нестабильность или любое другое чрезвычайное положение, не могут служить оправданием пыток».

Данный предельно ясный, недвусмысленный и принципиальный язык использован для того, чтобы определить единый стандарт для мира, в котором сегодня все сложнее испытывать гордость за человечество. Мы не можем позволить себе откатиться назад. Как только пытки начинают рассматриваться в качестве возможности, они тут же превращаются в реальность. Если сегодня станет возможным пытать лицо, имеющее жизненно важную информацию, то завтра станут это делать и в отношении его коллеги по работе или его жены и ребенка, которые, как можно заподозрить, могут знать не меньше. Согласились бы мы на возрождение рабства, пускай даже на короткое время, для решения чрезвычайной ситуации или же в каких-либо высших интересах?

«Я лично скорее умру, чем буду пытать кого-нибудь, чтобы спасти свою жизнь», — сказал Крейг Маррей (Craig Murray), бывший британский посол в Узбекистане. Он потерял свою работу после того, как в 2003 году публично осудил узбекский режим за систематическое использование пыток.

Если приоткрыть пыткам окно, даже чуть-чуть, всю комнату заполнит холодный воздух Средневековья.

 

О пытках серьезно или не очень

(4 марта 2009 года)

В Камбодже они снова пытаются провести суд над бывшими высокопоставленными лицами режима красных кхмеров за военные преступления и преступления против человечества, совершенные в период с 1975 по 1979 год. Обвиняемым на суде, организованном ООН, сегодня выступает Канг Кек Иеу (Kaing Guek Eav). Он руководил центром пыток красных кхмеров, признался в совершенных зверствах, однако настаивает на том, что выполнял приказы. Как мы все знаем, этот довод отверг еще Нюрнбергский трибунал в отношении обвиняемых нацистов. Это должно быть всем известно, не так ли? Мы ведь даже смеемся над нацистами, которые заявляли: «Я всего лишь выполнял приказы!». Тем не менее администрации Джорджа Буша и Барака Обамы высказались в поддержку данного довода. Вот что сказал по этому поводу глава ЦРУ Леон Панетта:

«Вот что тревожит меня и что также тревожит президента — те, кто действовал в рамках правил, предоставленных генеральных прокурором в качестве толкования закона [применительно к пыткам], и следовал этим правилам, не должен нести наказание. И… я не стал бы, конечно, поддерживать расследование или преследование в отношении таких лиц. Я думаю, они выполняли свою работу» [201] .

«Действовали в рамках правил», «следовали правилам», «делали свою работу» — это, безусловно, то же самое, что выполнять приказы.

В ратифицированной Соединенными Штатами Конвенции ООН против пыток сказано предельно ясно: «Приказ вышестоящего начальника или государственной власти не может служить оправданием пыток». Конвенция против пыток вводит запрет на них, являющийся краеугольным камнем международного права и принципом, равным по значимости запрету рабства и геноцида.

Конечно, те, кто отдает приказы, несут не меньшую вину. Как раз в день инаугурации Барака Обамы специальный докладчик Организации Объединенных Наций по пыткам, ссылаясь на конвенцию, призвал Соединенные Штаты начать преследование бывшего президента Джорджа Буша и министра обороны Дональда Рамсфелда за пытки и плохое обращение с заключенными в тюрьме Гуантанамо.

Президент Барак Обама уже несколько раз указывал на свое нежелание проводить преследование официальных лиц администрации Джорджа Буша за военные преступления, высказываясь в таком духе: «Я не думаю, что кто-то должен быть выше закона. С другой стороны, я также считаю, что нам надо двигаться вперед, вместо того чтобы оглядываться назад». Именно так камбоджийский премьер-министр Хун Сен (Hun Sen) объяснил свое нежелание наказывать лидеров красных кхмеров. В декабре 1998 года он заявил: «Нам надо выкопать яму и похоронить там прошлое, нам надо смотреть в XXI век, не испытывая тяжести груза прошлого». С тех пор Хун Сен неизменно находится у власти, и за все эти годы ни один из лидеров красных кхмеров не был осужден за свою роль в этом массовом убийстве.

Не предъявляя обвинений и даже не проводя расследования в отношении официальных лиц администрации Джорджа Буша, Барак Обама фактически дает понять, что они находятся над законом. Так же, как и официальные лица режима красных кхмеров. По словам Майкла Ратнера (Michael Ratner), профессора юридического факультета Колумбийского университета и президента Центра конституционных прав, преследование официальных лиц администрации Джорджа Буша необходимо для определения будущей политики против пыток:

«Единственный путь для предотвращения повторения подобного в будущем — это добиться, чтобы те, кто ответственен за программу пыток, заплатили бы за это. Я не вижу, каким образом мы сможем восстановить нашу нравственную репутацию, если позволим тем, кто был тесно связан с программами пыток, просто сойти со сцены и продолжать жить без каких-либо осложнений» [204] .

Одна из причин отказа от привлечения к ответственности может состоять в том, что ряд процессов над официальными лицами администрации Джорджа Буша, которые способствовали использованию пыток, мог бы показать всем, что демократы не только не выступали против данной политики, но и в различных формах участвовали в ее реализации.

Следует также отметить, что Соединенные Штаты поддерживали Пол Пота (умер в апреле 1998 года) и красных кхмеров в течение нескольких лет после того, как они были свергнуты вьетнамцами в 1979 году. Данная поддержка началась еще при Джимми Картере и его советнике по национальной безопасности Збигневе Бжезинском и затем продолжалась при Рональде Рейгане. Давняя досада американских рыцарей холодной войны по отношению к Вьетнаму — маленькому государству, которое не смогла сломить гигантская мощь США, вкупе с его кажущейся близостью с Советским Союзом — являются, похоже, единственным объяснением данной политики. Супердержава не прощает унижения.

Не следует также забывать в этой сложной и поучительной истории, что красные кхмеры, по всей вероятности, никогда бы не пришли к власти и даже не предприняли бы для этого серьезных усилий, если бы не массированные американские ковровые бомбардировки Камбоджи в 1969–1970 годах и не свержение принца Сианука при поддержке США в 1970 году, с заменой его на человека, тесно связанного с Соединенными Штатами. Спасибо вам, Ричард Никсон и Генри Киссинджер, хорошо поработали, парни!

Кстати, если вам еще не надоели многочисленные выдвиженцы Барака Обамы, послушайте, что сказал Джеймс Джонс (James Jones) в начале своего выступления на Мюнхенской конференции по вопросам безопасности 8 февраля 2009 года: «Спасибо за чудесные слова уважения, сказанные вчера в адрес Генри Киссинджера. Мои поздравления. Как самый свежий советник по национальной безопасности Соединенных Штатов я ежедневно следую указаниям доктора Киссинджера».

И последнее. Недавно Высокий суд Испании объявил о намерении начать расследование военных преступлений в отношении бывшего израильского министра обороны и еще шестерых высокопоставленных сотрудников службы безопасности в связи с их ролью в нанесении бомбового удара по сектору Газа в 2002 году, жертвами которого стали один из командиров движения «Хамас» и 14 гражданских лиц. В последнее время Испания является мировым лидером по применению «универсальной юрисдикции» в отношении нарушения прав человека, о чем свидетельствует предъявление официальных обвинений чилийскому диктатору Аугусто Пиночету около десяти лет назад. В израильском деле бомба была сброшена на дом лидера «Хамаса», а большинство погибших — дети.

Соединенные Штаты проделывают то же самое ежедневно в Афганистане и Пакистане. Учитывая нежелание американских президентов применять даже собственную «национальную юрисдикцию» к американским официальным лицам, ставшим по совместительству военными преступниками, мы можем лишь надеяться, что кто-нибудь напомнит испанским властям несколько фамилий: Буш, Чейни, Рамсфелд, Пауэлл, Райс, Фейт (Douglas Feith, заместитель министра обороны. — Прим. ред.), Пёрл (Richard Perle, один из членов ядра неоконсерваторов. — Прим. ред.), Ю (John Yoo, главный юрист Белого дома, занимавшийся правовым обеспечением пыток. — Прим. ред.) и некоторых другие — тех, у которых явно отсутствует определенная часть сознания. В этом деле нет даже необходимости полагаться только на международное право, поскольку есть американский закон против военных преступлений, принятый в 1996 году Конгрессом, в котором большинство принадлежало республиканцам.

В статье об израильском деле известный израильский обозреватель Ури Авнери (Uri Avnery) попытался ухватить сущность израильского общества, порождающего подобных военных преступников и подобные военные преступления. Вот что он написал:

«Данная система оболванивает своих учеников с помощью дикого племенного культа, полностью этноцентричного, рассматривающего всю мировую историю не иначе как бесконечную череду еврейских жертв. Это религия «избранного народа», безразличная к другим народам, религия, не проявляющая жалости ни к кому, кто не является евреем, прославляющая санкционированный Богом геноцид, описанный в ветхозаветной книге Иисуса Навина» [210] .

Для того чтобы применить данное высказывание к Соединенным Штатам, не нужно даже много менять — можно просто заменить «еврейских» на «американских», а «избранный народ» на «американскую исключительность».

Обе эти нации имеют еще одну важную общую особенность: при становлении Соединенных Штатов и Израиля как государств им пришлось столкнуться с одной серьезной проблемой — что делать с местным населением? Обе страны выбрали одинаковое решение — убить их. Без соблюдения законности. Без жалости.

 

Это не те пытки, что при твоем отце

(6 декабря 2005 года)

Нас приучили думать, что пытки — это нечто, связанное с действиями, подобными немецкому и японскому обращению с пленными во время Второй мировой войны, с процессами на салемскими ведьмами, испанской инквизицией, с тем, что мы видим в музеях пыток, голливудских фильмах и комиксах: растянутые на дыбе тела, люди, запертые в устройства, вдавливающие металлические наконечники в тело жертвы, выворачивающие мышцы и кости, вызывающие мучительную боль положения, прижигание плоти раскаленными до красна щипцами, выдирание ногтей, тиски для раздавливания пальцев рук и ног, выдавленные глаза, в то время как помощник палача, горбун с садистским блеском в глазах, пускает слюни от удовольствия.

Судя по отношению к этому Чейни, Буша, Гонзалеса (генеральный прокурор в администрации Буша. — Прим. ред.) и всех остальных, кто защищает пытки или отрицает их наличие, именно с такими образами, по их мнению, у нас должны ассоциироваться пытки. Они надеются, что так мы лучше усвоим: то, что делают США, вовсе не является пытками. Однако кто решил и где это написано, что исторические методики пыток, будь то реальные или вымышленные, являются их обязательной составляющей? Ни у кого из тех, кто прошел через американские казематы в Ираке, Афганистане, тюрьме Гуантанамо и любой из множества секретных тюрем ЦРУ, ни у одного американца, который бы подвергся подобному, не возникло бы и тени сомнения в том, что пережитое было пыткой. Даже простого чтения этих историй достаточно, чтобы убедить любого хоть немного восприимчивого человека (предвидя ваш вопрос, скажу сразу: это не относится к Чейни, Бушу и Гонзалесу). Я составил длинный и страшный список применяемых методик, начиная с лишения сна, использования собак, имитации утопления, содержания раздетыми на ледяном полу и заканчивая применением электрошока, введением в задний проход различных предметов, удержанием в неудобных позах в течение многих часов кряду, а также еще 99 других способов тотального унижения человеческого достоинства, многие из которых могли быть действительно позаимствованы у нацистов, японцев и иже с ними.

Примечательно, что Соединенные Штаты после войны предоставили иммунитет ряду немецких и японских палачей в обмен на информацию о методиках применения пыток.

 

Применяет ли администрация Барака Обамы пытки?

(6 апреля 2012 года)

Еще один тезис, который сторонники Барака Обамы — «обамаботы», как их презрительно называют, намекая, что они, как роботы, готовы слепо идти за ним — любят приводить в защиту своего лидера, заключается в том, что он отменил пытки. Звучит, конечно, хорошо, однако нет никаких оснований принимать данное утверждение на веру. Вскоре после инаугурации Барак Обама и Леон Панетта, новый директор ЦРУ, прямо заявили, что практика передачи подозреваемых прекращена не будет. Как сообщила газета «Лос-Анджелес таймс»: «В соответствии с недавними распоряжениями президента Обамы ЦРУ сохраняет право проводить так называемые передачи, то есть тайное похищение и передачу заключенных тем странам, которые сотрудничают с Соединенными Штатами» (имеются ввиду страны, в которых пытки не запрещены, поскольку на своей территории США не имеют права проводить пытки. — Прим. ред.).

В переводе на английский «сотрудничать» здесь означает «пытать». Передача приравнивается к пытке. Нет никаких иных причин, почему нужно передавать заключенных в Литву, Польшу, Румынию, Египет, Иорданию, Кению, Сомали, Косово или на остров Диего-Гарсия в Индийском океане, где расположены некоторые из известных центров пыток и куда часто наведывались члены аппарата национальной безопасности США. Косово и Диего-Гарсии, где размещаются крупные тайные американские военные базы, наряду с другими местами могут по-прежнему быть открытыми для применения пыток. То же можно сказать и о Гуантанамо. Более того, распоряжение президента в отношении пыток, датированное 22 января 2009 года (№ 13491 «Обеспечение законности допросов»), оставляет ряд лазеек: например, оно применяется только «во время вооруженного конфликта». Таким образом, запрет не распространяется на применение пыток американцами вне вооруженного конфликта, а именно тогда и применяется большая часть пыток в мире. Как, к примеру, насчет применения пыток в рамках контртеррористической операции?

Одно из распоряжений Барака Обамы предписывает ЦРУ использовать только те методы допроса, которые перечислены в обновленном боевом уставе сухопутных войск. Вместе с тем использование этого боевого устава в качестве руководства по обращению с пленными и проведению допросов по-прежнему разрешает одиночное заключение, сенсорную депривацию, лишение сна, запугивание и доведение до отчаяния, применение психотропных средств, манипуляции с внешней средой, например изменение температуры и шумовое воздействие, а также, возможно, использование стрессовых поз и сенсорной перегрузки.

После выступления Леона Панетты перед сенатской комиссией газета «Нью-Йорк таймс» написала:

«[Панетта] оставил открытой возможность того, что Управление (ЦРУ) будет добиваться разрешения на применение более агрессивных методов допросов по сравнению с теми, которые разрешены по новым, одобренным президентом Обамой, правилам… Панетта также заявил, что Управление продолжит практику передачи, введенную администрацией Буша, — арест подозреваемых в терроризме прямо на улице и высылка их в третью страну. Однако, как он заявил, Управление не будет передавать подозреваемых тем странам, которые известны применением пыток и иными действиями, «попирающими наши человеческие ценности» [213] .

К сожалению примеров таких стран он не привел.

 

«Джонни взял ружье»

(январь 2007 года)

За прошлый год Иран сделал несколько предупреждений Соединенным Штатам относительно последствий возможного американского или израильского нападения. В одном из заявлений, сделанных в ноябре 2006 года одним высокопоставленным иранским военным, говорится: «Если Америка нападет на Иран, она поставит под удар 200 тысяч своих военнослужащих и 33 базы, находящиеся в данном регионе, о чем хорошо знают американские политики и военные начальники».

По-видимому, Иран верит, что американские лидеры могут быть настолько встревожены перспективой подвергнуть опасности и, может быть, гибели своих молодых граждан, что они воздержатся от любых безрассудных нападений на Иран. Можно подумать, американские лидеры испытали боль из-за того, что бросили молодые американские тела в бездонную змеиную яму под названием Ирак или же другую такую же дыру — Афганистан. Можно подумать, их мучили страх возмездия или угрызения совести, когда они скармливали вьетнамскому чудовищу 58 тысяч молодых жизней. Как будто американских лидеров, как, впрочем, и всех мировых лидеров, когда-либо мучили подобные вопросы.

Давайте вкратце взглянем на некоторые события современной американской истории, которые могут оказаться в этой связи крайне поучительными. В докладе Конгресса США, сделанном в 1994 году, говорится:

«Примерно 60 тысяч военнослужащих использовались в 1940-е годы для испытания на них боевых химических веществ, горчичного газа и люизита [кожно-нарывного газа]. Большинство из испытуемых не информировались о характере экспериментов и никогда не получали медицинской помощи после участия в исследовании. Кроме того, некоторым из испытуемых было под страхом заключения в Форт-Ливенворт запрещено обсуждать данные эксперименты с кем-либо, включая их жен, родителей и семейных врачей. В течение десятилетий Пентагон отрицал, что данные исследования вообще имели место, и это привело к многолетним страданиям большого числа ветеранов, получивших заболевания после этих секретных испытаний» [215] .

В период 1940–1990-х годов мы можем найти огромное разнообразие правительственных программ, которые официально или фактически использовали солдат в качестве подопытных кроликов: прохождение маршем в направлении мест ядерных взрывов, приказ пилотам пролетать через ядерные облака, участие в экспериментах с химическим и биологическим оружием, с радиацией, по изменению поведения с промывкой мозгов с помощью LSD, массовое поражение высокотоксичным диоксином «эйджент оранж» в Корее и Вьетнаме. Миллионам участников экспериментов редко предоставлялись выбор или адекватная информация, при этом часто имели место катастрофические последствия для физического и психического здоровья испытуемых, а сами пострадавшие, как правило, не обеспечивались надлежащим медицинским уходом или даже контролем.

В 1990-е годы многие тысячи американских солдат вернулись домой после войны в Персидском заливе, мучимые необычным изнуряющим недугом. Подозрения о поражении химическими или биологическими отравляющими веществами были отвергнуты Пентагоном как не имеющие под собой оснований. Проходили годы, а ветераны продолжали ужасно страдать: неврологические заболевания, хроническая усталость, поражения кожи, легких, потеря памяти, боли в мышцах и суставах, сильные головные боли, изменение личности, обмороки и многое другое. В конце концов, Пентагон постепенно, пядь за пядью, был вынужден отказаться от прежних опровержений и признать, что имело место нанесение бомбового удара по складам с химическим оружием и, вероятно, случались выбросы смертоносных веществ. При этом американские солдаты действительно находились вблизи данных ядовитых выбросов, а именно 400 военнослужащих, но на самом деле их могло быть и пять тысяч, и даже более 15 тысяч, однако окончательная цифра составляет 20 867 человек. А по заявлению Пентагона: «Давно ожидаемые данные компьютерного моделирования показывают, что до 100 тысяч американских военнослужащих могли подвергнуться воздействию газа зарин в малых концентрациях».

Если бы Пентагон был более откровенен относительно того, что он знал с самого начала об этих веществах и вооружениях, пострадавшим военнослужащим можно было бы раньше поставить правильный диагноз и быстрее начать надлежащее лечение. Издержки в плане человеческих страданий не поддаются подсчету.

