Эльвира Бочкова

Майский снег

Стихи

Нижний Новгород

Издатель Гладкова

2003

ББК 84 (2Рос=Рус) 6

Б86

Бочкова Э.Л.
Б86 Майский снег: Стихотворения. – Н. Нов­город: Изд. Гладкова О.В., 2003. – 95 с.

Член Союза писателей России Эльвира Бочкова – автор семи поэтических сборников: «Движения души» (Москва: Современник, 1980), «Иду к Тебе...» (Горький: Волго-Вятское кн. изд-во, 1986), «Верна календарю» (Н. Новгород: Волго-Вятское кн. изд-во, 1992), «Спасешься любовью» (Нижегород. гос. техн. ун-т. Н. Новгород, 1996), «Последние романтики» (Нижегород. гос. техн. ун-т Н. Новго­род, 1997), «Далекое-близкое» (Н. Новгород: ИП Гладкова О.В., 1999), «Лето осени» (Н. Новгород: Изд. Гладкова О.В., 2001).

Эльвира Бочкова принадлежит к числу тех поэтов, кто высоко ставит своё право на метафорическое переосмысление действительности в отличие от бескрылого её копирования.

Восьмая книга стихов «Майский снег», написанная в непростой, порой прихотливой поэтической манере, даёт почувствовать читателю диалектику бытия, его вечное обновление.

Б 4702010202-070 Без объявления 93530-01

ISBN 5-93530-070-2 ББК 84 (2Рос=Рус) 6

© Бочкова Эльвира Леонидовна, 2003

* * *

На апрельское тепло

Оправдались ожиданья?

Снег сошёл, но, как на зло,

Всюду знаки умиранья.

Листья, что же вы спеклись

И под снегом не истлели?

...Или вы продлили жизнь,

Постелив постель капели?

Лучше б кинулись в костры,

Превратясь в дымы слепые,

Листья, – розовы, пестры,

Цвета беж и золотые!

Как неряшливо черно!

Ранит глаз в апреле тленье.

...Листья, лечь бы вам на дно,

В глубь осеннего теченья.

Вам бы чуду потакать:

Снова выбраться из почек!

...Засиял, гляди, опять

Новорóжденный листочек.

Проклинаете судьбу?

Нет в апреле мёртвым рая?

...Лучше б вылететь в трубу,

В домне осени сгорая.

* * *

О Господи! Опять весна – за мной,

Как по пятам, на главном переходе

Со стороны, где мир уже иной,

На сторону, где мысли о свободе.

На той, недостижимой стороне,

Цветы весны пробились сквозь асфальты,

Там говорят в прошедшем о весне:

И правду, и неправду – всю, без фальши.

Но я в весне весенней утону:

Надеть забыла ботики от лени.

В свою в безделье погружусь весну,

Где семь ручьев целуют мне колени.

Расплавлен снег работой на износ,

Весь сор смывает талою водою...

...А чем был плох отъявленный мороз,

Ещё не решено самой судьбою.

* * *

Не зима (с пургой) разлучница –

Разлучили холода

Нас с тобою, а распутица

Разлучила навсегда.

В ожиданье снеготаянья,

Уповая на ветра,

Всё откладывал свидание

От утра и до утра.

А ветра не с юга, с севера

Налетали, всё сметя

На пути своём... Доверия

К жизни нет, а Жития

Всех Святых, прочтя до корочки

В свете лунного кружка,

Не нашла я в них ни лодочки,

Ни крутого бережка.

Я тебе не Богом данная:

Загрустила б – и пришла,

Только речка разливанная –

От села и до села.

И вода по снегу стелется,

Залила все-все поля...

...Зря мела пурга-метелица,

Наводнение суля.

* * *

Ах, настроенья перепадами,

Апрель, себя ты превзошёл!

Ты всеми правдами-неправдами

Менял шершавость кож на шёлк.

То изнурял дождей тенётами,

То, семь лучей сквозь них продев

И зябких сделав беззаботными,

Питал надеждой голь дерев.

Стряхнувши влаги оторочки

С открытой в сторону зари

Ветлы, – её расправил почки

И вырвал пламя изнутри

На божий свет, –

И в шёлк зелёный

Одел ветлу – как напоказ!

...И долго дождик удивлённый

Не отрывал от шёлка глаз.

Майский снег

Я столько дней тебя не видела!

Честней сказать бы: столько лет...

Цветеньем яблонь не обидело,

Но это снег даёт обет

Стоять пред вражьим станом намертво,

Не отступая ни на шаг.

