Спящая кровь

Бойко Диана

Для нее всегда было характерно здравомыслие, но, видимо, оно начинает покидать ее, если она начинает забивать свою голову и практически не соображать, что все происходящее с ней не может быть серьезным, более того – это что-то из области фантастики: люди-оборотни. Но он – реальный, красивый, нежный, а от его поцелуев голова начинает кружиться, и все становится безразличным, пускай он даже опасный, и от него можно ждать чего угодно, ведь вторая его половина – зверь.

 

Диана Бойко

Спящая кровь

Луна может быть красивой и пугающей одновременно. Может завораживать взгляд, пущенный на звездное небо, может вскружить голову, пока вы совершаете ночные прогулки по лесным тропам, а может и подчинить себе, обрекая на полное одиночество и тоску. Лишь немногие смогут не поддаться ее силе и не сойти с ума, оставаясь человеком.

 

* * *

Сильный, красивый, но такой одинокий вот уже много лет, со дня своего рождения он вынужден быть один. Ночной лес и тонкий запах одиночества – это все, что сейчас присутствует в его жизни и, возможно, в дальнейшем его ждет то же самое. Ему никогда не найти подруги по сердцу, подобных созданий слишком мало в этом мире. Недавно в их семье появились брат с сестрой, они бежали из Ирландии, – сказали, чтобы найти себе новый дом. Он не знал – почему, но не верил им. Ирвинг, он слишком вспыльчив, часто долго отсутствует, тем самым нарушая их законы. Алиша, его сестра, скрытна для своих, а так – способна вести себя весьма явно, что может открыть для мира их существование. Возможно, ему придется обменяться с ней кровью, чтобы дать жизнь новому поколению, но в его душе отсутствуют какие-либо чувства к ней. Все, что остается его сердцу, это выть от полной безнадежности. Уходить в лес, чтобы никто не видел эту полную разбитость при всей его молодости и силе. Кое-что из прекрасного, что свойственно человеку, ему никогда не повезет почувствовать, остается только боль и бесконечный ночной лес.

 

Глава 1

Высоко в небе сияло ослепительное солнце, лучи которого, ласковые и теплые, вновь заставили природу проснуться от прохладной и темной ночи. Бостон, известный также под названием Новая Англия, так же проснулся, и его жители готовы вновь покорять мир: идти на работу, в школу, в институт, т. е. делать все, что присуще современному человеку.

Ранее утро всегда было для нее тяжелым, хотелось отказаться от всего на свете, только бы остаться под теплым одеялом и не ходить в этот ужасный Бейзел колледж. Но сегодня она знала, что там ей больше не бывать – Леа Миллер вот уже две недели как была отчислена за непосещаемость занятий, да и просто потому, что она кому-то не понравилась, – так девушка думала сама. Это не было плохим событием в ее жизни, так как она может приобрести больше, чем потерять – выйти замуж за любимого парня и получить отличную работу в крупнейшей туристической фирме «Туриста-с» у его отца, и вообще все сложится так, как можно только мечтать.

Сквозь занавес пробили первые лучи солнца и осветили комнату. Вокруг были красивые дизайнерские вещи, начиная с большой кровати, стоящей посреди комнаты, и заканчивая маленькими фигурками слоников, черепашек, лягушек и прочей ерундой, которой богатенькие мальчики могут завалить свою квартиру. На тумбочке возле кровати уже с час разрывался будильник, постоянно переводимой хрупкой женской рукой, выныривающей из-под одеяла. Когда раздался еще один сигнал, Леа почувствовала, как за спиной пошевелилось тело Манфледа, явно раздраженного. Открыв один глаз и немного прищурившись, чтобы не ослепнуть от солнца, она взглянула на время. На часах пробило ровно семь.

– О Боже, скорей вставай!!! Мы проспали, – вскрикнула Леа, выпрыгивая из кровати.

Манфлед выбрался из-под одеяла и тут же бросился в ванную комнату, девушка побежала за ним.

– Я первая! – кричала она. – Это же я улетаю, а не ты, мне нужнее, – уже билась в закрытую дверь ванной Леа.

– Кто не успел, тот опоздал!!! – раздавался голос парня из ванны.

Когда Леа собиралась перейти к наступательным действиям, дверь открылась, и пред ней предстал весь сверкающий Манфлед. На его голове вились блестящие черные волосы с длиной челкой, спадающей на сверкающие голубые глаза. Он был из тех парней, которые с детства привыкли к женскому вниманию: сексуальная фигура, лукавая улыбка, сильные руки, вообще все, что может заставить любую девушку сохнуть по нему. Но он выбрал ее, двадцатитрехлетнюю девушку со светлыми волосами и карими глазами, из Канзаса. Она приехала, чтобы покорить город Бостон, и у нее это почти получилось. Конечно же, колледжей, в которые она могла бы поступить, было достаточно и в родном городе, но у нее были свои причины, чтобы уехать.

 

* * *

На улице было пасмурно, и моросил дождь. Леа, в длинном бежевом плаще, стояла и ожидала такси, ее взгляд был направлен на Манфледа, стоявшего у дома и потягивающего только что прикуренную сигарету. Да, он был красив и обаятелен и, конечно же, она была в него влюблена так же, как сотни девушек в колледже. Именно там они и познакомились. Он долго ухаживал за ней, дарил цветы и подарки, а Леа не верила ему, считая, что это все не серьезно, что она будет очередной. Но все получилось по-другому, они вместе уже два года, и через месяц наконец-таки поженятся.

– Ты будешь по мне скучать? – тихо прошептала Леа, обнимая его за широкие плечи и прислонившись носом к воротнику его куртки, от которой пахло ее любимыми духами «Хьюго босс».

– Конечно же буду, – ответил парень и потянул Леа к подъехавшему такси.

Через дорогу, освеженной легкой моросью, ребята перебежали на противоположную сторону и остановились у машины, из которой вышел водитель. Ловкими движениями он выхватил у Манфледа чемодан и так же быстро закинул его в багажник. Леа кинула на водителя неодобрительный взгляд, затем оттянула рукав своего плаща и посмотрела на время.

– Манфлед, нам пора! – залезая на заднее сидение такси, сказала Леа, вновь посмотрев на часы. – Еще и перекусить успеем, а то в самолете не очень кормят!

Девушка с удивлением посмотрела на парня, который игнорировал ее и что-то бубнил себе под нос. Раздался звонок мобильного телефона, Манфлед вздрогнул и, быстро скользнув рукой в карман, сбросил вызов.

– Слушай, малыш, тут такое дело… – начал он.

– Кто звонил? – перебила его Леа, пристально посмотрев на парня.

– Отец. Он хочет, чтобы я подменил его на работе, вот и названивает.

– Ты что, не сказал ему, что я уезжаю на две недели, и что ты должен меня проводить?! – начала злиться Леа. – Не могу поверить, что за эгоизм!

– Эй, стой, малыш, притормози коней, – начал успокаивать он ее, – я не могу отказать отцу. Тем более нам с тобой работать в его фирме, ты не забыла? Он ведь оплачивает нашу свадьбу, – со строгостью в голосе сказал парень, жестикулируя своими тонкими волосатыми кистями.

Леа отвернулась в противоположное от парня окно и прикусила губу, сдерживая себя от гнева. Манфледу всегда нравилось, когда она злилась, иногда он даже специально доводил ее, чтобы поднять себе настроение. «Но только не сегодня», – подумала она про себя и, слегка улыбнувшись, вылезла на улицу, обвила руками шею парня и крепко обняла.

– Извини меня, – прошептала она. – Я очень тебя люблю, и буду скучать без тебя все это время.

– Я тоже буду скучать, – чуть отодвинув девушку, чтобы не задохнуться, произнес парень.

Леа улыбнулась – она знала, как он не любит крепких объятий.

– Эй, долго вы еще будете мурлыкать? Счетчик-то капает… денег много? – прорычал таксист и демонстративно начал заводить машину.

Девушка крепко поцеловала Манфледа и прыгнула в такси, закрывая за собой дверь.

– Я позвоню тебе, когда прилечу, – прокричала Леа.

Машина тронулась и, затарахтев, двинулась по улице, залитой уже набравшим сил дождем. Девушка не расслышала, что ответил ей парень. Он быстро развернулся и побрел в противоположную сторону, вздрагивая от каждой попавшей на него капли.

 

* * *

В аэропорту было как всегда шумно и душно, кругом бегали люди: кто-то уезжал в отпуск или домой, а кто-то покидал город навсегда. Впервые за три года, которые Леа провела в Бостоне, она почувствовала себя одинокой. В горле пересохло и ужасно хотелось пить. Девушка встала с холодного сидения, на котором сидела уже два часа, потому что рейс на Канзас отменили; она уже вдоволь наругалась на Манфледа, который не провожает ее и не сидит сейчас рядом. Леа достала из сумочки телефон и набрала знакомый номер. «Абонент не может быть вызван, попробуйте…» Леа сбросила вызов и набрала еще раз, и снова электронный голос повторил то же.

Покинув зал ожидания, девушка прошла к ближайшей кафешке и заказала себе пиццу и большой стакан черного кофе без сахара. Позавтракав таким образом, Леа расплатилась, взяв на сдачу небольшой шоколадный пончик

– Ну, вот и подарок для Рекса, – с улыбкой проговорила она.

Это был большой, пугающий и в тоже время – добрый и пушистый пес, подаренный Леа отцом после окончания школы. Папа хотел, чтобы дочка стала более ответственной, чтобы не попала в плохую компанию, не прожигала зря время. Он боялся, что Леа испортит свою жизнь. Но он плохо знал свою дочь и уж точно никак не мог знать о ее планах. Она тщательно скрывала, что долгие школьные годы копила на поездку в Бостон.

 

* * *

Наконец долгое ожидание в душном аэропорту закончилось. Авиадиспетчер объявил номер рейса до Канзаса. Началась посадка.

Леа глубоко вздохнула, когда от самолета убрали трап и он, медленно рассекая воздух, начал набирать скорость. Через некоторое время, на высоте десяти километров, Бостон превратился небольшое разноцветное пятно, мелькающее сквозь сгустки прерывистых облаков. Девушка посмотрела в иллюминатор и загрустила – увиденное внезапно навеяло на нее воспоминания о Манфледе, о его выходках, лукавой улыбке, о тех нежных словах, которые он шептал ей на ушко и обо всех тех днях, которые они проводили вместе. Она наклонилась, вытащила из сумки свой мини плеер и выставила любимый список воспроизводимых песен: Bob Dylan, Craig David, Jennifer Paige и многое другое, чтобы как-то скоротать три часа полета до родного города, который она так давно не видела.

Леа закрыла глаза и стала медленно погружаться в сон, мышцы во всем теле начали расслабляться, крики плачущих детей, что-то требующих от своих родителей, становились все тише. Она всегда пыталась заснуть в самолете, чтобы не впадать в панику от боязни высоты и, как только ей начало это удаваться, раздался голос стюардессы, оповещающий о скором обеде.

 

* * *

Ее разбудил локоть толстого дядьки, который сидел по соседству и все время вертелся. Она почувствовала шум в ушах, а затем легкое укачивание. «Только бы не вырвало», – подумала она. Началось снижение высоты, что значило скорое прибытие в аэропорт Канзаса.

 

* * *

Самолет благополучно приземлился на посадочную площадку в два тридцать пять – с опозданием на двадцать минут. Спустившись по трапу, Леа вдохнула теплый, летний воздух августовского дня.

– Вот он, родной город! – произнесла она, почувствовав, как на самом деле соскучилась по нему.

Пройдя по прибытию регистрацию, Леа получила свой чемодан и отправилась в женский туалет. Проникнув внутрь, она подошла к зеркалу и оценила свой внешний вид. На нее смотрело уставшее от полета лицо бледного цвета, под впавшими от усталости глазами зияли темные круги, и все это венчала лохматая светлая шевелюра.

– Мисс, вы неотразимы с этим вечерним макияжем!!! – начала она передразнивать себя, строя причудливые гримасы.

Быстро порывшись в косметичке, она немного привела себя в порядок: подвела глаза светло-серебряным карандашом, подкрасила длинные, густые ресницы и добавила последний штрих ярко розовым блеском, аккуратно распределив его по пухлым губкам. Ее отвлек звонок мобильного телефона.

– Ох, Виржиния… – виновато проговорила она.

Покопавшись в сумке, девушка быстро нашла телефон и ответила на звонок.

– Леа, ну ты вообще! – услышала она в трубку и чуть отдалила ее от уха, чтобы не оглохнуть.

Это была ее самая лучшая подруга Виржиния Стокс. Они были вместе двадцать лет, ходили в один детский сад и даже – в одну школу. Да и в одном классе оказались по просьбе родителей. Когда после школы Леа покинула Канзас, они постоянно перезванивались, сообщали все, что с ними происходило, радовались друг за друга, если кому-то удавалось чего-то достичь.

– Леа, алло! Ты меня слышишь? – чуть притихнув, произнес голос в трубке.

– Слышу, ты совсем не изменилась! – с радостью ответила Леа.

– Ты где? Ты вообще прилетела? – послышалось сомнение в голосе.

– Я в туалете.

– Что ты там делаешь? В каком туалете? – теряла терпение подруга. Потом, окончательно успокоившись, произнесла: – Надеюсь, в туалете Канзаса?

– Да, – засмеялась Леа.

– Жду тебя через пять минут у выхода, Леа Миллер!

В трубке послышались короткие гудки. Девушка улыбнулась и отправила телефон в карман. Затем, достав из заднего кармана чемодана маленькую коробочку, обшитую фиолетовым бархатом, открыла ее. На дне лежала блестящая, серебряная масса. Леа вытащила ее и распределила на ладони. Это была цепочка, она свисала с руки, а все самое ценное осталось лежать на самой ладони. Красивый кулон размером в три сантиметра переливался от света и завораживал взгляд. Кулон был отлит в форме дикой собаки, и был выкован дядей Орвиллом, братом отца. Он подарил ей его в честь рождения в год собаки, чтобы тот защищал ее от разных бед и не подпускал злых духов, – так говорил ей дядя в детстве, когда застегивал застежку на цепочке. Девушка решила одеть его, чтобы порадовать отца. Она тут же вспомнила о брате отца.

Пятнадцать лет назад дядя исчез из ее жизни, ничего не объясняя. Он просто собрал вещи и ушел. Конечно, отец знал причину, но маленькая Леа не стала спрашивать. «Возможно, это просто ссора, они с папой часто ссорятся, и позже он вернется», – думала она тогда, но он так и не вернулся. Леа посмотрела на кулон, висящий на шее, еще раз поправила волосы и покинула туалет.

 

* * *

На улице светило яркое солнце, направляя свои лучи на стеклянные двери аэропорта, отчего девушка была вынуждена щурить глаза. Выйдя наружу, она оглянулась в поисках подруги. Постояв минут пять, Леа решительно двинулась на поиски, тщательно осматривая каждого прохожего. Учитывая то, что она не видела подругу достаточно долгое время, ее внешность могла быть любой. И тут, повернув голову назад, к выходу, она увидела бегущую к ней девушку и, с трудом узнав в ней Виржинию, бросилась к ней.

– О Боже, подруга! – с удивлением произнесла Леа. – Я бы никогда тебя не узнала, – продолжала она, разглядывая Виржинию.

На девушке была короткая мини юбка, что ранее не было ей свойственно, и пиджак безумного ярко малинового цвета, который даже не каждый клоун одел бы. Но Леа не стала комментировать эту тему, так как знала, что Виржиния может принять все близко к сердцу, и тогда пиши пропало – день будет испорчен. Пристально посмотрев на подругу, она крепко прижала ее к себе и глубоко вздохнула.

– Как же мне тебя не хватало, Виржи! – прошептала она.

– А мне тебя! – ответила та, тихонько шмыгнув носом.

Обнявшись, подруги покинули территорию аэропорта, шутя и подкалывая друг друга по дороге.

– Ты не представляешь, что подарил мне мой папочка, дабы загладить свою вину!!! – начала Виржиния, посмотрев на подругу.

– Что за вина? – решила уточнить Леа.

– Извини, я знаю, мы договорились обо всем друг другу рассказывать… но, понимаешь, мне было так тяжело… – чуть поникнув, проговорила Виржиния и продолжила. – Мои предки разошлись… вот.

– Мне очень жаль, Виржи, – с сочувствием проговорила Леа и обняла подругу. – В жизни всякое бывает, это не самое страшное… Вот моя мама умерла, когда мне был год.

– Слушай, давай сменим тему, – произнесла Виржиния. – А вот и она, – вскинув руку в сторону и демонстрируя свой подарок, воскликнула враз повеселевшая девушка. – Мисс Skoda Octavia, моя малышка!!! – с восторгом крикнула она.

– Ого, ничего себе! – сказала Леа. – Твой отец всегда умел удивить. Меня-то прокатишь?

– Нет, пойдешь со своим чемоданом пешком до города, там всего лишь километра четыре, – со смехом проговорила Виржиния. – Садись, прокатимся с ветерком.

Немного посмеявшись, подруги залезли внутрь. Виржиния вытащила ключи и вставила их в замок зажигания, тем самым приведя машину в жизнь. Спустя пять минут они уже были на пути к тихому району, находящемуся в центре растительного царства, состоящих из хвойных и лиственных деревьев. Машина шла тихо и мягко, оставляя за собой вихрь пыли и немного опавших листьев. В салоне повисла тишина, они молчали, наслаждаясь видом из машины. В августе Канзас был необычайно красив. Казалось, будто громадные деревья то смыкаются, пытаясь остановить их движение, то раскрывают перед ними новое пространство, впуская в скрытое ото всех место. Тишину прервала Виржиния.

– Ну, и как там твой парень, все гладко или так себе? – произнесла она.

– Все хорошо, мы женимся через месяц, – и, демонстративно блеснув обручальным кольцом на пальце, Леа протянула вперед руку, чтобы полюбоваться на него еще раз.

– Да ладно!!! – вскрикнула Виржиния и, не удержав управление, свернула на обочину, тем самым напугав подругу.

– Черт! – закричала Леа. – Ты так за меня рада, что хочешь убить!!!

– Конечно, я безумно рада за тебя, подружка, – произнесла Виржи и крепко зажала подругу в объятиях, продолжая: – Скажи, кто будет твоей подружкой на свадьбе? – пристально посмотрев на Леа, девушка ждала ответа.

– Конечно ты! – закричала та.

Еще немного поговорив, девушки включили музыку на проигрывателе и снова выехали на дорогу. Через пару минут их уже не было видно.

 

* * *

По краям дороги начали виднеться маленькие очертания домиков, постепенно они увеличивались и заполоняли зеленую местность. В памяти Леа начали всплывать разные истории, связанные с маленьким спальным районом, на территорию которого они въезжали. Они прибывали к месту. Все было по-прежнему. Небольшие кирпичные домики, огражденные зубчатыми заборами. Дымоходы на каждой крыше с вьющимся из них дымом, запах домашнего барбекю. Лай соседских собак – все это было таким родным для нее. Наконец-то девушки подъехали к дому номер двадцать три, выкрашенному в фисташковый цвет и со сломанной калиткой у входа на территорию. Да и вообще – все было так, как и три года назад, когда Леа только уехала из дома. Машина заглушила двигатель и тихо стояла у поросшего зеленью ограждения.

– Ты хоть отцу сказала, что приезжаешь? – наконец-таки спросила Виржиния.

– Нет, хочу сделать сюрприз, – ответила Леа.

– Ну, давай, подруга, – подмигнула Виржи в ответ. – Я надеюсь, ты запланировала вечеринку? Замуж ведь выходишь!

– Ну… если честно, я даже не думала об этом, – состроив гримасу и виновато опустив глаза, промямлила Леа. – Я, наверное, старею.

– Ну, ты даешь! – удивилась Виржи. – Это же как обряд, он должен быть обязателен! – и, строго посмотрев на подругу, продолжила: – Короче, в пятницу собираемся в городе, берем Амбер и Британии. Ты ведь их помнишь? – решила уточнить Виржи.

Леа удивленно посмотрела на подругу и вскрикнула:

– Толстушка и худышка! О Боже, как же я давно их не видела, – задохнувшись от восторга, выпалила девушка.

– Да, да! – подтвердила Виржи. – Так вот, значит, собираемся и идем в бар, – радостно и предвкушая скорое веселье, добавила она.

– Напьемся горячительного вдоволь! – начала оживать Леа, почесывая макушку и топая каблуками по полу машины.

– Ну, вот, узнаю свою подругу. Давай пять!!! – проговорила Виржи и встретила кулак подруги легким ударом своего кулака.

– Ну, тогда до встречи, – выходя из машины, сказала Леа.

– Давай, я тебе завтра позвоню. Еще пообщаемся, – заводя машину, ответила подруга. – Передавай привет отцу.

– Хорошо, – коротко ответила Леа.

Машина Виржинии тронулась и, быстро набрав скорость, скрылась за поворотом на другую улицу. Девушка провожала подругу взглядом, пока ее автомобиль не превратился в точку, а затем вприпрыжку побежала к дому.

 

* * *

Тихо, не привлекая внимания, девушка проникла на территорию частного сектора, шагом за шагом крадясь к дому. Достигнув деревянной лестницы, она начала медленно подниматься по ступенькам, стараясь не стучать каблуками. Леа почти завершила подъем, когда почувствовала тихие сопения и шорканье позади себя. Глубоко вздохнув и собравшись с духом, она медленно опустила руку в висящую спереди сумку. Нащупав необходимую вещь, она быстро развернулась и, не рассчитав, выронила небольшой бумажный пакет. Пакет приземлился на землю и от силы удара выбросил содержимое – аппетитный шоколадный пончик. Посреди дороги, выложенной из мелкого цветного кирпича, стоял Рэкс. Собака долго смотрела на девушку, мотая головой то в одну, то в другую сторону. Наконец узнав знакомые черты, недолго думая, пес с жадностью налетел на пончик и, виляя хвостом, направился к девушке, пережевывая сладко-тающее угощение. Мохнатая махина вплотную подошла к Леа и начала радостно кружиться возле нее. Девушка, улыбаясь и смеясь над собакой, присела на корточки, почесывая лохматое ухо пса.

– Рекс, лапочка, какой ты большой стал, – говорила она, смотря на балдеющего от удовольствия пса. – Ну, и откормил же тебя папочка!

Погладив собаку по загривку, девушка повернулась к двери и, поднявшись на носочки, пошарила рукой в дверном проеме, вытаскивая небольшой ключик. Вставив его в замок и повернув несколько раз, Леа легонько толкнула дверь вперед; та, чуть слышно скрипнув, подалась внутрь.

Зайдя в дом, девушка оглянулась вокруг и поняла, что в нем ничего не изменилась с тех пор, как она уехала. В коридоре под обувным комодом по-прежнему валялась расческа отца, которая упала туда, когда мужчина пытался расчесать свои волосы, имеющие уже изрядную седину. Чуть наклоненное, – оттого, что гвоздь уже еле держал его, и изредка покачивающееся, будто влекомое невидимой силой зеркало.

В доме было тихо и почти ничего не видно. Девушка так же неслышно передвигалась дальше. Медленно достигнув гостиной, она заметила мерцающие отблески света и почувствовала сквозняк, проникший в дом через окно. Двери зала были приоткрыты, через щель можно было рассмотреть происходящее внутри, но Леа была дома и шпионить не собиралась – распахнув двери, она вошла внутрь. Посреди помещения стоял старенький телевизор и показывал новости в беззвучном режиме, чуть дальше размещался большой и очень удобный диван красного цвета, на котором лежал человек. Подойдя ближе, она разглядела отца, который мирно спал, чуть похрапывая. Его левая рука лежала на ближайшей тумбочке возле стакана, наполовину наполненного крепким виски; напиток переливался от маленьких отблесков света.

Отца звали Тодд, ему было сорок три года, хотя на вид можно было дать все пятьдесят. Постоянно работающий и уставший, иногда он даже забывал, что людям необходим сон для того, чтобы жить и работать дальше. В свои годы он успел открыть довольно процветающее кафе-Бистро. Находилось оно в километре от спального района, так, чтобы каждый проезжавший из города смог остановиться и отдохнуть от долгой дороги. После смерти жены – Адрианы Миллер – Тодд пытался занять себя чем угодно, лишь бы заглушить боль потери, а после отъезда дочери – еще и одиночество.

Чтобы не разбудить отца, Леа тихо прошла к распахнутому окну – закрыть его. И, как только ей удалось справиться с оконной рамой, за спиной, на диване послышался шорох. Отец начал медленно переворачиваться и, случайно задев стакан с виски рукой, опрокинул его на пол. Звук разбившегося стекла заставил Тодда проснуться. Мужчина, что-то бормоча под нос, наклонился и начал собирать осколки, затем, выключив телевизор, поднялся с дивана и двинулся к выходу. Леа затаила дыхание и не пыталась ничего сказать, все происходило так глупо, как будто она влезла в свой собственный дом с целью грабежа, и теперь вынуждена вот так стоять в темноте и не издавать ни слова. Медленно, переваливаясь с ноги на ногу, Тодд добрался до дверей, затем, так и не открыв их до конца, неожиданно остановился. Девушка сглотнула образовавшийся в горле комок слюны и тихо вздохнула, полностью выдавая себя. Мужчина обернулся, и Леа увидела его сверкающие зеленые глаза, направленные в ее сторону. Протянув руку к выключателю, Тодд включил свет, который осветил все помещение гостиной и весь бардак, который скрывала тьма. На глазах мужчины выступили слезы, руки затряслись и ноги сами понесли его в конец зала.

– Леа, доченька моя, – тихо шептал Тодд, все ближе подходя к дочери. – Ты вернулась к своему старику, – уже обнимая ее, говорил мужчина.

– Конечно, папа, мы так долго с тобой не виделись, – ответила девушка.

– Кажется, целую вечность, – как ребенок радовался отец, поглаживая Леа по щекам.

– Папа, мне так много надо тебе рассказать, – невинно улыбаясь и смотря в сверкающие от счастья глаза отца, говорила она.

– Конечно, доченька, ты все мне расскажешь. Как ты там жила в Бостоне, что делала, с кем познакомилась… Но все это – за большой кружкой горячего шоколада – ты же, наверное, голодная.

– Не представляешь – как! – улыбаясь, прошептала Леа, обнимая отца.

– Ну, тогда пошли скорей на кухню, я угощу тебя нашим новым блюдом из кафе.

– Я так соскучилась по твоей стряпне, – проговорила девушка и направилась вслед за отцом.

 

* * *

На кухне было очень ярко, казалось, ее освещали множество лампочек, отчего Леа почувствовала резь в глазах и быстро зажмурилась. На старой газовой плите, прекрасно подходящей к данному интерьеру, вскипала горячим шоколадом турка. Через несколько минут девушка получила свою порцию великолепного, пахнущего ванилью горячего напитка. Устроившись на мягком диване и вдыхая приятный запах горящих в только что разведенном камине полешек, Тодд начал всматриваться в глаза девушки.

– Ну, давай, рассказывай: как твои дела? – произнес отец.

– Вообще, неплохо, а в целом – даже очень хорошо! – скромно улыбаясь, произнесла дочь.

– Как-то ты это грустно сказала, – подметил мужчина и, взяв руку девушки в свою ладонь, добавил: – Выкладывай: что случилось?

– Ты только не волнуйся, ничего плохого! – начала Леа.

Тодд напрягся, готовясь услышать что-нибудь страшное. Девушка начала нервно мять пальцы своих рук, затем, подняв глаза на отца, отважно произнесла:

– Меня отчислили из колледжа.

В комнате повисла тишина, которая длилась до тех пор, пока Тодд случайно не подавился очередным глотком шоколада. Леа бросилась к отцу и пару раз хлопнула его по спине, затем, убедившись, что все в порядке, проговорила:

– Пап, извини!

– Я всегда знал, – наконец произнес Тодд, – что тебе не стоит уезжать, и я был прав.

Отец резко поставил кружку на стол, отчего содержимое стакана выплеснулось и начало растекаться по столешнице.

– И что теперь, дочка?! – повысив тон, произнес мужчина. – Ты потеряла три года своей жизни! И все для того, чтобы убежать из родного города, а затем, спустя время, приехать и сказать «папа, я отчислена». Я… – хотел было продолжить Тодд, но, схватившись за грудь, замолчал.

– Папа, но ведь не все так плохо! Есть и хорошая новость.

– Что? – безнадежно произнес отец, так посмотрев в сторону девушки, что у Леа побежали мурашки по телу. – Что еще? Ты хочешь окончательно добить старика?

Мужчина встал с дивана и направился к двери, опустив голову.

– Папа, через месяц я выхожу замуж, и мне бы очень хотелось, чтобы в этот день ты был со мной!

Мужчина остановился и, обернувшись, произнес:

– Так ты снова хочешь меня оставить?

Улыбнувшись, девушка подскочила к отцу и крепко обняла его, поглаживая поседевшую голову.

– Ну, и кто он? – наконец-таки спросил мужчина, поняв, что данное событие неизбежно.

– Он – самый лучший на свете, папа. И я его очень люблю! Больше, чем кого-либо на свете.

– А он… он-то тебя любит? – с волнением произнес отец. – Это все, что я хочу узнать.

– Очень любит, – радуясь, что все обошлось, ответила Леа.

– А имя у него есть?

– Манфлед, – с гордостью произнесла девушка, смотря на реакцию отца.

– Имя-то какое дурацкое… Но все это неважно. Главное, чтобы он был хорошим человеком.

– Он лучше всех, отец, я знаю!!!

– Значит, свадьба будет. Жаль, твоя мать этого не увидит…

Заметив, что отец окончательно начал унывать, девушка быстро сгладила разговор. Не то, чтобы она была бесчувственна, а просто считала, что нельзя все время думать о чем-то плохом. Ее мать умерла, когда она была совсем маленькой, она даже узнать ее не успела и совсем не помнила. Врачи тогда сказали, что причина смерти – сильное нервное потрясение, заставившее ее сердце остановиться.

– Пап, может, я пойду отдохну? – нарушила тишину Леа

– Да, конечно. Ты не забыла, где твоя комната? Я ничего не менял.

– Конечно, нет, – улыбнулась девушка.

– Тогда – до завтра. – И мужчина быстрым шагом покинул комнату, заскрипев лестницей в коридоре.

– До завтра, пап, – тихо произнесла девушка и отпила еще глоточек шоколада.

 

Глава 2

Леа проснулась оттого, что внизу, на первом этаже, что-то громко упало в раковину, и по всему дому раздался звон. Девушка вылезла из-под одеяла и начала шарить ногами по полу в поисках тапок, но, не найдя их, опустила ноги на пол.

– Ух, какой холодный! А вроде – лето на улице… – вздрогнув от неприятных ощущений, произнесла она.

Медленно пройдя к окну, девушка распахнула разноцветные занавески. Затем, отодвинув оконную раму, выглянула наружу. На улице веял прохладный ветерок, который приятно обдувал девушке лицо, заставляя ее светлые, слегка кудрявые волосы трепетать. Вдохнув большую порцию воздуха, она напоследок потянулась и залезла обратно. Услышав возню на кухне, Леа крикнула:

– Пап, ты встал? – И, не дождавшись ответа, продолжила: – Я сейчас спущусь.

Немного постояв на месте, девушка заострила внимание на предмете, стоящем в дальнем углу комнаты, на комоде. Подойдя ближе, она узнала в нем старую фотографию, еще школьных времен. На снимке была заснята компания, которая отдыхала у папы в кафе. Там были все ее друзья: лучшая подруга Виржиния, подруга Амбер, она сама и позади всех сидел совсем не привлекательный парень Руперт. Именно он был первым парнем Леа, и именно из-за него она решила уехать из Канзаса, потому что его навязчивость стала тяготить ее.

Постоянные звонки, смс-сообщения, слежка за каждым ее шагом превратила влюбленность в настоящий кошмар, сдавив нехваткой свободы. В общем, в отношении с Рупертом она была в клетке: шаг влево, шаг вправо – расстрел. Леа порвала с ним три года назад и сбежала в Бостон, не сказав ни слова, оставив лишь записку: «Извини, прощай».

 

* * *

Почистив зубы, Леа достала из еще не распакованного чемодана любимые голубые джинсы, зеленую футболку и кеды, которые ей подарил Манфлед спустя месяц знакомства. Одевшись и схватив маленькую сумку из светло-коричневой кожи, она спустилась вниз и прошла на кухню. Внутри пахло горелым. Возле раковины стоял Тодд и выкидывал в мусор подгоревшею яичницу; вздрогнув, он обернулся.

– О, доброе утро! Я тут решил сварганить тебе завтрак, но у меня не совсем получилось… Так что могу предложить тосты с беконом и сыром.

– Давай тосты, сейчас я могу съесть, что угодно, – жадно потирая руки, сказала Леа, наливая большую кружку горячего чая.

– Вот, держи, – сказал Тодд, ставя перед дочкой тарелку со свежими тостами. – Какие планы на сегодня? – подняв глаза на дочь, произнес мужчина. – Не хочешь поехать со мной на работу?

– Конечно, поеду, сейчас только доем, – с полным ртом проговорила девушка.

– Не торопись, я буду ждать тебя на улице, – уже натягивая куртку, сказал Тодд.

Так приятно было оказаться дома, знать, что у тебя есть кто-то, кто тебя одобрит и поддержит в любой момент. Этим человеком был Тодд, ее отец. Несмотря на все трудности, с которыми они встретились, когда умерла ее мама, они смогли сохранить хорошие отношения. И сейчас она была рада, что находится здесь, дома и в ближайшее время сможет пообщаться с отцом. Она знала, что ему по-прежнему безумно одиноко.

 

* * *

Доев завтрак, девушка прошла в коридор и посмотрела в зеркало. Затем, достав блеск, нанесла его на губы и посмотрела на свое отражение. На улице послышался нетерпеливый сигнал, и Леа поняла, что пора выходить. Девушка обернулась и увидела календарь и листок с датой – первое августа. Услышав еще один сигнал, она сорвала лист календаря, тем самым освобождая второе августа, вторник. Затем, открыв входную дверь, оказалась на улице.

– Леа, ну, давай же быстрее, мы опаздываем!!! – с укором произнес отец и бросил на дочь неодобрительный взгляд. Тодд сидел за рулем старенькой «Ауди» и нервно поглядывал на часы.

– Я все, – проговорила девушка и, прыгнув в автомобиль, громко хлопнула дверью. В глазах мужчины прошмыгнуло недовольство, но он, ничего не сказав, завел машину, и они тронулись.

 

* * *

Дорога до кафе составляла около получаса, если она хорошая, и примерно час, если здешние дожди эти дороги заливали. Девушка открыла окно и, высунув голову наружу, наслаждалась тем, как ветер треплет ее волосы.

– Леа, закрой окно! – наконец-таки нарушив тишину, проговорил отец, и продолжил: – Ты же не хочешь заболеть? Как раз перед свадьбой.

– Свадьба через месяц, – ответила та, расстроившись, что отец не позволил ей подурачиться.

– Платье уже выбрала? – увидев, что дочь его еще слушается, уже мягче спросил отец.

– Нет, в субботу или воскресенье хочу поехать в город посмотреть. Может, возьму с собой Виржинию.

– Я попрошу Мег выписать мне аванс.

– Зачем это? – спросила Леа.

– Тебе же надо платье? – удивлено ответил отец.

– Не волнуйся, отец, за все платит Манфлед, в том числе – и за платье.

– Что?! – начал злиться Тодд, и продолжил: – Ты что, им сказала, что у тебя отца нет?

– Да нет же, пап, – начала успокаивать его Леа. – Просто, я подумала, что ты будешь против свадьбы…

– Мы будем платить за все поровну, твой отец не голодранец, – произнес Тодд, уже подъезжая к кафе.

– Что-то изменилось, – быстро сменив тему, произнесла Леа.

Возле дороги стояло вполне приличное кафе, из которого пахло чем-то очень вкусненьким. Девушка вышла из машины и побрела за отцом. Она шла позади с удивлением. Тодду удалось преобразить «Бистро» в приличное кафе, и ей это ужасно понравилось.

– Мег очень рада будет видеть тебя, – повернувшись к дочери, произнес Тодд, уже открывая двери кафе.

– Ой-ой, – тихо прошептала Леа, заметив, что оставила сумку в машине. – Я сейчас приду, только сумку возьму, – крикнула девушка в сторону отца и повернула обратно.

– Стой! – окрикнул ее мужчина. – А как машину откроешь? Стекло разобьешь? – хохотнул Тодд, кидая ключи. Леа, быстро среагировав, поймала их на полпути:

– Очень смешно, пап, – обидчиво произнесла девушка и повернула к машине.

Пройдя несколько шагов, девушка почувствовала в кармане джинсов вибросигнал, оповещающий о пришедшем сообщении. Вытащив телефон, она открыла входящие. Сообщение было от Манфледа: «Ты долетела?» – кратко и понятно изложился парень.

– И все! – изумлено проговорила девушка. – А где «люблю», «целую»? Нажав на «ответить», Леа так же кратко отписалась: «Долетела, вечером позвоню».

Наконец-таки добравшись до места, девушка прошмыгнула на заднее сидение и достала сумку.

– Ну, вот, теперь я спокойна, – проговорила она и опустила телефон в сумку, после чего направилась в кафе.

Дойдя до двери, она засмотрелась на вывеску и, не увидев выходящую из заведения девушку, столкнулась с ней. Ощутив тяжелый удар, Леа отлетела к порогу.

– Черт!!! – вскрикнула она, схватившись за плечо.

– Что, не видишь, куда идешь? – грубо сказала девушка, пристально посмотрев в глаза Леа.

– А ты, я смотрю, хорошо видишь!!! – не растерявшись, ответила та, вплотную подойдя к возмутившейся девушке.

– Эй, эй, успокойтесь! Распетушились тут, – прокричал подбежавший парень и, стараясь увести свою – по-видимому – знакомую подальше. В конце концов, ему это удалось, грубо схватив ее за руку. Они вместе вышли из кафе. Леа стояла и провожала их взглядом, видя, как вторая участница произошедшего пытается вырваться.

– Что здесь происходит? – услышала Леа голос за спиной.

Обернувшись, она увидела женщину лет пятидесяти пяти с большой, завернутой в улитку копной рыжих волос. Женщину звали Мег.

– Ничего, все нормально! – ответила Леа, и продолжила: – Как дела, Мегги? – полностью переключившись на женщину, спросила девушка.

– Да ладно – я, я уже старая калоша… Как твои дела, мой пупсик? – с озорной улыбкой проговорила женщина, слегка потрепав щеку Леа свой розовой пухлой ручкой. – Я тут случайно узнала, что ты замуж выходишь, – прошептала Мег на ухо девушке.

– Случайно?! – так же прошептала девушка, передразнивая женщину. – Или кто-то здесь большой болтун!

– Брось, солнышко, я же тебе почти как мать, мне-то можно сказать? – обижено произнесла Мег.

– Ну, извини, просто так получилось. Тебе-то конечно можно. Если бы не ты, я бы до сих пор не знала, как завязывать шнурки, – смеясь, проговорила Леа и продолжила: – Нет, правда, ты для меня – как родная, второй человек после отца. А скоро будет и третий, – показывая Мег кольцо, договорила девушка.

– Ух, дашь поносить? Шучу, шучу!!! – засмеялась женщина. – Ты есть-то будешь?

– Ну, вообще-то я позавтракала, но если ты предложишь что-нибудь невероятное, – медленно и растягивая слова, проговорила Леа, взбираясь на высокий стул. И, резко отрезав, добавила: – Я подумаю.

За дверью в кафе послышалась возня и женщина обернулась.

– Как же они мне надоели, молодежь эта! – проговорила она.

Леа тоже обернулась – посмотреть, о чем говорит Мег. В кафе, сильно толкнув дверь снаружи, да так, что та, грохоча, ударилась о стоящий позади автомат с водой, вошла та самая девушка, с которой она столкнулась у входа. Следом за ней вошел все тот же парень.

– По голове себе постучи!!! – злобно крикнула Мег вошедшим ребятам.

Девушка, быстро преодолев зал и пройдя мимо Леа, окинула ту холодным взглядом, а затем, подойдя к женщине, нагло заявила:

– Вы здесь деньги получаете за работу, а не за треп, вот и работайте! – И она, пройдя в конец помещения, присоединилась к сидящей там компании.

– Кто это? – решилась спросить Леа.

– Шушера местная, Алиша… Вообразила из себя не понять что, – ответила женщина, и продолжила: – А вот это худосочный, который за ней следом вошел, брат ее – Ирвинг… тот еще засранец! Если что в голову себе вобьет, не отступится. Да и сестра его такая же… вообще – два сапога пара. Ты знаешь что, милая, держись от них подальше!

– Не волнуйся, я смогу за себя постоять!!! – усмехнулась Леа.

– Я не сомневаюсь, но их вон сколько, а ты одна, – договорила женщина и погладила девушку по кисти. – Сейчас кофе принесу.

Через минуту Мег скрылась на кухне. Леа взглянула на часы, которые показывали полдень и, обернувшись, посмотрела в окно, затем быстрым взглядом оглядела сидящую в углу компанию.

У Алиши были короткие темно-каштановые волосы чуть выше ушей и длинная челка, иногда выпадающая из-за уха. Большие серые глаза, острый и не совсем красивый нос, но довольно привлекательные пухлые губы, выкрашенные жирноватой оранжевой помадой. На ногах были черные чулки в едва видную серую полоску, короткая юбка и лиловая кружевная блузка… В общем, одета она была, словно не из этого мира.