Помимо этого, военнослужащих заставляли принимать вакцины против сибирской язвы и нервнопаралитического газа, которые не были признаны Управлением по контролю над продуктами питания и лекарствам США безопасными и эффективными. Иногда в случае отказа принимать вакцины военнослужащих подвергали наказанию как преступников (во время Второй мировой войны солдат заставляли принимать вакцину против желтой лихорадки, в результате чего около 330 тысяч военнослужащих заразились вирусом гепатита В).

В ходе всех последних военных конфликтов множество американских солдат были вынуждены находиться в непосредственной близости от радиоактивной пыли, образующейся при разрыве на поле боя боеприпасов и ракет с обедненным ураном. Обедненный уран уже давно ассоциируется с длинным списком редких и ужасных заболеваний и врожденных дефектов. Широкое применение в ходе американских боевых операций обедненного урана — от Сербии до Афганистана и Ирака — должно было бы обернуться международным скандалом и кризисом, подобно СПИДу. Так бы, наверное, и произошло, если бы мир не был настолько запуган Соединенными Штатами.

Список неправильного обращения Пентагона с американскими военнослужащими можно продолжить. По сообщениям тех, кто проходил службу в Ираке, или их семей, они были вынуждены на свои средства приобретать пуленепробиваемые жилеты, более надежную броню для своих транспортных средств, медикаменты, устройства глобального позиционирования — и все это ради собственной безопасности, которую не обеспечила армия. Постоянные жалобы военнослужащих женщин на посягательства сексуального характера и изнасилования со стороны военнослужащих мужчин рутинно спускаются на тормозах или игнорируются военным начальством. Многие ветераны, получившие ранения и увечья в войнах, вынуждены постоянно бороться за доступ к медицинской помощи, которая была им обещана. Почитайте статью «Армия принимает меры против нарушения прав раненых новобранцев» («Нью-Йорк таймс» от 12 мая 2006 года), описывающую грубое, граничащее с садизмом обращение с военнослужащими на базах Соединенных Штатов, постоянные командировки, которые нарушают семейную жизнь и повышают вероятность не только смерти или ранения, но и возникновения посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

Национальное общественное радио в передаче «Судя по всему» (All Things Considered) в выпуске от 4 декабря 2006 года, да и в других тоже, рассказало о плохом отношении со стороны армии к солдатам, вернувшимся домой из Ирака и страдающим серьезным ПТСР. На базе Форт-Карсон в штате Колорадо пострадавшие военнослужащие получают больше обид и наказаний, чем необходимой помощи, а офицеры третируют их за эмоциональную слабость.

Вспомните об этом в следующий раз, когда будете слушать прочувствованное выступление президента или какого-нибудь генерала в День поминовения о чести и долге, о том, скольким мы «обязаны храбрым молодым мужчинами и женщинам, которые пожертвовали самым дорогим ради свободы и демократии». Эти чиновники едва ли беспокоятся о несчастных американских военнослужащих больше, чем об иностранцах, которых они убивают, как в видеоигре. И прочтите «Джонни взял ружье» Далтона Трамбо (Dalton Trumbo. Johnny Got His Gun).

 

Нравственный прогресс человечества

«В деле поддержки прав евреев нет большего лидера, чем Третий рейх. Мы демонстрируем это, призывая к ответу тех, кто нарушает права наших граждан-евреев. Мы демонстрируем это, поддерживая развитие религиозной и этнической терпимости, поддерживая представителей еврейского народа в странах (например, Австрии), где их человеческие права попираются или нарушаются» (Йозеф Геббельс, министр пропаганды Германии, 6 марта 1941 года).

«В деле защиты прав человека нет большего лидера, чем Соединенные Штаты Америки. Мы демонстрируем это, призывая к ответу тех, кто нарушает закон или права человека. Мы демонстрируем это, поддерживая продвижение свободы и демократии, поддерживая тех, чьи человеческие права попираются или нарушаются у них дома в таких странах, как Северная Корея» (Скотт Макклеллан — Scott McClellan, пресс-секретарь Белого дома, 2 декабря 2005 года).

 

Удар беспилотника может быть вскоре нанесен по стране (или городу) поблизости от вас?

13 января 2006 года Соединенные Штаты Америки в своей шокирующей и наводящей трепет мудрости решили отправить БПЛА «Хищник» (Predator) патрулировать небо над удаленным кишлаком в суверенном Пакистане, а затем выпустили ракету «Хеллфайр» («Адский огонь») по жилым строениям с целью уничтожить «плохих парней». Несколько домов превратились в пепел, 18 человек, включая неизвестное число «плохих парней», погибли. Согласно последующим сообщениям, данное неизвестное число оказалось равно нулю, а Айман аз-Завахири, второй человек в «Аль-Каиде», который и был основной целью, не пострадал.

В Пакистане еще продолжают возмущаться. А в Соединенных Штатах показательным для Америки возмущением стала реакция Сената.

«Мы просим прощения, однако я не могу сказать, что мы больше не будем так делать», — заявил сенатор от штата Аризона Джон Маккейн.

«Это прискорбная ситуация, однако что же нам остается делать?» — спросил сенатор от штата Индиана Эван Бай (Evan Bayh).

«По моей информации, данный удар, согласно имеющимся разведывательным данным, был полностью обоснован», — сказал сенатор от штата Миссисипи Трент Лот (Trent Lott).

Аналогичные американские удары с использованием беспилотников и ракет уже вызывали гнев граждан и политического руководства в Афганистане, Ираке и Йемене. В некоторых случаях уничтожение было столь тотальным, что оказывалось невозможно установить, кем были погибшие и даже их количество. После каждого предполагаемого удара «Хищника» организация «Международная амнистия» подавала бушевцам жалобу. Отчет ООН, опубликованный после нанесения удара в 2002 году в Йемене, назвал его «настораживающим прецедентом [и] явным примером внесудебной казни», нарушающим международное право и международные соглашения.

Можно ли представить, чтобы американские официальные лица выпустили ракету по какому-либо дому в Париже, Лондоне или Оттаве, потому что, по их подозрениям, там скрываются высокопоставленные члены «Аль-Каиды»? Даже если бы США действовали не на основании предположений (как в упомянутом выше ударе «Хищника»), а были бы абсолютно уверены в их присутствии? Да, скорее всего, они не стали бы наносить удар, однако разве можно быть до конца уверенным, когда имеешь дело с этими самодовольными, наглыми, великодержавными, сидящими на стероидах ковбоями? Ведь, в конце концов, они же уже били по своим: в результате удара американского беспилотника в 2001 году в Йемене погибли двое американских граждан, а бомба, сброшенная с полицейского вертолета 13 мая 1985 году в Филадельфии, спалила целый квартал, уничтожив порядка 60 домов и убив 11 человек, включая нескольких маленьких детей. В этой операции по выселению из занимаемого дома организации под названием MOVE были задействованы полиция, мэрия и ФБР.

Само собой разумеется, что все жертвы трагедии в Филадельфии были темнокожими. Итак, давайте перефразируем вопрос: можно ли представить, чтобы американские официальные лица выпустили ракету по жилому району Беверли-Хилс или кварталу Верхний Ист-Сайд в Манхэттене? Не переключайтесь.

 

Право думать

(6 декабря 2005 года)

В 2005 году Верховный суд объявил, что рассмотрит пенсильванское дело. Суть его заключалась в том, что тюрьмы отказывали опасным заключенным в доступе к большинству печатных материалов, телевидению и радио. Им разрешалось читать только религиозные и юридические материалы, а также книги в мягкой обложке из тюремной библиотеки. Состоящий из трех судей федеральный апелляционный суд отменил данную практику вопреки возражениям судьи Самюэля Алито-младшего (Samuel Alito), выдвиженца президента Джорджа Буша на должность члена Верховного суда.

«По формальным признакам, — пишет Алито, — данные правила не противоречат законной пенологической задаче, состоящей в поддержании дисциплины в тюрьмах, поскольку заключенные предпочтут вести себя хорошо из-за страха быть переведенными туда, где нет доступа к телевидению и журналам».

Оставим в стороне взгляды Самюэля Алито на аборты, гражданские права или права сексуальных меньшинств, столь занимавшие внимание тех, кто рассматривал его кандидатуру для назначения в Верховный суд. Обратим лишь внимание на глубоко укоренившуюся, неприкрытую обыденную низость человека, желающего лишить заключенных, коротающих за решеткой долгие зимние вечера, возможности умственной стимуляции. Почему, интересно, он не предложил лишить заключенных пиши? Нет никаких сомнений, что такая мера была бы еще более действенным средством против нарушения дисциплины.

 

С тех пор как я перестал надеяться, я лучше себя чувствую

(1 мая 2008 года)

«Более чем когда-либо за всю историю своего развития человечество находится на распутье. Один путь ведет к отчаянию и полной безысходности, другой — к полному вымиранию. Будем же молиться за то, чтобы у нас хватило мудрости сделать верный выбор» (режиссер Вуди Аллен — Woody Allen).

Голодные бунты в десятках стран в XXI веке. Разве таким представляли мы себе в XX столетии славное будущее человечества после Второй мировой войны, в эпоху высадки на Луну?

Американский писатель Генри Миллер (Henry Miller, 1891–1980) однажды заявил, что задача художника состоит в том, чтобы «сделать миру прививку разочарования». Итак, на тот случай, если вы по какой-то странной причине все еще верите и надеетесь, что Соединенные Штаты могут сыграть положительную роль в окончании или замедлении нового скачка голода в мире, вот вам немного разочаровывающих примеров из жизни.

14 декабря 1981 года Генеральной Ассамблее ООН была предложена резолюция, объявляющая «образование, работу, медицинское обслуживание, надлежащее питание и национальное развитие правами человека». Обратите внимание на выражение «надлежащее питание». Данная резолюция была одобрена 135 голосами против одного. Единственный голос против был подан Соединенными Штатами.

Год спустя, 18 декабря 1982 года, на голосование Генеральной Ассамблеи была вынесена идентичная резолюция, принятая 131 голосом против одного. И опять единственный голос против принадлежал Соединенным Штатам.

А 16 декабря 1983 года данная резолюция вновь была вынесена на голосование, что является обычной практикой в Организации Объединенных Наций. На этот раз за нее проголосовали 132 страны против одной. Нет необходимости говорить, кому принадлежал этот одинокий голос против.

Эти голосования проводились при администрации Рональда Рейгана. В 1996 году уже при администрации Билла Клинтона проводившийся под эгидой ООН Всемирный продовольственный саммит подтвердил «право каждого иметь доступ к безопасной и питательной пище». Соединенные Штаты вступили в полемику по этому вопросу, настаивая, что данное положение не должно означать признание «права на пищу». Вместо этого Вашингтон выступил за развитие свободной торговли как основного средства борьбы с порождающей голод нищетой, а также высказал беспокойство относительно того, что признание «права на пищу» может привести к судебным искам со стороны бедных стран, стремящихся получить безвозмездную помощь и специальные торговые льготы.

Ситуация не улучшилась и при администрации Джорджа У. Буша. В 2002 году в Риме мировые лидеры, собравшиеся на еще один организованный ООН Всемирный продовольственный саммит, снова утвердили декларацию, провозглашающую право каждого на безопасную и питательную пищу. Соединенные Штаты опять выступили против данного положения, заявляя, что оно может сделать их уязвимыми к будущим искам со стороны измученных голодом стран.

Более того, выступавшие в защиту позиции США против права человека на пищу, мотивировали это так: данное право не предусмотрено Конституцией США; оно ассоциируется с антиамериканскими социалистическими политическими системами; американский путь состоит в том, чтобы полагаться на собственные силы; свобода от нужды является изобретением президента Франклина Рузвельта; беспокойство по поводу пищи служит мощным стимулом, способным мобилизовать нуждающихся на исправление их плачевного положения; принятие на себя обязательств по соблюдению права на пищу потребует слишком больших расходов.

 

Глава 9

«ВИКИЛИКС»

 

«Викиликс», Соединенные Штаты, Швеция и «чертов остров»

16 декабря 2010 года: я стою в снегу перед Белым домом. Стою вместе с «Ветеранами за мир».

Если меня можно назвать ветераном, то только ветераном стояния перед Белым домом. Первый раз это было в феврале 1965 года, когда я раздавал листовки против войны во Вьетнаме. В то время я работал в Государственном департаменте, и моим самым большим опасением было, что кто-нибудь из этой благородной организации пройдет мимо и узнает меня. Спустя пять лет я по-прежнему протестовал против войны во Вьетнаме, хотя к этому времени Госдепартамент остался уже далеко в прошлом. Затем были Камбоджа и Лаос, Никарагуа и Сальвадор. А потом новой великой угрозой для Америки, свободы и демократии, для всего святого и благородного стала Панама, поэтому ее надо было бомбить без пощады. Вслед за ней пришел черед первой войны против народа Ирака и бомбардировок Югославии. Затем на землю Афганистана пролился обильный дождь из обедненного урана, напалма, фосфорных бомб, прочего «ведьминого варева» и оружия с химической пылью. Потом опять был Ирак. Причем я что-то даже упускаю. Мне кажется, что я действительно установил рекорд по пикетированию Белого дома.

И все это время хорошие, трудолюбивые и добропорядочные граждане Америки твердо верили, что их страна всегда исходит из добрых побуждений. Некоторые даже сегодня верят в то, что мы никогда не начинали войны первыми, по крайней мере ничего, заслуживающего названия агрессивной войны.

Тем же снежным днем Джулиан Ассанж (Julian Assange) из «Викиликс» (WikiLeaks) был освобожден из лондонской тюрьмы и сообщил репортерам, что он больше опасается попыток со стороны Соединенных Штатов добиться его экстрадиции, чем возможности быть экстрадированным в Швецию, где ему предъявлены обвинения в насильственных действиях сексуального характера.

Именно этот страх высказывается в последние годы многими осужденными по политическим мотивам и за наркоторговлю во многих странах. Соединенные Штаты превратились сегодня в новый «чертов остров» Запада. С середины XIX века по середину XX столетия политические заключенные отправлялись на этот забытый Богом клочок французской земли, распложенный у восточного побережья Южной Америки. Одним из нынешних обитателей нового «чертового острова» является Брэдли Мэннинг (Bradley Manning), бывший американский разведаналитик, подозреваемый в передаче дипломатических телеграмм «Викиликс». Ему грозит практически пожизненное тюремное заключение, если его признают виновным хоть в чем-то. Еще не осужденному, ему позволен лишь минимальный контакте внешним миром: людьми, солнечным светом, новостями. Помимо прочего ему запрещено иметь подушку и простыни, а также заниматься физическими упражнениями, даже ограничено количество часов сна. В этой связи стоит прочесть статью журналиста Глена Гринвальда (Glenn Greenwald), в которой он доказывает, почему обращение с Мэннингом следует считать пыткой.

По словам одного из друзей этого молодого военнослужащего, многие люди неохотно говорят об ухудшающемся физическом и психическом состоянии Брэдли Мэннинга, опасаясь преследования со стороны властей, включая слежку, арест компьютеров без санкции суда и даже попытки подкупа. «Многие так запуганы, что боятся открыто говорить в его пользу». Один разработчик транспарентного ПО, используемого «Викиликс», был задержан федеральными агентами в аэропорту «Ньюарк» штата Нью-Джерси, где его в течение нескольких часов расспрашивали о связи с «Викиликс» и Джулианом Ассанжем, а также об отношении к войне в Афганистане и Ираке.

Это всего лишь незначительный инцидент из почти вековой истории становления американского полицейского государства. Все началось с «красной угрозы» 1920-х и эпохи маккартизма 1950-х годов, продолжилось разгоном протестов против действий в Центральной Америке, затем было подкреплено «войной против наркотиков» и сегодня многократно усилено «войной против террора». США не являются худшим полицейским государством в истории или в современном мире, тем не менее это полицейское государство и, безусловно, самое всеохватывающее из когда-либо существовавших. Проведенное газетой «Вашингтон пост» исследование показало, что в Соединенных Штатах имеется 4058 отдельных контртеррористических организаций всех уровней, причем каждая имеет собственные задачи и зону ответственности. Американская полиция, в каком бы виде она ни выступала, обычно получает то, что хочет, и того, кого хочет. Если Джулиан Ассанж попадется в руки Соединенных Штатов под любым юридическим предлогом, ему не поздоровится. На этом может закончиться его жизнь свободного человека, причем его фактические поступки или же формулировки американских законов не будут иметь никакого значения — даже ад не может сравниться с гневом разъяренной империи.

Джон Бернс (John Burns), главный зарубежный корреспонденты газеты «Нью-Йорк таймс», заявил после интервью с Джулианом Ассанжем следующее: «Он глубоко убежден, что Соединенные Штаты являются силой зла в современном мире, что они разрушают демократию». Разве тот, кто верит в это, может рассчитывать на полное соблюдение его прав на «чертовом острове»?

Опубликованные «Викиликс» документы способствовали постепенному процессу эрозии веры людей в добрые намерения правительства США, без чего невозможно преодоление последствий десятилетий идеологической обработки. Значительно больше людей протестовали бы в прошедшие годы перед Белым домом, если бы у них был тогда доступ к огромным массивам сегодняшней информации. Хотя это вовсе не означает, что нам бы удалось остановить любую из предыдущих войн. На самом деле, это показательно для вопроса о том, в какой мере Соединенные Штаты являются демократией.

Еще одним следствием злоключений Джулиана Ассанжа может стать окончание широко распространенной веры в то, что Швеция или шведское правительство являются мирными, прогрессивными, нейтральными и независимыми. Поведение Стокгольма в этом и других делах было таким же подобострастным, как и Лондона, — поведение «американского пуделя». Шведы встали на сторону обвинителя Ассанжа, связанного с правыми антикастровскими кубинцами, которых, конечно же, поддерживает правительство США. Та же Швеция в последние годы в течение какого-то времени сотрудничала с ЦРУ в рамках переброски по воздуху заключенных с целью их перевода в центры дознания, а также держит около 500 военнослужащих в Афганистане. Швеция является крупнейшим в мире экспортером оружия в расчете на душу населения. Многие годы она принимает участие в военных учениях США и НАТО, некоторые из которых проводились на ее территории. Левым следовало бы найти себе другую страну для любования. Попробуйте Кубу.

У американцев присутствует старый стереотип: они считают, что скандинавы практикуют изощренное и толерантное отношение к сексу. Этот стереотип родился или укрепился после выхода на экраны в 1967 году нашумевшей шведской ленты «Мне любопытно (желтый)» (I am Curious (Yellow), которая какое-то время была под запретом в Соединенных Штатах. Что же мы имеем сейчас? Швеция посылает в Интерпол запрос с целью объявить в международный розыск человека, который, как оказалось, расстроил двух женщин, причем, возможно, только тем, что переспал с обеими в течение одной и той же недели.

