Случайный поцелуй

Бойл Элизабет

Случайный поцелуй повесы и ловеласа Джека, лорда Тремонта, погубил репутацию юной Миранды Мабберли и заставил девушку покинуть высший свет.

И вот теперь, годы спустя, когда Миранда стала провинциальной учительницей и наконец-то забыла печальное прошлое, на пороге ее дома вновь появился Джек!

Чего хочет этот дьявол?

Вновь разбить жизнь девушки, так жестоко скомпрометированной?

Или открыть ей двери в мир страстной любви, блаженства и счастья?

 

Пролог

Лондон, Англия 1801 год

– Нет уж, – оскорбленно фыркнула леди Оксли. – Наверное, есть вещи похуже, чем брак с дочерью простолюдина, но я и думать об этом не желаю. Наша родословная будет навечно запятнана.

Сидевшая рядом герцогиня Шевертон от души согласилась:

– Я опасаюсь за вашу репутацию, милочка, очень опасаюсь.

– Утешает только то, что она училась в школе мисс Эмери.

– У мисс Эмери, говорите? – Герцогиня с головы до ног окинула взглядом девушку, о которой шла речь, словно проверяя качество товара. – Пожалуй, она слишком юна, вы не находите? На мой взгляд, она неопытна и наивна.

– О да, выглядит она наивной, – громко заявила леди Оксли, не обращая внимания на возмущенные взгляды зрителей, слушавших оперу. – Остается надеяться, что все обойдется. Господи, все эти пройдохи торговцы не так опасны, как их дочери. Больше всего меня страшит, что Оксли женится на простолюдинке и выяснится, что она падшая. Боже, какой позор!

«Падшая».

Слово прогремело на всю ложу.

Мисс Миранда Мабберли, объект этих пересудов и подозрений, готова была сквозь землю провалиться. Ее щеки вспыхнули от стыда и возмущения, но не из-за обличений будущей свекрови. Ей было жаль родителей. Супруги Мабберли, сидевшие в ложе графини, слышали, как треплют их доброе имя.

«Падшая»! Да лучше уж, чтоб так и было.

Вздохнув, Миранда попыталась сосредоточиться на перипетиях оперного сюжета, а не на том спектакле, который устроила в своей ложе леди Оксли. Эта особа не первый раз обсуждала на публике нареченную своего сына и, должно быть, не в последний.

Но одно слово все еще звенело у Миранды в ушах. «Падшая».

Это несправедливо! Несмотря на мнение леди Оксли, она порядочная девушка. Не говоря уже о том, что окончательное падение лежало далеко за пределами ее понимания.

Мать незаметно подтолкнула Миранду локтем и прошептала:

– Все хорошо, девочка моя, улыбайся. Через неделю ты станешь графиней.

Миранда изо всех сил старалась растянуть губы в улыбке, но это давалось ей нелегко. Мать же буквально сияла от восхитительных перспектив. Этот брак превосходил самые радужные надежды миссис Мабберли. Ее супруг, богатый, как Мидас, торговец, напротив, не ждал ничего хорошего от союза единственной дочери с высокомерным аристократом.

Но за всеми этими дебатами, расчетами и обсуждениями социального неравенства никто не удосужился поговорить с Мирандой.

Это ее замужество, ее жизнь, твердила она своим помешанным на титулах родителям, лорду Оксли, поверенным, банкирам, многочисленным кредиторам графа. Но никто ее не слушал. Всех устраивал этот финансовый союз.

Неужели в этом водовороте дел никого не интересовало, что именно она выходит замуж за Оксли? Возьмет его фамилию. Будет жить в его доме. И, передернув плечами, Миранда подумала о логическом продолжении – станет делить с ним ложе.

Нельзя сказать, что брак с графом был ей неприятен. Миранда сознавала свой долг перед семьей. Ради этого ее отправили к мисс Эмери, в школу для благородных девиц. Но союз именно с этим графом Миранда считала отвратительным.

Молва гласила, что графы элегантны и очаровательны в любой ситуации, манеры их безукоризненны. Они безупречные джентльмены и даже немного герои.

Неужели общественное мнение ошибалось?

Граф Оксли не обладал ни одним из приписываемых аристократам достоинств.

Пока его матушка во всеуслышание оплакивала мезальянс, граф, сидя рядом с будущей женой, громогласно хвастался, что у него теперь есть маленькая богатая «кобылка» и он смог приобрести на аукционе «Таттерсолз» пару отличных рысаков. Миранда, прикрыв глаза, сжала губы, чтобы не сказать этому тупице, что он ставит телегу впереди лошади, поскольку они не женаты. Пока.

О, если бы ее репутация была немного подпорчена! Совсем чуть-чуть, но чтобы Оксли пошли на попятный. Тогда у нее был бы шанс найти мужчину ее мечты. Рыцаря в сверкающих доспехах, который любил бы ее, а не ее приданое. Достойного джентльмена, который целовал бы ее нежно и любяще. Такого, чтобы у нее от счастья мурашки бежали по коже и сердце пускалось вскачь.

Но подобная удача казалась Миранде недосягаемой. Грезы растаяли, когда в зрительном зале вспыхнул свет. Рядом с ней сидел ее «герой» и с вожделением смотрел на невесту, словно она была помесью спелого персика с ковшом золота. У Миранды засосало под ложечкой.

Теперь она готова была согласиться на брак со скучным лордом Седжуиком, но он уже был женат на своей обожаемой Эммалайн.

Жаль, что леди Седжуик нет в театре. Она бы поставила графиню Оксли на место и поддержала упавший дух Миранды своим искрящимся весельем.

Лорд Седжуик пришел один. Что-то тревожило его, между бровей залегла морщинка. Будь он в другом настроении, Миранда все равно не стала бы изливать душу степенному барону. Вряд ли это прилично, не важно, что супруга считает его исключительным человеком, презирающим условности.

Антракт заканчивался. Извинившись, Миранда встала. Не обращая внимания на причитания матери, что не следует оставлять «бедного Оксли» одного, она быстро покинула ложу, чтобы отыскать укромный уголок, пока не погасили свет.

Она нашла уютную нишу в дальнем углу фойе. В стороне от зрителей, которые чинно прогуливались, демонстрируя новые наряды и обсуждая последние новости и сплетни.

В темном уголке Миранда дала волю слезам. Она плакала, пока не зазвонил колокольчик, призывая зрителей вернуться на свои места. Какое оскорбление! О ней судят, как о лошади на аукционе.

Подумаешь, родословная! Мать Миранды происходит из порядочной и благородной семьи. История рода гораздо древнее, чем может себе вообразить леди Оксли. Вспомнив гордый нрав предков, Миранда вытерла слезы – свидетельство своего отчаяния – и расправила плечи, настраивая себя потерпеть до конца спектакля.

Терпеть до конца жизни. Но жизнь вдруг сделала неожиданный поворот.

– Жизель, моя богиня, как я рад тебя видеть! – прошептал ей на ухо какой-то мужчина и, обняв, повернул к себе.

Миранда уткнулась ему в грудь и не успела слова вымолвить, как он приник к ее губам опаляющим поцелуем.

Она изо всех сил боролась с негодяем, сжав кулаки, толкала его в грудь, трясла за плечи. Боже милостивый, только этого еще не хватало!

Миранда резко открыла глаза. Лорд Джон Тремонт? Целует ее? Господи, разве он не знает, что это непристойно?

Очевидно, нет, поскольку его губы дразнили и мучили ее. Когда она открыла рот, чтобы запротестовать, его язык проник вглубь, приводя в трепет. Такого она себе и вообразить не могла.

Дрожь охватила все ее существо. Неудивительно, что в свете его называют Безумный Джек Тремонт.

Она продолжала сопротивляться, но только потому, что так полагалось поступать. Безумный Джек прижал ее к стене, отрезав путь к бегству. Миранда задохнулась, когда его мощное тело настойчиво соприкоснулось с ней, выдавая намерения.

И хуже всего то, что она хотела испытать это. Его поцелуй, прикосновение, жар его тела вызывали мучительное желание в ответ притянуть его к себе.

Но это же неприлично!

Она помолвлена. Помолвлена с другим мужчиной, чье имя она сейчас не могла вспомнить, даже если бы от этого зависела ее жизнь. С мужчиной, который, как она подозревала, никогда не поцелует ее так, как этот.

Ее муж не станет целовать ее, как лорд Джон. А он тем временем дразнил ее, побуждая ее язык вступить в игру, покусывал ее губы, не отрывался от ее рта, пока тихий стон не вырвался из глубин ее души.

В какой-то волшебный миг Миранда уцепилась за Безумного Тремонта, позволив целовать себя, разрешив его рукам пройтись по ее бедрам, обнять за талию. Его прикосновения принесли с собой такие искушения, перед которыми невинность казалась убогим товаром.

«Погуби меня, – думала она. – До конца погуби».

Его пальцы двинулись вверх, к груди, и закружились вокруг скрытого тканью платья соска. От его прикосновения волны неведомых ощущений одна за другой катились по ее телу, заставляя стиснуть бедра от сладкой боли.

Миранда с шумом втянула воздух и поднялась на цыпочки. О Господи, это уж слишком! Она изо всех сил пыталась протестовать, бежать к своему жениху, но опытные и умелые пальцы лорда Джона играли вырезом ее платья, открывая грудь. Он скользнул губами по нежной шелковистой плоти, и бутоны сосков тут же ответили на его ласку.

У Миранды ноги подкашивались.

– Радость моя, где мы можем уединиться? – прошептал ей на ухо лорд Джон, дурманя запахом бренди. – Даю слово, мы вкусим блаженства, прежде чем поднимут занавес.

Разве есть большее блаженство?

Боже милостивый, как это могло случиться? Как выдержать эту муку?

Но вдруг этот вопрос перестал волновать Миранду. Она увидела поблизости будущую свекровь и свою мать. Леди Оксли задыхалась от шока, а у миссис Мабберли был трагический вид.

– Оставьте меня! – пробормотала Миранда, пытаясь освободиться от лорда Джона. Но к ее ужасу, кружево на рукаве платья зацепилось за пуговицу его сюртука, не давая вырваться из его рук.

Леди Оксли далеко не сразу пришла в себя, но когда обрела голос, из ее оглушительных воплей стало ясно, что с помолвкой Миранды, как и с ее репутацией, покончено навсегда.

 

Глава 1

Школа благородных девиц мисс Эмери Бат, Англия 1810 год

– Не понимаю, как можно его сюда пускать, – недоумевала леди Филиппа Ноулз, обращаясь к своей кузине, мисс Фелисити Лангли, когда девушки спускались по черной лестнице.

– Пиппин, когда герцог Паркертон посылает брата исполнить поручение такого деликатного характера, никто не сможет указать человеку на дверь, – объяснила Фелисити. – Даже если у него дурная репутация и он ужасный…

– Повеса, – закончила фразу Талия, замыкавшая тайное шествие.

Талия и Фелисити были двойняшками. Как и сестра, Талли не отличалась излишней деликатностью и изысканностью выражений, кроме того, ее возбуждала перспектива встречи с таким человеком.

Для Талли от слова «повеса» веяло волшебными приключениями, так же как от слов «пират, разбойник, контрабандист». Но мисс Эмери приказала воспитанницам не выходить из своих комнат до отбытия визитера.

Повеса в заведении мисс Эмери?! Такое событие нельзя пропустить!

– Не понимаю я мисс Эмери, – заявила Талли, – она постоянно предостерегает нас от знакомства с мужчинами такого сорта. А как мы сможем их распознать, если никогда их не видели?

Фелисити охотно согласилась с сестрой. Пиппин в отличие от смелых кузин колебалась, но только потому, что глубоко скрывала тайное любопытство к печально известному повесе лорду Джону Тремонту. Вскоре она сдалась и присоединилась к компании.

– Кого погубил этот лорд Джон? – спросила Пиппин.

– Мисс Миранду Мабберли, – без запинки ответила Фелисити. – Он поцеловал ее в театре, на глазах у всех.

Пиппин поражало, что Фелисити в курсе всех светских событий. А ведь сестры Лангли ступили на землю Англии только два года назад. До этого они всю свою жизнь путешествовали по свету вместе с отцом, лордом Лангли, занимавшим видный пост в министерстве иностранных дел.

– Боже мой! – воскликнула Пиппин. – Почему тогда он не женился на мисс Мабберли?

Талли продолжила рассказ. Фелисити тем временем прикидывала, как спуститься в холл, чтобы не столкнуться с директрисой или с кем-нибудь из учительниц, особенно с преподавательницей этикета мисс Портер.

– Мисс Мабберли в то время была помолвлена с графом Оксли, – прошептала Талли. – Когда Оксли узнал о случившемся, то отказался от своих намерений.

–А мисс Мабберли? – спросила Пиппин. – Что стало с ней?

– Не знаю, – пожала плечами Талли. – Наверное, что-нибудь обычное в подобных обстоятельствах: печальный конец, изгнание из общества. Какое это имеет значение? В конечном счете ее репутация была погублена.

– Какой ужас! – прошептала Пиппин.

– Думаю, мисс Мабберли оказалась в восточном гареме или вышла замуж за колониального торговца, – высказала свое мнение Фелисити.

Для нее эта судьба была равнозначна полному падению. Фелисити в мечтах видела себя женой по меньшей мере герцога, за что еще в детстве получила прозвище Герцогиня.

Окинув взглядом лестничный пролет и увидев, что путь свободен, Фелисити махнула спутницам рукой, призывая следовать за ней.

Девушки осторожно спустились вниз, прошмыгнули через холл и спрятались в чулане. Накануне, симулируя мигрень, Фелисити получила освобождение от урока мисс. Портер и, воспользовавшись этим, убрала ведра, швабры и метлы, обычно стоявшие в крохотном помещении.

Когда девочки втиснулись в чулан, Талли осмотрелась и вздохнула.

– Думаю, это лучшее, что мы могли сделать, – сказала она, опуская на пол четвертого члена их группы, Брута, своего постоянного спутника.

Черного песика подарили обеим сестрам, когда их отец служил в Австрии, но Брут привязался к Талли с того момента, когда она первый раз взяла его на руки.

Талли никогда не переживала – ну, может быть, только самую малость! – что собачка с большими круглыми глазами и пышной гривкой выглядит смешно. Девочка с гордостью говорила, что Брут обладает сердцем льва и, несмотря на скромные размеры, предан и храбр.

Брут немедленно принялся обследовать их убежище и наконец выразил свое мнение, тряхнув обезьяньей головкой.

– Гав!

– Талли, – сердито прошептала Фелисити, – заставь его замолчать! Он своим тявканьем и сопением все испортит. Говорила я, надо было оставить его няне Грете. Удивительно, что мисс Эмери позволила нам взять его в школу.

Талли схватила песика на руки и прижала к себе, бросив на сестру сердитый взгляд. Фелисити игнорировала его с царственным безразличием, которым может обладать только будущая жена герцога.

Собаки столь же противоречили устоям заведения мисс Эмери, как и повесы, однако знаменитое обаяние лорда Лангли растопило суровость директрисы, и она позволила Талли оставить четвероногого друга.

В конце концов, родословная Брута восходит к обезьяньему пинчеру, принадлежавшему Марии Антуанетте. Такие высокие связи могли одолеть даже суровые принципы мисс Эмери.

– Ты уверена, что мисс Эмери заставит лорда Джона подняться по черной лестнице? – спросила Талли. Ей не слишком нравилось темное тесное помещение, она с нарастающим испугом оглядывалась вокруг.

– Да, – с обычной уверенностью ответила Фелисити. – Мисс Эмери не позволит ему подняться по главной лестнице. Тогда все ученицы из комнат высунутся, чтобы на него поглазеть. – Она приоткрыла дверь, оставив маленькую щелку, зная, что свет придаст Талли бодрости. – Кроме того, комната Беллы в задней части дома, так что это самый вероятный его маршрут.

В рассудительности Фелисити не откажешь.

Леди Арабеллу Тремонт, дочь герцога Паркертона и племянницу лорда Джона, с позором отправляли домой. Ее застали целующейся с одним из конюхов. Такого скандала за всю историю заведения мисс Эмери не было. Отъезд провинившейся воспитанницы был обставлен с той таинственностью, какую только можно обеспечить в доме, полном юных девиц, любящих посплетничать.

Талли теснее прижала к себе Брута. Их убежище уже казалось девочке тюремной камерой.

– Герцогиня, не знаю, сколько придется…

Ее прервал звонок колокольчика, звякнувшего под чьей-то сильной рукой. Тут же послышался стук каблуков мисс Эмери.

Девушки, затаив дыхание, прислушивались и всматривались в щель в надежде разглядеть все подробности.

– Сюда, милорд, – сказала мисс Эмери.

Теперь, если прогноз Фелисити сбудется, мисс Эмери поведет лорда Джона в их сторону. Так и оказалось.

– Постарайся как следует разглядеть его, – прошептала Фелисити на ухо Талли. – Я хочу, чтобы ты нарисовала его портрет в моей «Летописи».

На тот печальный случай, если она не встретит своего герцога, Фелисити вела весьма подробный журнал обо всех подходящих холостяках Англии. И хотя лорд Джон – беспутный повеса и вряд ли заслуживал упоминания в перечне, но он все еще холостяк и, следовательно, имел право на место в ее списке.

– И ты тоже, Пиппин, – повернулась Фелисити к кузине. – Ты прекрасно схватываешь детали и проследишь, чтобы Талли его похоже изобразила.

В нужный момент три пары глаз уставились на скандально известного повесу.

Лорд Джон Тремонт промелькнул мимо приоткрытой двери, и в следующее мгновение девушки увидели его спину. Он поднимался в комнату своей племянницы.

– Я никогда… – начала Талли.

– Я тоже, – добавила Пиппин.

На этот раз Фелисити промолчала, ошеломленная увиденным.

Лорд Джон совершенно не походил на то, что им внушали.

– Я думала, он…

– Я была уверена, что он… Фелисити кратко подвела итог:

– Он ужасен!

Ужасно. Это слово лорд Джон Тремонт считал самым подходящим к данной ситуации, хотя и не в том смысле, что Фелисити.

Кажется, сейчас даже Ньюгейтская тюрьма сулила более гостеприимный прием, чем общество неестественно вежливой мисс Эмери. Неумолимые взгляды худой женщины с узким лицом, ее едва скрываемая суровость были очередным напоминанием о том, как низко ценят лорда Джона в обществе.

Он, который некогда был любимцем света, самым желанным гостем в гостиных Лондона, теперь понижен до роли мальчика на побегушках при брате. И должен тайно доставить домой опозоренную племянницу, вместо того чтобы заставить Паркертона самого снизойти до этого дела. Между герцогом и его беспутным братом не осталось никакой любви, никаких семейных обязательств, которые могли бы подвигнуть Джека приехать в Бат. У Джека остались только долги и посулы брата уплатить некоторые из них в обмен на услугу. А поскольку Паркертон после инцидента с семейством Мабберли лишил младшего брата средств, Джек не мог позволить себе отказаться от унизительного предложения.

Поэтому-то он и оказался здесь, в этой женской обители, и теперь таскает многочисленные шляпные картонки, чемоданы и дорожные сумки племянницы по черной лестнице, как простой лакей.

От внимания Джека не укрылось, что его провели в заднюю часть дома. Вокруг никого не было. Вероятнее всего, воспитанниц отослали из опасения, что самый его вид поразит их чувства. Как будто юные английские леди обладают хоть какими-то чувствами! Джек проглотил оскорбление, он обдумывал вопросы куда более важные, чем поведение своей племянницы.

Черт возьми, если бы его братец меньше тратил на наряды для девчонки и больше на уроки этикета, ее бы не выставили из школы. Тогда не пришлось бы тащиться сюда из Суссекса и улаживать это неприятное дело вместо Паркертона.

Задумавшись, Джек уже в четвертый раз спускался по лестнице с вещами Арабеллы. Налетев на кого-то, он выронил багаж.

В воздухе замелькала обширная коллекция нарядов племянницы и содержимое корзинки для рукоделия: нитки, пряжа, вязальные спицы, ленты.

– Боже милостивый!

Услышав этот возглас, Джек сообразил, что его противник вот-вот упадет, и быстро подхватил теплое гибкое тело.

Женщина.

Не одно из юных созданий, которым скоро предстоит дебютировать в свете, а взрослая женщина.

Такие изгибы тела ему хорошо знакомы. Он долгие годы отдал науке обольщения. Хоть много воды утекло с тех пор, когда он обнимал даму, инстинкт властно напомнил о себе, и Джек притянул незнакомку ближе.

Чтобы спасти от падения.

– Ох! – выдохнула она, столкнувшись с ним.

Ее грудь прижалась к его торсу, пальцы уцепились было за его плечи, но тут же сжались. Крепкие кулачки забарабанили по нему, лишая и без того неустойчивого равновесия.

– Осторожнее, мисс, – сказал Джек.

Как можно наказывать его за то, что он не дал ей упасть? Он же действовал ей во благо!

Его рука замерла на ее округлых ягодицах, а другая расположилась чуть ниже груди совершенной формы.

Джек в некотором смущении смотрел на девушку. Он был уверен, что это краткое возвращение в беспутное прошлое и есть главная награда за исполнение неприятного поручения.

Вознаграждение в виде розовых губ и шелковистой кожи нежнейшего оттенка, не говоря уже обо всем остальном. Мог ли бывший повеса сопротивляться искушению, которое охватило его, несмотря на уродливое черное платье девушки?

Много времени прошло с тех пор, когда он оправдывал свое прозвище Безумный Джек Тремонт.

Разве он виноват, что почти забылся? Джек наклонился к ней попробовать на вкус дерзкое обещание ее губ, узнать, каков ее поцелуй.

Но тут он разглядел ее волосы.

Черт побери, девица была рыжей! Джек не понимал, как раньше этого не заметил. Теперь этот цвет буквально лез в глаза.

Хотя волосы были собраны в тугой пучок старой девы, Джек знал, что кроется за укрощающими их шпильками.

Искушающее пламя страсти.

Он чуть не толкнул девушку на груду тряпок. Его воскресшая страсть капитулировала, как римляне перед гуннами.

Девушка споткнулась, освободившись от рук Джека, и, как полагается порядочной леди, полоснула его возмущенным взглядом. Вызвана ли ее досада тем, что пострадала корзинка для рукоделия, или оскорбленными чувствами, Джек не разобрал. Честно говоря, его это не интересовало.

«Justus esto et not metue» – таков фамильный девиз Тре монтов. Д жек добавил к нему собственные слова.

И никаких рыжих.

Обманчивые, загадочные создания, они, словно огненные псы ада, посланы ему на погибель.

К счастью, леди, кажется, совсем не рада знакомству с ним. Нахмурив брови, она отпрянула от него, как от зачумленного.

– Вы! – выпалила она.

Ее возглас прозвучал как обвинение и походил на крик «Тревога!».

