В основу показанной ниже схемы легла концепция К.Г. Юнга, которая сегодня, на мой взгляд, наиболее продуктивна. Поскольку тело и психика каким-то неясным образом совпадают, нулевая линия на схеме – это условная грань, отделяющая субъекта от феноменального мира. Слева помещён Большой космос – поле бесконечных трансформаций энергии, справа – психическая субстанция индивидуума, содержащая элемент вечности. Основа живого и неживого – едина, но по мере усложнения организации возникают различия. Молекулы живого поляризуют свет, живая материя представлена множеством автономных и самоподобных объектов, передвигающихся за счёт собственных энергетических ресурсов и вопреки внешнему влиянию, в то время как мобильность материи косной основана на посторонних источниках энергии и является следствием внешнего воздействия.

Далее мы наблюдаем разницу между животными видами, отличие человека от прочих млекопитающих – это третий уровень сложности «сборки», здесь в игру вступает сознание.

Психосоматика является продуктом как филогенеза (развития человеческого вида от морских предков до сего дня), так и онтогенеза (развития отдельной особи). Допустимую данным обществом степень нарушения типовой формы тела и величины психоэмоциональных реакций принято называть нормой.

Информацию, содержащую историю развития вида, а также «слой» психики в котором она зафиксирована. Юнг назвал архетипическим или коллективным бессознательным, фундаментом, из которого «вырастает» Эго. Человек похож на комплексное число в математике, с той лишь разницей, что мнимая часть – это личность, которой иногда может просто не быть, остаётся тело и сознание без самоосознанности, как у животных.

Оптимизация контактов совокупного разума (термин Г. Бэйтсона: подразумевается, что в психике каждого индивида заключён «сверхсубъект», располагающий всей воспринятой информацией, а не той её частью, которую запечатлела память субъекта) с Эго является задачей, которую успешно решает йога.

Юнг отметил, что развитие современного общества вступило в противоречие с интересами отдельной личности, которая не знает (не желает знать) ни направления этого развития, ни его издержек, возникших как результат разрушительного поведения человечества из-за отсутствия экологического аспекта культуры на всех уровнях, от индивида до ТНК.

Удовлетворение бесконечных желаний на Западе и поиск вариантов выживания на Востоке с одной стороны изолирует Эго от «остальной» психики, с другой – не даёт возможности оценить последствия своих поступков.

Безумное поведение Эго ведёт также и к полному отчуждению Я от системного разума, против чего последний протестует неврозами, пограничными состояниями и расстройствами психики.

У тела есть свои потребности, иногда ему просто необходимо реализовать свою животную природу, то же самое можно сказать о сознании, которое порой отчаянно нуждается в преобладании инстинктов.

Нереализованные цели, перенапряжение, психологические и эмоциональные травмы, всё то, с чем человек не в силах справиться, примириться либо совладать – вытесняется. Когда «удельный вес» вытесненного перевешивает компенсаторные возможности психосоматики, её структура «перекашивается». С одной стороны, общество генерирует бесконечные псевдопотребности и желание удовлетворить их, с другой – не в силах предоставить каждому возможность такого удовлетворения. Внутрипсихический дисбаланс порождает извращённые виды компенсации – агрессию, отклоняющееся поведение, немотивированную преступность, алкоголизм и наркоманию.

Степень психической целостности индивидуальна, есть люди, сбалансированные от рождения, кто-то принуждён к самопознанию обстоятельствами, для некоторых это превращается в самоцель. Что же происходит с сознанием при полноценной внутрипсихической коммуникации?

Громадное влияние на цивилизацию оказали мистические переживания, в процессе которых субъект как бы выходит за пределы бытия, времени и пространства. Для тех, кто пережил это состояние, стремление испытать его снова и снова часто становится целью жизни, некоторые «духовные учителя» утверждают, что находятся в нём постоянно и оно для них достовернее реальности.

Суть переживаний, именуемых просветлением, на самом деле предельно проста, так же как истина в нём представленная: всё сущее есть проявление Единого. Индуизм рассматривает дух как неделимую и нелокализованную субстанцию, утверждая, что всё суть – Бог. Природа (материя) либо объявляется иллюзией (майя), либо реальностью низшего уровня, которая лишь для омрачённого восприятия разделена на объект и субъект. Понятие (и принятие концепции) такого единства – тат твам аси (ты есть то) – является высшим уровнем религиозной абстракции, оказавшим, благодаря Востоку, мощное воздействие на менталитет и культуру Запада.

Если взять, скажем, песчинку и часть собственного ногтя, и последовательно рассмотреть это в электронном микроскопе то, начиная с какого-то уровня, различие между живым и неживым исчезает, мы видим структурную идентичность – единство! Как в анекдоте про армейского старшину всё проявленное состоит «из того же материала», но одно дело постичь это путём умозрительным, а другое – почерпнуть из мистических переживаний! Именно интерпретация их разными культурами привела к возникновению мировых религий.