Девушка сидела, закинув ногу за ногу, и слегка постукивала мыском туфлей на длинных каблуках о ножку стола, тем самым раздражая посетителей, которые то и дело кидали на нее неодобрительные взгляды, но не решались ничего сказать. Ирвинг напротив – абсолютно не привлекал внимания, разве что его глаза, бывшие как два горных затуманенных хрусталика. Кроме того, его лохматая черная шевелюра, которой он явно гордился, спадала аж до самых плеч.

– Вот твой кофе, – сказала Мег, вернувшись из кухни. Она поставила чашку с ароматно пахнущим кофе возле девушки.

Леа снова посмотрела в сторону Алиши и быстро отвернулась, увидев, что та взглядом сверлит в ней дыру.

– Барбара, – крикнула Мег в комнату отдыха, – выйди в зал. Прими заказ, пожалуйста.

Из комнаты, завязывая фартук на талии, выглянула худенькая женщина и, взглянув на Мег, а потом на компанию, решительно двинулась к ним.

– Что будете заказывать? – тихо произнесла Барбара.

– Что, что ты говоришь? Говори громче, я не слышу! – начала прикидываться Алиша.

– Алиш, прекрати, из-за тебя нас скоро никуда не будут пускать, – буркнул на сестру Ирвинг и продолжил, обращаясь официантке: – Ничего не надо, мы уходим.

Компания быстро встала и двинулась к выходу. Ирвинг пропустил Алишу вперед, окинул Леа холодным взглядом и тоже вышел.

 

* * *

Леа провела целый день в кафе. Сначала помогала отцу с бумагами, потом торчала на кухне, наблюдая, как повара быстро и ловко управляются с заказами. К вечеру стало совсем скучно, и она сидела за столиком и попивала очередную чашку кофе, наблюдая из окна за безбрежным темным лесом. Когда она была маленькая, отец всегда говорил ей: «Не вздумай ходить в лес без меня», обосновывая это тем, что дикие обитатели леса могут ее съесть.

Посидев еще немножко, девушка встала и пошла к Тодду. Открыв небольшую деревянную дверь, она проникла внутрь кабинета. Там было темновато и тихо, тишину нарушали лишь звуки нажатия на кнопки клавиатуры компьютера. За столом, возле большого зашторенного окна, сидел отец и вдумчиво печатал что-то, то и дело постукивая указательным пальцем по столу.

– Пап, мы домой поедем? – тихо, стараясь не отвлекать отца, произнесла Леа.

– Угу, – пробубнил тот.

– А когда? – решила поинтересоваться девушка.

Тодд, спустив маленькие очки на шею и пристально посмотрев на дочь, ответил:

– Еще минут пятнадцать, и поедем.

– Хорошо, – согласилась Леа, натягивая на себя кофту, – тогда я подожду тебя на улице.

И, не дождавшись ответа, покинула кабинет. Пройдя мимо стойки, девушка окликнула Мег и попрощалась. Затем, забрав сумку со стола, вышла наружу. На улице уже стемнело, и темноту освещал лишь свет из окон кафе и пара фонарей на улице. Леа вздохнула полной грудью, чтобы ощутить приятный запах вечерней прохлады, затем поплелась к машине. Дойдя до цели, она облокотилась на капот и стала ждать отца. В такое время проезжающих мимо машин становиться все меньше, но большая часть тех, кто все-таки проезжает, останавливались и заходили в кафе. Прошло десять минут, и девушка уже начала раздражаться, так как знала, что если отец уходил в работу, то эти пятнадцать минут могут затянуться и на полчаса. Подождав еще немного, она решила прогуляться вдоль дороги, чтобы отвлечься; кроме того, после целого дня, проведенного в помещении, свежий воздух был бы для нее в самый раз. Периодически поглядывая на часы и оборачиваясь в сторону кафе, девушка уходила все дальше и дальше.

Медленным шагом, засунув руки в задние карманы джинсов, Леа плелась по обочине и смотрела на ослепительно сверкающие звезды и столь же красивую луну, которая была круглой, свидетельствуя о сегодняшнем полнолунии. Услышав приближающуюся сзади машину, девушка обернулась и прикрыла глаза рукой от света дальних фар автомобиля. Затем быстро нырнула в ближайшие кусты, чтобы не привлекать внимания. Девиз девушки всегда был таким «Не знаешь, с чем имеешь дело – не рискуй, если на это нет причин». Скатившись с горки, она спряталась за большим хвойным деревом и подождала, пока попутка не проедет. Машина, проехав мимо, начала сбрасывать скорость, и где-то метров через двести остановилась. Леа затаила дыхание.

– А что, если меня увидели? А вдруг это – маньяк, и тогда все будет, как в истории с попутчиком или и того хуже?

Почувствовав сильное беспокойство, девушка скукожилась и присела на корточки.

– Отец, наверное, уже ждет меня. И какого черта я сюда пошла? – начала она корить сама себя, но затем твердым решительным голосом произнесла: – Успокойся, все будет в порядке.

Через несколько минут Леа услышала хлопок передней двери, а затем и гул заводящейся машины.

– Славу Богу, уезжает, – проговорила она.

Убедившись, что машина уехала, девушка поднялась с колен и начала выползать наверх. Схватившись за торчащий из земли небольшой корень, она подтянулась на нем и, едва только достигла цели, как корень неожиданно выдернулся, и Леа грузно упала на спину.

– О Боже, как больно!!! – взвизгнула девушка, но, успокоившись, скомандовала: – Надо вылезать.

– Леа!!! – послышался едва слышимый голос Тодда, доносящийся со стороны кафе.

– Пап, папа! Я здесь!!! – крикнула дочь и, поняв, что это бесполезно, снова попыталась выбраться из западни.

Остановившись возле подъема, Леа посмотрена наверх, где ее ждала дорога назад, к отцу. Затем, тяжело вздохнув, облокотилась о дерево. «Как в фильме ужасов, и я – в главной роли», – подумала Леа и усмехнулась. Но уже через пару секунд лицо девушки изменилось. Почувствовав, что в ее ногу что-то врезалось, она сглотнула слюну в горле и застыла. Что-то непрерывно шаркало в ее ногах и постоянно толкало ее, издавая какие-то звуки.

– А…а… – вырвалось у нее из горла. Осмелившись, девушка посмотрела вниз.

– Ох, черт, – засмеялась она, – да это же кролик! Ну, или заяц…

Небольшой серый кролик, весь трясущийся, терся возле ног, пытаясь бежать и все время натыкаясь на препятствия.

– Не бойся, я не сделаю тебе ничего плохого, – проговорила Леа и наклонилась, чтобы поднять зайца.

Оказавшись в руках, животное начало сопротивляться, дергая лапами во все стороны. В конце концов, проведя острым коготком по руке Леа, он вырвался из рук и пустился бежать.

– Вот засранец, руку мне поцарапал… – проворчал девушка, смотря на царапину, с которой сочилась кровь.

Еще раз посмотрев в сторону кролика, девушка отряхнулась и пошла искать другое место для подъема. Пройдя несколько шагов, она снова увидела того зайца, который, проносясь мимо, юркнул в кусты. Девушка проводила его взглядом, а потом почувствовала сильное беспокойство, быстро перерастающее в страх. Обернувшись, она увидела, как что-то медленно крадется за кустами так, что за густой зарослью листьев не видно – кто это. Достигнув кустарника, куда прыгнул кролик, нечто произнесло рычащие звуки, а потом затихло.

Леа прислушалась. Через доли секунд послышался дикий и жалобный вопль кролика. Безумный звук врезался в уши девушки, и она бросилась бежать назад. Подбежав к склону, начала хвататься за все, что торчало из-под земли и, интенсивно перебирая ногами, ползти вверх. Наконец-таки достигнув цели, она бросилась к дороге, спотыкаясь и падая на каждой кочке. Выбравшись из леса, Леа бросилась бежать.

– Жить надоело, ненормальная! – услышала она голос мужчины, кричащего из машины, которая пронеслась мимо.

Перебежав на другую сторону, Леа остановилась, чтобы отдышаться. Затем, отдохнув, она медленно поплелась к кафе.

 

* * *

Тодд стоял возле машины и судорожно набирал номер дочери, оборачиваясь по сторонам.

– Ну, вот где она, где?! – нервно кричал мужчина. – С ней всегда так было! Стоило мне отлучиться, и ее уже нет! – злясь и нервничая, продолжал говорить мужчина.

– Успокойся, Тодд, – ответила Мег, – она просто куда-то отошла.

– Куда отошла?! – уже на взводе говорил Тодд, показывая по сторонам, и продолжая: – Может, в лес, погулять?!

Мег, обернувшись к дороге и приглядевшись, увидела девушку.

– Так вон же она, целая и невредимая, – произнесла женщина.

Тодд бросился навстречу дочери.

– Где ты была, я тебя уже полчаса ищу! – кричал он. – Отвечай, я тебя спрашиваю: где была?

Девушка, вздохнув и ничего не говоря, направилась к машине. Тодд пошел за ней и, схватив за руку, сильно дернул. – Где ты была?

– Папа, – начала Леа, – я просто прогулялась.

– Прогулялась, – повторил мужчина, посмотрев на весьма неопрятный вид дочери.

– Пап, поехали домой, я очень устала, – тихо проговорила девушка, садясь в машину.

– Ладно, – нехотя ответил тот и, попрощавшись с Мег, тоже сел в автомобиль.

 

* * *

Машина неслась со скоростью 90 км в час, быстро преодолевая расстояние до дома. Леа, облокотившаяся на окно и обдуваемая вечерним ветерком, смотрела на быстро пробегаемые макушки леса.

– Все нормально? – решил прервать тишину Тодд.

– Да, я просто устала, – ответила Леа.

В машине вновь повисла тишина.

И снова ее прервал Тодд, что-то бубня под нос и смотря в боковое стекло. Девушка отвлеклась от своих раздумий и обернулась. В заднем стекле потихоньку уменьшалась стоящая на обочине машина, возле которой тусовалась молодежь.

– Почему не остановился? Может, у них машина сломалась, – спросила девушка.

– Машина сломалась! – усмехнулся Тодд. – Может, что-то и сломалась, но точно не машина.

– Люди не будут просто так стоять на обочине практически ночью!!! – настаивала дочь.

– Леа, не беспокойся о них, я тебя уверяю, они не нуждаются в помощи, – грубо ответил отец. И, переведя разговор, спросил: – Почему ты вся в пыли?

– Упала, – тихо ответила та, увидев, как пристально смотрят на нее глаза отца в переднее зеркало. Отодвинув рукав кофты, она посмотрела на царапину с уже запекшейся на ней кровью, а затем тихо спросила:

– А медведи едят зайцев?

– Что? – переспросил Тодд с удивлением и явным непониманием.

 

Глава 3

Наутро Леа проснулась вся разбитая, как будто всю ночь с кем-то боролась за жизнь. Приподнявшись на кровати, она потерла пальцами обеих рук виски, которые безумно пульсировали от головной боли. «Это тебе за то, что шаталась по лесу», – подумала она про себя, вылезая из кровати и направляясь в ванную комнату. Наклонившись над умывальником, Леа умылась, а затем, выпрямившись, посмотрела на себя в зеркало и проговорила:

– Здорово вчера прогулялась!

Обернувшись, девушка достала с полки маленькую аптечку и вынула из нее пластырь. Быстрым движением она сняла защитную оболочку и прикрепила пластырь на вчерашнюю царапину.

– Бедный заяц! – тяжело вздыхая, проговорила девушка.

Мысли ее прервал неожиданный стук в дверь, отчего, вздрогнув, она выронила аптечку. Небольшая сумочка с медикаментами ударилась о кафельный пол и выбросила часть содержимого. Маленький пузырек подпрыгнул вверх, затем снова опустился вниз и с шорохом находящихся там таблеток закатился под ванну. Леа собрала упавшие предметы с пола и только собралась пошарить под ванной, как услышала звук открывающейся двери.

– Леа, ты где? – услышала она голос отца.

– В ванной, сейчас выйду! – ответила девушка.

Через пару минут она уже выглянула из-за двери. Тодд стоял с подносом в руках, на котором дымился фирменный кофе отца и два пышных аппетитных тоста с беконом.

– Пап, ну зачем! – с неловкостью проговорила она.

– Я что, не могу побаловать свою дочь! Тем более мне показалось, что вчера ты неважно выглядела, – говорил Тодд, ставя поднос с завтраком на небольшой столик рядом с кроватью.

– Все в порядке, – ответила та и, случайно переведя взгляд на часы, произнесла: – Так уже два часа дня! Ты не пошел на работу?

– Доченька, ты забываешь, что я сам себе начальник. Имею я право сделать себе выходной и побыть с тобой?! – улыбаясь, произнес Тодд, крепко обнимая дочь.

Доев завтрак, они оба отправились в город, чтобы побыть в компании друг друга и немного поболтать.

 

* * *

– Пап, расскажи мне что-нибудь о маме. Я знаю, что тебе эта тема неприятна, но ты ведь знаешь, что я ее совсем не помню, – умоляюще произнесла Леа, прогуливаясь с отцом по чудесному парку среди искусственно выращенных кустарников и карликовых деревьев, напоминающих туи.

– Адриана была прекрасной женщиной. Она очень любила меня. Мне иногда кажется, что даже намного больше, чем я ее. С ее смертью все изменилось, стало так тоскливо… если бы я был собакой, то, наверное, выл бы на луну… – печально говорил Тодд. – Но ведь мы не можем знать, когда и как умрем. И когда-нибудь мы тоже оставим эту землю. И, быть может, я смогу извиниться перед Адрианой!

– Пап, тебе не за что извиняться, ты же не виноват в ее смерти, – начала успокаивать его дочь. – Я все равно не понимаю, как человек, дышащий здоровьем, может умереть от сердечного приступа, – задумчиво произнесла девушка.

Увидев, что дочь удаляется от него в свои мысли, Тодд произнес:

– А, может, мороженого наедимся, а?! – в ожидании ответа отец смотрел на девушку детскими глазами.

 

* * *

– Сколько раз я буду тебе повторять: надо помогать матери. Я не могу все делать сама!!! – говорила мисс Стела, ругаясь.

– Мама, тебе вредно нервничать, – ответила Виржиния, провоцируя мать, в это время демонстративно поднимаясь по лестнице в явном нежелании продолжать этот разговор.

– Если ты сильно умная, почему работу себе не найдешь? Что, не хочешь вкалывать по три смены, зарабатывая на свои юбки? – продолжала свирепеть мать, снимая с себя фартук и собираясь на работу. – Ты меня слышишь?!

В ответ мать услышала сильный грохот.

Виржиния вошла в комнату, громко хлопнув дверью. Затем рухнула на диван и, закрыв глаза, начала думать о чем-то хорошем. Провалявшись так несколько минут, она взяла телефон и набрала номер подруги.

 

* * *

– Привет, – произнес Тодд, показываясь из-за двери в зал. – Чем будешь заниматься?

Леа валялась на диване и непрерывно щелкала кнопками пульта, пытаясь найти что-нибудь интересное по телевизору.

– Не знаю, а что ты предлагаешь? – заинтересовано спросила девушка и пристально посмотрела на отца.

– Поехать со мной на работу! – расплывшись в ехидной улыбке, произнес он.

– О нет!!! – с явным негодованием протянула девушка и откинула голову назад, на спинку дивана. – Избавь меня. Я лучше схожу в лавку за сладостями.

– Лавка сегодня не работает, – поняв, о чем говорит дочь, произнес Тодд и продолжил: – Она работала вчера, а вчера мы с тобой отлично погуляли.

– Да, неплохо. А какой сегодня день? – поинтересовалась Леа.

– Четверг, – ответил тот.

– Четверг! – проговорила та. – Уже четверг… но тогда завтра – пятница.

– Логично думаешь!!! – засмеялся отец.

В зале повисло молчание, которое прервал звонок телефона. Леа сняла трубку и, увидев знакомый номер, улыбнулась.

– Кажется, я знаю, чем себя занять, – произнесла она радостно.

– Ну, тогда я поеду, – моргнув глазом, ответил Тодд и закрыл за собой дверь.

– Пока, – крикнула Леа вдогонку отцу, уже снимая трубку телефона. – Алло!

– Алло. Привет! – услышала девушка знакомый голос Виржинии.

– Привет, что делаешь? – спросила Леа.

– Да так, с матерью опять поругалась. Можно я приеду? – с грустью в голосе ответила Виржи.

– Да, конечно, буду ждать, – ответила девушка и положила трубку.

 

* * *

Через полчаса Виржи уже стояла на пороге.

– Привет, – проговорила Леа, обнимая подругу. – Ну, что там у вас опять?

– А-а, забудь… после развода с отцом мать сама не своя, все время злая! Ну, давай не будем об этом, я кое-что принесла, – проговорила Виржиния, вытаскивая из большой клетчатой сумки бутылку вина. – Красное полусладкое вино, как ты любишь!!!

– Ах ты, гадкая, – со сверкающими глазами произнесла девушка.

Они разлили вино по бокалам и устроились на удобном диване у телевизора.

– За что выпьем? – спросила Леа, поднимая бокал с красной жидкостью верх.

– Как – за что? За твой приезд и за свадьбу, конечно!!!

Бокалы соприкоснулись в ударе, распространив веселый звон. Девушки засмеялись и отпили по глотку приятно обжигающей горло жидкости.

– Вот бы мне найти замечательного парня и выйти за него замуж, – с грустью произнесла Виржиния.

– О-о, – начала дразнить ее Леа, – это говорит старушка Виржи, ей уже полтинник, и она до сих пор одна.

– Прекрати, – ткнув подругу локтем в бок, произнесла Виржи. – Я ведь серьезно, в этой дыре нет ни одного нормального парня. Который подошел бы и сказал…

– Детка, у меня есть отличный диван в гараже, – перебила ее Леа и громко засмеялась.

Виржиния посмотрела на девушку обиженными глазами, а затем произнесла:

– Ну, или хотя бы так!!!

После чего они снова залились смехом и еще долго подшучивали друг над другом.

На протяжении часов трех они сидели, попивая вино, и вспоминали старые истории, которые происходили с ними, когда они были еще маленькими. Несмотря на веселую обстановку, в голове Леа звучали ужасающие звуки, издаваемые тем кроликом в лесу, отчего она чувствовала, как волосы на руках медленно поднимаются дыбом. Еще через полчаса ее подруга стала собираться домой, и ей стало совсем страшно остаться одной в ожидании, когда вернется отец.

– Слушай, я, наверное, домой поеду… Времени уже много, – сказала Виржи, – и мать орать будет.

– Куда ты поедешь, в таком-то состоянии?! – удивилась Леа и продолжила: – Оставайся у меня, телик посмотрим, – договорила девушка и сделала громче звук. – О, наши местные новости. Виржиния, ты слышишь?

– Кажется, я засыпаю, – еле слышно и в полудреме проговорила та.

«Сегодня ночью, – доносилось из телевизора, – на небольшой ферме… Неизвестное животное снова утащило пару баранов… И быстро скрылось в лесу…»

– У вас что тут, парнокопытных воруют? – спросила Леа, расталкивая спящую подругу.

– Я тебя умоляю, подруга, их всегда крали. Либо дикие звери, либо сами люди воруют друг у друга. А потом панику нагоняют. Просто, сейчас это происходит чаще, осень скоро, – переворачиваясь на другой бок, вялым голосом проговорила Виржиния.

– Я пойду, постелю тебе, – задумавшись, произнесла Леа и, выключив телевизор, встала с дивана.

 

Глава 4

Маленький, белоснежный кролик быстро пронесся мимо ног Леа. Пробежав несколько метров, он кинулся в кусты. Девушка затаила дыхание при виде тихо ползущего зверя за темной зарослью.

Пронзающий вопль страха и боли заставил проснуться. Сев на кровати, Леа провела ладонью по вспотевшему лицу, затем наклонившись над тумбочкой и, взяв телефон, набрала номер. В трубке послышались гудки. Повторив звонок еще раз, Леа услышала голос парня: «Привет, это Манфлед. Если я не отвечаю, то либо я занят, либо сплю». Затем раздался смех, и в последующие секунды – сброс звонка. Девушка вдохнула:

– Так хотелось услышать твой голос! – прошептала она.

Полежав несколько минут, Леа встала с кровати и подошла к окну. Снаружи дул ветерок, подхватывая только что упавшие листья, то кружил их, то снова ронял на землю, но, в конце концов, задувал пойманное в неподвижно стоящий лес. Девушка стояла и всматривалась в темную глубь могучего леса. Глаза почти закрывались, дрема пыталась полностью захватить сознание, отчего голова становилась все тяжелее и тяжелее. Постояв еще минут пять, она задернула занавеску. И, как только хотела отойти от окна, заметила через тюль два тускло горящих огонька, которые, подпрыгнув вверх, быстро скрылись в лесной темноте. Отбежав от окна, Леа прыгнула в кровать и накрылась одеялом с головой. Через несколько минут она уже крепко спала.

 

* * *

Пятница

С утра начался сильный дождь и слегка похолодало. Капли, в виде тоненьких длинных гусениц, медленно сползали по стеклянному полотну оконной рамы; затем, достигая откоса, капали вниз на только что проснувшейся газон. На часах не пробило еще и шести, а Тодд уже стоял возле электрического чайника и с нетерпением ждал, когда тот закипит. Наконец его терпение было вознаграждено – автоматическая кнопка прибора отключилось, и мужчина принялся молоть себе свой любимый кофе. Обычно он никогда не вставал так рано, но, бывало, утро для него оказывалось крайне тяжелым. Помятое лицо нездорового цвета явно выражало полную усталость и разбитость, взгляд был тусклым и очень грустным, на губах кровоточили небольшие ранки.

 

* * *

Мужчина сидел и думал о чем-то, тяжело вздыхая и нервно помешивая ложкой свой кофе. Затем встал и поплелся в конец кухни; достигнув небольшой тумбочки, он открыл один из ящиков и начал пристально смотреть на его содержимое, все больше и больше погружаясь в себя. В кухню вошла Леа, отчего Тодд вздрогнул и, быстро закрыв ящик, двинулся к столу.

– Я услышала, что ты встал, – сонным голосом проговорила девушка и продолжила: – Тебе не спится?

– Да, я что-то проснулся, а потом долго заснуть не мог, – начал Тодд. – А потом, ты же знаешь нас, стариков – нам свойственны ранние пробуждения, – ответил мужчина и снова глубоко вздохнул.

– Может, ты плохо себя чувствуешь? – не отставала Леа.

– Ну, дочка, сорок пять лет – это еще не возраст. Ну, так, может немного потрясти… но я еще ого-го!!! – проговорил мужчина и, выдавив из себя улыбку, присел на стул напротив девушки.

– Мне кажется, ты плохо выглядишь! – начала затягивать разговор Леа. Девушка подошла к отцу и, подняв ладонь, дотронулась ею до лба отца. – По-моему, у тебя даже жар, – забеспокоилась она. – Тебе надо выпить что-нибудь от температуры. Где у тебя таблетки? – спросила она, пристально посмотрев на отца.

Не выдержав, мужчина нервно вскочил и оттолкнул дочь.

– Со мной все нормально, – ответил он, немного злясь, отчего голос его слегка вздрогнул. – У меня бывает небольшая вялость из-за погоды… что-то в этом роде, – говорил Тодд, поворачивая голову в сторону небольшого кухонного окна. – Но в этом нет ничего такого, ведь многие люди зависят от природы, и это нормально, – начал успокаивать себя мужчина. – Мне просто надо найти свои таблетки, я их куда-то положил и забыл. Со мной это тоже бывает, – уже улыбнувшись, проговорил Тодд.

– Что за таблетки? – явно не желая отставать, спросила девушка.

– Ты же знаешь, твоя тетя – врач. Она-то и выписала мне эти пилюли, чтобы я не хворал. Ты знаешь, я, наверное, пойду их поищу, а потом вздремну немного, – договорил мужчина и в подтверждение своих слов сладко зевнул.

– Хорошо, – успокоившись, проговорила дочь. – Может, тебе сегодня сделать выходной? Я позвоню Мег и все ей объясню.

Леа подошла вплотную к отцу и настойчиво посмотрела на него.

– Да, наверное, ты права. Да и погода ни к черту, – слегка поежившись, согласился Тодд. – Ну, так я, пожалуй, пойду к себе, – проговорил мужчина и, поцеловав девушку в лоб, вышел из кухни.

Она проводила отца взглядом, затем, взяв большую кружку, сделала себе кофе.

 

* * *

Будильник зазвенел на двенадцати часах и тут же замолчал, отключенный рукой Леа. Девушка лежала с поджатыми ногами и полностью укутанная в одеяло. Дом отца, как и большинство домов, летом не отапливался из-за жары, но иногда даже в это время года по комнатам мог гулять сквознячок. Спустя некоторое время из-под одеяла появилась нога девушки. А потом резко спряталась обратно. Вторая попытка стала удачливее из-за внезапно раздавшегося звонка, заставившего ее мигом вскочить и искать телефон, издающий знакомую мелодию. Спрыгнув с теплого места, девушка бросилась к сумке, где и находился мобильник. Освободив его от всякой ерунды, валяющейся на дне сумки, она приняла звонок.

– Алло!! – чуть ли не крича, выпалила Леа.

– Эй, тише, крошка! – приостановил девушку мужской голос. – Я так и оглохнуть могу.

– Манфлед, я так рада тебя слышать! – чуть тише проговорила она задрожавшим от волнения голосом.

– Поэтому ты даже ни разу не позвонила мне? – с укором проговорил парень.

– Ты же знаешь, – начала оправдываться девушка, – звонок очень дорогой, а я не могу просить денег у отца. И вообще, мы договорились общаться смс-сообщениями, – с твердостью в голосе ответила та и продолжала: – Кстати, я как-то звонила тебе, а ты не поднял трубку.

– А-а, ну да, в три-то часа ночи! – еле слышным голосом проговорил Манфлед. – Веселишься там без меня, наверное?

– Что ты такое говоришь? – обижено проговорила девушка. – Ты же знаешь: кроме тебя мне никто не нужен. Мне снился плохой сон, – совсем уныло произнесла Леа.

– Детка, извини, я не хотел тебя обидеть. Я просто скучаю, – начал успокаивать ее парень. – Когда ты приедешь? – спросил он.

– Через неделю, – повеселев, ответила Леа и присела на кресло.

– Девичник планируешь? – ехидно поинтересовался парень и затих в ожидании ответа.

– Я вообще не очень хочу, но тут Виржиния… – начала Леа и продолжила: – Помнишь Виржинию?

– Эта та, которая так чудно одевается? – засмеялся парень.

– Прекрати, Манфлед. Ну, так вот, она хочет устроить для меня девичник. Но, если ты не хочешь, я не пойду, – с уверенностью проговорила Леа. – Ты только скажи, и я все отменю.

– Нет, что ты! Конечно, нужно идти. А то неудобно получится, я-то ведь мальчишник уже запланировал.

– Ну, конечно, как же без него! – заранее начала ревновать Леа.

– Прекрати, девчонок не будет, я тебе обещаю, – твердо ответил парень, уже привыкший к ревности своей подруги.

– Обещаешь?

– Леа, что за детский сад! Но, если тебе будет легче – обещаю! Тебе легче? – с укором спросил парень.

– Легче, – коротко ответила та и, чтобы не поссориться, добавила: – Я тебя люблю.

– Я тебя тоже, – тихо проговорил парень и добавил: – Ладно, мне надо идти, я тебе позвоню.

– Подожди, – Леа хотела сказать что-то еще и не успела – в трубке послышались короткие гудки, затем телефон отключился.

 

* * *

В течение нескольких часов девушка провозилась со своим чемоданом, наконец-таки надумав его полностью разобрать. Хотя, если бы не сегодняшняя вечеринка, он бы так и стоял до самого отъезда. Вывернув все содержимое, она начала перекладывать вещи в поисках наряда. Леа примеряла на себя футболки, джинсы и какие-то абсолютно некрасивые юбки. Безнадежно вздыхая, девушка отшвыривала их в общую, скопившуюся на полу кучу. Полностью потеряв настроение, она рухнула на кровать и уставилась в потолок, затем перевернулась на живот и сняла трубку стоящего рядом телефона. Набрав тоненькими пальчиками номер, она прислонила трубку к уху и перевернулась на спину.

– Привет, – проговорила она тихим голосом, – у меня небольшая проблема…

 

* * *

В пять часов Леа спустилась вниз что-нибудь перекусить. Подойдя к холодильнику и не обнаружив ничего в готовом виде, девушка поморщилась и проговорила:

– Ненавижу готовить! Хотя, котлеты я могла бы пожарить, – добавила она и полезла в морозилку в поисках каких-нибудь полуфабрикатов.

Осматривая контейнер за контейнером и морщась, девушка удивлялась все больше. В одном из них она обнаружила замороженное мясо, в другом – печень и почки, в последнем еще что-то, сочащееся кровью.

«Неужели папа все это готовит? – подумала она. – Ведь все равно в основном питается в кафе…»

– Ладно, обойдусь бутербродами, – решительно проговорила девушка и, наделав себе сандвичей, отправилась в свою комнату.

 

* * *

Горячая вода приятно грела тело, а воздушная белая пена сползала по обнаженной коленке Леа. Девушка то и дело подхватывала ее и снова переносила небольшие пузырьки себе на тело, продолжая нежиться в ванне. Глаза медленно закрывались, и идти куда-то хотелось все меньше. Время добежало до девяти часов. Она зевнула напоследок и вылезла из ванны. Завернувшись в полотенце, девушка вытерла ладонью вспотевшее зеркало и посмотрела на себя. За стеной послышался хриплый кашель отца. «Ну, вот, – подумала она, – не хватало, чтобы заболел еще».

Встав на носочки, Леа потянулась за аптечкой и начала внимательно рыться в ней. Перекладывая таблетки, она откладывала их в сторону. Наконец-таки осмотрев все содержимое, он призадумалась, и тут в ее памяти возник пузырек, который недавно закатился под ванну. Поправив полотенце на груди, Леа опустилась на колени и начала водить под ванной рукой. Нащупав необходимый предмет, она вытащила небольшой пузырек оранжевого цвета. Встряхнув таблетки, которые находились внутри, девушка прочитала название. На уже поблекшей этикетке, заляпанной чем-то жирным, было написано «Нитрозепам».

– Узнаю тетин почерк, – проговорила она и продолжила: – должно быть, именно их и искал отец.

Переодевшись в чистую одежду, девушка отправилась к отцу. Подойдя к двери комнаты, Леа, стараясь не шуметь, открыла дверь и шагнула внутрь. Отец лежал на боку и чуть слышно сопел. Подойдя ближе, она наклонилась над кроватью и поцеловала мужчину. Затем, вытащив из кармана таблетки, девушка положила их на тумбочку возле кровати и так же тихо покинула комнату.

В дверь постучали. Леа, быстро спустившись по лестнице, подбежала к двери и открыла ее. На пороге стояла вся сверкающая Виржиния и держала небольшой пакет яркого, в ее стиле, цвета.

– Угадай, что я тебе принесла? – громко сказала девушка.

– Тише, – притормозила ее Леа, поднося указательный палец к губам, – отец спит.

 

* * *

– Никогда не думала, что буду просить у тебя вещи! – с удивлением произнесла девушка, смотря на свое отражение в зеркало.

На ее слегка загорелом теле было надето короткое платье, едва прикрывающее ягодицы, черно белого цвета с непонятным рисунком и небольшими воланами на плечах. В зону декольте спускался серебряный кулон дяди Орвила.

– Ну, что, Виржи, раз я уже согласилась на это, – произнесла Леа, – посоветуй – что мне надеть на ноги?

– Об этом я тоже подумала, – ответила подруга, держа в руках черные лакированные туфли с небольшими бантами на отрезанных носках.

 

* * *

Взяв небольшой листок бумаги, Леа написала записку отцу и с помощью магнита прикрепила ее к холодильнику.

– Ну, давай же быстрей! – с нетерпением в ожидании грядущего вечера, проговорила Виржиния. – Пошли давай, девчонки уже ждут.

– Все, идем, – торопясь и закрывая за собой входную дверь, тихо прошептала Леа.

В записке было коротко написано: «Ушла с Виржинией, вернусь не скоро». После ухода дочери, словно почувствовав что-то, Тодд проснулся, открыв свои покрасневшие от усталости глаза.

 

* * *

На улице уже стемнело, когда Леа и Виржиния доехали до центра города. Расплатившись с таксистом, они вышли на небольшой, практически безлюдной улице Бэрден. Девушка, слегка поежившись, решила поинтересоваться:

– Ты уверена, что нам сюда? – тихо проговорила Леа, оборачиваясь по сторонам. – Что-то я не вижу здесь клуба…

– Нам надо пройти по вон той улочке, – с горящими глазами ответила Виржиния и показала в сторону полутемной улицы.

– Что-то мне это не нравится, – начала переживать Леа, – может, в другой клуб пойдем?

– С ума сошла, девчонки уже внутри! – с непониманием высказалась Виржиния и в упор посмотрела на подругу.

– Ну, ладно-о, – протянула Леа, почувствовав, как решительная подруга сдавила ее руку своей.

Виржиния, схватив Леа под руку, направилась вперед по улице. Перейдя на другую сторону девушки, завернули за угол и, пройдя еще пару метров, наконец достигли входа в клуб. Небольшая тускло горящая вывеска, висящая над некрасивой металлической дверью, гласила: «Клуб Тасующее диско». Недолго думая, Виржиния толкнула дверь вперед и поманила за собой подругу, которая стояла и тупо читала название клуба. За дверью находилась узкая крутая лестница, ведущая вниз. Глубоко вздохнув, Леа прошептала:

– Название очень внушает! Ты никогда не говорила мне об этом месте.

– По-моему, слишком много вопросов, – ответила Виржи, явно начиная злиться на подругу, которая все больше начала выводить ее из себя. – Успокойся, все нормально и клуб отличный. Я знаю, что говорю, – повысив тон и пристально посмотрев на подругу, проговорила она, – пошли!

С каждой ступенькой начинала слышаться музыка, которая становилась все громче и громче по мере спуска. Наконец-таки спустившись, Леа выдохнула, увидев, что это абсолютно обычный клуб, несмотря на его чересчур длинную и довольно крутую лестницу. В танцевальном зале играла довольно популярная музыка, которая иногда сменялась устаревшими мелодиями.

Почти все пространство было заполнено танцующими людьми: здесь была и молодежь, и вполне взрослые мужчины и женщины. Многие танцевали, кто-то выпивал и общался, а были и те, которые уже пребывали в бессознательном состоянии. К лицам, у которых поведение выходило за рамки приличного, подбегали вышибалы и, хватая под руки, выводили через черный выход. Почувствовав легкий толчок в бок, Леа вздрогнула, выходя из ступора.

– А вон и девчонки сидят!!! – громко крикнула Виржиния, отчего девушка вынуждена была прикрыть уши.

Взявшись за руки, чтобы не потеряться, они двинулись пересекать площадку, отодвигая танцующих людей. В соседнем зале музыка была тише, делая обстановку лучше для общения. Амбер и Британи сидели за одним из столов и уже потягивали разноцветные котейльчики. Заметив идущих к ним девушек, они быстро вскочили и побежали к ним навстречу. Девчонки окружили Леа и вместе начали крепко обнимать ее, затем, взяв за кисти рук, оценивающе осматривать.

– Отлично выглядишь! – наконец-таки проговорила Амбер.

– Где-то я уже видела это платье! – подхватила Британи.

– Это все она, – с улыбкой проговорила Леа, показывая на Виржинию. Та в свою очередь, отшутившись, произнесла:

– В первый раз его вижу.

Немного посмеявшись, девчонки все вместе отправились к столу, где и уселись на мягкие кожаные диванчики светло-коричневого цвета. Леа начала осматриваться по сторонам. Небольшой зал с несколькими столиками и бильярдным столом позади всего занимали все помещение. Тихо играющая музыка дополняла обстановку.

– Мне здесь нравится, – с уверенностью проговорила она.

– Я же тебе говорила, – с гордостью подхватила Виржиния и тихо шепнула: – Хочешь, чтобы было повеселей?

– Что это ты задумала? – уточнила Леа.

Виржиния, порывшись в своей маленькой черной сумочке, вытащила небольшой прозрачный пакетик и, пронеся его под столом, сунула в руку подруги. Амбер и Британии понимающе хихикнули. Опустив глаза вниз, Леа расправила пакетик и, слегка побледнев, спросила:

– Это наркотик? – тихо прошептала она, пристально посмотрев на Виржинию.

– Какой там наркотик! Так, для веселья! – проговорила Виржи, посмотрев в сторону Амбер и Британии, которые подбадривали Леа взглядом. Затем одна из них добавила:

– Давай, попробуй. Мы с Британии уже.

От удивления у девушки округлились глаза и, посмотрев на Виржинию, она проговорила, тряся пакетик с белым порошком:

– Ну, так а что же здесь?!

– Смесь из разных видов амфетамина, папаверина, кофеина и прочей ерунды, – ответила подруга.

– Короче, это экстази, – дополнила Виржинию Амбер и добавила: – Ничего страшного. У тебя ведь девичник!!!

– Да, Леа, не трусь, все так делают. Пойдем, – снова начала Виржиния и взяла ее за руку. Затем, посмотрев на остальных девчонок, проговорила: – Закажите нам по коктейлю, мы сейчас придем.

– Хорошо, – согласились те.

Снова миновав танцевальную площадку, девушки прошли в туалет. Зайдя внутрь, Виржиния затащила Леа в одну из кабинок и закрыла ее с внутренней стороны. Затем, вытащив все из той же сумки плоскую картонку, она разделила содержимое бумажки на дорожки.

– Не могу поверить, что я собираюсь это сделать! – начала сомневаться девушка.

– Не паникуй, все будет отлично! У тебя нет доллара? – спросила Виржиния.

– Кажется, есть, – ответила Леа и, достав из сумки кошелек, вытащила из него новенький доллар.

Виржиния быстрым движением подхватила его и начала сворачивать в тоненькую трубочку.

– Ну, тогда я первая! – проговорила она. Вставив скрученный доллар в нос, она наклонилась над дощечкой и начала медленно вдыхать полоску наркотика. Затем, откинув голову назад, протянула трубочку Леа.

Через несколько минут девушки вернулись за столик.

– Ну, как? – спросила Британии. – Чувствуешь что-нибудь?

– Пока только то, что мой нос сейчас отвалится, – недовольно проговорила та. Подвинув к себе коктейль ярко зеленого цвета и обхватив губами трубочку, начала медленно всасывать его в себя.

– Значит, ты выходишь замуж, Леа? – произнесла Амбер. – Это здорово!!! Тогда предлагаю тост за твое счастье.

Девушки подняли вверх свои коктейли и громко стукнули их друг об друга, так, что небольшое количество содержимого выплеснулось на стол. Компания сидела, общалась и выпивала, время от времени заливаясь смехом.

– А у нас тут парней нормальных нет, – с грустью проговорила Амбер.

– Да, – подхватила Британи.

– Ну, все, пойду я потанцую, – поняв, о чем сейчас пойдет разговор, проговорила Виржиния и встала из-за стола. – Вы тоже подтягивайтесь.

– Не, а что? – с обидой проговорила Британии. Девушка, наклонившись над столом и, поманив пальцем Леа, тихо прошептала:

– Либо пьяницы, либо извращенцы… ну, или просто уроды, – выпрямляясь и чуть повысив голос, высказалась Бритни.

– А вот и парни! – проговорила Амбер и, поправляя прическу, посмотрела в сторону вышедшей на площадку группы из пяти человек.

Впереди всех шел высокий загорелый парень. На голове его блестели аккуратно подстриженные густые черные волосы. Темные и слегка потухшие глаза смотрели вперед. Футболка коричневого цвета обтягивала его загорелое тело, обнажая красивые мощные руки. Улыбнувшись идущему навстречу парню и пожав ему руку, он бросил быстрый взгляд на Леа, и вместе с другими продвинулся в дальний конец помещения. Встретившись в тот момент взглядами, девушка в смущении отвернулась и улыбнулась Амбер, которая заметила, что Леа остановила взгляд на парне.

– О-о… – протянула Британии. – Он такой красивый.

– Кто? – осмелилась спросить Леа.

– Парень, который шел впереди, – сладким голосом произнесла Амбер.

Леа обернулась, чтобы еще раз осмотреть парней, которые окружили бильярдный стол, и проговорила:

– Так пойди и познакомься с ним!

– Ну да! – в два голоса проговорили Амбер и Британии. – Такие парни в сторону таких девушек, как мы, даже не смотрят, – продолжила, вздыхая, Амбер.

– Да ладно тебе! – протянула Леа, с жалостью посмотрев на девчонок. – Они просто не понимают, какие вы замечательные.

– Вот именно, – проговорили те, повеселев.

 

* * *

Взяв два кия и шары, ребята подошли к бильярдному столу.

– Я разобью, – крикнул парень небольшого роста.

– Ты! – подхватил другой. – Джонни, мне кажется, это задача не по тебе.

Среди парней послышался смех.

– Не нарывайся, Мартин. У меня ведь кий в руках, я и проткнуть могу, – начал злиться коротышка, – Тай, скажи ему! – произнес Джонни, обращаясь к подходящему к столу парню.