Ужас, вспыхнувший в ее голубых глазах, напомнил Джеку о чувстве чести. Несмотря на мнение брата и, очевидно, мисс Эмери и ее сотрудниц, он в последние годы был джентльменом… почти всегда.

– Лорд Джон Тремонт, к вашим услугам, – проговорил Джек, вспомнив о хороших манерах, и ухитрился любезно поклониться.

– Только этого не хватало, – пробормотала девушка. Она по-прежнему выжидательно смотрела на него, уперев руки в бока. Джека это начинало раздражать. К чему так выходить из себя? Ведь он ее не поцеловал. Вот что значит старая дева! Только особа, которая долго избегала брачных уз, может смотреть на мужчину с таким ужасом.

– Я знаю, кто вы, – сказала она, подбирая рассыпавшиеся спицы, нитки и прочие мелочи. – Вам давно следовало уехать.

И это вместо того, чтобы любезно предложить чай и бисквиты.

Джека задело, что эта мисс, с которой он никогда прежде не встречался, отнеслась к нему с откровенным презрением.

Он не мог понять, почему его раздосадовало мнение этой девушки. То ли оттого, что он всегда был неравнодушен к рыжим, или потому, что она не такая, как все.

Джек принялся собирать наряды племянницы. Молчание незнакомки сводило его с ума. Ему казалось, что он слышит, как похрустывают позвонки ее напряженно выпрямленной спины.

Он решил сделать еще одну попытку.

– Трудно поверить, что одной девице нужно столько шляпок и платьев, – проговорил Джек, пытаясь разрядить обстановку. – Если бы она реже посещала парикмахера и чаще уроки хорошего тона, неприятностей бы не было.

Складывая шляпные коробки племянницы, Джек заметил искорки в глазах строгой леди. Казалось, она разделяла его невысказанное мнение, что у Арабеллы Тремонт больше платьев, чем ума.

– Кстати, – сказал он, приняв намек на улыбку за трещину в броне старой девы, – я не разобрал ваше имя.

Незнакомка пристально посмотрела на него, приподняв брови, точно копируя мину мисс Эмери. Даже от простого взгляда у Джека возникло странное чувство, что их околдовали. Казалось, и рыжей леди трудно назвать свое имя.

Наконец она набрала в легкие воздуха и как нельзя более кратко сказала:

– Мисс Портер.

Черт побери, она произнесла это так, словно делала огромное одолжение.

– Вы здешняя учительница? – спросил Джек, надеясь вовлечь ее в какое-то подобие беседы.

Давно прошли те времена, когда дамы искали его общества. В ответ он получил лишь краткий кивок. «Да, любезностью здесь не пахнет», – подумал Джек.

Наклонившись за опрокинувшимся чемоданом, он спросил:

– А что вы преподаете?

– Этикет, – последовал краткий ответ.

Джек сник. Пару минут назад он весьма некстати высказался, что Арабелла плохо подготовлена именно по этому предмету.

Ну и кашу он заварил! Мало того что он собирался поцеловать эту старую деву, обязанностью которой было предостерегать юных девиц от подобных ситуаций, так еще и ухитрился оскорбить ее как учителя.

У него в ушах зазвучал обвиняющий голос брата. Паркертон всегда говорил, что стоит Джеку появиться в каком-нибудь обществе, как его греховная натура тут же берет верх над разумом.

Конечно, Джек возразил бы, что куда больший грех держать леди с такими формами и манящими рыжими волосами, как у мисс Портер, в этом паноптикуме старых дев. Особенно это бросалось в глаза сейчас, когда учительница наклонилась поднять моток пряжи и его взгляд заскользил по стройным щиколоткам и округлым ягодицам.

Да, давно он не был в дамском обществе, если даже вид тонких щиколоток мгновенно пробудил его воображение.

Будь он в расцвете славы, Джек схватил бы ее в объятия и сказал, что ее волосы божественны, губы созданы для поцелуев, а грудь совершенна. И, не позволяя леди возразить, он подтвердил бы свое мнение, припав к этим губам, лаская эту грудь. Так сжал бы девушку в объятиях, что она поняла бы, какой властью обладает над ним.

Снова украдкой взглянув на чопорную мисс, Джек решил, что, сделай он такое заявление, ее хватит апоплексический удар. Тогда ей конец.

И ему тоже.

Черт побери, понадобится еще десять, нет, пятнадцать лет, чтобы загладить эту скандальную сцену.

Мисс Портер поспешно собирала рассыпавшиеся принадлежности и совала их в корзинку, причитая, что пряжа запуталась и петли спустились.

Джек не отрываясь смотрел на нее, и даже если бы захотел, то не смог бы вернуться к своему делу.

Такой женщине, как мисс Портер, действительно нужна хорошая встряска. Ее жизнь – это учтивые реверансы, правильно сложенные салфетки, визитные карточки. Она, вероятно, все дни проводит, обучая девиц, как наносить ответные визиты, правильно рассадить гостей за обедом и, главное, как избегать любителей вольностей.

Довольно скучное существование, решил Джек. Особенно для женщины, чьи волосы намекают на страстный нрав, а острый язычок способен с легкостью довести мужчину до безумия.

Джек вздохнул. Хоть его и огорчало зрелище растрачиваемой впустую жизни – ему это было знакомо по собственному опыту, – он ничего не мог с этим поделать. Если бы он поцеловал мисс Портер, пробудив в ней страсть, расплатой ему стал бы ад.

А Паркертон с удовольствием воспользовался бы этим случаем, чтобы не платить долги, которые обещал покрыть.

Поэтому вместо того чтобы одарить мисс Портер поцелуем и открыть ей грешный соблазн, который в нем таится, Джек наклонился поднять чемодан Арабеллы. Под ним лежало последнее сокровище из корзинки мисс Портер.

Серебряная пуговица.

Повертев ее в руках, Джек заметил, что пуговица дорогая. Скорее всего с мужского сюртука или жилета.

Взглянув на мисс Портер, он решил, что, пожалуй, недооценил ее. Она хранит эту вещицу как сувенир? Наверное, пуговица когда-то украшала пальто обожаемого брата или одеяние ее благочестивого папаши-викария?

А может, пуговица принадлежала ее возлюбленному?

– Это ваше? – спросил Джек со всей невинностью, на какую был способен.

Мисс Портер посмотрела на него, потом перевела взгляд на его вытянутую руку. Ее щеки мгновенно вспыхнули, а движение было таким быстрым, что Джек едва заметил, как ее пальцы коснулись его ладони, схватив свое сокровище, словно это был золотой самородок.

– Спасибо, – коротко сказала она.

Холодок пробежал по его открытой ладони. Смущающий душу внутренний голос прошептал: «Вспомни».

«Что вспомнить?» – думал Джек, сунув руку в карман пальто. Теплая шерсть стерла ощущение чего-то знакомого.

Давно прошедшее прочно забывается. Это единственный урок, который Джек вынес из прошлого.

А как насчет мисс Портер? Что скрывается за ее чопорным видом? Ее поспешная реакция говорит о скандале, который она предпочитала забыть. И все-таки хранила пуговицу как материальное напоминание о нем. Джек задумался о том, что разлучило мисс Портер и обладателя пуговицы. Почему этот негодяй бросил девушку? Только законченный болван мог разлучиться с рыжеволосой красоткой! Что заставляло ее губить свою жизнь, обучая манерам противных девчонок?

– Пуговица от мужского костюма, мисс Портер? – мягко спросил Джек.

Учительница, взглянув на него, неестественно выпрямилась и расправила плечи. Ее язвительность и строгость померкли перед страхом, вспыхнувшим в голубых глазах, красивее которых Джек не видел. Отразившееся в них горе не было плодом его воображения и почему-то вызвало у него чувство вины.

Если из-за такого пустяка мисс Портер переменилась в лице, значит, тот мужчина разбил ей сердце. И оставил одну выпутываться из скандальной ситуации.

– Я… я… – Джек запнулся.

«Я прошу извинить», – пытался сказать он, но слова замерли при виде отразившейся на ее лице муки.

Джек выпрямился и стоял перед ней как благородный джентльмен, а не как лакей брата.

– Черт возьми! Примите мои извинения, мисс Портер. Кем бы он ни был, он настоящий болван, если оставил вас здесь.

С этими словами лорд Джон Тремонт вернулся к своему унизительному делу, взял последний чемодан племянницы и спустился вниз. Мисс Портер смотрела ему вслед.

Она приросла к полу, подыскивая достойный ответ. Но было уже поздно. Безумный Джек Тремонт ушел. Снова исчез из ее жизни.

– Ужасный человек! – пробормотала мисс Портер, не подозревая, что повторяет суждение своих воспитанниц.

Он налетел на нее словно грузчик и, едва пробормотав какое-то извинение, тут же распустил руки. И к тому же сделал безапелляционные выводы, как это свойственно повесам. Да, некоторые вещи никогда не меняются. Вернее, мужчины, поправила она себя. Безумного Джека Тремонта и тогда мало волновало мнение окружающих, таким он до сих пор и остался.

Мисс Портер вздохнула и разгладила руками платье, пытаясь унять охватившую ее дрожь и успокоить пустившееся вскачь сердце.

Не то чтобы этот мужчина затронул ее душу. Нет, ни в малейшей степени! Просто было так… так волнительно увидеть его снова.

Несмотря на благие намерения тут же уйти прочь, она медленно подошла к окну, выходящему на улицу. Чуть раздвинув шторы, она смотрела на лорда Джона, как наверняка делает это сейчас добрая половина воспитанниц школы, невзирая на все запреты.

Мисс Портер смотрела на мужчину, который погубил ее одним поцелуем.

Мисс Миранда Мабберли не попала в гарем восточного владыки, не вышла замуж за торговца из колоний, даже не стала парией. Она поступила так, как подобает здравомыслящей женщине, – подобрала осколки разбитой жизни и стала жить с тем, что ей оставили.

Оставили общество и ее непреклонные родители.

Ей объявили, что лорд Джон не женится на ней, и поспешно отправили к дальним родственникам Хиббертам, в отдаленный уголок на севере Англии.

Мистер Мабберли рассчитывал, что удачное замужество Миранды введет его в высшие слои общества. Но репутация дочери была непоправимо испорчена, и надежд на брак с благородным джентльменом не осталось. Отец был взбешен и расстался с единственной дочерью с той беспощадной решительностью, которая сделала его одним из богатейших горожан Лондона.

Бухгалтерия одержала победу над родительской любовью. Миранду списали со счетов, как затонувшее судно или отсыревший порох.

Север страны доставлял Миранде, выросшей в столичной суете, мало радости. Особенно ей докучало сватовство дальних родственников. Хибберты опасались, что дурные наклонности вновь возобладают в ней и навлекут позор на их порядочный дом, поэтому старались сбыть ее с рук, выдав замуж. У них теплилась надежда, что, узнав о браке дочери с приличным человеком, богатый отец, возможно, вознаградит бедную пару. Поэтому родственники предлагали ей на выбор то овдовевшего священника, то добропорядочного фермера.

Но Миранда отказывала всем претендентам на ее руку. Она цеплялась за детскую мечту, что встретит человека, похожего на прекрасного рыцаря из ее фантазий. У нее была еще одна причина не торопиться замуж. Случайная встреча с лордом Джоном в театре до сих пор эхом отдавалась в ее сердце.

Поцелуй Безумного Джека приоткрыл перед ней завесу в мир бурных страстей и искушений. Она не могла изгладить его ни из своей памяти, ни из воображения.

Шли годы. Перечень добропорядочных кандидатов в мужья иссяк, а Миранда все не могла расстаться со своими грезами. Уходящее время настойчиво намекало, что необходимо пойти на какие-то уступки.

Унылая английская провинция любого вынудит отказаться от высоких притязаний.

Но как выйти замуж, если мужчина не заставляет биться ее сердце? И чего стоят порядочность и благородство, если в губах мужчины столько же привлекательности, как в прокисшем супе?

Поэтому Миранда продолжала ждать.

Ждать… Ждать… Ждать…

Ее письма к родителям оставались без ответа, хотя Миранда знала, что Хибберты периодически получают корреспонденцию от поверенного ее отца и деньги на ее содержание.

Но лично ей ничего не приходило.

Однажды зимой она читала «Дамский журнал» месячной давности и в колонке «Соболезнования» наткнулась на следующую заметку:

«15 августа в собственном доме в Мейфэре скончалась миссис Джейн Мабберли, супруга мистера Мабберли».

Ахнув, Миранда выронила журнал.

В ярости она отправила отцу официальное письмо с требованием объяснить, как это случилось и почему ей не сообщили о смерти матери. Не получив ответа, она написала вновь, уже мягче, умоляя отца позволить ей вернуться домой. Она станет вести хозяйство, они вместе будут делить горе.

«Пожалуйста, можно мне вернуться домой?» – просила Миранда.

И продолжала ждать.

Потом вмешалась рука судьбы. Тем летом скончался мистер Хибберт, и не успела осень позолотить листья, как миссис Хибберт последовала за супругом. В этих печальных событиях Миранда увидела возможность наконец вернуться домой. Вскоре после похорон миссис Хибберт пришло письмо, адресованное Миранде.

Дрожащими пальцами она распечатала конверт, уверенная, что ее вызывают домой. Но к ее горю, там была лишь краткая инструкция поверенного, предписывающая отправиться дальше на север, к кузену мистера Мабберли. К письму прилагались деньги на дорожные расходы.

Ни больше ни меньше.

Листок выпал у нее из рук. Потрясенная, Миранда долго не могла двинуться с места.

Потом что-то сломалось у нее внутри. Гнев охватил ее огнем. Гнев на лорда Джона, на отцовский отказ признать ее, на саму себя за то, что позволила измываться над собой и обречь на бессмысленную жизнь. Пять лет она провела в ожидании, что жизнь начнется сначала.

Больше она не намерена ждать ни дня.

Собрав чемодан, Миранда купила билет на почтовую карету, отправлявшуюся на юг. Но не в Лондон. Миранда предпочла Бат.

Все эти годы она переписывалась со своей бывшей наставницей, мисс Эмери. Добрая женщина, казалось, единственная еще питала к ней сердечные чувства. В последнем письме мисс Эмери жаловалась, что учительница этикета тайно сбежала с морским офицером. Ситуация скандальная, теперь никого не найдешь на ее место. Миранда улыбнулась иронии судьбы. Скрытое предложение было весьма забавным. Кто лучше научит девушек беречь репутацию, как не она, сама пережившая ее утрату?

Однако мисс Эмери не спешила принять ее услуги, поскольку дело касалось репутации школы. Поэтому Миранда решила сменить имя. Это убережет безупречное реноме мисс Эмери.

Миранда Мабберли исчезла, а мисс Джейн Портер заняла место преподавательницы этикета в школе мисс Эмери. В тот день Миранда приняла еще одно решение. Она поклялась больше никогда не думать о повесе, который погубил ее жизнь.

И до сегодняшнего дня заведение мисс Эмери давало ей прекрасную возможность следовать намеченным курсом.

Пока он снова не вломился в ее жизнь.

Потрясение от встречи немного улеглось. Миранда, то есть мисс Портер, сквозь щель в шторах рассматривала лорда Джона. Прошедшие девять лет наложили на него свой отпечаток.

Хотя в свое время она опрометчиво решила, что он никогда не изменится, это произошло.

Прожигатель жизни, которого весь свет обожал за безупречный вкус, исчез.

Как она сразу не заметила потертого сюртука и давно не видевших ваксы сапог? Волосы, которые всегда были уложены и подстрижены по последней моде, выглядели так, будто их подрезали кухонным ножом. Длинные неровные пряди были зачесаны назад в жалкой попытке придать прическе приличный вид.

Больше того, на висках заметна седина. Седые волосы у лорда Джона?

Она поднесла руку к голове, коснувшись тугого пучка. Господи, если он так постарел, то как же выглядит она? Она тоже так изменилась?

Наверное.

Ведь лорд Джон был совсем рядом, пристально смотрел ей в глаза. И если она не ошибается, собирался ее поцеловать, мошенник. Но у него не мелькнуло даже малейшего подозрения. Он не отличил бы ее от других женщин.

Она сделала глубокий вдох, стараясь успокоить колотящееся сердце.

Безумный Джек Тремонт ее не узнал. Изумление охватило ее, когда она пыталась понять, как это могло случиться.

Она за все прошедшие годы ни разу не видела темную гриву его волос, синеву глаз, широкую грудь, высокую статную фигуру. Положим, это она не забыла. Какие-то черты лорда Джона изгладились из ее памяти, но это отнюдь не значит, что она его бы не узнала.

Даже таким опустившимся, каким он выглядел сейчас.

Как он мог ее не узнать?!

Она оторопела, когда новая мысль пришла ей в голову.

Лорд Джон ее узнал, но не имел ни желания, ни благородства признать их знакомство.

А чего она ждала? Он погубил ее и даже не сделал ей предложение. С чего она решила, что время наделило его благородством и чувством чести? Такого не бывает.

Резко задернув шторы, мисс Портер отвернулась от окна. В самом потаенном уголке ее души всегда жила надежда, что в один прекрасный день он отыщет ее, скажет, что не мог забыть ее поцелуй, и предложит руку и сердце.

– Как же! – фыркнула она.

Лорд Джон снова отодвинул ее в сторону, словно остывшее жаркое.

Хуже того, он ее пожалел!

«Примите мои извинения, мисс Портер. Кем бы он ни был, он настоящий болван, если оставил вас здесь».

– Да, вы были болваном, – пробормотана она.

Но и она не умнее, если все эти годы лелеяла романтические грезы. Теперь ей двадцать пять, она твердо стоит на ногах. Пора перестать жить мечтами и тешить себя воспоминаниями о поцелуе.

Сунув руку в карман передника, мисс Портер нащупала серебряное напоминание о той фатальной ночи.

Пуговицу, которая отлетела от его сюртука. Сувенир на память о повесе, который поцеловал ее так, что она лишилась рассудка.

И репутации.

Она не знала, почему хранит ее. Или все-таки знала?

Миранда вздрогнула. Ее тело все еще покалывало а всех местах, где прикасались к ней его руки. Ее губы приоткрылись, словно в ожидании поцелуя, который в какой то блаженный момент показался ей возможным. Когда Миранда повернулась к окну и снова посмотрела на лорда Джона, она поняла, что его колдовские чары все еще дурманят ее. Каким-то непостижимым образом! Спустя все эти годы! У нее снова захватило дух.

– Ужасный человек.

Мисс Эмери решительно закрыла за собой входную дверь.

– Вот вы где, мисс Портер, – сказала она, встав рядом с Мирандой у окна. – Все это очень печально, но не думайте, что неблагоразумный поступок леди Арабеллы как-нибудь на вас отразится. Она Тремонт, тут уж ничего не поделаешь.

Миранда благодарно кивнула, но промолчала. Словоохотливая мисс Эмери невозмутимо продолжила:

– Дорогая моя, я хочу, чтобы вы остались. Вы уверены в своем решении покинуть нас после окончания семестра?

Кивнув, Миранда улыбнулась:

– Да. Думаю, так будет лучше.

Недавно она получила наследство, а вместе с ним независимость, о которой прежде и не мечтала. Миранда решила снять дом в Кенте и пригласить к себе пожилую кузину. Все будет очень респектабельно и благопристойно.

Мисс Эмери это не убедило.

– Дорогая, я беспокоюсь о тебе.

– Я вполне способна сама со всем справиться, – сказала Миранда. – Вспомните, как я разобралась с вашими счетами и школьным бюджетом. Уж кому, как не вам, знать, что я не растрачу попусту отцовы деньги.

– В твоих деловых качествах я не сомневаюсь, – отмахнулась мисс Эмери. – Но Миранда, девочка моя, – директриса, оставив официальный тон, понизила голос до шепота, – мир не бухгалтерская книга, жизнь нельзя расписать по разным колонкам. Боюсь, ты прячешься от жизни.

– Прячусь? – переспросила Миранда, протестующе покачав головой. – Думаю, вы не хуже меня знаете, что…

– Да, да, я все знаю. Но это было давно, – сказала мисс Эмери, – И всего лишь поцелуй Самое время перестать скрываться.

– Я не прячусь, – возразила Миранда, – я…

– Ты соблюдаешь приличия, – договорила за нее мисс Эмери. – Я все понимаю. Но, милая, тебе нечего стыдиться и ни к чему прятаться. Совсем наоборот. Наследство заметно облегчит тебе возвращение в свет. Я даже полагаю, что оно поможет найти мужчину, который…

– Вы имеете в виду брак? – Миранда покачала головой: – Не думаю. Эти глупости не по мне.

– Но муж даст защиту, которая тебе необходима. Станет оберегать тебя от неприятностей. Не годится женщине в твоем возрасте быть одной. Одинокой.

– Мне будет очень хорошо, – улыбнулась Миранда и потрепала пожилую даму по руке. – Мисс Эмери, я хочу жить тихой, скромной жизнью. Мой поверенный говорит, что Роуз-Коттедж – прелестный домик, а у экономки безупречная репутация. Я с удовольствием проведу остаток жизни, занимаясь благотворительными делами, как моя мама, и ухаживая за розами в саду.

Директриса пустила в ход последний довод:

– Когда ты уедешь отсюда, то останешься совсем одна. Подумай как следует. Мир полон неожиданностей.

Миранда посмотрела на опустевшую улицу.

– Я хорошо знаю, каковы люди. А уроки этикета, которые я давала четыре года, научили меня особенному вниманию к приличиям. Так что вряд ли я совершу что-нибудь неподобающее или недостойное.

Кивнув мисс Эмери, Миранда взяла корзинку и пошла в свою комнату.

– Этого-то я и боюсь, милая моя, – прошептала ей вслед мисс Эмери, глядя на безупречную осанку бывшей ученицы. – Именно это страшит меня больше всего.

 

Глава 2

Хоть Миранда и считала, что распланировала свое будущее на годы вперед, визит сэра Джона все изменил.

Пуговица, которая в тот злополучный вечер в театре оторвалась от его сюртука и много лет, почти забытая, пролежала на дне корзинки для рукоделия, вдруг стала путеводной звездой. Миранда машинально вытащила ее и сунула в карман. Пальцы ощупывали маленькую петельку, гладили выгравированный на пуговице рисунок.

«Вспомни его поцелуй… вспомни тот вечер…» – казалось, взывал к ней округлый кусочек металла.

Обольстительный блеск серебра притягивал ее как магнит. И всякий раз, когда, перебирая ленты, нитки, иголки, булавки, Миранда натыкалась на пуговицу, она клялась себе, что берет ее в руки последний раз.

Ей-богу, она готова была отдать эту проклятую вещицу первому встречному нищему. Но когда доходило до того, чтобы выйти на улицу и отделаться наконец от этого сомнительного сувенира, что-то останавливало Миранду.