...Шёл снег, когда сердечко замерло,

И даже пульс пропал в ушах.

Идти б к тебе. Но дело сделано:

Есть неоправданный разрыв

Между двумя... А если б временно

Сойтись, себя оборонив

От перепутанного времени,

Когда цветеньем полон май,

И – лепестками! – снег... сквозь темени

Всех царств, всех сумрачных окраин.

Ночные видения

1

Не зря безбожная рука

Ночным звонком тревожит душу:

Позвал его – издалека! –

Его маяк... Зовет на сушу,

Где под ногами – в травах твердь:

Она целительна от качки.

...Ночную слабость одолеть

Ему бы, – в память о морячке.

2

Глотать тоску по моряку,

Всё глядя нá море с пригорка,

Щадя, её не обреку:

Пусть сладость памяти – прогоркла!..

Представь, морячка, косяком

Гуляют солнечные блики

На Чёрном море... Босиком,

В венках из розовой гвоздики.

И, к счастью, это не венки

Ушедшим в тёмные глубины.

...Перебирает лепестки

Шмель, словно слепленный из глины,

Такой расслабленный в июль,

Что не к лицу ему разминка.

Постой, волну подкарауль –

Крутая, выгнутая спинка

У той... Как радуга она –

Над Среднерусской полосою!

...И моряку опять видна

С его по юности тоскою.

Стихи о любви

1

«...Разошлись, как в море корабли», –

Строчки нет банальней и глупее.

Дóроги мне ласки снеговея

И раздолье северной земли.

Север мой, на что мне остров Юг? –

Связан с морем корабельной цепью.

Не возьмёт любовью на испуг.

Не перешибёт любовь и плетью.

2

Не Севастополь в звёздах снился:

Недуг любви вдвойне сильней,

Когда стоит морфлот у пирса

В нерусской бухте без огней.

Я поднимаюсь вверх по камню...

Подъём во тьме кромешной – бел!

...В предгрозовую бездну кану,

Чтоб ты мой сон не подглядел.

Лежу на тёмном дне подлодкой,

Что донной рыбе – по нутру...

...В мой сон идёшь морской походкой

По каменистому бугру.

3

Из лепестков всех роз, их шёлка

Шёл на меня девятый вал...

Была для продыха лишь щёлка:

Ещё секунда и... достал!

В глаза глаза твои смотрели –

Так смотрят в залежи потерь.

...Зажёгся свет в проёме двери,

Куда вела – не знали – дверь...

И вызывало раздраженье

Во мне, что не было угла,

Куда б – всего одно движенье! –

Как в норку спрятаться б могла.

И где могла бы затаиться

И выждать эту бурю бурь,

Где – лепесткам – испепелиться,

И снова нá море – лазурь.

4

Тебя теряю в октябре,

В глухую пору листопада.

...Опал мой ясень во дворе...

Собрали гроздья винограда

Там, где владения волны,

На сушу с моря накатившей,

Мне с русской полосы видны

С годами резче...

Третьей лишней

Была тогда иль не была?

Лишь чуть задумалась об этом, –

Окутал ворохом тепла

И одарил ты мудрым светом

Всё повидавших в мире глаз

И растворивших в них – как личный! –

Моряцкий опыт...

Он и спас:

Ведь ты не стал любви добычей.

Теряют листья времена,

Но не сдаётся древо жизни.

...И впрямь ли, крымская страна,

Твоё сгубили тело слизни,

Его с восторгом обглодав?

Лозы удел – терпеть и виться!

Вошёл в октябрьский Крым состав:

От света – время заслониться.

* * *

Мы зверской зимой затерялись в морозах –

Стоит над державой бензиновый пар.

Тут к месту сказать о ненаших мимозах:

«Желанный, уже не российский товар».

А где же тот парус, ветрами надутый

С размаху, да так, чтобы лопнули швы?

Оставил он яхту на ветер попутный

В ненашем Крыму, в двух часах от Москвы.

Забывшие Чёрного моря дыхание,

По вам – завыванье безбожной пурги.

...Расхожее слово о море – бескрайнее! –

Отдайте без видимых слёз за долги.

И гражданам бывшим напомнить б не лишне,

Что с кровью распался огромный Союз,

Не крымские камни, а доты разбивши,

Не тронув расплавленных солнцем медуз.

Ни в чём не повинны листочки опросов –

Каким дорожить из российских морей?

...И ходят пингвины в ледовых торосах

Во фраках. Похожи на «новых» людей.

* * *

Едва ль по осени грущу –

Той, что назвали бабьим летом, –

Хотя не прочь зажечь свечу –

Что позволяется поэтам.