– Дай разбить парню, – жестким голосом проговорил Тай и посмотрел в сторону Мартина, – быть может, это все, что он умеет, – парень залился смехом и чокнулся со смеющимся рядом Мартином бутылкой пива. Затем, пройдя вокруг стола, парень взял кий и ударил по одному из шаров, те тут же раскатились по всему полотну. Один из шаров ударился о противоположный угол и, прокатившись вдоль борта, упал в лунку.

– Молодец, друг!!! – радостно прокричал Мартин и похлопал Тая по плечу.

– Что будем делать сегодня? – протянул подошедший к компании блондин среднего роста. – Может, девчонок поклеим? – проговорил он и повернулся в сторону стоящих столиков.

– Давай, – обнажив свои слегка темноватые и редкие зубы, протянул Джонни.

Парни снова залились смехом, поняв, что, если будет действовать Джонни, им явно ничего не светит.

– Смейтесь, смейтесь, – обижено проговорил тот и продолжил: – А вот Тай тоже никогда не клеит девчонок.

– А мне это и не нужно, – твердо проговорил парень.

– Да, – подхватил Мартин, – они сами готовы вешаться на него, только ему никто не подходит.

Джонни и блондин хихикнули.

– Ладно, парни, я просто не треплюсь о своих отношениях. Это ни к чему. Да и не особо они мне нужны. Разве что, на одну ночь.

– А ведь правда, – влился в разговор блондин, – ты все время со своей подружкой. Разве не надоело?

– У меня бывают другие девушки, – начал злиться Тай.

– Давай поспорим? – ехидно и азартно прокричал Джонни.

Тай прижал к себе кий и в упор посмотрел на парней, а затем произнес:

– Ребята, какой спор. Если я захочу, любая будет моей.

Глотнув пива, парень поставил бутылку на стол, а затем, прислонив кий к краю стола, произнес:

– Хотите спорить, давайте.

– Сейчас мы выбираем девчонку, и ты должен будешь взять у нее телефон.

– Скидываем по полтиннику, – радостно сказал Мартин, снимая свою кепку, – давайте: кто за и против.

Быстро прошмыгнув к парням, он собрал куш.

– Итак, кто же это будет, – чуть слышно говорил блондин, крутя на столе пустую бутылку из-под пива. Бутылка остановилась и показала в противоположную сторону.

– Пусть та, что встает из-за столика. Блондинка в черно-белом платье.

Тай посмотрел в сторону удаляющейся девушки и, слегка улыбнувшись, скривил губы в усмешке.

– Может, измените свой выбор? Что-то она мне никак! – произнес он.

– Что, не по вкусу? Давай, давай, – проговорил Джонни.

– Да, иди, – подхватил Мартин.

 

* * *

Почувствовав, что в голову начинает бить алкоголь, да и наркотик начинает действовать, Леа встала из-за стола и, чуть пошатнувшись, задела бокал с коктейлем.

– О, черт, вот здорово!!! – расстроено произнесла она.

– Иди в туалет и отмой. Тут мешают всякую дрянь, там и вина-то совсем не было, – уже веселая проговорила Виржиния.

Леа, продолжая пошатываться, направилась в туалет. Подойдя к умывальнику, она начала оттирать пятно. Через пару минут от него уже и следа не было. Девушка включила сушилку для рук и, поддернув платье так, что оголилась половина ягодиц, начала сушить мокрое пятно.

Что-то ударило по входной двери туалета, а затем внутрь ввалилось тело девушки. Ползя по стенке, она зашла в свободную кабинку и, не закрыв дверь, упала на четвереньки и начала извергать содержимое желудка. Почувствовав небольшую тошноту, Леа выбежала из туалета. Выйдя наружу, она отправилась по небольшому полутемному коридору к танцевальной площадке. Споткнувшись о неровный линолеум на полу, девушка упала на коленки.

– Ох, вот черт! – проговорила она с досадой.

«Надо быстрей вставать, чтобы не опозориться окончательно», – и, едва подумав об этом, девушка почувствовала, как чьи-то руки помогают ей встать. Подняв голову, она увидела улыбающегося парня. Смутившись, Леа отвернулась и тихо проговорила:

– Спасибо, я бы и сама справилась! – тихо произнесла она, опуская задернувшееся платье.

– В таком-то состоянии! – произнес парень и снова улыбнулся.

– Подумаешь, чуть перебрала… с кем не бывает, – начала оправдываться Леа, пряча выскочившую из-под платья бретельку.

Он с удивлением смотрел на девушку, осматривая ее с ног до головы. Леа решила обойти парня, но тот преградил дорогу. Девушка пристально посмотрела на него, не понимая: зачем он это делает. Затем, осмелев, твердо произнесла:

– Может, дашь пройти?

– Подожди не злись! – проговорил тот и, взяв девушку за руку, отвел к стенке, чтобы не мешать движению людей. – Я никогда тебя здесь не видел! – облокотившись о стену локтем и закрыв ладонью лоб, проговорил Тай.

– А я здесь никогда и не была! – дерзко ответила Леа, поняв, что ее попросту клеят.

Парень усмехнулся и продолжил смотреть на нее. Девушка стояла и явно нервничала, наркотик и алкоголь все больше захватывали ее сознание. Подняв глаза, она посмотрела в блестящие карие глаза парня. Взгляд скользнул на чуть пухлые губы Тая, которые расплывались в лукавой улыбке. Девушка, не владея своими движениями, прикусила нижнюю губу. «Боже, что со мной, это все Виржиния со своим наркотиком!» – мелькнула мысль в голове Леа. Затем сознание начало проясняться, и девушка попыталась оттолкнуть прилипшего парня. Поняв, что это бесполезно, она отпрянула назад и, скрестив руки на груди, нервно произнесла:

– Отойди?!

Тай снова улыбнулся и, взяв ее за кисть правой руки, приблизился еще и проговорил:

– Может, погуляем завтра? Я мог бы позвонить тебе!

Взгляд Леа снова скользнул на соблазнительные губы парня, затем она опустила глаза и слегка потрепала свои волосы. Тай попытался встать вплотную, отчего у девушки бешено заколотилось сердце. Выждав момент, она неловко двинула парню ногой, слегка задев его промежность. Оттолкнув его что было сил, Леа бросилась в толпу танцующих ребят. Рассмеявшись, Тай выпрямился и с проигрышем пошел обратно.

 

* * *

Пройдя мимо столиков и сидящих за ними девушек, Тай быстро охватил компанию взглядом. Он надеялся еще раз посмотреть на не поддавшуюся его чарам девушку. Леа с недовольством одарила парня недоброжелательным взглядом и быстро отвернулась к подругам. Он медленно прошелся по помещению и, подойдя к друзьям, вытащил пятидесятидолларовую бумажку, затем опустил ее в бейсболку блондина.

– Да ладно!!! – засмеялся тот. – Неужели отказала?

Тай, взяв бутылку с пивом и, отпив несколько глотков, произнес:

– Отказала.

Блондин радостно высыпал содержимое шапки и начал раздавать победителям, когда его друг снова глотнув пиво, бросил быстрый взгляд в сторону Леа и, улыбнувшись, взял свой кий.

 

* * *

Амбер совсем развезло, отчего она сидела и непрерывно ерзала на диване, мотая головой. Виржиния, допив свой коктейль и икнув, проговорила:

– Все идем танцевать!!!

Через пару минут девушки уже веселились на танцевальном поле. Музыка полностью овладела сознанием Леа. В толпе танцующей молодежи она мельком улавливала образ того парня, он то исчезал, то вновь появлялся в ее поле зрения. Ощущение было такое, будто он кружит вокруг толпы и наблюдает за ней. Непонятное чувство волнения стало волновать душу, казалось, что нос чует его запах, а тело дрожит, словно от легкого страха. Когда, наконец, включили медленную мелодию, Леа почувствовала некое облегчение, захотелось покинуть это место. Уйти одной и оставить здесь подруг было бы некрасиво с ее стороны. Виржинию продолжало «колбасить» и отпустило только, когда к ней подошел парень, чтобы пригласить на танец. Леа руками показала, что отойдет, но Виржи уже ничего не видела.

– Можно воды? – громко, чтобы перекричать музыку, попросила она и уселась на высокий круглый стульчик.

– Сейчас, – отозвался бармен.

Через несколько минут принесли воду. Отпив пару глотков, Леа поставила стакан на стойку и опустила голову вниз. К стойке подошло еще пару посетителей и что-то заказали. Потом подошел еще кто-то и, заказав пиво, сел рядом. Девушка, не поднимая головы, продолжала сидеть и смотреть в пол.

– Плохо? – услышала она голос. И, набравшись сил, оторвала голову от стола. Возле нее сидел тот самый парень и потягивал пиво.

– Опять ты? – тихо проговорила девушка.

– Ты извини. Я действительно тебя клеил, – начал парень.

– Я подумаю, – слабо улыбнувшись, проговорила Леа.

– Подумай, – улыбнувшись, повторил Тай и бросил на нее весьма откровенный взгляд. Девушка, почувствовав неловкость, опустила глаза вниз.

Тай, не зная, как подобрать слова, чтобы затянуть разговор, продолжал пить пиво и бросать на девушку короткие взгляды. Осматривая, его взгляд скользил, начиная от голых, чуть загорелых ног до груди, в ложбинке которой уютно покоился кулон.

– Это собака? – решился спросить парень.

– Скорее, волк! – ответила Леа, взяв в руки кулон.

– Любишь волков? – снова спросил Тай, чтобы поддержать разговор.

Девушка расплылась в улыбке, понимая, насколько дурацкий разговор они ведут. Она глотнула еще глоток воды и ничего не ответила. Неожиданно ее взгляд упал на знакомого ей парня. Это был Ирвинг, тот самый, которого она видела у отца в кафе. Парень подошел к стойке и заказал стакан виски, затем, заметив Тая, поздоровался с ним и что-то шепнул. Обменявшись парой слов, Ирвинг бросил взгляд на Леа и, опустошая стакан с вискарем, произнес:

– Знакомое лицо, – затем скривившись в улыбке и похлопав Тая по плечу, удалился.

– Вы знакомы? – произнес парень.

– Нет, – коротко ответила девушка.

Музыка сменялась то одной мелодией, то другой. После небольшого круга песен, ди-джей снова объявил медленную композицию. Тишину прервал Тай:

– Может, потанцуем? – решительно проговорил он.

– Почему… – не успела она договорить, как к Таю подбежала девушка.

– Привет, дорогой, – начала она и обвила парня руками. – Мне брат сказал, что ты тут сидишь.

Леа различила черты задиры из кафе отца; она была в таком же одеянии, только другого цвета и с иными узорами. Алиша встряхнула рыжими волосами, от которых повеяло фруктовыми духами, что заставило Леа чихнуть и привлечь к себе внимание. Девушка обернулась и увидела объект своей недавней ненависти.

– А ты что здесь делаешь? – грубо произнесла она, обращаясь к Леа.

– То же, что и все делают в клубах! – без капли злобы ответила та.

– Что это, серебро? – кинув взгляд на кулон, дерзнула Алиша. – Такие уже давно не носят.

Чтобы не дай Бог не развился скандал, парень обхватил Алишу за талию и начал медленно толкать ее на танцпол.

– Явно нездоровая, – произнесла Леа, когда пара удалилась с поля зрения. Вздрогнув, девушка почувствовала на своем плече руку. Обернувшись, она увидела валившихся от усталости подруг.

 

– Леа, – вяло произнесла Виржиния, – поехали домой.

– Отличная идея, – поддержала ее девушка, – я вызову такси.

 

* * *

На часах было уже три часа, когда они вышли из клуба. На улице дул холодноватый ветер, время от времени задувая под коротенькое платье Леа, отчего девушке приходилось его придерживать. Виржиния вытащила пачку сигарет и, прикурив одну из них, глубоко затянулась.

– Хочешь? – спросила девушка Леа, показывая на сигарету.

– Нет, – ответила та, ежась от ночной прохлады.

На выход начали подтягиваться люди: кто домой, кто просто покурить, а кому-то и вовсе – помогали уйти. Леа стояла и осматривала вьющихся вокруг людей, голова, казалось, перестала соображать от усталости, все было как в тумане. Прикрыв на мгновение глаза, девушка подумала о том, как она попадет домой и крепко уснет. Сладко зевнув, она открыла глаза, услышав рядом с собой посторонний голос.

– Огонька не найдется? – спросил Тай, подойдя к девушкам.

– Держи, – ответила Виржиния, протягивая ему зажигалку.

Парень, затянувшись и выпустив сигаретный дым, кинул быстрый взгляд на Леа. Затем, постояв пару секунд, отправился вглубь темной улицы. Глубоко вдохнув ночной воздух, Леа поежилась и, вытащив телефон, посмотрела на время. Минут через десять к клубу подъехала машина и остановилась неподалеку. Громко стукнув по мусорному контейнеру, из здания вышел Ирвинг, а за ним и Алиша. Парень подошел к машине и, так же сильно хлопнув дверью, уселся внутрь.

– Алиша, давай быстрей, – поторопил он сестру, которая быстрым взглядом пыталась найти кого-то.

Обернувшись в очередной раз, девушка зафиксировала взгляд на удаляющемся объекте, затем присоединилась к брату. Заведя машину, они начали медленно удаляться. Достигнув конца переулка, автомобиль снова остановился. Докурив сигарету и выбросив бычок в рядом стоящий мусорный бак, Тай залез в салон, после чего машина снова продолжила движение.

 

* * *

– Ну, наконец-таки, – покричала Амбер и бросилась к подъехавшему такси. Девушки двинулись за ней. Леа, усевшись на переднее сидение, прислонила голову к окну и закрыла глаза.

– Эй, а меня возьмете? – услышали они за спиной.

Полупьяный парень, которого звали Джек, пытался залезть на заднее сидение машины, вцепившись в дверь. Таксист, посмотрев на парня, грубо выдавил:

– Больше четырех нельзя, – и, попросив Амбер закрыть дверь, тронулся.

Парень, разозлившись, размахнулся ногой в надежде попасть по багажнику, но, не рассчитав сил, упал на асфальт. Услышав позади себя смех стоящей толпы, он поднялся и, отряхнувшись, поплелся пешком.

 

* * *

Поняв, что засыпает, Леа открыла глаза и посмотрела назад, где сидели ее подруги – те болтали о прошедшем вечере. Затем, откинувшись на сидение, она перевела взгляд в окно, пытаясь улавливать дорогу. Через пару километров на обочине показалась та самая машина, в которую села Алиша. Транспорт стоял неподвижно и не создавал впечатления, что там кто-то есть. Таксист, проехав мимо, тихо пробубнил:

– Наверное, сломались и бросили ее, – проговорил он, видя, как Леа провожает машину взглядом. Затем, вдавив педаль газа, ускорил движение.

 

* * *

Стало холодать, что заставляло людей, стоящих на улице, ежиться и стремиться как можно быстрее покинуть место веселья. На небе начали медленно собираться тучки, закрывая усыпанный звездами небосвод. Через несколько минут большие крупные капли быстро застучали по асфальту. Толпа, стоящая возле клуба, становилась все меньше и меньше. Маленький паренек с лохматой прической и неважным видом нервно потягивал сигаретку, постоянно косясь в сторону соседней улицы.

– Что дергаешься, Пат, – грубым голосом спросил его подходящий друг.

– Да Джек опять, тварь, без меня смылся!!! – злобно ответил тот, кинув окурок на землю и придавив его правой ногой.

– Он это любит, напиться и свалить по-тихому. Да и ладно, черт с ним! Поехали, наше такси прибыло.

Засунув руки в карманы, оба парня поежились и поплелись к машине.

 

* * *

Небо становилось все темнее и темнее, сквозь дряблые прерывистые облака сверкали блестящие звезды, бледным светом озаряя асфальтовую дорогу. Легкий ветерок обдувал верхушки стоящих вдоль проезжей части могучих деревьев, затем со свистом спускался к земле, задувая под рубашку человеку, медленно идущему по обочине. Спотыкаясь о каждый лежачий камень, Джек, пошатываясь из стороны в сторону, плелся домой.

Темная проезжая часть загородной зоны уходила все дальше и дальше, вплоть до следующего населенного пункта, уводя за собой парня. Мимо изредка проносились машины; подавая звуковой сигнал, они притормаживали и из них кричали вслед парню многочисленные оскорбления, когда тот вылезал на проезжую часть, мешая транспортным средствам двигаться.

Глаза путника слипались, отчего приходилось их постоянно тереть, ноги заплетались друг об друга, казалось, что дороге не будет конца. Сонный и усталый, Джек споткнулся об очередной камень и, обессилено упав на дорогу, медленно отполз к обочине. Применив усилие, парень попытался встать. Помогая себе руками, упираясь в грязный песок, он быстрым движением поднял свое тело в вертикальное положение, затем, посмотрев на небо, проговорил:

– Надо срезать или уже здесь ночевать, – произнес он.

Выпрямив спину, Джек начал искать путь, чтобы напрямик выйти к поселку. Пройдя еще несколько метров, парень свернул с обочины и устремился к узенькой тропинке, ведущий в лес. Тропа была очень узкая, приходилось постоянно уклоняться от веток стоящих рядом деревьев. Дорога уводила его все глубже и глубже, до тех пор, пока Джек не заблудился. Поняв, что выбрал неправильную дорогу, парень обернулся и посмотрел назад. Грозно смыкающаяся листва могучих деревьев будто смеялась над ним.

Тихо, но с другой стороны резко, листья кустарников зловеще шелестели, что ужасно отдавалась в и без того больной голове парня. Ветер, который полчаса назад был тихим и спокойным, начал усиливаться и подталкивать Джека вперед, будто хотел его предупредить о чем-то. Начало одолевать неприятное волнение, медленно сменяющееся тупым страхом. Все больше и больше хотелось спать, усталость полностью охватила все тело. Голова уже не могла вспомнить, откуда он пришел, и в какую сторону надо идти. Остановившись возле поваленного дерева и опустившись возле него, парень решил отдохнуть. Закрыв глаза, он откинулся назад. В голове все кружилось, отчего к горлу начала медленно подкрадываться тошнота. Разум начал уходить, постепенно уводя Джека в забытье, как послышался тихий шорох. Проигнорировав звук, парень все глубже и глубже проваливался в сон. Шорох раздался громче, заставив его открыть глаза и пробубнить:

– Что… что это?

Джек почувствовал чье-то присутствие, будто что-то наблюдало за ним из густых зарослей леса.

– Эй, есть здесь кто? – снова ощутив волнение, спросил он.

Шорох становился все громче и громче, переходя в крадущийся звук, медленно приближающийся к парню. Затем все стихло, и Джек выдохнул. Звук раздался снова, но уже – за его спиной. Набравшись смелости, он повернул голову. Сзади стоял небольшой куст, с листочками которого игрался ветер. Влекомый страхом и любопытством, парень приблизился к нему. Звук снова исчез. Закрыв глаза и почесав затылок, Джек усмехнулся и опустил голову.

Испытав леденящий страх, он заглотнул подкатившийся к горлу комок и проглотил его. Обернувшись, парень с облегчением улыбнулся и хотел что-то сказать, но не успел. Его лицо покрылось белой пеленой ужаса, глаза стали медленно наливаться кровью. Тело беспомощно билось в судорогах и болтало руками, силясь дотянуться до горла, которое цепко стиснула железная хватка.

Через пару минут тело парня уже не сопротивлялось, и ничтожная жизнь добровольно покидала его. Небо становилось необычайно черным, звезд уже не было видно совсем, и только ослепительная полная луна смотрела на него и зловеще пленяла своей красотой. Но он знал, что скоро не сможет больше увидеть все это.

 

Глава 5

Суббота.

Приятный теплый ветерок обдувал слегка растрепанные волосы Леа. Девушка сидела на подоконнике и, покачивая правой ногой, попивала минеральную воду из большого стеклянного стакана. Вчерашняя вечеринка оставила свой след в виде ужасного похмелья. Отпив еще пару глотков, она откинула голову назад и стала наслаждаться лучами жаркого летнего солнца, которые лились через открытое окно. От наслаждения безделья ее отвлек отец, который, зайдя на кухню, начал активно шарить в холодильнике, будто озверев от голода. Заметив на себе взгляд дочери, мужчина успокоился и отошел назад, затем повернулся в сторону девушки и недовольно произнес:

– Как провела вечер?

– Вроде, нормально! – протянула Леа, прислонив ладонь к голове.

– Оно и видно! Я в твоем возрасте уже не скитался по барам и не напивался до беспамятства, – с укором произнес отец.

– Да, я знаю, в это время ты уже был женат на маме и ждал моего появления. Я тебя умоляю, не начинай! К тому же, я тоже скоро выйду замуж. В конце концов, это мои последние дни на свободе, – произнесла Леа и, слезши с подоконника, пересела на стул возле кухонного стола.

Оба замолчали. Мужчина снова открыл холодильник и залез в морозилку, откуда достал большой кусок замороженного мяса. Затем он подошел к раковине и с грохотом кинул его на дно с такой силой, что Леа от неожиданности подскочила.

– Я собираюсь пожарить мяса, – начал Тодд, – составишь компанию?

– О Боже, да у меня голова раскалывается, – тихо проговорила она, – мне сейчас нужен аспирин и минералка, но уж точно не мясо.

Через некоторое время раздался звонок в дверь. Мужчина, бросив только что взятый нож на стол, быстрыми шагами отправился в коридор. Леа, проигнорировав звонок, налила себе еще воды и снова подошла к окну.

– Иди, – раздался голос отца, выглянувшего из коридора, – подружка твоя пришла.

Через мгновенье на кухне уже стояла Виржиния, веселая и без капли следа вчерашней гулянки. На ней были светлые джинсы и белая футболка с яркой красной розой посередине. На лице сияла улыбка до ушей.

– Привет!!! – проговорила она и кинулась к подруге. Как голова? – Виржиния плюхнулась на стул.

– Не спрашивай… кажется, она сейчас отвалится, – чуть приободрившись, ответила Леа.

– Кажется, я знаю, что нужно моей подружке, – все так же улыбаясь и крутя на указательном пальце ключи от машины, проговорила она.

– Может, не надо? – понимая, что может задумать ее подруга, проговорила та.

– Надо!

 

* * *

В машине играла заводная музыка довольно известной группы «Блейк ай пи-с». Виржиния и Леа сидели и хором подпевали известные им слова, смеясь и коверкая некоторые фразы песни. На улице стояла ужасная жара, лучи солнца ослепляли глаза, отчего Виржи постоянно приходилось сбрасывать скорость. Капельки пота скатывались со лба Леа и медленно катились вниз; останавливаясь чуть ниже, на декольте, оставляли небольшие мокрые пятнышки.

– О Боже, Виржиния, включи кондюк, я сейчас умру.

Сделав радио тише, подруга зажала на панели пару кнопок, отрегулировав температуру. Через две секунды волосы девушек обдувал легкий прохладный воздух.

– Голова еще болит? – спросила Виржи, посмотрев на подругу, которая наслаждалась прохладой.

– Нет, – ответила та, натянув на глаза солнечные очки и уже пританцовывая на сидении.

– Узнаю свою подругу, – радостно произнесла Виржи, начиная в такт стучать ладонями по рулю, отчего машина стала вилять по дороге. – Открой бардачок, – продолжила она.

– Зачем? – спросила Леа.

– Открывай.

Девушка, закрыв окно возле себя, потянулась и открыла небольшую дверцу, из которого вывалилась пачка сигарет и упала под ее ноги.

– Ты куришь? – проговорила она, поднимая пачку.

– Леа, ты как маленькая! Что в этом такого? Давай, прикури одну.

– Что? Нет, Виржи, с меня вчерашнего хватит.

– Тогда дай мне, – девушка вырвала пачку и быстрым движением, не отрываясь от руля, вытянула сигарету и прикурила ее.

Леа, посмотрев на нее, улыбнулась и проговорила:

– Как мало я о тебе знаю!!!

Виржиния улыбнулась в ответ и выдохнула струйку дыма. Затем улыбка сошла с лица и взор зафиксировался на удаленной мигающей точке.

– Что это там у нас? – нарушила она тишину.

Девушка прибавила газу, и машина начала быстрее преодолевать расстояние. Леа также обернулась и начала вглядываться в постепенно приближающийся огонек. По мере приближения девушки уже могли различить объект своего внимания. На проезжей части, заняв большую ее часть, развернулось несколько машин с проблесковыми маячками. Расположившись на правой полосе и частично на обочине, стояли машины оперативной службы. Виржиния начала притормаживать, чтобы рассмотреть происходящее.

– Что случилось? – тихо прошептала Леа, не отрывая взгляда от окна.

– Не знаю, надо продвинуться дальше.

Медленно поддавая газу, машина начала двигаться по дорожной полосе. За оперативными машинами стояла большая грузовая фура, следовавшая из Бостона, о чем свидетельствовали номера. Фура неуклюже стояла на дороге, задняя часть ее съезжала на обочину, в результате чего одно заднее колесо болталось в воздухе, а передняя часть вылезла на полосу встречного движения, практически перегородив дорогу. Подъехав к кузову, Виржиния остановилась и заглушила двигатель.

– Пойду, спрошу, что случилось, – сказала она и только начала вылезать, как из-за фуры вышел человек в форме полицейского и прокричал, жестикулируя руками в сторону встречного движения.

– Проезжайте, – кричал он, – нечего тут смотреть!

Девушки перестроились на полосу встречного движения и начали медленно объезжать грузовик. Одновременно Виржи и Леа выворачивали шеи, чтобы узнать: что могло произойти. Лицевая часть фуры практически отсутствовала, о ее существовании говорила лишь болтающаяся фара, едва целая. На кузове была большая вмятина, которая полностью уродовала его внешний вид, мясистая кровавая масса распласталась по лобовому стеклу, капли ее до сих пор стекали на горячий асфальт. Рядом лежали небольшие куски алого месива и нечто, похожее на ошметки мозга. Пятна крови тянулись дальше по дороге до толпы полицейских. Несколько человек столпились возле лежащего на дороге обезображенного тела, смутно напоминающего человека и более похожего на безжизненный кусок мяса. Девушки сглотнули образовавшейся в горле комок, чтобы язык не прилип к небу. Затем, выжав педаль газа до отказа, ускорили движение.

– Придурки, пьяные, – нарушила повисшую тишину Виржи. – Нажрутся, как свиньи, и болтаются потом по дороге, вот их и сбивают.

– Ты его знаешь? – осмелилась спросить Леа.

– Не разглядела, но сто пудов кто-то из вчерашнего клуба, – ответила Виржи и закурила еще одну сигарету.

– Не удивительно, что от него почти ничего не осталось.

Леа провела рукой по волосам возле лба и, оставив ее так на некоторое время, закрыла глаза. Затем, вырвав изо рта Виржинии сигарету, глубоко затянулась.

 

* * *

Бар «У Пита» был всегда полон, обычная забегаловка с невзрачной вывеской и дешевым пивом. Народ в нем был двадцать четыре часа, одни уходили, другие их замещали. Выпивка и неплохие на вкус гамбургеры манили сюда пятьдесят процентов населения.

Бар приносил жирному Питу неплохую выручку, а за нее можно было терпеть пьяных и вонючих посетителей. Кого здесь только не было: байкеры, простые работяги, студенты, дальнобойщики, даже сотрудники полиции, частенько заезжающие, чтобы перекусить, а по выходным – фанаты футбольных команд, для которых Пит устраивал показы матчей. В этот день как раз-таки была суббота, вокруг стоял шум, гам и крики уже успевших набраться фанатов, которые, не успев дождаться игры, уже ругались. От шумного гула, доносившегося, казалось, отовсюду, у Леа снова разболелась голова. Девушка сидела на длинном винтовом стуле и маленькими глотками попивала пиво. Жуткая боль пульсировала в висках, заставляя ее унывать. Медленно склонив голову над стойкой, она начала водить указательным пальцем по столу, и делала так до тех пор, пока не почувствовала легкий толчок в бок. Подняв глаза, она увидела свою подругу, которая пыталась ей что-то сказать, но не могла из-за стоящего шума. Леа спрыгнула со стула, вытащила двухдолларовую бумажку и положила ее на стойку, затем, схватив Виржи под руку, потащила наружу.

– Слушай, я больше не могу! Как ты только ходишь сюда! Мы уже четыре часа здесь торчим, – недовольно говорила девушка.

– Ладно, ладно, – начала тормозить ее подруга, жестикулируя руками. – Давай пойдем, куда ты хочешь. Только предупреждаю: не домой, иначе пойдешь пешком. А пешком до нашего спальника семь километров. Леа пристально посмотрела на подругу и, прикусив губу, начала думать. Затем, посмотрев по сторонам, произнесла:

– Может, в кино? Да, кино! Давно не была в кино, – и, не дожидаясь ответа, девушка ринулась через дорогу, минуя проезжую часть.

– Кино… – удивленно и почти крича своей подруге, произнесла Виржиния. Посмотрев вслед Леа, девушка поплелась к кинотеатру. – Может, еще в баре посидим…

 

* * *

Большое представительное здание светло-серого цвета с двумя красивыми колоннами, поддерживающими фасад кинотеатра, стояло посреди оживленной улицы Канзаса. Почти вприпрыжку, радуясь, как ребенок, Леа начала взбираться по широкой лестнице, ведущей к входу. Наконец-таки достигнув цели, она начала изучать расписание сеансов и фильмов; услышав сзади знакомый голос, девушка расплылась в улыбке. Чуть дыша от нехватки воздуха и держась за бок, ее догнала Виржиния.

– Нет, ты больная! – говорила она то запинаясь, то продолжая негодовать дальше. – Нет, скажи: твой парень что, в кино тебя не водил?

Не обращая внимания на слова Виржи, Леа восторженно произнесла:

– Один или два?

– Нет, на тебя точно дурно влияет твоя свадьба, – подняв правую бровь, отчего на лбу образовалось три мелкие морщинки, произнесла Виржиния. Леа засмеялась и начала легонько трясти подругу за плечи.

– Помнишь, когда мы были маленькими, мы любили убегать из дому и, проползая мимо кассы, проникали в зал. А потом родители нас ругали, когда узнавали, что мы были в городе.

– Да, – начала успокаиваться подруга. – Ладно, уговорила.

– Ну, так как – один или два?

– Три!

– Отлично, тогда зависаем здесь до закрытия, – улыбнулась Леа.

 

* * *

…Темные зловещие тучи нависли над городом. Под холодным, леденящим дождем бежала женщина и кричала так, что резало уши. Спотыкаясь и падая, она вновь поднималась и, вся грязная, бежала дальше. Размахивая большим, сверкающим ножом, за ней бежал весь окровавленный мужчина. Наконец-таки настигнув ее на повороте и схватив обеими руками, он вонзает оружие прямо в сердце…

Вокруг потемнело, и на экране пошли титры. Леа и Виржиния непонимающе посмотрели на экран, затем быстро переглянулись и произнесли в один голос:

– Не зря не люблю ужастики!

– Концовки у них тупые, – добавила Леа.

Титры закончились, и экран потух, навалился мрак. Девушки продолжали сидеть на местах в ожидании, пока включат электричество. Обычно свет после конца фильма включают секунд через тридцать, но сейчас это длилось гораздо дольше. В зале повисла тишина. Двадцать человек, сидящие на своих местах, не издавали ни звука.

– Что за ерунда! – начала нервничать Виржиния. – Включите освещение!!

– Извините за неполадки, свет сейчас дадут, – послышался голос администратора кинотеатра.

Через некоторое мгновение свет уже освещал все помещение. Люди начали медленно продвигаться к выходу, возле которого стояла администраторша, постоянно извиняющаяся за причиненные неудобства. Девушки продолжали оставаться на местах, чтобы не толпиться у выхода. Леа, вытащив телефон из сумки, посмотрела на время – часы показывали без двадцати двенадцать.

– У-у! – резко раздался голос позади, подкрепленный легкими толчками в спины девушек, отчего Леа и Виржиния вскочили с мест. Услышав позади заливистый смех парня, они развернулись и ударили его сумками.

– За что? – смеясь и пытаясь увернуться от следующего удара, парень перепрыгнул через ряд и занял сидения подальше. Виржиния развернулась в его сторону и крикнула:

– Придурок! – и двинулась к выходу.

– А ты мне нравишься!!! – улыбаясь ехидной улыбкой, крикнул он вслед.

На улице было уже темно – темнеть здесь начинало часов в десять, а после двенадцати народу на улице становилось все меньше. Уставшие и почти засыпающие на ходу девчонки ринулись по улице к месту стоянки машины. Проходя мимо уличного «Бистро», Леа повела носом, почувствовав соблазнительный запах ход-дога. Скорчив рожицу и заскулив, как собака, девушка произнесла:

– Давай по одному.

– Леа, нет, я так устала, – начала ныть Виржи, но, увидев жалобное лицо подруги, сдалась. – Но только по одному.

Подойдя к прилавку, Виржиния только протянула три доллара, чтобы заказать хот-доги, как толкающийся позади парень аккуратно отвел ее руку.

– Эй! – недовольно воскликнула девушка и обернулась.

Позади стоял тот самый парень из кино. Светлые, аккуратно подстриженные волосы блестели в свете уличной лампы. Красивые серые глаза и лукавая улыбка заняли внимание Виржи.

– Опять ты? Тебе не кажется, что ты наглеешь уже дважды? – проговорила она.

– Нет, не кажется, – продолжая улыбаться и рассматривая девушку, проговорил парень и продолжал: – А тебе не кажется, что ты слишком красивая, чтобы быть такой злой?

Девушка смутилась и отвернулась, скрыв едва заметный румянец.

– Могу я вас угостить? Хот-доги, да?

– Это не обязательно, – наконец-таки вмешалась Леа.

Но парень, уже не слушая, вытащил новенькую пятидесятидолларовую купюру и протянул ее продавцу.

– Два хот-дога, – проговорил он.

– Три хот-дога, – перебила его Виржиния, не отводя глаз от парня.

– Хорошо, – протянул парень и одарил девушку еще одной улыбкой.

 

* * *

Уже через пару минут троица шла по ночной улице Канзаса и мило болтала. Виржиния, откусывая большие куски хот-дога и с аппетитом пережевывая, кидала взгляды на незнакомца.

– Ты точно не будешь? – говорила она, показывая на второй хот-дог, лежащий в небольшом бумажном пакетике.

– Нет, я не люблю эту гадость.

– Почему? – решила нарушить беседу подруги с молодым человеком Леа.

– Сосиски там не из мяса, а неизвестно из чего. А я – истинный ценитель мясных блюд.

– Здоровое питание, значит? – проговорила Виржи, с интересом посмотрев на него. – Мы уже полчаса гуляем, а ты так и не представился.

– Что тебе даст мое имя? – загадочно ответил он ей, смотря прямо в глаза Виржинии.

Раздавшийся звонок телефона заставил девушку повернуться в сторону подруги.

– Это Манфлед, – проговорила Леа, снимая трубку, – я отстану. Потом догоню вас.

Парень поравнялся с Виржинией и тихонько задел ее плечом, словно дразня.

– Что ты делаешь? – тихо проговорила девушка, понимая, что обычно парни делают это специально, чтобы привлечь к себе внимание и заинтересовать.

– А тебя как зовут?

– В отличие от тебя я свое имя не скрываю, – поддразнила она парня. – Меня зовут Виржиния. Для близких людей – Виржи.

– А я могу стать близким? – неожиданно спросил он и приблизился к девушке вплотную, заставив любоваться своими красивыми глазами. Виржиния замолчала, будто завороженная, но затем, услышав сзади шаги догоняющей подруги, очнулась и произнесла:

– Может быть… Но ведь я о тебе ничего не знаю.

– А хочешь узнать? – снова начал он завораживать девушку.

– Слушай, я не люблю загадки. Не скрою, ты начинаешь мне нравиться, но ты скрытный.

– Мы можем продолжить знакомство. Хочешь? – улыбаясь, говорил он.

Приблизившись к своей машине, Виржиния окликнула подругу:

– Леа, поехали, уже поздно, – и, обернувшись к парню, проговорила: – Нет.

Уже отъезжая от тротуара и набирая скорость, Виржиния услышала в открытое окно голос парня:

– Лестр, меня зовут Лестр, – прокричал он вслед удаляющейся машине.

 

* * *

– Он тебе понравился? – чуть улыбаясь, произнесла Леа, заметив, что подруга провожает незнакомца глазами в зеркало заднего обзора.

– Не-ет… – протянула девушка, отведя взгляд от зеркала. – Какой-то он маниакальный… как маньяк!

– А, понятно, – ехидно проговорила Леа. Посмотрев, как Виржи кидает короткие взгляды на удаляющуюся фигуру парня, добавила:

– Поедешь завтра со мной – платье посмотреть?

– Угу, – кратко ответила та.

Леа поняла, что подруга ей врет, и парень ей понравился, но сейчас чего-то вразумительного от нее не услышать. Вздохнув, девушка отвернулась к окну и стала провожать быстро проносящиеся мимо окна деревья. Через час они уже были дома.

 

Глава 6

Легкий свежий ветерок проник в комнату и, тихо скользнув по помещению, обдул лицо Леа. Потянувшись и несколько раз покрутившись в теплой кровати, девушка открыла глаза. Резкий неожиданный звонок заставил ее вздрогнуть и, приподнявшись, взять трубку.

– Алло, – зевая, произнесла она.

– Привет, солнышко, – послышался в трубке знакомый голос.

– Манфлед, привет, – обрадовалась она, накручивая телефонный провод на указательный палец.

– Почему не звонишь? Совсем о женихе забыла, – жалобно произнес парень.

– Прости, милый, я только хотела позвонить, но ты сделал это первым, – начала оправдываться она.

– Платье купила?

– Да, – тихо произнесла девушка, краснея от своего вранья.

– Отлично! Значит, все идет по плану.

– Да, все так, – улыбнулась Леа.

– Ну, ладно… давай, звони! – заторопился Манфлед. – Тут отец напрягает, я пойду.

– Хорошо, передавай привет! – расстроившись, проговорила девушка. – Пока… – и положила трубку.

 

* * *

Рекс, с лоснящейся от яркого солнца шерстью, ткнулся своей большой пушистой головой в коленку Леа. Девушка, улыбнувшись, потрепала пса за ухом, затем, обойдя машину, крикнула:

– Рекс, домой! Вернусь вечером.

Вставив ключи в замок зажигания, она завела машину и быстро понеслась по улице. Болтающиеся на зеркале кубики бились о лобовое стекло, отвлекая ее внимание. Потрогав их руками, Леа засмеялась и проговорила:

– Надо сказать отцу, чтоб снял их.

 

* * *

Мчалась со скоростью 110 км/час, и через час начали виднеться верхушки кафе Тодда. Немного притормозив, девушка завернула на стоянку. Заглушив двигатель, она вышла на улицу и глубоко вдохнула свежий летний воздух. Верхушки больших сосен колыхались под действием силы ветра, заставляя их чуть клониться. Небольшой зеленый листочек, кружась и играя на ветру, упал под ноги девушке, идущей к кафе. Наслаждаясь воскресной погодой, она медленно шагала к входу. Замедлив шаг, Леа кинула взгляд на стоящую неподалеку машину. Автомобиль расположился возле небольшого хозяйственного сарайчика и блестел на солнце. Пройдя мимо, девушка удивленно произнесла:

– Ничего себе, какие к папе клиенты ходят!!!

Зайдя внутрь, девушка быстрым шагом пронеслась мимо стойки, не обращая внимания на посетителей, а затем, заметив знакомую фигуру, обернулась и поздоровалась со стоящей возле окна женщиной:

– Привет, Мег!

– Привет, – радостно отозвалась та, туша сигарету в стеклянной пепельнице.

Миновав нескольких дверей, Леа остановилась и затихла, затем, подняв руку вверх, тихо постучалась. Не дождавшись ответа, она повернула ручку и вошла внутрь. Тодд сидел возле окна и потягивал трубку, на носу его расположились очки, от стекол которых на стенку отпрыгивал солнечный зайчик. Редкие седые волосы колыхались от проникающего через настежь открытое окно ветра. Тяжело вздыхая, мужчина глубоко вдыхал ядовитый дым и, выдыхая, вздыхал снова. Почувствовав чье-то присутствие, он обернулся. На девушку посмотрело уставшее бледное лицо.

– Пап, – проговорила Леа и мгновенно подскочила к отцу. – С тобой все в порядке?

– Да, доченька, просто устал, – грустно ответил он, сжав губами трубку.

– Может, домой поедешь? Мне кажется, ты плохо выглядишь, – обеспокоено и чуть слышно прошептала дочь.

– Нет, пока не могу – я жду человека. Нам нужна новая официантка, – также прошептал он и, посмотрев на дочь и будто наконец-таки увидев ее, спросил: – А ты чего здесь?

– Я хочу в город съездить, за платьем. Дашь денег?

– Конечно, – ответил мужчина и, открыв верхний ящик стола, вытащил небольшую стопку денег. – Держи, – протягивая, произнес он, – ты должна быть самой красивой.

– Ой! Хорошо, пап! – радостно взвизгнула девушка.

В дверь постучали, и через долю секунды на пороге стояла Мег, расплывшись в улыбке.

– Тодд, пришла Габриель Мичел.

– Хорошо, пускай заходит, – чуть громче сказал мужчина.

– Ладно, я пойду, к вечеру вернусь, – прошептала девушка и, помахав рукой отцу, подошла к двери.