Ну, а пока они заняты избавлением от стереотипов, прогрессивным американцам стоило бы также распрощаться со своей странной убежденностью в либеральном характере ВВС. Американцы ведь так падки на британский акцент. Ведущий программы «Сегодня» Джон Хамфрис (John Humphrys) спросил Джулиана Ассанжа: «Вы сексуальный маньяк?». Ассанж ответил, что это предположение нелепо, и добавил: «Конечно же, нет». Затем Хамфрис поинтересовался, со сколькими женщинами Ассанж когда-либо спал. Даже канал «Фокс Ньюс» (Fox News) не опускался до этого уровня. Я бы хотел, чтобы Ассанж, подобно мне, вырос на улицах Бруклина. Тогда бы он точно знал, как надо отвечать на подобный вопрос: «Включая вашу мать, вы хотите сказать?».

Еще одна группа людей, которой следует извлечь урок из всей этой истории, — это ярые сторонники теории заговоров. Некоторые из них уже написали мне, что за «Викиликс» стоит Израиль — именно поэтому, констатировали они, в документах про Израиль нет ничего. Мне пришлось сообщать им о том, что мне попалось несколько документов, выставляющих Израиль в дурном свете. С тех пор я видел и другие такие документы, а Джулиан Ассанж в интервью «Аль-Джазире» 23 декабря 2010 года заявил, что небольшое количество опубликованных файлов, относящихся к Израилю, объясняется тем, что издания на Западе, которым были предоставлены эксклюзивные права на публикацию секретных документов, не торопятся публиковать слишком много деликатной информации об Израиле. Представляете, какой разнос был бы устроен после этого немецкому «Шпигелю». «Имеется 3700 файлов, относящихся к Израилю, и 2700 файлов, посланных из Израиля, — сказал Ассанж. — В ближайшие шесть месяцев мы намерены опубликовать больше файлов».

Конечно же, некоторые индивиды сообщили мне, что за публикацией документов в действительности кроется ЦРУ.

 

Про Брэдли Мэннинга, Джулиана Ассанжа и «Викиликс» будут написаны песни и созданы фильмы

(5 марта 2012 года)

«Адвокаты защиты говорят, что Мэннинг был проблемным молодым военнослужащим, которого сухопутные войска никогда не должны были посылать в Ирак или же допускать к секретным материалам во время его службы там… Они говорят, что он был эмоционально неуравновешен, частично по причине своей гомосексуальности, поскольку в то время гомосексуалистам было запрещено открыто служить в вооруженных силах США» [234] .

Вызывает сожаление и беспокойство тот факт, что адвокаты Брэдли Мэннинга решили построить защиту на таком тезисе — главными причинами, побудившими молодого человека передать сотни тысяч секретных правительственных файлов «Викиликс», являются личные проблемы и недостатки подзащитного. Им не стоило выставлять его в таком свете, как и вообще предавать суду как преступника или предателя. Его надо было приветствовать как национального героя. Именно так, даже когда адвокаты обращаются к людям с военным мышлением. Можно ведь попытаться и, может быть, обнаружить за фасадом военной формы самого лучшего и свободного человека. В конце концов, Брэдли Мэннинг тоже носил военную форму.

Вот что он написал в своем онлайновом чате:

«Если бы вы имели власть над секретными сетями… и бы обнаружили невероятные, порой чудовищные вещи… вещи, которые должны стать достоянием гласности, а не храниться на каком-нибудь сервере в темной комнате в Вашингтоне… что бы вы сделали?.. Один Бог знает, что теперь будет. Надеюсь, что за этим последуют обсуждения, дебаты и реформы по всему миру… Я бы хотел, чтобы люди узнали правду… потому что без информации, мы как общество не можем принимать взвешенных решений».

И мир должен поверить, что эти слова принадлежат психически неуравновешенному человеку? Разве Нюрнбергский трибунал и Женевские конвенции не говорят об обязанности более высокого порядка по сравнению со слепой преданностью своему государству, обязанности сообщать о военных преступлениях этого государства?

Ниже приведен перечень некоторых сведений, раскрытых в телеграммах Государственного департамента, а также информационных и видеофайлах Министерства обороны. За предание гласности этого постыдного и совсем не благородного поведения Брэдли Мэннинг из сухопутных войск Соединенных Штатов и Джулиан Ассанж из «Викиликс» могут провести остаток своей жизни в современных казематах, причем значительную часть этого времени в приравненном к пыткам одиночном заключении. Высказывалось мнение, что чудовищное обращение с Мэннингом преследовало своей целью заставить его свидетельствовать против Ассанжа. Десятки представителей американских СМИ и общественных деятелей выступали с призывами казнить или убить Джулиана Ассанжа, а в соответствии с новым законом о национальной обороне его можно было бы похитить или убить. В каком веке мы живем? В каком мире?

Именно после знакомства с опубликованными Брэдли Мэннингом и «Викиликс» разоблачениями американских военных преступлений, подобно тем, которые показаны на видео «Сопутствующее убийство» (Collateral Murder) и задокументированы в журнале «Иракская война», иракцы отказались предоставлять войскам США иммунитет от уголовного преследования за будущие преступления. На видео показано, как американский боевой вертолет без разбора убивает нескольких гражданских лиц и двух журналистов агентства «Рейтер», а также ранит двоих маленьких детей. Пилоты вертолета радуются ударам по пригороду Багдада, как будто это совместные учения СВ и ВМС в Филадельфии.

Настойчивость, с которой иракское правительство добивалось законной юрисдикции над американскими военнослужащими в случае нарушения ими иракского законодательства (на что США идут крайне редко, если вообще когда-либо идут, во множестве стран, где базируются американские военнослужащие), заставила администрацию Барака Обамы вывести практически все американские войска из этой страны.

Если бы Брэдли Мэннинг, вместо того чтобы разоблачать военные преступления в Ираке, совершил их, он был бы сегодня свободным человеком, подобно множеству американских военнослужащих, виновных в действительно омерзительных преступлениях в таких городах, как Хадита и Фаллуджа.

Приведем лишь некоторые из основанных на посольских телеграммах разоблачений «Викиликс», которые сделали людей по всему миру мудрее:

• В 2009 году японский дипломат Юкия Амано (Yukiya Amano) стал новым главой Международного агентства по атомной энергии, играющего ведущую роль в расследовании вопроса, ведет ли Иран разработку ядерного оружия или же занимается исключительно проведением мирных гражданских проектов в области атомной энергетики. В телеграмме посольства США за октябрь 2009 года говорится, что японский дипломат «всячески старался подчеркнуть свою поддержку стратегических задач США в отношении Агентства. Амано несколько раз напоминал [американскому] послу, что… он твердо поддерживает США по каждому ключевому стратегическом решению, начиная от назначений на высокие должности и заканчивая отношением к предполагаемой программе ядерного оружия Ирана».

• Россия опровергла заявления США о том, что Иран имеет ракеты, которые могут быть нацелены на Европу.

• Официальное расследование британского правительства относительно того, как оно оказалось вовлеченным в иракскую войну, было серьезно дискредитировано обещанием правительства защищать администрацию Джорджа Буша в ходе данного расследования.

• Разговор между йеменским президентом Али Абдалла Салехом и американским генералом Дэвидом X. Петреусом (David Petraeus), в котором Салех обещал скрыть роль США в ракетном ударе по связанной с «АльКаидой» йеменской группе. «Мы будем говорить, что это наши, а не ваши бомбы», — сказал он Петреусу.

• У американского посольства в Мадриде возникли серьезные разногласия с испанским правительством и гражданским обществом последующим фактам: а) попытка добиться отмены уголовного преследования в отношении троих американских военнослужащих, обвиняемых в убийстве оператора испанского телевидения в Багдаде в 2003 году входе неспровоцированного обстрела американским танком гостиницы, в которой проживал оператор и другие журналисты; b) обвинения в применении пыток, выдвинутые испанской неправительственной организацией против шестерых высокопоставленных сотрудников администрации Джорджа Буша, включая бывшего генерального прокурора Альберто Гонсалеса (Alberto Gonzales); с) расследование испанским правительство факта применения пыток к испанским гражданам, удерживаемым в тюрьме Гуантанамо; d) расследование испанским судом фактов использования испанских баз и аэродромов для совершения рейсов, связанных с американской практикой передачи (то есть пыток) заключенных; е) непрекращающаяся критика иракской войны со стороны испанского премьер-министра Хосе Луиса Родригеса Сапатеро, который, в конце концов, вывел испанский контингент.

• Официальные представители Государственного департамента в Организации Объединенных Наций, а также американские дипломаты в различных посольствах получили задачу собирать как можно больше данных о сотрудниках ООН, включая генерального секретаря Пан Ги Муна, постоянных членов Совета Безопасности, старших работников аппарата ООН, а также иностранных дипломатов: адрес электронной почты и адреса посещаемых веб-сайтов, имена и пароли интернет-пользователя, личные ключи шифрации, номера кредитных карт, номера счетов программы регулярных авиапассажиров, графики работы и биометрические данные. Дипломатам из американского посольства в столице Парагвая Асунсьоне была поставлена задача собрать информацию о датах, времени и телефонных номерах входящих и исходящих вызовов иностранных дипломатов из Китая, Ирана и латиноамериканских государств левой ориентации, таких как Куба, Венесуэла и Боливия. Американских дипломатов в Румынии, Венгрии и Словении проинструктировали предоставить биометрические данные на «текущих и будущих лидеров и советников». Директива ООН также специально требовала предоставления «биометрической информации о высокопоставленных дипломатах из Северной Кореи». Телеграмма, направленная в посольства в странах региона Великих африканских озер, уточняла, что к биометрическим данным относятся параметры ДНК, а также результаты сканирования сетчатки глаз и отпечатки пальцев.

• Специальный «наблюдатель над Ираном» в азербайджанской столице Баку сообщил о споре, возникшем во время заседания Верховного совета национальной безопасности. Разъяренный начальник штаба Революционной гвардии Мохаммед-Али Джаафари якобы начал оживленную перепалку с иранским президентом Махмудом Ахмадинежадом и дал ему пощечину за то, что обычно консервативно настроенный президент ко всеобщему удивлению высказался за свободу прессы.

• Государственный департамент оказался практически единственным в западном полушарии, кто не осудил безоговорочно военный мятеж в Гондурасе 28 июня 2009 года, хотя в телеграмме посольства прямо говорилось: «Нет никаких сомнений, что военные, Верховный суд и Национальный конгресс устроили 28 июня заговор, являющийся незаконным и неконституционным мятежом против исполнительной власти». С тех пор поддержка США правительства путчистов не ослабевала ни на мгновение.

• США неоднократно критиковали президента Эквадора Рафаэля Корреа за его враждебное отношение к СМИ, однако 31 марта 2009 года в телеграмме Государственного департамента было заявлено: «Под заявлениями Корреа о том, что эквадорские СМИ играют политическую роль, в данном случае роль оппозиции, есть основания. Многие владельцы газет происходят из бизнес-элиты, для которой программа реформ Корреа представляет угрозу. Они защищают собственные экономические интересы через свои газеты».

• Руководители шведской социал-демократической партии посетили посольство США в Стокгольме и попросили совета о том, как лучше подать войну в Афганистане скептически настроенной шведской общественности. Они попросили США организовать приезд в Швецию какого-нибудь члена афганского правительства, который бы от имени афганских детей смог похвалить гуманитарные усилия НАТО и т. п.

• США добивались изменения шведского законодательства в отношении прослушивания телефонных разговоров с тем, чтобы обеспечить перехват связи, проходящей через территорию Швеции. Американский интерес здесь совершенно понятен: по имеющимся данным, 80 процентов всего интернет-трафика из России проходит через Швецию.

• Президент Европейского Союза Херман Ван Ромпёй (Herman Van Rompuy) заявил представителям посольства США в Брюсселе в январе 2010 года, что никто в Европе больше не верит в Афганистан. Он сказал, что Европа продолжает участвовать в этом из уважения к Соединенным Штатам и в 2010 году обязательно нужно добиться результатов, в противном случае «с Афганистаном для Европы будет покончено».

• Иракские официальные лица рассматривали Саудовскую Аравию, а не Иран, в качестве самой большой угрозы для целостности и единства своего молодого демократического государства. Иракские лидеры старались заверить своих американских хозяев в том, что они легко могут самостоятельно справиться с иранцами, стремящимися к стабильности. По их мнению, именно саудиты заинтересованы в «слабом и раздробленном» Ираке и даже «разжигают терроризм, способный дестабилизировать государство». Более того, саудовский король призывал США нанести удар по Ирану.

• Саудовская Аравия в 2007 году пригрозила выйти из проекта нефтеперерабатывающего комплекса в Техасе, если правительство США не вмешается и не остановит судебное преследование компании Saudi Aramco по обвинению в ценовом сговоре. Заместитель саудовского министра нефти заявил, что он хочет добиться от США предоставления Саудовской Аравии суверенного иммунитета от судебных преследований.

• Саудовские доноры были главными спонсорами суннитских военизированных группировок, типа «Аль-Каиды», афганских «Талибов» и «Лашкаре-Тайбы», которая организовала нападения в городе Мумбай в 2008 году.

• Крупнейшая в мире фармацевтическая компания Файзер (Pfizer) наняла оперативных работников, которые должны были добыть компромат (доказательства коррупции) на генерального прокурора Нигерии с целью заставить его прекратить судебное преследование компании в связи со скандальным испытанием лекарственных препаратов в 1996 году с участием детей, больных менингитом.

• Нефтяной гигант «Шелл» (Shell) заявил, что имеет своих людей в правительстве Нигерии.

• Соединенные Штаты отменили запрет на подготовку индонезийского спецназа, несмотря на его длинную историю произвольных задержаний, пыток и убийств, после того как индонезийский президент пригрозил отменить намеченный на ноябрь 2010 года визит в страну президента Барака Обамы.

• Администрация Барака Обамы возобновила военные связи с Индонезией вопреки серьезным возражениям со стороны американских дипломатов, озабоченных действиями индонезийских военных в провинции Западное Папуа и опасающихся, что пренебрежение со стороны индонезийского правительства, безудержная коррупция и нарушение прав человека разжигают беспорядки в регионе.

• Официальные лица США сотрудничали с министром обороны Ливана в организации слежки и оказании поддержки потенциальным атакам Израиля по «Хезболле» в течение нескольких недель, предшествовавших обернувшейся насилием военной конфронтации в Бейруте в мае 2008 года.

• Габонский президент Омар Бонго прикарманил миллионы, принадлежащие центральноафриканским государствам, направив часть их французским политическим партиям для оказания поддержки Николя Саркози.

• В телеграммах из посольства США в Каракасе в 2006 году высказывается просьба к госсекретарю США предостеречь президента Уго Чавеса от вмешательства венесуэльских военных для зашиты кубинской революции в случае американского вторжения на Кубу после смерти Кастро.

• Соединенные Штаты были озабочены тем, что придерживающаяся левых взглядов латиноамериканская телевизионная сеть «Телесур» (Telesur) со штаб-квартирой в Венесуэле, будет сотрудничать с каналом «Аль-Джазира» из Катара, чье освящение войны в Ираке так раздражало администрацию Джорджа Буша.

• Ватикан сообщил Соединенным Штатам о своем намерении ослабить влияние венесуэльского президента Уго Чавеса в странах Латинской Америки из-за опасений в уменьшении влияния католической церкви. Ватикан опасается, что Уго Чавес серьезно подрывает отношения между католической церковью и государством, называя представителей церковной иерархии в Венесуэле частью привилегированного класса.

• Святой Престол приветствовал новые инициативы президента Барака Обамы в отношении Кубы и высказался за скорейшее принятие дополнительных шагов, включая, возможно, организацию тюремных посещений для жен кубинской пятерки, содержащейся в тюрьме в США. Улучшение отношений между США и Кубой лишит Уго Чавеса примера для подражания и будет способствовать ограничению его влияния в регионе.

• В 2010 году британский премьер-министр Гордон Браун затронул в разговоре с госсекретарем Хиллари Клинтон вопрос о визах для жен членов так называемой кубинской пятерки. «Браун попросил выдать женам визы (раньше им в этом было отказано) для посещения ими своих мужей в тюрьме… Наши последующие запросы в офис премьер-министра показали, что Браун высказал данное пожелание потому, что обещал это сделать профсоюзам Великобритании, составляющим часть ядра электората лейбористской партии. После того как просьба была высказана, Браун не собирается более заниматься этим вопросом. Таким образом, никаких действий со стороны США не требуется».

• Официальные лица Великобритании скрывали от парламента, каким образом США было разрешено ввести на территорию Великобритании кассетные бомбы в нарушение договора, запрещающего хранение данного вида оружия.

• Один из работников консульства США в Гаване в июле 2006 года во время подготовки к конференции Движения неприсоединения послал телеграмму, в которой указал, что он ищет «интересные истории и другие новости, которые бы опровергали миф о достижениях Кубы в области медицины». Вероятно, это делалось, чтобы использовать их для ослабления поддержки Кубы среди стран-членов в ходе конференции.

• Большинство заключенных, отправленных в тюрьму Гуантанамо, являются либо невиновными, либо оперативниками низшего звена; многие из невиновных лиц были проданы США за вознаграждение.

• Компания DynCorp, влиятельный американский оборонный подрядчик, обходящийся американской казне примерно в 2 млрд долларов в год, организовала «голубую» вечеринку для молодых афганских полицейских. Да, вы правильно подумали.

• Несмотря на то что администрации Джорджа Буша и Барака Обамы неоднократно публично заявляли, что они не ведут официально подсчета жертв среди гражданского населения, документы разделов об Ираке и Афганистане показывают обратное.

• В американской телеграмме 2009 года говорится, что жестокое обращение полиции в Египте в отношении обычных преступников является обычным и повсеместным делом, полиция регулярно использует силу для получения признательных показаний от преступников.

• Известные египетские палачи проходили обучение в Академии ФБР на военной базе Квантико в штате Виргиния.

• Соединенные Штаты оказали давление на правительство Гаити с целью приостановить реализацию ряда проектов вопреки интересам благополучия гаитянского народа. Телеграмма 2005 года подчеркивает необходимость принятия всех возможных мер для того, чтобы не допустить возвращения на Гаити бывшего президента Жан-Бертрана Аристида, которого Соединенные Штаты свергли годом ранее, или его влияния на политический процесс. В 2006 году объектом Вашингтона был президент Рене Преваль за его согласие на заключение сделки с Венесуэлой и вступление в организованный Каракасом Карибский нефтяной альянс. По данному соглашению Гаити могла покупать нефть у Венесуэлы, платя лишь 60 процентов стоимости, а остаток выплачивать в течение 25 лет под один процент годовых. В 2009 году Государственный департамент поддержал оппозицию американских компаний повышению минимального размера оплаты труда в Гаити, самого низкого в Западном полушарии.