Пока печаль твоих речей –

Свеча, с рассветом негасима,

Привет дождям

В письме из Крыма

Прощальной ласки горячей!

Как дальнозоркий рулевой,

Что свой корабль привёл на сушу,

Не излечил от моря душу:

На ней – налёт, он – солевой.

...И не стирай с лица земли

С набухшим влагой тяжким веком, –

Сентябрьский плач дождя продли:

Не обольщайся бабьим летом!..

* * *

Сегодня тепло. И ещё не изжарило солнце

Унылую плаксу от пяток до самой макушки.

Сегодня светло. И не нужно с собою бороться

За право сварганить слона не из мухи, – из мушки.

Оставлю на память не схожие с горем невзгоды:

Не буду их клясть, хоть не зря же пос пала пеплом

В угоду дождливой, до дрожи холодной погоде

Я голову... ту, что от плача едва не ослепла.

Когда отдышусь, с полосы среднерусской я взмою

К своим облакам, что полегче всей жизни... и пуха.

...Потом прилечу – одинокая, сильная! – к морю,

Что будет шептать мне любовные рифмы на ухо.

И может, корабль с окраской защитного цвета

В забытую гавань войдёт – да и встанет на якорь...

Его капитан – пусть суровый, но с сердцем поэта! –

Заставит забыть разлучающий с Крымом декабрь.

* * *

В день крушенья мироздания,

В день вселенского потопа

Мне с тобой не до свидания:

Херсонесского раскопа

Вековая пыль – коростою.

Не берёт и ливень... Щели –

С новой крошкою нечёрствою,

Позабившей их в апреле,

В море солнце окунувшем

В поздний час – до половины...

(Мёртвым сном затем уснувшем,

Провалившись в темь, в глубины).

Чайка, дай себе отчаяться! –

Проклинай морские шири.

Ах, не штормом упивается

Та, чей крик возник в эфире.

Та взывает не о помощи,

Той не требуется пищи:

Разрывает криком в полночи

Тьму на древнем пепелище.

Разрывает время надвое! –

Тьма рассвету уступила.

Лижет море нежно надолбы –

Отгуляло, отштормило.

Красный мак

...И не хотеть с судьбою разговора

О встречах с Ним, случавшихся тогда,

Когда в букет рефрена иль повтора

Включались поездные провода.

Они под стук колёс едва гудели,

А дребезжали там, где рельсы – встык!..

...А между шпал – в стареющем апреле –

Прекрасный мак из прошлого возник.

О, как цвели в апреле юном маки,

Там, у подножья старых Крымских гор!..

(Ни слова лишь о вражеской атаке.

С горы Сапун по ней огонь в упор.)

Ах, мой апрель, ты мною вновь прозёван:

Руками бед своих не развести.

До зёрнышка апрель вчерашний склёван

Коварной чайкой прямо из горсти.

Но, чтобы я себе ни говорила,

Жива к Нему моя любовь...

Итак,

Однажды разгоревшись, не остыла:

Горит в апреле, словно красный мак.

Имя

Эльвира – имя греческое.

1

Снега январские по грудь.

Из плена к морю нет дороги.

...Лихой моряк, меня забудь:

Я, как медведица, – в берлоге.

Мне дали имя не красы

С косой, – из сказки русской-русской.

...Бесстрастно тикают часы:

Цепь и две гирьки – им – нагрузкой.

Не остановится никак,

Бежит, бежит по кругу время,

Уставясь стрелкой на маяк...

...Гляди, моряк, на луч спасенья!

Что помнишь ты из тех времён?

В них – твой корабль...

Сквозь волны – дыбом! –

По морю гонит Посейдон

Его на

осенённый нимбом,

Облитый солнцем Херсонес...

...И – на собор с его величьем!

В мой зимний день наполнен лес

Надрывным криком, криком птичьим, –

Но ветер солнечный стряхнёт

Надрывный крик к подножью ели,

Как только с моря донесёт

На мощных крыльях имя Эля.

2

Уходят летá, как в песочек сквозь пальцы вода

Из тех облаков, облаков легкомысленно летних...

Пока не обрезаны в дальнюю даль провода,

Живу на весу – как они – в этот день из последних.

У новых божеств, а вернее, у новых невежд

Прошу не признанья, – прошу свысока о забвенье

Иных – но моих! – прошлогодних, непрочных одежд,

Покамест их цепи еще не распались на звенья.

У вас – золотые, на шеях – как общий хомут.