В кабинет прошла женщина, она робко преодолела порог и остановилась посреди помещения. На вид женщине было лет сорок пять. Слабо розовая кофта с небольшим декольте оголяла часть довольно большой груди. Широкие темно полосатые брюки обтягивали крупные ягодицы, расширяясь к щиколоткам. Женщина улыбнулась, отчего морщинки на лице стали еще более заметными.

 

* * *

Выйдя из кабинета, Леа подошла к стойке и заказала чашку крепкого кофе. Постукивая небольшим каблучком своих сиреневых туфель, девушка достала мобильный телефон и начала набирать номер. В трубке послушались длинные гудки, а затем сброс. Леа нахмурила брови и снова набрала номер, снова гудки, затем трубку сняли:

– Алло! – громко прокричала в трубку Виржиния.

– Эй, – недовольно ответила Леа и отвела трубку от уха.

– Извини, подруга! – снова прокричала Виржи.

– Ты чего такая радостная? Ну, что, поедешь со мной за платьем?

– Нет, извини, не смогу.

– Почему? – обиженно проговорила девушка.

– Помнишь того парня в кино, Лестра? Прикинь, он мне позвонил, на свидание позвал! – не скрывая радости, говорила подруга.

– Как позвонил? Ты же сказала, что не давала ему номер.

– Я и не давала! Сама удивляюсь… Сказал, что это секрет. Ты извини, дорогая, но он такой клевый!!!

– Ладно, не переживай. Я и одна съежу. Веселись!

Положив трубку, Леа допила уже остывший кофе и, поправив свою кофту в разноцветную полоску, вышла на улицу. Пройдя несколько шагов, она почувствовала чей-то взгляд, отчего по телу пробежали мурашки. Обернувшись в сторону сарайчика, она увидела стоящую возле машины и пристально смотрящую на нее девушку. Ее было трудно не узнать – короткие рыжие волосы, холодные серые глаза, внимательно следящие за каждым шагом Леа, и ехидная улыбка, обнажающая зубы. Да, это была Алиша, она стояла, опершись на капот и скрестив руки на груди, и провожала девушку немигающим взглядом. Отведя взор от Алиши, Леа перевела взгляд на машину, в которой сидел Ирвинг. Докурив сигарету, он опустил стекло и выкинул окурок на землю. Отведя глаза, девушка ускорила шаг, затем, сев в машину, развернулась и отправилась в город, оставляя на земле тоненький, едва заметный бензиновый след…

 

* * *

Включив музыку, Леа размеренно двигалась по дороге, не превышая скорости, преодолевая километр за километром. В магнитоле послышались помехи. Потянувшись к кнопкам, девушка начала настраивать радио. Щелкая указательным пальцем по кнопкам, она пыталась найти нужную волну. На каждой станции слышались помехи и продолжительные, пусть и незначительные подергивания линии. Разозлившись, Леа ударила по приемнику и выключила его.

Прямая дорога начала сменяться крутыми поворотами, затем перешла на небольшой узкий мост. Леа, задумавшись, смотрела вперед, иногда бросая короткие взгляды в зеркала заднего вида. Уже около часа на пути в город была только она и дорога. Свернув на повороте вправо, девушка скинула скорость и, открыв окно, высунула из него руку. Легкий, прохладный ветерок обдул ее челку. Проехав еще километра два, девушка, зевнув, опять взглянула в зеркало и, присмотревшись повнимательнее, увидела позади себя небольшую точку.

– Ну, вот я уже и не одна, – пробормотала она.

Машина приближалась все быстрее. Продолжая смотреть вперед, девушка периодически кидала взгляд на нее, чтобы оценить ситуацию. Через несколько минут идущая машина показалась в левом зеркале. Присмотревшись, Леа узнала автомобиль. Неожиданный холодок прошел по телу девушки. Нет, это был не испуг, но если это и в самом деле машина Алиши, то этой девчонке может прийти в голову все, что угодно, поэтому Леа насторожилась. По мере приближения автомобиля, – а двигался он на довольно уверенной скорости, девушку стало одолевать волнение, отчего сердце начало биться быстрее. И вот «БМВ» и в самом деле начала наезжать на машину Леа, подавая звуковые сигналы и почти вплотную прижавшись к багажнику.

– Боже, да что же ей надо! – нервно произнесла девушка. – Может же обогнать!

Почти прижавшись к обочине, Леа пропустила надоедающую машину, предоставляя полную свободу для обгона. «БМВ», почувствовав преимущество и поддав газу, начала медленно идти на опережение. От нехватки места на проезжей части Леа выехала двумя колесами на обочину и слегка завиляла, стараясь выровнять автомобиль. В соседней машине опустилось стекло, и оттуда выглянуло лицо Алиши, искривившееся в ехидной улыбке. Холодные серые и почти не моргающие глаза сверлили Леа. Вытащив изо рта свой малиновый Чупа-чупс, Алиша демонстративно выкинула его под колеса девушки, затем, еще раз улыбнувшись, произнесла:

– Как дела?

Леа, пытаясь въехать на дорогу полностью, начала газовать, давая понять, что, если соседи не подвинутся, столкновение неизбежно. Не дождавшись ответа, Алиша, сменив тон, злобно крикнула:

– Помнешь машину – пожалеешь!

– Что тебе надо? – начала злиться Леа.

– Хочу поиграть с тобой, – тихим и сладким голосом произнесла Алиша и, слегка подмигнув брату левым глазом, дала указание ускориться.

Наконец, перестроившись, «БМВ» вырвалась вперед Леа, давая той полностью выехать на дорогу. Девушка глубоко вздохнула в ожидании: что еще выкинет эта ненормальная. Чуть сбросив скорость, она оставила необходимую дистанцию между машинами и снова нажала на газ. Пару минут машины соблюдали расстояние, пока Ирвинг не начал резко тормозить; очевидно, это было сделано специально. Теперь Леа приходилось все время применять резкое торможение, при этом по инерции самой подаваясь вперед. «Ну, хорошо, твоя взяла», – подумала девушка и, выжав сцепление, остановилась. Через пару метров «БМВ» тоже остановилась, затем медленно начала сдавать назад, пока не сровнялась с автомобилем Леа.

– Чего остановилась? Старая рухлядь сломалась, да? – начала с сарказмом говорить Алиша, дразня девушку.

– Что, сама водить не умеешь? – решительно отрезала Леа и продолжила: – Мозгов не хватает, да?!

Не успела Алиша изобразить на лице гнев, как девушка, выжав сцепление, дала полный газ и пустилась по дороге со всей скоростью. Ирвинг, быстро сообразив, ринулся за ней.

– Думала уехать и не попрощаться? – прокричала Алиша, уже вновь поравнявшись с Леа.

Маневрируя по дороге, две машины пытались опередить друг друга, то уменьшая, то увеличивая скорость. Выжав педаль и догнав стрелку спидометра до ста десяти километров, Леа повернулась в сторону Алиши и со всех сил прокричала, уже не обращая внимания на дорогу.

– Ты ненормальная!!!

– Я знаю, для меня это не новость! – смеясь и почти вылезая из окна, кричала Алиша.

– Вернись в машину, – вмешался Ирвинг, схватив сестру за руку и волнуясь, что она вот-вот вывалится.

– Отстань, – грубо ответила она брату и резко высвободила руку.

– И чего же тебе надо? – снова повторила вопрос Леа.

– Ты мне просто не нравишься!!! – ответила та, злобно посмотрев в глаза девушке.

Загипнотизировав девушку взглядом, она полностью отвлекла ту от дороги. Ирвинг резким движением руля подрезал автомобиль Леа, внезапно повернув вправо и, скача по кочкам, быстро пустился по лесной дорожке. Девушка от неожиданности подала машину влево, развернув ее почти наполовину, и только после этого остановилась. Откинув голову назад и закрыв на секунду глаза, она сделала глубокий вдох. С момента приезда это была уже третья стычка с этой ненормальной Алишей и, похоже, это стало входить в привычку. Закралось неприятное ощущение того, что эта встреча будет не последней. Провожая машину взглядом, пока та не скрылась в лесной чаще, Леа завела двигатель, стремясь в центр города.

 

* * *

На небольшой башне, стоящей посреди живописной площади, красовались большие металлические часы, громко отстучавшие шесть часов вечера. По небу медленно ползли облака, соединяясь в одно большое полотно, отчего солнце остудило свой жар и дало волю летней вечерней прохладе. В городе было, как и в любой выходной день, много народу: кто-то гулял, кто-то бегал по магазинам, а кто-то просто отдыхал. Пройдя мимо одной из таких кафешек, Леа повела носом в сторону соблазнительно пахнущего кофе, который по глоточку отпивал какой-то жирный мужчина, после чего, вытирая испачканные губы салфеткой, причмокивал от удовольствия.

– Надо сюда зайти… но – после, – проговорила девушка, продвигаясь по площади дальше.

Одолев центр города, Леа свернула на ближайшую улицу, где, заходя во все свадебные магазины, с досадой выходила и отправлялась дальше в поисках подходящего платья. В течение долгих четырех часов она обшарила около пяти магазинов и перемерила десятки платьев. Не находя ничего подходящего, девушка продолжала поиски в следующем магазине.

Посмотрев на часы, Леа вздохнула, затем, переведя взгляд вдоль одной из улиц, приметила еще один магазин с большой красивой вывеской «То платье, которое ты искала». Узенькая дверца салона скрипнула и ударилась о подвешенную над ней подкову. Переступив порог и оказавшись внутри, девушка сразу направилась к платью, бросившемуся ей в глаза. Слегка прикоснувшись к нему и проведя по большим воздушным воланам, она расплылась в улыбке – после долгих поисков ей удалось найти именно то, что хотелось.

– Вам помочь? – послышался сзади вежливый голос. Обернувшись, Леа увидела высокую и красивую, мило улыбающуюся женщину.

– Да, – ответила та, – я хочу померить это платье, – продолжила она, указывая на понравившееся ей платье.

– Да, конечно, сейчас снимем.

Через некоторое время Леа стояла на невысоком подиуме в окружении больших зеркал, достающих до самого пола. Придерживая корсет платья, девушка недовольно смотрела в зеркала, а бегающая вокруг продавщица поправляла подол.

– Ну, вот, как только платье понравится, – расстроено проговорила Леа, – так сразу не подходит. – А поменьше размера нет? – обернувшись к женщине, спросила она.

– Вы знаете, – уверено начала та, – эти платья мы шьем на заказ. Так что, если вы подождете, мы сошьем платье точно по вам.

– У меня свадьба через три недели, – неуверенно проговорила Леа, впрочем, уже готовая ждать, лишь бы получить то, что хочет.

– Мы справимся за две. Еще неделю любоваться им будете.

– Ну и хорошо! – довольно кивнула девушка.

– Вот и отлично. Пойдемте, снимем мерки, – по-прежнему улыбаясь, проговорила женщина и поманила за собой.

 

* * *

На улице стало темнеть, и летнее тепло начало медленно сменяться вечерней прохладой. Небольшой моросящий дождик тихо прошелся по городу, освежив улицы и дома. Маленький опавший зеленый листик, гонимый ветерком, подлетел к ногам Леа, выходивший из магазина. Поежившись, девушка взглянула на часы, затем быстрым шагом пошла в ближайшее кафе.

 

* * *

Приятно обжигающий глоток черного кофе прошелся по горлу, согрев тело. Добавив в чашку еще одну ложку сахара, девушка, тихо помешивая его, ушла в себя. В голове мелькали события прошедшего: белый маленький кролик, девичник в клубе, кино и даже тот глупый парень, который пристал к ней у туалета. Слегка улыбнувшись, Леа все больше и больше уходила в себя. Просидев за чашечкой вкусного кофе и парой пончиков, девушка наконец заторопилась домой. Расплатившись за заказ, она поторопилась к выходу, как почувствовала на своем плече тяжесть руки. Обернувшись, она увидела знакомое лицо того самого невзрачного бывшего парня.

– Привет, Леа, – начал парень. – Не знал, что ты приехала!

– Привет, – коротко ответила та, давая понять, что совсем не хочет разговаривать, вдобавок почувствовав от парня выхлоп хорошей дозы алкоголя.

– А ты изменилась… но все такая же красивая!

– Ты тоже ничего, – слабо улыбнувшись, проговорила девушка. – Слушай, Руперт, мне и правда пора.

– Что, как тогда, когда бросала меня? Записку мне написала… Слышите, пацаны, – продолжил он, обращаясь к сидящей позади компании. – Что, на словах сказать не могла?!

– Слушай, Руперт, я не хотела сделать тебе больно, – чуть оправдываясь, начала защищаться она.

– Ну, конечно, не хотела! Просто сбежала в свой Бостон, как крыса, – начал свирепеть от воздействия алкоголя парень и схватил Леа за руку, больно сжав ее пальцами.

– Руперт, отпусти меня! – начала девушка.

– А то что, отцу пожалуешься?! – продолжал он наступать, поддерживаемый восклицаниями друзей.

Несколько раз попытавшись вырваться, она остановилась и, посмотрев в глаза парня, произнесла:

– Чего ты хочешь?

– Вернись ко мне, – уже еле ворочая языком от опьянения и пошатываясь, промямлил парень.

Почувствовав, как тошнота проходит по пищеводу, Леа применила еще усилие и, вырвавшись из цепких лап пьяного парня, толкнула его в грудь. Руперт, несколько попятившись от удара назад, свалился прямо на стол своих друзей, опрокинув всю выпивку. Поправив сумку на плече, девушка вышла из кафе. Затем, сев в машину, отправилась в спальник.

 

* * *

– Вот урод, – нервно проговорила Леа, протирая одной рукой лицо, а другой держась за руль.

Оставляя за собой легкий шелест шин, девушка мчалась по дороге. Открыв окно, она впустила в салон свежий вечерний воздух и глубоко вздохнула, напряжение постепенно стало проходить. Встреча с Рупертом заставила ее вспомнить долгие и нудные отношения с парнем. Скривив гримасу, Леа включила музыку и, повысив передачу, помчалась еще быстрее, преодолевая темные участки дороги. Временное табло сменилось двенадцатью ночи, заметив это, девушка пошарила в сумке и, достав телефон, набрала номер отца. В трубке послышались гудки, затем сонный голос мужчины.

– Алло, – произнес он.

– Пап, это я, – начала девушка. – Я чуть задерживаюсь, но скоро буду, не волнуйся.

Музыкальное радио начало барахлить, заполняясь кратковременными помехами.

– Что?! – взволновано, вскрикнул Тодд. – Так тебя еще нет дома?!

Девушка, не расслышав последние слова, переспросила:

– Что, пап? Что-то плохо слышно… – и тут в трубке наступила тишина. Убрав телефон от уха, Леа взглянула на дисплей: значок зарядки был практически пуст и уже начал мигать.

– Алло, Леа! – кричал отец в трубку.

– Алло, алло!!! – прокричала девушка, услышав далекий голос отца. – Наверное, связь пропала.

– Ты где? – строго проговорил отец.

– Пап, не волнуйся, буду через полчаса, – успела прокричать Леа в уже окончательно разрядившийся телефон.

Радио совсем перестало ловить, и отдельные отрывки играющей музыки сменились режущими слух помехами.

– Вот, черт! – проговорила девушка и, потянувшись, чтобы выключить радио, выронила мобильник.

Телефон, упав под ноги девушки, устроился прямо под педалью тормоза. Сгорбившись и продолжая смотреть на дорогу, Леа попыталась нашарить мобильник левой рукой. После двух неудачных попыток она отвела взгляд вниз и, увидев блестящий корпус телефона, потянулась за ним. Неудачно задев педаль тормоза и ударившись головой о руль, девушка начала вилять по дороге. Наехав на ряд неровностей, она подала вправо и, не справившись с управлением, выскочила на обочину. После неудачных попыток выжать тормоз из-за лежащего под педалью телефона Леа взвизгнула – машина, съехав правым колесом в кювет, наконец-таки остановилась. Опустив голову на руль, Леа притихла, затем, выпрямившись, обернулась назад, чтобы оценить ситуацию.

– Ну и денек сегодня!!! – подбадривая себя, произнесла она. Наклонившись, она достала телефон и кинула его в сумку. Выдохнув, Леа начала выжимать педаль газа.

– Ну, давай же, вылезай! – кричала она в ответ рычащей от натуги машине.

Нажимая то сцепление, то газ, девушка пыталась выехать из ямы. В конце концов, машина подалась вперед и резко выскочила на дорогу.

– Ура, у меня получилось, – радостно проговорила Леа, потихоньку ускоряясь. Проехав еще немного, машина заглохла.

– Что опять…

Посмотрев на панель значков, девушка увидела мигающий значок уровня бензина.

– Не может быть, я только вчера заправила! – нервно и уже злясь, говорила она, пытаясь завести двигатель, что было бесполезно.

Сильно хлопнув дверью, Леа вышла на улицу. Обойдя машину несколько раз, девушка остановилась возле бензобака. Почувствовав запах бензина, она наклонилась. На асфальте при свете фар переливалась небольшая лужица маслянистой жидкости.

– Вот овца! – вскрикнула девушка и продолжила: – Ведь это точно Алиша, я-то не могла его повредить!

Вспомнив, как Алиша стояла возле своей машины и ухмылялась ей вслед, девушка со всей силы ударила по багажнику. Вернувшись к машине, она включила аварийку и, достав телефон, попыталась набрать хоть какой-нибудь номер. Попытки были бесполезны, даже запасная зарядка села.

– Что же делать? – тихо проговорила она, облокотившись на капот и посматривая по сторонам на пустую и темную дорогу. – Вдруг кто-то проедет, – начала утешать она сама себя. Так прошло минут двадцать.

На улице стало холодать – мокрая, сырая погода, озноб прокрадывался до самых костей. Скрестив руки на груди, девушка решительно отправилась вперед, постоянно оглядываясь на оставленную на дороге машину. Становилось все холоднее, а дорога все не кончалась. За все время не прошло ни одной машины.

Пройдя около километра и изрядно устав, девушка сбавила темп и вскоре остановилась совсем. Обернувшись, Леа выдохнула от негодования: из-за какой-то ненормальной она теперь вынуждена находиться здесь, посреди леса, да еще и совсем одна! Положив руки на бедра, девушка на всякий случай отошла поближе к обочине и, почувствовав наконец, что безумно устала, присела на корточки, спрятав голову. Просидев так минут десять и осознав, что ноги уже немеют, она снова вышла на дорогу и остановилась.

Вокруг – ни единой души, и только тихий шелест листьев, колыхающихся от играющего с ними ветра. Пройдя несколько шагов, Леа снова остановилась, будто услышав новый звук, доносящийся из леса. Чуть слышное потрескивание сухих палок раздавалась со стороны правой обочины. Не обращая внимания на это и успокоив себя тем, что все это – ее воображение, Леа двинулась дальше. Но с каждым шагом девушки звук становился все громче и отчетливее, казалось, будто он идет наравне с ней, иногда опаздывая или опережая.

Поняв, что это ей вовсе не кажется, девушка остановилась; остановился и звук. Небольшое волнение, постепенно охватывающее все тело, медленно проникало в душу Леа. Преодолев страх, девушка повернулась в ту сторону, откуда шел шорох. Стараясь не смотреть на темные заросли, она кинула взгляд на траву, покрытую рано опавшими листьями, которую слабо освещал свет бледно горящей луны. Светлые места медленно начали темнеть, отображая крадущуюся тень. Побледнев и затаив дыхание, она медленно подняла уставшие глаза и стала машинально присматриваться.

Сквозь темную листву кустарника сверкали два огонька зеленовато-желтого цвета, пристально следящие за каждым движением девушки. Страх полностью одолел Леа, голова стала тяжелой, в глазах отражались два гипнотических огонька, манящих отдаться судьбе, погибнуть здесь и сейчас. Но для Леа Миллер это было невозможно, она не могла сдаться так просто, поэтому, собрав все силы, которые у нее еще оставались, девушка бросилась бежать. Оторвавшись от асфальта, к которому она, казалось, прилипла, Леа кинулась обратно – в сторону оставленной машины. Дыхание захватывало, ноги не слушались, голова, казалось, лопнет в пульсирующих висках. На мгновение девушке казалось, что это все – бред, и ей это все показалось, и там никого не было, после чего она останавливалась, валясь от усталости. И, только после того, как слышала тяжелый бег позади, она пускалась дальше, боясь обернуться и взглянуть своему страху в глаза. Увидев вдалеке родную машину, которая сверкала горящей аварийной сигнализацией, будто зовя «беги сюда!», девушка в отчаянии улыбнулась. Поняв, что силы покидают, сознание почти ничего не понимает, а бегущее за ней существо уже рядом, она сдалась, упав на мокрый асфальт. Отдышавшись за долю секунды, она нашла силы обернуться.

Большое, крупное животное с густым и довольно длинным черным мехом, напоминающее собаку, стояло над девушкой. Широкая морда практически нависала над своей жертвой, свирепые оранжевого цвета глаза пристально и ликующе смотрели на Леа. Полностью позволив страху овладеть собой, девушка замерла. Выставив вперед огромные могучие лапы, зверь рванулся для нападения и, одновременно распахнув пасть с острыми, как бритва клыками, издал свирепое рычание. Внезапно по дороге метнулся свет. Взвизгнув от неожиданности, ослепленный дальним светом приближающейся машины, зверь опустился и, попятившись назад, исчез в темной чаще. Из подъехавшего ближе автомобиля выскочила радостная Виржиния и, подбежав к испуганной до полусмерти подруге, начала ее поднимать.

– Боже, Леа, ты что здесь делаешь? – произнесла она.

Находясь в шоке, девушка молчала.

– Что случилось? – проговорил Лестр, медленно выйдя из машины.

Собравшись с мыслями и, чтобы не пугать людей – ведь все равно они ей не поверят – девушка тихо ответила:

– У меня машина сломалась, – еле скрывая напряженность, она кидала короткие взгляды в лес.

– Машина сломалась? – недоверчиво повторил парень, быстро окинув взглядом лесную чащу и пристально посмотрев в глаза испуганной девушки.

– Лестр, отстань от нее! – недовольно прикрикнула Виржиния на парня, а затем, обняв подругу, продолжила: – Пойдем, мы отвезем тебя, а машину заберем завтра.

– Да, не беспокойся, завтра мы с другом обязательно пригоним ее, – утешил девушку Лестр.

Все трое еще раз окинули взглядом эту жуткую дорогу и лес, после чего поехали в спальник.

 

Глава 7

Понедельник 8 августа.

Жидкость светло-желтого цвета, играя в стеклянном стакане под лучами солнечного света, стояла на столе. Несколько маленьких круглых таблеток преодолели всю толщу водной массы и, упав на дно, начали медленно растворяться. На растрепанной голове Тодда виднелось пару перышек, запутавшихся в прядях волос. Маленькая металлическая ложка опустилась в стакан и, помешав содержимое, заставила помутнеть образовавшийся раствор. Мужчина опустил голову на выставленную руку и тихо произнес:

– Машину ты больше не получишь!

Леа, скрестив на груди руки, глубоко вздохнула. Девушка сидела напротив и смотрела на небольшую пепельницу в центре стола, затем, встав и налив себе стакан апельсинового сока, проговорила:

– Это почему же?

– Потому что я – отец, и имею право требовать, чтобы домой ты возвращалась вовремя!!! – начал злиться Тодд. – Я не виновата, что она сломалась, – начала оправдываться девушка, прикусив от злости губу. – Ведь ничего плохого не случилось!– Да, не случилось, но ведь могло случиться! В лесу живут дикие животные! У Чарли на скот уже трижды за неделю нападали, – теряя терпения и почти крича, говорил Тодд.– Слабо сказано – животные, – вполголоса произнесла Леа и, поставив стакан на стол, собралась выйти из кухни.– И чтобы машина была дома к вечеру, – услышала она позади.В такой ярости девушка не видела отца очень давно, кроме того случая, когда дядя Орвилл оставил их. С одной стороны – она понимала его: он волнуется за дочь. Она – единственный родной человек, который у него остался и, возможно, вчера вечером она могла погибнуть от лап страшного зверя. С другой стороны – Леа считала себя довольно взрослой, чтобы самой решать свои проблемы.Приняв холодный душ, девушка приняла успокоительное и, устроившись на диване в зале, устремила взгляд на картину, висящую возле небольшого серванта. На полотне была изображена собака со свирепой пастью, полной острых зубов. Перед глазами вновь встали коварные желтые огоньки в глазах лесного зверя. Снова почувствовав тот взгляд, у Леа свело живот от воспоминаний вчерашней ночи. Рассеяться их заставил громкий хлопок двери за уходящим отцом. Приподнявшись с дивана, она схватила пульт и начала быстро щелкать по каналам, пока не нашла нужный. Поджав под себя ноги и обхватив их руками, девушка увеличила звук. Там, в студии сидела хорошо одетая девушка и вещала сегодняшние новости.– …30 июля пропала Мила Фост… на сегодняшний день о ней нет никаких известий. Официально она признана без вести пропавшей… – говорила девушка. В правом верхнем углу появилось небольшое фото пропавшей и надпись «Мила Фост, девятнадцать лет».– Наверное, загуляла где-то, – усмехнувшись, проговорила Леа. Затем, поменявшись в лице, добавила: – А что, если она, как и я, оказалась на дороге или просто в лесу, и на нее напал зверь… Нет, этого не может быть, за двадцать три года в Канзасе не было ни одного случая нападения на людей, – начала она утешать себя.Звонкая трель дверного звонка заставила очнуться от глубоких раздумий. Не торопясь, девушка прошла в коридор и открыла дверь. На пороге стояла Виржиния в красно-малиновом платье выше колен и, мило улыбнувшись, произнесла:– Привет, Леа. Выходи, мы тачку пригнали.

 

* * *

Виржи вцепившись в подругу, как собака, болтала – что-то рассказывала. Чтобы не расстраивать подругу, Леа кивала в ответ и глупо улыбалась, не понимая ни слова. Выйдя за пределы участка, девушка увидела перед собой машину отца и, улыбнувшись, толкнула подругу в бок.

– Спасибо, Виржи, ты меня так выручила! – обрадовавшись, вскрикнула Леа. – Отец пообещал меня убить, если не верну ее.

– Не меня благодари, их, – ответила Виржиния, показывая в сторону двух, стоящих возле машины, парней.

Подойдя ближе, Леа узнала в одном из них Лестра и, улыбнувшись, поблагодарила его:

– Спасибо, я твоя должница.

– Не стоит. Нам двоим это было не сложно, – произнес Лестр и, ткнув стоящего рядом парня, заставил того обернуться.

Взгляд его встретился с взглядом Леа, и от неожиданности девушка отвернулась, тут же узнав того самого парня из клуба. По телу вдруг побежали мурашки, ей даже показалось, что поднялась температура.

– Это Тай! – произнес Лестр, представляя парня.

– Да, – подхватила Виржи, – а это – Леа, моя самая лучшая подруга, – произнесла девушка, надув большой пузырь из жевательной резинки.

– Вы опоздали. Кажется, мы уже знакомы, – скрывая улыбку, произнесла Леа. – Правда, имен узнать не успели… – заметив, что Тай улыбается, проговорила девушка.

Парень, засунув руки в карманы темных джинсов, опустил голову вниз, всем своим видом показывая, что он не понимает, о чем она говорит.

– Ну, хорошо, – начала Виржи, – раз теперь мы знаем друг друга, может, погуляем вместе?..

– Отличная идея, – подхватил Лестр, обняв Виржинию за плечи и тем самым привлекая внимание Леа.

– Ну, Леа, соглашайся, мы ненадолго, – начала уговаривать Виржи, заметив, что подруга особо не жаждет общения с новыми знакомыми.

– Хорошо, – согласившись, произнесла та. – Но – ненадолго. – И девушка пристально посмотрела на подругу, которая, лукаво улыбаясь, подмигивала ей.

 

* * *

Лучи солнца освещали зеленые аллеи, заставляя каждую веточку тянуться к небу, радуя взгляд. Звонкое пение птиц, доносившееся из искусственно сделанного парка, легкий ветерок, овевающий все тело – все это радовало душу жителей Канзаса. Маленькие группки людей, парочки или даже одиночки прогуливались по зеленным дорожкам, забывая обо всех проблемах. Пара лебедей, выпущенная на воду, тихо плыла рядом и, пытаясь выловить что-то из воды, периодически пощипывали друг друга.

Громко смеясь и разговаривая, по одной из дорожек шли четыре человека; по обеим сторонам аллеи разрастался огромный кустарник. Два парня и две девушки гуляли по парку и, мило беседуя, ели мороженое. Оторвавшись от своих собеседников, Леа, подойдя к Виржинии, тихо произнесла:

– А ты молодец, не теряешься, – подмигивая, проговорила она, намекая на Лестера.

– Не понимаю – о чем ты! – начала лукавить Виржиния. – Мы просто общаемся. Поправив свои рыжие волосы, колыхающиеся на ветру, девушка скрыла появившийся легкий румянец. – Ну, а как тебе Тай?

– Не знаю, – чуть слышно проговорила Леа и, обернувшись назад, быстро отвернулась, заметив на себе взгляд парней, явно обсуждающих в этот же самый момент их двоих.

– Не знаешь?

– Да, не знаю. После встречи с Манфледом другие меня даже не интересуют, – скромно ответила девушка, а затем, остановившись и пристально посмотрев в глаза Виржи, проговорила: – И это – нормально!

– Что? Что другие не интересуют? Это понятно – ты скоро замуж выходишь. Но я тебя уверяю – если мы сегодня погуляем, это не страшно. Только не целуйся с ним, – улыбнувшись и ускорив шаг, высказалась Виржи.

– Ах, ты! – засмеялась Леа и попыталась догнать подругу, чтобы в шутку отомстить, но не успела – парни догнали их быстрее.

– Может, как-нибудь изменим свое времяпрепровождение? – произнес Тай, улыбнувшись Виржинии.

– Я не против, – проговорила Виржи и, обернувшись, показала, что ждет ответа от подруги.

Леа, сделав вид, что не расслышала, отвернулась. Ей хотелось пойти домой или просто побыть одной… да и этот друг Лестра ей совсем не понравился. Немного наглый, неуклюжий, все время что-то говорит, а, случайно встречаясь с Леа взглядом, затихает.

– Эй, – услышала девушка совсем рядом с собой и, выйдя из раздумий, увидела взгляды своих новых знакомых и подруги, ждущих согласия.

– Ну, хорошо, – вяло проговорила девушка.

– Ну, тогда пойдемте, – вскрикнули в один голос парни и побежали вперед, увлекая за собой девушек.

 

* * *

Тонкие молодые ветви маленьких деревьев постоянно пытались ударить Леа по лицу. Забывая об идущей сзади девушке, Тай с силой отодвигал лесные преграды, отчего той приходилось все время уклоняться и приходить в недовольство тем, что согласилась на все это. Взобравшись на склон, пролезши сквозь небольшую густую заросль, ребята взошли на маленькую полянку, возвышающуюся над лесным озером. Прозрачная вода отражала в себе неторопливо плывущие по небу облака и ярко светящееся солнце.

– Боже, как я люблю это место! – крикнул Лестр в сторону тихо стоящей водной глади. Расстегнув пуговицы на своей рубашке, парень быстро стянул с себя штаны и побежал в воду.

– Эй, подожди меня! – крикнула Виржиния ему вслед.

– Ребята, давайте сюда! – кричал Лестр, находясь в воде. Подойдя к берегу, Леа опустила в нее руку и, сморщившись, отошла.

– Я пас, – проговорила она.

– Брось, вода теплая, – решительно проговорил Тай и подошел ближе к девушке. – Ты какая-то странная. Зачем пошла, если не хотела?

– Я хотела, пока меня минут пятнадцать по лицу не били, – начала нервничать Леа, пристально смотря на парня.

– Что?.. – начал парень, а потом, поняв свою ошибку, проговорил: – Извини!

К Леа подбежала вся мокрая и холодная Виржи, и трясущимся голосом проговорила:

– Пошли, там так здорово!!!

– У меня есть идея, – мило улыбнувшись и посмотрев на девушек, проговорил Тай. – У нас есть одно испытание для тех, кто пришел сюда, и хочет приходить сюда.

– Да! Но чур – я первый! – выбегая из воды, прокричал Лестр, уже карабкаясь на ближайший выступ.

Преодолев препятствие, парень что-то выискал между ветвей стоящего рядом дерева и, затихнув, посмотрел на ребят. Приглядевшись, девушки узнали в предмете тарзанку.

– А…а……! – раздался звонкий крик парня, летящего над гладью озера. Затем, затихнув, Лестр упал в воду, собрав рядом с собой много пены.

– Я тоже хочу! – чуть не хлопая в ладоши, проговорила Виржиния, уже карабкаясь на холм.

Через некоторое время на холме стояли четверо ребят, двое из которых были уже мокрыми и вовсю делились своими впечатления о прыжке.

– Хочешь первая? – протягивая тарзанку Леа, проговорил Тай, улыбнувшись девушке.

Чуть прищуренные черные глаза парня заставили Леа отвернуться в смущении. «Черт, что это со мной? Веду себя, как дура…» – подумала она и повернулась обратно.

– Да, я первая, – наконец-таки собравшись с силами, оживилась девушка и, едва начала стягивать с себя кофту, поняла и покраснела: – Мне же не в чем… не в одежде же мне прыгать.

– Держи футболку, – крикнул Тай, словно прочитав ее мысли, и кинул ее девушке, оголив свой загорелый спортивный торс.

Пытаясь замаскировать брошенный на тело парня взгляд, Леа начала быстро натягивать на себя футболку. Парень, заметив это и улыбнувшись, отвел взгляд в сторону. Взяв в обе руки веревку, она замешкалась.

– А она точно прочная? – недоверчиво проговорила девушка и посмотрела на парня.

– Мой отец еще с нее прыгал! – смеясь, ответил парень.

– Твой отец… – повторила девушка за ним. – Тогда это, конечно, внушает доверие.

– Хочешь, вместе прыгнем? – предложил Тай.

– Что? – переспросила девушка. – Это как?

Парень, подойдя к девушке, обхватил деревяшку позади и тихо произнес:

– Это вот так, – и, не успев договорить, подтолкнул Леа вперед.

Уже через пару секунд они оба были в воде.

 

* * *

Маленькие тлеющие лучинки медленно поднимались вверх, затем достигнув определенной высоты, разлетались в разные стороны. Горящие пламенные языки колыхались силой теплого ветра и напоминали небольших змей, пытающихся выбраться из костра. Порция жаркого воздуха, направленного на Леа, приятно обогрела лицо девушки, оставив след чуть заметного румянца.

Засев недалеко от озера, ребята расположились на небольшой полянке, которую окружал густой лес. Приятный хруст горящих палок нарушал тишину. Проведя целый день на озере и устав до невозможности, лучшее, что может быть, это погреться возле небольшого костра и погрузиться в свои мысли. Опустив глаза вниз, Леа покручивала тоненькую травинку, время от времени бросая взгляд то на пламя, то на мило переглядывающихся ребят – Виржинию и Лестра. Вспомнив о Манфледе, девушка подумала: «Как было бы хорошо, если бы он был сейчас рядом…» Она бы непременно обняла его и крепко прижалась к его груди. Вздохнув, она вытянула вперед ноги, затекшие от сидения и, кинув в огонь травинку, перевела взгляд в лес. Заметив это, Лестр прервал тишину:

– А вы знаете, – начал он, – что в лесу живут дикие животные?

И, едва привлек внимание обоих девушек, парень подмигнул Таю и продолжил:

– По телику только и передают о нападении на скот.

– Ладно, хватит, – вмешалась Виржиния. – Подумаешь, одного барашка утащили! – громко засмеявшись, проговорила она.

– Да, – подхватил Тай. – Обитатели этого леса могут быть очень свирепыми.

– Мы сможем за себя постоять, – шутливо продолжала Виржиния. – Правда, подруга?

Опустив глаза на землю и слегка прикрыв их, Леа похолодела – снова пришел образ свирепого зверя, пытающегося убить ее. Переждав паузу, она тихо произнесла:

– Да… наверное.

– Ну, а если что, вы нас спасете, – продолжала Виржиния, поддерживая шутку.

Лестр, встав и отряхнув штаны, подсел ближе к говорливой девушке и чуть слышно произнес:

– Вы же совсем нас не знаете! – и пристально посмотрел в глаза девушке.

– В смысле? – проговорила Виржиния и бросила взгляд на Леа.

Та, в свою очередь почувствовав некоторое напряжение, осторожно посмотрела на Тая. Парень смотрел на нее. Прижав к себе девушку так, что вырваться было практически невозможно, Лестр продолжал:

– Вокруг лес, темно… Сидите с малознакомыми парнями…

– Ты это о чем? – чуть хриплым голосом, что бывало с ней, когда начинала сильно нервничать, переспросила Виржиния.

Почувствовав, как рука парня еще сильнее сжимается на ее левом плече, она снова кинула взгляд на подругу. Леа, не подавая вида и не выказывая ни капли волнения, внутри была уже сжата, словно пружина – в голове слова парня уже начали складываться в ужасные картины.

– А вдруг я и Тай – маньяки? Заманиваем сюда девушек и насилуем…

Виржинии совсем стало не смешно, отчего девушка начала бледнеть на глазах и часто дышать. Затем, попытавшись вырваться из цепких объятий парня, совсем притихла, поняв, что это невозможно.

– Нет, правда, Виржи, – не останавливаясь, говорил парень. – Еще и подругу с собой привела… Считай – подставила!!! – добавил он и кинул на Леа холодный взгляд.

– А ты, Леа, зачем пошла с нами? – подхватил Тай. И, будто гипнотизируя, начал сверлить девушку своими черными и непроницаемыми в темноте глазами. Над костром повисла полнейшая тишина, нарушаемая лишь хрустом горящих веток. Нервное напряжение обоих девушек осязаемо чувствовалось в воздухе.

– Ха-ха-ха! – чуть пугающе раздался смех Лестра, разрубивший тишину. – Вы бы видели свои лица! – произнес парень, освободив Виржинию от объятий.

– Ха-ха-ха! – подхватил и Тай.

– А ты говоришь, со зверем справишься. С собой справиться не можешь! – начал дразнить Лестр сидящую рядом девушку.

Виржиния, посмотрев на парня жалким взглядом, продолжала молчать, затем тихо произнесла:

– Придурок! – и пересела к подруге.

– Нет, Виржи, я же пошутил. Да и нет тут опасных зверей… – затем, переждав паузу, добавил: – Разве что крысы, – и снова залился смехом.

– Ха-ха-ха! Да-да, большие лесные крысы, – подхватывал Тай.

Разозлившись и обидевшись, девушки заторопились домой. Встав и обойдя костер, они направились в сторону озера.

– Эй, – продолжая смеяться, крикнул Лестр. – Вам туда, – проговорил парень, показывая в другую сторону.

Смех прервал шорох, доносящийся с противоположного края озера. Остановившись, девушки замерли. Леа охватил ужас, как в ту ночь на дороге. Переглянувшись, парни быстро встали и окликнули их.

– Надо уходить отсюда! – серьезно крикнул Тай и поманил ребят за собой.

Поравнявшись с парнями и еще оглядываясь назад, девушки поторопились туда, откуда пришли. Преодолев крутой спуск, они выбрались на дорогу и направились к машине.

– Ну, вот, теперь крысы нас не достанут, – снова начал смеяться Лестр, пока не получил в плечо от Виржинии. Тай улыбнулся ему в ответ, затем, посмотрев на Леа и ударив ладонь о ладонь, произнес:

– Ну, что, куда дальше?

– Я знаю, на колесо обозрения! – прокричал Лестр и начал кружить вокруг Виржинии, заставляя ее смеяться.

– Нет, ребята, – чуть извиняясь, проговорила Леа и, засунув руки в задние карманы джинсов, скрестила ноги. – Я – пас, веселитесь без меня.

– Почему? – произнес Тай.

Девушка стала мяться, не зная, что и ответить. Недолго думая, за нее ответила Виржиния:

– Она просто высоты боится.

– И все! – удивился Тай. – Решено, идем на колесо. Иначе мы оставим тебя здесь и домой пойдешь пешком, – произнес парень, направляясь к машине.

Девушка продолжала оставаться на месте и, провожая парня взглядом, удивлялась его наглости. Подойдя к подруге, Виржиния тихо шепнула девушке:

– Не будь врединой, прокатимся пару раз и домой. Обещаю.

Леа кинула на Виржи недовольный взгляд и поплелась к машине.

 

* * *

Толстая женщина с убранными назад волосами и излишне ярким макияжем аппетитно жевала пончик. Постукивая своим новым маникюром по деревянной стойке, она время от времени отвлекалась от еды и созывала людей за билетами на колесо. Положив пятьдесят долларов на стойку, Тай произнес:

– Четыре билета.

Увидев деньги, женщина продолжила жевать пончик, а затем с набитым ртом произнесла:

– Сдачи нет.

– Нам без сдачи, женщина! – нагловато произнес Лестр и уставился на жирную тетку, заставив ее взять деньги и выдать билеты.

– Проходите, – недовольно проговорила она.

Лестр и Виржиния пробежали первыми и не успели сесть, как небольшие навесы с сидениями тронулись и потянулись вверх. Леа с опаской проводила их, пока они не пропали из виду. Затем начала пятится назад и почти сошла с моста, как ее догнал Тай и, взяв за руку, произнес:

– Пошли, все будет нормально, – тихо произнес он и поманил Леа за собой, продолжая держать ее за руку.