Вероятно, гордость. Ей не нужно избавляться от пуговицы, чтобы забыть лорда Джона, твердила себе Миранда. С этим можно справиться и без демонстративных жестов. И она снова сунула пуговицу на дно корзинки.

С глаз долой. Но вряд ли из сердца вон.

Миранда скоро поняла, что встреча с лордом Джоном разбередила душу, словно открыв пресловутый ящик Пандоры. И это гораздо опаснее, чем простая пуговица. Искушающий, настойчивый шепот вновь вспыхнувшей страсти льстиво соблазнял ее, дурманя душу и тело. Годами Миранда гнала от себя это чувство, считая его недостойным, но оно становилось навязчивым.

Оно проникало в ее мысли, когда она готовилась к уроку или вязала. Хуже того, оно пробиралось в ее сны, принося видения, совсем не подобающие старой деве.

Грезы о темноволосом мужчине, который увлекает ее в укромный уголок, не раз заставляли ее задыхаться от сладкой муки. Однажды Миранде приснилось, что он обнимает ее. Она не могла или не хотела вырваться из кольца его жарких рук, а обольститель нашептывал соблазнительные слова, его дыхание касалось ее губ, и она, дрожа, металась в кровати.

Видение оборвалось раньше, чем повеса довел свои намерения до конца. С досадой Миранда призналась себе, что проснулась разочарованная и с ощущением невозвратной потери.

Когда наконец пришло время покинуть школу мисс Эмери, Миранда со вздохом облегчения собрала свои вещи, готовая начать новую жизнь. Она хотела даже оставить пуговицу, но в последний момент сунула ее на дно чемодана, полагая, что недели через две найдет новое убежище для этого докучливого кусочка серебра.

Случилось так, что три воспитанницы, мисс Фелисити и Талия Лангли и их кузина леди Филиппа Ноулз, собрались провести лето в Кенте у леди Колдекотт и пригласили Миранду путешествовать в их карете. Она станет их компаньонкой, так что выгода была взаимной.

Мисс Эмери снабдила компанию рекомендательными письмами, перечнем достойных мест, где можно остановиться на ночлег, и списком исторических памятников и живописных видов, которые дадут пищу для размышлений.

– Я жду от вас подробных отчетов. Мне все интересно: зарисовки, исторические факты, легенды, описания природы, – сказала директриса девушкам. – Не тратьте лето на лень и дремоту. – Затем она повернулась к Миранде и со слезами на глазах добавила: – А вам я желаю найти ответ на вопрос, который мучил вас последние месяцы. Во всяком случае, не бойтесь совершить вжизни что-то еще, кроме ухода за розами, дорогая мисс Портер.

После расставания миновала неделя. Миранда всматривалась в темноту за окнами и мечтала о том, чтобы выращивание роз было самой большой проблемой в ее жизни. Неослабевающий ливень хлестал по карете, яростный ветер грозил сорвать элегантный экипаж с рессор. Путешествие, до сегодняшнего дня не отличавшееся никакими событиями, превратилось в кошмар. Когда они двинулись в сторону моря, к прибрежным районам Суссекса, разразилась буря, превратившая дорогу в непролазную грязь. Карета едва ползла вперед.

– Как вы думаете, мы найдем Тислтон-Парк, мисс Портер? – спросила Пиппин с ноткой паники в голосе. – Не понимаю, как мистер Биллингсуорт завел нас в такую даль.

В дополнение к списку исторических мест, составленному мисс Эмери, девочки в поисках интересных видов прибегли к помощи путеводителя Биллингсуорта. Миранда давно знала, что сестры Лангли – бывалые путешественницы, большая часть их жизни прошла в поездках по свету вместе с отцом. Они хладнокровно отнеслись к разбушевавшейся стихии. Фелисити почти весь день провела, уткнувшись в купленную утром газету, а Талли читала французский роман, который, по мнению Миранды, мисс Эмери вряд ли одобрила бы.

Когда слишком стемнело, чтобы читать, развлечься стало нечем, и на попечении Миранды оказались три приунывшие девицы. Хуже того, у нее не было ни малейшего понятия, где они проведут ночь.

– Надеюсь, мы найдем поблизости какую-нибудь гостиницу, – вполголоса ответила Миранда, вслед за Пиппин почувствовав приступ паники.

Они намеревались провести ночь в Гастингсе, но днем Филиппа показала главу в «Путеводителе по Суссексу для бывалых путешественников с подробными комментариями для любителей истории и искусств» Биллингсуорта. Судя по описанию, стоило немного отклониться от маршрута.

Путеводитель гласил:

Главный дом Тислтон-Парка – древнее строение. Самая ранняя часть здания построена вскоре после того, как в Англию вступил Вильгельм Завоеватель. Этот дом, со всех сторон окруженный стеной, – свидетель давно минувших времен. Ворота охраняет древний дуб, чьи гигантские размеры достойны упоминания. По преданию, его посадила перед ссылкой Элеонора Аквитанская. Кроме исторических достопримечательностей, Тислтон-Парк изобилует живописными видами, весьма подходящими для пикника на свежем воздухе, который скорее всего предложит вам щедрая и гостеприимная хозяйка дома. Путешественникам с художественными наклонностями следует захватить с собой принадлежности для рисования, поскольку они получат огромное удовольствие, зарисовывая романтическую башню, которую называют Капризом Олбина…

Талли этого было достаточно. Слова «романтический» и «рисовать» всегда были для нее приманкой. А внимание Пиппин, конечно же, привлекло слово «пикник».

Но сейчас даже Талли забыла о романтике. Откинувшись на спинку роскошного кожаного сиденья кареты, она драматическим тоном пожаловалась:

– Мы пропали. И все тут погибнем. – Для пущего эффекта девочка театрально прикрыла глаза рукой. – Заблудимся, и нас никогда не найдут. Вот что с нами будет.

Брут, сидя у нее на коленях, жалобно подвывал хозяйке, хотя Миранда подозревала, что песик скорее разделяет отчаяние Пиппин по поводу давно пропущенного обеда, чая и ужина.

– Не понимаю, как мы могли так заблудиться, – сказала Пиппин, откладывая путеводитель. – Указания мистера Биллингсуорта совершенно точные и определенные. Мы должны были приехать к Тислтон-Парку несколько часов назад.

Миранда спрятала улыбку. Она знала, что досада девушки вызвана отнюдь не тем, что они не увидели архитектурных красот. Ее больше тревожило, что они до сих пор не нашли гостиницу или другое место, где можно пообедать. То, что обожаемый Биллингсуорт подвел ее, было, вероятно, самым большим разочарованием Пиппин в ее короткой жизни.

Господи, думала Миранда, вглядываясь в сгущающуюся темноту, что делать, если они не найдут укрытия? Она возлагала все надежды на то, что они отыщут приют в Гастингсе. Но похоже, выбора у них не остается, придется провести ночь в карете.

Она вздрогнула при мысли, что сказала бы об этом мисс Эмери.

В этот момент карета остановилась. Раздвинув занавески, Миранда в сполохе молнии разглядела тяжелые металлические ворота, какие обычно ведут к большому дому.

– Мисс Портер, – повернулся к ней кучер, – кажется, мы нашли этот Тислтон-Парк, о котором говорила мисс Талия. Может, поищем приют здесь?

– Мисс Портер, пожалуйста! – взмолилась Пиппин. – Время ужина давно прошло. Может быть, тут едят поздно!

Миранда сомневалась в разумности такого решения.

– Мы не знаем эту семью.

Она снова взглянула на тяжелые ворота. Провести ночь на обочине дороги – одно дело, но в доме, хозяева которого, возможно, не входят в круг приличных людей? Это может пагубно отразиться на репутации девушек. Все их остановки запланированы у респектабельных семейств, тщательно подобранных мисс Эмери. Это гарантировало, что они минуют общество людей определенного сорта.

– Пожалуй, нам лучше ехать дальше.

Фелисити тут же схватила путеводитель кузины и стремительно перелистала страницы.

– Судя по сведениям мистера Биллингсуорта, дом принадлежит старой деве в почтенных годах. Пожилая леди приходится сестрой герцогу, так что это убежище для нас вполне приемлемо.

Снова взглянув на дом, который опять погрузился во тьму, Миранда изменила свое решение. Если кто-то из них знает об обитателях Тислтон-Парка, то это Фелисити. Девочка бредит титулом и, кажется, может на память перечислить местожительство всех лордов Англии и Шотландии, их прямых и косвенных наследников и младших сыновей. Родство с герцогами также важно для нее, и если Фелисити сказала, что хозяйка дома – сестра герцога, в этом не стоит сомневаться.

Снова оглянувшись на раскисшую от дождя дорогу и посмотрев на мрачный дом, видневшийся впереди, Миранда поняла, что у нее не остается другого выбора, как попросить приюта у его владельцев.

– Поезжайте, Стиллингз, – сказала Миранда кучеру, и карета рванулась вперед. Лошади, вероятно, не меньше пассажиров хотели спрятаться от дождя.

Как только они въехали в ворота, дом почти сразу же возник перед ними, темный, мрачный, без малейших признаков света.

– Не знаю, дома ли твоя старая дева, – заметила Миранда.

– Кто-нибудь нас впустит, – сказала Пиппин. – Должен же там быть слуга, лакей, экономка, может быть, даже повариха.

Все знали, что у Пиппин на уме. В доме должен быть кто-то, кто может приготовить приличную еду.

Когда карета остановилась у входа в дом, Стиллингз слез с козел и постучал в массивную дубовую дверь.

Казалось, прошла вечность, прежде чем дверь немного приоткрылась и показалась тонкая полоска света. Недолго поговорив, Стиллингз вернулся к карете.

– Это секретарь, мисс Портер, – сказал кучер. – Он не слишком любезный парень. Говорит, чтобы мы искали приюта на постоялом дворе в Гастингсе.

– Это далеко отсюда? – спросила Миранда.

– Добрых двадцать миль, – ответил кучер. Пиппин застонала.

– Двадцать миль?! Это просто возмутительно. – Миранда накинула на голову капюшон. – Я обращусь прямо к хозяйке дома. Подумать только, двадцать миль!

Она выбралась из кареты и поднялась по ступенькам. Сбросив капюшон, Миранда пригладила волосы. Никогда не помешает произвести приличное впечатление.

Приведя себя в порядок, она взялась за дверной молоток и вежливо постучала.

И принялась ждать.

Никто не отозвался. Снова взявшись за молоток, Миранда стукнула в дверь более настойчиво. На третий раз, потеряв терпение на холодном ветру, она изо всех сил замолотила в дверь в надежде поднять на ноги весь дом.

Неужели дом так дурно содержат? Видно, хозяйка очень стара, а слуги пользуются тем, что она впала в детство. Наконец, после очередного залпа по двери, Миранда заметила, что показался огонек свечи.

– Когда дверь открылась, перед Мирандой возникли смутные очертания огромной фигуры. Лицо мужчины было покрыто шрамами, кривой нос свернут на сторону. Более страшного человека она никогда не видела. Миранда бессознательно отпрянула назад, под струи дождя.

Это секретарь почтенной хозяйки? Какого сорта дама держит такого слугу?

– Я же сказал, проваливайте! – рявкнул мужчина. – Или я на вас собак спущу.

Вот и верь после этого словам мистера Биллингсуорта о щедром гостеприимстве.

Струйки ледяной воды из прохудившегося водостока потекли Миранде за воротник. Этого оказалось достаточно, чтобы понять, какова будет ночь в карете, и Миранда набралась храбрости.

К тому же она готова была поставить все свои деньги, что Брут справится с любыми собаками, которыми грозит этот невоспитанный тип. Расправив плечи, Миранда шагнула вперед.

– Я хочу поговорить с вашей хозяйкой, – сказала она властным тоном.

– Нет ее, – буркнул секретарь и, не обращая внимания на решительную просьбу Миранды, попытался захлопнуть дверь перед ее носом.

Не желая всю ночь выслушивать жалобы своих подопечных и поскуливание Брута, Миранда втиснулась в дверной проем.

– Она уехала? В Лондон?

– Как же, в Лондон! – громко фыркнул мужчина, словно она сказала явную глупость. – Не в Лондон, а в мир иной, если вас это интересует.

Умерла? От этой новости у Миранды по спине пробежал холодок, не имеющий ничего общего с дырявыми водосточными желобами, хотя их содержимое лилось ей на голову. Угрюмый дом, погруженный в ночной мрак, напоминал излюбленные готические романы Талли.

Это никуда не годится, упрекнула себя Миранда, она совсем поглупела.

«Тоже мне, готика!»

– Нам нужно найти убежище на ночь, – сказала она. – Вы, очевидно, не понимаете, что я сопровождаю трех молодых леди от мисс Эмери…

Мужчина не дал ей закончить. Услышав слово «леди», он вытаращил глаза от ужаса.

– В нашем доме шлюхи не нужны, даже если они из такого модного борделя, как у мисс Эмери, – отрезал он, стараясь закрыть дверь.

Миранда рассвирепела. Бордель? Шлюхи? Да как он смеет! Она здесь останется хотя бы ради того, чтобы увидеть, как этот вульгарный тип изменит свое поведение.

– Мои подопечные – молодые леди с безупречной репутацией, сказала Миранда. – Их отцы весьма уважаемые люди в королевстве. Любое семейство почло бы за честь дать им приют на ночь.

Секретарь снова фыркнул:

– По мне, все вы шлюхи, а нам здесь таких не надо. Так что идите своей дорогой.

Оглушительный раскат грома и новые потоки дождя подчеркнули его суровый вердикт.

Миранда посмотрела на карету, где к окнам прижались три девичьих носа и черная пуговка Брута.

– Сэр, я обещаю… – начала она, когда из темных глубин дома послышался голос, прозвучавший словно колыбельная в реве бури.

– Мистер Джонас, что там происходит? – От вежливого, доброжелательного тона веяло покоем и изяществом знатного лондонского дома.

Миранда вдруг сообразила, кто это может быть. Дворецкий!

– Мистер Джонас, кто у дверей? – раздался новый вопрос.

– Вот видите, что вы наделали, – сердито проворчал секретарь, пытаясь прикрыть дверь, пока Миранду не разглядели.

Миранда с облегчением вздохнула. Конечно, это дворецкий. Больше никто, кроме хозяев дома, не может добиваться ответа от другого слуги.

– Бродяги, мистер Бердуилл. Ищут пристанища.

– Мы не бродяги, сэр! – крикнула Миранда и потянула на себя дверь, забыв об этикете. Сунув голову в щель, она посмотрела на дворецкого, продемонстрировав свое плачевное состояние.

Ей ли, выросшей в Лондоне, не знать, что мажордомы не любят подобные зрелища.

– Я мисс Портер, под моей опекой дочери лорда Лангли и дочь графа Станбрука. Мы ищем укрытия только на эту ночь. Если вы позволите нам войти и дадите мне возможность объяснить…

Ее мольба подействовала раньше, чем Миранда закончила фразу.

– Да, конечно, мисс. – Мистер Бердуилл уже спешил к ней с парой свечей. – Мистер Джонас, немедленно откройте дверь.

Секретарь стоял на своем с таким же упорством, как Брут гонялся за белкой.

– Но, мистер Бердуилл, – тихо проговорил он, – мы не можем принять незнакомцев, а особенно толпу девиц. Вы ведь понимаете, о чем я говорю. От них одно беспокойство. Я лично не удивлюсь, если они станут болтаться по округе и всюду совать нос. Кроме того, им подавай теплого молока, цыпленка, бисквиты, горячей воды и еще массу вещей «первой необходимости», которых у нас нет.

Любой леди, а особенно бывшей преподавательнице этикета, не пристало подслушивать, но Миранда не собиралась терять контакт, которой ей удалось установить с дворецким.

– Мы не причиним вам беспокойства, – поторопилась заверить она, – и не будем выходить из своих комнат. Мы слишком измучены, чтобы продолжать путь, да и наши лошади нуждаются в отдыхе.

– Вы его здесь получите. – Бердуилл, сердито глядя на мистера Джонаса, попытался отодвинуть секретаря в сторону и открыть дверь пошире. – Добро пожаловать в Тислтон-Парк, мисс Портер.

Девочкам этого было достаточно, они высыпали из кареты и торопливо поднялись по ступеням, прячась от непогоды. Миранда обрадовалась, заметив, что у Талли хватило сообразительности спрятать Брута под мантильей. Оставалось надеяться, что песик ничем не выдаст своего присутствия и будет сидеть тихо, пока их не отведут в предназначенные им комнаты.

Вид заляпанной грязью компании исторг из груди мистера Джонаса очередной горестный вздох. Посторонившись, секретарь скрестил на груди мощные руки и нахмурился, отчего его лицо стало еще более мрачным.

Тем временем Бердуилл разглядывал гостей с таким выражением лица, какими отличаются только лондонские дворецкие. После недолгого размышления он кивнул секретарю:

– Мистер Джонас, будьте любезны, отнесите их багаж в восточное крыло. Голубая комната для юных леди, а смежная гостиная – для мисс Портер.

– Нет, мистер Бердуилл, – снова запротестовал секретарь. – Когда хозяин узнает…

– Хозяин? – спросила Миранда. – Он здесь?

– Да, мисс, – ответил Бердуилл. – Но в данный момент его нет дома. Позвольте мне приветствовать вас от его имени и сказать, что он не станет возражать против вашего неожиданного визита. Он настоящий джентльмен и не откажет в гостеприимстве попавшим в беду дамам.

Мистер Джонас грубовато фыркнул, опровергая слова дворецкого. Миранда замерла и осмотрелась вокруг. Дом был погружен в полумрак, поэтому она мало что увидела. Только холл и уходящую наверх, в темноту, лестницу.

Кто знает, что скрывается в мрачном чреве дома? У Миранды вдруг возникло ощущение, будто она перенеслась в один из излюбленных романов Талли. Все без исключения героини этих сочинений, пребывающие в полном неведении, обычно становились жертвами злобного владельца дома, весьма похожего на этот.

Она вздрогнула от охватившего ее предчувствия, что здесь их поджидает несчастье. Миранда уже готова была сказать, чтобы мистер Джонас не торопился за их багажом, и отправить девочек в карету, когда ворвавшийся в открытую дверь холодный вихрь смел все ее страхи.

Предчувствие! Какое это имеет к ней отношение? Она едва не совершила глупость.

Достаточно одного взгляда в открытую дверь, чтобы понять, каково провести ночь в карете с тремя ноющими девицами и проказником Брутом. Ночлег в комнатах, не важно, пыльные они или мрачные, казался радужной перспективой.

– А хозяин дома? – поинтересовалась Фелисити. Непосвященным ее невинный вопрос показался бы лишь проявлением вежливости.

Миранда, отмахнувшись от дурных предчувствий, с любопытством повернулась к девочке. Хотя Фелисити держала содержание «Летописи холостяков» в секрете, Миранда слышала достаточно сплетен о знаменитом перечне потенциальных Женихов, чтобы понять, что скрывается за вопросом юной леди.

У всех свои причуды, решила Миранда. Здесь Фелисити есть чем поживиться.

– Сейчас нет, мисс, – ответил мистер Бердуилл. Не успела Миранда облегченно вздохнуть, как он продолжил: – Но мы ждем его поздно ночью. Вероятно, шторм задержал его.

– Значит, мы увидим его утром? – с надеждой спросила Талли.

Бердуилл покачал головой:

– Хозяин никогда не поднимается раньше двух. Но я уверен, что он был бы рад познакомиться с вами.

Мистер Джонас иронически фыркнул.

Миранда только плечом повела. Можно себе представить, какого сорта «джентльмен» владеет таким захудалым домом, держит столь отвратительного слугу и проводит время вдали от своих владений.

В самом деле, какой человек проведет такую ночь вне дома? Без сомнения, повеса.

– К сожалению, мы тронемся в путь задолго до того, как ваш хозяин проснется, – сказала Миранда. – И у нас не будет возможности познакомиться с ним.

– Но, мисс Портер, – запротестовала Фелисити, – мы не можем уехать, не поблагодарив хозяина. Это невежливо.

Девочка сказала это самым умильным тоном. Когда речь шла о том, чтобы пополнить коллекцию холостяков, в ней просыпались тактический гений Веллингтона и безжалостность Наполеона.

– Любезной записки будет достаточно, – ответила Миранда. – Где находятся отведенные нам комнаты, мистер Бердуилл?

Лучше запихнуть девчонок в постель прежде, чем хозяин явится домой в отвратительном настроении.

– Сюда, пожалуйста, мисс Портер, – сказал Бердуилл и повернулся к мистеру Джонасу: – Проследите, чтобы их чемоданы отнесли наверх, Бруно. – Когда гостьи подошли к лестнице, дворецкий добавил: – Пока вы располагаетесь, я скажу, чтобы приготовили перекусить. Если вы целый день путешествовали, то, должно быть, умираете от голода.

– Дай вам Бог здоровья, сэр! – с пафосом воскликнула Пиппин.

Потом все должным образом устроилось: их проводили в комнаты, прибыл багаж, мистер Бердуилл принес поднос с закусками.

Безупречные манеры дворецкого ослабили дурные предчувствия Миранды.

Только уложив девочек и укрывшись в смежной комнате, она сообразила, что упустила нечто очень важное. Она забыла спросить, кто хозяин дома. К сожалению, висевший над каминной полкой тусклый портрет печальной леди не содержал никакого намека на родовое имя.

– Как все запуталось, – пробормотала Миранда, глядя на строгое лицо дамы.

И вместо того, чтобы предаваться тревожным размышлениям, она вернулась к насущным делам. В комнате было холодно, в камине – ни одного полена, поэтому Миранда надела халат, накинула на плечи любимую голубую шаль и забралась в холодную узкую постель.

Ветер громыхал ставнями, ливень хлестал в оконные стекла, усугубляя и без того унылое настроение Миранды. Она думала, что не уснет, но день был долгим и утомительным, и она сама не заметила, как погрузилась в сон, полный путаных видений. Вскоре она проснулась от доносившихся откуда-то голосов.

Судя по интонациям, Миранда поняла, что идет жаркий спор. Не успела она разобрать слов, как внизу хлопнула дверь и раздались тяжелые шаги.

Она встала с постели, подошла к окну и осторожно раздвинула тонкие шторы. В темноте было трудно что-нибудь разглядеть, но тут вспыхнула молния, и Миранда увидела всадника. Он мчался в ночь, невзирая на непогоду, словно бушующий шторм был пресловутой бурей в стакане воды. Его накидка развевалась по ветру.

Было в его позе, в его стойкости перед лицом разбушевавшейся стихии нечто такое, от чего она вздрогнула и с колотящимся сердцем отошла от окна. Когда Миранда оглянулась, всадник уже скрылся из виду. Этот эпизод казался настолько нереальным, что она задумалась, не плод ли это ее фантазии.

От холодных половиц у нее застыли ноги.

– Миранда, ты охотишься за призраками, – едва слышно сказала она себе и плотнее запахнула шаль.