• Соединенные Штаты использовали угрозы, шпионаж и многое другое, чтобы добиться нужного им результата на Конференции по изменению климата в Копенгагене в 2009 году.

• Президент палестинской национальной администрации и руководитель движения Фатх Махмуд Аббас обращался к Израилю за помощью в нападении на «Хамас» в секторе Газа в 2007 году.

• Британское правительство обучало военизированные формирования Бангладеша, которые правозащитные организации называют «правительственными эскадронами смерти».

• В приказе военного командования США американским войскам предписывалось не проводить расследования фактов пыток лиц, задержанных иракскими войсками.

• США участвовали в кампании правительства Австралии в 2006 году, направленной на отстранение от власти премьер-министра Соломоновых островов Манассе Согаваре (Manasseh Sogavare).

• Американские дипломаты оказывали давление на правительство Германии с целью замять дело оперативников ЦРУ, похитивших и пытавших немецкого гражданина Халеда аль-Масри (Khalid El-Masri). Он был похищен ЦРУ, находясь на отдыхе в Македонии, 31 декабря 2003 года и доставлен самолетом в центр допросов в Афганистане, где его били, морили голодом и насиловали. Пять месяцев спустя правительство США отпустило его на горе в Албании без каких-либо средств, чтобы добраться до дома.

• В телеграмме о «широком распространении жестоких пыток» в Индии Международный комитет Красного Креста в 2005 году сообщил: «Непрекращающееся плохое обращение с заключенными, несмотря на длительный диалог между МККК и правительством Индии, заставляют МККК заключить, что Нью-Дели смотрит на пытки сквозь пальцы». Международный комитет много лет назад информировал об этом Вашингтон. Американские лидеры, включая нынешних, продолжали тепло отзываться о «самой крупной демократии на планете», как будто применение пыток и один из худших показателей бедности и детского недоедания в мире не противоречат самой идее демократии.

• Начиная как минимум с 2006 года Соединенные Штаты финансируют оппозиционные группы в Сирии, включая спутниковый телевизионный канал, который передает антиправительственные передачи.

 

Глава 10

ЗАГОВОРЫ

 

Один раз — случайность, два раза — совпадение, три раза — заговор

«Вся наука была бы ненужной, если бы внешний вид и внутренняя сущность вещей совпадали» (Карл Маркс. Капитал. Т. III).

Я верю в заговоры. Да и вы все, наверное, тоже. Американская и мировая история полна заговоров. Уотергейт был заговором. Попытки замять уотергейтский скандал — заговор. То же можно сказать и о компании «Энрон» (Enron), и о деле «Иран — контрас». В течение целого года Джордж Буш и Дик Чейни готовили заговор по вторжению в Ирак, при этом постоянно отрицая, что они приняли подобное решение. Японцы тайно готовились к нападению на Пёрл-Харбор, ведя при этом переговоры с Вашингтоном по поиску мирного решения проблем, разделяющих два правительства. Прямо сейчас в тюрьмах Соединенных Штатов найдется множество людей, которые были признаны виновными в заговоре с целью совершения того или иного преступления.

Однако из этого не следует, что все теории заговора «созданы равными» и все должны приниматься всерьез. Я получаю много электронных писем о предполагаемых заговорах, которым не придаю большого значения. Вот лишь несколько примеров.

Если люди несколько раз пытаются выйти на мою интернет-страницу и получают сообщение об ошибке, они спрашивают меня, не нашло ли ФБР, Министерство внутренней безопасности или интернет-провайдер AOL способ меня закрыть.

Если они посылают мне письмо по электронной почте, а оно возвращается к ним как неотправленное, они задают себе вопрос, не заблокировал ли AOL их письмо или, может быть, всю мою почту.

Если им не приходит номер моего ежемесячного «Антиимперского доклада» (Anti-Empire Report), они задают себе вопрос, не блокирует ли его AOL или какое-либо правительственное агентство.

Если они встречают в Интернете заметку, изобличающую дурное поведение властей предержащих, то начинают говорить, что «основные СМИ полностью игнорируют данную информацию», хотя к этому времени я наверняка уже прочел ее в «Вашингтон пост» или «Нью-Йорк таймс». Для того чтобы утверждать, что основные СМИ полностью игнорируют какую-либо новость, нужно иметь доступ к полной версии информационной службы типа Lexis-Nexis, а также уметь ею пользоваться. Поисковая служба Google часто оказывается недостаточной, если какая-либо информация не была размещена на интернет-сайте одного из основных СМИ, хотя могла уже пройти в печати или быть передана по вещательным каналам. Вместе с тем появление услуги Google News значительно улучшило возможности поиска нужной информации.

Не имеет значения, сколько раз я критиковал Израиль, за сколько лет я не сказал ни единого положительного слова об израильской политике по отношению к палестинцам — если я позволю себе говорить об американских интервенциях и не упомяну при этом Израиль в качестве движущей силы, стоящей за (большей частью? почти всеми? всеми?) этими интервенциями, то я буду считаться тайным сионистом.

С появлением каждой новой аудио- или видеозаписи с Усамой бен Ладеном мои корреспонденты неизменно информировали меня о том, что этот человек в действительности умер, а пленка является фабрикацией ЦРУ. В январе 2006 года, когда Бен Ладен в своем аудиообращении порекомендовал американцам прочитать мою книгу «Страна-изгой» (The Rogue State), все основные СМИ хотели взять у меня интервью. Тем не менее ряд моих корреспондентов поспешил информировать меня и заодно весь Интернет о том, что данная пленка является фальшивкой, намекая при этом на мою наивность. Когда я спрашивают их, зачем ЦРУ рекламировать и повышать спрос на книгу писателя, который в течение всей своей писательской карьеры разоблачает преступления данного разведывательного ведомства, я не получают никакого вразумительного ответа.

«Зачем тратить время на критику Буша (или Обамы)? Не ему же принадлежит реальная власть. Он всего лишь кукла», — говорят они мне. Реальная невидимая власть принадлежит и принадлежала, как они считают, Дику Чейни, Дэвиду Рокфеллеру, ФРС, Совету по международным отношениям, Бильдербергской группе, Трехсторонней комиссии, клубу «Богемская роща» (Bohemian Grove) и так далее. Интересно, почему именно ежегодные встречи Бильдербергской группы и других подобных организаций имеют такое большое значение для их членов и должны указывать на их власть? Если члены Бильдербергской группы имеют доступ к тем, кто находится у власти, и могут оказывать на них влияние, то они могут делать это круглый год, независимо от того, будут ли они собираться на свои ежегодные закрытые собрания. Мне кажется, что эти встречи носят преимущественно светский характер. Деньги и власть любят коктейли из денег и власти.

И последнее — 11 сентября 2001 года. В глазах сторонников движения «За правду об 11 сентября» (9/11 Truth Movement) я остаюсь грешником, поскольку не отстаиваю идею о том, что это было «делом рук своих» (inside job), хотя и не отвергаю эту идею полностью. Мне представляется более вероятным, что администрация Джорджа Буша получила информацию о подготовке чего-то, связанного с самолетами, может быть, восприняла ее как подготовку к угону самолета с выдвижением политических требований и затем позволила всему этому произойти, чтобы использовать в своих политических целях, что они с успехом и проделали.

Я не считаю события 11 сентября «делом рук своих», не потому, что не верю, будто люди типа Дика Чейни, Джорджа Буша, Дональда Рамсфелда и иже с ними настолько морально деградировали, чтобы совершить этот чудовищный акт. Нет, эти люди сознательно и напрямую инспирировали ужасы Ирака и Афганистана, унесшие значительно больше жизней американцев, чем события 11 сентября 2001 года, не говоря уже о более миллиона иракцев и афганцев, которым очень хотелось жить. Во время войны в Персидском заливе 1991 года Дик Чейни и другие американские лидеры сознательно уничтожали электростанции, системы водоснабжения и канализации в Ираке, а затем ввели против этой страны санкции, делающие восстановление инфраструктуры крайне затруднительным. А спустя 12 лет, когда иракский народ героическими усилиями добился восстановления данных систем до приемлемого уровня, бомбардировщики США вернулись, чтобы разрушить их еще раз. В моих и многих других работах приводятся документы, свидетельствующие о многих тяжких преступлениях против человечества, совершенных нашей когда-то столь дорогой и любимой Америкой.

Таким образом, сомневаться в версии, что это было «делом рук своих», меня заставляют вовсе не моральные соображения. Меня смущает организационная сторона дела: невероятная по сложности задача скоординировать все части операции так, чтобы это сработало и не выглядело однозначно неправдоподобно. Это, а также слишком большое число ненужных жертв, поскольку не было никакой необходимости уничтожать все эти здания, самолеты и людей. Одной из башен-близнецов с гибелью более тысячи человек было бы достаточно, чтобы обосновать необходимость войны с террором, патриотического акта, Министерства внутренней безопасности и нового американского полицейского государства. Американский народ не такой уж привередливый покупатель. Он просто мечтает стать истинно верующими. Посмотрите, сколькие из американцев готовы боготворить Барака Обаму, несмотря на то что он ведет одну войну за другой.

Чтобы переубедить людей вроде меня, искатели правды об 11 сентября должны предъявить версию, которая бы показала организационную часть достаточно правдоподобной. Они могли бы начать с того, чтобы попытаться дать ответ на следующие вопросы. Были ли это те же четыре самолета компаний United Airlines и American Airlines, которые вылетели из Бостона и Ньюарка? Как самолеты управлялись во время столкновения — людьми или системами дистанционного управления? Если людьми, то кто были эти люди? Что случилось со всеми пассажирами?

Кроме того, почему обрушилось здание № 7? Если оно было целенаправленно подорвано, то зачем? Все причины, которые мне пока приходилось слышать, не кажутся убедительными. Что же касается видеозаписей обрушения обеих башен и здания № 7, где все выглядит так, как будто бы это результат контролируемого подрыва, то здесь я согласен. Однако что мы знаем? Я не эксперт. Я никогда не видел ни в жизни, ни в кино достаточного числа обрушений зданий, вызванных направленным подрывом, и такого же числа обрушений зданий в результате падения на них самолета, чтобы обоснованно определить отличия. Искатели правды об 11 сентября говорят нам, что ни одно здание, построенное по той же технологии, что и башни-близнецы, никогда не обрушивалось в результате пожара. Однако как насчет пожара вкупе с крушением крупного самолета с почти полными баками? Сколько примеров подобной катастрофы у нас есть?

Тем не менее существует как минимум один аргумент, используемый сторонниками официальной версии в споре со скептиками, который я хотел бы поставить под сомнение. Это аргумент звучит так: «Если бы правительство планировало данную операцию, то в ней было бы задействовано много людей, и наверняка кто-нибудь из них уже бы давно проговорился, а основные СМИ уже рассказали бы их истории». Несколько пожарных, уборщиков зданий и других лиц показали под присягой, что слышали множество взрывов в башнях спустя какое-то время после падения самолетов, что поддерживает версию о контролируемом подрыве. Однако в основных СМИ об этом было сказано крайне мало. Аналогичным образом после убийства Джона Кеннеди как минимум два человека обозначили себя, заявив, что они были в числе трех бродяг на покрытом травой холме в Далласе. Что-нибудь произошло? Нет, основные СМИ проигнорировали обоих. Я знаю об этом только потому, что их истории были опубликованы бульварной прессой. Один из этих людей был отцом актера Вуди Харрельсона (Woody Harrelson).

Вместе с тем я желаю ребятам из движения «За правду об 11 сентября» удачи. Если вам удастся доказать, что это было «делом рук своих», этот факт будет способствовать разрушению империи больше, чем все когда-либо мною написанное.

 

Локерби: «не верьте ничему до тех пор, пока это не будет официально опровергнуто»

Абдель-Басет Али Мохмед аль-Меграхи (Abdelbaset Ali Mohmed al-Megrahi) — ливиец, который провел восемь лет в шотландской тюрьме по обвинению в подрыве рейса № 103 компании PanAm над шотландским городом Локерби в декабре 1988 года, унесшем 270 жизней. Многие, кто расследовал это дело, включая нескольких видных юристов правительства, много лет не переставали утверждать, что улики, собранные против Меграхи, крайне шатки и неубедительны. В какой-то момент один из судов Шотландии, похоже, согласился с этими доводами и распорядился подать новую апелляцию в интересах Меграхи. Однако позднее он был возвращен обратно в Ливию по состоянию здоровья — у него был рак в последней стадии, от которого он скончался в 2012 году.

Вкратце перечислим основные международные политические факты. В течение более чем одного года после подрыва США и Великобритания настаивали на том, что за взрывом стояли Иран, Сирия и «Народный фронт освобождения Палестины — Главное командование» (НФОП — ГК). Данный подрыв был якобы совершен по приказу Ирана в качестве мести за сбитый США над Персидским заливом 3 июля 1988 года иранский пассажирский самолет, в результате которого погибли 290 человек. США назвали данный инцидент случайностью, которая, однако, произошла вследствие сознательного американского вмешательства в войну между Ираном и Ираком на стороне последнего.

Затем в 1990 году началась подготовка к вторжению США в Ирак. Удивительно, как быстро страны меняют свою роль с союзников на противников на шахматной доске империи. А для успеха данной операции необходима была поддержка со стороны Ирана и Сирии. Внезапно в октябре 1990 года США объявили, что за подрывом самолета на самом деле стояла Ливия — арабское государство, которое меньше других поддерживало наращивание группировки США для ведения войны в Персидском заливе и введенные против Ирака санкции. Меграхи и еще один ливиец были названы в качестве обвиняемых.

НФОП — ГК имел штаб-квартиру в Сирии, финансировался и поддерживался ею. Свидетельства в поддержку вышеупомянутой версии были и остаются впечатляющими. Смотрите сами: в апреле 1989 года ФБР передала в прессу информацию о предварительной идентификации того, кто, сам не ведая, пронес бомбу на борт самолета. Это был 21-летний Халид Джаафар (Khalid Jaafar), американец ливанского происхождения. В статье говорилось, что бомба была подкинута в его чемодан одним из членов НФОП — ГК.

В мае Государственный департамент заявил, что ЦРУ не сомневается в версии, указывающей на Иран — Сирию — НФОП — ГК. Затем лондонская газета «Таймс» (The Times) сообщила, что «сотрудники спецслужб из Великобритании, Соединенных Штатов и Западной Германии «полностью удовлетворены» выводом о том, что за преступлением стоял НФОП — ГК. В декабре 1989 года шотландские следователи объявили, что они получили твердые доказательства участия в подрыве НФОП — ГК. В перехваченном Агентством национальной безопасности электронном сообщении говорилось, что иранский министр внутренних дел Али Акбар Мохташеми (Ali Akbar Mohtashemi) заплатил палестинским террористам 10 млн долларов, чтобы отомстить за сбитый иранский самолет. Израильская разведка также перехватила обмен сообщениями между Мохташеми и иранским посольством в Бейруте, «из которого следует, что взрыв над Локерби оплатил Иран».

Более полную информацию по этому делу, которая еще больше ставит под сомнение официальную версию о вине Ливии, а также документы можно найти по адресу: killinghope.org/bblum6/panam.htni. «Я абсолютно потрясен, поражен, — сказал готовивший процесс шотландский профессор права. — Я с трудом мог поверить, что шотландский судья может вынести обвинение кому угодно, даже ливийцу, на основании подобных улик».

И кстати, Ливия при Муаммаре Каддафи никогда не признавалась в совершении этого акта. Они лишь взяли на себя ответственность в надежде на прекращение введенных против них различных санкций.

 

Заговор с целью превращения теории заговора в банальность

Во время холодной войны, когда Вашингтону приходилось реагировать на обвинения в тайных происках США за рубежом, было принято намекать, что за распространением всех этих домыслов стоят русские или какие-нибудь другие коммуняки. Обычно подобных намеков было достаточно, чтобы дискредитировать опубликованную историю в глазах любого добропорядочного американца. С тех пор стандартной линией защиты против неудобных обвинений и вопросов стала произносимая с различными вариациями фраза: «Ну, это сильно смахивает на теорию заговоров» (и легкий смешок). Каждый новый пресс-секретарь Белого дома, перед тем как приступить к своим обязанностям, заучивает эту фразу.

По иронии судьбы Пьеру Сэлинджеру (Pierre Salinger), работавшему пресс-секретарем при Кеннеди и Джонсоне, самому пришлось пострадать от этой практики. В некрологе «Вашингтон пост», опубликованном после его кончины 16 октября 2004 года, было сказано: «Однако его журналистская репутация была сильно подпорчена в 1990-х годах, после того как он стал настаивать на том, что две крупных авиакатастрофы в действительности таковыми не являлись. Он заявил, что взрыв рейса № 103 компании PanAm в 1988 году над шотландским городом Локерби был результатом неудачной операции Управления по борьбе с наркотиками, но данная версия так и не нашла подтверждения». На самом деле, свидетельств в пользу версии о неудачной операции Управления по борьбе с наркотиками было значительно больше, чем в пользу версии о ливийском следе.

Исследователь конспирологии и автор книг по этой тематике Джонатан Ванкин (Jonathan Vankin) сделал следующее наблюдение:

«Журналисты любят считать себя закоренелыми скептиками. Это неправильная самооценка. Даже самые прожженные американские журналисты становятся чересчур доверчивыми, когда им приходится иметь дело с правительственными чиновниками, техническими экспертами и другими официальными источниками. Они приберегают свой хваленый скептицизм для идей, которые им кажутся чуждыми. Теории заговора вызывают у них наиболее ожесточенный скептицизм.

К теориям заговоров следует относиться скептически. Правда, это не совсем справедливо. Скептицизм должен применяться к официальной и неофициальной информации в равной степени» [236] .

 

Глава 11

ЮГОСЛАВИЯ

 

Международные левые все еще не могут договориться между собой

Отношение к событиям в бывшей Югославии 1990-х годов было крайне неоднозначно в то время и остается таковым по сей день. Оно является неоднозначным не только среди обычных сторонников и противников американского империализма, но и среди левых. Едва ли можно найти в наши дни другой вопрос, который бы так сильно разделил левых в мире.

Споры по поводу «гуманитарной интервенции» США — НАТО по-прежнему возникают время от времени в связи с текущими событиям. Самый свежий пример — свержение ливийского правительства в 2011 году. Было ли оно проведено для спасения ливийского народа от жестокого тирана или для того, чтобы избавиться от Муаммара Каддафи за его постоянное нежелание угождать странам Запада так, как они к этому привыкли? Тот же вопрос относится и к сербскому лидеру Слободану Милошевичу, который отказался подчиниться диктату мирового правительства, представленного США, НАТО, Европейским союзом, Всемирным банком, МВФ и ВТО. Псевдосоциалистическое сербское государство рассматривалось как последний «оплот коммунизма» в Европе. Кроме того, после окончания холодной войны НАТО, если альянс хотел и дальше оставаться в роли вышибалы Вашингтона, нужно было как-то продемонстрировать свою необходимость.