Новейшее время, новейшие, ваши стандарты.

...У нас же – ручьи, и хрусталь птицы певчие пьют

Из этих ручьёв в хрусталями блистающем марте.

О птице о певчей узнает лишь тот, кто хотел.

Летала над морем... На то ей и вольная воля!

Был сильный ковыль от волненья высокого бел.

И ветер играл всеми струнами ветра на взгорье.

...Как бьётся волна в просолённую морем скалу,

Где каждый излом прокалён, упрочнён, как железо!..

...И время ещё обратить не успело в золу

Из пепла восставший, как Феникс, раскоп Херсонеса.

Тайна

Пуд соли съешь,

Пока проникнешь

В чужую душу до глубин.

Пуд соли вместе съесть...

Отныне

Подход – без умысла – един

Ко всем волнующим явленьям:

На всё глядишь, как тот, другой.

...Семь нот заветным песнопеньям

Даны, – а ты – ни в зуб ногой.

В них всё темно. И тайна глуби

Тебя, бесстрашного, манит.

...Не полюбить, так приголубить,

А после ласточкой в зенит

Пустить?.. Чем ближе к рыбам тельце,

Тем обтекаемей, сильней.

...И сила та не для сидельцев

На сводах царственных церквей.

Там, где в любое время суток

Гуляют в кладке блики солнц,

Там – воркование голубок

В проёмах узеньких оконц,

А тайна песни – в запределье,

Так одинока и вольна!..

...Так жемчуга для ожерелья,

На первый взгляд, не знают дна...

* * *

Напишу о майских днях:

В них – теплынь и холода.

...У черёмухи в корнях

Пищей – талая вода.

Оказалась вся страна

В перепадах атмосфер.

А черёмух белизна

Охлаждает, например.

После жара в голове

И горенья в зонах стоп

Полежать бы на траве,

На лугах высоких проб.

Да залиты все луга

Разливанною водой.

А черёмухи пурга

Всё идёт на водопой...

Утолить бы жажду ей –

Как к живой воде, припасть

К водоёмам средь корней,

Взять добавку в горечь: сласть.

Как черёмуха вязкá! –

Не набить бы нам оском.

...Наливается,

пока

Я хожу за туеском.

* * *

Не за душу, мне не нужную,

А за правду поборюсь.

Обгоню молву досужую –

От Байдар туда спущусь,

Где морское побережие,

Где уже отцвёл миндаль.

...Где Ай-Петри белоснежие

Превращается в мистраль.

Ветер северный, суровый,

На Ай-Петри ль он возник?

Старожилы не готовы

Объяснить мне напрямик.

...Нет, не дул он в час разлуки

Милой с милым навсегда:

Этот ветер гладил руки

Нам... Холодный, как слюда.

Ни за что не распадалась

С этим ветром наша связь!..

...И во что б ни одевалась –

Мне в безвременье пропасть!

Прожила, одна, свободная,

Не один, считай, февраль.

...Шла молва, как тать, голодная,

Алчь направив на миндаль.

* * *

Нет, не зиме, вошедшей в раж,

Подмявшей твердь земли собою, –

За свет в своём окне отдашь

Остаток жизни, встав горою

Хотя б за вспышку светляка –

Подобье солнечного блика,

Поняв (в пути) наверняка,

Что поле битвы – невелúко.

Поспорив с солнцем, через темь

С небес пробившем вновь дорогу

Ко мне, – поспорив лишь затем,

Чтобы пришло к его порогу,

Где я и он – сплетенье рук,

При встречах, намертво вплетённых

В двадцатый век, – сердечный стук

Всё глох и таял в камертонах.

Как долго жили без борьбы –

Ни за Любовь, ни с ней, с Любовью...

...Затмили снежные горбы

Любви мелодию собою.

И всё ж я голос подаю –

Вставляю ключ в дверную прорезь, –

Чтоб ты не мог в чужом краю

Узнать родное слово «порознь».

* * *

Не держусь за хорошие дни:

Пусть приходят какие угодно.

Только солнце в погоде и модно? –

Перестройке и «новым» сродни?

Ярость солнца уже не по мне:

Выбивает слезу – вот что странно.

...Всё сгорает в нещадном огне!

...Накопляется соль океана...

Много стоил бы сам океан,

Если б вдруг улетучилась горечь?

...Долгий штиль и – без края – туман:

Не придут твоей шлюпке на помощь.

Но надейся!.. К себе приглядись:

Сколько стоишь, насколько серьёзна

Одинокая, в сущности, жизнь, –

Да и – нá воду старые весла.