Вот что значит часами слушать Талли, которая в карете читала вслух готические романы.

Миранда приказала себе лечь и впредь грезить о чем-нибудь полезном и разумном, но вместо этого опять подошла к окну. Только для того, чтобы убедиться, что таинственный фантом – плод ее воображения.

За окном бушевал шторм, дождь хлестал в окна, ураган сотрясал старый дом.

Погода походила на ту бурю, что поднялась в ее душе, когда Безумный Джек Тремонт столкнулся с ней в школе, оставив добропорядочную старую деву размышлять, когда утихнет ураган, разбуженный его поцелуем девять лет назад.

Джек Тремонт в эту ночь еще не ложился, но для него это было обычным делом. Годы беспутных похождений в Лондоне закалили его для непростой жизни в Тислтон-Парке, полученном в наследство от двоюродной бабушки, леди Джозефин Тремонт.

Временами Джек задумывался, покинул бы Лондон, знай он, что сулит ему это наследство.

Но в то время выбор у него был невелик: или бежать на юг Англии, или оказаться в долговой тюрьме. Тислтон-Парк казался меньшим из зол.

Как мало он тогда знал!

Подойдя к боковой двери, Джек стащил промокшее насквозь пальто. Он напрасно провел ночь под проливным дождем. Джек оглянулся на тропу, ведущую к нависшим над морем скалам.

Черт возьми, где Даш? Даже такой шторм вряд ли бы его остановил. Американец отчаянный храбрец, он принял бы вызов стихии и причалил к берегу, словно на море стоял полный штиль.

Отсутствие Даша предвещало недоброе. Что-то случилось, Джек нутром это чувствовал.

Джек остановил себя. Он начинает рассуждать, как его безумная старуха бабушка, которую он звал тетушкой. А все этот дом, это место, эта жизнь. Джек не из того теста сделан, чтобы выполнить поставленную ему задачу, но ему никто не верил. Он унаследовал Тислтон-Парк, запертый, заброшенный, таинственный, и теперь был здесь хозяином. Нравится ему это или нет.

– Да уж! – фыркнул он, в точности повторяя интонацию тетушки Джозефин.

«Тоже мне, хозяин!» Единственное, в чем он уверен, – так это в том, что раньше времени умрет от простуды.

Нужно съесть что-нибудь горячее и, если удастся, несколько часов поспать, тогда он решит, как действовать.

Джек шел по длинному коридору к столовой, когда шум, доносившийся из восточного крыла, остановил его. Шум столь необычный, что он засомневался, не схватил ли он лихорадку, не бредит ли, поскольку ничего подобного он давно не слышал.

Звуки походили на смех.

Смех?

Джек тряхнул мокрой головой. Должно быть, проливной дождь не только пробрал его до костей, но и залил уши. Как уверяет его секретарь Бруно Джонас, в Тислтон-Парке обитают привидения. Это единственное объяснение странным звукам. Призраки! Хороши шутки, подумал Джек. Как раз под стать его дурному предчувствию.

Но тут запах только что приготовленных сосисок защекотал ноздри.

Сосиски? Бердуилл приготовил ему на завтрак сосиски? Обычно Джек получал по утрам от своего вечно недовольного дворецкого холодные бутерброды. Сосиски были столь же неправдоподобны, как и смех.

Джек тяжело вздохнул, решив, что потихоньку теряет рассудок, как все Тремонты, жившие, вернее, сосланные, в Тислтон-Парк, и пошел в столовую.

Он вошел в дверь, размышляя, что необходимо сделать.

Прежде всего нужно составить отчет в Лондон о событиях минувшей ночи или, скорее, об их отсутствии, а потом, как всегда, заняться делами поместья.

Хотя Тислтон-Парк выглядел довольно запущенным, пришлось потрудиться, чтобы придать ему совершенно негостеприимный вид. И весьма нереспектабельный.

Джек уже собрался пройти через столовую в кухню. Аппетитный запах сосисок и бекона дразнил ноздри. Он снова принюхался. Если можно доверять обонянию, пахло свежеиспеченными бисквитами.

Бисквитами?

Господи, у него явно галлюцинации, он даже не подозревал, что так устал. И вдруг – о чудо! – все эти яства оказались выложенными на буфете. Этого было достаточно, чтобы остановиться. И задуматься.

Решив, что дареному коню в зубы не смотрят, Джек наполнил свою тарелку.

Повернувшись к столу, он едва не выронил ее из рук. Едва, поскольку Джек мог пренебречь многими вещами, но порция доброй еды к ним не относилась.

Но его слабость была простительна. То, что он увидел перед собой, вряд ли можно было счесть призраком.

Женщина?! За его столом?! Столь же реальная, как сосиски и бекон на его тарелке.

– Какого дьявола?! – только и сказал Джек, когда она вскочила со стула.

– Вы-ы-ы?! – в свою очередь, выпалила незнакомка. Прежде чем рассмотреть нежданную, а главное, нежеланную гостью, Джек поставил тарелку на стол.

Скромное платье и испуганные глаза неизвестной особы показались ему знакомыми.

– Что вы здесь делаете? – требовательно спросила она.

– Это мой дом, мадам, – ответил Джек, пытаясь поставить девицу на место.

Вдруг его осенило. Рыжие волосы! Презрительная гримаса!

– Вы та самая злополучная учительница из школы мисс Эмери, – резко сказал Джек, не успев придержать язык.

Черт побери, давно он не был в свете. Но, как и тетушка, Джек находил определенную выгоду в прямолинейности и откровенном высказывании своих взглядов.

– Что вы делаете в моем доме? Вас послал мой брат? Заявляю вам, мисс… мисс…

– Портер, – с вызовом напомнила она. Да, он все тот же. Прямолинеен, как всегда.

– Мисс Портер, – продолжил Джек, – я не желаю участвовать в планах, которые мой брат строит относительно…

Не успел он докончить фразу, как услышал доносящиеся сверху странные звуки.

Хихиканье.

Предчувствие неминуемой катастрофы вновь настигло его, словно грозовая туча, которую прошлой ночью принесло с пролива.

– Вас много?

Джек не был склонен к панике. Но женщины?! В его доме?!

– Это возмутительно. Если Паркертон думает, что может навязать мне…

– Лорд Джон, вы ошибаетесь. Если вы позволите мне объяснить…

Джек не желал ее слушать.

– Бердуилл! – прорычал он в сторону кухни. – Бердуилл, что это значит?

– Лорд Джон, не нужно так возмущаться, – укорила его мисс Портер тоном профессиональной учительницы.

Джек сердито посмотрел на нее. Ей было хорошо за двадцать. В глазах света она старая дева, но, на его опытный взгляд, ей совсем не место на дальней полке, как говорят в таких случаях. Конечно, на его мнение повлияло неожиданное столкновение в школе мисс Эмери. Джек хорошо помнил, какие искушающие округлости скрываются под темным муслином.

Если снять с нее это отвратительное платье и вытащить шпильки из копны густых волос, эта леди станет настоящей красавицей.

Джек тряхнул головой, как мокрая собака. Ей-богу, дела его плохи, если он грезит о старой деве, преподающей этикет!

– Бердуилл! – снова крикнул он, на этот раз в панике. К счастью, наконец появился дворецкий.

– Слушаю, милорд.

– Что это значит? – спросил Джек, указывая на сидящую за столом даму так, словно она грозила погибелью его дому.

– Ах, милорд, я вижу, вы уже познакомились с мисс Портер и ее юными подопечными.

Юными подопечными? Этого еще не хватало!

И тут, к ужасу Джека, дверь распахнулась и на пороге столовой появились три юные девушки, большеглазые, весело хихикающие, похожие на игривых котят.

Три! Теперь он не Сомневался, что прогневил Бога. Женщины! Единственная кара, не упомянутая в Ветхом Завете, обрушилась на него.

Разумеется, годы, проведенные в Лондоне, были полны порока, но, Господи, сколько нужно искупать свои грехи?

– Р-р-р!

Джек увидел, что его единственную пару приличных сапог атакует маленькая черная собачка непонятной породы.

– Прочь, – сказал он, топнув ногой.

– Брут, – позвала одна из девушек, щелкнув пальцами, – прекрати! Это наш хозяин.

Песик проворно отскочил и, присев на задние лапы, смотрел на Джека, как на кусок аппетитного бекона. Свирепый оскал и похожая на львиную грива придавали ему вид более грозный, чем можно было ожидать от такого маленького создания.

Девушка шагнула вперед и взяла на руки рычащего приятеля.

– Простите, милорд. Боюсь, Брут переусердствовал, стараясь защитить нас. – Она прикрыла песику уши и мягко добавила: – У него сердце волкодава, но он никак не может смириться с тем, что умещается в корзинке для рукоделия.

– Вы уверены, что это собака? – спросил Джек. Игривая барышня вопросительно вскинула на него широко распахнутые голубые глаза:

– Конечно! – Она протянула лохматый клубок Джеку, давая возможность лучше рассмотреть его. Будто Тремонту хотелось ближе познакомиться с этой ворчащей и скалящей зубы дворняжкой. – Он, можно сказать, королевской крови. Его предок принадлежал Марии Антуанетте.

Его посетил потомок собачки несчастной королевы? У него определенно жар, решил Джек. Это единственное объяснение всему происходящему.

Девушка продолжала перечислять достоинства Брута таким тоном, будто он занимает законное место в каталоге самых родовитых и влиятельных людей в Британии.

– Брута подарил мне на день рождения австрийский посол. Мне тогда исполнилось одиннадцать лет.

Джек сомневался в достоинствах песика и его превозносимой родословной.

– Вы уверены, что это подарок? Может быть, бедняга просто пытался спасти свою родину от ужасного хищника?

Не успела девушка слова сказать, как вперед выступила мисс Портер.

– Милорд, сожалею, что вас не поставили в известность о нашем прибытии, но ваш дворецкий заверил нас…

Бердуилл! Джек полоснул его взглядом, но дворецкий был занят тем, что поправлял и без того безупречную сервировку. Да, без сомнения, это его рук дело, решил Джек. Брат не слишком докучал ему разговорами о женитьбе, Бердуилл же не упускал возможности напомнить, что в доме нужна хозяйка. Законная и венчанная.

Тем временем мисс Портер продолжала разглагольствовать:

– …понимаете, попали в грозу, а ваш секретарь не хотел… «Чтобы кто-нибудь здесь болтался», – про себя закончил ее фразу Джек. Бруно Джонас от природы не доверял людям и меньше всего женщинам. Женщины, особенно благородные дамы, вызывали у него жуткий страх.

– …но ваш любезный дворецкий заверил…

«Оставь это Бердуиллу. Пусть сам расхлебывает кашу».

Но риск слишком велик. Паника Джека усилилась вдесятеро. Если одна из незваных гостий заглянет, куда не следует, что-нибудь услышит… или, хуже того, если появится Даш…

– …уверяю вас, у нас не было намерения…

– Мадам, – сказал Джек, прерывая поток любезных извинений, – вы и ваши подопечные здесь нежеланные гости. Я хочу, чтобы вы немедленно уехали.

Одна из девушек, высокая блондинка, открыла рот от такой откровенной грубости, но две другие – судя по виду, близнецы – окинули его решительным взглядом, сулящим проблемы.

Это добавило Джеку решимости как можно скорее избавиться от женской компании и их задиристой собачонки.

– Извините, милорд, – с достоинством королевы произнесла мисс Портер, собрав все свое самообладание, и подтолкнула своих учениц к двери, пока он не сказал что-нибудь совершенно неприличное. – Мы уедем через час и более не станем злоупотреблять вашим… вашим… гостеприимством.

От ее ледяного тона замерзли бы все бутылки в винных погребах знаменитого клуба «Уайте».

– Без завтрака? – прошептала учительнице высокая блондинка.

– Да, Пиппин, – твердым голосом ответила наставница, – без завтрака. Нельзя оставаться там, где ты нежеланна. Мы уедем прежде, чем его светлость решит вызвать судью, обвинив нас в том, что мы украли сосиски и бисквиты, которые любезно предложил нам мистер Бердуилл.

Джек совсем забыл, какими сварливыми бывают женщины. Не говоря уж об укорах совести, которые он почувствовал, заметив в голубых глазах этой Пиппин слезы о потерянном завтраке.

Слезы! О, черт, только не это! Не хватало еще, чтобы девица разрыдалась. Женским слезам Джек мог противостоять, во всяком случае, так он думал, но слез юного создания было достаточно, чтобы поколебать его решимость.

Нет, он сделан из крепкого материала. Его этим не проймешь. Он пользуется дурной славой. Разорившийся человек, одиноко живущий в ссылке, он не допустит, чтобы вид дамских слез сбил его с толку. Так что пусть доедают свои сосиски, и с глаз долой!

– Хорошо, но если через час вы не уедете, – сказал он мисс Портер, указывая на каминные часы, – я пошлю за судьей.

– Право, милорд, как же без завтрака? – вмешался Бердуилл, вторя стенаниям Пиппин и встав на сторону гостей. – Это уж чересчур.

Джек молча пожевал губами и совершил ошибку, взглянув на Пиппин, в ее большие влажные голубые глаза.

– Ладно, – выдавил он. – Накормите их завтраком. Но потом проследите, чтобы мисс Портер и эти юные леди отправились…

– К вашему Капризу, – бойко вставила одна из близнецов.

– Куда?

– К Капризу.

У девчонки хватило нахальства оттеснить учительницу и выйти вперед.

Джек подозревал, что стоит перед будущей патронессой балов «Олмака». Через несколько лет весь свет пойдет у нее на поводу.

– Мы горим желанием сделать эскиз вашей башни, – сказала девочка. Ее слова больше напоминали команду, чем просьбу.

Еще не хватало, чтобы ему школьницы приказывали!

– Это не туристический объект.

– Наоборот, – смело возразила девчонка. Повернувшись к Пиппин, она сказала: – Кузина, путеводитель у тебя?

Пиппин кивнула и протянула толстый том в кожаном переплете.

– Страница семьдесят четыре.

Не полетам решительная девица перелистала книгу и, найдя нужную страницу, вручила ему.

– Будьте так добры, милорд, прочитайте, что пишет мистер Биллингсуорт. – Она указала абзац и посмотрела на Джека таким неотразимым взглядом, что он, сам того не желая, принялся читать.

Каприз Олбина – эффектный образец классической архитектуры, который не следует пропускать путешественнику, отважившемуся забраться в столь уединенное место на суссекском побережье. Леди Джозефин Тремонт, владелица Тислтон-Парка, радушная хозяйка и всегда рада принять гостей. Хотя некоторые считают ее эксцентричной, автору по собственному опыту известно, что она на редкость очаровательная дама, которая обожает потчевать гостей местными историями и…

Абзац был длинный, но у Джека не было ни времени, ни терпения читать эту чепуху.

Да, без шарма леди Джозефин тут не обошлось! Что было такого в его тетушке, что заставляло всех мужчин в возрасте от пятидесяти до ста лет превозносить старушку так, словно она была самой Венерой?

– Мисс… – начал он, обратившись к стоявшей перед ним девушке.

– Мисс Фелисити Лангли, милорд, – благопристойно ответила она, потом кивнула через плечо: – Моя сестра, мисс Талия Лангли, и моя кузина, леди Филиппа Ноулз.

– Приятно познакомиться. Но я могу сказать только две вещи о вашем… – Джек повернул книгу и прочитал фамилию автора, – мистере Биллингсуорте. Во-первых, теперь у Тислтон-Парка новый владелец.

– Да, но… – начала девушка.

– И во-вторых, в отличие от моей тетушки у меня нет времени пересказывать местные истории. Более того, башня закрыта для посетителей. Поэтому я вынужден снова повторить, что вы и ваша учительница здесь нежеланные гости.

– Завтрак, – услышал он шепот Пиппин, ее огромные глаза не отрывались от стоящих на буфете подносов.

Сестры Лангли наградили его взглядом, по которому было ясно, что они считают его самым большим грубияном среди лордов, а их отвратительная собачонка вновь заинтересовалась его сапогами.

Даже Бердуилл имел смелость проявить неповиновение и покачал головой за спиной хозяина. Но именно уничтожающий взгляд мисс Портер задел Джека за живое. Было совершенно ясно, что ничего другого она от него и не ожидала.

Это оскорбило Джека до глубины души. А чего он хотел? Прежде всего остаться в одиночестве, чтобы стайка любопытных, как кошки, девчонок не бродила по его владениям.

Чем грубее он будет себя вести, тем скорее эти девицы сбегут из Тислтон-Парка и растрезвонят о его невоспитанности и негостеприимстве по всей Англии.

Именно этого он хотел, а не внимания и расположения некоей старой девы, хоть она и рыжеволоса, а под ее строгим платьем скрываются соблазнительные формы.

Джек стиснул зубы, напоминая себе, что теперь он пропащий человек, грубиян и невежа, а не джентльмен и уж никоим образом не повеса, которым когда-то восхищался весь свет.

Утренняя стычка походила на сражение, которое он выиграл только отчасти.

– Хорошо, подайте им завтрак, Бердуилл. Но никаких гуляний, никаких осмотров башни. После того как вы опустошите мою скромную кладовую, уважаемые дамы, я хочу, чтобы вы уехали и я смог обрести покой в собственном доме.

Судя по выражению их лиц, Джек достиг своей цели. Не взглянув на рыжий локон, грозящий вырваться из безупречной прически мисс Портер, он стремительно вышел из комнаты.

Бывают моменты, когда и повесе приходится спасаться бегством.

Когда невыносимый лорд Джон ушел, Миранде стало гораздо легче владеть ситуацией.

Проще овладеть собой, утихомирить пустившееся вскачь сердце, успокоить растревоженные чувства. Как этот распущенный человек смог перевернуть ее душу? Что в нем такого?

«Наверное, его поцелуй», – подсказал ей тоненький внутренний голос.

Подумаешь, поцелуй!

Нет, тогда в школе мисс Эмери она была права. Лорд Джон действительно ужасный человек. Миранда сама не понимала, с чего решила, что у него есть какие-то понятия о чести. Его состояние свидетельствует о ночи, проведенной… Нет, лучше не строить предположений, как провел ночь Безумный Джек Тремонт.

Однако, оправившись от шока после новой встречи с лордом Джоном, Миранда призналась себе, что его грубость сослужила ей хорошую службу, рассеяв ее нелепые фантазии.

После его ухода ей стало легче рассуждать здраво. Она знала, что прежде всего нужно позволить Пиппин как следует позавтракать, иначе придется терпеть ее жалобы и стенания, пока не появится новая возможность перекусить.

Кто знает, когда в этом отдаленном и явно негостеприимном уголке Англии они встретят радушного хозяина и приличную кухню.

Поэтому они ели быстро, Миранда поторапливала девочек скорее покинуть этот дом.

– Не думаю, что он позовет судью, мисс Портер, – сказала Пиппин, оглядываясь на уставленный блюдами буфет.

Фелисити подняла глаза от своей тетрадки, куда, вероятно, вносила поправки относительно достоинств лорда Джона.

– Не знаю, не знаю. – Она быстро отщипнула кусочек булочки, лежавшей на тарелке сестры, и торопливо запила чаем. – Мне из авторитетных источников известно, что мужчины его возраста склонны к приступам меланхолии.

Мужчины его возраста? Миранда сжала губы, чтобы не рассмеяться. Этим юным созданиям лорд Джон казался древним старцем.

На взгляд Миранды, он выглядел… Господи, ее совершенно не волнует, как он выглядит. Лорд Джон определенно уже не тот красавец гуляка, которым был несколько лет назад. Время наложило благородную патину на его скульптурные черты, придав ему властный и суровый вид, а седина на висках добавила ореол таинственности, заставляя задуматься, как он провел эти девять лет.

«Послушай, Миранда, – сказала она себе, – нет здесь никакой тайны. Разве такой повеса, как Безумный Джек Тремонт, может изменить свой характер?! Даже бушевавший минувшей ночью страшный шторм не удержал его от греховного занятия».

Талли, казалось, не разделяла антипатии сестры к тридцати с хвостиком годам лорда Джона.

– Я по-прежнему думаю, что он похож на пирата, – сказала она, складывая салфетку, и положила ее на стол.

Миранда собиралась ее упрекнуть, но слова девочки отдались в ее душе набатом, предупреждающим о беде. По спине у нее пробежал холодок.

«Я по-прежнему думаю…»

По-прежнему!

Миранда вопросительно посмотрела на Талли. Вдруг их приезд в Тислтон-Парк показался ей не таким уж случайным.

– По-прежнему, мисс Лангли? Вы не первый раз встречаетесь с лордом Джоном?

Талли как раз потянулась к чайнику. Ее рука застыла в воздухе. Предательский румянец выступил на щеках, ответив на вопрос лучше любой правдоподобной истории, которую девочка сочинила бы, чтобы скрыть оплошность.

Фелисити продолжала писать свою «Летопись», словно ничего не произошло. Миранда подозревала, что эта девушка способна выкрутиться, даже если ее обвинят в государственной измене.

Оставалась еще Пиппин, последняя сторона этого хитрого треугольника и, надо сказать, самое слабое звено. Ее поведение окончательно подтвердило подозрения Миранды. Казалось, девушка готова бросить с таким трудом завоеванный завтрак.

Для Миранды этого было достаточно.

Девчонки ее провели. Они с самого начала задумали заехать в Тислтон-Парк. Миранда боялась признаться себе, что сделали они это совсем не по тем причинам, о которых притворно щебетали.

«О, мисс Портер, можно нам заехать в Тислтон-Парк, зарисовать башню? Башня Каприз! Это так романтично. Ну пожалуйста, можно?»

Как невинно звучали их мольбы вчера утром. И как глупа была она, поверив им!

Но почему? Почему Тислтон-Парк? Миранда снова посмотрела на Фелисити, на ее подробную «Летопись», и ответ обрушился на нее как внезапный ливень.

Господи, неужели они явились сюда, рассчитывая, что одна из них может составить партию с этим повесой, о котором идет дурная слава? У Миранды сердце сжалось. Лорд Джон и одна из этих девочек? Да это же абсурд! Она не допустит, чтобы их скандально известный хозяин обманул невинных девушек. Теперь он знает о происхождении ее подопечных, понимает, какое у них приданое, и его твердое желание остаться одному может измениться.

Тислтон-Парк явно не процветает и не дает средств, чтобы жить на широкую ногу, как лорд Джон привык в Лондоне. Соблазн богатого приданого, возврата к расточительной и разгульной жизни достаточно велик, чтобы выманить его из мрачного чрева дома.

От этой мысли ее охватила паника.

Миранда вскочила на ноги и начала действовать.

– Мы чересчур злоупотребляем гостеприимством лорда Джона, – объявила она. – Давайте укладывать вещи. – Не обращая внимания на протесты Пиппин из-за незаконченного завтрака, Миранда решительно добавила: – Сейчас же.