Одним из ключевых спорных вопросов является Косово. Продолжительные бомбардировки бывшей Югославии силами США и НАТО в 1999 году, как нас заверяли, были ответом на этнические чистки, проводимые сербскими правительством в их исконном крае Косово. Множество умных людей по-прежнему искренне считают, что бомбардировки начались после того, как массовая депортация этнических албанцев из Косово уже шла полным ходом. Другими словами, бомбардировки были предприняты в качестве ответной меры и с целью остановить этнические чистки. В действительности же систематические насильственные депортации больших групп населения из Косово начались лишь через несколько дней после начала бомбардировок и явно стали ответной реакцией сербского руководства, порожденной крайней степенью гнева и бессилия. Все это легко проверить, если обратиться к статьям прессы за несколько дней до и после начала бомбежек (ночь с 23 на 24 марта). Можно просто взять номер «Нью-Йорк таймс» от 26 марта, где на первой странице читаем: «С началом натовских бомбежек в Приштине (столица края) ширятся опасения, что сербы теперь станут вымещать свою ярость на этнических албанцах» (курсив добавлен). Только начиная с 27 марта впервые начинают появляться сообщения о «принудительных переселениях» или подобных вещах. Однако пропагандистская версия уже высечена в мраморе.

 

Справедливость и безнаказанность победителей

(5 августа 2008 года)

Итак, бывший лидер боснийских сербов Радован Караджич наконец-то арестован. Он должен предстать перед Международным уголовным трибуналом по бывшей Югославии (ICTY) в Гааге (Нидерланды) по обвинению в военных преступлениях, геноциде и преступлениях против человечества.

ICTY был создан Организацией Объединенных Наций в 1993 году. Его полное название — Международный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии с 1991 года. Обратите внимание на формулировку «кого» — «лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права», и «где» — «на территории бывшей Югославии». Все это зафиксировано в положении о Трибунале.

В 1999 году НАТО, преимущественно Соединенные Штаты, бомбили Югославскую республику Сербия в течение семидесяти восьми дней, разрушив экономику, экологию, энергоснабжение, мосты, жилые дома, транспорт, инфраструктуру, церкви и школы, отбросив страну на много лет назад в развитии, убив сотни или тысячи людей, травмировав бесчисленное множество детей, которые будут до конца своих дней болезненно реагировать на определенные звуки и образы. Это была самая жестокая непрерывная бомбардировка страны за всю мировую историю, по крайней мере на тот момент. Никто никогда не утверждал, что Сербия напала или готовилась напасть на какое-либо государство — члена НАТО, а это является единственным событием, оправдывающим подобные действия в соответствии с договором НАТО.

В попытке убедить мир в справедливости натовских бомбардировок ICTY уже провел один резонансный суд — над бывшим югославским президентом Слободаном Милошевичем, который скончался в гаагской тюрьме, пытаясь защитить себя против обвинений, которые остаются недоказанными по сей день. Следующим будет Радован Караджич. Когда же западные лидеры, повинные в бомбардировках Сербии, предстанут перед судом за военные преступления, как того требует (см. выше) собственный устав Трибунала?

Вскоре после начала бомбардировок в марте 1999 года специалисты по международном праву из Канады, Великобритании, Греции и Соединенных Штатов стали подавать жалобы в ICTY, обвиняя лидеров натовских стран в «серьезных нарушениях международного гуманитарного права», включая:

«Преднамеренное убийство, преднамеренное причинение невыразимых страданий и серьезного вреда здоровью, бессмысленное уничтожение городов и сел, незаконное нападение на гражданские объекты, разрушение, не вызванное военной необходимостью, нападения на беззащитные здания и жилища, разрушение и преднамеренное повреждение объектов, связанных с религией, благотворительностью и образованием, искусствами и науками».

В канадской жалобе поименованы шестьдесят восемь лидеров, включая Билла Клинтона, Мадлен Олбрайт, Уильяма Коэна (министр обороны в администрации Клинтона), Тони Блэра, канадского премьер-министра Жана Кретьена, а также натовских руководителей Хавьера Солану, Уэсли Кларка (Wesley Clark) и Джейми Ши (Jamie Shea). В жалобе также указывается на открытое нарушение Устава Организации Объединенных Наций, самой хартии НАТО, Женевских конвенций, а также принципов международного права, признанных Международным военным трибуналом в Нюрнберге.

В сопроводительных записках к жалобам указывается, что судебное преследование указанных в них лиц является «не только требованием закона, но и требованием справедливости по отношению к жертвам. Оно также должно стать средством сдерживания в отношении могущественных стран, таких как члены НАТО, которые в силу своей военной мощи и контроля над СМИ лишены каких-либо естественных ограничителей и могли бы сыграть роль сдерживающего фактора для менее сильных стран». Предъявление обвинений победителям, а не только побежденным, могло бы стать переломным моментом в международном уголовном праве.

В письме главному обвинителю суда Луизе Арбур (Louise Arbour) профессор права из Торонто и инициатор канадской жалобы Майкл Мандел (Michael Mandel) заявил:

«К великому сожалению, как вам известно, беспристрастность вашего трибунала вызывает множество сомнений. В самом начале данного конфликта, после того как представители юридического факультета Белградского университета подали в трибунал официальную и, по нашему мнению, обоснованную жалобу на действия натовских лидеров, вы появились на пресс-конференции вместе с одним из обвиняемых — британским министром иностранных дело Робином Куком (Robin Cook), который с большой помпой передал вам досье по сербским военным преступлениям. В начале мая вы выступили еще на одной пресс-конференции вместе с госсекретарем США Мадлен Олбрайт, к тому времени фигурантом двух официальных жалоб на военные преступления, в связи с обстрелами гражданского населения в Югославии» [238] .

Сама Луиза Арбур даже и не старалась скрывать своей пронатовской позиции. Она считала, что НАТО может быть для себя и полицией, и судьей, и присяжными, и надзирателем. Вот ее слова:

«Я, разумеется, не собираюсь комментировать никакие заявления о нарушениях международного гуманитарного права, которые якобы были совершены гражданами стран НАТО. Я принимаю данные лидерами НАТО заверения о том, что они намерены проводить свои операции в Федеративной Республике Югославия в полном соответствии с международным гуманитарным правом» [239] .

На своей странице в Интернете ICTY уведомляет нас: «Привлекая к ответственности отдельных лиц, независимо от их должности, ICTY разрушил традицию безнаказанности за военные преступления и другие нарушения международного права, в особенности со стороны лиц, занимавших высшие должности». Тем не менее лидеры США и НАТО обладают неприкосновенностью в привлечении к ответственности не только за бомбардировки Сербии в 1999 году, но и за многие бомбардировки Боснии в период с 1993 по 1995 год, включая применение обедненного урана. Вот вам и «разрушение традиции безнаказанности».

В 1999 году на место Луизы Арбур в качестве главного обвинителя ICTY пришла швейцарский дипломат Карла Дель Понте (Carla Del Ponte). В соответствии с ее официальными обязанностями она изучила возможные военные преступления всех участников конфликтов 1990-х годов, относящихся к периоду распада Югославии, натовским бомбардировкам Сербии, в частности Косово, где этнические албанцы предпринимали попытки отделения. В конце декабря 1999 года в интервью лондонской газете «Обсервер» (Observer) Дель Понте был задан вопрос: готова ли она предъявлять уголовные обвинения персоналу НАТО, а не только бывшим югославским республикам. Она ответила так: «Если бы я не была готова это сделать, то находилась бы не на своем месте. Я должна была бы отказаться от своей должности».

Затем ICTY объявил о завершении изучения возможных преступлений НАТО, заявив следующее: «Для данного трибунала крайне важно заявить о своей компетенции над всеми без исключения органами, участвовавшими в вооруженном конфликте в бывшей Югославии». Неужели это был знак свыше, означавший, что новое тысячелетие — до наступления 2000 года оставалась всего неделя — будет ознаменовано более равным международным правосудием? Неужели это было правдой?

Нет, не было. Из официальных кругов, военных и гражданских, Соединенных Штатов и Канады послышались возгласы недоумения, шока, недовольства, отрицания: ужасно, несправедливо. Дель Понте намек поняла. Ее офис быстро сделал заявление: «Офис обвинителя Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии не ведет расследования в отношении НАТО. Не ведется также никаких официальных расследований действий НАТО в ходе конфликта в Косово».

Карла Дель Понте оставалась на своей должности до конца 2007 года, после чего отправилась послом Швейцарии в Аргентину. Одновременно она занималась написанием книги о своей работе в ICTY «Охота: я и военные преступники». Эта книга вызвала своего рода скандал в Европе, поскольку в ней она рассказала, как Косовская освободительная армия (KLA) в 1999 году похитила сотни сербов, затем переправила их к своим мусульманским союзникам в Албании, где их убили, а почки и другие части тела изъяли и продали для трансплантации в другие страны.

В течение многих лет до и после этого KLA занималась и другими преступными делами: например, контрабандой наркотиков в больших объемах, торговлей женщинами, различными террористическими актами, а также этническими чистками сербов, которым не повезло жить в Косово, даже если этот край был их домом с давних пор. В период 1998–2002 годов KLA периодически появлялась в списке террористических организаций Государственного департамента США: сначала за нападения на безоружных гражданских сербов с целью спровоцировать удары возмездия со стороны сербских войск, затем за наличие в своих рядах наемников из различных исламских стран, включая связанных с «Аль-Каидой» групп. То же самое, впрочем, происходило и в Боснии с местными мусульманам в ходе гражданских войн в Югославии в 1990-х годах.

KLA оставалась в списке террористических организаций до тех пор, пока Соединенные Штаты не решили превратить ее в союзника — частично из-за присутствия в Косово крупной американской военной базы Кэмп-Бондстил (Camp Bondsteel). Не правда ли удивительно, что все эти американские базы, как грибы, появляются по всему миру? В ноябре 2005 года посетивший базу комиссар по правам человека Совета Европы Альваро Жиль-Роблес (Alvaro Gil-Robles) назвал ее «уменьшенным вариантом Гуантанамо».

17 февраля 2008 года KLA объявила о независимости Косово от Сербии, что является крайне сомнительным сточки зрения международного права. Наследующий день Соединенные Штаты официально признали новое государство, поддержав таким образом одностороннюю декларацию независимости части территории другой страны. В качестве премьер-министра у нового государства есть джентльмен по имени Хашим Тачи, которого Карла Дель Понте в своей книге называет главным организатором похищений сербов и продажи их органов. Новое бандитское государство Косово поддерживается Вашингтоном и другими западными странами, которые не могут простить Сербии, Югославии и Слободану Милошевичу нежелание принять триумвират из НАТО, США и Европейского союза, которому не указ ни Объединенные Нации, ни кто-либо еще. Независимое государство Косово рассматривается как надежный союзник Запада, готовый играть роль военизированного форпоста триумвирата.

В своей книге Карла Дель Понте утверждает, что для начала судебного преследования косовских албанцев, замешанных в военных преступлениях, имелось достаточно доказательств, однако расследование «было задавлено в зародыше» и переключено вместо этого на «преступления, совершенные Сербией». Она заявляет, что не могла ничего сделать, поскольку сбор доказательств в Косово, наводненном уголовниками, включая правительство, был практически невозможен. Свидетелям угрожали, и даже судьи в Гааге боялись косовских албанцев.

 

Глава 12

ЛИВИЯ

 

Спор о Ливии

9 июля 2011 года я принял участие в демонстрации перед Белым домом, основной темой которой был лозунг «Перестаньте бомбить Ливию». Последний раз я принимал участие в акции протеста против американской бомбардировки чужой страны, которую Белый дом пытался подать как гуманитарную интервенцию (как и в Ливии), в 1999 году — во время затяжной бомбардировки Сербии. В то время я пошел на пару таких демонстраций и оба раза был там фактически единственным американцем. Остальными участниками, которых насчитывалось около двух десятков человек, были преимущественно сербы. «Гуманитарная интервенция» — великий рекламный трюк империализма, в особенности на американском рынке. Американцы отчаянно пытаются обновить дорогую их сердцу веру в то, что Соединенные Штаты преследуют хорошие цели, что мы по-прежнему являемся хорошими парнями.

На этот раз в протесте приняли участие около сотни человек. Не уверен, что все они были ливийцами, но здесь также появился новый элемент — почти половина протестующих были чернокожими и маршировали с лозунгами «Перестаньте бомбить Африку».

Появилось и еще одно новшество — на другой стороне Пенсильвания-авеню примерно в 15 метрах от нас была организована акция сторонников бомбежки Ливии. Эта демонстрация в основном состояла из ливийцев, скорее всего, живущих в данном районе. С их стороны слышались лишь слова одобрения и любви в отношении Соединенных Штатов и НАТО. Они заявляли, что готовы поддержать что угодно, чтобы избавиться от Муаммара Каддафи, вплоть до ежедневных бомбежек своей родины, которые, в конце концов, превысили сербские семьдесят восемь дней. Я не преминул перейти через дорогу и вступить в спор с некоторыми из них, сказав: «Я ненавижу вот того человека там [указывая при этом на Белый дом] не меньше, чем вы ненавидите Каддафи. По-вашему, я должен из-за этого поддерживать бомбардировку Вашингтона? Уничтожение прекрасных памятников и зданий этого города, а также убийство его жителей?».

Никто из ливийцев даже не попытался мне ответить. Они лишь продолжали злобно твердить свои лозунги против Муаммара Каддафи. «Вы не понимаете. Нам надо избавиться от Каддафи. Он очень жестокий». Посмотрите видео CNN от 1 июля с огромного митинга в поддержку Каддафи в Триполи, чтобы понять, насколько сильно взгляды вашингтонских ливийцев отличались от того, что говорилось у них на родине.

«Но у вас, как минимум, есть бесплатное образование и медицинское обслуживание, — не унимался я. — Это значительно больше, чем получаем мы здесь. В Ливии самый высокий уровень жизни во всем регионе, по крайней мере был до начала бомбардировок НАТО и США. Если Каддафи жесток, в таком случае как вы называете других лидеров региона, которые пользуются давней поддержкой Вашингтона?». Один из них возразил мне, что бесплатное образование было при короле, которого сверг Муаммар Каддафи. Я скептически отнесся к этим словам, но поскольку не был точно уверен в том, что это неправда, ответил: «Ну и что? По крайней мере Каддафи не отказался от бесплатного образования, в отличие от того, как поступили лидеры Великобритании и Европы в последние годы».

Внезапно рядом появился полицейский и потребовал, чтобы я вернулся на мою сторону проезжей части. Уверен, что если бы я настоял на объяснении, полицейский мотивировал бы свои действия стремлением предотвратить возможное насилие. Однако никакой опасности не было и в помине. Просто это еще один пример менталитета американского полицейского государства — порядок и контроль превыше гражданских свобод и всего остального.

Большинство американцев, если бы они услышали мой спор с ливийцами, вероятно, сказали бы: «Ну, независимо оттого, насколько вы ненавидите президента, вы можете от него избавиться путем выборов. У ливийцев такого выхода нет». А я бы ответил им: «Точно. Я свободен поменять Джорджа Буша на Барака Обаму. Радость-то какая. Пока наши выборы целиком и полностью определяются деньгами, никакие существенные перемены невозможны».

 

Для них не важно, что это неправда

Просто это правда высшего порядка

(1 ноября 2011 года)

«Мы пришли, мы увидели, он умер», — эти слова, хихикая, произнесла госсекретарь США Хиллари Клинтон, комментируя подлое убийство Муаммара Каддафи.

Представьте себе Усаму бен Ладена или какого-нибудь другого исламского лидера, говорящего после событий 11 сентября 2001 года: «Мы пришли, мы увидели, три тысячи американцев погибли… Ха-ха-ха».

Хиллари Клинтон и другие соучастники преступления из НАТО могут всласть повеселиться также над тем, как они провели весь мир. Разрушение Ливии, превращение современного государства всеобщего благоденствия в груду развалин, вымершие города, убийство тысяч людей. Эта трагедия стала кульминацией серии лживых заявлений, распространявшихся ливийскими повстанцами, западными странами и Катаром (через свою телевизионную станцию «Аль-Джазира»): начиная с объявления о неминуемой «кровавой бойне» в удерживаемом мятежниками Бенгази, в случае если Запад не вмешается, историй о том, как правительственные боевые вертолеты и самолеты беспорядочно обстреливали большие группы гражданского населения, и заканчивая выдумками о массовых изнасилованиях, совершенных объевшимися виагры солдатами армии Муаммара Каддафи (последняя выдумка была обнародована в Организации Объединенных Наций американским послом — можно подумать, что молодые солдаты не могут обойтись без виагры!).

Газета «Нью-Йорк таймс» 22 марта 2011 года сообщила:

«Мятежники не стесняются в домыслах при проведении своей пропагандисткой кампании. Они заявляют о победах на несуществующих полях сражений, утверждают, что продолжают сражаться в ключевом городе спустя много дней после его взятия войсками Каддафи, а также делают крайне преувеличенные заявления относительного его варварского поведения».

Газет «Лос-Анджелес таймс» от 7 апреля 2011 года добавляет следующую деталь об информационной кампании мятежников:

«Трудно назвать позицию этих СМИ справедливой и сбалансированной. На самом деле, как любезно подсказал [ее редактор], существует четыре нерушимых правила освещения событий на двух радиостанциях, одной телевизионной станции и в газете мятежников:

• никаких репортажей или комментариев за [Каддафи];

• никакого упоминания гражданской войны (весь ливийский народ, на востоке и на западе, един в войне с тоталитарным режимом);

• никакого обсуждения темы племен или межплеменной вражды (есть только одно племя — Ливия);

• никаких упоминаний «Аль-Каиды» или исламского экстремизма (все это пропаганда [Каддафи])».

Ливийское правительство, без сомнения, также распространяло дезинформацию, однако именно информационная ложь мятежников, случайная или преднамеренная, была использована Советом Безопасности ООН для оправдания голосования за «гуманитарную интервенцию», которая в третьем акте дала старт жестоким бомбардировкам и ударам беспилотников НАТО и США, день за днем, неделя за неделей, месяц за месяцем — трудно представить себе что-либо более гуманитарное, чем это. Если бы до начала бомбардировок НАТО и США народу Ливии был предложен референдум о воздушных ударах, думаете, они согласились бы на это?

По всей видимости, большинство ливийцев действительно поддерживали Муаммара Каддафи. Как иначе можно объяснить, что правительству удавалось сдерживать самые мощные вооруженные силы в мире в течение более чем семи месяцев? До начала устроенного НАТО и США разорения Ливия имела самый высокий показатель средней продолжительности жизни, самый низкий показатель детской смертности и самый высокий показатель по индексу развития человеческого потенциала ООН в Африке. В первые несколько месяцев гражданской войны в стране прошли гигантские митинги в поддержку ливийского лидера.