Чем более Эго (бодрствующее сознание) изолировано от бессознательного (совокупного разума), тем меньше способно оно постичь подлинную причину собственной омрачённости и тем сильнее «ушибается» о её последствия. Различение необходимого и возможного появляется только после обретения целостности: «Свободный человек не делает ошибок, поскольку видит не только факты, но и законы, за ними стоящие» (Лейбниц). Свобода это разница между познанием и бытием, а М.К. Мамардашвили отмечал: «Людям часто приходится действовать в ситуациях, когда уже поздно. И по отношению к этим ситуациям есть только одна свобода: свобода знания закона и свобода не ставить себя в такие ситуации, когда уже поздно».

Человек познаёт мир пятью органами чувств, первый вид восприятия – ощущения. Они говорят: есть «нечто», и оно воспринято. Ощущения – одна из функций сознания. Фиксируя воспринятое и даже не сообразив толком, что это такое, мы уже эмоционально реагируем, эмоции – вторая функция. Бессознательное снабжает нас интуицией, часто не успев ничего понять и обдумать, мы уже знаем, что означает воспринятое и какое оно имеет значение, интуиция – третья функция сознания. И четвёртая, самая медленная и вязкая – логическое мышление.

Функции составляют пары оппозиции: «чувство-мышление», «ощущение-интуиция». Одна из них всегда ведущая, это основной способ взаимодействия субъекта с реальностью. Учитывая условное распределение на две большие группы «экстра» и «интровертов», мы получаем восемь типов склада личности.

Память существует двух «видов»: оперативная, управляемая произвольно, и долговременная; своеобразный склад общей воспринятой информации, к полному содержанию которого у сознания нет доступа. Первые пять «слоёв» психики объединяет устойчивая система координат – Эго. В его «состав» входят: ощущение тела, существования, данные памяти и внимание – оперативная часть сознания, способная рассеивать, концентрировать либо произвольно направлять энергию восприятия. Затем идёт область личного бессознательного, наиболее «близким» к сознанию его «слоем» является вытесненное. В нём содержится теневая часть «Я», несовместимая с представлением о себе (и близких) информация, а также эмоциональные травмы, формирующие корни неврозов.

Мозг «пишет» всё, что попадает в область восприятия, но этот информационный поток изначально разделён на две неравноценные части, одна из которых, осознаваемая, составляет примерно тысячную долю воспринятого. Какую-то часть информации бессознательное по мере надобности блокирует, чтобы обеспечить комфорт и безопасность «Я».

«...Современная наука располагает ... данными, что человек, вообще говоря, помнит всё, что когда-то было им произнесено, прочитано, получено в виде образов, однако он активно использует в своей деятельности лишь ничтожную часть этого гигантского багажа» ().

Ещё «глубже» расположены инстинкты и эмоции, «вырастающие» из архетипического, они поднимаются в сознание из первобытной тьмы, отвечая констелляциям (сгущениям) внешних воздействий и факторов. Юнг считает, что именно этот слой поставляет «материал» психозов.

И затем – архетипическое. При определённых комбинациях внешних и внутренних событий оно может прорываться в сознание образами, импульсами эмоций либо ощущениями. Любые проявления человеческого происходят из животной природы, в том числе инстинктивные реакции и формы поведения, поэтому об архетипе можно говорить как о матрице, согласно которой развертывается и функционирует психика каждого человеческого существа. «Кристаллическая решётка определяет спектр возможных форм; окружающая среда вызывает какие-то из этих возможностей к реализации» (1937, Килман).

Архетипическое – это универсальный субстрат, в котором запечатлена история эволюция рода и содержится «набор» всех потенциальных реакций. Когда архетипическое каким-то образом непосредственно контактирует с личностью, это всегда имеет характер Божественного откровения (по выражению Юнга – нуминозность).

Как правило, архетипическое «выходит на связь» лишь с полноценной «надстройкой», обладающей творческими способностями. Сеть (Единое) сама отбирает субъектов контакта.

В модели аналитической психологии есть ещё две психические структуры – «маска» и «образ души», это не что иное, как демпферы (амортизаторы), защищающие сознание от прямого столкновения со внешними и внутренними воздействиями.

Маска это совокупность привычных реакций, укоренённых в теле: тон, мимика, словесные штампы, манера общения и т.д. Маска – рабочий орган, от совершенства её зависит качество социальных контактов. Отсутствие эластичности «маски», неизменность говорят либо о незаурядной силе, позволяющей субъекту успешно «пробивать» этот мир, либо о полной утрате адаптивности, что вызывает психическое перенапряжение, накапливается и обычно ведёт к катастрофе.

Второй демпфер это «образ души» – тыловое прикрытие сознания, нечто более туманное, нежели «маска», что-то вроде смутного представления личности о собственной природе и о том, как она может себя проявить и повести. Это как бы смутное предчувствие о том, чего делать не надо, идущее изнутри.