Девочки слишком хорошо знали свою учительницу, чтобы продолжать возражать. Они неохотно поднялись из-за пиршественного стола, явно не выполнив свои намерения, какими бы они ни были.

Пиппин была не из тех, кто пренебрегает едой, поэтому взяла со стола булочку и раздумывала, не прихватить ли пару сосисок.

Миранда знала, что должна выбранить девушку, но не рисковала спровоцировать бунт.

Она на вражеской территории с тремя помешанными на повесах девицами. Единственный выход – как можно скорее увезти их из Тислтон-Парка. Подальше от лорда Джона Тремонта. Прочь от знаменитого похитителя сердец, с которым этим девушкам лучше никогда не встречаться.

 

Глава 3

Джек вихрем влетел в свою спальню и сбросил промокшую одежду. Он был решительно настроен исполнить то, что считал своим долгом – как следует отдохнуть. Забравшись в огромную кровать, он с головой укрылся одеялом и приказал себе спать.

Но несмотря на то что он всю ночь провел на ногах, сон не шел к нему. И Джек точно знал, что тому причиной.

Мисс Портер и ее подопечные. Какой тут, к дьяволу, покой, когда в его доме толпа женщин?!

В самом деле, он проявил великодушие, дав им час на сборы. Но сейчас это казалось безрассудством. Джек лежал в постели и думал, что у его незваных гостий есть тысяча и один способ погубить его жизнь.

Особенно у острой на язык мисс Портер.

Джек повернулся на другой бок и закрыл глаза. Ему не хотелось в этом признаваться, но с тех пор, как он налетел на нее в школе мисс Эмери, дерзкая рыжеволосая особа и ее таинственная пуговица не выходили у него из головы.

Джек уговаривал себя, что его пленили ее волосы. Он всегда питал слабость к рыжеволосым красавицам. Но в этой женщине было что-то еще… какая-то настороженность в глазах, и это вызывало острое желание разгадать ее тайну.

Наверное, ему нужно время от времени выбираться в Лондон, как всегда советовал ему Темпл. Снимать будоражащую кровь тревогу в каком-нибудь борделе. Но даже не это влекло его в город…

Джек тряхнул головой. Он сжег за собой слишком много мостов, чтобы получить в Лондоне передышку. Нет, к лучшему или к худшему, его жизнь теперь прочно связана с Тислтон-Парком.

Тетушка Джозефин позаботилась об этом.

Лондон

Четыре года назад

Тук! Тук! Тук!

У Джека стучало в висках. Он знал, что этот стук – предвестник затяжного похмелья, расплаты за трехдневное пьянство и угар азарта. Лорд Джек Тремонт всего несколько часов назад вернулся домой после одного из своих знаменитых загулов и определенно не желал, чтобы его беспокоили.

Кроме того, насколько Джек помнил, в прошлую ночь он выиграл, так что у дверей не может быть кредиторов.

Но настойчивые визитеры продолжали стучать, ломясь в дверь так, словно за ними по пятам гнался дьявол.

Черт, если они выломают дверь, он не сможет ее починить. У него едва хватает средств, чтобы платить за эту кишащую крысами дыру, называемую квартирой.

– Что вам надо? – прорычал Джек, валяясь поверх не разобранной постели и не рискуя подняться, поскольку комната кружилась у него перед глазами.

– Поднимайся, мошенник ты этакий, или я сообщу этот адрес твоему братцу.

Похоже, за дверью только один человек, но этого голоса было достаточно, чтобы Джек так резко выпрямился, что его чуть не вывернуло в стоявшее рядом с кроватью ведро.

Господи, только не тетя Джозефин!

Джек сполз с кровати и поплелся к двери. Вернувшись домой, он рухнул на постель, не потрудившись снять одежду, и поэтому сейчас выглядел довольно прилично.

Если это слово можно к нему применить.

Разорившийся Джек. Беспробудный пьяница. Никудышный Тремонт. Таким он теперь стал.

Он распахнул дверь, и тетушка, не дожидаясь приглашения, вторглась в его логово.

Должно быть, Джек изменился в лице, поскольку она молча подвинула ему ведро и отвернулась, пока его рвало.

Когда он пришел в себя, тетя Джозефин швырнула ему полотенце.

– Ничего себе, приветствие, – сказала она, усаживаясь на единственный крепкий стул в комнате.

– Тетя Джозефин, что…

– Замолчи, дуралей, – оборвала его тетушка.

Джек сжал губы. Ни от кого другого он не стерпел бы таких слов, но это была леди Джозефин Тремонт. Джек сомневался, что сам король осмелится ей перечить.

– Ты проходимец, – заявила она.

Джек оставил это мнение на совести тетушки.

– Зато счастливый, – пробормотал он.

Старая дама фыркнула и с отвращением оглядела квартиру.

– Кажется, я приехала вовремя. Ты еще жив.

– К большому огорчению Паркертона.

На этот раз она рассмеялась, хотя ее смех больше походил на кудахтанье.

– Твой братец неисправимый дурак. Если бы он сейчас тебя увидел, его бы апоплексический удар хватил.

– Неплохая идея, – признал Джек и, отодвинув ведро, присел на кровать.

Честно говоря, он был не в состоянии стоять, поскольку комната все еще кружилась у него перед глазами.

– Тетя Джозефин, что вы хотите?

– Пришло время тебе занять свое место в семье.

– Паркертон никогда на это не согласится, – сказал Джек.

– Все еше не может простить тебе выходки с этой девицей Мабберли?

Джек пожал плечами. Весь свет считал его ответственным за бесчестье мисс Миранды Мабберли и за его последствия. До того злополучного вечера свет не слишком интересовался дочерью богатого простолюдина, даже когда она обручилась с графом Оксли. Но поцелуй Джека опозорил мисс Мабберли и сделал его самого парией.

– Вся эта чепуха в прошлом, – сказала тетушка. – Пора занять место, принадлежащее тебе по праву.

– Не думаю, что свет примет меня с распростертыми объятиями.

После бесчестья мисс Мабберли старший брат Джека, герцог Паркертон, лишил его средств к существованию. Джек тогда ухитрился переругаться со всеми своими друзьями. Даже лучший друг, Александр Денфорд, барон Седжуик, отвернулся от него. Нельзя сказать, что Джек этого не заслуживал, он сам заварил эту кашу. А теперь тетушка твердит ему о долге и о том, что он «должен быть Тремонтом».

– Я не тот человек, тетя, – пробормотал Джек, задаваясь вопросом, когда кончится этот дурной сон.

– Не тот? Чепуха. Я сделаю из тебя настоящего Тремонта, чего бы мне это ни стоило.

Эти слова эхом отдавались в его голове, когда он снова провалился в забытье без сновидений, не сулившее отдыха.

Джеку казалось, что он проспал всего несколько часов. Тяжелый сон снова прервал настойчивый стук в дверь.

– Черт побери, – пробормотал Джек, поднимаясь с пола. Что тетке надо на этот раз? Но за дверью оказалась не тетя Джозефин, а маленький человек в очках. Моргая, как сова, он вглядывался в полумрак квартиры Джека, расположенной в трущобах Севен-Дайалс.

– Лорд Джон? – спросил незнакомец, поправляя очки. Видимо, он посчитал, что ошибся адресом. Это было понятно по его тону.

– Да, – ответил Джек.

Что толку отрицать этот факт? Если этот тип явился настойчиво требовать уплаты долга, то напрасно старается. Здесь больше нечего взять.

– Кто вас послал? Колдуэлл? Родни? У меня нет средств расплатиться с ними.

– Гм! Нет, я из конторы мистера Эллиота.

– Мистер Эллиот? – Джек вздохнул. – Не припоминаю, что я ему должен.

Он попытался закрыть дверь, но незнакомец настойчиво стремился войти, совсем как тетя Джозефин.

– Речь идет о вашей тетушке. Вернее, о двоюродной бабушке, леди Джозефин Тремонт. Я работаю в конторе ее поверенного, мистера Эллиота.

Джек протер глаза.

– Вы с ней только что разминулись. Поищите ее…

– Простите… – начал незваный гость.

– Говорю вам, вы ее упустили. Она недавно ушла. Незнакомец разинул рот.

– Вы говорите, что ваша тетушка была здесь?

– Да, – теряя терпение, ответил Джек. – Несколько часов назад.

– Не понимаю, как… – Визитер, наморщив нос, принюхался. В квартире стоял запах бренди и не вынесенного ведра. – Странно… Однако, милорд, мистер Эллиот послал меня…

– Послушайте, если вы пришли за моей тетушкой, то ее здесь нет. Отправляйтесь в Мейфэр, в дом моего братца, где она, наверное, мучает наставлениями какого-нибудь пьяницу. – Джек шире распахнул дверь. – Удачи вам и скатертью дорога.

Однако посетитель оказался настойчивым.

– Милорд, я не ищу вашу тетю. Я пришел именно к вам по поводу имущества вашей тетушки, вернее, двоюродной бабушки. Вам нужно подписать необходимые документы. Тогда можно будет продолжить процедуру передачи владений.

Джек тряхнул головой. Что за гадость они пили прошлой ночью? Откуда, черт возьми, Колдуэлл достал тот бренди? Из Темзы? Джек никак не мог взять в толк, о чем говорит невесть откуда взявшийся коротышка.

– Каких владений?

– Господи, да вашей тетушки, конечно. Тислтон-Парка.

– А почему тетушка решила отдать мне свой дом? И где она сама собирается жить?

– Жить, милорд? – Визитер снова по-совиному захлопал глазами. – Не думаю, что имеет смысл это обсуждать. Будьте добры, поедемте со мной в контору мистера Эллиота. Он объявит вам волю вашей родственницы, и тогда…

– Волю моей тетушки? – повторил Джек.

По коже побежали мурашки, предчувствие крутого перелома судьбы налетело на него с той же грубой настойчивостью, с которой трость тети Джозефин колотила в дверь.

– Вы хотите сказать, что моя тетушка умерла?

– Да, милорд. Две недели назад. Я бы пришел раньше, но вас трудно найти.

– Но она… – Джек поперхнулся. – Я хочу сказать, она была… – Он посмотрел на дверь, оглядел комнату и попытался восстановить в памяти случившееся.

«Я сделаю из тебя настоящего Тремонта…»

– Милорд? – окликнул его визитер.

Джек тряхнул головой, отгоняя прочь паутину ночных видений, и выслушал посланника мистера Эллиота.

– Черт возьми! – пробормотал Джек, взглянув на часы. До отъезда незваных гостий оставалось еще добрых полчаса.

Организованный Бердуиллом прекрасный завтрак остывал на буфете. Дворецкий явно не одобрял поведение хозяина, и Джек сомневался, что Бердуилл станет что-нибудь подогревать.

Оправдавшись тем, что сон все равно не идет к нему, Джек выбрался из постели, нашел в неубранной комнате относительно чистую одежду и натянул ее.

Как бы то ни было, нужно спуститься вниз и убедиться, что его гостьи убрались восвояси.

Спускаясь по ступенькам, Джек заметил мелькнувшую юбку мисс Портер. Учительница собиралась с подопечными на улицу.

Отлично! Подальше от его дома и от его жизни.

И хотя Джек радовался, что своей грубостью заставил гостей уехать раньше назначенного срока, он поймал себя на том, что стремится еще раз взглянуть на мягкие округлости мисс Портер и восхитительные рыжие локоны, выбивающиеся из-под ее шляпки.

«Вспомни», – нашептывал ему надоедливый внутренний голос.

Почему эта женщина вызывает у него ощущение, что он видел ее раньше?

Возможно, они встречались в Лондоне… Джек вздрогнул. Он надеялся, что это ошибка. Он предпочитал забыть ту жизнь, когда был самым отвратительным бездельником, а после бесчестья мисс Мабберли… Нет, лучше не вспоминать те дни.

К досаде Джека, не успел он еще раз взглянуть на мисс Портер, как Бруно решительно захлопнул за гостьями дверь.

Этот жест откровенно говорил: «Даже не думайте возвращаться».

Вряд ли это произойдет. Древний Тислтон-Парк никогда не был приличным домом, несмотря на цветистое описание мистера Биллингсуорта.

Джек снова украдкой взглянул на дверь. Наверное, следует подсказать им дорогу. Нельзя рассчитывать, что путеводитель укажет им правильный курс.

«Это всего лишь простая любезность, – твердил себе Джек, – только для того, чтобы загладить грубость». Он шел вниз по лестнице, полный желания помочь незадачливым путешественницам и… по крайней мере еще раз взглянуть на мисс Портер. Если бы ее чопорные манеры и рыжие локоны не сбивали его с толку, Джек, возможно, сумел бы вспомнить, почему эта неприятная особа так раздразнила его чувства.

Выйдя на крыльцо, он чуть не налетел на всю компанию, которая вместо того, чтобы усесться в карету и убраться из его жизни, столпилась на ступеньках, как стадо гогочущих гусей.

– Решили вызвать судью? – поинтересовалась Талли с надеждой на очередное приключение.

Да, когда эта девчонка подрастет, она устроит своим родителям и какому-нибудь бедняге веселую жизнь.

– Нет, – ответил Джек, стараясь сделать вид, что раскаивается в своих словах. – Я пришел пожелать вам счастливого пути и подсказать дорогу. В этом деле от меня больше пользы, чем от вашего хваленого господина Биллингсуорта.

– Это было бы прекрасно, – сказала мисс Портер, – если бы мы уезжали.

Они не уезжают? Джек почувствовал, как паника снова огнем охватила его, и прикладывал все силы, чтобы не дать ей вырваться из-под контроля.

– Что-нибудь случилось с вашей каретой, с лошадьми? – спросил он. Джек готов был отдать лучших рысаков из своей конюшни, лишь бы эти надоедливые девицы и их рыжая наставница уехали.

– Не совсем, – сказала мисс Портер, отступив в сторону, и указала на главные ворота.

К ужасу Джека, шторм, бушевавший в минувшую ночь, принес в его жизнь не только незваных гостей и отсутствие Даша. Могучий дуб, который веками, словно часовой, стоял у ворот Тислтон-Парка, рухнул поперек дороги.

Биллингсуорт был прав: зубчатые стены, окружавшие дом, являли собой уникальное сооружение, некий оборонительный занавес, скрывавший от постороннего глаза следы давно ушедших времен. Но кто бы мог подумать, что стена, созданная, чтобы охранять владения от вторжений, теперь мешает нарушителям границ убраться из его владений?

Мисс Портер явно разделяла ужас Джека.

– Лорд Джон, ваши люди говорят, что это, – она указала на заблокированные ворота, – единственный выезд. Ведь этого не может быть? – В ее голосе слышалась паника.

– Не может, – пробормотал Джек и, щадя женские уши, проглотил проклятия, которыми ему хотелось разразиться.

Перескакивая через две ступени, он спрыгнул с крыльца и помчался через двор.

У ворот столпились люди из поместья и жители ближайшей деревни, прослышавшие о рухнувшем дубе.

Завидев хозяина, они расступились.

– Печальное зрелище, милорд, – сказал Джонас, главный конюх. – Хорошее было дерево.

– Да, дерево прекрасное, и препятствие первоклассное. – Джек прошелся вдоль ворот, пытаясь сообразить, как убрать с дороги громадный ствол.

И тогда карета с гостями уедет. Чем скорей, тем лучше. Повернувшись к конюху, Джек сказал:

– Наймите людей. Столько, сколько нужно. Несите топоры, пилы, веревки – все, что понадобится, чтобы убрать дуб с дороги.

– Вы не вправе это делать, милорд, – возразил женский голос.

Джек обернулся посмотреть на автора этих невероятных слов. Мисс Портер стояла, прижав к бокам сжатые в кулаки руки.

– Это дерево вам не принадлежит. И не вам его пилить.

– Извините, но я с вами не согласен, – ответил Джек. Не его дерево? Да это просто смешно. – Позвольте напомнить, если вы забыли, мисс Портер, это мой дом, моя земля и мое дерево. – Он повернулся к Джонасу. – Пообещайте двойную плату тем, кто захочет помочь.

Но от настойчивой дамы не так просто отделаться. Мисс Портер взяла Джека под локоть и подвела ближе.

– Видите эту табличку? – Она указала на маленькую металлическую пластинку, прикрепленную к стволу.

– Да, – ответил Джек.

Он никогда не обращал на нее особого внимания и считал, что ее повесил кто-нибудь из его чудаковатых предков. Ведь Тислтон-Парк на протяжении веков был последним приютом заблудших членов почтенного клана Тремонтов. Пометить дерево – не такая уж странная выходка для его эксцентричных родственников.

– На ней королевский герб, – продолжала мисс Портер, – а это значит, что дерево принадлежит короне.

– Что-о-о? – ошеломленно протянул Джек.

Эта особа столь же упрямо стоит на своем, как, бывало, делала тетушка Джозефин. Джек подошел ближе к дереву, чтобы ублажить настойчивую даму, и действительно увидел королевскую печать.

За каким дьяволом королю Англии понадобился дуб из Тислтон-Парка?

– Для кораблей, – ответила мисс Портер, словно прочитав мысли Джека. – Дерево скорее всего передали, – она оценивающе оглядела заросший сорняками сад и заброшенную землю, – или продали короне для строительства военного флота. Это обычная практика, поскольку на дубы, хорошие дубы такого размера, большой спрос.

– Она права, милорд, – подтвердил, подходя к ним, Бруно. – Я видел старые бумаги, касающиеся этого дела.

– И не подумали сказать об этом? – спросил Джек.

– Я не счел это важным. Не похоже, что дерево собиралось сбежать от нас. Во всяком случае, до прошлой ночи, – сказал секретарь. – А теперь, когда оно рухнуло, вступает в силу закон, который гласит, что дерево не может быть убрано или распилено, пока не явится представитель короля или какой-нибудь тип с верфи.

Не убирать? Не пилить? Это невозможно. Ему нужно, чтобы дуб убрали. И немедленно.

Джек отвернулся от дерева и тряхнул головой, раздумывая, не нарушить ли закон и не разрубить ствол в щепки, пока о его падении не прослышали в Гастингсе.

Потом Джек оглянулся на море, на пролив, отделявший Англию от ее врагов. Именно корабли доблестно защищают страну. Прочные суда, построенные из крепкого английского дуба.

И его дерево может встать между Англией и грозившим ей тираном. Фраза патриотичная, но вряд ли она может смягчить горечь ситуации.

Враги были в его собственном логове. Трех девчонок и их наставницу с трудом можно приравнять к враждебной нации, но Джек слишком хорошо знал, как любопытны женщины, и особенно юные создания. Они станут расспрашивать, прислушиваться, подглядывать, вникать в его жизнь…

– Черт побери! – выругался он.

Но мисс Портер, к его удивлению, это совсем не шокировало. Джеку даже показалось, что чопорная преподавательница этикета разделяет его настроение.

Она столь же не желала его общества, как он – ее. Да, именно так. Он не хочет ее общества.

– Должен же быть какой-то выход отсюда? – спросила мисс Портер, едва сдерживая панику.

Значит, она хочет уехать так же, как желает этого он. Это хорошая новость.

– Если мы не можем воспользоваться своей каретой, может быть, вы одолжите свою?

Бруно только фыркнул в ответ на такую просьбу.

– У меня нет кареты, – ответил Джек. – А если бы и была, то она тоже оказалась бы запертой во дворе.

– Тогда можно нанять, – не сдавалась мисс Портер и повернулась к главному конюху. – Может быть, в деревне кто-нибудь согласится одолжить нам карету… – Оглядев собравшихся бедняков, она поправилась: – Или повозку на несколько дней, пока мы не найдем подходящий экипаж.

Конюх потер подбородок.

– Вряд ли что-то удастся найти, мисс. Все на расчистке дорог. Отсюда до Гастингса не найдешь ни одной повозки. Парни говорят, что все графство превратилось в настоящее месиво. Простите, мэм, – Джонас пожал плечами, – но не думаю, что в ближайшие несколько дней вам удастся далеко уехать.

Поваленные деревья перегородили дороги, даже мост смыло. Страшный был шторм.

– Вы можете поехать верхом, – предложил Джек. – Я буду счастлив отправить вам вслед графскую карету, как только уберут дерево.

– Нет, – запротестовал кучер графа Станбрука, – его сиятельству это совсем не понравится. Он не любит, когда на его упряжных лошадях ездят верхом.

– Да, – вступила в разговор Пиппин. – Это совершенно невозможно. Папа очень заботится о лошадях. К тому же мисс Портер не ездит верхом. – Девушка горестно покачала головой, словно это ужасный недостаток, но ничего с этим не поделаешь.

– Вы не ездите верхом, мисс Портер? – спросил Джек.

– Нет, – ответила она, снова поправляя шаль, – но это не задержит нас у вашего порога. Должен же поблизости быть какой-нибудь постоялый двор, куда мы можем перебраться, чтобы не злоупотреблять вашим гостеприимством.

Постоялый двор? Решительность мисс Портер Джека просто восхищала.

– Отличная идея, – сказал он. – Есть в деревне маленькая гостиница «Добрый Генри». Там пара номеров, и, как мне говорили, вполне…

– Милорд! – воскликнул потрясенный Бердуилл.

Джек поежился. У Бердуилла, последовавшего за ним в далекую ссылку, был только один недостаток – он сохранил приверженность к лондонским манерам и привычкам. И цеплялся за них в самые неподходящие моменты. Дворецкий с царственной осанкой шагнул вперед.

– Невозможно предлагать мисс Портер и юным леди остановиться в «Добром Генри». – Бердуилл понизил голос. – Вы прекрасно знаете, что там совершенно неподобающая компания, а комнаты используются…

Мисс Портер, подняв брови, перевела взгляд с дворецкого на Джека, явно ожидая очередных неприятностей.

– Да, да, Бердуилл, – сказал Джек. – Вы правы. Вероятно, это не лучшее место.

Бердуилл фыркнул. «Вероятно?» – говорил его укоризненный взгляд.

– Если гостиница не подходит, – дипломатично сказала мисс Портер, – тогда, может быть, соседи или викарий приютят нас?

Было ясно, что она готова поселиться где угодно, лишь бы подальше от Тислтон-Парка.

Джек, с одной стороны, восхищался ее упорством, но в то же время испытывал угрызения совести. Определенно он был немного груб и, возможно, чуть суров, но, право, не стоит так торопиться покинуть его дом.

Он давно не тот и не собирается подтверждать свою репутацию повесы. А неожиданное столкновение с мисс Портер в заведении мисс Эмери было лишь случайной оплошностью с его стороны.

По мнению Джека, слишком краткой, но он не намеревался сообщать это мисс Портер.

Что ж, если она хочет уехать, вряд ли он сможет ей воспрепятствовать. И она прекрасно это понимает.

– Да, да, мисс Портер, дом священника довольно просторный, а мистер Уотерз…

– Милорд! – Бердуилл вмешался в разговор с той же горячностью, что и при упоминании гостиницы «Добрый Генри».