Если бы Муаммар Каддафи меньше подавлял своих политических оппонентов в предыдущие годы и сделал бы какие-нибудь шаги по примирению с ними в ходе «арабской весны», хорошая сторона его режима могла бы помочь ему удержаться у власти. С другой стороны, мир знает немало примеров того, как западные державы особенно не беспокоятся по поводу политических репрессий, если только им не нужно использовать репрессии в качестве повода для интервенции, когда это выгодно. Действительно, захваченные в Триполи в ходе боев правительственные документы показывают, что ЦРУ и британская разведка сотрудничали с ливийским правительством в поимке диссидентов и передаче их Ливии. Они даже принимали участие в допросах.

В любом случае, у многих мятежников имелся религиозный мотив для борьбы с правительством, и именно они играли доминирующую роль в армии мятежников. Прежде часть из них воевала против Соединенных Штатов в Афганистане и Ираке. Новый ливийский режим сразу объявил, что шариатское право станет основным источником законодательства, а законы, которые противоречат учению ислама, будут отменены. В стране планируется также возрождение многоженства — священная для мусульман книга Коран разрешает мужчинам иметь до четырех жен.

Таким образом, как и в Афганистане в 1980–1990-е годы, Соединенные Штаты поддержали исламских боевиков в борьбе против светского правительства. США уже воевали на одной стороне с исламскими боевиками в Боснии, Косово и Сирии. В самих Соединенных Штатах американское правительство сажает многих людей за решетку как террористов за значительно менее тяжкие проступки, чем поддержка группировок типа «Аль-Каиды».

То, что началось в Ливии как «обычное» гражданское насилие с обеих сторон, происходило и раньше в Египте, Тунисе, Йемене, Бахрейне и Сирии без какого-либо военного вмешательства со стороны Запада (США продолжают вооружать режимы Бахрейна и Йемена). Но в этот раз в Ливии гражданские беспорядки были превращены западной пропагандистской машиной в масштабный геноцид мирных ливийцев режимом Муаммара Каддафи.

Этому ключевому вопросу посвящено другое видео под названием «Гуманитарная война в Ливии: никаких улик нет». В основе фильма лежит интервью с Солиманом Бушуигиром (Soliman Bouchuiguir), генеральным секретарем и основателем созданной в 1989 году ливийской Лиги за права человека — наверное, единственной ливийской диссидентской группой, которая находится в вынужденной эмиграции в Швейцарии. У него несколько раз спрашивают, имеет ли он документальные подтверждения различных обвинений, выдвинутых против ливийского лидера. Где доказательства многочисленных изнасилований? Множества других предполагаемых злодеяний? Более шести тысяч якобы убитых самолетами армии Каддафи гражданских лиц? Снова и снова Бушуигир цитирует в качестве источника Национальный переходный совет. Да, это именно те мятежники, которые вели гражданскую войну совместно с войсками НАТО и США. Он говорит также об очевидцах — «маленьких девочках и мальчиках, чьи семьи мы лично знаем». А потом заявляет, что было невозможно документировать подобные вещи. Это, вероятно, в какой-то мере правда, хотя на основании чего же тогда Совет Безопасности ООН принял резолюцию о проведении военной интервенции в Ливии? Из-за чего почти восемь месяцев велась бомбежка? Бушуигир также упоминает о сотрудничестве своей организации с Национальным фондом поддержки демократии (NED) в борьбе против Каддафи. Остается только гадать, знает ли он, что NED был основан в качестве прикрытия для действий ЦРУ.

Еще одним источником обвинений против Муаммара Каддафи и его сыновей является Международный уголовный суд (МУС). Главный обвинитель Луис Морено Окампо (Luis Moreno-Ocampo) показан в фильме «Гуманитарная война в Ливии» на пресс-конференции, где он отвечает на тот же вопрос о доказательствах обвинений. Он ссылается на семидесяти семи страничный документ МУС, который, по его словам, содержит доказательства. В фильме демонстрируется оглавление данного документа, из которого видно, что страницы с 17 по 71 являются закрытой информацией. Именно те страницы, которые, по-видимому, должны содержать свидетельства и доказательства, помечены как изъятые. В приложении к отчету МУС приводится список источников, среди них Fox News, CNN, ЦРУ, Солиман Бушуигир и Ливийская лига за права человека. Ранее в фильме Бушуигир называет МУС одним из своих источников. Таким образом, вся документальная база представляется замкнутым кругом.

Историческая справка: «Воздушные бомбардировки гражданского населения были впервые применены итальянцами в Ливии как раз 100 лет тому назад, в 1911 году, затем они отрабатывались британцами в Ираке в 1920 году и использовались французами в 1925 году для сравнивания с землей целых кварталов сирийских городов. Уничтожение домов, коллективные наказания, массовые казни, задержания без судебного разбирательства, повседневное применение пыток — именно такие средства применяла Европа для установления своего контроля на Ближнем Востоке».

 

Нескончаемая американская враждебность

(1 июля 2011 года)

Если бы у меня была возможность публично задать вопрос нашему любимому президенту Бараку Обаме, я бы спросил: «Господин президент, в течение короткого времени пребывания в должности вы вели войну против шести стран — Ирака, Афганистана, Пакистана, Сомали, Йемена и Ливии. Это заставляет меня задуматься. При всем глубоком уважении, что с вами не так?».

Американские СМИ делали все возможное, чтобы отметать как беспочвенные или игнорировать ливийские заявления о том, что натовские и американские ракеты убивают мирное население (людей, которых они предположительно должны были защищать), по крайней мере вплоть до последней «ошибки» с бомбовым ударом, которая была слишком вопиющей, чтобы ее замолчать. Однако кто в основных СМИ за несколько месяцев до этого ставил под сомнение обвинения НАТО и США в адрес Ливии в организации целенаправленной резни гражданского населения, обвинения, которые, как нам было сказано, и стали причиной для атак западных держав? Не стоит обращаться к каналу «Аль-Джазира» с подобными вопросами. Правительство Катара, которому принадлежит данная станция, уже давно враждебно относилось к ливийском лидеру Муаммару Каддафи и само было в числе основных поставщиков историй о ливийской резне, а также участвовало в войне против Триполи. Репортажи «Аль-Джазиры» на эту тему носили явно предвзятый характер.

Ален Жюппе (Alain Juppe), министр иностранных дел Франции, которая стала ведущей силой в организации атак на Ливию, 7 июня 2011 года выступил с речью в Брукингском институте в Вашингтоне. По окончании речи местный активист Кен Мейеркорд (Ken Meyercord) задал ему вопрос из зала:

«Один американский обозреватель событий в Ливии сделал следующий комментарий: «Доказательства того, что крупномасштабная резня или геноцид были вероятны или неизбежны, являются неубедительными». Данный комментарий был высказан Ричардом Хаассом (Richard Haass), президентом нашего Совета по международным отношениям. Если г-н Хаасс прав, а он достаточно осведомленный человек, тогда то, что совершено НАТО в Ливии было нападением на страну, которая никому не угрожала, или, иначе говоря, агрессией. Вас не беспокоит, что по мере того как НАТО все больше и больше сеет смерть и разрушение в Ливии, Международный уголовный суд может решить, что вместо господина Каддафи следует начать судебное преследование вас с вашими друзьями по неприкрыто агрессивному Североатлантическому альянсу?».

Мосье Жюппе заявил тогда, правда без ссылки на источник, что по имеющимся оценкам лояльные Муаммару Каддафи войска убили 15 тысяч мирных ливийцев. На это господин Мейеркорд возразил: «И где же тогда 15 тысяч тел?». Мосье Жюппе не нашелся, что на это ответить, хотя из-за шума, поднявшегося в зале после первого вопроса, он мог и не расслышать второго вопроса.

Следует отметить, что по состоянию на 30 июня 2011 года войсками НАТО было совершено 13 184 боевых вылета над территорией Ливии, из которых 4963 — авиаудары.

Если бы какое-нибудь иностранное государство выпустило ракеты по Соединенным Штатам, посчитал бы Барак Обама это актом агрессии? Если США выпускают сотни ракет по Ливии и это, как настаивает американский президент (чтобы не объявлять войну, как того требуют законы США), не считается актом агрессии, тогда получается, что лишение жизни в результате данных ракетных атак является убийством. Именно так — либо война, либо убийство. Хотя разница между ними только в семантике.

Следует также отметить, что со времени прихода Муаммара Каддафи к власти в 1969 году, практически ни разу не было сколько-нибудь продолжительного периода, когда Соединенные Штаты были бы готовы относиться к нему и к множеству начатых им положительных преобразований в Ливии и Африке хотя бы с долей уважения.

 

Слова человека, которого самая могущественная страна в мире пыталась убить много лет

Ниже приведен отрывок от 8 апреля 2011 года из книги полковника Муаммара Каддафи «Воспоминания о моей жизни»:

«И вот я стою под ударами самой сильной армии во всей военной истории, а мой младший африканский сын Обама пытается убить меня, лишить свободы мою страну, забрать наше бесплатное жилье, бесплатную медицину, бесплатное образование, нашу бесплатную пищу и заменить все это воровством на американский манер под названием «капитализм». Все мы в странах третьего мира знаем, что это значит. Это значит, что странами управляют корпорации, что люди страдают. Поэтому у меня нет иного пути. Я должен быть тверд и, если Аллах пожелает, отдам жизнь, следуя предначертанным им путем — путем, который дал нашей стране плодородные земли, принес народу здоровье и пищу и даже позволил нам помогать нашим африканским и арабским братьям и сестрам работать здесь вместе с нами… Я не хочу умирать, но если это будет необходимо ради спасения моей страны, моего народа, тысяч людей, которых я считаю своими детьми, то так тому и быть… На Западе некоторые называли меня сумасшедшим, безумным. Они знают правду, но продолжают лгать. Они знают, что наша страна независима и свободна и не находится под колониальным игом».

 

Глава 13

ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА

 

Преступление — быть СВВ, социалистом во власти

(11 декабря 2007 года)

В Чили во время президентской избирательной кампании 1964 года, в которой марксист Сальвадор Альенде боролся с двумя другими основными кандидатами значительно правее его по взглядам, одна из радиостанций передала рекламную вставку со звуком автоматной очереди, за которой следовал женский крик: «Они убили моего сына, коммунисты!». Затем звучал взволнованный голос комментатора: «Коммунизм предлагает только кровь и страдания. Чтобы этого не произошло в Чили, мы должны избрать президентом Эдуардо Фрея (Eduardo Frei)». Фрей был кандидатом от христианско-демократической партии, а большую часть расходов по его предвыборной кампании, согласно данным Сената США, взяло на себя ЦРУ. На одном из предвыборных антиальендовских плакатов, тиражированном в тысячах экземпляров, были изображены дети с отпечатанным на лбу серпом и молотом.

Кампания запугивания избирателей играла на том, что чилийские женщины, как и повсюду в Латинской Америке, традиционно более религиознее, чем мужчины, более восприимчивы к паническим настроениям из-за призрака «безбожного, атеистического коммунизма».

Сальвадор Альенде проиграл выборы. Среди избирателей-мужчин (в Чили мужчины и женщины голосуют раздельно) он получил на 67 тысяч голосов больше, чем соперник, однако среди избирательниц Эдуардо Фрей обошел его на 469 тысяч голосов — еще одно наглядное свидетельство того, как легко можно манипулировать созданием масс практически в любом обществе.

В Венесуэле в 2007 году во время подготовки к референдуму, посвященному инициированным Уго Чавесом поправкам в конституцию, оппозиция играла на тех же эмоционально заряженных темах материнства и коммунистического угнетения (весьма вероятно потому, что также следовала советам ЦРУ). «Я голосовал за Чавеса на выборах президента, но не сейчас. Мне объяснили, что если реформа будет одобрена, у меня заберут сына, так как он тогда будет принадлежать государству», — заявила одна женщина по имени Глэдис Кастро (Gladys Castro) в интервью, взятом перед голосованием для репортажа Venezuelanalysis.com, англоязычного новостного интернет-портала, созданного североамериканцами в Каракасе. В репортаже, в частности, говорится:

«Глэдис не единственная, кто верит лживым слухам. Тысячи венесуэльцев, многие из которых являются сторонниками Чавеса, купились на ложь и слухи о конституционной реформе, которые уже многие месяцев циркулируют по стране. Несмотря на это, всего лишь несколько недель назад накал кампании дезинформации был поднят еще на несколько градусов, после того как оппозиционные группы и выступающие против реформы коалиции разместили рекламу в основных венесуэльских газетах. Самой возмутительной стала опубликованная на весь разворот в крупнейшей по тиражу газете страны Ultimas Noticias реклама, в которой по поводу конституционной реформы утверждалось следующее: «Если вы — мать, ВЫ ПРОИГРАЕТЕ! Потому что вы потеряете ваш дом, вашу семью и ваших детей. Дети будут принадлежать государству».

Данная реклама была размещена Промышленной палатой штата Карабобо (Camara Industrial de Carabobo), членами которой являются десятки дочерних компаний крупнейших корпораций США.

Широко распространено мнение, что враждебность США по отношению к Уго Чавесу происходит от желания Вашингтона захватить венесуэльскую нефть. Однако за период после Второй мировой войны только в одной Латинской Америке США проводили сходную воинственную политику в отношении прогрессивных правительств и движений в Гватемале, Сальвадоре, Никарагуа, Гондурасе, Гренаде, Доминиканской Республике, Чили, Бразилии, Аргентине, Кубе и Боливии. Что объединяло все эти правительства и движения, так это их левоцентристский характер. Нефть здесь была ни при чем. В течение более чем полувека Вашингтон пытался блокировать приход к власти в Латинской Америке любого правительства, которое представляло угрозу создания жизнеспособной альтернативы капиталистической модели. Венесуэла, безусловно, отлично вписывается в этот сценарий, независимо от нефтяного фактора. Данная идеология лежала в основе холодной войны по всему миру.

Тяжесть идеологического преступления Уго Чавеса многократно усилена его полной независимостью от Вашингтона, использованием нефтяных богатств для превращения страны в мощную силу в Латинской Америке, поддержкой и помощью другим проводящим независимую политику правительствам региона, таким как Куба, Боливия, Никарагуа и Эквадор, а также сохранением тесных связей с Китаем, Россией и Ираном. Этот человек демонстрирует полное отсутствие понимания того, что он живет на заднем дворе у янки, фактически в их мире. Империя янки разрослась до сегодняшних размеров и мощи именно потому, что она не терпела людей, подобных Сальвадору Альенде и Уго Чавесу с их странными социалистическими привычками. Несмотря на все предпринимаемые усилия, ЦРУ не удалось предотвратить победу Альенде на президентских выборах в Чили в 1970 году. После того как последующие парламентские выборы показали, что ЦРУ с их правоконсервативными союзниками в Чили не удастся законным путем лишить левых власти, они инспирировали успешный военный переворот в 1973 году, в результате которого Альенде погиб.

В 1970 году в меморандуме на имя президента Ричарда Никсона Генри Киссинджер написал: «Пример успехов законно избранного марксистского правительства в Чили, несомненно, окажет влияние и даже будет иметь значение прецедента в других частях мира, особенно в Италии. Распространение данного феномена в других местах, в свою очередь, существенно отразится на балансе сил в мире и на нашем месте в нем».

Уго Чавес публично заявлял о покушениях на свою жизнь, а его правительство раскрыло несколько заговоров, которые, по их мнению, являлись спланированными попытками покушения, организованными силами внутри страны и за ее пределами. В дополнение к истории Сальвадора Альенде следует также обратить внимание на то, что произошло с президентом Эквадора Хайме Рольдосом (Jaime Roldós) и военным лидером Панамы Омаром Торрихосом (Omar Torrijos). Оба были реформаторами, отказавшимися превращать свои страны в сателлитов Вашингтона или американских корпораций. Оба были твердыми сторонниками радикальной сандинистской революции в Никарагуа. Оба запретили работу на своей территории американской миссионерской группы, Летнего лингвистического института (Summer Institute of Linguistics), давно подозреваемого в связях с ЦРУ. Оба погибли в 1981 году при загадочных обстоятельствах в авиакатастрофах во время правления администрации Рональда Рейгана. Причем самолет Омара Торрихоса взорвался в воздухе, а ранее он был внесен в ликвидационный список Ричардом Никсоном.

В отличие от Хайме Рольдоса и Омара Торрихоса, Соединенным Штатам в течение многих лет удавалось прекрасно ладить с жестокими диктаторами, массовыми убийцами, палачами и лидерами, которые не сделали ничего, чтобы облегчить нищету своих народов. В их число входят Аугусто Пиночет, Пол Пот, греческая хунта, Фердинанд Маркос, Мухаммед Сухарто, Франсуа Дювалье, Сесе Секо Мобуту, бразильская хунта, Анастасио Сомоса, Саддам Хуссейн, лидеры южно-африканского апартеида, португальские фашисты и так далее. Все они были кровавыми диктаторами и длительное время опирались на поддержку Вашингтона. Никто из них не позволял себе публично выражать грубое неуважение к американским лидерам или их политике.

 

Что было бы, если бы канал NBC поддержал военный переворот против Джорджа Буша?

(8 июня 2007 года)

Если во времена холодной войны какой-либо американский журналист или приезжий в Советский Союз сообщал, что заметил в церквях много людей, это воспринималось как признак народного неприятия коммунизма и бегства от него в религию. Если церкви пустовали, это считалось явным доказательством подавления религии. Если наблюдался дефицит потребительских товаров, это рассматривалось как провал коммунистической системы. Если потребительских товаров было в избытке, это вызывало рост спекуляций на тему происходящего в Советском Союзе, что может заставить власти пытаться подкупить своих граждан.

Ситуация с Венесуэлой напоминает мне именно этот образ мышления. Консервативный антикоммунистический американский стереотип видит все связанное с «раздражителем» Вашингтона в самом худшем свете. Если Уго Чавес делает образование более доступным широким массам населения, это, вероятно, происходит с целью его оболванивания. Если он приглашает большую группу кубинских докторов в Венесуэлу для лечения бедных, это явный признак нового растущего коммунистического заговора в Латинской Америке, в который входит также президент Боливии Эво Моралес. Если Уго Чавес повторно выигрывает на демократических выборах — здесь мы может процитировать бывшего министра обороны США Дональда Рамсфелда: «Мы имеем в Венесуэле Чавеса с кучей денег. Этот человек был избран законно, как законно был избран и Адольф Гитлер. Затем он консолидировал власть и теперь, конечно, тесно трудится вместе с Фиделем Кастро, господином Моралесом и другими».

