Людмила Богданова

Сила воображения

Из навесного шкафчика у Игорька пропала банка кофе. Взять его было некому - в доме третий день они были втроем: Игорек, сибирский котяра Паштет и домовой Кататиныч. Пристрастия кота были ясны из его имени; а домовой, конечно, приворовывал, но в основном шкурки от сала и цветные скрепки: домовые кофию не пьют.

Игорек потеребил бритую голову и отправился в магазин.

Вторая банка пропала через полчаса столь же таинственным образом: Игорек из кухни не удалялся, а ключ от шкафчика висел у него на груди.

Игорек выключил ненужный чайник, поставил на место кофе кильку в томате, счастливо отысканную в холодильнике, оставил дверцу шкафчика приоткрытой и сел, положив на колени молоток. Два часа ничего не происходило. Паштет с упоением таскал по кухне сосику, Кататиныч гремел скрепками в кабинете, а кильки стояли - ну чего им сделается, килькам?.. И тут из пыльных глубин шкафчика появилась рука...

Возвращаясь с опорожненным мусорным ведром, Игорек встретил около лифта соседа-писателя. Рука того болталась на перевязи, а лицо было нежно-зеленое, как свежий огуречный салат.

- Геныч! - ахнул Игорек.

- Да понимаешь... - Геныч вздохнул. - Издательство требует. А у меня еще тридцать страниц нет. Посадил я его пить кофе. Ну, выпил, все нормально. А тут приходит к нему девушка. И опять кофе!

- К кому? - переспросил Игорек, чувствуя, как мурашки ползут по голой голове.

- Да к герою! - Геныч одушевился, даже порозовел немного. - Надо же тридцать страниц заполнить. - Ну, напоил он девушку. То, се. А тут компания. И опять кофе. Лезет он в шкафчик... И представь, хочу набрать "кофе," а у меня "кильки в томате" получаются. А потом как даст по руке! Больно.

- Да уж, - вспомнив свой молоток, согласился Игорь.