Джек через плечо взглянул на дворецкого:

– Теперь что не так?

– Мистер Уотерз… – Бердуилл горестно покачал головой.

– Какие проблемы с викарием? – спросила мисс Портер.

– Викарий, как бы это сказать… – замялся Бердуилл.

– Мой весьма наблюдательный и чересчур деликатный дворецкий хочет сказать, что наш викарий пьяница. Утром по воскресеньям он в порядке, но в остальное время вряд ли вы сочтете его состояние подобающим.

Мисс Портер укоризненно покачала головой.

– А соседи?

– Мисс Портер, вам не нужно покидать Тислтон-Парк, – заявил Бердуилл. – Лорд Джон почтет за честь дать вам приют, несмотря на его прежние заявления. Вы и ваши юные подопечные внесете в дом женское очарование, которого он, увы, к сожалению, лишен. Вы должны остаться. – Бердуилл бросил на Джека многозначительный взгляд.

– Остаться?! – разом воскликнули мисс Портер и Джек.

– Ну пожалуйста, соглашайтесь, мисс Портер, – взмолилась Фелисити.

– Давайте останемся, – с восторгом вторила сестре Талли.

– Это невозможно, – возразила мисс Портер, плотнее запахивая на плечах голубую шаль. – Мы могли бы остаться, но нас не задерживают. – Она шагнула к кучеру. – Мистер Стиллингз, боюсь, мы не сможем воспользоваться каретой графа. Может быть, вы отправитесь в Гастингс за подходящим экипажем? Возвращайтесь как можно скорее, и мы продолжим путешествие, как планировали. Мы не можем еще на одну ночь навязывать свое общество его светлости.

– Да, мисс, – ответил кучер, неодобрительно посмотрев на Джека. – Но, судя по тому, что говорят эти ребята, я по таким дорогам до заката не вернусь, а может быть, и до завтрашнего дня. – Стиллингз подался вперед и понизил голос: – Не нравится мне это место. Нехорошо оставлять здесь вас и молодых леди да и карету графа с лошадями. Граф в них души не чает.

– Не сомневайтесь, графские лошади и карета будут ждать вас в целости и сохранности, – заверил Джек.

Мисс Портер только головой покачала.

– Мистер Стиллингз, я не вижу другого выхода. Так что поторапливайтесь, а я пригляжу за девочками… и за графскими лошадьми, пока вы не вернетесь. – Она повернулась к Джеку. – Поскольку мистер Стиллингз отправляется в Гастингс, я бы предложила отдать ему документы, он завезет их на местную верфь. Если я правильно помню, она невелика, но в прошлом у них были военные заказы, и там вполне сумеют выполнить приказ его величества.

Джек, Бруно и Бердуилл смотрели на нее разинув рот. К досаде Джека, мисс Портер сочла молчание знаком согласия. Поэтому, снова повернувшись к кучеру, она сделала новые распоряжения относительно дел Тислтон-Парка.

– Спросите мистера Нормана, – сказала мисс Портер Стиллингзу. – Объясните ему, что это крайняя необходимость. Скажите, что дуб… – она оглядела дерево, – в окружности около девяноста сантиметров. Это убедит его, что нужно прислать подходящих рабочих.

Стиллингз кивнул, словно получать такие указания от преподавательницы этикета обычное дело.

– Откуда вы все это знаете, мисс Портер? – придя в себя, спросил Джек.

– Мой отец имел дело с заказами для военного флота. Я слышала подобные разговоры за ужином, – пожала она плечами.

За ужином?! Да она говорит как заправский корабельный плотник.

– Не стоит так удивляться, лорд Джон. Женщины тоже обладают умом. Если бы мужчины больше прислушивались к ним, мир был бы гораздо лучше. – Мисс Портер оглянулась на работников и селян, слоняющихся без дела, и нахмурилась. – Я бы посоветовала вашим людям заняться уборкой веток и листьев. Когда прибудет плотник, со стволом будет легче справиться. – Она уперла руки в бока. – Это лучше, чем праздно глазеть, когда столько работы.

Джек изо всех сил старался не обращать внимания на ухмылку Бердуилла.

– Спасибо, мисс Портер. Ваше предложение весьма полезно. – Скорее досадно, подумал Джек. – А пока оставайтесь в Тислтон-Парке сколько необходимо. – Он через силу выдавил любезную фразу, стараясь улыбнуться, но его взгляд говорил красноречивее всяких слов.

«Или пока я тебя не придушу».

– Интересно, – повернулась Пиппин к довольному Бердуиллу, – завтрак еще не убрали?

На ближайшем холме в тени другого величественного дуба высокий угловатый мужчина смотрел в подзорную трубу на Тислтон-Парк. Он не столько интересовался рухнувшим деревом, сколько собравшейся около него компанией.

– Кто это там с Тремонтом?

Он передал трубу сообщнику. Тот взглянул, потом покачал головой:

– Никогда их раньше не видел. Они не с корабля Дашуэлла, поскольку он еще не прибыл.

– Нам обоим остается молиться, чтобы капитан Дашуэлл оказался на дне пролива. Вместе со своим драгоценным грузом. Если его пассажиры снова ступят на землю Англии, это дорого нам обойдется.

– Oui, monsieur, – ответил тот, что пониже ростом, – они погубят все, что вы сделали.

– Мы сделали, друг мой, – ответил высокий. – Но еще не все потеряно, и нам предстоит много работы.

Взяв трубу, он снова посмотрел на возвращающихся в дом леди. Дамы на вид довольно безвредны, но он по собственному опыту знал, что женщины могут быть смертельно опасны, как клубок змей.

– Узнайте, кто эти особы и что они делают у Тремонта.

Его сообщник кивнул, и они пошли прочь разными тропинками, но с одинаковой решимостью увидеть, как Англия падет к ногам врагов. Как мощный дуб под ударами шторма.

 

Глава 4

Мисс Портер и ее ученицы пошли к дому. Джек выругался.

– Согласен с вами, милорд, – сказал Бруно и сплюнул на землю. – Женщины! Помяните мое слово, от них одни неприятности.

На ступеньках мисс Портер остановилась и оглянулась. Нахмурившись, она словно прикидывала, каких досок можно напилить из рухнувшего дуба.

Можно подумать, Джек примет ее добрые советы!

Педантичная, надоедливая, лезущая в чужие дела старая дева мисс Портер не так проста, как кажется на первый взгляд. У нее не только роскошные волосы и фигура сирены, но и расчетливый ум лондонской простолюдинки.

Поистине это опасное сочетание.

– И чему же учит эта наряженная в муслин особа? – поинтересовался Бруно.

– Этикету, – ответил Джек, удивляясь, откуда женщина с такими формами и манерами обладает познаниями в судостроении.

Да, она охотно объяснила, что ее отец имел к этому отношение, однако ее знания гораздо обширнее, чем у типичной дочери, вынужденной слушать за обедом жалобы на политику правительства и проблемы в бизнесе.

Но мисс Портер совершенно нетипичная особа.

Бердуилл эхом повторил мысль хозяина:

– Мисс Портер совершенно необыкновенная леди.

– Да, это единственный способ охарактеризовать ее, – пробормотал Джек.

– Она могла бы внести сюда черты цивилизации, – не унимался дворецкий, и по его тону было понятно, что давно пора это сделать.

Бруно совсем так не считал.

– Погибель они нам принесут, мистер Бердуилл, только этого от них и можно ждать.

– И как, по-вашему, три юные девушки и их наставница могут навлечь беду на наши головы, мистер Джонас? – спросил дворецкий.

– Я вам объясню: они будут повсюду шнырять, рыться в шкафах, подслушивать под дверями и задавать вопросы. А потом, как сороки, растрещат о своих открытиях по всей Англии.

– Мисс Портер производит впечатление весьма сдержанной особы, – возразил Бердуилл.

Бруно в ответ только фыркнул.

– Не вижу другого выхода, – сказал он, потирая огромные руки, – как продать их капитану Дашу. И дело с концом. Он отвезет их на Восток и выручит за них у какого-нибудь султана кругленькую сумму.

– Мистер Джонас! – побагровев, воскликнул дворецкий. – Вы ведете речь о похищении весьма достойных особ. Не говоря уж о мисс Портер, доброй англичанке. Помилуйте, сама идея…

Джек развел руками, успокаивая двух преданных слуг:

– Хватит. Никто не собирается никого продавать. Кроме того, я не думаю, что наш лихой приятель Даш взял бы их. Нам всего лишь нужно проследить, чтобы эта мисс Портер и ее юные спутницы не открыли некоторых… странностей в нашем хозяйстве.

Вроде тех, что бывший разбойник с большой дороги служил у него дворецким, а фальшивомонетчик и по совместительству профессиональный боксер состоял секретарем.

– Желаю удачи, – проворчал Бруно.

– Не обращайте на него внимания, милорд, – сказал Бердуилл, бросив на Джонаса уничтожающий взгляд. – У матушки Элтона на этот счет была подходящая присказка.

Страшно подумать, что могла присоветовать эта особа. В свое время Элтон разбойничал вместе с Бердуиллом, а его матушка, фурия, каких поискать, стала для нынешнего дворецкого кладезем премудрости. Большинство ее советов касалось того, как улизнуть от сыщиков или воткнуть нож в спину жертве так, чтобы это выглядело несчастным случаем.

– И что же она говорила? – наконец спросил Джек.

– Держи друзей поблизости, а врагов еще ближе. Бруно вытаращил глаза на дворецкого:

– Держать их ближе, говорите? Еще чего! Думаю, что мы сумеем убедить капитана Даша взять их. Он довольно жадный парень. Вы сможете уговорить его, милорд. Посулите ему немного из тех золотых монет, что приготовил для нас мой брат. Блеск золота дурманит.

– Я женщинами не торгую, – ответил Джек, надеясь, что убедил Бруно. Но если мисс Портер и ее компания узнают правду о Тислтон-Парке, то останется только один выход.

Мало ему забот, так надо еще разбираться со слугами. Если секретарь слишком суров, то дворецкий строит романтические планы, нужно вернуть его к реальности.

– Наших гостей надо отвлекать, и я поручаю вам, мистер Бердуилл, позаботиться об этом.

– Мне, милорд? – вопросительно посмотрел на него дворецкий.

Бруно, услышав это предложение, улыбался от уха до уха.

– Да, вам. У меня нет на это времени. – Джек махнул рукой в сторону дуба: – Надо разобраться с этим и… – он понизил голос, – встретить Даша с нашим грузом.

– Но, милорд, – стоял на своем Бердуилл, – мне не подобает развлекать дам. Это долг хозяина дома.

– Этикет и все такое. – Бруно подтолкнул локтем Джека, явно обрадованный тем, что не ему поручили заниматься гостьями.

Джек покачал головой:

– Что я знаю о том, как занять дам? Переглянувшись, Бердуилл и Бруно громко расхохотались.

– Милорд, – сказал, отдышавшись, дворецкий, – вы знаете об этом больше нас обоих.

– Да уж, – добавил Бруно. – Помню, ваша тетушка говаривала, что вы любую птичку так очаруете, что она с радостью сбросит свои перышки… то есть корсет и чулочки. Да что там, говорят, однажды вы держали трех любовниц сразу и могли навестить всех за одну…

– Хватит, Бруно, – воздел руки к небу Джек. – Это было давно, к тому же дамы, с которыми я водил компанию в прошлом, не были…

– Невинны, – подсказал Бердуилл.

– Именно, – согласился Джек. – Я никогда не имел дело с толпами девиц на балах «Олмака» и волоокими светскими красавицами.

– Невелика разница, – сказал Бердуилл. – Развлекайте их так же, как когда-то своих возлюбленных, но без компрометирующих деталей. Пикник, обед, экскурсия по владениям, возможно, прогулка по берегу или к башне.

Развлекать их? Джек застонал. Бердуилл не понимает, что предлагает. Это означает, что придется проводить время в компании с ней… с рыжеволосой сиреной. С ней и с этой чертовой пуговицей.

Джек провел рукой по волосам и вздохнул. Он не понимал, почему пуговица так его задевала, но от мыслей о ней невозможно было избавиться.

Маленький кусочек серебра заставлял задуматься, что за мужчина пробудил такую страсть в этой женщине, что она до сих пор цепляется за воспоминания.

Джек знал, что многие женщины хранят нежные воспоминания о нем самом. Он был отъявленным повесой, крадущим поцелуи и разбивающим сердца, и задумывался об этом не больше, чем о перемене блюд за обедом.

Но его интрижки были мимолетны. Неослабевающую привязанность обычно вызывают в женщинах настоящие джентльмены, деликатные, тактичные, преданные, элегантные и всегда внимательные. Вроде его старого друга Седжуика или несносного старшего братца Паркертона.

Что разлучило мисс Портер с сердечным другом?

Война? Ее возлюбленный, без сомнения, офицер, пал в сражении под Ла-Коруньей в Испании?

Или она слишком бедна, а ее рыцарь чересчур заносчив и высокомерен, чтобы преодолеть разделяющую их пропасть?

Черт возьми, о чем он думает? Джек прикрыл глаза и потер гудящую голову. Что за дурацкие фантазии?! Вот что значит много лет подряд заключать диковинные пари, чтобы попасть в знаменитую книгу клуба «Уайте»… или вот что бывает, когда долгие годы проводишь в одиночестве. Он становится таким же странным, как тетушка Джозефин.

Входная дверь снова распахнулась, и на крыльце появилась мисс Портер со своими подопечными, которые следовали за ней, как выводок утят. У каждой в руках была рабочая сумочка. Девицы выглядели прилежными и благонравными.

Бруно подтолкнул Джека вперед:

– Покажите нам с Верди, как это делается, милорд.

Не успел Джек рассыпаться в подобающих приветствиях, как мисс Портер первой нанесла удар.

– Лорд Джон, – строго сказала она, – мы отправляемся рисовать. Если уж пришлось задержаться у вас, то нужно воспользоваться ситуацией и уделить дополнительное время урокам. – Она многозначительно взглянула через плечо на юных леди. – Если вы укажете нам дорогу к башне, мы с пользой проведем сегодняшнее утро.

– Буду счастлив проводить вас, – предложил Джек, поклонившись и изобразив на лице свою знаменитую улыбку, которая в свое время могла растопить даже каменное сердце. – Провести время с вашими юными ученицами для меня настоящее наслаждение.

Но его галантность не имела успеха, Джеку не удалось одолеть суровость мисс Портер. Она отступила назад и, подозрительно нахмурившись, посмотрела на него.

То ли он совершенно разучился очаровывать дам, то ли строгость мисс Портер не столь поверхностна, как ему показалось на первый взгляд.

– Ой, вы сами нас поведете, лорд Джон? – восторженно спросила Талли.

Учительница тут же строго посмотрела на нее.

– Это очень любезно с вашей стороны, милорд, – ответила мисс Портер, – но мы не хотим отвлекать вас отдел. Уверена, что ваши заботы о владениях важнее.

– Да, конечно, но все под контролем…

Мисс Портер окинула скептическим взглядом рабочих: одни сидели, лениво развалясь, другие слонялись по двору.

Джек игнорировал ее молчаливый выговор и продолжил с той же галантностью:

– Тропинка в скалах очень опасна. С моей стороны было бы крайней небрежностью отпустить вас без провожатого.

– У нас есть Брут, – сказала учительница, кивнув на рычавшего песика. – Уверяю вас, он твердо стоит на ногах.

Его променяли на собачонку! Это не осталось незамеченным. Бруно едва удерживался, чтобы не расхохотаться. Джек поднял палец:

– Да, но ваш Брут не в состоянии угостить вас интересными фактами о Тислтон-Парке и нашей почтенной башне. Уроки истории могут оказаться поучительными для юных леди.

Мисс Портер покачала головой:

– Я бы не хотела навязываться вам, милорд, или воспользоваться вдруг проснувшимся в вас гостеприимством. Вы ведь около часа назад заявили, что у вас нет времени пересказывать местные истории. – Она с вызовом скрестила на груди руки, словно подзадоривая Джека поспорить с ней. Он не нашел, что сказать. Мисс Портер снова раздраженно вздохнула и поторопила девочек. – Так где башня, милорд?

Вот оно как! Его мужская гордость была растоптана на глазах у всех каблуками ее прочных ботинок. И Джек дал себе клятву. «Когда все это кончится, я прямиком вернусь в Лондон, и тогда держись, светское общество. Я займу место в истории рядом с Казановой и другими знаменитыми повесами. Ни одно женское сердце не устоит против моих чар».

«Включая мисс Портер?» – ехидно поинтересовался внутренний голос.

Джек указал на узкую дверь в стене, окружавшей имение:

– Сюда и дальше по тропинке. – Он не мог удержаться и заботливо добавил: – Пожалуйста, осторожнее на скалах, там крутые обрывы. Будет ужасно, если вы упадете.

Дворецкий не слишком вежливо толкнул его в спину:

– Обед, милорд. Пригласите их к обеду.

Разве Бердуилл не был свидетелем выговора, который устроила Джеку эта особа? Что ж, видно, придется испить чашу унижений до дна.

– Мисс Портер, – окликнул Джек.

Она остановилась, потом медленно обернулась.

– Окажите честь отобедать сегодня со мной.

Похоже, чопорная учительница собиралась отказаться, но Джек сообразил, что поймал ее в ловушку. Резкий отказ был бы откровенной грубостью, которая совершенно не подобало преподавательнице этикета. По усмешке Бердуилла Джек понял, что дворецкий на это и рассчитывал.

– Если уж мы остались здесь, лорд Джон, спасибо, – сквозь зубы ответила мисс Портер.

Гостьи наконец удалились. Девушки оживленно болтали, а их учительница вышагивала впереди с таким видом, словно шла на казнь.

– Отлично, – сказал Бердуилл – Праздничный обед. Наконец-то я займусь своим делом. – Он начал делать пометки касательно приготовлений и вдруг воскликнул: – Боже мой!

– В чем дело? – спросил Джек.

– Не можем же мы кормить их бараниной! Бруно фыркнул:

– Говорил я вам вчера, не впускайте их. Все женщины одинаковы. Подавай им цыплят и теплое молоко. Только этого им и надо. С таким же успехом можно было впустить французов.

На этот раз Джеку пришлось согласиться с секретарем.

Когда дом скрылся из виду, Миранда остановилась. Девочки, увлеченные обсуждением, за кого лучше выйти замуж – за обнищавшего герцога или за богатого барона, не заметили этого и налетели на учительницу, наступив ей на подол юбки.

Миранда дала им пару секунд, чтобы успокоиться, и приступила к расследованию.

– Немедленно отвечайте, почему мы здесь оказались, – потребовала она ответа, полная решимости выведать все их планы.

– Чтобы рисовать, – неуверенно сказала Пиппин.

– Да, рисовать, – поддакнула Талли.

Даже Брут тряхнул лохматой головкой, подтверждая, что именно таковы их намерения.

Миранда, не обращая внимания на их слова, протянула руку к Фелисити и официальным тоном сказала:

– Вашу тетрадь, мисс Лангли.

Девочка побледнела и хотела было возразить, но, взглянув на строгое лицо учительницы, принялась рыться в сумке. Фелисити попыталась сначала вручить наставнице альбом для рисования, но Миранда лишь покачала головой и молча указала на сумку. С тяжелым вздохом Фелисити вытащила свою драгоценную «Летопись холостяков». Прижав ее к груди, она в последний раз взмолилась:

– Мисс Портер, это не предназначено для чтения. Это личное.

Миранда почувствовала укол совести – девочка окружила свою писанину такой таинственностью, которой позавидовала бы британская разведка. Но если эти безрассудные, помешанные на титулах девицы строят планы относительно лорда Джона, она должна положить этому конец, даже совершив преступление против правил этикета. Это ее долг наставницы.

– Я не стану смотреть ничего, кроме страниц, касающихся лорда Джона.

Пиппин и Талли в ужасе переглянулись. Значит, она попала в точку, решила Миранда.

– Но, мисс Портер, – запротестовала Фелисити. Миранда протянула руку:

– Сейчас же!

Медленно и неохотно Фелисити открыла тетрадь и тщательно перелистывала страницы, пока не дошла до лорда Джона. Не глядя, девочка сунула тетрадь учительнице, словно не могла вынести такого кощунства.

На одной странице был нарисован портрет лорда Джона. Миранда решила, что это работа Талли. В рисовании она была самой одаренной из трех.

Лорд Джон был изображен таким, каким явился в школу мисс Эмери: в поношенном пальто и со взъерошенными волосами.

Значит, они в тот день подглядывали!

Но откуда и как? И почему они проделали столь длинный путь, чтобы приехать в Тислтон-Парк?

Вздохнув, Миранда начала читать, надеясь найти ответ на свои вопросы.

Тремонт, лорд Джон

Родился в 1772 году. Третий сын 8-го герцога Паркертона (Смотри также: Джеймз Тремонт, 9-й герцог Паркертон; Тремонт, лорд Майкл.) Нынешняя резиденция: Тислтон-Парк.

Миранда подняла глаза на девушек. Так они с самого начала знали, что лорд Джон проживает здесь?! Вместо того чтобы высказать свое мнение по этому поводу, она продолжила читать:

Опозорив мисс Миранду Мабберли, бывшую ученицу мисс Эмери, лорд Джон был отвергнут обществом. Его доход, если веритьслухам, несуществен, он зарабатывает на жизнь игрой и другими безрассудными занятиями. Он отъявленный повеса.

И ради этого человека они отклонились от маршрута? Миранде оставалось только догадываться, почему девчонки сочли его достойным пристального внимания.

Лорд Джон, довольно пожилой по меркам этой Летописи…

Миранда, пряча улыбку, задалась вопросом, что бы подумал этот мужчина, узнав, что его называют пожилым. Но следующая фраза стерла улыбку с ее лица.

Хотя возраст и отсутствие титула относят его к рангу малоприемлемых претендентов, было замечено, что он обожает рыжеволосых и сегодня в нижнем холле был явно очарован мисс Портер.

Девчонки были тогда в холле? Видели, как он приехал… спускался по лестнице… держал ее в объятиях?!

У нее внутри все перевернулось, когда она начала понимать их нелепый план. Миранда читала дальше в надежде, что ошиблась.

Однако следующая фраза просто ошеломила ее.

Респектабельная леди с прекрасными манерами, а теперь и с хорошим наследством (если верить горничной Сары Браун), мисс Портер будет прекрасной невестой для ограниченного в средствах бывшего повесы, лорда Джона.

– Я-я-я? – заикаясь, выговорила Миранда. – Прекрасная невеста для лорда Джона? Вы решили сосватать меня этому… этому… – Она не могла подобрать слово.

– Мошеннику? – подсказала Талия.

– Бандиту? – предложила Пиппин.