Самым свежим примером данного образа мышления является осуждение отказа венесуэльского правительства возобновить лицензию частной телевизионной станции RCTV. Данный шаг был осужден американским правительством и СМИ, а также всеми остальными благонамеренными людьми как подавление свободы слова, хотя они все прекрасно понимают, что основной причиной практически неизбежного отказа в возобновлении лицензии стала безоговорочная поддержка RCTV путча 2002 года, в результате которого Уго Чавес на какое-то время был отстранен от власти. Если бы в Соединенных Штатах произошел успешный военный переворот и какая-нибудь телевизионная станция стала бы приветствовать свержение президента, роспуск Конгресса, Верховного суда и приостановление действия конституции, а затем данный мятеж был бы подавлен другими войсками на фоне массовых демонстраций и та же самая телевизионная станция не сообщила бы об этом ни слова, чтобы не оказывать поддержку контрперевороту, а вместо этого продолжала бы повторять, что президент добровольно ушел в отставку, — сколько бы времени прошло, прежде чем вернувшееся к власти правительство США закрыло данную станцию, арестовало ее руководство, обвинило их в нарушении полудюжины антитеррористических законов и упрятало навеки за решетку в кандалах и оранжевых робах? Сколько? Пять минут? Венесуэльское правительство ждало пять лет, до тех пор пока у станции не истек срок действия лицензии. Причем ни один руководитель станции не был арестован, а сама RCTV по-прежнему может свободно вещать по кабельным и спутниковым каналам. Найдется ли во всем мире еще одна страна, которая бы проявляла такую терпимость?

Можно смело говорить, что СМИ в Венесуэле более свободны, чем в Соединенных Штатах. Сколько ежедневных газет или телевизионных сетей в США безоговорочно отвергают внешнюю политику своего правительства? Сколько из них во всей стране заработали ярлык «оппозиционные СМИ»? Разве что канал Fox News, и то только когда в Белом доме находится демократ. В Венесуэле имеется множество оппозиционных СМИ.

 

Венесуэла: даже ад не сравнится с яростью разгневанной империи

В 2007 году Уго Чавес проиграл референдум по комплексной и масштабной реформе, включавшей отмену ограничений по срокам президентства. Однако в 2009 году он вынес на голосование более ограниченный вариант реформы, предполагавший отмену всех ограничений по срокам для всех выборных должностей, и на этот раз победил. Американские СМИ и оппозиция в Венесуэле представили это так, будто бы он собирается гарантировать себе пожизненное пребывание в должности, настоящую диктатуру. На самом деле, в данном процессе нет ничего автоматического — чтобы остаться у власти Уго Чавесу нужно будет выигрывать на каждых выборах. Отсутствие ограничения по количеству раз пребывания на высшей должности не является таким уж необычным в мировой практике. Подобных ограничений не существует во Франции, Германии, Великобритании, большей части Европы и значительной части стран остального мира. Соединенные Штаты не имели ограничений по продолжительности пребывания в должности президента страны в течение первых 162 лет своей истории, вплоть до ратификации 22-й поправки в 1951 году. Неужели все американские президенты до этого времени были диктаторами?

В 2005 году, когда президент Колумбии Альваро Урибе (Alvaro Uribe) добился отмены ограничения по сроку пребывания в должности, основные СМИ США практически не обратили на это событие никакого внимания. Позднее президент Джордж Буш даже наградил его президентской медалью Свободы. Однако в период, предшествовавший назначенному на 15 февраля 2007 года референдуму в Венесуэле, американские СМИ состязались друг с другом в том, кто из них сможет изобразить Уго Чавеса и венесуэльский конституционный процесс в наиболее зловещих и устрашающих тонах. Типичным в этом ряду был редакционный комментарий, опубликованный в газете «Вашингтон пост» задень до голосования. Заголовок гласил: «Над Уго Чавесом сгущаются тучи». В первом предложении было написано: «Для Уго Чавеса приближается начало конца».

В течение многих лет в кампании по очернению венесуэльского правителя порой возникали темы Израиля и антисемитизма. Единичный случай вандализма в синагоге Каракаса 30 января 2009 года только подлил масла в огонь. Как известно, время от времени синагоги подвергаются нападению хулиганов в Соединенных Штатах и многих европейских странах, однако никто не приписывает это государственной политике, мотивированной антисемитизмом. В случае с Уго Чавесом все по-другому. В период, предшествовавший венесуэльскому голосованию, в американских СМИ постоянно муссировался мнимый еврейский вопрос.

«Несмотря на усилия правительства поставить точку в скандале [с синагогой], — написала «Нью-Йорк таймс» за несколько дней до референдума, — чувство страха по-прежнему присутствует среди евреев Венесуэлы, которых насчитывается от 12 до 14 тысяч».

Днем ранее редакционная статья «Вашингтон пост» вышла под заголовком «Чавес против евреев: после ухода Джорджа Буша венесуэльский правитель нашел себе новых врагов». Незадолго до этого веще одном заголовке той же газеты нам сообщалось: «Среди евреев Южной Америки нарастает чувство беспокойства — правительство и СМИ поощряют антисемитизм в Венесуэле и других местах».

Ассоциация «Чавес — евреи» стала настолько общим местом, что даже базирующаяся в Вашингтоне ведущая прогрессивная организация США — Совет по делам полушария (Council on Hemispheric Affairs, СОНА) стал распространять статью, которая была больше похожа на продукт консервативной, нежели прогрессивной группы. Я был вынужден написать им следующее письмо:

«Дорогие мои!

К моему великому сожалению в вашем венесуэльском комментарии, написанном Ларри Бирнсом (Larry Birns) и Дэвидом Розенблюмом Фелсоном (David Rosenblum Felson), допущено слишком много ошибок. Похоже, авторы не видят или не хотят видеть различия между антиизраильской политикой и антисемитизмом. В их возрасте пора бы уже понимать разницу. Для изложения своей позиции они вынуждены обращаться к заявлению Государственного департамента США. Что можно сказать после этого?

Они осуждают Чавеса за сравнение израильской оккупации сектора Газа с Холокостом. А что если это верное сравнение? Они совсем не останавливаются на данном вопросе.

Они также осуждают использование слова «сионизм», утверждая, что «в девяти случаях из десяти употребление данного слова на самом деле попахивает антисемитизмом». Да неужели? Могут ли они ясно объяснить, как следует отличать «антисемитское» употребление данного слова от «неантисемитского»? Было бы интересно послушать.

Авторы пишут, что венесуэльская «антиизраильская инициатива… откровенно превосходит по интенсивности позицию практически любого арабского государства или обычного противника Израиля». Вот так. С каких это пор абсолютно трусливые диктаторские арабские государства стали ориентирами для прогрессивных людей, идеалом для подражания? Египет, Саудовская Аравия и Иордания практически никогда серьезно и жестко не критиковали израильскую политику в отношении палестинцев. Следовательно, и Венесуэла не должна этого делать?

Авторы утверждают: «В рождественском обращении к нации Чавес заявил, что «некоторые меньшинства, потомки тех, кто распял Христа… прибрали к своим рукам все мировые богатства». Ну вот, здесь Чавес без всяких обиняков напрямую прибегает к антисемитской риторике». Ладно, приведем полную цитату: «В мире имеется всего в достатке для всех, однако оказывается, что некоторые меньшинства, потомки тех, кто распял Христа, потомки тех, кто изгнал отсюда Боливара и по-своему распял его в городе Санта-Марта в Колумбии». Хм, неужели евреи были настолько активны в Южной Америке в XIX веке?».

Многоточие после слова «Христа» указывает на то, что авторы сознательно опустили слова, которые показали бы лживость их исходной посылки. Просто невероятно.

К сведению: в 1983 году администрация Рональда Рейгана обрушилась с обвинениями в антисемитизме на сандинистское правительство Никарагуа под руководством Даниэля Ортеги, который с 2007 года и по настоящее время снова является главой государства. Не переключайтесь. А тебе, Даниэль, следует смотреть в оба.

 

Идеология правящего класса любой страны нацелена на то, чтобы представить существующий общественный порядок естественным

(3 февраля 2007 года)

В 1972 году я проехал по суше от Сан-Франциско до Чили с целью собрать материал для статьи о «социалистическом эксперименте» Сальвадора Альенде. Одним из самых неизгладимых впечатлений от моей поездки по Латинской Америке стала строгая классовая организация стран, которые я посетил. В мире, вероятно, найдется немного мест, включая Великобританию, где разделительные линии между высшими и средними слоями с одной стороны и низшими слоями с другой являются более отчетливыми и эмоционально обусловленными. В чилийской столице Сантьяго я пошел посмотреть комнату, которую сдавала одна женщина. Поскольку я американец, она предположила, что я настроен против Альенде. Даже если бы я был европейцем, она бы думала то же самое, поскольку считала, что только «индейцы», только бедные тупые аборигены (indígenas) и им подобные, могут поддерживать это правительство. Она радовалась тому, что в ее доме будет жить американец, и беспокоилась, как бы у него не возникло неправильное представление о ее стране. «Весь этот хаос, — заверяла она меня, — это ненормально, это не Чили». После того как я разъяснил ее заблуждения относительно меня, она была явно сконфужена и обижена. Мне также стало не по себе, как будто я злоупотребил ее доверием, поэтому я решил быстро ретироваться.

Есть классическая латиноамериканская история о слуге в богатой семье. Он покупал бифштексы для хозяйской собаки, а его собственная семья питалась объедками. Он водил собаку к ветеринару, но не мог отвести к врачу собственных детей. Однако он не жаловался. При Сальвадоре Альенде привилегированные классы в Чили преследовал неотступный страх, что слуги перестали знать свое место (в Швеции вот уже много лет проводятся обследования детей определенного возраста: рост, вес, другие медицинские параметры, и на основании результатов невозможно определить, к какому социальному классу принадлежит ребенок, — в Швеции прекратили классовую войну против детей).

В 1980-х годах во многих странах Центральной Америки слуги поднимались на восстание против своих господ, которые, конечно же, были безоговорочно поддержаны деньгами, оружием и даже жизнями янки. В конце десятилетия газета «Нью-Йорк таймс» предложила несколько зарисовок из Сальвадора:

«За канапе, подаваемых на приеме порхающими официантами, одна из гостей заявила, что, по ее убеждению, Бог создал два отдельных класса людей — богатых и тех, кто их обслуживает. Она назвала себя щедрым человеком, поскольку разрешает бедным работать в качестве ее слуг. «Это лучшее, что можно сделать», — сказала она. Откровенность этой женщины была необычна, однако ее взгляды разделяются значительной частью высшего класса Сальвадора.

Разделение между классами соблюдается настолько жестко, что даже малейшие проявления доброты, выходящие за рамки принятого, вызывают подозрение. Когда один американец, зашедший в магазин мороженого, заметил, что он делает покупки для празднования дня рождения ребенка своей служанки, остальные посетители мгновенно замолкли и ошеломленно уставились на него. В конце концов, одна изумленная женщина, стоящая в очереди в кассу, решилась высказаться: «Вы, наверное, шутите?» [270] .

Та же поляризация общества происходит сегодня в Венесуэле, где Уго Чавес предпринимает попытку построить более равноправное общество. Агентство «Ассошиэйтед пресс» передало несколько сюжетов из Каракаса (29 января 2007 года). Один мужчина, чьи родители были выходцами из Европы, сказал, что родители некоторых учеников частной еврейской школы, в которой учится его сын, обсуждают, как и когда уехать из страны.

Этот мужчина собирается сделать паспорт для своего десятилетнего сына на случай, если им понадобится покинуть страну: «Я думаю, мы движемся в сторону тоталитаризма». Пенсионерка, принадлежащая к среднему классу, делает страшное лицо, говоря о надвигающихся перспективах: «Через год будет сплошной коммунизм… То, что он создает, — это диктатура». Тот факт, что Уго Чавес сам является частично аборигеном, а частично чернокожим, также может способствовать росту их враждебности по отношению к нему.

Интересно, что подобные люди думают о Джордже Буше с его любимым «здесь решаю я» и частом использовании механизма «сопроводительных заявлений» (signing statements), не больше не меньше определяющих смысл законов, а также о его Законе о борьбе с терроризмом (Patriot Act), различных посягательствах на принцип запрета содержания в тюрьме без решения суда и растущем государстве слежки (это лишь некоторые из настораживающих практик его авторитарного правления). Если бы Уго Чавес попытался внедрить такие практики в Венесуэле, обвинение в «диктаторских замашках» имело бы больше смысла.

В составе группы, посетившей Венесуэлу прошлой осенью, был Чак Кауфман (Chuck Kaufman), национальный сокоординатор базирующейся в Вашингтоне организации «Никарагуанская сеть» (Nicaragua Network). Ниже приводятся выдержки из его репортажа:

«Венесуэла политически поляризована. Мы наблюдали крайнее проявление этого за ужином с юристом и писателем Эвой Голинжер (Eva Golinger). Некоторые перебравшие спиртного сторонники оппозиции узнали в Голинжер приверженца венесуэльского лидера, автора книги «Код Чавеса». Они окружили наш стол и начали кричать на Голинжер и членов делегации, называя нас убийцами, кубинцами и аргентинцами. Словесные оскорбления продолжались несколько минут, прежде чем официанты выдворили наиболее распоясавшуюся женщину, противницу Чавеса. Позднее мы узнали, что она работает в офисе генерального прокурора. Это демонстрирует одно из множества противоречий, связанных с тем, что движение «Боливарианская революция» Чавеса пришло к власти через избирательные уроны, а не силой оружия. Вооруженные революционеры обычно изгоняют своих оппонентов с государственных должностей и влиятельных постов, включая СМИ, однако в Венесуэле многие оппозиционеры по-прежнему работают на государственной службе, а большая часть СМИ однозначно настроена против Чавеса» [271] .

Я восхищаюсь Уго Чавесом и тем, что он пытается сделать в Венесуэле, однако мне бы не хотелось, чтобы он тратил свои силы на колкости в отношении администрации Джорджа Буша, что достаточно часто происходит. Разве он не знает, что имеет дело с группой маньяков-убийц? Пожалуйста, подскажите ему кто-нибудь, что если он не сбавит тон, то поставит под угрозу свою социальную революцию.

 

Никарагуа: операция «потому что мы можем»

У капитана Ахава был его Моби Дик, у инспектора Жавера — его Жан Вальжан, у Соединенных Штатов — их Фидель Кастро. Однако у Вашингтона был также его Даниэль Ортега. В течение более чем тридцати лет самая могущественная страна в мире не могла смириться с мыслью, что ей придется жить в одном Западном полушарии с одним из самых бедных и слабых соседей — Никарагуа, если лидер этой страны не будет любить капитализм.

С того момента как революционеры-сандинисты сбросили в 1979 году поддерживаемую США диктатуру Анастасио Сомосы, Вашингтон был обеспокоен ростом этого давно навевающего страх зверя — «еще одной Кубы». Это была война — будь то на поле боя или на избирательных участках. В течение почти десяти лет действовавшая в интересах Америки армия контрас вела особо жестокую партизанскую борьбу против сандинистского правительства и его сторонников. В 1984 году Вашингтон сделал все возможное, чтобы сорвать выборы, однако ему не удалось предотвратить избрание президентом сандинистского лидера Даниэля Ортеги. Война продолжалась.

В 1990 году избирательной тактикой Вашингтона стало внедрение в сознание народа Никарагуа простой и понятной мысли: если вы переизберете Ортегу, все ужасы гражданской войны и экономическая враждебность со стороны Америки продолжатся. Всего за два месяца до выборов, в декабре 1989 года, Соединенные Штаты вторглись в Панаму без какой-либо причины, приемлемой с точки зрения международного права, морали или же здравого смысла (США, естественно, окрестили эту акцию «Операцией правое дело»). Одной из вероятных причин ее проведения было дать ясно понять избирателям Никарагуа, что это может произойти и с ними, что война США в союзе с контрас против них продолжится и даже усилится, если они переизберут сандинистов.

Эта тактика сработала. Никогда не следует недооценивать силу страха, угрозы убийства, насилия или поджога вашего дома. Даниэль Ортега проиграл, а Никарагуа вернулась во власть свободного рынка, стремясь свести на нет прогрессивные социальные и экономические программы, предпринятые сандинистами. В течение нескольких лет повсеместное недоедание, совершенно неадекватный доступ к услугам здравоохранения и образования, а также другие социальные недуги снова стали фактом повседневной жизни для народа Никарагуа.

С той поры на каждых президентских выборах неувядающий кандидат Даниэль Ортега должен был бороться с откровенно наглым вмешательством Вашингтона в избирательный процесс. На определенные политические партии регулярно оказывалось давление с тем, чтобы они отозвали своих кандидатов и таким образом не раскалывали лагерь консерваторов в борьбе против сандинистов. Послы США и прибывающие в страну чиновники Государственного департамента открыто агитировали за антисандинистских кандидатов, грозили всеми видами экономических и дипломатических наказаний в случае победы Ортеги, в том числе путем создания трудностей для экспорта, визовых проблем, а также проблем с жизненно важным для семей перечислением на родину денег никарагуанцев, проживающих в США.

На выборах 2001 года, прошедших вскоре после событий 11 сентября, американские официальные лица делали все возможное, чтобы увязать Даниэля Ортегу с терроризмом — они опубликовали в ведущей газете рекламу на всю страницу, в которой помимо прочего заявлялось, что он «уже более 30 лет поддерживает связи со странами и отдельными лицами, которые дают прибежище и потворствуют международным террористам». В том же году ведущий аналитик Никарагуа, работающий на международную социологическую фирму Гэллапа, был вынужден объявить: «Никогда прежде в своей жизни я не видел и даже не слышал, чтобы действующий посол открыто принимал участие в избирательном процессе суверенного государства».

Помимо этого, Национальный фонд поддержки демократии (NED), который хотел бы заставить весь мир поверить в то, что он является частной некоммерческой организацией, хотя на деле это порождение и государственное агентство США, регулярно предоставлял значительные суммы денег и другой помощи организациям в Никарагуа, которые выступали против сандинистов. Международный республиканский институт (IRI), возглавляемый сенатором от штата Аризона Джоном Маккейном (John McCain) и являющийся частью зонтичной структуры NED, также активно работал в Никарагуа над созданием «Движения за Никарагуа», которое помогало организовывать марши против сандинистов. Выступая перед американской делегацией в июне 2006 года, представитель IRI в Никарагуа сравнил отношения между Никарагуа и Соединенными Штатами с отношениями сына с отцом: «Дети не должны спорить со своими родителями».