Почувствовав тепло руки Тая, девушка поддалась и пошла за ним. Успев забраться на следующий навес, ребята также медленно поползли вверх. Отсев от парня, девушка начала любоваться видом сверху. Ночной Канзас в ночное время был необычным. Сверху мигали сплошные маленькие разноцветные огоньки, виднелись кроны темных деревьев, которых в парке каруселей было тоже немало. Вдохнув вечернего воздуха, девушка поправила разметавшиеся от небольшого ветра волосы. Тай, облокотившись двумя руками о перила, смотрел на нее. Она почувствовала его взгляд. Не став оборачиваться, Леа произнесла:

– Может, хватит?

– Что? – не ожидая, что она заметит, уточнил он.

Обернувшись и посмотрев на парня, девушка уверенно подтвердила:

– Сверлить во мне дыру.

Одарив ее лукавой улыбкой, парень повернул голову вбок, а затем, снова повернувшись к девушке, проговорил:

– А здесь больше не на кого смотреть. А еще – некрасиво сидеть к человеку спиной.

Почувствовав себя неловко, девушка обернулась и села напротив, чтобы полностью видеть парня. Тай снова улыбнулся.

– Ты из Канзаса? – решил он завязать разговор.

– Да, – кратко ответила девушка. – А ты?

– Не совсем. Мать и отец отсюда. Я родился в другом месте, – опустив локти на колени, отвечал парень. – Что-то я тебя раньше не видел!

– А что – должен был? – хитро произнесла девушка и, снова почувствовав пристальный взгляд, продолжила: – Меня здесь не было три года. Я училась в Бостоне.

– Бостон – это хорошо. Ну, и как – отучилась?

– Да, – тихо произнесла она и отвернулась. – А ты… что ты делаешь здесь?

– Живу, как ни странно, – улыбнувшись, ответил парень, прищурив свои карие глаза.

– Это я поняла. Но ведь тебя я тоже не видела.

Парень снова улыбнулся и, кинув на девушку взгляд, опустил глаза.

– Я здесь уже три года. Ты тогда была в Бостоне.

– Понятно, – тихо произнесла девушка.

Кабинка, достигнув самого низа, скрипнула и колесо остановилось. Встав с сидения, парень быстро выскочил наружу, чтобы протянуть девушке руку и помочь сойти ей. Леа, проигнорировав данный жест, спрыгнула сама и направилась в сторону уже заждавшихся их Виржинии и Лестра. Улыбнувшись, парень сунул руку в карман и последовал за ней.

– Ну, а теперь-то по домам? – произнесла Виржиния.

– Да, – подтвердил Лестр и добавил: – Нам с Таем тоже надо идти. Мы вас проводим.

 

* * *

Бледный свет луны едва виднелся из-за облаков. На улице было тихо, вокруг – ни души, в большинстве домов уже потушили свет, и их обитатели давно спали. Медленно двигаясь к дому, Леа молчала и время от времени поглядывала на небо, любуясь лунным отблеском.

– Почему молчишь? – произнес Тай, чувствуя напряжение девушки.

Обождав некоторое время, она, пожав плечами, ответила:

– Послушай, Тай… – начала она.

– Да, так меня зовут, – перебил ее парень, улыбаясь.

– Хорошо, Тай… Так, да? – начала прикалываться девушка, кинув взгляд на парня.

– Вполне неплохо! – чуть улыбнувшись, проговорил он.

– Я просто не знаю, о чем и говорить… Что говорить… – замешкалась Леа и, чтобы не обидеть парня, решила изменить ответ. – Просто, я не в настроении… наверное.

– Бывает… Я знаю, у тебя бензобак потек? – решил сменить тему парень.

– Что-то вроде того, – кратко ответила девушка и скрестила руки на груди.

Обогнав девушку и обернувшись, парень пошел задом, смотря ей прямо в глаза.

– Я могу починить!

– Не стоит, – отрицательно помотала головой Леа.

– Как хочешь. Ну, а если надумаешь, приходи послезавтра. Я работаю у отца, недалеко от кафешки на дороге. Как она там называется… – начал вспоминать парень.

– У Тодда.

– Ну да, точно! – подтвердил парень и остановился, подняв глаза на Леа.

– Ну, вот и пришли, – проговорила она, обернувшись к подтягивающимся сзади ребятам, и тоже остановилась. Догнав ребят, Виржиния обняла подругу и направилась к своей машине, громко произнеся:

– Ну, пока! – и кинула взгляд на Лестра.

Леа, увидев этот взгляд, улыбнулась и, опустив голову, услышала скрип входной двери своего дома. Обернувшись, она увидела бегущего к ним отца, его лицо выражало явное недовольство и даже какую-то злобу. Поравнявшись с дочерью, он грубо схватил ее за руку и произнес:

– Иди домой, сейчас же!!!

– Пап, ты чего? – с недоумением посмотрев на отца, произнесла девушка. Обернувшись в сторону Тая, она с грустью посмотрела на парня и быстро отвернулась, чтобы не сгореть от стыда, что в двадцать три года отец обращается с ней, как с маленькой.

– Пока, Леа! – услышала она за спиной, голос Тая.

Девушка обернулась и, ничего не ответив, вошла в дом. Тодд, подойдя вплотную к Таю, толкнул того в грудь так, что парень был вынужден податься назад. Продолжая идти на парня, мужчина, не останавливаясь, ругался:

– Чтоб я тебя больше здесь не видел! И дружка своего забери! – кричал он и демонстративно направлял указательный палец руки в сторону парней.

– Господи, Тодд! – чуть с отдышкой прокричала Виржиния, заметив зарождающуюся потасовку.

– И тебя чтоб здесь не было!! – продолжил мужчина, затем отвернулся и направился в дом.

Охватившее Тая недовольство заставило броситься за мужчиной. Лестр побежал за ним и, обхватив его за грудь, оттолкнул назад.

– Успокойся, Тай, это же ее отец! – успокаивал он парня.

Тай, переждав минуту, переглянулся с другом, после чего они оба, попрощавшись с Виржинией, пошли прочь.

 

Глава 8

– Исчезновение двух семиклассников повергло город в шок. Уже второе исчезновение… двенадцатилетний Том Раин не пришел после школы… его друг Мэтью Бинг… также не пришел домой… – говорила с экрана телевизора девушка в ярко-красном платье.

Отключив телевизор, Леа откинула от себя пульт и, поджав ноги, опустила голову на колени.

– Чего сидишь, ничего не делаешь? – услышала она голос отца. – Поедешь со мной, и это не просьба! – с некой грубостью говорил мужчина, натягивая на себя рубашку.

 

* * *

Чисто вымытые волосы Леа слегка завивались и блестели под ярким летним солнцем. Красная клетчатая рубашка и коротенькие джинсовые шорты облегали тело девушки, отлично сочетаясь с вязаными летними сапожками ярко-бежевого цвета. Надев через плечо небольшую сумку, она спустилась по ступенькам во двор и стала ожидать отца. Большая мохнатая голова ткнулась ей в коленку в ожидании почесывания за ухом. Девушка улыбнувшись, наклонилась над собакой и слегка потрепала загривок.

– Привет, Рекс! Хорошая собака… – говорила она, поглаживая довольного пса.

Подъехавшая к дому машина подала звуковой сигнал. Подняв глаза, Леа увидела отца, сидящего в чужой машине и настойчиво жавшего на сигнал. Кинув взгляд на старую сломанную машину, стоящую позади двора, девушка, еще раз погладив собаку, направилась к Тодду. Забравшись на сидение, девушка хлопнула дверью и демонстративно уставилась вперед, не говоря ни слова. Мужчина, сдержавшись и не промолвив ни слова по поводу хлопанья дверью, завел машину и, тронувшись с места, поехал в кафе. Девушка, всячески выражая свое недовольство в отношении отца, не понимая, за что он вчера набросился на ребят, сидела, отвернувшись, и смотрела в окно. Закинув на сидение ноги, Леа смотрела на происходящее за окнами машины, время от времени отвлекаясь на дорогу. Заметив полное безразличие дочери, мужчина сам начал разговор:

– Мне совсем не важно, где и как ты будешь делать машину. Из-за тебя мне пришлось одолжить у соседа эту.

Девушка, положив локоть на дверь, прикусила верхнюю губу, чтобы не сорваться и окончательно не рассориться с отцом.

– Ты меня слышишь? – повторил Тодд, отвлекаясь в сторону дочки.

– О Боже!!! – не меняя положения, тихо и спокойно произнесла она. – Где мой добрый и пушистый отец? – повернувшись к Тодду, продолжала она, смотря ему прямо в глаза. – Вчера ты, словно бешеный пес, набросился на людей. Что с тобой? – с непониманием закончила она и оглядела отца.

Глубоко вздохнув и несколько раз сглотнув слюну, еле пропустив ее через пересохшее от напряжения горло, мужчина произнес:

– Я не знаю, просто в который раз ты приходишь так поздно. Ничего мне не говоришь… да еще и неизвестно с кем! – снова начал злиться он.

– Мы просто погуляли и все! – начала разъяснять она.

Тодд, виновато поерзав на своем сидении и чуть скинув скорость, произнес:

– Не знаю, что на меня нашло… Мне просто не понравилось, как этот парень смотрел на тебя!

– Что? – удивленно произнесла Леа, и продолжила: – Да там же темно было, что ты видеть-то мог!

– Не знаю… – снова начал нервничать Тодд. – Он мне не понравился и все. Я не хочу, что бы ты с ним общалась!

– Я и не собиралась, мы только вчера познакомились. Но теперь мне даже интересно, почему это мне в мои двадцать три года нельзя общаться с людьми? – повысив голос, договорила девушка.

– В твоем окружении не должны быть такие типы! – чуть сдерживаясь, отвечал Тодд.

– Какие, папа? – уже не сдерживая эмоций, пыталась выяснить она.

– Хватит! – прикрикнул отец, останавливая машину. – Я запрещаю тебе общаться с ним, и с его дружком тоже. Да и подруга мне твоя никогда не нравилась! – проговорил Тодд, выходя из машины.

– Что?! – уже в вдогонку прокричала Леа.

 

* * *

Яркие лучи солнца проникли в кабинет Тодда, осветив накопившуюся на полках пыль. Войдя внутрь и громко хлопнув дверью, мужчина быстрым шагом подошел к столу и остановился. В душе нагнеталось безумное волнение, смешивающееся со страхом и злобой, заставляющее пульсировать виски в нарастающей головной боли. Вытащив из ящика небольшую пластмассовую баночку, он высыпал на ладонь три таблетки. Опустив содержимое руки в рот, мужчина запрокинул голову назад и проглотил таблетки, не запивая. Постояв с минуту, резким движением руки Тодд обрушил на стол кулак, отчего стоящая тут же подставка для ручек подпрыгнула.

 

* * *

Большая и толстая задняя часть Мег непрерывно виляла перед глазами Леа, в то время как передняя часть, что-то искала в столе. Девушка, попивая кофе и смотря на женщину, произнесла:

– Мег, ты уже полчаса там ковыряешься. Что ты ищешь?

– Сейчас, сейчас… Где-то он был… – продолжая вилять задом, приговаривала женщина, затем, радостно вскрикнув, выпрямила спину. – Вот он, новенький! – проговорила она, протягивая сверток какой-то ткани.

Взяв пакет, Леа быстро распаковала его и, развернув содержимое, выставила перед собой.

– Что это? – произнесла она.

– Фартук! – с гордостью ответила Мег.

– Это я вижу. Мне-то он зачем?

– Твой отец сегодня не в духе! – произнесла женщина, запихивая все вытащенные вещи назад. – Приказал мне поставить тебя вместо Джоан. У нее сегодня выходной.

– А что делала Джоан? – прищурив левый глаз, с опаской спросила девушка.

– Обслуживала посетителей.

– Отлично!! – с досадой произнесла Леа, прикладывая к себе фартук.

– Удачи! – произнесла Мег и скрылась на кухне.

 

* * *

На часах пробило шесть вечера, когда в кафе зашел Ирвинг. Волосы на его голове были слегка взъерошены, отчего казалось, что их не мыли дня три. Тяжелые кожаные ботинки, совсем не похожие на летние, издавали громкий стук при ходьбе. Расстегнутая до половины груди темная рубашка оголяла тощее тело. Пройдя к последнему столику, он нервно кинул на сиденье свою джинсовую куртку и сел. Через пару минут за ним вошла и Алиша. Тихими шагами, несмотря на то, что на ней были туфли на каблуках, она прошла в конец помещения. Ирвинг заметив ее, отвел взгляд в сторону.

Леа, протирая барную стойку, почувствовала негатив, скользящий между парой, и кидала на них неосторожные взгляды. Парень, неодобрительно взглянув на сестру, взял меню, затем, открыв его, тут же закрыл и швырнул в сторону девушки. В ответ Алиша скорчила презрительную гримасу и, скривив свои ярко накрашенные губы и поправив край платья, села напротив. Наклонившись над столом, парень чуть слышно произнес:

– Ты где вчера была? – со злостью смотрел он на девушку.

– Не твое дело! – также тихо, но спокойно отвечала она.

Затем, поправив свои рыжеватые волосы, открыла меню и начала делать вид, что изучает то, что уже давно знает наизусть. Затем, опустив одну руку на стол, она покосилась на парня, словно выводя его из себя. Не выдержав, Ирвинг схватил ее руку, лежащую возле него, и сжал так, что девушка вскрикнула.

– Пусти, мне больно! – говорила она сквозь зубы, пытаясь вырваться.

Парень ослабил хватку.

– Говори!!! Хочешь все испортить, соплячка?! – продолжал он, сверля ее взглядом.

– Я хотела побыть одна, – начала выкручиваться девушка и, опустив голову, еще раз попыталась вырвать руку, что было бесполезно.

Кинув на сестру еще один взгляд, он отпустил ее. Девушка, помяв замлевшее запястье, закрыла меню.

– Нас кто-нибудь здесь обслужит? – нагло кинул Ирвинг, и посмотрел в сторону бара.

Почувствовал толчок Мег, Леа поплелась к столику, занятому неприятными посетителями. Дойдя до ребят, она вытащила блокнот и приготовилась записывать заказ. Узнав девушку, парень откинулся на спинку сидения и, смеясь, произнес:

– Надо же, кого мы видим! – и подмигнул сестре.

– Что будете заказывать? – проговорила девушка, стараясь не обращать внимания.

– Бифштекс с кровью, – ехидно произнесла Алиша, наклоняясь вперед и пристально смотря девушке прямо в лицо. Почувствовав на себе неприятный назойливый взгляд, Леа подалась назад.

– Это все? – произнесла она.

– Два бифштекса! – добавил Ирвинг. Затем протянул руку и, схватив Леа за низ фартука, потянул к себе.

– Ну, как тут моя дочка работает? – послышалось сзади. Обойдя Леа, Тодд остановился рядом и проговорил: – Ну, что, осваиваешь новую профессию?

– Да, папа, – повернув голову к отцу, произнесла девушка. – Мне так нравится… особенно посетители!

Пытаясь освободиться от лапы парня, веско проговорила она.

Почувствовав нехороший взгляд Тодда, Ирвинг отпустил фартук девушки и по его телу пробежались мурашки. Убрав блокнот в карман, Леа отправилась на кухню. Тодд тоже отошел от стола, напоследок еще раз бросив неподвижный взгляд на сидящих ребят.

– Он что, ее отец?! – прошептала Алиша, провожая мужчину взглядом.

– Похоже, – ответил Ирвинг и покосился в сторону Тодда.

– Это ей все равно не поможет! – ехидно проговорила Алиша, улыбнувшись брату.

Где-то часа три парочка просидела в кафе, то молчала, то что-то громко обсуждала. Закончив поедание очередного бифштекса, они снова подозвали Леа, чтобы заказать еще. Подойдя к столу, девушка уже знала, что услышит, поэтому заранее приготовила ответ.

– Нам два бифштекса, – с довольной ухмылкой произнес Ирвинг.

– Бифштекс закончился, – серьезно произнесла Леа.

– Тащи бифштекс!!! – злобно проговорила Алиша.

– А ты не лопнешь?! – разозлившись, ответила Леа. Девушки окинули друг друга презрительным взглядом.

– Ладно, Алиша, пошли, – проговорил Ирвинг, почувствовав, что ситуация накаляется. – У меня нет денег, дай свою сумку.

Алиша, не прекращая сверлить девушку взглядом, протянула парню сумку. Ирвинг, замешкавшись с замком, наконец открыл и узрел содержимое. Изменившись в лице, он, кинув холодный и злой взгляд на сестру, заставил ее сжаться в страхе. Побледнев и оттолкнув Леа, девушка вскочила и почти бегом кинулась к выходу. Ирвинг, снова открыв сумку, нашарил кошелек и, вынув из него деньги, кинул на стол. Затем, забрав куртку, бросился за сестрой.

Пересчитав деньги, Леа отправилась к кассе, но любопытство заставило остановиться возле следующего окна. Ирвинг настиг Алишу возле дороги, начал трясти ее за плечи; та, пытаясь сопротивляться, беспомощно падала на землю. Парень снова поднимал ее, продолжал трясти и что-то непрерывно кричал. В конце концов, он ударил ее по лицу и, оттолкнув, пошел по дороге в сторону трассы. Затем, обернувшись, он крикнул что-то вроде «дура!» и пошел дальше. Алиша, держась за левую щеку, побежала за ним. Леа, проводив их взглядом, почувствовала присутствие кого-то сзади. Обернувшись, она увидела отца, который также наблюдал за происходящим.

– Заканчивай, – произнес он и направился в кабинет. – Скоро поедем.

Леа, посмотрев в его сторону, сорвала с себя фартук и бросила на стоящий за стойкой стул.

 

Глава 9

Громкий звук сварочной машины распространился по всему гаражу. Несколько крепких ребят возились возле рухляди, которая когда-то называлась машиной, быстро и ловко разбирая ее на запчасти. Мягкая намыленная тряпка скользила по капоту новенького автомобиля, заставляя его снова ярко сверкать. Пробежав по мокрому лбу Тая, большая солоноватая капля пота скатилась по подбородку и, упав на майку парня, оставила мокрый след.

Закончив работу, он прошел в туалет и, ополоснув лицо холодной водой, посмотрел на себя в зеркало. Свет, проникающий внутрь, заставлял карие глаза парня отливать желтоватым цветом. Отражение, смотрящее на него из зеркала, выражало некую теплоту и человечность. С другой стороны, оно выдавало холодность и безразличие ко всему живому, отчего сердце его начинало бешено колотиться. Опустив голову над раковиной, парень задумался.

– Эй, Тай, – услышал он голос смазливого мальчишки, который, вытянув голову вперед, уставился на него.

– Чего тебе? – слегка грубо произнес Тай.

– Тебя там спрашивают, – тем же тоном ответил мальчик и начал строить причудливые рожицы своему отражению.

Еще раз взглянув на отражение, парень вытер руки и вышел из туалета. Пройдя к выходу, он заметил девушку, стоящую к нему спиной и переминающуюся с ноги на ногу. Положив руки на талию, девушка обернулась и слабо улыбнулась парню. Чистые карие глаза были слегка прищурены, длинные черные ресницы наполовину прикрывали глаза, отчего взгляд становился загадочным и манящим, милая улыбка девушки не сходила с лица и заставляла улыбаться в ответ. Голубоватая облегающая майка обнажала часть декольте, показывая висящую на шее цепочку с маленьким серебряным волком. Через рваные на коленях джинсы виднелись загорелые колени, бросив на них взгляд, Тай, почувствовав неловкость, отвернулся, а затем, расплывшись в улыбке, тихо произнес:

– Привет! – несомненно, узнав девушку.

Внутреннее состояние Тая, вызванное непонятным волнением, начало утихать.

– Привет, – ответила та и, пройдя внутрь гаража, начала осматривать обстановку.

– Ты пришла! – снова начал парень.

– Да, была недалеко! – в тон ответила девушка и, проведя пальцем по капоту одной из стоящих машин, продемонстрировала образовавшуюся на нем пыль.

Парень улыбнулся и, пожав плечами, показывая, что не понимает – к чему это, продолжил:

– Зачем пришла? Это не допрос, но все же – ты пришла ко мне в гараж.

– Ах, да, – будто очнувшись, произнесла она и продолжила: – Ты сказал, что сможешь помочь с машиной.

– Да, я помню, – проговорил парень и добавил: – И где она?

– На улице.

– Ну, хорошо, пойдем посмотрим, что можно сделать.

Кинув друг на друга короткий взгляд, ребята медленным шагом двинулись к выходу.

 

* * *

Солнце уже начало медленно садиться, когда Тай закончил с машиной Леа. Все это время девушка провела с ним: они мило общались, рассказывали анекдоты, подкалывали друг друга. Время от времени, чувствуя на себе взгляд парня, Леа смущено отворачивалась и начинала спрашивать какую-нибудь ерунду, типа «сколько ты здесь работаешь?» или «почему здесь работаешь?». Вот и в этот раз, заметив пристальный взгляд, направленный на кулон, она отпрянула назад и вполголоса произнесла:

– Нельзя так пристально сверлить людей взглядом, это некрасиво!!!

– Извини, здесь редко появляются новые люди. Мне нравится рассматривать тебя!

– А мне не нравится, когда на меня так смотрят. Я же не экспонат на выставке, – чуть резковато ответила девушка, чувствуя ужасное волнение.

– Хорошо, я больше не буду на тебя смотреть, – отвернувшись, бросил парень.

– Спасибо, мне будет легче с тобой общаться.

– Ты знаешь, что ты не выносима? – улыбнувшись, проговорил парень.

Подойдя к брезенту, который прикрывал одну из машин, девушка, слегка прикоснувшись к нему, произнесла:

– Можно взглянуть?

Парень, не расслышав слова Леа, проговорил что-то невнятное и продолжил ковыряться в машине девушки. Не услышав ответа, она потянула за ткань и, стянув ее, явила автомобиль. Обернувшись на звук, Тай подбежал к девушке и, грубо выдернув полотно, произнес:

– Зачем, ты это сделала?

– Извини, просто стало интересно. Я где-то видела ее… – произнесла она, уже точно зная, где именно, но решив убедиться.

– Это машина Алиши, – совершенно не скрывая, произнес парень. – Она оставила мне ее вчера, нужно было осмотреть ее.

Кинув взгляд на машину, Леа вспомнилась картина, когда она чуть не погибла. Лицо Алиши, когда она вместе с братом наблюдала за ней, точно выражало ухмылку.

– Что с тобой? – произнес парень, заметив, что девушка явно задумалась.

– Ничего, – улыбнувшись, произнесла она и направилась к своей машине.

Парень, бросив непонимающий взгляд в ее сторону, поплелся за ней, но, неожиданно остановившись, заострил внимание на входе. Через некоторое время в гараж влетела Алиша, девушка радостно кинулась к парню и крепко обвила его руками. Тай, попытавшись вырваться из объятий, дал понять, что они не одни. Лицо Алиши исказилось в доли секунды, пустые глаза выразили жгучее желание броситься на стоящую поодаль Леа и разорвать ее. Спокойно выдохнув и стараясь держать себя в руках, девушка отпустила парня, затем, сдерживая дрожь в голосе, произнесла:

– И что она здесь делает?

– То же, что и ты, – спокойно произнес парень. – Делает свою машину.

– Делает машину! – усмехнувшись, повторила она и продолжила: – А что, у нас в городе больше негде ее делать? – говорила она, медленно приближаясь к девушке.

– Успокойся! – начал парень. – Забирай машину и уезжай.

– Я хочу знать, что она здесь делает?! – начала терять терпение девушка.

Непрестанно поправляя свои рыжие волосы, она кидала взгляды то на Леа, то на парня. Девушка ждала ответа и была похожа на нервнобольную, на психопатку. Почувствовав, что она не собирается угомониться, парень с силой схватил ее за руку и, проговорив что-то со злостью, поволок к выходу. Скрывшись за дверью, пара долго ругалась на улице. Вернувшись через некоторое время, Алиша молча прошла к своей машине и, заведя ее, выехала наружу. Лицо вошедшего за ней парня выражало явное недовольство и злобу; казалось, будто тяжелый груз упал ему на грудь и тяготит его душу. Подойдя к Леа, парень протянул девушке ключи и тихо произнес:

– Можешь ехать, я все сделал.

Будто потухшие и потерявшие жизненный блеск глаза посмотрели на девушку, затем взгляд скользнул на ее губы. Парень, вздохнув, усмехнулся, затем добавил:

– И о чем я думаю… Было приятно познакомиться!!! Теперь уходи!

Почувствовав какую-то пустоту, изводящую парня, девушка молча опустила голову. Смутные ощущения, будто у нее пытаются что-то отобрать, чего-то лишить, отчего в душе стало некомфортно и странно волнительно, охватили ее. Почему-то ее охватила мысль, что это – последняя встреча с этим парнем. Она не понимала – почему, но ей этого не хотелось. От пристального взгляда девушки на его щеках засиял багровый румянец. Не понимая, что именно заставляет ее сделать это, она, слегка приблизившись к щеке Тая, прислонилась к ней теплыми губами в робком поцелуе.

– Спасибо за машину! – тихо произнесла она.

Парень закрыл глаза, а на руках, от волнения и напряжения во всем теле, выступили вены.

– Прошу тебя, уходи… – сдерживаясь от гаммы не испытываемых ранее чувств, произнес Тай.

Словно очнувшись, Леа почувствовала стыд за свое странное поведение. После чего быстро села в машину и, вставив ключи в зажигание, медленно покинула гараж, оставив Тая погруженным в раздумья.

 

* * *

В меру упитанная женщина лет пятидесяти пяти усердно лазила по полочкам и ящичкам, перекладывая стопки таблеток из одной стороны в другую. Подол длинной цветной юбки из мягкой ткани тихо шуршал по полу от каждого шага женщины. Кофта розоватого цвета с длинным горлом полностью укутывала тело, слегка обозначая уже немолодую фигуру.

Закончив с таблетками, она подошла к кассе и, взяв стоящую рядом кружку с кофе, аккуратно сделала маленький глоток, затем, опустив голову, задумалась. Услышав звук открывающейся двери, женщина подняла голову и, улыбнувшись, произнесла:

– Леа, девочка моя!!! – и побежала к ней навстречу.

Переступив порог аптеки, девушка сразу же бросила взгляд вглубь помещения. Заметив, что к ней бежит женщина, она тут же улыбнулась и приготовилась к объятиям.

– Тетя, я так рада тебя видеть! – проговорила она, обнимая слегка сгорбившеюся женщину.

– А я-то как рада!!! – радостно лепетала та. – Взяв девушку за руку и слегка сжав ее, женщина произнесла: – Мать бы тобой гордилась!!!

Леа, попятившись назад, освободила руку и, отведя взгляд, произнесла:

– Да, наверное, – с грустью произнесла она.

– Прости, прости меня, девочка! Я, старая дура, всегда забываю, как болезненно ты реагируешь на все это… – Отодвинув девушку от себя, она добавила: – Ну, как там отец?

Леа слабо улыбнулась и, слегка шмыгнув носом, начала копаться в сумке. Затем, вытащив маленькую белую бумажку, протянула ее Мине.

– Он прислал меня за лекарством. Что-то в последнее время он неважно выглядит.

Достав свои старые круглые очки, женщина взяла листок и, развернувшись, медленно сделала пару шагов. Прочитав записку, женщина обернулась и, приспустив очки на нос, окинула девушку с ног до головы слегка потускневшими глазами. Затем, глубоко вздохнув и снова уставившись на Леа уже пронзающим насквозь взглядом, произнесла:

– А что же он сам не пришел, за лекарством-то?

– Я же говорю, он неважно себя чувствует, – произнесла Леа и облокотилась на ближайшую полку. – Что-то не так? Смотришь на меня, как будто привидение увидела.

– Нет, все нормально… Подожди меня, я сейчас принесу, – проговорила та и быстро скрылась за расположенной позади прилавка дверью, шелестя подолом своей цветной юбки.

На часах пробило одиннадцать вечера. В торговом зале аптеки не было ни души, только одинокие стеллажи и полки с множеством таблеток, косметикой и всякими товарами безмолвно стояли на своих местах, коротая время в ожидании, что их кто-нибудь купит.

Из открытого окна подул свежий вечерний ветерок, прошмыгнув по небольшому столику, стоявшему посреди зала, он с легкостью сдул пару лежавших на нем листочков с рекламой. Опустившись на корточки, девушка начала собирать упавшие листовки, временами пробегая глазами по их заголовкам. Новая порция ветерка дунула девушке в лицо, раздувая светлые локоны. Приподнявшись с пола, Леа потянулась, чтобы закрыть окно. Протянув руку, она стала тянуть оконную ручку на себя, затем остановилась – внимание ее привлекли стекла соседнего магазина, которые отражали здание аптеки.

Необычайная тишина и отсутствие людей на улице привлекла внимание девушки. Спустя некоторое время послышался тихое шевеление за окном; прислушавшись, Леа снова кинула взгляд на соседнее здание. Непонятный шорох становился все громче, все больше заинтересовывая девушку. Оглядев ту часть улицы, которую позволило осмотреть открытое окно, и ничего не увидев, она стала закрывать раму, как вдруг услышала звук совсем рядом с окном. Медленно крадущийся страх начал охватывать тело Леа. Облокотившись о подоконник, она начала всматриваться в отражение в стеклах соседнего здания. Тень непонятной формы и размеров тихо, то сжимаясь, то расширяясь, находилась прямо под окном, из которого наблюдала девушка.

Черные очертания не давали понять, кому она принадлежит – то ли двум людям, то ли какому-то животному. Помимо страха Леа начало руководить любопытство, за которое она сама себя не любила. Вот и сейчас желание знать, кто же шаркает возле аптеки, было сильнее предполагаемой опасности. Опустив колени на стоящий рядом стул, девушка начала осторожно высовываться из окна. Затаив дыхание, она опустила глаза вниз, под окно. Страх нахлынул новой волной, когда она вдруг обнаружила, что за окном никого нет. Но стекла магазина ясно показывали находящуюся там тень. Сглотнув образовавшийся в горле ком, девушка начала поднимать вверх глаза, но, внезапно почувствовав на своей ноге чью-то холодную руку, девушка вскрикнула и от неожиданности стукнулась об оконный карниз.

– Леа Миллер, что это ты там делаешь?! – возмущенно произнесла тетя, все еще держа девушку за ногу.

– Черт, мне же больно! – прокричала Леа и попыталась освободиться от цепкой хватки Мины.

– Слезай с подоконника, – продолжала женщина, – отец давно ждет тебя! Забирай лекарство и немедленно домой, – договорив это, она протянула девушке небольшой сверток и зашагала к кассе, когда в аптеку вошла парочка.

 

* * *

– Двенадцать, двенадцать, – без конца твердил Тодд, услышав, как ключ в замочной скважине безуспешно пытается открыть дверь.

Наконец справившись с деревянной преградой, девушка увидела глаза обеспокоенного отца, стоявшего у порога и явно выражающего недовольство.

– Сколько, ну сколько я буду тебе звонить? – продолжал он возмущаться. – Лучше бы ты осталась в Бостоне, и не нервировала бы старика! Может, твой жених научил бы тебя ответственности…

– Пап, потерпи еще немного, – произнесла дочь, пристально посмотрев на него. – Тебе привет от тети, – добавила она и протянула отцу сверток.

Немного успокоившись, Тодд схватил пакет и быстро удалился на кухню. Девушка направилась за ним. Тихо подкравшись сзади, Леа нежно обняла отца, который, опустив в рот пару таблеток, быстро запил их водой. Затем, обождав минуту, взял дочь за руку и прижал к себе.

– Ты прости меня! – тихо прошептал он и замолк. Повисшее молчание нарушил звонок в дверь. Тодд, тяжело вздохнув, отправился открывать. Девушка, проводив его взглядом, налила себе сока и мельком прочитала название таблеток, которые передала тетя.

– Габриель! – послышался удивленный возглас отца в коридоре.

Та самая женщина, приходившая в кафе отца для того, чтобы устроиться на работу, стояла на пороге. Волосы средней длинны были аккуратно уложены, давая понять, что прическа заняла немало времени, красивое черное платье обтягивало формы женщины, вызывающе подавая грудь вперед. Переминаясь с ноги на ногу, она немного ежилась в ожидании, что ее наконец-таки впустят внутрь.

– Пап, чего ты стоишь? – наконец вмешалась Леа. – Неприлично держать человека за порогом.

– А-а… – невнятно протянул Тодд, рассматривая женщину.

Осторожно переступив через порог, Габриель скромно улыбнулась и, протянув руку Леа, поздоровалась.

– Добрый вечер. Вы простите мне этот визит… Вы знаете, я только переехала в город и почти никого не знаю. Может, вы покажите мне здешние окраины? – проговорила она и кинула на мужчину лукавый взгляд.

Заметив это, Леа незаметно улыбнулась и, осмотрев женщину еще раз, произнесла:

– Отец вам все покажет. Правда, папа? – подмигнув, произнесла девушка, снимая и протягивая отцу легкую куртку.

– Но… – протянул Тодд, упираясь, чувствуя, как дочь подталкивает его к двери. – Хорошо, – сдался, наконец, мужчина.

 

* * *

В душе завывала тоска по Бостону и по Манфледу, когда Леа проводила взглядом парочку – Тодда и Габриель – и отошла от окна. Закрыв глаза, девушка вздохнула, представив своего парня, улыбнулась и, потрепав себя по волосам, вытащила телефон. Яркое табло показывала непрочитанное сообщение. Приободрившись, она открыла его и прочитала: «Жду тебя в выходные, я больше не могу. Люблю, Манфлед». Девушка расплылась в улыбке и, прижав к себе телефон, представила, как будет целовать его и обнимать, когда увидит.

Укутавшись в одеяло, Леа долго думала о событиях прошедшего времени: где была, кого видела, с кем познакомилась и, безусловно, мысли ее кружили и вокруг Тая. Ей представилась их первая встреча в клубе, его наглость и… безусловная притягательность. Не желая этого и пытаясь перебить мысли об этом парне, она, тем не менее, начинала ловить себя на мысли, что его образ вкрадывается ей в голову почти каждый день.

Отец так же занимал немалое место в ее раздумьях, непонятное волнение одолевало ее последнее время, какие-то опасения за него, но и, в тоже время, она была рада за него, за его новую знакомую и, безусловно, желала, чтобы у них все получилось. Просидев так около часа, девушка начала засыпать, как неожиданно в голову пришла мысль. Достав ноутбук и удобно разместив его, она вошла на страницу Яндекса.

– Так, попробуем, – проговорила она, набирая в пустой строке название лекарства отца – «Нитрозепам».

Недолго думая, интернет выдал всевозможные ответы. Щелкнув по одной из соответствующих ссылок, она начала читать пункт применение: «Беспокойство… страх… неврозы…»

– Бедный мой отец, – проговорила девушка, с сочувствием, – одиночество совсем сводит его с ума.

И только хотела закрыть сайт, как внимание ее привлекли другие показания: острые психозы… шизофрения… неконтролируемые вспышки ярости… необоснованная агрессия…

– Что за бред, – произнесла Леа и щелкнула по ссылке, – отпуск только по рецепту врача.

Девушка почувствовала еще большую тревогу за отца, ведь, возможно, его психическое и, соответственно, физическое состояние намного хуже, чем она представляла. Тихий скрип открывающейся входной двери заставил ее быстро закрыть ноут и откинуть его в сторону.

– Пап, – произнесла она. – Ты вернулся?

В ответ послышался лишь еще один скрип двери, и девушка почувствовала, как пронизывающий сквозняк окутал ее босые ноги. Поежившись, она снова произнесла:

– Пап, это ты?

Снова не услышав ответа, Леа медленно пошла в коридор.

Зал все больше наполнялся прохладным вечерним ветерком. Достигнув коридора, девушка вздрогнула, когда дверь полностью открылась и с силой ударилась об стенку.

– Что за ерунда! – проговорила Леа и, подойдя закрыть дверь, заметила, что дверная цепочка слегка повреждена. Почувствовав дрожь волнения, охватывающую ее до кончиков пальцев ног, она тихо закрыла дверь, затем, прислонившись к ней, замерла.

– Брось Леа, – усмехнулась она, – просто, отец забыл закрыть дверь, такое бывало не раз, – утешала она себя, пока не услышала звук включившегося телевизора.

Выдохнув, Леа снова направилась в зал. Не так давно выключенный телевизор показывал передачу, где миленькая девушка в дизайнерском костюме вещала прогноз погоды.

Остановившись, девушка изумленно посмотрела на экран, после чего кинула взгляд на пульт – тот лежал на месте. Подойдя к пульту, Леа, нервничая, не сразу попала в нужную кнопку, но наконец ей удалось выключить телевизор. Как только экран погас, в комнате повисла тревожная тишина, через пару секунд сменившаяся звоном бьющегося за спиной девушки оконного стекла. Обернувшись, она увидела, как вместе с осколками стекла в комнату влетает громадный зверь, издающий ужасающий рев. Глаза животного были налиты кровью, слегка желтоватые клыки торчали наружу, из пасти доносилось зловонное дыхание. Животное, поймав взглядом свою жертву, приготовилось к прыжку. Леа бросилась бежать.

Захлопнув за собой дверь, она оттолкнула от себя метнувшегося зверя, вызвав еще большую агрессию. Вбежав на лестницу, девушка схватила стоящий там велосипед и метнула его в летящее следом чудовище. Животное, едва слышно взвизгнув, попятилось назад. Тем временем Леа заскочила к себе в комнату и быстро задвинула дверь стоящим рядом комодом – откуда и силы взялись. Нервно, трясущимися пальцами она начала набирать телефон отца, слезы стекали из уже опухших глаз девушки, заставляя заново набирать номер.

– Алло! – наконец услышала она.

– Папа!!! – только и успела выкрикнуть девушка, как телефонная батарея села.

Тихое поскрипывание деревянных перекрытий лестницы и злобное рычание крадущегося зверя отражалось в пульсирующих висках девушки. На секунду ей показалось, что все закончилось, но тут она услышала тяжелое дыхание хищника уже возле самой двери. Леа села на кровать и закрыла руками голову, готовясь концу. Зверь раздал яростный рык и бросился на преграду. Дверь слегка подалась вперед, отчего сердце девушки почти выскочило из груди.

Еще один удар по двери и… грохот падающей туши зверя раздался уже внизу. Девушка привстала, надеясь, что подоспела полиция или отец… Да кто угодно, кто мог бы закончить этот ужас! Тишина. Снова рев животного, но уже доносящийся из зала. Звуки стали жалобными, зато послышалось новое рычание, которое издавало другое животное. Еще несколько минут непонятной животной схватки, и завывающий парный вой закончился звоном очередного битого окна.

 

* * *

Мирно лежащие осколки стекла разбитого окна отражали беспорядок, царящий в зале. Покореженная мебель, не вынесшая звериной силы, напоминала, скорее, куски бесполезного хлама. Разбитое зеркало слегка пошатывалось, с каждым разом норовя упасть и разбиться на мелкие осколочки. Испорченные обои являли взору образовавшиеся на них отметины когтей животного, спускающиеся до самого пола. Затаив дыхание, Леа медленно открыла дверь своей комнаты и, подойдя к лестнице, начала тихо спускаться вниз.

Картина, уже готовая упасть, была подхвачена девушкой и повешена обратно. Оглядевшись по сторонам, Леа прошла в коридор. На улице раздались шаги, быстро превратившиеся в бег. Через мгновение в дом ворвался Тодд. Глаза мужчины выражали ужас и отчаяние, взъерошенные волосы развевались. Подбежав к дочери, он крепко обнял ее и начал непрерывно что-то бормотать, задыхаясь от нехватки воздуха.

– Что произошло? – наконец членораздельно проговорил отец, пристально посмотрев на дочь, а потом, не дожидаясь ответа, отодвинул ее и прошел в зал. Тяжело вздохнув, мужчина быстро оглядел завалы и, кинув взгляд на разбитое окно, опустил голову. Помолчав некоторое время, он тихо произнес:

– Кто это был? – опасаясь ответа, спросил он.

Леа хотела сначала что-то соврать, ответила:

– Волки…

От ужаса зрачки мужчины расширились так, что глаза приобрели смолисто черный цвет.

– Их было двое? – онемевшими враз губами произнес он.

Медленно пройдя в зал и сев в кресло, мужчина схватился за голову и замолчал.

– Нужно вызвать полицию, – произнесла Леа и бросилась к телефону. – Я уверена, это они воруют скот и нападают на людей!

– Положи трубку, Леа, – твердо произнес отец и взглянул на нее суровым взглядом. – Мы не знаем наверняка!

– Что? Я тебя умоляю, отец! Это животное пришло сюда, чтобы убить меня, но кто-то или что-то помешало ему.

– Мы живем рядом с лесом, Леа, животные часто проникают в дома людей, – настаивал на своем мужчина.

– Это животное, – злясь, начала девушка, – пришло сюда, чтобы убить.

– Положи трубку, – сквозь зубы произнес отец и приблизился к дочери так резко, что у той перехватило дыхание. – Не нужно никуда звонить…

Леа медленно отошла от телефона, после чего, едва взглянув на отца, поспешила в комнату.

 

Глава 10

Пятница 12 августа.

Звонкий звук бьющейся о стенки стакана ложки начал доводить Леа и, в конце концов, вырвал из души девушки грубость в отношении подруги.

– Виржи, хватит! – злобно произнесла она.

– Ты стала невыносимой! Что с тобой? – обиженно проговорила подруга и вытащила ложку из горячего кофе.

