Понедельник 15 августа.

Пальцы нервно били по столу, каждый звук отражался в мозгах Леа. Окна кабинета были зашторены, несмотря на то, что на улице сияло яркое солнце и тщетно пыталось проникнуть внутрь, медленно крадясь по деревянному столу. Глубоко вздохнув, а затем сильно сжав кулак, Тодд тихо произнес:

– Ты хотя бы представляешь, как я волновался?

Девушка сидела напротив отца и молчала, разглядывая маленькие каменные статуэтки, стоящие на столе. Мужчина кинул на нее недовольный взгляд, затем, вытащив сигару из правого ящика, нервно закурил, затягиваясь снова и снова. Внимательно смотря за Тоддом, девушка, наконец, проговорила:

– Тебе нельзя курить!

– Не говори мне, что делать! – злясь, ответил тот.

– Мама бы этого не одобрила, – совсем тихо произнесла Леа и, откинув голову на спинку стула, закрыла глаза.

Мимо снова пронеслись отрывки сегодняшнего утра: ее опять хотели убить, за этот месяц уже трижды, а ведь это точно не совпадение. Значит, в городе есть оборотни, и их не один, не два, а больше. Раздумья девушки снова прервал голос отца.

– Просто скажи мне: как ты там оказалась?

– Сломалась машина, – тихо произнесла Леа.

– И ты пошла гулять по лесу? – с волнением и каплей нервозности вполголоса произнес мужчина и, глубоко затянувшись напоследок так, что лицо его покраснело, затушил сигару.

– Я устала, – проговорила девушка и, поуютнее укутавшись в рубашку, опустила голову.

– Хватит врать!!! – взбешено крикнул Тодд и скинул рукой все находящиеся на столе предметы, включая небольшую стеклянную вазочку, в которой всегда стояли цветы Мег. Упав, она разбилась вдребезги, оставив мокрое пятно. – Ты не уехала в Бостон? Почему?

– Боже, да что с тобой? – с волнением произнесла дочь, вскочив со стула.

– Я знаю, твоя подруга сказала мне. Ты уехала с ним.

– С кем – с ним?

– Не зли меня, дочка, не зли, прошу тебя!!!

– Да в чем дело? Может, объяснишь наконец?! – Леа начала злиться и, наклонившись над столом и положив на него руки, прокричала эти слова.

– Ты не должна с ним общаться. Я запрещаю! – чуть сбавив тон, проговорил отец уже вслед уходящей дочери.

– Ты не можешь мне запретить этого! – прокричала в ответ Леа, вылетая из кабинета отца и громко хлопая дверью.