– Повесе, – без тени раскаяния заявила Фелисити. Теперь, когда ее план был раскрыт, она была не прочь дойти до сути. – Этого нельзя отрицать, мисс Портер. Вы прекрасно подходите лорду Джону.

– Я?! – Миранда только головой покачала. – Думаю, нет. Талли торопливо взяла ее под руку и усадила на большой камень.

– Я понимаю, что в это трудно поверить, но он питает к вам нежные чувства.

Миранда фыркнула. Это просто смешно!

– Это правда, – сказала Пиппин. – По крайней мере из-за ваших волос. А если ему нравятся ваши волосы, то понравится и все остальное, это дело времени.

– Подумайте об этом, мисс Портер, – поспешно добавила Фелисити. – Вы можете стать леди Тремонт и хозяйкой всего этого. – Она оглянулась на обветшавший особняк и прикусила губу. – Да, сейчас имение не слишком приглядно, – согласилась она, – но вы умеете управляться с такими вещами. Мисс Портер, вы окажетесь для лорда Джона настоящим подарком. И уж кому, как не вам, помнить кредо мисс Эмери: «Долг каждой леди искать респектабельный союз».

Респектабельный союз? С лордом Джоном? Но это же абсурд. Он понятия не имеет о респектабельности, не говоря уже об ответственности. Ведь он не женился на ней, когда Оксли отказался от своих намерений. Не то чтобы она хотела выйти замуж за отъявленного повесу, но этот поступок красноречиво свидетельствует о его характере.

У нее даже не было возможности отказать ему. А она бы определенно это сделала. Она хотела выйти замуж за джентльмена, за благородного человека. Не за повесу.

«Лгунья, – прошептал внутренний голос. – Разве твой благородный герой целовал бы тебя так, как лорд Джон?»

– А вам не приходило в голову, что я предпочитаю оставаться почтенной старой девой? – спросила Миранда, положив руки на колени.

По взгляду Фелисити было понятно, что ничего глупее она в жизни не слышала.

Будь что будет, подумала Миранда. В ее давно составленном перечне достоинств будущего избранника были черты, которые вряд ли можно найти у лорда Джона. Сначала она с трудом пыталась вспомнить хоть что-то из этого списка, но вскоре он сам собой всплыл в памяти.

Элегантность. Учитывая нынешний непрезентабельный вид лорда Джона и обветшавший дом, это просто смешно.

Обширные знания. Только в том случае, если сюда отнести азартные игры.

Надежный друг. Лорд Джон продемонстрировал им способность к этому, когда выгонял из своих владений.

А как насчет страсти?

Миранда сжала колени, напуганная знакомым огнем желания, быстро разливавшимся по телу.

Страсть и лорд Джон… Опасное сочетание. Миранда не доверяла тем противоречивым чувствам, которые он вызывал в ней.

Ее душа прислушивалась к доводам рассудка не больше, чем сестры Лангли.

Девчонки и так завели ее далеко. Миранда не отважилась подумать, что еще они сотворили бы в Тислтон-Парке, если бы их план остался тайной.

Нет, пора прекратить их сватовство.

– Ваше желание, чтобы я хорошо устроила свою жизнь, весьма похвально! – Девушки улыбнулись, услышав комплимент, однако радость их была недолгой. – Но вряд ли подобает сватать людей без их согласия.

Пиппин посмотрела на кузин. «Я вас предупреждала», – красноречиво говорил ее взгляд. Она отошла от сестер, словно стараясь избежать грядущего наказания.

Миранда, воодушевившись, продолжала:

– Я не желаю иметь ничего общего с лордом Джоном, и вы должны немедленно прекратить сватовство. – Она сурово переводила взгляд с одной девицы на другую, пока все три дружно не кивнули.

Но, судя по блеску глаз Фелисити, девочка не отказалась от своей затеи, поэтому Миранда добавила:

– Большую часть дня мы проведем, упражняясь в счете. Если вы все посчитаете правильно, можете порисовать эту злосчастную башню.

Девушки застонали, никто из них не любил уроков домашней бухгалтерии, но ни одна не возразила. Они знали, что если не проявят осторожность, то им придется складывать и вычитать до конца жизни.

– Идемте, – сказала Миранда и пошла вниз по тропинке. Пиппин легким шагом догнала учительницу.

– Я понимаю, почему вы не хотите выходить замуж за лорда Джона. Его дом просто ужасен.

– Да, мрачное место, – согласилась Талли.

– Но умелые руки и должное управление сделают его весьма респектабельным, – добавила Фелисити.

– К чести лорда Джона, конюшня у него замечательная, – Заметила Пиппин. – У него есть пара первоклассных рысаков. Удивительно, что человек, столь ограниченный в средствах, держит таких дорогих лошадей.

– Так поступают мужчины, подобные лорду Джону, – подчеркнула Миранда. – Тратят деньги на лошадей, безрассудства и прочие забавы, только не на свои владения. Вот почему мисс Эмери предостерегала вас и советовала держаться от повес подальше.

Талли наклонилась и взяла Брута на руки.

– И вы можете назвать лорда Джона повесой? – спросила она. – Разве он не староват для этого?

Совсем нет, хотелось ответить Миранде. И хотя Джек уже не тот, что был несколько лет назад, но когда в школе он считанные мгновения держал ее в объятиях, ее околдовали шарм и мужская сила, которые, казалось, исходили от него.

Нет, лорд Джон все еще опасный повеса. Хуже того, будучи взрослой женщиной, Миранда хорошо осознавала, что это значит. Ее здравый смысл мгновенно улетучивался в его присутствии. Сердце билось быстрее, дыхание становилось чаще, тело не слушалось.

Вероятно, это врожденная черта повес, решила Миранда. Лорд Джон так волновал женщину, так увлекал, что она не в состоянии защититься от его сладострастия… Искушение влекло ее, как огонек лампы на окне в темную ночь.

Этот огонек, размышляла Миранда, похож на тот, что зажигают на берегу мародеры, чтобы заманить корабль на прибрежные рифы.

Однако, хоть Безумный Джек Тремонт и дьявольски хитрый противник, она больше не шестнадцатилетняя девочка, да и он не тот эффектный щеголь, каким был когда-то.

Возможно, то, что он утратил свой блеск, пойдет ей на пользу.

Несколько минут они шли прямо, потом свернули, и взгляду открылось величественное строение. Каменная башня возносилась над скалой, столь же суровая, как окружающий ландшафт. Она стояла над проливом как одинокий часовой.

Внизу монотонно шумели волны, чайки то взмывали вверх, то падали вниз, по собственной прихоти или подчиняясь потокам воздуха.

Было в этой башне что-то прочное, властное и вместе с тем дикое и древнее, словно она хранила секреты переменчивого ветра и могла дотянуться до звезд.

Очарованные видом, все четверо ускорили шаги и вскоре оказались у подножия башни.

Фелисити обошла ее кругом, потом всмотрелась в далекий горизонт.

– Держу пари, отсюда можно увидеть берега Франции.

– Давай проверим. – Талли подошла к двери, прежде чем мисс Портер успела ее остановить.

Не хватало только, чтобы кто-нибудь из девиц вывалился в открытое окно, заволновалась Миранда. Но тревога оказалась напрасной, дверь была заперта.

– Интересно, кто запер башню? – недоумевала Талли. – Почему она такая… неприветливая?

Миранда спрятала улыбку. Ее подопечным следовало бы сделать выводы из утреннего приема лорда Джона.

– Идемте, девочки, – сказала она. – Пора начать работу.

Немного поворчав, девочки нашли подходящее место и начали подсчитывать дорожные расходы. Миранда вытащила из рабочей корзинки спицы с начатым чулком и попыталась унять досаду монотонным и успокаивающим ритмом вязания.

Утро прошло быстро, девушки освободились наконец от ужасных расчетов. Фелисити занялась своей «Летописью» и деловито что-то записывала. Новые сведения о лорде Джоне, предположила Миранда. Талли вытащила альбом и начала рисовать башню, а Пиппин вынула любимый путеводитель Биллингсуорта и принялась вслух читать главу о Тислтон-Парке. Оказывается, дом занимал яркое место в истории. Автор путеводителя рассказывал о его судьбе начиная с постройки после битвы при Гастингсе до времен Елизаветы, Кромвеля и заканчивал цветистыми комплиментами в адрес прежней хозяйки, леди Джозефин Тремонт.

– Интересно, что с ней случилось? – сказала Пиппин.

– Вы хотите знать, что произошло с леди Джозефин Тремонт? – прозвучало в ответ. – Так я вам скажу! Старушку убили.

Все четверо подскочили от неожиданности и оглянулись. На тропинке стоял коротенький полный джентльмен неопределенного возраста. На нем были вышедший из моды сюртук, ярко-красный жилет и поношенные сапоги. В руках он держал трость.

– Простите, сэр, – сказала Миранда, поднимаясь и знаком приказав девушкам сделать то же самое.

– Девушка спросила, что случилось следи Джозефин Тремонт, и я ей ответил. Ее убили. – Коротышка поравнялся со скамейкой, на которой сидела Миранда, и сел. – Леди Джозефин хладнокровно убили на этом самом месте, – сказал он, указывая тростью на низкие кусты, цеплявшиеся за скалы.

Талли задохнулась от изумления. Услышав возглас хозяйки, Брут, который мирно похрапывал, проснулся и принюхался. Запах, видимо, ему не понравился, и песик тут же вскочил. Заметив незнакомца, он зарычал и бросился к нему.

Джентльмен, глядя, как Брут кружит вокруг него с лаем и рычанием, расхохотался.

– Это еще что такое? – проговорил он сквозь смех, указав тростью на Брута.

Талли поспешила вперед.

– Моя собака, – сказала она, схватив любимца на руки.

– Ну, если вы так говорите, придется поверить, что это собака. – Коротышка с ухмылкой посмотрел на Брута. – Так на чем я остановился?

– На убийстве леди Джозефин, – напомнила всегда практичная и дотошная Фелисити.

– Ах да, леди Джозефин.

– Сэр, умоляю вас, – сказала Миранда, – возможно, эта история не предназначена для ушей юных девушек.

– Рассказывать почти нечего, мисс…

– Портер, – ответила Миранда. – А вы?

– Сэр Норрис Незбитт. Живу здесь, вон за тем холмом. – Он тростью указал направление.

Миранда дала возможность ученицам представиться и попрактиковаться в этикете, но из этого ничего не вышло, поскольку Фелисити не унималась:

– Сэр Норрис, если леди Джозефин убили, как же нет интересной истории?

– Мисс Лангли! – сделала ей замечание Миранда. Сэр Норрис фыркнул и сплюнул на землю.

– Это вы так думаете, мисс, но, как я уже сказал, рассказывать нечего. Она вышла прогуляться по этой тропе и не вернулась. – Сэр Норрис покачал головой, давая понять, что у него есть собственная гипотеза гибели старой леди и при некоторой настойчивости дам он с радостью ею поделится.

– Не вернулась? – воскликнула Пиппин, провоцируя сэра Норриса.

Он только этого и ждал.

– Да, – покачал головой их новый знакомый. – В тот день бушевал шторм вроде вчерашнего. Такой дождь и ветер, какого вам лучше в жизни не видеть.

– Но что она делала здесь в такую ночь?

Этот практический вопрос прозвучал, конечно, из уст Фелисити.

– И не говорите, – согласился с ней сэр Норрис. – Но леди Джозефин была своенравная особа. Не из тех, что прислушиваются к здравому смыслу. – Он пристукнул тростью по земле. – Потрясающая женщина. У нее были глаза ангела и голос жаворонка. Я много раз предлагал ей руку и сердце, но она мне всегда отказывала. – Он вздохнул.

– Значит, ее смерть была несчастным случаем, – уточнила Фелисити.

– О нет, мисс, это убийство. На следующее утро здесь обнаружили следы борьбы. Ее очки были втоптаны в землю, а кусты вырваны с корнем.

– Вряд ли это свидетельствует о преступлении, – стояла на своем Фелисити.

– Возможно, но для ее племянничка ее смерть оказалась весьма кстати. Он унаследовал поместье целиком и полностью и как раз вовремя, поскольку был по уши в долгах.

Теперь уже Миранда задохнулась от изумления. Утверждение сэра Норриса возмутило ее душу, слова протеста рвались у нее из груди.

Это неправда!

Миранда сама не понимала, почему стремилась защитить лорда Джона. Он совершил много такого, что заслуживало осуждения. Но убийство? Это уж слишком!

– Сэр, – сказала она, – не думаю, что лорд Джон способен на такое преступление.

Девушки за ее спиной дружно закивали.

– Так вы знаете этого типа? – спросил сэр Норрис, подняв кустистые брови. Его губы сложились в улыбку, в которой проглядывало что-то непристойное.

Миранда отмахнулась и от собственных убеждений, и от грязных намеков сэра Норриса.

– Вовсе нет, – солгала она. – Мы познакомились только сегодня утром.

– Мы остановились у лорда Джона, – опрометчиво добавила Талли.

– Остановились у него? – Сэр Норрис снова сплюнул на землю. – Вы серьезно? – обратился он к Миранде.

– У нас не было выбора, – ответила она. – Рухнувший дуб перегородил ворота, а без кареты мы не можем уехать. Но дело быстро уладится. Наш кучер отправился в Гастингс за новым экипажем.

Сэр Норрис поднялся и отвел Миранду в сторону, подальше от юных ушей.

– Думаю, вы не знаете, с какого сорта человеком имеете дело.

Миранда не собиралась просвещать нового знакомого относительно того, что уж она-то прекрасно знает, какого «сорта» его сосед.

Но толстый коротышка баронет не собирался щадить ее чувства.

– В Лондоне он был диким самцом. Эти юные леди могут не знать таких подробностей, но вам-то, в вашем возрасте, наверняка кое-что об этом известно.

Его слова задели Миранду. «В вашем возрасте»! Сколько, по его мнению, ей лет? И хотя высказывание девушек о пожилых годах лорда Джона ее позабавило, Миранде совершенно не понравилось, что о ее возрасте судят с той же жестокостью.

Сэр Норрис меж тем продолжал:

– Вы бы поседели, услышав о его безнравственности и чудовищных выходках. – Он подмигнул, и его густые брови сошлись на переносице. – Одно скажу: никто из соседей не обрадовался, когда он унаследовал поместье и поселился здесь. – Рука коротышки, придерживавшая Миранду за локоть, скользнула вниз и оказалась на ее бедре. – Теперь, зная правду, мисс, думаю, вы поищете лучшее пристанище для себя и своих подопечных.

Миранду так задело замечание о ее возрасте, что она с меньшим возмущением восприняла намек незнакомца и его фамильярный жест. И этот отвратительный человек считает лорда Джона неподходящей компанией?! Она отстранилась и набрала в грудь воздуха.

– Ваше приглашение весьма любезно, но в нем нет необходимости. Наш кучер скоро вернется, и мы сразу же уедем.

– Поступайте, как вам нравится, – пожал плечами сэр Норрис. – Но если Тремонт начнет приставать к вашим ученицам, помните, что я здешний судья и буду рад повесить этого негодяя.

– Не думаю, что несколько часов в компании лорда Джона нас погубят, – возразила Миранда.

– Она не думает! – фыркнул сэр Норрис. – А я вам еще раз говорю, что он такой же сумасшедший, как его тетушка. Носится по ночам верхом на лошади, заводит компании в местной гостинице. Все держатся подальше от его дома. Ведь любому известно, что он проклят.

– Проклят? – переспросила Талли. Она явно подслушивала и услышала достаточно, поскольку с расширившимися глазами судорожно прижимала к груди Брута.

– Да, с тех пор, как его построили, – сказал сэр Норрис. – Думаете, почему он окружен такой прочной стеной? Уверяю вас, не для того, чтобы охранять от непрошеных гостей. Ее построили, чтобы запереть внутри этих безумных Тремонтов.

– Никогда ничего подобного не слышала! – с жаром воскликнула Миранда.

– Услышали бы, если бы жили по соседству. Эта семейка на протяжении веков ссылает сюда своих полоумных родственников. В роду у Тремонтов много странных. Проклятые они. Проклятые! А этот лорд Джон худший из всех. Погубит вас глазом не моргнув.

– Сэр, – сказала Миранда, расправив плечи, – ставлю вас в известность, лорд Джон дал мне слово джентльмена, что мы желанные гости в его доме.

Джек ничего подобного не делал, но Миранда рассчитывала, что ее слова удержат коротышку от сплетен об их неблагоразумной остановке в Тислтон-Парке.

– Слово?! – усмехнулся сэр Норрис. – Она говорит, дал слово! Мисс Портер, так, кажется?

Миранда кивнула.

– Вы явно не заботитесь ни о своем добром имени, ни о репутации своих подопечных. Иначе вы бы небо и землю перевернули, чтобы убраться из этого дома. Попомните мои слова, Безумный Джек Тремонт не джентльмен.

 

Глава 5

«Не джентльмен». Эти слова весь день звенели у Миранды в ушах. Стиллингз вернулся из Гастингса слишком поздно, чтобы продолжать путешествие. Однако он нашел подходящий экипаж, и ничто не помешает им с первыми лучами солнца отправиться прямо к леди Колдекотт.

Надо пережить обед и еще одну ночь в Тислтон-Парке, и можно будет перевести дух и вернуться к добропорядочной жизни.

К жизни подальше от повесы, который погубил ее в самом начале жизненного пути.

– Мисс Портер, неужели вы в таком виде пойдете к столу?

Фелисити стояла в дверях, соединяющих смежные комнаты. За спиной у нее раздалось шиканье, и она быстро исчезла в комнате.

Миранда подняла глаза к потолку.

Несмотря на недавний выговор, девчонки не оставили свою затею. Герцогиня особа настойчивая, этого у нее не отнимешь. К счастью, у нее не так много времени, чтобы осуществить свои матримониальные планы.

К досаде Миранды, Фелисити вернулась в сопровождении сестры и кузины с небольшим чемоданом в руке.

Талли, взглянув на учительницу, покачала головой:

– Нет, мисс Портер, так не годится.

Даже Брут недовольно тряхнул лохматой головой.

– А что плохого в моем костюме? – не сдавалась Миранда. Девушки переглянулись, словно решая, как лучше сообщить учительнице дурную весть.

Миранда тем временем взглянула на себя в зеркало и ничего плохого не заметила. Волосы забраны в тугой узел на затылке, темно-серое платье вполне респектабельно, а любимая голубая шаль скромно лежит на плечах.

Вполне приличный и подходящий костюм для обеда в провинции у джентльмена с весьма сомнительной репутацией.

– У вас нет чего-нибудь… – Талли прикусила нижнюю губу и, наклонив голову, так и этак разглядывала учительницу, – менее строгого? Няня Лючия всегда говорила, что у женского платья должен быть цвет.

Только этого ей не хватало!

– Если вы снова взялись за сватовство… – начала Миранда.

– Нет, что вы, мисс Портер, – торопливо перебила ее Пиппин, – просто мои кузины хотят сказать, что вы выглядите старомодно, хотя вам всего двадцать девять лет.

– Мне не двадцать девять!

Миранда торопливо посмотрела в зеркало. Почти тридцать? Сначала сэр Норрис, теперь девчонки! Неужели она так старо выглядит?

Фелисити тем временем распаковывала чемодан, положив его на кровать.

– Тогда позаботимся о том, чтобы больше никто не сделал такой ошибки, – сказала она, выкладывая ленты, кружева, чудесные гребни для волос и маленькие баночки с косметикой. – Няня Таша всегда говорила, что возраст женщины должен быть тайной.

Миранда прикрыла глаза. Похоже, лорд Лангли выбирал для своих дочерей весьма сомнительных гувернанток. Перлы мудрости, которые постоянно повторяли сестры, звучали как советы опытной кокетки, а не наставления преданной няни, обожающей маленьких девочек.

Фелисити подошла к учительнице с расческой в одной руке и баночкой румян – в другой.

– Нет-нет, – запротестовала Миранда. Талли встала рядом с сестрой.

– Няня Рэйна говорила, что долг женщины быть самым ярким пятном за столом. – Она улыбнулась Фелисити, и сестры хором произнесли: – Никогда не прячьте ваш внутренний свет, иначе как мужчины вас заметят? Ваш внутренний свет – самое главное ваше богатство. – Обе вздохнули так, будто только что поведали о лекарстве, которое может спасти от всех бед. Потом Талли оценивающе посмотрела на Миранду. – Боюсь, мисс Портер, ваш свет чрезвычайно тусклый.

Выслушав чепуху, которой сестрицы набрались от своих гувернанток, Миранда прогнала учениц из комнаты.

– Я буду такой, как мне нравится.

– Мисс Портер, только на один вечер, – запротестовала Фелисити.

По мнению Миранды, один вечер – это слишком много.

– Марш отсюда! – Миранл? постаралась сказать это так строго, будто ей действительно было двадцать девять. – Пиппин, где твои туфли? Фелисити, вымой щеки. Вы же знаете, что мисс Эмери строго запрещает любую косметику. Талли, шаль не должна валяться на полу.

Выпроводив своих подопечных, Миранда закрыла дверь между комнатами и перевела дух.

Какие упорные эти дерзкие девчонки.

Но их план не удастся.

Прежде чем они спустятся к столу, она даст им указания, как себя вести. При любом нарушении вся троица до конца поездки будет заниматься уроками домашней бухгалтерии. Да что там, она…

Уже у двери Миранда посмотрела на себя в зеркало и замерла.

«Старуха, – ужаснулась она, подойдя ближе к отражению. – Когда я успела так состариться?»

Теперь понятно, почему лорд Джон не узнал ее. Разве нужно другое объяснение?

Наклоняя голову то в одну, то в другую сторону, Миранда пыталась понять, что изменилось в ней за прошедшие девять лет.

Наверное, прическа. Возможно, девочки правы, она немного скучная. Ее взгляд упал на ленточку, выпавшую из чемодана Фелисити. Миранда подняла ее и задумалась, как пристроить ее к волосам.

Правду сказать, она никогда не питала интереса к безделушкам и украшениям. Да что говорить, в последний раз она была нарядно одета в тот вечер в опере. Мать прилагала все усилия, чтобы дочь, несмотря на скромность и застенчивость, выглядела как будущая графиня. И к чему это привело? Лорд Джон перепутал ее со своей любовницей!

Миранда снова пристально посмотрела в зеркало. Теперь ее никто со своей возлюбленной не спутает.

«Так и должно быть», – сказала она себе, отложив ленту, и провела рукой по голове, чтобы удостовериться, что ни одни волосок не выбился из тугого пучка. Потом ее взгляд упал на отражение в зеркале горящей свечи. Ее мерцающий свет привлекал внимание, удерживая взгляд своей волшебной игрой.

Как внутренний свет, о котором говорила няня Рэйна.

«Тоже мне, свет», – усмехнулась про себя Миранда. Что за женщина была эта няня Рэйна, если учила маленьких девочек обращать на себя внимание?