Леа проведя по волосам и глубоко вдохнув, произнесла:

– Извини! Не знаю, что со мной… С тех пор, когда вернулась сюда, у меня постоянно какие-то неприятности. Такое впечатление, что я не должна быть здесь. Нужно было остаться в Бостоне. У меня свадьба, а я ничего не делаю, сижу тут без дела.

– Эй, подруга, ты чего? Бубнишь все время, как бабка, – улыбаясь, проговорила Виржи и пересела поближе к Леа, чтобы обнять подругу. – В твоем приезде есть и положительные моменты. Сама посуди, если бы ты не приехала, я бы не познакомилась с Лестром.

– Я за тебя рада, честно… Думаю только о себе, – проговорила девушка и тоже обняла подругу.

– Что вчера произошло? Вас ограбили? – вдруг спросила Виржиния.

Леа, слегка замешкавшись, помолчала, а затем произнесла:

– Что-то вроде того, – слабо улыбнулась она подруге.

Девушки сидели в небольшом городском кафе и болтали вот уже около трех часов. К вечеру небо затянуло мрачными облаками, что было весьма характерно для погоды Канзаса к середине августа. На улице запахло свежестью, Леа всегда нравились эти первые минуты перед дождем, они как будто переносили ее в другой мир, заставляли погружаться в себя и думать о чем угодно, только не о текущих проблемах. Через несколько минут по подоконникам окон кафе забарабанил дождь и, растекаясь каплями по стеклу, исказил происходящее на улице.

– Люблю дождь! Он так четко отражает мой внутренний мир! – произнесла Леа, опершись головой об окно. – Он так успокаивает…

Посетителей в кафе с каждым часом становилось все меньше, а девушкам совсем не хотелось уходить. Они то и дело заказывали кофе и пончики, от которых, впрочем, уже воротило.

– Через полчаса закрываемся! – прокричала толстая тетка за стойкой, уделив особое внимание давно сидящим девушкам и практически не обращая его на других посетителей.

Подруги переглянулись и, засмеявшись, попросили меню еще раз. Недовольный худощавый парень кинул взгляд на управляющего и, еле волоча ноги, направился с меню к столику.

– Вы слышали, что через полчаса закрываемся? – сквозь зубы произнес он, подавая меню.

– Слышали! – ехидно проговорила Виржи и расплылась в глупой улыбке. – Мы постараемся жевать быстрее.

Леа ухмыльнулась и перевела взгляд в сторону раздавшегося у входа звука колокольчика. Дверь открылась, и в кафе вошли два парня. Ее внимание привлек только один из них. Его черные, мокрые от дождя волосы отражали падающий на них свет, капли, стекающие со лба, медленно прошлись по зарумянившимся щекам и упали на черную футболку. Длинные черные ресницы опушали карие глаза, которые то и дело кидали взгляды в сторону девушек. Леа, непроизвольно взявшись рукой за шею, отвела взгляд в сторону окна, а затем снова посмотрела в сторону вошедших. Оба парня подошли к ним и поздоровались. Девушка, почувствовав легкий, приятный запах парфюма Тая, промолчала.

– Привет, – радостно провизжала Виржиния и, привстав, обняла Лестра.

– Можно к вам? – проговорил тот и, оторвав Виржи от себя, сел рядом с ней.

Леа, заметив, что Тай тоже хочет сесть, нехотя подвинулась ближе к окну. Присутствие парня так близко заставило ее нервничать и кидать нескрываемые взгляды недовольства на радостную Виржинию. Да, безусловно, она бы тоже радовалась, если бы сейчас вошел Манфлед… но это был не он.

– А вы что-нибудь заказали? – начал разговор Лестр.

– Мы закрываемся, и больше заказы не принимаем!!! – прокричала все та же жирная тетка.

– Так, может, мы договоримся?.. – начал Лестр.

– Уходите, никаких заказов!!! – продолжала стоять та на своем.

Лестр, не обращая внимания, встал и направился к стойке, Виржиния, вскочив, побежала за ним. Ребята подошли к вывешенному табло с вариантами пиццы и, не обращая внимания на тетку, начали выбирать.

Леа осталась сидеть; она отвернулась к окну, наблюдая за медленно ползущими по стеклу каплями. В душе ее возникло какое-то волнение, появление которого она никак не могла объяснить, отчего ей становилось не по себе. С одной стороны ей было приятно, что Тай сейчас сидит с ней рядом, чувствовать его присутствие, как будто так было всегда. Вместе с тем присутствовало непонятное раздражение, вызвавшее отчуждение.

Тай, проведя руками по своим джинсам, посмотрел в сторону отвернувшейся девушки; он тоже молчал. Затем, поняв, что это попросту глупо, произнес:

– Как дела?

Леа, промолчав некоторое время и еле скрывая дрожь в голосе, ответила:

– Замечательно, особенно последнее время… Не помню, когда я так веселилась!

Парень, отведя от нее взгляд и слегка помотав головой, продолжил:

– Так говоришь, как будто тебе противно со мной разговаривать! Может быть, я тебе что-то сделал и не помню этого? Ты знаешь, со мной это бывает, и довольно часто. Только скажи, я извинюсь!

– Что? – усмехнулась Леа и обернулась в сторону парня.

– Вот видишь! – расплылся парень в улыбке. – Я все же вызываю в тебе эмоции, пусть и негативные, раз ты все-таки повернулась ко мне, – продолжал парень, пытаясь как-то подколоть девушку и разрядить обстановку.

– Слушай, ты думаешь, что какой-то особенный? – начала злиться Леа.

– Возможно! – коротко ответил Тай и кинул на девушку пристальный взгляд.

Леа хотела что-то ответить, но замолчала, поймав взгляд парня. С еще большей силой почувствовав волнение, она решила прекратить спор и, взяв чашку с кофе, отпила глоток. Тай продолжал смотреть на каждое движение девушки, ловя мимолетные взгляды, словно пытался оценить.

– А вот и мы!!! – нарушил тишину Лестр, держа в руках коробку с готовой пиццей. – Пошли в другое место, эта тетка все равно нас в покое не оставит.

 

* * *

Выйдя из кафе, Леа натянула на себя куртку. На улице было довольно темно и пасмурно, продувающий насквозь ветер, заставлял ежиться от прохлады. Подруга и Лестр шли впереди и, мило обнимаясь, о чем-то болтали. Девушке стало безумно тоскливо и неуютно, она вдруг почувствовала себя ужасно одинокой, захотелось обнять Манфледа, который сейчас был так далеко. «А еще этот парень, – думала она. – Почему я все время его встречаю, почему он заставляет меня думать о нем? Как же все надоело, хочу в Бостон!» – вырывалось из души Леа.

– А пошли ко мне! – обернувшись, произнесла Виржиния.

Тай посмотрел на Леа в ожидании, что она ответит; от этого взгляда у нее по спине побежали мурашки, и девушка отвернулась.

– Можно и к тебе, – произнес Тай.

Лестр, оббежав вокруг Виржи и обняв ее сзади, произнес:

– А вы знаете, что у Тая в воскресенье День рождения?!

– Ух, ты! – подхватила Виржи, и продолжила: – Тогда отметим!

– Ты придешь? – уверено произнес Тай, обернувшись в сторону Леа.

– Нет, – коротко ответила та и отвернулась.

– Черт, я не понимаю, в кого ты такая упрямая?! – начал нервно говорить парень.

– Тай, успокойся, – произнес Лестр. – Не хочет – не надо, ты чего?

– Ты просто зануда! – не прекращал он.

– Ты вообще кто такой, чтобы говорить мне это? – обиженно проговорила Леа и, развернувшись, направилась к своей машине. – Придурок!!!

– Что? – разозлившись, произнес Тай и хотел броситься за девушкой. Но Лестр вовремя схватил его за руку и оттолкнул в сторону. Подойдя к парню вплотную, он произнес:

– Успокойся, слышишь, успокойся! Что с тобой? – тихо шептал он. – Пускай катится.

Тяжело дыша, Тай вырвался из рук друга и, взмахнув обеими руками, произнес:

– И правда, чего это я… Я пойду, – проговорил Тай.

Кинув взгляд на уезжающую машину Леа, парень прикрыл глаза и посмотрел на сверкающую луну, которая как будто зловеще смеялась над ним. Гнев и негодование очень часто вкрадывались в его душу, но обычно он способен это сдержать. Возможно, поведение Леа задевает его… но он не понимает – почему. Тяжело вздохнув, он медленно побрел в сторону центра города, чтобы остыть, да и просто побыть одному.

 

Глава 11

Большое табло, показывающее номера рейсов и время, возвышалось над залом аэропорта. Толпы людей, находящиеся в помещении, создавали непрерывный гул разговоров, отчего казалось, будто голоса эти повсюду; они тихо играли на нервах Леа. Девушка сидела в зале ожидания и теребила недавно взятый билет на самолет. На часах пробило восемь.

– Черт, до отлета еще целый час, – произнесла она и, немного нервничая, прикусила нижнюю губу.

Откинувшись на сиденье, девушка вдруг вспомнила, что у Тая сегодня День Рожденья, что Виржи обязательно пойдет туда, что там наверняка будет весело… Но ведь она летит в Бостон, к своему любимому, ей давно пора забыть о развлечениях и лучше готовиться к замужней жизни.

– Но ведь это и правильно, я лечу в Бостон, я скучаю, – утешая себя, говорила Леа.

Но в мыслях она не хотела признаваться себе, что тоже хочет быть там, хочет снова увидеть этого наглого парня, несмотря на то, что он бесит ее своей самоуверенностью и открытостью. Думая обо всем этом Леа не заметила, как заснула.

 

* * *

Она снова сидит у себя в комнате, на своей кровати. В душе – какое-то угнетающее волнение, будто извне обрушающееся на нее и давящее своей безумной силой. Ноги ватные, не поддаются движению, они словно оттекли от долгой дороги. Сквозь затуманенное сознание слышны какие-то слова. Они звучат из уст Тая, который стоит сзади, – он пытается сказать ей что-то, предупредить, но она не слышит. Все ее внимание сосредоточено на двери комнаты, в которую бьется животная сила. Мгновение, и тварь врывается внутрь и рвет беспомощное тело девушки…

Леа вздрогнула и выронила бывшую в руках сумку, затем, взявшись за голову, долго не могла понять – что это за странный сон приснился ей. Все было так реально, она чувствовало всю боль, которую причиняет ей животное, все волнение, смешивающееся с нереальным ужасом, охватившим ее до кончиков пальцев. Звонок мобильного телефона окончательно разбудил ее и, нажав на кнопку, она приняла звонок.

– Леа, детка! – услышала она запыхавшийся голос Манфледа. – Алло.

– Да, Манфлед, – радостно проговорила девушка. – Я скоро прилечу, – проговорила она, взглянув на часы.

– Нет, детка, стой, – перебил ее парень. – Не надо.

– Что – не надо? – непонимающе спросила Леа.

В трубке послышалась пауза.

– Не нужно сегодня приезжать.

– Что значит – не нужно? Ты что, смеешься! У меня билет, вылет через двадцать минут… Что происходит? – нервно говорила девушка.

– Детка, успокойся. Отец подогнал работу, я не могу отказаться. Я завишу от него, – начал оправдываться парень и осекся: – Все, я не могу говорить! Давай, детка, я перезвоню, – отрезал парень.

В трубке послышались короткие гудки. Леа, убрав телефон в карман, снова прикусила губу, и с такой силой, что на ней выступила капелька алой крови.

– Черт! – вскрикнула она от легкой боли и, приложив к губе платок, взглянула в сторону небольшого сувенирного магазинчика.

 

* * *

Местный клуб «Голд» был наполовину пуст, что, безусловно, радовало сегодняшних его посетителей. Обстановка была довольно уютной и милой: все пространство занимали маленькие цветные диванчики, на которых отдыхали и попивали коктейли посетители. Тихо звучала непринужденная музыка, что делало это место располагающим для общения. Посредине помещения располагался большой круговой диван со стеклянным столом в центре. Сидящие вкруг люди очень громко разговаривали, веселились и выпивали. Одна из девушек, одетая в красивое цветное платье с чересчур глубоким декольте и ярко рыжими волосами, приподнялась с дивана и, подняв бокал с красным игристым вином, произнесла:

– Я хочу выпить за Тая, – говорила она, сверля своими слегка желтоватыми глазами парня. – Сегодня мы все собрались здесь в честь его дня рождения. И я очень рада, что знакома с ним. Я хочу пожелать тебе всего самого хорошего, – с чувством говорила Алиша, не отрывая взгляда от молодого человека. – А также хочу напомнить, что времени все меньше, и ты должен сделать выбор. Но мы-то ведь с тобой знаем, что он очевиден, – наконец договорила девушка и залпом опустошила бокал.

– О чем это она? – тихо прошептала Виржи на ухо Лестеру.

– Не бери в голову, она у нас на своей волне, – ответил парень и пересел к Таю, который сидел на мягком ковре на полу.

Скрестив ноги и попивая холодное пиво, приятно охлаждающее горло, Тай, опустив голову, усмехнулся:

– Действительно, все так очевидно, – с грустью произнес парень и обернулся к присевшему рядом другу. – Скажи мне, Лестр, кто придумал эти правила, зачем они вообще нужны?

Тай почувствовал, как тяжелая рука друга легла ему на плечо.

– Я и сам задаю себе тот же вопрос… Но – не нам решать, друг, нужно смириться. Все уже давно решено, – пытался утешить его парень.

– Смириться!!! – снова усмехнулся Тай и, сделав пару глотков пива, быстро окинул взглядом весь зал. Заметив это, Лестр тихо произнес:

– Эй, парень, у тебя сегодня день рождения, а ты не весел. Это ведь впервые, правда?!

– О чем это ты? – слегка прищурив глаза, произнес Тай и снова кинул взгляд вокруг.

В зале заиграла медленная музыка Sinead O Connor, Nothing Compares To You. И несколько пар встали, чтобы потанцевать. Алиша приблизившись к парням, схватила Тая за руку и произнесла:

– Потанцуем?

– Нет, Алиша, не сейчас. Может, позже, – ответил тот.

Девушка слегка обижено толкнула парня и, отпустив его руку, удалилась. Тай проводил ее глазами и, снова отпив глоток, громко стукнув, поставил бутылку на стол. Откинув голову на диван, парень задумался.

– Я ведь давно тебя знаю, Тай, – после паузы продолжил Лестр, ехидно улыбаясь. Тот, подняв голову, провел рукой по бутылке и кинул непонятный взгляд на парня, а затем сказал:

– Если хочешь что-то сказать, говори!!!

– Я и говорю. Ты целый вечер ищешь кого-то среди всех этих людей! – проговорил парень и положил локоть на диван, отпив пару глотков пива.

Тай промолчал, его взгляд потух и выражал полное безразличие ко всему происходящему. Пододвинув к себе одну ногу, он, скрестив руки на затылке, глубоко вздохнул. Обождав еще минуту Лестр, твердо добавил:

– Зацепила, да?

– Что?! – нервно ответил тот.

– Она не придет, – сказав это, он встал и отправился к Виржинии.

Тай, понимая, о ком говорит друг, отвернулся и снова посмотрел на вход. Играющая музыка окончательно начала сводить его с ума, в душе заиграла буря эмоций, и хороших, и плохих, на мгновение ему даже стало жалко самого себя.

Лестр был прав, он действительно хочет ее видеть, просто смотреть на нее, просто – чтобы она была здесь. И неважно – будет ли она с ним разговаривать, посмотрит ли хоть раз в его сторону, или снова начнет огрызаться. Тай улыбнулся, и от этих мыслей глаза его снова заблестели. Обернувшись, парень увидел, как Алиша сверлит его глазами. Перед тем, как встать, он снова кинул взгляд на вход – в тот же момент дверь открылась, и на пороге появилась она.

Коротенькое черное платье с легкими кружевами облегало ее хрупкое тело. Блестящая цепочка с волком все так же спускалась в декольте девушки, черные туфли на высоких каблуках подчеркивали красивые ноги. Поправив кудряшки, образовавшиеся из-за влажности уличного воздуха, она прошла вглубь зала и присела возле стойки. Тая будто передернуло, сердце бешено забилось, так, что он сам мог его слышать, в горле пересохло. Леа, усевшись возле бара и положив ногу на ногу, осмотрела зал, а затем, обернувшись к бармену, произнесла:

– Можно шампанского?

– Да, конечно, – вежливо ответил бармен и принялся за заказ. Через несколько секунд в руках девушки искрился напиток. Сделав пару глотков, она направилась к Виржинии. Тай, увидев, что девушка уходит, решил проследовать за ней.

– О Боже, – как всегда прокричала Виржи. – Ты что здесь делаешь?

– Не спрашивай, – пожала плечами Леа.

– Пойдем со мной, – продолжала подруга. – Там все наши девчонки. Схватив ее за руку, она потащила девушку к небольшой компании возле распахнутой балконной двери. Лестр, проводив удаляющихся девушек, обернулся к подошедшему Таю и слегка ударил его по плечу.

– Теперь я понимаю, почему ты не ешь и не спишь, – начал он дразнить друга.

– Заткнись! – грубо ответил Тай и еще раз посмотрел на предмет своего внимания.

 

* * *

Обтягивающая темно синяя рубашка в клетку выделяла напряженные мускулы Тая. Парень вот уже на протяжении часа не сводит взгляда с Леа, и душа его наполняется то ревностью, то восторгом оттого, что он может наблюдать за каждым ее движением. Вздрогнув, парень почувствовал прикосновение Алиши, которая обняла его сзади и тихо прошептала:

– Тай, может, поедем ко мне?

Явно раздраженный, парень вырвался из объятий надоевшей ему подруги и грубо ответил:

– Оставь меня хотя бы сегодня! – рыкнул он, приблизив девушку вплотную к себе.

Лицо девушки выражало недовольство и чувство оскорбленного достоинства, глаза заблестели под ярко падающим на них светом.

– Тай, ты все равно будешь моим, – уверено произнесла она.

Парень отвернулся от нее и не стал ничего отвечать.

– Посмотри на меня. На кого ты все время смотришь? – злясь, говорила она, после чего тоже взглянула в сторону веселившихся девчонок и заметила там Леа. Ее лицо исказилось в злобной улыбке. Схватив свое пальто, она быстро выбежала из клуба.

 

* * *

Почувствовав некую слабость в ногах, Леа поняла, что ей уже хватит, к тому же об этом говорила подкатывающая к горлу тошнота. Зевнув, девушка вылезла из-за стола и, пошатываясь, направилась на веранду. В голове все кружилось, тошнота усиливалась, ноги еле двигались, словно свинцовые. Подойдя к балконным перилам, она облокотилась на них и подняла взгляд на ослепительно сверкающую луну. На мгновение прикрыв глаза и снова открыв их, Леа глубоко вдохнула вечернюю свежесть.

– Привет, – услышала она позади. – Красиво, правда?.. – произнес Тай, смотря на усыпанное звездами небо.

– Да, – согласилась девушка и снова посмотрела на небо.

Парень подошел поближе и, тоже облокотившись на перила, стал лицом к залу. Медленно оглядев стоящую рядом девушку, проговорил:

– Ты же не хотела приходить.

– Да, не хотела, но все изменилось, – проговорила она и, повернувшись, посмотрела в глаза парня и добавила: – с Днем Рождения. Понимаю, уже поздно, но все же…

Девушка открыла сумочку и вытащила маленький бархатный мешочек. Парень с улыбкой наблюдал за ней.

– Закрой глаза, – смеясь, проговорила она.

– Не-ет, – протянул парень, – от тебя можно ожидать, что угодно, – и рассмеялся.

– Брось, – проговорила Леа. – Давай, закрывай.

– Хорошо, хорошо, – сдавшись, произнес парень, – но я буду подглядывать, – добавил он и приоткрыл один глаз.

Леа извлекла из мешочка часы и, взяв Тая за руку, надела их.

– Ну, вот, – проговорила она.

Парень открыл глаза и, улыбнувшись, произнес:

– Это так неожиданно, – подкалывая девушку, начал он, – я всегда хотел следить за временем.

– Ну, да, – слегка обиженно проговорила Леа, разглядывая парня. И тут резкая боль в желудке заставила ее схватиться за живот и присесть на корточки. Тай бросился к девушке и, нежно положив руку ей на спину, спросил:

– С тобой все в порядке?

– Все нормально, это все алкоголь! – приподнимаясь, произнесла она.

– Я могу отвезти тебя домой, – предложил парень.

Обернувшись, девушка посмотрела парню прямо в лицо и ответила:

– А давай.

 

* * *

Темные волосы Тая обдувались слегка прохладным воздухом, который затем, спускаясь ниже, трепал воротник рубашки. Большие деревья безмолвно стояли вдоль дороги, и в свете фар можно было заметить дрожь тоненьких веточек.

Пара небольших листочков, будто устав и обессилев от натиска ветра, наконец сдались и, сорвавшись, начали кружиться над дорогой. Спустя несколько секунд в воздухе один из листочков упал на проходящую машину и мирно устроился с внутренней стороны лобового стекла. Заметив это, девушка некоторое время смотрела, как бедный листок пытается освободиться, чтобы продолжать свой полет, но – тщетно. И так вышло, что, протянув руку, Леа дотронулась до листка в тот момент, когда к нему также потянулся и Тай.

Почувствовав прикосновение парня, она смущенно убрала руку и отвернулась. Листок, не теряя возможности, взвился вверх и через некоторое время скрылся в темноте. Молодые люди, улыбнувшись, переглянулись, не говоря ни слова.

Сверкающая луна поднималась все выше и выше, и тускло освещала затянувшееся небо. Тай, подняв глаза в небо, вздохнул. Тишина, повисшая в салоне, начала угнетать. Леа прикоснулась ладонью к груди и, слегка скривившись, посмотрела на время. Яркие цифры на панели приборов показывали десять. Положив ногу на ногу, девушка прикрыла глаза, тошнота снова вернулась и раздражала пищевод.

– Как себя чувствуешь? – прервал тишину Тай и посмотрел на нее.

Леа, почувствовав беспокойство и неудобство от того, что вот-вот может опозориться, прикрыла рот рукой и ничего не ответила. Промолчала она не потому, что ей абсолютно не хотелось общаться, а потому, что знала – когда желудок кидал ей вызов, с ним лучше не спорить и лишний раз не раздражать. Тай, улыбнувшись, ударил рукой по рулю и прибавил газу.

«Боже, да обычная же девчонка, как все», – подумал парень и, обернувшись, посмотрел на девушку. Взгляд бросился на кружева платья, которые слегка оголяли загорелые ноги. Чудные кудряшки спускались на плечи и, иногда подхватываемые ветром, разлетались в стороны. Нежный тонкий аромат духов будто дразнил Тая, заставляя биться сердце еще быстрее.

«Или – другая?» – снова подумал парень.

«Обычная девчонка, – продолжало вертеться в голове, – ничего особенного. Вообще не в моем вкусе. Да и решено все давно, – парень усмехнулся. – Никогда, никогда мне не нужны были девчонки. И все, что должно произойти, этого я тоже не хочу. Временами мне кажется, лучше быть одному, лучше жить, как бродячий пес, чем так. Семья… Алиша… Закон!» – терзал себя парень, отчего голова начинала пухнуть, а грудь наполнялась злобой. Заметив, что парень ведет себя как-то странно, Леа наконец-таки произнесла:

– Что случилось?

– Ничего! – грубо ответил парень и сильно вцепился в руль, полностью выдавливая педаль газа. Девушка заерзала на сидении, почувствовав, как рвотные массы достигают финиша.

– Останови машину!!! – прокричала она.

Полностью погруженный в себя, он ничего не слышал и продолжал гнать. У Леа закружилась голова и появился неприятный вкус во рту. Не сдержавшись, девушка начала бить парня сумкой и кричать:

– Немедленно останови машину!

Тай, будто очнувшись от сна, наконец расслышал ее и попытался сбросить скорость, но передачи заело.

– Черт, – проговорил он, дергая ручку скоростей.

– Что? – испуганно проговорила Леа.

Он, ничего не ответив, начал жать на тормоз, что также не принесло результатов.

– Да останови же! – нервно кричала она и пыталась протиснусь свою ногу к педалям, чем изрядно мешала парню контролировать движение.

Случайно получив удар в грудь, Тай отпустил руль и попытался оттолкнуть Леа на место. Девушка, отпрянув назад, задела коробку передач, которая наконец-таки поддалась движению и переключилась на нейтральную скорость. Почувствовался тонкий запах дыма и глухой звук, затем – хлопок.

Машина начала быстро скидывать скорость и на последней минуте ее стало крутить вокруг своей оси. Леа с силой откинуло на место, отчего она ударилась головой о дверь. Машина, сделав несколько поворотов, остановилась в клубах едкого дыма. Тай, опустив голову на руль, произнес:

– Нет, ты точно больная!

Леа, не расслышав, выбежала из машины и кинулась в кусты. Содержимое желудка вместе с кислотой нанесло решающий удар. Выпрямившись, девушка схватилась за голову и, постояв некоторое время, направилась обратно. Подойдя к парню, она произнесла:

– Ну, и что там?

– Все отлично. Кроме того, что движок спален, и что теперь мы не уедем, – почти спокойно ответил Тай и, хлопнув капотом, направился прямо по дороге. – Придется идти пешком.

– Что? – переспросила Леа, прекрасно все расслышав. – Я никуда не пойду! – решительно выговорила она и, сев на капот, скрестила руки на груди.

– Хорошо, оставайся! – улыбнувшись, крикнул парень, не сбавляя темпа. Затем, обернувшись, оглядел девушку и произнес: – Жаль увидеть тебя в последний раз.

– В смысле? – насторожилась Леа.

– В лесу много зверей… они голодные!!! – глаза Тая приобрели золотистый оттенок из-за падающего на них бледного света луны.

Девушка сглотнула образовавшийся в пересохшем горле ком и, спрыгнув с капота, побежала за ним.

 

* * *

Тело охватывала холодная дрожь, пронизывающая до самых костей, отчего волоски на руках вставали дыбом. В сознании всплывали отрывки того вечера, когда она застряла – казалось, на этом же самом участке дороги – и точно так же шла вперед. Взгляд бросался то на одну сторону, то на другую, и все время ощущался чей-то животный пронзительный взгляд, следящим за каждым ее шагом. В душе рос комок страха: а вдруг сейчас все повторится, и на этот раз ей не повезет?..

Леа впилась ногтями себе в руку, чтобы сбросить внутреннее напряжение и, глубоко вздохнув, посмотрела на совершенно спокойного Тая. Взгляд переметнулся на свободно висящую руку, и ей почему-то безумно захотелось пожать ее, прижаться к нему и, быть может, хоть тогда почувствовать какую-то защиту. Леа развеяла глупые мысли и постаралась успевать за Таем. Поравнявшись с ним, девушка попыталась уловить его взгляд, чтобы начать разговор.

– Извини за машину, – произнесла она.

Парень, одарив ее лукавой улыбкой, проговорил:

– Ладно, я сам виноват, – засунув руки в карманы, он приблизился вплотную к девушке, отчего Леа почувствовала озноб и задержала дыхание. Обойдя ее сзади, он, продолжая улыбаться и слегка стесняясь, продолжил:

– Что дальше?

Она, почувствовав на шее теплое дыхание, обернулась и, посмотрев в красивые глаза парня, удивленно произнесла:

– Домой идти!!!

– До дома – километров тридцать, – продолжая, как показалось девушке, гипнотизировать ее, сказал парень.

– Ночь длинная, к утру дойдем, – завороженная взглядом парня произнесла она.

Он отошел на несколько шагов назад и снова окинул девушку взглядом.

– У меня есть предложение лучше.

– Какое? – заинтересовано произнесла она.

– Пошли со мной, – проговорил он, забравшись на середину довольно крутого склона, и протянул девушке руку.

Леа, посмотрев на него и не понимая, зачем он туда забрался, поддалась и позволила взять свою кисть. Она тут же почувствовала приятное тепло, исходящее от ладони парня, и то, как сильно он сжимает ее руку.

Обхватив девушку, Тай потянул ее к себе, схватившись за свисающую ветку стоящего на склоне старого дерева. От прикосновений парня у нее по всему телу пронеслась дрожь; это медленно начинало сводить ее с ума.

Тай одним движением перенес два тела вверх, по горе, на вершине которой располагалась небольшая поляна, скрытая от человеческих глаз. Почувствовав, что хватка парня ослабла, девушка неуклюже оттолкнула его и, отвернувшись, попыталась скрыть неудобство, произнеся:

– Ну, и где мы?

Тай, отпрянув от толчка Леа назад, опустив глаза и, кинув быстрый взгляд на небо, едва слышно ответил:

– Скоро дождь начнется. Мы должны успеть!

 

* * *

Деревянная слегка испорченная скамейка с незначительными вкраплениями зелени располагалась прямо возле широкой и глубокой впадины, от куда можно было бы наблюдать прекраснейший рассвет.

Леа ощутила какое-то безумное спокойствие, идущее от этого места; словно когда-то она уже бывала здесь. Все было таким милым и безобидным, что походило на сказку, которой в ее жизни никогда не хватало. «Интересно, почему я сейчас здесь не с Манфледом, а снова с Таем, – думала про себя девушка. – Почему история нашего знакомства не закончилась в этом клубе? Как будто кто-то или что-то пытается изменить мое будущее… Но зачем, ведь все нормально», – все дальше углублялась она в свои мысли, не замечая, как близко подошла к краю обрыва.

– Осторожно!!! – услышала она позади себя голос Тая. – Склон очень опасный.

Будто очнувшись, Леа подняла голову и улыбнулась безмятежно сверкающим звездам. И на секунду ей показалось, что они тоже улыбаются ей.

– Тут красиво!!! – наконец произнесла Леа и, подойдя к скамейке, села рядом с парнем.

– Да мне тоже нравится, – согласился тот и облокотился двумя локтями о перила.

Девушка окинула его взглядом, затем, отвернувшись, заметила небольшой бугорок на земле, ясно выделяющийся среди другой поросли. Слегка плотноватая трава в виде кольца смыкалась вокруг маленького росточка непонятного вида, который как бы возвышался над ней.

 

– Что это? – обернувшись, спросила она. Парень, пожав плечами, посмотрел на растение, а затем произнес:

– Это древний цветок Индии, тюлифанс.

– Красивое название, – произнесла Леа.

– Считается, что это – цветок власти, сильной любви двух людей.

Девушка чуть слышно усмехнулась, а затем проговорила:

– Как может цветок олицетворять любовь!

– Когда цветок зацветает, значит, люди, его посадившие, будут крепкой парой.

– А-а… – с ноткой смеха протянула Леа и продолжила: – Только не говори, что ты в это веришь. Все эти выдумки создавались для того, чтобы людям было интересней жить.

– Нет, – рассмеялся парень, – ты права. Ведь за последние пятьдесят лет цветок не распустился ни разу.

Тай кинул неосторожный взгляд на губы девушки. Заметив это, Леа невольно сделала то же самое. Невыносимое желание поцеловать его охватило грудь, и словно тянуло выпустить возникшую жажду на свободу.

Через мгновение губы парня стали еще ближе. Будто влекомая неведомой силой, она приблизилась к нему, но тут в голову ворвался образ Манфледа, и она отпрянула, глубоко вздохнув и кинув прощальный взгляд на соблазнительные губы.

– Нам нужно идти, – быстро проговорила Леа и, вскочив, направилась в сторону дороги. Тай, потрепав себя за волосы от создавшегося напряжения, направился за ней.

 

* * *

Небо полностью затянулось темными облаками, накрыв его сплошным одеялом, так, что даже луна не могла пробиться сквозь них, и только жалобно протягивала тоненькие лучики. Воздух наполнился влажностью, вместе с которой пришли резкие порывы ветра и неприятные капли начинающегося дождя.

Каблуки туфель начали въезжать в размытую почву, причиняя массу неудобств и раздражения. С усилением ветра постепенно усиливался и дождь, отчего становилось все труднее идти по лесным зарослям. Постоянно что-то цеплялось за ноги в попытках сбить с пути или хотя бы заставить упасть и полностью вымазаться грязью. Сердце бешено колотилось и грозилось выпрыгнуть из груди, если не дать ему отдохнуть. Горло вообще не слушалась, во рту так пересохло, что даже язык был не в силах отлипнуть от неба.

Досада и злоба доходили до грани, а все, что видела впереди Леа – это спину Тая, который то и дело отодвигал с дороги мешающие травы и кусты. Нервы совсем сдали, когда девушка почувствовала резкую боль в ноге от стегнувшей по ней ветки. Вскрикнув, она остановилась и, схватившись за больную ногу, прокричала:

– Ты что, специально?

– Извини, – виновато произнес Тай и, обернувшись, остановился.

Подойдя к Леа, он наклонился, чтобы посмотреть на ногу, но девушка отошла в сторону, слегка прихрамывая. Парень кинул на нее непонимающий взгляд и вернулся на тропу. Пройдя еще около десяти минут, ребята наконец вышли из леса к небольшому заброшенному ангару. Приметив строение, Тай быстрым шагом пошел к нему. Небольшое чахлое здание, довольно старое и потрепанное, странным образом было окружено множеством деревьев и зарослей, будто его намеренно принесли сюда и спрятали или, что было похоже больше, попросту бросили.

– Эй, ты куда? – окликнула Леа Тая, задыхаясь от усталости. Девушка кинула взгляд на строение и теперь с опаской смотрела на парня.

– Надо где-то переночевать. У тебя есть другие предложения? – с грубой ноткой отрезал парень, продолжая идти к ангару.

– Нет… – надула губки девушка и неохотно зашагала за обидчиком.

Дверь поддалась без всяких усилий, слегка скрипнув и пустив гостей в кромешную тьму. В нос ударил запах сырости и прелого сена. Дурной запах закружил Леа голову, и она попыталась бежать из ангара, как вновь почувствовала тепло руки Тая, которая вернула ее обратно внутрь.

– Тише… – чуть слышно прошептал он и прикоснулся указательным пальцем к своим губам. – Не ори. Смотри, что здесь есть, – парень медленно достал из-за спины ржавую керосиновую лампу.

– Как в фильме ужасов, – произнесла Леа, смирившись с безнадежным положением, и спокойно высвободила свою руку. – И что теперь? – пожала она плечами.

– Теперь найдем место, где можно спать.

Тай вытащил из штанов спички и зажег лампу. Маленькие язычки пламени осветили помещение и лицо Леа. Только сейчас парень заметил, какой жалкой и уставшей она была, и ему немедленно захотелось обнять ее. Но, зная наверняка, что ей это не понравится, он окинул ее взглядом и направился оглядывать ангар. Все помещение представляло собой небольшие загончики, поделенные на квадраты, которые предназначались для скота, и только из одного места доносился слабый запах сена.

– По-моему, других вариантов нет, – произнес парень, освещая длинную деревянную лестницу, которая вела на сеновал. Взяв фонарь в левую руку, Тай начал медленно карабкаться по лестнице, пока не исчез совсем.

– Эй, не оставляй меня здесь! – прокричала Леа ему вслед, ежась от холода и время от времени кидая взгляды наверх, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь. Сверкающие искры огня осветили девушку, и сверху она увидела улыбающегося Тая.

– Давай сюда! – произнес он.

Когда она забралась на лестницу, парень протянул ей руку, и девушка ступила на поверхность сеновала, который представлял собой небольшую площадь, усыпанную ворохами сена.

– Виржиния не поверит!!! – произнесла она, оглядевшись.

 

* * *

Слабое тепло, исходящее от лампы, приятно грело лицо Леа, заставляя ее глаза сверкать от язычков пламени. Девушка, поджав ноги, устроилась посреди сеновала на искусственно сделанном лежаке. Соломинки неприятно впивались в тело, заставляя постоянно ворочаться. В голову снова начали лезть всякие мысли о том, что она скажет отцу: почему она не уехала или почему сейчас не дома. Так же вспомнилось, как отцу не понравилось, что она общалась с Таем. «С чего бы это?» – подумала она и провела соломинкой по лампе. Позади послышалось шевеление парня, который лежал спиной к ее спине и тоже не мог заснуть. Тяжело вздохнув, он вдруг произнес:

– Извини, что так получилось!

– Ты слишком часто извиняешься, – тихо проговорила девушка. – Я тоже виновата в этом, мешать тебе начала… Больная, – усмехнулась она. Парень также улыбнулся.

– Ну да. Орать что-то начала… Что на тебя нашло?

– Не знаю… просто, что-то не то происходит, – с грустью ответила девушка, продолжая смотреть на огонек лампы. Тай, повернувшись, уставился в потолок и продолжил:

– Что, например?

– Я не хочу говорить, сочтешь меня за психа!

Парень обернулся в сторону девушки, отчего она почувствовала теплое дыхание.

– Расскажи?

– Ты видел в нашем лесу волков? – тихо произнесла она.

– Причем здесь волки? – удивлено проговорил парень. – Насколько я знаю, их здесь нет.

– Да, наверное, ты прав… Ну, я предупредила – можешь подумать, что я псих, – проговорила она, ежась от холодного ветра, дующего из двух расположенных по бокам и не закрывающихся деревянных окошек. – Черт, как холодно! – чуть слышно проговорила она, покрываясь мурашками.

– Если позволишь, я могу обнять! – уверено проговорил парень.

– А без этого никак?

– Уверяю, так будет теплей, – снова произнес Тай, не ожидая согласия.

– Хорошо давай, – сонно проговорила девушка, – только сильно не жмись.

Парень, улыбнувшись, повернулся к Леа и, крепко прижавшись к ней, просунув правую руку под голову. Затем провел ладонью левой руки по плечу девушки, отчего сон ее на мгновение развеялся, и пустил руку ей по животу, приятно согревая дыханием лицо. С каждой минутой становилось все теплее, пока, уже не засыпая, она тихо произнесла:

– Действительно – тепло!

Парень, улыбнувшись и посмотрев в окно, где виднелась освободившееся луна, прижал Леа к себе еще крепче. Через минуту в ангаре стало темно – лампа потухла.

 

* * *

Небольшие порывы холодного ветра раздували лежащие тонким слоем сухие листья деревьев. Взлетая, листочки некоторое время кружили в воздухе, после чего медленно падали к ногам Леа, стелясь небольшим цветным кольцом. По всему телу пробежали мурашки, пробираясь до самых костей. Легкая волна страха окутала разум девушки, стоящей посредине леса и окруженной могучими деревьями. Ветки на полусухих стволах тихо поскрипывали от каждого прикосновения ветра к ним.

Буквально через несколько минут вокруг стемнело, и Леа сразу же ощутила присутствие чего-то живого. В нос резко ударил запах животного, наблюдающего за ней из-за кустов. Круглые сверкающие глаза переливались желтоватым оттенком, казалось, будто они были повсюду. Ноги окаменели и отказывались бежать, продолжая стоять на месте, а животное, будто зная это, продолжало наблюдать и изматывать свою жертву.

 

* * *

Легкое поглаживание ночного ветерка, слегка потрепав челку Леа, разбудило ее и, вздрогнув от вновь ощущаемого холода, она открыла глаза. Просидев некоторое время в полусидящем положении, девушка пыталась понять: что реальность, а что – нет. По-прежнему ли она находится в лесу. Неужели действительно – страшный зверь планирует на нее нападение, или все же это реальность, и она сидит на клочке сена и дрожит от холода.

Когда разум полностью прояснился от остатков сна, и Леа сопоставила все происходящее с ней ранее, она обернулась. Тая там не оказалось, лишь примятое место, оставшееся от парня, виднелось в сенной лежанке. Ветер продолжал обдувать тело девушки, заставляя трепетать кружева на ее платье. Леа провела ладонью по месту, где лежал парень, и почувствовала легкое тепло, исходящее от него. Лампа давно догорела, и тусклый свет, которой наполнял амбар, исходил от луны, висящей высоко в небе и словно обжигающей своим ярким видом.

Медленно, словно маленький злорадный гном, начало подкрадываться волнение. Девушке вдруг показалось, что ей вновь все это сниться, и сейчас она находиться дома, и мирно спит в своей теплой постели. Крепко сжав кулаки, она отчетливо почувствовала, как ногти на руках впиваются ей в ладони.

– Нет, – произнесла она, – я точно не сплю.

Затаив дыхание, девушка посмотрела на часы – они показывали три утра.

– Скоро рассветет, – снова проговорила она и медленно, на четвереньках поползла к лестнице, ведущей вниз. Вглядевшись в обстановку, девушка тихо произнесла:

– Тай, где ты? – переждав несколько минут, Леа позвала парня еще раз.

Затаив дыхание, она прислушалась к тихо хрустящему звуку, который становился все четче и доносился из маленького окошка. На сеновал снова проник ветерок и обдул лицо девушки. Еще раз посмотрев вниз, Леа медленно поднялась на ноги и тихо пошла к окну.

Стараясь не дышать и прислушиваясь к все усиливающемуся звуку, она приближалась все ближе. Режущие звуки отражались в мозгу девушки и становились пугающими, отчего Леа скрестила руки на груди и, съежившись, постоянно оглядывалась назад, будто боясь нападения.

Вот оно, маленькое деревянное окошко с дряхлой рамой, еле держащейся на ржавых петлях. Показались деревья, они мирно стояли возле окна, только изредка покачивая ветками. Она подходила все ближе, и взору ее открывался все больший простор, находящийся за амбаром. Девушка затаила дыхание, а глаза ее начали слезиться от ужасающего зрелища за окном. Мышцы под черной смолистой шкурой словно переливались от каждого движения животного, шерсть на высокой холке раздувал ветер, открывая маленькую залысину в центре – шерсть там была вырвана, и нескольких шрамов, – результат жестокой драки.