Имея в виду президентские выборы 2006 года, высокопоставленный представитель США написал в одной из никарагуанских газет за год до кампании: если Даниэль Ортега победит, «Никарагуа камнем пойдет на дно». В марте 2006 года посол США в ООН и ярый сторонник контрас Джин Киркпатрик (Jeanne Kirkpatrick) прибыла в страну с визитом. Она встречалась с членами всех крупных оппозиционных сандинистам партий и объявила, что, по ее мнению, демократия в Никарагуа находится в опасности, но она не сомневается, что сандинистская диктатура не сможет вернуться к власти.

В следующем месяце американский посол в Манагуа Пол Тривелли (Paul Trivelli), открыто выражавший свое неодобрение Ортеге и сандинистской партии, отправил кандидатам в президенты от консервативных партий предложение оказания финансовой и технической помощи для подготовки к всеобщим выборам в ноябре. Посол заявил, что он отвечает на запросы со стороны никарагуанских «демократических партий», нуждающихся в поддержки США в деле предотвращения победы Даниэля Ортеги на президентских выборах. Находящаяся в стране американская делегация сообщила: «В своем несколько туманном заявлении Тривелли сказал, что если Ортега победит, то концепция признания одними государствами других перестанет действовать — все равно она относится к XIX столетию. Взаимоотношения будут зависеть от того, что его правительство будет делать». Одним из опасений посла, скорее всего, стали высказывания Ортеги о необходимости изменения условий договора CAFTA, торгового соглашения между США и странами Центральной Америки, которое так дорого сердцу корпоративных глобализаторов.

Затем в июне заместитель госсекретаря США Роберт Зеллик (Robert Zoellick) заявил, что Организация американских государств (OAS) должна послать миссию наблюдателей в Никарагуа как можно скорее, чтобы «не позволить старым коррумпированным коммунистическим лидерам остаться у власти» (хотя сандинисты с 1990 года не имели своего президента и занимали лишь выборные должности более низкого уровня).

Явно или косвенно в американских заявлениях относительно Никарагуа присутствовало предупреждение: если сандинисты вернутся к власти, вернется и война, воспоминания о которой были еще так свежи в памяти никарагуанцев. Лондонская газета «Индепендент» сообщила в сентябре, что «на одном из плакатов против Ортеги в Никарагуа распылителем было написано: «Мы не хотим еще одной войны». Смысл надписи состоял в том, что если вы голосуете за Ортегу, вы голосуете за возможную войну с США».

Доход на душу населения в Никарагуа составляет 900 долларов в год, то есть примерно 70 процентов населения живут в бедности. Никарагуа и Гаити — две страны Западного полушария, где Соединенные Штаты чаще всего совершали интервенции в XIX–XX веках, включая продолжительные периоды оккупации. И сегодня они, к несчастью, являются двумя самыми бедными странами в Западном полушарии.

 

Карма янки заставляет их эмигрировать

В Соединенных Штатах вопросы иммиграции через южную границу обсуждаются из года в год с теми же самыми аргументами. Как лучше всего перекрыть приток иммигрантов в страну? Как наказывать арестованных нелегальных иммигрантов? Можем ли мы разлучать семьи и что происходит, когда родители подлежат депортации, а их родившиеся в Америке дети остаются? Следует ли предоставить полиции и другим организациям право требовать доказательство легального проживания у любого подозреваемого в нелегальном пересечении границы? Должны ли мы наказывать работодателей, нанимающих нелегальных иммигрантов? Следует ли нам объявить амнистию по крайней мере для тех иммигрантов, которые живут здесь уже многие годы? И так далее и тому подобное в течение многих десятилетий. Время от времени кто-либо из противников иммиграции заявляет, что Соединенные Штаты не несут никаких моральных обязательств по приемке латиноамериканских иммигрантов.

Однако контраргумент на последний тезис практически никогда не озвучивается. На самом деле, Соединенные Штаты несут моральные обязательства, потому что многие иммигранты бегут из своих стран из-за безысходности, порожденной американскими интервенциями и политикой со времен окончания Второй мировой войны. В Гватемале и Никарагуа Вашингтон свергал прогрессивные правительства, которые искренне собирались бороться с нищетой. В Сальвадоре США сыграли важную роль в подавлении движения, стремящегося создать такое правительство. То же, но в меньшей степени произошло и в Гондурасе. В Мексике, куда Вашингтон не совершал интервенций с 1919 года, в течение многих лет США обучали, снабжали оружием и технологиями слежения мексиканскую полицию и вооруженные силы для поднятия их боеспособности в подавлении чаяний собственного народа, как это произошло в штате Чьяпас (Chiapas). Это также увеличило приток обнищавших людей в Соединенные Штаты. Более того, организованное Вашингтоном «Североамериканское соглашение о свободной торговле» (NAFTA) увеличило поток в Мексику дешевых, дотированных сельскохозяйственных продуктов из США, что вынудило многих мексиканских фермеров оставить свои земли.

Конечным результатом этой политики стала армия мигрантов, направляющаяся на север в поисках лучшей жизни. Дело не в том, что эти люди хотели бы жить в Соединенных Штатах. Они с большей охотой остались бы со своими семьями и друзьями, имели бы возможность постоянно говорить на своем родном языке, и не подвергали бы себя тяготам, накладываемым на них американской полицией и сторонниками правых взглядов.

 

Глава 14

КУБА

 

Результаты голосования в ООН по вопросу отмены режима эмбарго против Кубы: поражения на протяжении 20 лет не обескураживают бравых американских лидеров

На протяжении многих лет американские политические лидеры, а также средства массовой информации с удовольствием называли Кубу международным изгоем. Сейчас мы этого не слышим. Возможно, одной из причин являются результаты ежегодного голосования Генеральной Ассамблеи ООН по резолюции, в которой говорится о «необходимости отмены экономического, торгового и финансового эмбарго, введенного Соединенными Штатами Америки против Кубы». Вот так выглядят итоги голосования (за исключением воздержавшихся):

Каждую осень это голосование в ООН является приятным напоминанием о том, что мир еще не полностью потерял рассудок и что Американская империя не полностью контролирует мнения правительств других стран.

Вот как все начиналось. 6 апреля 1960 года помощник заместителя госсекретаря США по межамериканским делам Лестер Мэллори (Lester Mallory) написал в докладной записке: «Большинство кубинцев поддерживают Кастро. Самый доступный метод, чтобы лишить его внутренней поддержки, — через разочарование и недовольство на основе экономических и житейских трудностей. Нужно незамедлительно предпринимать любые меры, чтобы ослабить экономическую жизнь Кубы». Он также предложил «план действий, заключающийся в отказе выделения Кубе денежных средств и поставок товаров, чтобы снизить денежные и реальные доходы, вызвать голод, отчаяние и свержение правительства». В том же году администрация Дуайта Эйзенхауэра установила удушающее эмбарго против своего извечного врага.

С первых дней кубинской революции антикоммунисты в ассортименте и капиталистические правоверы по всему миру без устали твердили о реальных и надуманных изъянах в жизни на Кубе. Каждый существенный недостаток там приписывался общим изъянам социализма. Нам внушали, что это система, которая не работает, исходя из самой природы человека, особенно в современном мире соперничества, глобализации, потребительства.

В ответ на подобную критику защитники кубинского общества постоянно указывали на то, что драконовские санкции, введенные Соединенными Штатами в 1960 году, в значительной степени являются причиной проблем, на которые указывают критики. В свою очередь, критики говорят, что это просто отговорка, используемая апологетами Кубы в каждом случае ошибок социалистической системы. Однако критикам непросто отстаивать свою позицию. Соединенные Штаты должны были бы отменить все санкции, и нам пришлось бы долго ждать, пока кубинское общество восстановит то, что оно потеряло, и покажет, на что способна эта система, если она не подвергается атакам со стороны самой мощной страны в мире.

При администрации Джорджа Буша санкции усилились как по масштабам, таки по суровости. Вашингтон ужесточил меры против тех, кто ведет бизнес с Кубой или устанавливает с ней культурные и туристические связи. Например, американское казначейство заморозило счета Нидерландского карибского банка (Netherlands Caribbean Bank) в США, потому что он открыл свое представительство на Кубе, и запретило американским фирмам и частным лицам иметь какие-либо дела с этим голландским банком.

В 2003 году Министерство финансов США наложило штраф в сумме 34 тысяч долларов на Союз баптистов (Alliance of Baptists) за то, что некоторые члены этой организации и прихожане других церквей посещали Кубу не только в религиозных целях, но и в туристических, то есть оставляли деньги. Как сказал однажды Джордж Буш: «США запрещают американцам ездить на Кубу ради удовольствия».

Американские судебные и правительственные органы помогли американским компаниям отсудить права на торговую марку кубинских сигар «Коиба» (Cohiba) и торговую марку известного рома «Гавана клуб» (Havana Club).

Администрация Джорджа Буша направила американским интернет-провайдерам указание не иметь дел с шестью определенными странами, включая Кубу. Это — один из нескольких актов Вашингтона и американских корпораций за эти годы по ограничению доступа в Интернет на Кубе. Критики Кубы утверждают, что проблемы с Интернетом там происходят из-за репрессий правительства.

Кубинцев, проживающих в Соединенных Штатах, ограничивают суммой денег, которую они могут посылать своим семьям на Кубе. Подобное ограничение Вашингтон налагает только на кубинцев, и оно не касается других граждан. Даже в худшие времена холодной войны не существовало общего лимита на количество денег, которую люди в США могли посылать родственникам, живущим в социалистических странах Восточной Европы.

В 1999 году Куба подала иск против Соединенных Штатов на сумму 181,1 млрд долларов в качестве компенсации за экономический ущерб и жизни людей, потерянные в течение первых сорока лет американской агрессии. На Вашингтон была возложена ответственность за смерть 3478 кубинцев, ранение и причинение вреда здоровью еще 2099 человек. С годами эти цифры, конечно, только увеличиваются. Различные многочисленные санкции, крупные и мелкие, значительно усложняют и удорожают, а нередко делают невозможным приобретение Кубой многих видов товаров и услуг во всем мире, и зачастую это необходимые кубинской медицине, транспорту и промышленности товары. Либо они заключаются в том, чтобы помешать американцам и кубинцам посещать профессиональные конференции на территории друг друга.

Судьба иска Кубы неизвестна. Сообщают, что он зарегистрирован в Организации Объединенных Наций и находился в какой-то момент в руках Контртеррористического комитета ООН, куда входят все пятнадцать членов Совета Безопасности, включая Соединенные Штаты, и который может оставить вопрос без ответа.

Это всего лишь незначительная толика тех мучительных физических, душевных и материальных страданий, которые причинили кубинскому народу США.

Грех Кубы, как и Венесуэлы, который Соединенные Штаты не могут простить, заключается в том, что эти страны создали общество, способное служить успешным примером альтернативы капиталистической модели, и кроме того, сделали это под самым носом Соединенных Штатов. И несмотря на все затруднения, вызванные Вашингтоном, Куба действительно вдохновила многие народы и правительства во всем мире (интересно, имеет ли значение тот факт, что в двух государствах, правительства которых Соединенные Штаты так хотели бы свергнуть, — в Венесуэле и на Кубе, больше всего за пределами Соединенных Штатов увлекаются бейсболом?).

Американский автор Карен Ли Уолд (Karen Lee Wald), давно пишущий о Кубе, заметил: «Соединенные Штаты имеют большее число бомбоубежищ, карандашей, леденцов, аспирина и прочего, чем значительная часть кубинцев. Но кубинцы, с другой стороны, имеют лучший доступ к медицинскому обслуживанию, образованию, спорту, культуре, у них лучше заботятся о детях и пожилых людях, они имеют больше гордости и чувства собственного достоинства, чем многие из нас».

В 1996 году в своем обращении к Генеральной Ассамблее ООН кубинский вице-президент Карлос Лахе (Carlos Lage) заявил: «Каждый день в мире 200 млн детей спят на улице. Среди них нет ни одного кубинца».

 

Действительно ли Куба является диктатурой?

Почему в задающих тон средствах массовой информации принято относиться к Кубе как к диктатуре? И почему некоторые левые иногда делают то же самое? Я думаю, во многом потому, что боятся риска быть несерьезно воспринятыми, что в значительной степени является синдромом холодной войны, когда во всем мире смеялись над коммунистами за то, что те придерживаются партийной линии, выработанной в Москве. Но что делает Кубу диктатурой? Отсутствие свободной прессы? Кроме вопроса о том, какими являются свободные западные СМИ, если это должно быть стандартом, что случилось бы, если бы Куба объявила: с данного момента каждый в стране имеет право владеть любым видом СМИ и печатать или вещать по радио все, что захочет? Как долго это продолжалось бы, прежде чем деньги ЦРУ, секретные и неограниченные вливания, идущие на финансирование всех видов организаций-ширм на Кубе, взяли бы под контроль или управление большинство интересующих их СМИ?

Действительно ли Куба является диктатурой потому, что там арестовывают диссидентов? В Соединенных Штатах в последние годы, как и в другие периоды американской истории, были арестованы многие тысячи людей, протестующих против войны, оккупации и прочего. Многих избивала полиция, и с ними плохо обращались во время заключения.

И помните: Соединенные Штаты для кубинского правительства представляют то же самое, что «Аль-Каида» — для США, только намного мощнее и ближе. Начиная с кубинской революции, сами Соединенные Штаты, антикастровские кубинцы, проживающие в США, нанесли Кубе больше вреда и унесли больше жизней, чем то, что случилось в Нью-Йорке и Вашингтоне 11 сентября 2001 года. Таким образом, кубинские диссиденты, которые обычно имели очень тесные, по-настоящему близкие политические и финансовые связи с американскими правительственными чиновниками, особенно в Гаване через Секцию интересов США (представительство в отсутствие дипломатических отношений. — Прим. ред.), будут подпадать под большое подозрение кубинского правительства. Игнорировало бы американское правительство те группы американцев, которые получают средства от «Аль-Каиды» и постоянно встречаются с известным членами этой организации? В последние годы Соединенные Штаты арестовали очень много людей в США и за границей только на основании предполагаемых связей с «Аль-Каидой» с намного меньшим количеством свидетельств, чем имеет Куба о связи своих диссидентов с Соединенными Штатами. Фактически все «политические заключенные» на Кубе являются такими диссидентами. Если другие могут считать диктатурой политику безопасности Кубы, то я называю ее основой самообороны.

Следует ли рассматривать работу Вашингтона с кубинскими диссидентами как простое безобидно занятие без определенной цели? Как может Куба не ощущать чрезвычайной угрозы, даже большей, чем обычная угроза прошлых примерно пятидесяти лет? Как ей не предпринимать предупредительные меры?

Неужели Кубе недостает именно «свободных выборов»? В стране регулярно проводятся выборы на муниципальном, региональном и национальном уровнях. Деньги фактически никакой роли не играют на этих выборах, как и партийная политика, включая коммунистическую партию, потому что кандидаты проходят как независимые. Опять-таки что является стандартом для оценки кубинских выборов? Большинству американцев, если задуматься, трудно было бы даже представить, как выглядели бы свободные и демократические выборы без большого привлечения корпоративных денег или как все это будет работать. Смог бы Ральф Нейдер (Ralph Nader), наконец, попасть в избирательные бюллетени всех пятидесяти штатов, принимать участие в национальных телевизионных дебатах и одновременно соответствовать требованиям обеих партий-монополистов, рекламируя их в СМИ? Если бы было так, я думаю, он победил бы. Но именно потому это не так. Или, возможно, Кубе недостает изумительной американской «коллегии выборщиков», по которой кандидат в президенты, получивший большинство голосов, не обязательно становится победителем. Если американцы действительно считают, что эта система является хорошим примером демократии, почему они ее не используют для выборов на местном уровне и в штатах?

Выборы на Кубе, где соблюдаются всеобщее избирательное право и тайна голосования, проводятся для избрания депутатов в муниципальные и провинциальные органы, а также в Национальную ассамблею. Кандидаты выдвигаются напрямую населением, а не коммунистической партией, которая ни на каком этапе не вовлекается в избирательный процесс. Для всех кандидатов существуют одинаковые правила, которые включают публикацию биографии с перечислением качеств и данных кандидата, ее расклеивание в доступных и часто посещаемых местах. На муниципальном уровне один депутат избирается от 20 тысяч жителей. Чтобы быть избранным, кандидат должен получить более 50 процентов голосов, если не в первом, то во втором туре голосования. 609 членов Национальной ассамблеи выбирают 31 члена Государственного совета. Председатель Государственного совета является главой государства и правительства. На этот пост неоднократно избирался Фидель Кастро, как утверждают, за его безукоризненные качества.

Я недостаточно хорошо знаю многие детали того, как реально работает кубинская избирательная система, чтобы назвать недостатки, которые наверняка существуют. Но неужели эта система в большей степени снижает интеллект, дух и чьи-то идеалы, чем американская избирательная система? Начиная с собраний по показному выдвижению кандидатов до бесконечных, скучных и оскорбительных кампаний и еще более сомнительному голосованию и подсчету голосов — все это для того, чтобы выбрать представителя той или иной корпорации. Готовы ли к этому кубинцы? Если бы им предстояло принять какую-то избирательную систему, при который кандидаты с наибольшей суммой денег имели больше шансов, что в таком случае помешало бы ЦРУ вливать бесконечным потоком деньги для приведения к власти своих людей?

 

Навоз Тельца

(май 2006 года)

Американская Секция интересов высвечивала на электронном табло своего здания в Гаване сообщения для проходящих мимо кубинцев. В одном из них говорилось, что еженедельный финансовый журнал «Форбс» назвал Фиделя Кастро седьмым в рейтинге по богатству главой государства в мире, чье состояние оценивается в 900 млн американских долларов. Это шокировало кубинских прохожих, что вполне закономерно для социалистического общества, где, как они считают, осуществляется самое справедливое распределение доходов в мире. А вас разве это не шокирует, дорогие читатели?

Что это такое? Вы хотите знать, на чем базировался рейтинг «Форбс»? Ладно. Как оказалось, за два месяца до того как Секция интересов сделала свое сообщение, «Форбс» уже заявил, что его оценки были «больше искусством, чем наукой… В прошлом мы полагались на проценты от ВВП Кубы, чтобы оценить благосостояние Фиделя Кастро. В этом же году использовали более традиционные методы оценки, сравнивая принадлежащие государству активы, которыми, как предполагают, управляет Кастро с помощью публично проданных компаний». Журнал привел в качестве примера принадлежащие государству компании: бизнес по розничной торговле и по фармацевтическим препаратам, конференц-центр. Таким образом, все, что мы имеем, было основано на пустом месте. Поскольку американский президент «управляет» американскими военными, должны ли мы приписывать все, что принадлежит Министерству обороны США, к его личному богатству? К тому же личное богатство британского премьер-министра включает ВВС.

А вот другое сообщение, поданное Секцией интересов: «В свободной стране вам не нужно спрашивать разрешения на выезд. А Куба является свободной страной?». Это также является попытко