Одна из важнейших функций сознания – обеспечение сохранности тела и продление его жизни, а также преобразование двух реальностей (внешней и внутренней) к виду, с которым способен иметь дело ограниченный разум.

Все животные инстинкты и побуждения, принадлежащие телу, проходя сквозь личностные «фильтры» становятся общечеловеческими свойствами. Иногда в экстремальных ситуациях совокупный разум «перехватывает» инициативу в реакциях, спасая жизнь тела ценой временного отключения, а порой и распада Эго.

Когда здоровье подорвано, энергия бессознательного, пытающего «достучаться» до разума, только усугубляет разрушительные тенденции.

Сравним модель Юнга с картиной, нарисованной наставником Кастанеды, ибо несомненный литературный талант последнего породил великолепные метафоры. Итак, бодрствующее сознание (субъект, Эго) дон Хуан именует тоналем: «...Тональ – это твоё социальное лицо. ...Организатор мира. Всё, что мы знаем и делаем как люди – работа тоналя. (, с.505) Всё, для чего у нас есть слово – это тональ. Тональ начинается с рождения и заканчивается смертью (там же, с.506)... .Его функция – судить, оценивать и свидетельствовать. Тональ – это остров. Этот остров – фактически весь наш мир. Ум – это часть тоналя (там же, 508)».

«Нагваль (совокупный разум или бессознательное – В.Б.) – эта та часть нас, с которой мы не имеем вообще никакого дела. Но значит, по-твоему. Бога не существует? – Нет, я не сказал этого. Я сказал только, что нагваль – не Бог, потому что Бог принадлежит нашему личному тоналю... Бог – это всё-таки то, о чём мы можем думать, поэтому, правильно говоря, он только один из предметов на этом острове. Нельзя увидеть Бога по собственному желанию, о нём можно только говорить. Нагваль, – там, сказал он. – Там, вокруг острова (с.507)».

«При определённых обстоятельствах тональ начинает осознавать, что кроме него есть ещё нечто. Это что-то вроде голоса, который приходит из глубин, голоса нагваля (с.511)».

Тональ начинается с рождения и кончается смертью, но нагваль не кончается никогда… Нагваль – беспределен. Можно сказать, что нагваль ответственен за творчество... (с.516)».

В схеме дона Хуана нагваль – это не только бессознательное, «принадлежащее» данному материальному носителю, но нечто более глобальное, его фрагментом является бессознательное каждого индивида, живущего в одном времени. То есть речь идёт о той же суперсистеме или Едином, концепцию которого разделяет автор данной работы.

«Нагваль, научившись однажды выходить на поверхность, может причинить большой вред тоналю, выходя наружу безо всякого контроля (с.527). Никто не может выжить в намеренной встрече нагвалем без длительной тренировки, (с.535). Требуются годы, чтобы подготовить тональ (сознание – В.Б.) к такой встрече, сталкиваясь лицом к лицу с нагвалем (бессознательным, собственным либо архетипическим) обычный человек обычно умирает от шока (с.536). Воин должен стать безупречным и совершенно пустым (в случае йоги – обеспечить требуемое качество ментальной пустоты – ЧВН), чистый остров (очищенное ментальное пространство) не оказывает сопротивления, ему нечем сопротивляться (поскольку обычная структура сознания на время снята – В.Б.).

Нагваль невыразим, все возможные ощущения, и существа, и личности плавают в нём, как баржи, – мирно, неизменно, всегда. Тональ – это то, где существует всякий объединённый организм» (с.592). Маги говорят, что через волю они могут быть свидетелями (то же говорит и Веданта) эффектов нагваля (с.595). Тональ... является ... отражением неописуемого неизвестного, наполненного порядком (препятствием к исчерпывающему самопознанию является теорема Геделя, в данном контексте говорящая о том, что процессы, обеспечивающие создание смыслового изображения на экране, на этот же экран выведены быть не могут), а нагваль – отражением неописуемой пустоты, которая содержит всё (с.596).

...Нагваль привлекателен свыше всякой меры, и воины, которые отправляются в него, находят, что возвращение к тоналю, или к миру порядка, шума и боли – неприятнейшее дело» (с.599).

В самьяме начинается распространение осознанности вглубь, пока личность не ассимилирует весь пережитый и эндогенный опыт, вплоть до архетипического. Врождённой способностью к объединению Эго с остальной психикой обладают единицы, о которых Г. Бэйтсон сказал: «Если мистики плавают в море бессознательного, то шизофреники в нём тонут». Или, по словам Монтегю Ульмана, основателя Лаборатории исследования сновидений при Маймонидском медицинском центре в Нью-Йорке «такие личности не в состоянии рационально организовать („переварить“ – В.Б.) свой опыт, поэтому их видения – лишь трагическая пародия на опыт мистиков».

Но даже и в самой Индии истинно просветлённые – наперечёт.