Жадно разрывая плоть маленького ягненка, зверь отрывал от него большие куски мяса и, зловеще хрустя костями, пережевывал их, издавая хлюпающие звуки. Рыча от удовольствия, животное снова и снова впивалось зубами в жертву. Кровь, сочащаяся из его пасти, казалось, сверкала от отблесков уходящей луны и медленно стекала на землю. Сжав в челюсти бедро бедного животного, чтобы оторвать его, зверь остановился и, подняв нос по ветру, начал медленно втягивать в него воздух, ноздри начали сокращаться, улавливая интересующий их запах.

Разжав челюсть и отпустив тушу, зверь насторожился; глаза налились кровью и, рыкнув пару раз в лес, животное посмотрело в сторону окна. Оно уловило очертания стоящей там девушки и начало медленно красться к амбару! Увидев, что животное заметило ее, Леа быстро спряталась за окном и, дрожа от страха, затихла. Глубокое, быстрое дыхание дублировалось сумасшедшим биением сердца, заставляя тело девушки парализоваться и оставаться без движения, не умея что-либо предпринять для собственного спасения. Страх, добравшись до мозга, затмил разум зеленоватым полотном, заставляя голову кружиться от нервного напряжения.

По прошествии нескольких минут за окном все стихло, отчего зловещая тишина сменила панический страх на неукротимую дрожь во всем теле. Еще минута, и еще – от неизвестности происходящего на улице страх навалился новой волной. Закрыв на секунду глаза и глубоко вздохнув, Леа осторожно выглянула из окна и… мощная сила зверя и с треском ломающаяся часть стены вместе с окном оттолкнули девушку на собранные стога сена. Мохнатая и окровавленная морда зверя вместе с передними лапами пыталась вскарабкаться на сеновал в то время, когда задние лапы находились снаружи. Выбравшись из сломанных досок, Леа с ужасом оглядела зверя. Разум, наконец, начал пробуждаться и побуждать к действию.

Животное, помогая себе огромными когтями задних лап, наконец, влезло на сеновал и, зловеще рыкнув, бросилось на Леа. Девушка, спасаясь, но уже настигаемая зверем, вместе с ним вывалилась из противоположного окна. Щепки очередной разрушенной стены и окна упали на землю, заставив мирно лежащие на ней листья разлететься в стороны. Упавшая на спину девушка вскрикнула от боли, руками заслоняя лицо от продолжающих падать осколков. Животное полностью оказалось над ее телом и перекрыло любые пути бегства.

Раскрыв зловонную пасть и оголив свои острые клыки, с которых до сих пор капали смешанные со слюной капли крови, зверь разразился победным рычанием. Уже целясь впиться жертве в шею, животное вдруг откинулось назад, рыча и издавая скулящие звуки. В огромную холку зверя вцепился другой волк и жадно впился в шкуру шеи, отчего первое животное, слабея, выпустило девушку из-под себя. Быстро вскочив и бросив взгляд в сторону двух разъяренных зверей, она бросилась бежать в лес.

Молодое, с серо-темным мехом животное с яркими голубыми глазами и мощной холкой продолжало вгрызаться в тушу черношерстного зверя. Тот, глухо заскулив, упал на землю и затих. Схватка продолжалась недолго – почувствовав свою силу и превосходство, молодое животное ослабило хватку, отчего, улучив мгновение, поверженный вырвался и, весь ослабший, бросился прочь из последних сил. Победитель, также уставший от боя, медленно поплелся за амбар.

 

* * *

Споткнувшись о торчавшие корни старого дерева, Леа упала на влажную от утренней росы траву. В висках безумно стучало, отчего голова разрывалась от боли. Тяжелое дыхание заглушало бешено стучащее сердце, в горле ужасно пересохло и начинало тошнить. Капли росы приятно охлаждали горящее лицо девушки и все тело. Передохнув и уже не слыша никаких звуков, кроме шелеста листьев, Леа встала с земли. Протерев лицо от образовавшейся на нем влажности, она медленно побрела вперед, не зная, где находится. Пройдя буквально несколько шагов, девушка обернулась, будто что-то вспомнив.

– Тай! – с волнением произнесла она и, развернувшись, бросилась назад.

Добравшись до места, она огляделась и, не заметив ничего опасного, медленно направилась к амбару. Ноги гудели от боли и усталости, ведь она была босиком, из маленьких ранок сочилась алая кровь, причиняя боль.

Пройдя внутрь, девушка начала тихо звать парня, но в ответ получала лишь одну тишину. Поправив на себе чуть порванное платье, она рухнула на скамейку, стоящую возле стойл. Опустив локти на колени, Леа устроила голову на ладонях и закрыла глаза. Тяжелая голова по-прежнему изнывала от боли, ноги также не давали покоя, причиняя боль при каждом движении. Разум постепенно успокаивался, но внутренняя дрожь продолжала держать верх над телом. Двадцатиминутная тишина начала сменяться еле слышным шелестом, доносившимся снаружи.

– Боже, неужели оно вернулось! – прошептала девушка, но, гонимая интересом и одновременно страхом, она все же вышла на улицу, чтобы предупредить Тая, если это вдруг он.

Звук усиливался по мере приближения к одной из сторон амбара. Подойдя поближе, Леа осторожно выглянула из-за угла. Молодой красивый зверь тихо плелся, шелестя листьями и опустив морду вниз. Девушка затаила дыхание от оцепенения, но на этот раз бежать не собиралась, ведь этот зверь защитил ее и, похоже, в тот раз в доме был тоже он.

Животное подошло к разрушенной тележке и рухнуло рядом, откинув голову назад. Леа, парализованная страхом и в то же время – интересом, не могла оторвать взгляда от лежащего зверя. От каждого глубокого вздоха грудь животного поднималась вверх, показывая красивый здоровый мех. Мохнатые уши трепались небольшим ветерком и шевелились, улавливая звуки вокруг. Девушка почувствовала внутреннее напряжение и опасность, и только отпрянула назад, чтобы потихоньку уйти, как происходящее снова приковало ее взгляд. Мелкая нарастающая дрожь охватила зверя, она становилась все сильнее и сильнее, превращаясь в какой-то жуткий озноб. Не совладав с собой, Леа начала приближаться к животному, ведомая какой-то жалостью даже несмотря на то, что сегодня она могла погибнуть от лап одного из них.

На секунду дрожь будто прошла, но затем она вновь накатила более сильной волной, заставив зверя взвыть. Заметив девушку, он замолчал и посмотрел на нее своими грустными глазами. Она также посмотрела в его глаза, и почему-то они показались ей такими знакомыми. Зверь снова взвыл. Дрожь окатила еще одной волной и прошла. Леа не могла сдвинуться с места, не понимая, что с ним происходит. «Быть может, он умирает от схватки с первым зверем, – думала она. – Но где же раны? Мех по-прежнему чистый и красивый». И тут шерсть животного на глазах стала редеть и уменьшаться.

– Господи! – ужаснулась Леа и отшатнулась назад, но по-прежнему не отрывала взгляда.

Громадные лапы и голова также начали уменьшаться. Тело снова затрясло, и шерсть продолжила исчезать. Через пару минут появилась облысевшая кожа, а лапы и голова уменьшились до момента, когда начали приобретать облик человеческих конечностей. Тело также начало таять, ясно вырисовывая человеческую грудь. Его продолжало трясти, и уже через несколько секунд на земле лежало обнаженное тело парня. Леа побледнела, узнав черты этого человека, вокруг стало все кружиться, и девушка упала на землю, потеряв сознание.

 

* * *

Резкий луч дневного света упал на ее лицо, приятно обогрев его. Открыв глаза, взору Леа снова открылся это ужасный амбар, в нос ударил запах бродячей псины, и девушка обернулась. Уставший разум отказывался понимать происходящее, и лишь ясно всплывающие картины произошедшего свидетельствовали, что это правда. Вскочив с лежанки, она хотела броситься к выходу, как услышала сзади знакомый голос:

– Подожди.

Девушка обернулась и узнала в парне, стоящем вдали от нее, Тая. Он стоял с оголенным торсом, весь мокрый от идущего снаружи дождя.

– Выслушай меня, – тихо продолжал он и начал приближаться к Леа.

– Не подходи ко мне! – резко произнесла девушка и отпрянула назад, продолжая оглядывать его.

– Хорошо, – согласился тот. – Не знаю, что еще сказать, ведь ты все видела… Я не хотел, чтобы ты узнала. – Несмотря на то, что Леа запретила ему подходить, парень все приближался. – Я не думал, – продолжал он, оглядывая девушку своими карими глазами. – Не думал, что снова увижу тебя. Но я не буду отрицать, что я ждал тебя и будь я проклят за это! Мне не стоило, не стоило общаться с тобой и втягивать тебя во все это…

Окинув девушку теплым взглядом, он отвернулся.

– И что теперь, ты меня отпустишь? – осмелилась произнести Леа. – Или, может, убьешь?..

Парень, бросив на нее неодобрительный взгляд, за секунду оказался возле нее.

– Что ты говоришь! Я не убиваю людей.

Парень, промолчав, опустил глаза и нежно взял девушку за руку.

– А что же ты делаешь? – произнесла она, испытывая дикую дрожь.

– Еще раз – прости. Я обещаю: этого больше не повторится. Мы больше не увидимся. И единственное, чего прошу, – продолжал парень, приблизившись к ее лицу, – оставить это в тайне.

Леа, взглянув в сверкающие глаза парня, произнесла:

– Я не имею права раскрывать твое существование.

– Леа!!! – услышала она голос отца где-то в лесу.

Кинув взгляд на выход, девушка обернулась, почувствовав легкий ветерок, но Тая рядом уже не было.

– Леа, доченька!!! – снова произнес отец, уже стоя на пороге. – Что ты тут делаешь? – тихо прошептал Тодд, плача и обнимая дочь.

Девушка прижалась к отцу и кинула взгляд на пришедших на ее поиски людей.

 

Глава 12

Понедельник 15 августа.

Пальцы нервно били по столу, каждый звук отражался в мозгах Леа. Окна кабинета были зашторены, несмотря на то, что на улице сияло яркое солнце и тщетно пыталось проникнуть внутрь, медленно крадясь по деревянному столу. Глубоко вздохнув, а затем сильно сжав кулак, Тодд тихо произнес:

– Ты хотя бы представляешь, как я волновался?

Девушка сидела напротив отца и молчала, разглядывая маленькие каменные статуэтки, стоящие на столе. Мужчина кинул на нее недовольный взгляд, затем, вытащив сигару из правого ящика, нервно закурил, затягиваясь снова и снова. Внимательно смотря за Тоддом, девушка, наконец, проговорила:

– Тебе нельзя курить!

– Не говори мне, что делать! – злясь, ответил тот.

– Мама бы этого не одобрила, – совсем тихо произнесла Леа и, откинув голову на спинку стула, закрыла глаза.

Мимо снова пронеслись отрывки сегодняшнего утра: ее опять хотели убить, за этот месяц уже трижды, а ведь это точно не совпадение. Значит, в городе есть оборотни, и их не один, не два, а больше. Раздумья девушки снова прервал голос отца.

– Просто скажи мне: как ты там оказалась?

– Сломалась машина, – тихо произнесла Леа.

– И ты пошла гулять по лесу? – с волнением и каплей нервозности вполголоса произнес мужчина и, глубоко затянувшись напоследок так, что лицо его покраснело, затушил сигару.

– Я устала, – проговорила девушка и, поуютнее укутавшись в рубашку, опустила голову.

– Хватит врать!!! – взбешено крикнул Тодд и скинул рукой все находящиеся на столе предметы, включая небольшую стеклянную вазочку, в которой всегда стояли цветы Мег. Упав, она разбилась вдребезги, оставив мокрое пятно. – Ты не уехала в Бостон? Почему?

– Боже, да что с тобой? – с волнением произнесла дочь, вскочив со стула.

– Я знаю, твоя подруга сказала мне. Ты уехала с ним.

– С кем – с ним?

– Не зли меня, дочка, не зли, прошу тебя!!!

– Да в чем дело? Может, объяснишь наконец?! – Леа начала злиться и, наклонившись над столом и положив на него руки, прокричала эти слова.

– Ты не должна с ним общаться. Я запрещаю! – чуть сбавив тон, проговорил отец уже вслед уходящей дочери.

– Ты не можешь мне запретить этого! – прокричала в ответ Леа, вылетая из кабинета отца и громко хлопая дверью.

 

* * *

В большой просторной кухне с множеством деревянных ящичков пахло мясных жарким. Маленькие язычки пламени вырывались из горелки и нагревали комнатный воздух, делая помещение еще уютнее. Высокая красивая женщина стояла возле окна и смотрела на сад, расположенный за окном. На вид ей было лет сорок пять, несмотря, что истинный возраст переваливал за пятьдесят. Густые, светлые волосы спускались на плечи и чуть подвивались на кончиках, чистые голубые глаза излучали полное спокойствие и безмятежность. Тонкий розоватый домашний халат чуть колыхался под действием прохладного утреннего ветерка, проникающего через кухонное окно.

Женщину звали Дакота. Она вот уже три года жила здесь в не очень большом двухэтажном доме вместе со своим мужем Картером Дэвисом и сыном. Дом находился километрах в семи от спального района Канзаса, в небольшом хвойном лесу, обеспечивая его жителей чистым воздухом. Через двадцать лет скитаний по мелким городишкам и небольшим поселениям она и ее семья, наконец, вернулись в свой родной город, спрятавшись здесь, подальше от городской суеты и людей. Жизнь тут текла тихо и беззаботно.

Простояв в раздумьях несколько минут, она достала из ящика пачку сигарет и, вытащив одну, подошла к включенной плите. Сжав губами фильтр, женщина нагнулась над пламенем и глубоко затянулась. Выдохнув дым, она переставила на зажженную горелку чайник и присела за кухонный стол.

Громкий хлопок входной двери заставил Дакоту вздрогнуть и обернуться. Выйдя из кухни и пройдя в коридор, женщина, облокотившись на косяк, посмотрела на пришедшего сына. Тай, не обращая внимания на мать, скинул кроссовки и, швырнув их в угол, прошел мимо.

– Уже поздно! Мы же договорились возвращаться в два, – недовольно произнесла мать и последовала за парнем. Не дождавшись ответа, женщина повысила голос: – Это для нашей же безопасности. Скажи хоть слово. Я начинаю за тебя волноваться. Ты начал поздно возвращаться, мне это не нравится!!!

Дакота, догнав Тая, схватила его за руку и крепко сжала ее.

– Что с тобой? – снова спросила она и пристально посмотрела ему в глаза, пытаясь выудить ответ.

– Извини, мам, – тихо произнес парень и, вырвав руку, направился к лестнице, ведущей на второй этаж.

Там Тай потянул за веревку, опустив самодельную лестницу. Наверху находился еще один этаж. Это и была его комната, он выбрал ее сразу после того, как они вселились в этот дом. Здесь он чувствовал себя свободным. Время… как же ему хотелось остановить его! Множество мыслей крутилось сейчас в его голове. Несдерживаемая тоска грызла его душу и казалось, что вот-вот она опалит его тело, оставляя обугленные пятна.

Упав на кровать, он накрыл голову подушкой и, пролежав так секунд с десять, вскочил и подошел к окну. Крепкие сильные руки уперлись в подоконник, мышцы на них пульсировали от нервного напряжения. Луна, все такая же красивая и манящая, словно смеялась над ним, дразнила раздраженную душу парня. Глубоко вздохнув, он отвел взгляд от окна, пытаясь сопротивляться ее чарам.

Глаза Тая заблестели желтоватым оттенком, постепенно переходя в ярко голубые огоньки. Открыв окно, он выскочил на крышу; пробежав по черепице, бросился вниз. Тело быстро приобрело свою вторую форму, покрывшись пушистым мехом и превратившись в тело большого мохнатого волка. Приземлившись словно на мягкие подушки, он быстро помчался к лесу, оставляя позади клуб пыли и первые опавшие листья. Ему нужно было убежать подальше, чтобы развеять нахлынувшие эмоции, пылающие внутри.

 

Глава 13

Боль ворвалась в голову Леа и без всяких стеснений сверлила ее до тех пор, пока она не проснулась. Открыв глаза, девушка слегка прищурилась от яркого дневного света и холодного ветерка, проникающего из окна напротив.

– Что за… – произнесла она и, спрыгнув с кровати, подбежала к окну.

Твердые металлические засовы не хотели подчиняться и лишь слегка поскрипывали в обмен на усилия Леа закрыть окно. Ударив по оконной раме, она обратила внимание на три кленовых листочка, которые будто специально лежали и ждали, когда же их найдут. Они были одинаковой длины и разные по цвету, к удивлению девушки – сросшиеся черешками; они словно образовывали небольшой букетик.

Протянув руку, девушка подняла пестрый букетик и, поднеся к лицу, задумалась: всплыли неподвластные ей мысли – образ Тая, когда он рассказывал ей про чудеса природы. Слабая улыбка коснулась ее губ. Выглянув из окна, девушка посмотрела вниз, под ней были два высоких этажа. Дверной звонок заставил ее вздрогнуть от неожиданности – Леа ударилась о раму окна и, вскрикнув, медленно поплелась вниз.

– Дурная привычка забывать ключи, – произнесла она, открывая дверь и имея ввиду отца.

И тут же ее лицо выразило детскую радость и счастье, а глаза засверкали и расширились от удивления – на пороге стоял… Манфлед! Парень, слегка лохматый, отчего его кудряшки торчали в разные стороны, расплылся в улыбке и кинулся в ее сторону. Леа, визжа от восторга и целуя его в открытую шею, запрыгнула на него и крепко вцепилась, не желая слазить.

– Наконец-таки, единственный позитив за две недели! – проговорила она.

– Эй, малышка, – начал парень, пытаясь вырваться из объятий своей подруги. – Ты меня задушишь!!!

– Все-все, прекращаю, – произнесла она, слезая с парня, обвивая его руками.

На секунду ей показалось, что она обнимает Тая и смотрит в его прекрасные золотисто-карие глаза. На щеках появился румянец стыда и, оттолкнув парня, она снова увидела Манфледа, непонимающе моргающего своими большими голубыми глазами.

– Эй, ты чего толкаешься? Да, от меня пахнет самолетом… Я пройду в душ, – лукаво произнес парень, обойдя девушку сзади. Крепко прижав Леа к себе, он нежно поцеловал ее за ушком и тихо произнес:

– Я скоро…

По телу прошлись мурашки и непонятный страх от того, что этого на самом деле сейчас нет, и она снова находится в лесу, и ее обнимает вовсе не Манфлед, а Тай. Обернувшись, она снова увидела своего парня, мило улыбающегося ей и поправляющего ее волосы. Улыбнувшись, Леа еще раз крепко поцеловала его, чтобы ощутить реальность.

 

* * *

Красный, зеленый, желтый листки медленно крутились в ее руке и казались прозрачными от яркого солнечного света, просвечивающего каждую жилку. Обнаженное женское тело, слегка прикрытое цветной простыней, лежало на кровати. Теплое прикосновение руки Манфледа прочувствовалось всем телом; теперь рука остановилась на крестце девушки и приятно поглаживала.

– Подумать только! – нарушил тишину парень. – Мы женимся!

От этих слов сердце девушки сжалось. Еще две недели назад от слов о замужестве, от мысли о том, что она стоит у алтаря и выходит замуж за любимого человека она радовалась, как ребенок. Но почему сейчас эти слова не вызвали в ней этого восторга? Они стали пустыми… Слова прозвучали, как приговор, невзирая, что были произнесены с нежностью, но и почему-то с какой-то грустью. Глаза заслезились от мысли, что придется покинуть Канзас и все, что с ним связано, и самое главное – отца, с которым явно творится что-то не то. Леа не хотела ничего говорить, она лежала, отвернувшись от парня, рука свисала с кровати и продолжала вертеть букетик из листьев.

– Не знаю, что с тобой, но мне пора, – более бодро произнес Манфлед и, поцеловав Леа в шею, встал с кровати.

– Куда? – обернулась она и стала наблюдать за одевающимся парнем, быстро спрятав листочки.

– У меня самолет через два часа… Я, вроде, говорил, – произнес парень и, натянув на себя пиджак и еще раз поцеловав Леа, вышел из комнаты.

Девушка, сев на кровати и поджав ноги, взглянула на висящее рядом зеркало. Неутомимая злоба ворвалась в ее душу, желая вырваться изнутри. Схватив вазу со стола, она запустила ее в зеркало. Множество осколков с дребезгом упали на пол, дробясь на еще более мелкие стеклышки.

 

* * *

Звонкий и довольно громкий смех Габриель разносился по всему дому, отчего Леа периодически вздрагивала и оборачивалась в сторону отца и его новой знакомой. Отец кратко переглядывался с дочерью, которая по-прежнему была под его строгим контролем. Мужчина, как ни в чем не бывало улыбаясь Габриель, подливал ей чай, угощая пышными ванильными пончиками, испеченными самой Мег. Отпив небольшой глоточек чая, женщина, причмокивая, повернулась к девушке. Леа, удобно устроившись в кресле и перекинув через один из подлокотников ноги, что-то усердно искала в интернете.

– А почему вы сидите дома? – наконец произнесла женщина, и взглянула на нее. – Такой замечательный вечер!!! Просто чудо. Хочу заметить, для конца августа это большая редкость.

– А вы спросите у моего отца! Почему я сижу здесь, а не провожу мое последнее свободное время где-нибудь в кафе… да где угодно! – слегка повысив тон и продолжая стучать пальцами по клавиатуре, ответила девушка.

Мужчина кинул неодобрительный взгляд на дочь и подлил Габриель еще чаю.

– Тодд сказал мне, что ты скоро замуж выходишь! Это так здорово, свадьба и все такое! – продолжала женщина.

– Да наверно, – сухо ответила та и пристально всмотрелась в очередную страницу Яндекса.

Небольшая цветная картинка с изображением зверя, напоминающего человека, располагалась посредине страницы, следом за которой мелким шрифтом шел текст. «Оборотень – чудовище, существующее во многих мифологических системах. Подразумевается человек, умеющий превращаться в животных либо наоборот. Животное умеющее обращаться в людей. Так же часто таким умением обладают демоны, божества и духи. Классическим же оборотнем считается волк. Именно с ним связывают все ассоциации, рождаемые словом оборотень. Это изменение может произойти как по желанию оборотня, так и непроизвольно, вызванное, например, определенными лунными циклами или звуками. Оборотни не подвержены старению и физическим заболеваниям благодаря постоянной регенерации (обновлению) тканей. Поэтому они практически бессмертны. Однако их можно убить, смертельно ранив в сердце или мозг или иными способами, которые повреждают сердце или мозг. Считается, что серебро так же смертельно для оборотня. Хотя по своей сущности оборотень является волком, находясь в волчьем теле, он, тем не менее, сохраняет человеческие способности и знания, которые помогают ему убивать». Почувствовав, что отец сверлит глазами ее спину и ему явно не нравится, что она вовсе не хочет общаться с его гостьей, Леа закрыла ноутбук и, кинув на него взгляд, произнесла: – Ладно, пойду в свою комнату. Буду спать, – с долей ехидности договорила она и отправилась в конец зала.– Как, в девять часов? – удивленно произнесла Габриель.

– Да! – ответила девушка. – Отцовский закон суров.

– Леа, прекрати, – не сдержавшись, начал Тодд и потрепал себя по голове.

Габриель, ничего не понимая, смотрела то на мужчину, то на его дочь и хлопала ресницами.

– Если хочешь, можешь сходить погулять с этой… как ее там… – чуть слышно проговорил мужчина.

– Виржиния, папа, ее зовут Виржиния, и мы с ней дружим с первого класса, – с укором произнесла Леа и остановилась в дверях, облокотившись о дверной косяк и прижав к себе ноут.

– Ну, да, именно так, – еще тише проговорил Тодд.

– Ну, ладно, тогда я пойду. Ключи от машины дашь? – с радостью произнесла девушка и подмигнула Габриель, которая мило улыбнулась ей в ответ.

Мужчина нехотя опустил руку в свои старые потрепанные штаны и, достав ключи, кинул их дочери.

– Только недолго!

– Я в город, за дисками, а то тут совсем скучно. Туда и обратно, – проговорила Леа и вышла в коридор, уже натягивая обувь.

 

* * *

К десяти вечера на улице довольно быстро похолодало. Всего час назад в городе стояла прекрасная погода, и множество солнечных лучей отражались, играя с небольшими лужами, оставшимися после поливки клубных цветов. Теперь же магазины и лавочки, отработав положенное время, стали закрываться и уступать место ночным кафе и клубам. Небо начало медленно затягиваться тучами, и улицы Канзаса стали пустеть; это было неудивительно, ведь шла середина недели, и большая половина населения завтра снова отправлялось на работу. Только неугомонные подростки шатались по городу, не зная, чем себя занять, то и дело издавая беспричинные крики, громко шумя и расшвыривая попадающиеся им на пути металлические банки из-под пива.

Выйдя из машины, Леа поежилась от ударившего ей в грудь холодного ветра и, быстро захлопнув дверь, направилась в известный ей магазин видео и музыкальных дисков. Девушка укуталась в легкий бежевый плащ, который она захватила так, на всякий случай, и вот этот случай произошел – погода начала портиться все быстрее. Девушка быстрым шагом миновала улицу Мадчел, приближаясь к переулку Трасса. Обычно на таких улицах нельзя было парковать машины, чтобы не загораживать путь подъезда к магазинам и не стать жертвой полицейских, которые очень любили охотиться на нарушителей и сдирать с них довольно неплохие штрафы – восемьдесят долларов – даже в вечернее время. Неплохая сумма, чтобы хорошенько обдумать: пройтись тебе или позволить представителям закона залезть к себе в кошелек.

Небольшой старый бар под названием «Мертвый гусь», находившийся примерно в трехстах метрах от магазина дисков, всегда славился множеством посетителей, а лучше сказать – людьми, которые проводили там больше времени, чем на работе или дома, они практически жили там. Иногда напившихся до чертиков и начинающих шуметь мужиков пинками выкидывали из бара; а тех, кто был тише воды, несмотря на то, что они слегка перебрали и уснули прямо на столе, так и отставляли спать до утра. Мужики, выпившие пару стопок, любили выходить на улицу, чтобы покурить и поглазеть на людей, которые спешили домой. Иногда они просто стояли и болтали на свои темы, а иногда приставали к прохожим, донимая их глупыми вопросами или просто доставая их.

Леа никогда не любила это место, поэтому, если ей приходилось проходить здесь, она ускоряла темп, пытаясь быстрее миновать его и не попасть в нехорошую ситуацию. Приблизившись к бару, она, подняв воротник плаща, уткнулась в него, стараясь не привлекать особого внимания и потому даже сойдя с тротуара на автомобильную дорогу. К тому времени, как она вошла в магазин «Диски на любой вкус», на улице уже стемнело, и девушке стало как-то неуютно.

Леа кинула взгляд на молоденького смазливого мальчишку, который, судя по всему, был продавцом, и прошла вглубь торгового зала. Помещение магазинчика было довольно обширным, и по всей его территории находились стеллажи с множеством дисков, от всего этого разнообразия разбегались глаза.

Леа подошла к одной из полок. Запись рядом информировала: «Ужастики». Девушка начала медленно водить пальцем по названиям фильмов, читая. Простояв там минут пять, она почувствовала на себе назойливый взгляд мальчишки-продавца, показавшийся ей безумно противным. На вид ему было лет девятнадцать, но вел он себя крайне нагло и, обслуживая женщин, отпускал в их сторону неприличные шуточки. Рыжие сальные волосы спускались до самых плеч и практически не отражали свет лампы, падающий на него сверху. Желтые некрасивые зубы щерились в улыбке, когда он язвил покупательницам. Иногда начинал заливаться смехом, когда некоторые из женщин просили книгу жалоб, чтобы оставить свои пожелания. Но это нисколько не волновало его, он продолжал хамить и говорить, что книги у него нет.

Проведя рядом с полкой около получаса, Леа внимательно читала сноски к фильму, пытаясь хоть как-то заинтересоваться, но все было не то.

– Вам помочь? – услышала девушка за спиной.

Обернувшись, она увидела того самого рыжего парня, который стоял позади нее и глупо улыбался во весь рот. Кажется, девушка даже почувствовала, как у него воняет изо рта и, отпрянув, она снова начала разглядывать диски.

– Что ищете? – снова начал парень и незаметно поправил на себе бирку с именем Бред.

– Про оборотней что-нибудь есть? – решительно спросила она и пристально посмотрела в его сторону. – Детка! – внаглую начал продавец. – У нас все есть, но про оборотней нет. Но, если хочешь, у меня дома есть, – продолжил он, начав в открытую подмигивать девушке, при этом постукивая своими грязными ногтями по полке с дисками.

– Нет уж, спасибо! – недовольно произнесла Леа и, оттолкнув парня, направилась к другому ряду.

Обойдя все стеллажи по очереди, она приблизилась к последнему, уловив боковым зрением движение и слегка обрадовавшись, что она – еще не последняя в магазине, и кроме нее еще кто-то столь же усердно роется в поисках диска. Не оборачиваясь, девушка продолжала вынимать диски с полок, рассматривая их и снова ставя на место, не обращая внимания на присутствия рядом еще одного человека. Вскоре послышался звон колокольчика, ударившегося об открывающуюся дверь, и внутрь вошла пара. Громко смеясь, они подошли к Бреду и стали спрашивать о каких-то новинках. «Ну, вот и все», – подумала Леа, потянувшись к последнему, не просмотренному ею диску. В этот же момент к нему потянулся парень, стоявший рядом, и их руки соприкоснулись.

– Извините, – улыбнувшись, проговорила Леа и повернулась к парню.

Леа замерла, улыбка быстро сошла с ее губ. Перед ней стоял Тай, исполненный такого же удивления. Парень, весь взъерошенный, будто только что проснулся, положил на место диск и молча посмотрел на девушку. Легкий румянец играл на его щеках, взгляд потемневших карих глаз, казалось, проходили сквозь Леа, заставляя ее сердце бешено колотиться, пульсируя в висках. Она так надеялась больше никогда его не видеть и не вспоминать о том, кто он есть на самом деле, и что это вообще возможно. Глаза парня опустились, и Леа будто очнулась и попятилась назад. Развернувшись, она пошла к кассе, машинально схватив первый попавшийся диск.– Я возьму этот, – слегка дрожащим голосом произнесла она и положила диск рядом с продавцом. Парень, схватив товар, залился смехом.– Ты бы сразу сказала, что ищешь мультфильмы про зайцев, – продолжал смеяться Бред, сканируя диск.

Уловив названия диска «Семь крольчат», девушка быстро вытащила деньги, кинула их на стол и, вырвав у парня диск, выбежала на улицу в тот момент, когда к кассе подошел Тай. Бред продолжал смеяться, пока не встретился глазами с парнем.

 

* * *

Сердце продолжало колотиться и Леа, ускоряя шаг и пару раз оглядевшись, торопилась к машине, до которой оставалось еще две улицы. Вокруг совсем стемнело, только пару фонарей освещали вход в бар «Мертвый гусь», а после снова было темно, и лишь вдали виднелся тусклый свет, рядом с ночной остановкой.

Небо совсем затянуло облаками, и в воздухе повисла ночная прохлада, ведущая к понижению температуры. Наконец девушка почувствовала озноб и поежилась. Чуть сбавляя темп оттого, что дыхание становилось тяжелым и выдыхая пары воздуха, она остановилась. В горле запершило от сильного порыва воздуха и быстрых глубоких вдохов. Выдохнув, девушка наклонилась над асфальтом, опустив голову вниз так, что смогла увидеть свою тень на нем. Сейчас ей было все равно, что она остановилась именно здесь, в двенадцать ночи, совершенно одна, ею овладевали другие чувства, отнюдь не чувство самосохранения.

Передохнув с минуту, девушка медленно направилась по улице; подойдя к бару, она вытащила из сумки купленный только что диск и выкинула его в помойку. Услышав, как дверь «Мертвого гуся» открывается, и из него раздаются голоса и смех, Леа ускорила шаг.

– Эй, постой-ка, – услышала она за спиной пьяный голос.

Девушка продолжала идти вперед, не сбавляя темпа. Парень в кожаной куртке и рваных на коленках джинсах быстро спустился по лестнице и направился за ней. – Слышь, ну-ка стой! – говорил он ей вслед.Леа охватило волнения и тревога.

– Ну, и черт с тобой! – услышала она снова, когда парень остановился.

Девушка с облегчением вздохнула, почувствовав, что он остался стоять и больше не следует за ней. Молодой человек действительно оставил преследование и, кинув в сторону докуренную сигарету, начал всматриваться в удаляющуюся девушку. Что-то переклинило в нем, когда он узнал в ней свою бывшую, ту, которая так сильно обидела его три года назад, бросив и уехав без объяснений.

– Леа! – вырвалось у него из груди.

И, когда девушка машинально обернулась, у него уже не было никаких сомнений в том, что это – именно она. Через пару минут он догнал ее и, слегка опередив, начал кружить перед ней.

– Что же ты, не узнаешь старых друзей?! – нервно, едва сдерживая себя, произнес парень.

Леа тоже узнала его – да, это снова был он, Руперт, ее бывший парень. Пьяный, пахнущий перегаром, с омерзительной редкой бородкой, которая старила его лет на десять, несмотря на то, что они с ним были ровесниками. Он шатался из стороны в сторону. Обогнав ее на пару шагов, остановился и преградил ей путь, отчего она так же вынуждена была остановиться.

– Надо же, как Бостон тебя изменил. Такая вся из себя стала, молчит, не разговаривает… – злобно говорил Руперт, опустив обе руки в карманы и нервно дергая ногами.

– Руперт, мне надо идти, – наконец тихо проговорила Леа, чувствуя, что парень явно не в себе.

– Надо же, заговорила!!! – продолжал язвить парень и чуть оттолкнул девушку, когда та попыталась обойти его. – Дай пройти, – начала злиться Леа, явно давая понять, что не хочет общаться и снова пытаясь обойти его.– А ты мне не хами!!! – совсем разошелся парень и стал наступать в ее сторону.

Леа охватил страх, свернувшись большим комом в области живота.

– Я три года ждал, – продолжал Руперт, – как увижу тебя, как посмотрю в твои лживые глаза. – А ведь говорила, что любишь меня. Со мной будешь всегда. Помнишь? – крикнул он и, схватив ее за плечи, потянул к себе, да так сильно, что у девушки помутнело в глазах. Не раздумывая, она ударила ногой ему в пах и бросилась бежать со всех сил.

– Ах ты, сука!!! – услышала она разъяренный голос парня, схватившегося за коленку, так как девушка промазала. – Ну, тебе конец, – договорил он и бросился в погоню.

Леа бежала из последних сил, ноги онемели, сердце вырывалась из груди, голосовые связки не слушались, не давая позвать на помощь. Она начала задыхаться и сбавила темп, едва добежала до остановки; отсюда до машины оставалось двести метров. Бег превратился в быстрый шаг, в бок врезалась резкая боль и девушка остановилась, жадно хватая холодный ночной воздух. Руперт, настигший сзади, схватил ее за горло, затем, заломив обе руки, отчего девушка издала хриплый глухой крик, потащил в подворотню.

– Руперт, пожалуйста, не надо, – охрипшим голосом кричала девушка. Слезы покатились из глаз, заложило нос и стало трудно дышать.

– Не волнуйся, делать тебе ничего не надо будет. Я все сделаю сам.

Прижав Леа лицом к стене одного из домов, стоящих в тусклой улочке, он освободил одну из своих рук. Затем, прижавшись к ее бедрам, свободной рукой полез ей под плащ. Леа почувствовала, как холодная потная рука скользит по ее телу. Через секунду туша парня, продолжая находиться сзади, навалилась на нее со всей массой, и она вскрикнула изо всех сил от дикой боли в руках. Хватка ослабла, и парень схватил ее за ворот плаща, да так сильно, что она почувствовала это кожей спины. С силой оттолкнув девушку, он исчез за углом, произнося какие-то не понятные звуки. Отлетев от стены, она упала в лужу руками вперед, отчего кожа на ладонях стерлась и на них выступила алая кровь, тут же смешавшаяся с грязью. Вскочив, она побежала, куда глаза глядят, прекрасно понимая, что обычно в таких подворотнях всегда тупик и, причем, довольно близко.За углом раздался истошный крик Руперта и – удаляющиеся шаги. Сердце Леа екнуло. Час ночи, света нет, никаких признаков жизни, на крики никто не обращает внимания, всем все равно, пускай даже убивают, все равно никто не вытащит носа. Тишина начала угнетать. «Возможно, Руперт одумался и убежал», – подумала про себя Леа и начала приближаться к концу улочки, где исчез парень.Затаив дыхание, она прислушалась. Спустя секунду позади девушки раздался грохот – на старый помойный ящик приземлилось нечто тяжелое, сравнимое с падением телевизора или чего-то в этом роде. И – снова тишина. Леа застыла в ужасе, а, обернувшись, увидела, что на ящике на корточках сидит Тай. Под ним образовалась вмятина, которая уменьшила контейнер в полтора раза. Казалось, парень весит целую тонну. Глаза парня сверкнули желтоватым оттенком. Подпрыгнув, он одним движением оказался за спиной у Леа на расстоянии двух метров. Не оборачиваясь, она продолжала смотреть в сторону, где только что был парень. Мелкая морось забрызгала по контейнеру, асфальту и по всему, что было рядом, постепенно превращаясь в более крупные капли. Попадая Леа на ресницы, они медленно стекали по лицу и, достигая губ, растекались в разные стороны. Девушка обернулась. Одежда парня медленно намокала, слегка очерчивая спортивное тело Тая. Небольшие капельки дождя собирались на его загорелой коже и будто совсем не хотели скользить вниз. Леа не могла оторвать взгляда от его глаз и ничего не говорила. Она сама не могла разобраться, что именно сейчас чувствовать, что делать: бежать или уже не нужно. «Почему он молчит? Ну, скажи хоть слово, – думала она. – А я… Почему я молчу? А, может, и не нужно ничего говорить».– Не могу без тебя! – наконец тихо произнес парень и через мгновенье он уже стоял возле нее и целовал ее теплые губы, а она… Она не стала сопротивляться.

Прижавшись к парню, она почувствовала его теплое дыхание и легкий запах сырого леса, которым, казалось, он весь был пропитан. Улыбнувшись, она посмотрела в желто-карие глаза Тая и, поцеловав его еще раз, обняла двумя руками. Парень ответил ей взаимностью, опустил голову ей на плечо, наслаждаясь запахом ее волос, прижимал к себе все крепче. Дождь к тому времени становился все сильней.

 

* * *

На улице запахло свежестью и, наконец, можно было насладиться видом на деревья, слегка опустившие вниз свои листья. Легкий запах пыли носился в воздухе, маня за собой капельки росы, образовавшейся на аккуратно постриженном газоне.

Еле слышно и почти не дыша, Тай прокрался в ванную, расположенную на втором этаже, недалеко от комнаты матери. Капли непрерывно стекали с его блестящих черных волос и, падая на кафельный пол, разбивались на еще меньшие капельки. Одежда промокла насквозь так, что казалось – парень только что вылез из душа; его совсем не смущало, что с него течет ручьем. Едва зайдя в ванную, Тай тут же выглянул из нее, убеждая себя, что никто его не заметил.

Схватив большое махровое полотенце, он открыл небольшой шкафчик, висящий над раковиной, и извлек оттуда перекись, йод и вату. Надежно прижав подмышкой полотенце и захватив напоследок рулон бинта, он выглянул в коридор. Убедившись, что он никого не разбудил, парень быстрым шагом засеменил к чердачной лестнице. Тихо, чуть слышно Тай прошмыгнул мимо комнаты Дакоты и стал подниматься наверх. Через пару секунд его голова показалась в комнате и тут же исчезла, когда послышался голос матери.

– Тай, это ты? – вполголоса проговорила она из своей комнаты, уловив какой-то шорох.

– Да, мам! – не стал отмалчиваться парень, крепко сжимая в руках добытое, чтобы не уронить все вниз.

– Почему не спишь? – снова продолжила Дакота, не выходя из комнаты.

– Пить ходил. Но я уже ложусь. Спокойной ночи, мам, – добавил он, чтобы быстрей закончить разговор.

– И тебе тоже, – еле слышно ответила женщина и замолчала.

Наконец взобравшись на чердак и втянув лестницу наверх, тем самым закрыв комнату, Тай, улыбаясь, посмотрел в сторону Леа. Девушка, мокрая и слегка дрожащая от проникающего в окно прохладного ветра, сидела у него на кровати и разглядывала обстановку. Парень, подойдя к ней, протянул полотенце и, устроившись на ковре напротив, выложил самодельную аптечку. Она, улыбнувшись, отвела глаза. Леа не знала как себя вести, что говорить, ее переполняло множество чувств, и хороших, и плохих.Такая забота была ей приятна. Она вдруг вспомнила: когда они с Манфледом катались на роликах и, упав, она рассекла себе коленку, парень сказал ей, что нет в этом ничего страшного, и поехал кататься дальше. Сейчас было по-другому. Тай, поднявшись, приблизился к Леа и, взяв ее руки в свои, заботливо осмотрел их. Грязь с ладоней давно смылась, остались лишь мелкие, но очень болючие стертости, из которых сочилась алая кровь, растекаясь между пальцев.

– Ты сейчас ничего не чувствуешь? – осторожно спросила Леа, пытаясь уловить взгляд парня.

– Что, например? – произнес Тай, аккуратно обрабатывая раны девушки.

 

– Ну, а разве ты не реагируешь на кровь, как волки? – с долей любопытства, пояснила она. – Если тебя волнует, не нападу ли я сейчас на тебя и не сожру заживо, то нет. А насчет моей реакции… я умею себя контролировать и сдерживаться в своих желаниях, – парень, закончив перевязку, встал с колен и, одарив ее лукавой улыбкой, отошел к окну.

– Вытрись, а то заболеешь. Можешь взять мою футболку, – произнес парень и, порывшись в шкафу, вытащил оттуда сухую одежду. – Держи, – продолжил он и протянул футболку, оглядев девушку.

Взгляд непрерывно скользил по лицу и шее, периодически останавливаясь на румянце девушки. Леа, смущенно улыбнувшись, произнесла:

– Будешь смотреть или все-таки отвернешься?

Парень, ответив ей улыбкой, отвернулся к открытому окну и начал любоваться на небо. Быстро стянув с себя футболку, Леа аккуратно сложила ее вместе с плащом и натянула на себя сухую.

– Это правда, что оборотнем можно стать? – произнесла она.

Тай, ухмыльнувшись, хотел обернуться, но не стал, когда услышал:

– Я еще не все, – проговорила она, стягивая с себя джинсы.

– Это все лишь в книгах. Не стоит верить всему, что там пишут. Хорошее воображение у людей… Оборотнями рождаются. Человек слишком слаб, чтобы выдержать мутацию, он просто умирает.

Леа, окончательно переодевшись, уселась в кресло и поджала под себя ноги, продолжая слушать парня.

– Хотя, бывали случаи, когда человек превращался в оборотня, – продолжал парень, обернувшись и посмотрев на девушку. – И что это за случаи? – полюбопытствовала она.

– Когда в человеке течет кровь оборотня, – с долей таинственности прошептал Тай.

– Это как?

– Когда ребенок рожден от оборотня. Короче, генетика.

– А такое бывает?

Тай начал медленно приближаться к девушке, не отводя от нее взгляда, словно гипнотизируя, отчего сердце Леа екнуло.

– Конечно, нет!!! – засмеялся парень и кинул в девушку мягкой подушкой, растрепав ее волосы. Леа засмеялась, затем повисла тишина, которую прервал парень.

– Давай я отвезу тебя домой, уже поздно.

 

* * *

На часах пробило три, когда молодые люди подъехали к дому, и там парень вызвался проводить ее до самой двери.

– Спасибо тебе, – нарушила тишину Леа, – не хочу даже думать, что именно Руперт хотел сделать со мной.

– Руперт? – переспросил парень. – Так вы еще и знакомы! – удивился молодой человек.

– Да, была история… – слегка улыбнулась девушка и отвернулась в сторону, не желая разговаривать об этом, а Тай и не настаивал.

Леа почувствовала теплое прикосновение руки парня к своей руке и позволила ее взять. Невероятное спокойствие охватило ее душу, такое, что она просто не в силах была сопротивляться этому, пусть даже понимая, что не нужно этого позволять, что она может давать повод к чему-то большему. Но она уже давно дала этот повод, когда позволила ему целовать себя и, что еще хуже – целовала его. И самое ужасное было в том, что ей понравилось. Все это вертелось в ее голове и давило безумной тревогой, заставляя сердце сжиматься оттого, что она так виновата перед Манфледом. Тай еще крепче сжал руку девушки, что будто бы разбудило ее и она, вырвавшись и ничего не говоря, пошла впереди. Парень непонимающе поплелся сзади. Леа посмотрела в его глаза, которые вдруг показались ей такими грустными. Она безумно ругала себя в душе за то, что позволила зайти себе так далеко.

– Спокойной ночи, – сухо проговорила девушка и начала подниматься на веранду, как вдруг дверь открыл взъерошенный и сонный отец.

– Ты где была? – сурово выпалил он.

От неожиданности у Леа стал заплетаться язык.

– Я-я… – протянула она и обернулась в сторону Тая, но того уже не было рядом.

Девушка, взглянув на стоящий безмолвно лес, замолчала, не став ничего объяснять и лишь тихо последовала в дом за отцом, напоследок еще раз кинув взгляд на густую чащу темных зарослей.

 

Глава 14

Бесконечная суета города, вечный гул и шум – для всего этого здесь не было места. Чистый воздух, запах хвои и бесконечного множества цветов царил на крыльце дома Дависов. Недалеко слышался звук топора, он доносился от сарая. Рослый, широкоплечий мужчина с большими голубыми глазами и множеством морщинок вокруг них неспешно колол дрова. Небольшие капельки пота выступали у него на лбу, отчего он время от времени выпрямлялся и, сделав глоток свежего воздуха, протирал лоб платком и снова принимался за работу.

С кухонных окон повело запахом тушеного мяса, предвещающим скорый обед, в предвкушении чего в желудке у мужчины заурчало. На веранде располагался небольшой деревянный столик и мягкий удобный диванчик с парой стульев. Здесь семья любила проводить обеды в теплое время года и о чем-нибудь болтать, обсуждая проблемы или предстоящие события.

Проголодавшись, расположившись на крыльце на лестнице сидел Тай и что-то вырезал из дерева, быстро скользя по нему ножом. Заметив приближение матери, он быстро спрятал фигурку в карман и кинул нож в землю.

– Что делаешь? – тихо произнесла Дакота и присела рядом с сыном.

Тай, вытащив нож, снова кинул его в землю и ответил:

– Да так, ничего особенного! – Странный ты какой-то в последнее время…

– Все как обычно, – улыбнувшись, произнес парень и крепко обнял мать за плечи.

Дакота мило улыбнулась ему в ответ и, взяв за левую руку, пристально посмотрела в глаза так, что у Тая сжалась сердце.

– У тебя в комнате был человек? – тихо произнесла женщина.

Парень усмехнулся и, освободив руки, взглянул на отца, по-прежнему рубившего дрова.

– О чем ты? Я не убиваю людей и не ем их у себя в комнате.

– Я не об этом… Ты знаешь, что это – запрет, и смерть грозит любому из нас, если совершить подобное… Так ты привел в дом человека? – снова спросила она, сверля парня взглядом.

– Конечно, нет! – с усилием и скрывая дрожь в голосе, проговорил Тай.

Оборотням нельзя дружить с людьми, это приведет к беде, и он это знал, но ему так хотелось вырваться из этого замкнутого круга! Чем больше запретов, тем сильнее хочется их нарушать, но Леа понравилась ему не потому, что она человек, в ней было что-то особенное… и он пока не знал – что именно.

– Эй. Ты мне не врешь? – проговорила женщина.

– Конечно, нет! – твердо проговорил парень и взглянул на мать. Сердце его заколотилось так сильно, что могло выпрыгнуть из груди, ведь прежде он никогда не врал ей. Они могут читать мысли людей, чувствовать то, что чувствуют люди, но мысли оборотней – таких же, как они сами – читать не в силах. – Я верю тебе. Картеру это не понравилось бы, – снова проговорила Дакота и, взглянув в сторону мужа, встала и пошла в дом.– Привет, сын! – улыбаясь, произнес поднимающийся по лестнице отец и протянул парню руку. – Как твои дела? Давно мы с тобой не болтали… все по лесу гуляешь?

– Что-то в этом роде! – улыбнулся ему Тай и, поднявшись, последовал за отцом. Они вместе прошли в дом и закрыли за собой дверь.

 

* * *

18 августа, четверг, вечер

Легкий озноб пронесся по всему телу, после чего сменился приятным теплом, когда неожиданно мысли само собой вернулись к образу Тая. Сама того не желая, Леа уступала мыслям – воспоминания так и лезли в голову. Казалась, она до сих пор чувствует на своих губах тепло его поцелуя и, хотя это было всего раз, румянец тут же залил ее щеки. Слегка улыбнувшись, Леа почувствовала, как где-то в глубине души крадется тень совести оттого, что она поцеловалась с другим парнем, хотя в Бостоне ее ждет жених, и она любит его.

До свадьбы оставалось чуть больше недели… в голове тут же мелькнула мысль о платье, что оно, возможно, уже готово и его нужно забрать. Множество мыслей и чувств наполняло сейчас ее душу: с одной стороны она скоро станет женой любимого человека, и об этом можно только мечтать, с другой стороны – Тай. Все, что она узнала о нем, безусловно, пугало ее, но так же казалось таким нереальным, манящим в мир, о котором она разве что фильмы смотрела или книги читала. Оборотни на самом деле существуют и живут совсем рядом и, что пугает ее больше всего – не трогают ли они людей?..

Отпив глоток кофе, чтобы отвлечься, Леа кинула взгляд в сторону давно раздражающего ее звука. Молодой, лет двадцати пяти, небрежно одетый парень сидел за стойкой и судорожно стучал ложкой, словно его целью было не растворить сахар, а выбить чашке дно. Грязные жирные волосы и длинная челка спадали с головы так, что нельзя было разглядеть лица, отчего девушка задержала на нем больше внимания, чем хотелось.

«Не местный», – подумала Леа. Легкая ветровка и рюкзак за спиной, а сам незнакомец постоянно оглядывался, будто ждал какую-то опасность, вздрагивал от каждого звука хлопающей двери. На секунду девушке стало его жалко, она вдруг вспомнила, как впервые приехала в Бостон и вела себя точно так же… но со временем привыкаешь ко всему. Она нашла хорошего парня, его отец – директор крупной фирмы, и все должно быть хорошо, и она должна быть счастлива и… раньше так и было – Леа могла поклясться.

Но что-то меняется, и девушка знала это, чувствовала каждой клеточкой своего тела. И произошло это, когда она вернулась в Канзас, когда пошла в клуб и познакомилась с Таем. Все то, что произошло с ней за последнее время, словно предупреждало о чем-то. Голова шла кругом. Она довольно давно сидела в самом углу кафе и размышляла обо всем. Облокотившись на подлокотник мягкого дивана, девушка прикрыла глаза.

Тонкие длинные пальцы потрепали рыжие волосы и, напоследок проведя ими по волосам, Алиша вошла внутрь кафе. Оглядев помещение и не заметив Леа, села за ближайший столик и устроилась поудобнее. Ее ярко голубые глаза скользнули в сторону стойки и остановились на парне, по-прежнему мешающем свой очередной чай. Леа, будто почувствовав ее присутствие, открыла глаза. Опустошив свою чашку, она даже обрадовалась, что девушка ее не заметила и, желая остаться таковой, накинула на себя капюшон своей тонкой вязаной кофты. Неожиданно девушка почувствовала, что ей стало как-то не по себе оттого, как именно Алиша смотрит на парня.

Интерес рыжеволосой девушки прервал вошедший в кафе Ирвинг. Громко хлопнув дверью, он тут же привлек к себе внимание – парень, сидевший за стойкой, даже подскочил от неожиданности. Ирвинг прошел к сестре, его крайне возбужденное состояние привлекло внимание Леа. Так же, как Алиша, парень обвил парня взглядом с ног до головы, его, казалось, безжизненные глаза так и сверлили посетителя. Однако тот больше не обращал внимания на окружающее; он наконец вынул свою ложку и положил ее рядом с блюдцем.

Скукожившись, словно в помещении была минусовая температура, Леа наблюдала за парочкой, и что-то в их поведении настораживало ее. Холодные, казалось, измученные глаза молодых людей по очереди скользили по спине парня. Скривившиеся улыбки отражали их отчужденность от всего происходящего вокруг, словно они – два зверя, которые высматривают бедную, ничего не подозревающую лань. Сглотнув слюну, чтобы увлажнить пересохшее горло, Леа боялась пошевелиться, по спине пробежали мурашки, неприятное волнение охватило тело.

Отвернувшись в сторону окна, Леа взглянула на стоящий за дорогой лес, на языке так и вертелось безумное для этого мира слово, но все же не дающее ей покоя. «Оборотни», – ясно возникли образы в ее голове, и она снова посмотрела на них. Конечно, она не могла быть в этом уверена, но ведь тогда это все объясняет. Их поведение изначально казалось ей немыслимым: наглость, неприятные, пронизывающие до костей взгляды, словно им все дозволено и ничто их не остановит и… они знакомы с Таем. Леа вздрогнула.

«Боже, сколько их, возможно, сейчас в этом помещении? Половина… А, может, все тут – оборотни и, если они захотят, то разорвут на части, и на этот раз ее ничего не спасет. Нет, это глупо, – утешала она себя, – разве они могут так разгуливать среди людей и оставаться незамеченными!» Как мало она знала об оборотнях, да и Тай ничего не рассказывал, после того, как она узнала, кто он есть на самом деле. Как глупо! Может, все это – бред, и ничего подобного не было? Но с воображаемым нельзя разговаривать и тем более – чувствовать его. Страшно представить, что они чувствуют, чем живут… В любом случае себе она такой участи не пожелала бы.

«Нужно выкинуть из головы, не думать об этом. Может, я его больше и не увижу. Все так сложно и запутанно, что, скорее всего это было самым лучшим…»

Дверь снова хлопнула, и девушка обернулась в сторону стойки – парня там уже не было. Некое облегчение почувствовала она, когда убедилась, что Ирвинг и Алиша по прежнему сидят и уже попивают кофе, изредка кидая друг на друга взгляды. «Все это бред».

– Леа! – послышалось из кухни.

Девушка моментально почувствовала на себе две пары глаз. Старалась не оборачиваться, но все же боковым зрением она заметила их глаза, и они были уставлены на нее. Быстро встав, она удалилась на кухню. – Да, Мег, – произнесла Леа, приблизившись к женщине и сдерживая легкую дрожь в голосе.

– Детка, сходи в пристройку. Там в шкафу полотенца, принеси, а, – произнесла женщина и протянула ей связку с ключами. Девушка, слегка улыбнувшись, взяла связку.

– Конечно!

Леа снова охватил холодок, когда, пройдя к выходу, она не увидела сидящих там ранее молодых людей. Распахнув дверь, девушка вышла на улицу. Тот самый молодой человек медленно плелся по дороге и глубоко втягивал в себя сигаретный дым. Он почти скрылся из виду, когда позади остановился автомобиль. Сердце девушки екнуло, когда она увидела, как стекло опустилось, и оттуда показалась голова Ирвинга. Улыбаясь, он что-то проговорил парню. Молодой человек обошел автомобиль с другой стороны и сел на заднее сидение. Машина взвыла и через пару секунд скрылась из вида. На девушку снова нахлынуло беспокойство, еще более сильное и тягостное. Звон упавших ключей вывел ее из оцепенения. Глубоко вздохнув, девушка стала наклоняться, но, почувствовав сзади чье-то присутствие, замерла. Яркие карие глаза, светящиеся от солнца, словно улыбались и смотрели на нее. Почувствовав какое-то внутреннее тепло, она слегка улыбнулась появившемуся так неожиданно Таю. Пытаясь скрыть нервное напряжение, Леа вполголоса произнесла:

– Привет!

– Привет! – улыбнулся парень и, засунув руки в карманы, попытался приблизиться к девушке.

Леа непроизвольно отпрянула назад, будто давая понять, чтобы ее личное пространство ни нарушали. Парень, поняв это, отошел и опустил глаза вниз. Заметив на земле ключи, он быстрым движением поднял их и протянул девушки. – Твои? – и сам зная ответ, спросил он.Она, соглашаясь, кивнула и, убрав упавшие на лицо волосы, повернулась в сторону дороги.

– Что-то случилось? – снова проговорил Тай. Его полузвериное чутье сразу учуяло некое беспокойство с ее стороны.

– Нет, все хорошо, – сухо ответила та, сама не ожидая от себя.

Почему-то она совсем не хотела этой встречи, отчего просто боялась смотреть в его глаза, хотя они казались ей очень красивыми. Чувствовала себя безумно виноватой, что дала ему несуществующий шанс. Какая же она была глупая, когда позволила себе быть слабой! Повисла тишина. Леа, обернувшись и заметив, как к кафе подъезжает отец, растерялась и снова пошла назад, чтобы Тодд не успел увидеть, что они общаются. Парень, почувствовав, что сейчас ему здесь не место, слегка придержал ее, словно случайно. Сердцебиение ее слегка участилось, когда она почувствовала тепло его руки, которая вложила в ее ладонь комочек бумаги. Вздрогнув, Леа все-таки взглянула в его глаза, яркие и притягательные, и быстро направилась в кафе. Тодд, поравнявшись с молодым человеком, окинул парня столь неприятным взглядом, словно хотел убить его на месте, затем сверлил его взором до тех пор, пока Тай не сел в машину и не пустился далеко по дороге.

Зайдя за барную стойку, Леа вытащила из кармана бумажку, куда незаметно сунула ее, чтобы отец ничего не увидел – Тодд явно испытывал к Таю весьма недоброжелательные чувства. Скорее всего, отец, как и все родители, хотел, чтобы она была счастлива и, раз уж нашла себе жениха, так должна выйти замуж и не общаться с другими парнями, чтобы не наделать глупостей. Да и сама она думала так же – не стоит пускать в свою жизнь третье лицо, иначе все, к чему ты так стремилась, может рухнуть, как карточный домик. И почему Тай так часто появляется в ее жизни? Ведь не пошла бы она тогда за диском – и, быть может, никогда его не увидела больше. Но почему-то в глубине души, пусть девушка и сама того не признавала, эта мысль вызвала неприятие. Слегка дрожащими руками она развернула бумажку. Тонким, красивым, не свойственным парням почерком было написано: «Завтра в 12.00 в парке у фонтана». Леа слабо улыбнулась и, скомкав бумажку, кинула ее в стоящее рядом мусорное ведро. После она произнесла:

– Это может зайти слишком далеко. Дальше, чем мне хотелось бы! – Леа вздрогнула и обернулась.

Позади нее стоял отец и сверлил ее тяжелым взглядом. Его седые густые брови и выражение лица могли сойти на образ недовольного лесного зверя, который сейчас смотрит на нее и вот уже заставляет нервничать. Его губы, наконец, зашевелились и он произнес:

– О чем вы говорили? – его поведение и вопрос выражали явное недовольство.

– Ты о чем?! – переспросила Леа, взяв чашку для кофе и усердно наполняя ее темной жидкостью.

– О парне, с которым ты стояла у входа. О чем с ним вообще можно разговаривать? – в голосе отца послышалась нотка презрения.

– Мы просто поздоровались, это простая вежливость, папа! – с непониманием произнесла Леа. Отпив глоток кофе, она резко поставила чашку в блюдце, так, что часть жидкости выплеснулось на стол.

– Тебе не стоит общаться с ним, у тебя скоро свадьба. Ты должна подумать об этом. Не думаю, что твоему жениху это понравилось бы!!!

– Папа! – с улыбкой произнесла девушка и, выйдя из-за стола, обняла отца. – Свадьба – не значит конец света, не значит, что я не могу ни с кем здороваться, не могу перекинуться парой слов. Я свой выбор сделала, и готова отдать свою судьбу в руки Манфледа. – Я всегда знал, что ты у меня умница! – проговорил Тодд и поцеловал руку дочери.

Девушка улыбнулась.

– Съездишь со мной в город, нужно купить пару вещей? – повеселел мужчина, удаляясь в сторону своего кабинета. – Я только тут закончу…

– Конечно! – с радостью согласилась девушка и залпом опустошила чашку.

В памяти всплыл образ Манфледа, почему-то мелькнула мысль, что она совсем не скучает и все реже думает о нем, хотя именно с ним она собирается связать свою жизнь. Что это – привычка или такая форма любви, когда привычное перерастает в обыденное? Или, может, события, происходящие вокруг, просто не дают ни малейшего времени, чтобы вспомнить о любимом? А, может, все стало безразличным, и она просто превращается в планктон, который глупо плывет по течению… В любом случае, за последнее время она ужасно устала, что свойственно любым людям и Леа тут – не исключение. И эти сны… они снятся ей все чаще, и каждый последующий становится все длиннее и ужасней. Теперь она предпочитает засиживаться за телевизором допоздна и мучить себя, насильно не давая засыпать, чтобы потом, ложась в кровать, мигом проваливаться в сон без сновидений. Только сейчас она поняла, что эти сны тесно связаны с миром Тая, необычным и пугающим, и ей совсем не хотелось стать его частью.

 

* * *

Никогда он не чувствовал то, что почувствовал, когда поцеловал Леа в ту ночь. Он столько сдерживал себя, контролировал свои эмоции во всем: в желаниях, эмоциях, в общении. Эти людские женщины всегда вызывали в нем лишь желание удовлетворить свои потребности, никогда он не позволял себе целовать их, считая это человеческой глупостью, не имеющей никакого смысла. Он ни с кем не общался больше двух дней, а в случае с девушками ему было достаточно пару часов, после он их попросту избегал. В его глазах они были пустыми куклами, которых он никогда бы не понял. Лишь она зацепила его, вызвала в нем изнуряющее желание видеть ее снова и снова.

Все чаще он покидал дом после двух часов, что грозило ему гневом отца. Всю ночь бродил в своем зверином обличии по лесу, позволяя прохладному ветру и мокрой траве трепать свою шкуру. Ему трудно было признаться самому себе, что, возможно, эта девушка разбудила в нем частичку человеческой души, хотя звериная сущность все-таки брала над ним верх. Он зверь, его сущность вынуждена питаться сырым мясом, а иногда – убивать мелких животных для поддержания жизни или даже просто потому, что он не может жить по-другому. Этот инстинкт разрушает его, но он таким родился и это – не изменить. Да, он делает глупость, пытаясь быть человеком и иметь право выбора, только поэтому ему так трудно смириться со своим миром, который представляет собой лишь голод, страх и… связывание себя с нелюбимой подругой.

Завтра в двенадцать ночи они с Алишей должны объявить себя парой, связать себя вечными узами для продолжения рода. Если бы это было возможным, если бы только один случай мог все изменить, он бы предпочел одиночество, вечное скитание по миру. И, если по другому быть не может, он должен увидеть ее в последний раз – девушку, наполнившую его душу чувствами, о которых он и не знал. Боже, он писал на жалком клочке бумаги записку девушке не из его мира! Это было так глупо! О чем он только думал… Одни лишь люди способны на это. Но написать оказалось проще, чем сказать.

Желудок скрутило от голода – если долго подвергать себя нервным истощениям, голод проявляется чаще. Нужно добраться до дому, возможно, осталось что-то из замороженного мяса, охотиться сегодня у него сил не было. С тех пор, как Леа узнала о его втором облике, ему стало безумно стыдно за свою природу и, обманывая себя, он пытается есть человеческую пищу. Но себя не обмануть, хотя бы кусок хорошего свежего мяса в день для удовлетворения голода необходим.

Машина двигалась ровно и плавно, когда подъехала к малозаметному перекрестку. Посмотрев по сторонам, Тай свернул на, казалось бы, совсем непроезжую дорожку и быстро скрылся в густых зарослях. Их дом находился в километрах десяти от города, и еще в пяти от того самого перекрестка, где он свернул, в самом центре леса. Такое отчуждение было понятным и обоснованным – никто не должен знать, кто они есть на самом деле. То, что он привез тогда Леа в свой дом, могло стоить им жизни, если бы вдруг она рассказала кому-нибудь, но он доверял ей. Да никто и не поверил бы, в большинстве случаев в человеческом мире рассказ человека, утверждающего о существовании оборотней, сочли бы за бред и помешательство.

Зевнув пару раз, Тай скинул скорость, стараясь двигаться как можно медленнее из-за ветвистых веток. Звонкий навязчивый трезвон мобильного заставил парня потянуться к бардачку, где по привычке оставлял телефон. На дисплее высветилась фотография Дакоты.

– Да, мама! – произнес парень, поднеся трубку к правому уху.

– Привет, дорогой. Скажи, Алиша не с тобой? – весело проговорила она.

– С чего бы ей быть со мной!!! – с ноткой грубости ответил парень, крутя головой по сторонам, чтобы вовремя увернуться от очередной ветки. Неожиданно его внимание привлекли кусты, за которыми торчала крыша автомобиля. Выглядело это так, словно ее спрятали туда специально.

– Алло, Тай, ты меня слышишь? – нервно произнесла мать.

– Я тебе позже перезвоню, – тихо произнес он и скинул звонок, вылезая из машины.

Обернувшись, он кинул телефон на сидение и, аккуратно закрыв дверь, двинулся в сторону кустов. Приблизившись, он тут же узнал машину Ирвинга, серый пикап. Не задумываясь, парень оглядел автомобиль. Стекло на заднем сидении было опущено, и ему без труда удалось проникнуть внутрь. На изрядно потрепанном сиденье лежала мужская сумка из дешевого материала, которая всем своим видом показывала, что она не может принадлежать Ирвингу. Мозг Тая напрягся, в душу начали закрадываться нехорошие мысли и предчувствия. Ему никогда не нравился брат Алиши… впрочем, они были яблоки из одного сада – от них обоих можно было ждать, что угодно, тем более их происхождение его семье, как и ему самому, известно не было. Они появились позже, поселились всего в трех километрах от дома Дависов и часто приходили к ним в гости. Как тогда родители обрадовались, узнав, что они в этом мире не одни! И особенно тому, что их род можно продолжить. Он не мог перечеркнуть все их мечты, оставалось лишь смириться.Его раздумья прервал крик, он был человеческим, страдальческим, взывающим о помощи. Быстрым сокращением каждого мускула своего тела Тай обрел свой более привычный образ животного и пустился вглубь леса, с легкостью преодолевая все, что было у него на пути. По мере приближения звук становился все отчетливее, он доносился от скал, которые вели вниз, к морю, и славились достаточной крутостью, чтобы расстаться с жизнью. Вспрыгнув на огромный утес, он узрел немыслимую и недопустимую для его рода картину.Беспомощное и еле живое от страха тело парня трепетало из стороны в сторону, в надежде освободиться от цепких рук Ирвинга. Его руки были заломлены назад с такой силой, что каждой попыткой к бегству он причинял себе невероятную боль, отчего издавал оглушительные стоны, что радовало и веселило приближающеюся к нему Алишу. Девушка, выражая полное безразличие к мольбам парня отпустить его, мгновенно оказалась около него. Она оскалилась в злорадной ухмылке и ловким движением руки извлекла из своего кармана небольшой острый нож. Проведя им по лицу бедной жертвы, произнесла:

– Теперь посмотрим, какой ты на вкус!!!

При виде лезвия и звериных блестящих глаз девушки лицо молодого человека побелело. В глазах появились слезы. Алиша уже была готова нанести смертельный удар, когда услышала рев волка, доносящийся с небольшого утеса. Обернувшись, она увидела Тая во всем великолепии своего животного образа, его глаза выражали ненависть и отвращение, он готов был поглотить заживо любого, кто осмелиться кинуть вызов человечеству – тем, кого его семья приняла, как своих. Пока Алиша и ее брат сверлили обезумевшими глазами волка, парень, воспользовавшись моментом, вырвался из ослабевших тисков оборотня и кинулся бежать. Очнувшись от ступора, Ирвинг мигом бросился в погоню, быстро приняв облик волка с блестящей черно-смолистой шерстью. Тай, спрыгнув на могучих лапах с утеса, ринулся вслед. Девушка, закричав и смешав свой крик с ревом зверя, мгновенно трансформировалась и кинулась за остальными. Настигнув обезумевшего от ужаса парня возле самых скал, черный волк ударил его мощной лапой в спину и был готов вонзить свои клыки ему в шею, как почувствовал резкую боль в области загривка – это подоспевший Тай безжалостно впивался пастью в плоть. Взвыв, волк отшвырнул парня и бросился на напавшего на него сзади оборотня. Парень, издав последний крик, ударился головой о край скалы и полетел вниз, находясь уже в бессознательном состоянии.Схватив Ирвинга за хвост, Тай с силой швырнул его на землю, затем, кинувшись сверху, обнажил свои острые клыки, чтобы вонзить их ему в загривок. Спасая положение, Алиша бросилась на Тая, чтобы дать брату сбежать. Тот оттолкнул ее и остановился и, уже когда обессилевший от полученных укусов Ирвинг медленно отполз в сторону, парень обернулся в сторону его сестры, глаза его налились кровью.Единственное, что отличало их с братом в образе волков, это белая шерсть на груди и слегка коричневый мех шерсти Алиши. Спустя время все трое приняли человеческий облик. Девушка, подбежав к брату, принялась хлопотать над его кровоточащими ранами. Тай, кинув на них ненавидящий взгляд, подошел к краю скалы и посмотрел вниз. Человеческое тело напоминало желеобразную массу, распластавшуюся на небольшом каменистом берегу. Кровь, покрывающая камни, постепенно смывалась морем, окрашивая его воды в красный цвет. Тай с силой сжал кулак и обернулся. Едва сдерживая гнев и дрожь в голосе, он произнес:

– Я должен рассказать о случившемся отцу! – его голос звучал ровно, без капли нервозности. – Мы просто хотели поиграть! – начала глупо оправдываться Алиша, поглядывая на брата в поисках поддержки.– Да, Тай, только и всего, – выдавил из себя Ирвинг и растянул рот в гнусной улыбке.

Еле стоя на ногах, парень облокотился на стоящее рядом дерево, ухватившись за него рукой.

– Я не верю ни единому вашему слову!!! – твердым голосом продолжал Тай. – Пускай отец думает, что с вами делать.

– Нет, Тай, прошу тебя! – начала умолять его Алиша, медленно приближаясь к нему.

– Сестра, не унижайся, – перебил ее Ирвинг, тихо хрипя и отходя назад, к лесу до тех пор, пока его тело не трансформировалось в зверя, после чего он скрылся в зарослях. Алиша, проводя его взглядом и мысленно сочувствуя брату из-за полученных ран, продолжила:

– Ты же понимаешь, что нас могут изгнать или хуже того – убить. Прошу, Тай, это было только раз, мы просто оступились, его запах был таким соблазнительным, – сладко, словно мурлыкая, говорила девушка, все ближе подходя к парню. Оказавшись у него за спиной, она обвила его обеими руками и, крепко прижав к себе, продолжала: – Неужели к тебе ни разу не приходили минуты слабости, когда тебе хотелось попробовать человека?.. Мы – животные, эта наша природа, убивать. Ну же, Тай, скажи мне, – ее голос был настолько сладок, что парень закрыл глаза и почти забылся бы, если бы не очередная ее фраза. – Я могу найти тебе человека, в которого ты вонзишь свои острые клыки и почувствуешь, наконец, всю прелесть своей жизни. Я приведу тебе Леа, – тихо прошептала девушка, наслаждаясь присутствием парня. Ее рука нырнула под его футболку, поглаживая мускулистую грудь.

Услышав знакомое имя, которое для него стало значить больше, чем что-либо на свете, Тай, словно проснувшись от гипноза, открыл глаза. Ее слова показались ему исполненными живым смыслом и отвращением ко всему человеческому роду, они привели его в ужас. От мысли, что она или кто-либо другой может причинить Леа боль, ему стало не по себе. Глаза выразили полную отчужденность, и он резко отшвырнул от себя Алишу.

– Если ты хочешь жить и не быть отвергнутой, завтра на ужине ты отказываешься связывать себя со мной, – видя, как глаза девушки округляются от злобы, он продолжал: – Причину придумаешь сама, тем более что для тебя это не проблема. Если не откажешься, отец все узнает. Узнает, что вы убиваете людей… и не ври мне, что это – первый раз! Лишь с вашим появлением странным образом стали исчезать люди. А дети? Ты убивала детей?..

Алиша, побледнев, промолчала. Для нее было страшнейшим в мире – остаться одной или снова искать оборотня мужского пола, чтобы образовать пару, да и не хотела она никого другого. Лишь Тай был ей нужен, только его она видела рядом с собой! И сейчас он просит ее отказаться от него из-за глупого человека. Но и перспективы быть убитой ее тоже не радовали и, спустя время, она чуть слышно произнесла дрожащим голосом:

 

– Я согласна…

– Убери тело! – закончил Тай, не скрывая своей радости.

Именно тот случай, о котором он мечтал вот уже три года, представился, и завтра он избавится от Алиши! Он больше не будет обременен тем, что должен стать чей-то парой. Лишь глубокие чувства к своей единственной позволят сделать себя покорным, а Алиша ею не была. Бросив на девушку последний взгляд, он обратился в волка и, метнувшись по тропинке, скрылся в темнеющей гуще зарослей.

 

Глава 15

Пятница – конец рабочей недели, люди медленно плетутся на работу, с радостью думая, как проведут свои выходные. В глазах Тая люди были такими забавными, все их существование состояло из работы, на которой они вкалывали пять дней подряд, и выходных, которые они проводили в пьянстве или просто – лежа на диване. Единственный смысл в их жизни – это семья и близкие, к которым они ходят в гости и на праздники.

Он вдруг задумался: а каким был бы он, если б был человеком? Чем занимался бы, с кем дружил… Осуждая человечество за их пассивность, только сейчас он стал понимать, что в этом мире ему отведена еще меньшая роль: его удел – охотиться, чтобы не умереть с голоду, и скрывать свой истинный облик, чтобы не убили. И кто из них смешон?! Он лишен человеческих радостей, потому что он – другой, чужой в этом большом мире, ему неизвестны такие чувства, как восхищение, радость, счастье, восторг и самое прекрасное, о котором все время твердят люди – любовь.

Огромные металлические часы, подвешенные на центральной площади, пробили двенадцать. Чтобы быть уверенным, Тай взглянул на правую руку. Большая стрелка также показывала на двенадцать. Солнце уже заняло свое почетное место в небе и грело землю; несмотря на то, что лето подходило к концу, температура воздуха достигала около двадцати восьми градусов. Для парня такая духота была невыносима, поэтому, расстегнув пуговицы на горле своей поло, он сел и, подтянув под себя ноги, устроился под фонтаном, там, где вода стекала сверху. Тут ее капли могли даже нечасто попадать на джинсы и кроссовки.

– Она не придет! О чем я только думал, – чуть слышно проговорил парень и откинул голову на бетонную стену фонтана.

Он начал мысленно укорять себя, что было глупостью давать ей какую-то записку, когда можно было просто сказать. Всего лишь сказать – это так просто! И так сложно… Ведь он никогда не назначал встреч. Сейчас все было по-другому, и ему это не нравится. Все, что с ним происходит, пугает его. Вот, он даже притащил с собой этот веник, который люди называют «букет цветов» и дарят друг другу на праздники. После утренних скитаний по лесу ему вдруг захотелось нарвать цветов. Зачем он это делает? Это же так глупо и так похоже на людей! Грудь наполнилась негодованием и какой-то обидой, ранее ему не свойственной. Время показало двенадцать двадцать. Тай усмехнулся – видел бы его сейчас Лестр, смеху бы было! Он вдруг представил лицо друга, смеющегося над ним и еще больше – над букетом почти увядших полевых цветов. Прошло еще десять минут. Парень закрыл глаза, от яркого солнца веки изнутри стали красными, периодически темнея, когда кто-нибудь пробегал рядом.Крики детей, раздающиеся со всех сторон фонтана, начали раздражать его, и он отвернулся. Прошло еще минут пять, когда, вздрогнув, Тай услышал за спиной визг ребенка. Тот заливался звонким смехом, подставляя маленькие ручки под струйки фонтана. Парень не стал оборачиваться, он лишь мысленно мечтал, чтобы его поскорее забрали родители. Нервы начали напрягаться, сосуды наполнялись большим объемом крови, жадно пульсируя в висках, солнце изнуряло. Потянув к себе цветы, он втянул в себя их запах и еле сдержался, чтобы не чихнуть. Снова откинув голову, он слегка прикрыл глаза; в воздухе еще царил слабый запах цветов, который вскоре, от стоящей жары, грозился стать тошнотворным. Почувствовав напряжение в мышцах и изнывая от жары, он попытался расслабиться, представив себе прохладный ночной лес. На лбу выступил пот; прикоснувшись к шее одной рукой, он сжал ее, слегка массируя. Парень почувствовал слабую боль от впивающихся в кожу ногтей. Из образовавшихся ранок проступила алая кровь, и наступило некое облегчение.Ребенок за спиной на мгновенье замолчал, отчего Тай довольно выдохнул, в нос ударил слабый запах цветочных ноток, смешанных с фруктовыми. Зрачок тут же увеличился в размере, слегка выдавая свой золотистый блеск. Тай открыл глаза, его грудь наполнило приятным волнением, мысли пустовали, на губах мелькнула слабая улыбка. Он почувствовал ее присутствие.

– Извини, что опоздала! Сомневалась, стоит ли идти, – она говорила тихо и мягко, отчего его дыхание стало прерывистым.

Он по-прежнему не оборачивался, она так же сидела к нему спиной. Парень молчал.

– Хочу сразу определиться. Эта встреча… она просто дружеская?.. – снова начала Леа.

Тай глубоко вздохнул, словно испугался того, чего на самом деле не было – что это встреча может быть чем-то большим для него.

– Конечно! – твердо произнес он и обернулся, встретив Леа ослепительной улыбкой.

На ней было короткое белое платье с небольшими воланами на краях и короткая, до половины спины, кофточка на пуговицах. Блестящие светлые кудри разлетались под каждым дуновением ветра, делая ее еще красивее, и он не мог не заметить этого. Леа улыбнулась, смутившись под взглядом парня.

– Тогда пошли? – весело произнесла она и, встав, обошла фонтан, чтобы сойти с него на площадь.

– Это дружеский!!! – проговорил Тай, протягивая девушке букет.

Леа почувствовала неудобство. Не то, чтобы она не любила цветы, а просто считала, что, когда их дарят, это не просто так. Чтобы не расстраивать парня, она все же приняла букет и мило улыбнулась.

– Спасибо, – произнесла она.

 

* * *

Солнце все так же парило, продолжая заигрывать с капельками воды, отражаясь в них маленькими искорками. День был просто замечательным, хотелось как можно больше вдыхать воздух уходящего лета. Ребята бродили по городу вот уже несколько часов. Они мило смеялись, болтали на всевозможные темы, да и просто наслаждались еще одним прекрасным днем и общением.

Тай мысленно был благодарен Леа за то, что она ничего не спрашивает о его жизни, ничего из того, о чем бы он не хотел говорить. Она все понимала, словно была одной из них. В голове мелькнула мысль: «Как было бы здорово, если бы так оно и было… Тогда мне не нужно было бы прятать ее, подвергать опасности каждый раз, когда нахожусь с ней рядом, особенно на людях, среди которых могут быть и подобные мне». Любые связи с человеком могут стоить ему отвержения. Он никогда не привязывался к людям.

 

* * *

Вот уже двадцать семь лет она ходит по магазинам, делая вид, что усердно выбирает между продуктами, покупая всякий ненужный бред. Ей безумно хочется быть человеком, быть, как все, жевать этот зеленый горошек или стручковую фасоль, лишь бы не думать о мясе… о свежем, еще сочащемся кровью мясе!

Слегка дрожащими руками она потянулась к стоящему в открытом холодильнике пакету молока и стала делать вид, что ищет срок годности, почувствовав, как контролер отдела не сводит с нее глаз, контролируя каждое движение, словно она – воровка. Становясь старше, ей становилось все труднее сдерживать себя в эмоциях. Вот и сейчас она еле сдерживалась, чтобы не запустить в этого наглого мальчишку молоком или банкой гороха. Можно просто впиться ему в руку и, вырвав ее, жевать хрустящие сухожилия и кости. Эти мысли посещали ее все чаще… Ей уже давно не хватает животных, тем более – размороженных полуфабрикатов, чтобы утолить голод. Но, чего бы ей это ни стоило, она будет держаться и никогда не тронет человека.

– Майкл, подойти в подсобку, – услышала она голос, обращенный в сторону парня. Контролер, что-то недовольно проговорив, удалился.

Женщина, почувствовав облегчение и свободу в своих действиях, подошла к холодильнику с размороженным мясом и начала наполнять свою тележку. Справившись с задачей, она подошла к кассе и, улыбнувшись продавщице, полезла за кошельком, чтобы расплатиться за товар.

– Дакота, давно вас не видела! Шашлыки намечаются? Большая компания, да? – любопытствовала кассирша.

– Что-то вроде этого, – тихо произнесла женщина и, схватив с ближайшей полки бутылку красного вина, добавила: – И это тоже.

Расплатившись, она вышла на улицу и подошла к машине. Открыв багажник, женщина начала аккуратно перекладывать пакеты, как неожиданно ее внимание привлек чей-то голос и она остановилась. Дакота не могла его спутать ни с чьим другим. Но ее насторожило иное: в голосе были давно забытые ею чувства – радость, веселье, свобода. Медленно она выглянула из-за открытого капота, и ее тут же охватила паника и тревога. Неподалеку стоял ее сын, почти весь мокрый, он смеялся и протягивал руки девушке, пытаясь снять ее с бордюра фонтана. Та, отбегая подальше от него, набирала полные ладони воды и пыталась облить его. Наконец ему удалось ее поймать и, всю мокрую, снять с фонтана.

– Пошли, на нас люди смотрят!!! – смеясь, говорил он, рассматривая свои мокрые штаны.

Девушка смеялась в ответ. Слегка приподняв платье, она оголила загорелые коленки, с воланов каплями стекала вода. – Ты первый начал, – произнесла она, сняв с его плеча маленький опавший листок.