И ради кого? Ради Безумного Джека Тремонта?! Миранда покачала головой.

Помимо всего прочего, он слишком страстный, чтобы быть добропорядочным мужем. Женщине придется постоянно терпеть его прихоти и ненасытные требования.

Миранда вспомнила, в каком состоянии была после встречи с ним в школе, а ведь он всего лишь обнял ее.

Она слишком хорошо знала, что способны сотворить его поцелуи: колени подгибались, грудь наливалась и ныла от сладкой боли, томясь ожиданием его прикосновений.

Нет, не обветшавшего дома боялась Миранда, как предположила Пиппин. Умелое управление вдохнет в него новую жизнь. И не мысль о браке застала ее врасплох. Миранду страшило то, что поцелуй лорда Джона сделал с ее здравым смыслом и благопристойностью.

Его поцелуй заставил ее все эти годы скрывать свой внутренний свет.

Если Миранда думала, что может держать в узде своих подопечных, то глубоко ошибалась. Хотя она в недвусмысленных выражениях объявила девушкам, что за обедом нужно продемонстрировать безупречные манеры, лорд Джон разрушил ее планы, едва войдя в комнату.

Усевшись на свое место, он потребовал, чтобы все обходились без формальностей.

– Зовите меня Джек, – сказал девчонкам хозяин дома, и вся троица, обрадованная таким поворотом событий, представилась ему уменьшительными именами. С этой минуты Джек, Талли, Пиппин и Герцогиня болтали, словно старые друзья.

– Правда, что этот дом проклят, как утверждает сэр Норрис? – спросила Талли.

– Так вы встретили сэра Норриса? Он, как обычно, затаился где-нибудь в кустах? – спросил Джек. – Уверен, что его словоохотливости не было предела.

Талли кивнула:

– Сэр Норрис предупредил, что если мы тут долго задержимся, то сойдем с ума, как остальные…

– Талия! Прекрати! – суровым тоном школьной учительницы одернула ее Миранда. – Сколько раз надо напоминать, чтобы ты не повторяла сплетни?!

– Ах, они обычно гораздо интереснее правды, – вступился за девочку Джек и подмигнул Талли. – К тому же этот дом действительно проклят.

– Правда? – выдохнула Пиппин, а Фелисити лишь усмехнулась в ответ.

Джек кивнул:

– Такое можно сказать почти о любом поместье в Англии. Но здесь другого ждать нечего, все его владельцы отмечены клеймом Тремонтов.

– Клеймо Тремонтов? – подозрительно прищурилась Фелисити. – Никогда о таком не слышала.

Джек подался вперед и понизил голос:

– В каждом поколении Тремонтов кто-нибудь обязательно заканчивает свои дни здесь, спрятанный от всего мира. Для этого находятся веские основания.

Пока Джек наполнял свой бокал, Миранда нашла несколько причин, которые делали Джека подходящим обитателем поместья, окруженного крепкими стенами.

– Можно сказать, – продолжил Джек, – что Тислтон-Парк построили, чтобы прятать фамильные грехи.

– Лорд Джон, – сказала Миранда, – пожалуйста, не забивайте им голову подобной чепухой.

– Это не чепуха, – возразил он. – И я могу это доказать.

– Как? – скептически спросила Фелисити.

– Экскурсией по лому. Тислтон-Парк полон мрачных тайн, и лучше заранее знать, где не следует бродить по ночам, чтобы не наткнуться на одного из моих предков.

– Ну уж это просто смешно, – сказала Миранда. Она считала самым опасным обитателем дома того, кто восседает сейчас во главе стола.

– Вы тоже можете пойти с нами, мисс Портер, и, уверяю вас, в конце экскурсии насмешливости у вас поубавится. – Джек, нахмурившись, оглядел гостий и сказал: – Но я потребую плату за услуги гида.

Плату? Миранда могла себе представить, какова она.

– Говорите, – попросила Талли.

– Мы на все согласны, – вторила ей Пиппин.

Джек откинулся на спинку кресла и скрестил на груди руки. Сейчас он выглядел как пират, изображенный в «Летописи» Фелисити.

– Я хочу знать, что Герцогиня скрывает в своем драгоценном дневнике.

Фелисити тут же бросила тетрадь себе на колени и прикрыла руками.

– Это не дневник, милорд, – ответила за сестру Талли, – а список…

– Талли! – воскликнула Фелисити. – Не смей! Миранда вздохнула с облегчением. Выходкам этих девиц есть какие-то пределы. Она даже думать не хотела, что сказал бы лорд Джон, прочитай он писания Фелисити.

«…мисс Портер будет прекрасной невестой для ограниченного в средствах бывшего повесы, лорда Джона».

Она боялась предположить, на что подвигла бы его эта выдумка. Но к удивлению Миранды, у лорда Джона сохранились остатки совести.

– Не волнуйтесь, Герцогиня, – сказал он Фелисити. – Если содержание вашей тетради не предназначено для посторонних глаз, как я могу не уважать вашу тайну? – Плут подмигнул девчонкам. – Но это не значит, что я не могу строить предположении о теме ваших писании.

Девочки хихикнули, и Миранда поняла, что под личиной джентльмена скрывается самый настоящий повеса.

За обедом Талли сыпала историями и фразами, услышанными от любимых нянь. Фелисити делилась своими стратегическими планами, как добиться любви герцога. Пиппин говорила о книгах и лошадях. А Миранда все это время смотрела на Джека.

Она ничего не могла поделать с собой и его природным обаянием.

Когда он рассказывал одну забавную историю задругой, в его синих глазах мерцал пленительный огонек. Джек умел увлечь слушателей. Гостьям казалось, что они вместе с ним присутствуют то на званом вечере леди Диллинг, то на костюмированном балу Притчарда.

Неудивительно, что в годы жизни в Лондоне лорд Джон слыл душой компании. Он был из тех гостей, кто гарантированно оживит самое скучное мероприятие.

Но человек состоит не только из обаяния, напомнила себе Миранда.

Она не могла отделаться от мысли, что за весельем и шармом Джека стоит нечто большее. Он был слишком очарователен даже для своей легендарной репутации.

Стоит только посмотреть, как он до хохота доводит девчонок рассказами о собственной няне.

– Поверить не могу, что вы заперли бедную женщину в погребе! – взвизгнула от смеха Фелисити. – С нашей няней Гретой такой фокус у вас бы не вышел.

– Только потому, что она не страдала судорогами, – уточнила Талли.

Девочки рассмеялись. Миранда почувствовала, что улыбается, несмотря на решительное намерение оставаться равнодушной и не поддаваться чарам лорда Джона.

В самом деле, что плохого в том, если она один вечер порадуется и повеселится? В ее новом доме, в ее новой жизни такие вечера будут настоящей редкостью. Что бы ни говорила Миранда мисс Эмери о желании провести свои дни в мирном труде, уединенная жизнь вдруг показалась ей ужасно скучной.

«Но это именно то, чего ты хотела, – напомнила себе Миранда. – Разве не так?»

– Если бы у меня была такая няня, как ваши Таша, Лючия или Марта, мне бы жилось гораздо лучше.

Девушки рассмеялись, а Миранда подняла глаза к потолку. Оставалось догадываться, какие уроки преподали бы эти так называемые няни такому неординарному человеку, как лорд Джон.

Она искоса взглянула на хозяина дома и заметила, что он смотрит на нее таким страстным и пытливым взглядом, что у нее мурашки по коже побежали.

Как непристойно, подумала Миранда, уткнувшись в тарелку и приказав себе не смотреть на Джека. До конца обеда.

Но когда она снова украдкой взглянула на него – только чтобы убедиться, что он на нее не смотрит, – мошенник имел дерзость подмигнуть ей. Да с такой развязностью! Неужели он думает, что ее так легко соблазнить?

Ее сердце затрепетало, и Миранда застыла с салфеткой в руке, не донеся ее до сухих губ. Наверное, лучше не испытывать его искусительного обаяния.

Но это не имеет значения, решила Миранда, когда появился Бердуилл собрать тарелки. Все кончено. Ей остается лишь поблагодарить хозяина за прекрасный обед и загнать девчонок наверх, в их комнату.

Да, все идет согласно ее тщательно разработанному плану. Почти все.

Миранда промокнула губы салфеткой, положила ее рядом с тарелкой и кивнула своим подопечным, призывая их сделать то же самое. Девчонки изо всех сил старались тянуть время, но Миранда насквозь видела их намерения.

И тут, к ее ужасу, заговорила Талли:

– Джек, это правда, что вы убили свою тетушку, чтобы завладеть Тислтон-Парком?

Миранда поперхнулась, а хозяин дома едва не подавился последним глотком вина.

Но Джек первым пришел в себя. Вытерев подбородок салфеткой, он сказал:

– Как вижу, сэр Норрис сегодня превзошел сам себя.

– Он наговорил всякого вздора о безвременной кончине вашей тетушки, – дипломатично сказала Фелисити. – Не стоит даже этого повторять. – Она сердито посмотрела на сестру.

– Уверен, что сэр Норрис попотчевал вас душераздирающими историями о том, как я торопил тетушку на вечный покой, чтобы завладеть этим домом.

– Что-то вроде этого, – ответила Пиппин. – Но мы сказали ему, что этого не может быть.

Миранда пришла в себя и поднялась.

– Девочки! Хватит обсуждать тему, которая вряд ли подходит для приличной беседы. – Она повернулась к хозяину дома, который тоже поднялся со своего кресла. – Лорд Джон, простите за их неуместные высказывания. А теперь, если позволите…

– Не нужно извинений, мисс Портер, – сказал Джек. – Меня обвиняли в гораздо худшем. Пиппин, – он повернулся к девушке, – спасибо, что вы встали на мою защиту.

– Это не я, – зарумянилась Пиппин, – а мисс Портер. Она устроила сэру Норрису настоящий выговор, сказав, что вы…

– Пиппин! – Миранда съежилась, потом отважилась взглянуть на Джека, который смотрел на нее, насмешливо приподняв бровь. – Не стоит об этом говорить, – сказала она и села.

Джек и девушки последовали ее примеру.

– Значит, настоящий выговор, мисс Портер? – спросил лорд Джон.

– Я бы так это не назвала. А теперь, если позволите… Джек усмехнулся и повернулся к Талли:

– Так что сказала ваша знаменитая мисс Портер этому старому сплетнику?

– Она сказала… – начала Талли.

– Ничего существенного, – перебила ее Миранда. – Я считаю, что не подобает спокойно выслушивать, как клевещут на гостеприимного хозяина.

– Вы думаете, меня оклеветали? – спросил Джек. – Вы взялись за трудную задачу, мисс Портер. Светское общество согласно с мнением сэра Норриса обо мне. – Он внимательнее посмотрел на Миранду. Она немного успокоилась, но тут Джек спросил: – Как получилось, что вы не разделяете всеобщих чувств ко мне, особенно после грубого приема?

– Я… я… – Миранда глубоко вздохнула, пытаясь придумать, что сказать.

Она действительно считала Джека развязным грубияном, но согласиться с приговором общества – это совсем другое дело.

Провести с ним вечер, смотреть в его темные глаза и вспоминать мужчину, который когда-то со страстью поцеловал ее, – все это примирило Миранду с ее убеждениями.

– Мисс Портер не слишком верит сплетням и пересудам, – сказала Джеку Фелисити. – Она говорит, что, когда судишь о характере человека, надо руководствоваться здравым смыслом и трезвыми рассуждениями.

– Вот как? – Джек снова откинулся на спинку кресла. – И что же ваш здравый смысл и трезвые рассуждения говорят о моем характере, мисс Портер?

В комнате воцарилась тишина. Миранда проклинала себя за то, что выпустила ситуацию из-под контроля. Нужно было попросить подать обед к девчонкам в комнату… Нужно было…

А вот чего ей не следовало делать, так это смотреть на Джека, в его синие гипнотические глаза.

То, что она видела в них, бросало вызов здравому смыслу. Трезвые рассуждения улетучились перед лицом непостижимой загадки.

– Вы человек, которого нелегко понять, – со всей честностью ответила наконец Миранда.

Джек смотрел на нее чуть дольше, чем требуют правила хорошего тона, словно тоже пытался использовать здравый смысл и трезвые рассуждения, чтобы оценить сидящую перед ним женщину.

– Сказано деликатно, мисс Портер. Но разве не у всех есть тайны? Рискну предположить, что и у вас парочка имеется.

Лорд Джон снова приподнял красивую бровь, теребя пальцами пуговицу сюртука.

Миранда почти слышала его безмолвный намек: «Например, ваша серебряная пуговица».

– У меня? – Миранда ухитрилась рассмеяться, но весьма неубедительно. – Думаю, нет.

О Господи! Надо было давным-давно выбросить эту пуговицу. Если уж на то пошло, давно следовало выйти замуж за маленького викария, которого сватали ей Хибберты, или за вдовца с четырнадцатью детьми.

В самом деле, какое лорду Джону дело, что она хранит мужскую пуговицу? Это его не касается! Это не его забота!!

Если бы он был джентльменом…

Но если бы лорд Джон был джентльменом, то не поцеловал бы ее много лет назад, открыв ей власть и неистовую силу поцелуя. Не оставил бы ее с этой пуговицей, которая сегодня тяжким грузом лежала на душе и терзала здравомыслие. Маленький сувенир навевал смехотворные мечты о герое, темноволосом рыцаре, который примчится верхом к одинокому коттеджу Хиббертов и увезет ее, умоляя тайно обвенчаться.

Но судьба вместо этого оставила ее наедине с мечтами и в насмешку бросила злосчастную пуговицу прямо в руки Джеку.

Что ж, судьба посмеялась над ней, но она посмеется последней.

Лорд Джон не узнал ни ее, ни свою пуговицу.

Миранда снова встала.

– А теперь, лорд Джон, нам пора прощаться. Тут же раздались протестующие возгласы.

– Мисс Портер, Джек обещал нам экскурсию по дому, – недовольно возразила Фелисити.

– Да, – подтвердил Джек, поднимаясь. – И я окажусь нерадивым хозяином, если не сдержу слова. – Он взглянул на Миранду. – Речь идет о хороших манерах. Разве не так, мисс Портер?

– Думаю, обеда более чем достаточно, – ответила она, не обращая внимания на хор возражений, и сурово посмотрела на троицу.

Они совершенно забыли ее наставления? Обед. Затем они откланяются. И ничего больше. Глядя в искрящиеся глаза девочек, Миранда поняла, что ее наставления не забыты. Их просто игнорировали.

– Лорд Джон, мы отняли у вас слишком много времени, – сказала она. – Думаю, нам пора упаковать вещи, чтобы ранним утром отправиться в путь…

– Упаковать? Если это все, что вам предстоит сделать, то вы вполне успеете осмотреть дом, – прервал ее лорд Джон и повернулся к девочкам. – Значит, решено.

– Нет, – возразила Миранда. – Не думаю…

– Пойдемте, мисс Портер, – сказал Джек, копируя ее учительский тон. – Ведь экскурсия по дому в таких случаях полагается? Я хочу быть образцовым хозяином. Но если вы предпочитаете упаковывать вещи, то займитесь этим, а я покажу девушкам дом и потом отошлю их наверх.

Миранда, что называется, язык проглотила. К ее ужасу, лорд Джон вышел из столовой. Девчонки гуськом двинулись за ним, даже не спросив позволения учительницы.

К тому времени, когда Миранда пришла в себя, они спустились в холл. Их голоса были едва слышны. Решительно двинувшись вслед за компанией, Миранда воображала себе, сколько альковов и потаенных уголков скрывает этот дом.

«Не джентльмен»! На этот раз слова сэра Норриса прозвучали у нее в ушах как боевой клич. Она не позволит Безумному Джеку Тремонту сбить подопечных девиц с пути истинного. Только через ее труп.

– Вы встречали наследника герцога Линтона? – тем временем спросила Фелисити.

– Нет-нет! – воскликнул Джек. – Только не Седбаро! Он вам не подходит, Герцогиня!

Миранда остановилась как вкопанная. Матримониальные советы от Безумного Джека Тремонта? Она подняла глаза к потолку. Есть у этого человека предел дерзости?

– Фелисити, – продолжал лорд Джон, – ставлю на наследника герцога Холлиндрейка. Поохотьтесь за ним. Думаю, вы станете очаровательной герцогиней.

– Герцог Холлиндрейк, – повторила Фелисити, запоминая рекомендацию Джека.

– А как вышло, что вы не женаты? – спросила Пиппин. Джек вздрогнул. Миранда замерла, обрадованная тем, что лорда Джона задела тема, по которой он охотно давал советы, при этом совершенно не желая обсуждать свою судьбу.

– Не думаю, что нужно повторять старые сплетни, – наконец ответил Джек.

«А почему бы и нет, Джек? – хотелось спросить Миранде. – Потому что ты не хочешь сказать девочкам правду? Что ты был бессовестным негодяем. Что ты погубил невинную девушку и отказался поступить с ней благородно».

– Сплетни едва ли надежный источник информации, – пожала плечами Фелисити.

– Расскажите, Джек, – настаивала Талли.

Миранда уже склонялась к тому, чтобы дать подопечным девицам полный отчет о поведении их героя, если он сам этого не сделает.

Но куда там! Глядя на Джека, можно было счесть, что именно он оказался жертвой случившегося. Он с горестным видом прислонился к перилам лестницы. Его поза могла бы обмануть любого, если бы не веселые искорки, вспыхнувшие в его глазах.

– Все началось с того, что я поцеловал не ту леди.

– Как можно поцеловать не ту леди? – спросила Фелисити подозрительным тоном, который делал честь заведению мисс Эмери.

Джек почесал подбородок.

– Перед этим я немного переусердствовал с бренди. «Ты был совершенно пьян». Миранда вела с хозяином дома безмолвный диалог.

– А вечером договорился встретиться с другом в опере. «Удивляюсь, как в таком состоянии ты сумел найти здание театра».

– Когда я очутился в переполненном фойе, мне показалось, что там одна из моих знакомых.

«Ты подумал, что в нише скучает твоя любовница, и решил воспользоваться удобным случаем».

– Поэтому я подошел и поцеловал ее, – продолжил рассказ лорд Джон.

– Вы поцеловали даму, с которой всего лишь знакомы? – спросила Пиппин. – Какой дерзкий поступок.

Молодец, Пиппин. Уроки мисс Эмери дали о себе знать. Но ненадолго.

– Кузина, – зашептала Фелисити, – папа постоянно целовал наших гувернанток. Мужчина может поцеловать друга семьи или хорошего работника, в этом нет ничего предосудительного.

Миранда прикрыла глаза. Ее подозрения относительно лорда Лангли и компании странных воспитательниц его дочерей все больше крепли. Она отметила про себя, что по дороге к леди Колдекотт надо дать девушкам дополнительный урок на тему поцелуев.

– Так вы поцеловали эту леди, решив, что она —ваша знакомая, – заключила Талли, возвращая разговор в прежнее русло. – И что потом?

– Оказалось, что это не моя знакомая, а невеста другого джентльмена.

– Мисс Мабберли, – прошептала Фелисити.

– Да, мисс Мабберли, – признался Джек. Наконец-то в этом смехотворном вымысле появилась крупица правды.

– И что произошло дальше? – настаивала Талли.

– Как только я понял свою ошибку, я тут же извинился. Миранда даже не удостоила лгуна молчаливым комментарием.

– Потом я отправился к графу Оксли, жениху несчастной девушки, чтобы уладить дело.

«Откупиться, поскольку ты не собирался делать мне предложение».

– Но граф оказался неумолим…

«Главным образом потому, что ты посулил ему мало денег».

– …и я попросил руки мисс Мабберли. Миранда ушам своим не поверила. Вот врун! «Да ничего ты не просил…»

– Так почему вы не женились на мисс Мабберли? – спросила Пиппин.

«Потому что он не делал предложения», – негодовала Миранда.

– К несчастью, когда я пришел… «…протрезвел…»

– …мисс Мабберли слегла, – договорил Джек.

– Несомненно, из-за скандала, – изрекла Фелисити тоном много повидавшей в жизни восьмидесятилетней дамы.

– Не знаю, в чем заключалась причина ее болезни, но к концу недели мисс Мабберли… – Он глубоко вздохнул и покачал головой, словно не в состоянии закончить фразу.

«Покинула город, – хотелось крикнуть Миранде. – Разгневанные родители запихнули ее в карету и отправили жить в Нортумберленд к дальним родственникам».

– Что с ней стало? – с мольбой в голосе и затуманившимися глазами спросила Пиппин.

Джек взял себя в руки. Девушки затаили дыхание. Даже Миранда подалась вперед, чтобы увидеть, как он закончит эту невероятную историю.

Джек положил руку на плечо Талли, подбадривая девушку перед лицом ужасной правды.

– Мисс Мабберли скончалась раньше, чем я публично объявил о своих намерениях.

– Скончалась? – выпалила Миранда и тут же зажала рот рукой.

– Да, мисс Портер. – Голос Джека эхом отдавался в холле. – Она умерла.

– Умерла? – прошептала, округлив глаза, Пиппин. Джек молча кивнул, словно ему было невыносимо повторить это в третий раз.

– Нервное истощение, – прошептала Талли. – Я всегда это говорила.

«Умерла? Что за чепуха?!» Миранда решительно направилась в холл, не сознавая, к чему приведут ее слова.

Она остановилась перед Джеком и потерла пальцем подбородок.

– Позвольте мне поправить вас, лорд Джон.

Все четверо оглянулись на нее, не понимая, почему мисс Портер не желает почтить молчанием кончину несчастной мисс Мабберли. Казалось, только Брут понимает ее. Он оставил свою хозяйку, что было совершенно необычно, и уселся у ног Миранды, словно разделяя ее мнение.

Песик поднял к ней свою обезьянью мордочку и тихо зарычал.

Подбодренная, Миранда продолжила:

– Вы поцеловали невесту другого джентльмена…

– Неумышленно, – уточнил Джек.

– Да, неумышленно, – согласилась Миранда. – И когда вам не удалось уладить дело с графом Оксли, вы собирались жениться на мисс Мабберли, чтобы спасти ее запятнанную репутацию?

– Конечно. – Джек выпрямился и посмотрел ей в глаза. Вдруг Безумный Джек Тремонт, стремящийся выкрутиться из неловкого положения, исчез. Перед Мирандой стоял тридцативосьмилетний мужчина, на лице которого отразились суровые уроки прошлого. Но его глаза потрясли ее до глубины души. Взгляд его был столь же твердым, как мрамор у нее под ногами. Твердый, благородный взгляд настоящего джентльмена.

– Мисс Портер, что бы вы обо мне ни думали, – сказал Джек стальным тоном, – учтите: я сожалел, что, поцеловав девушку, спровоцировал страшный скандал. Больше всего я стыжусь того, что ее доброе имя не восстановлено. Я отдал ей дань уважения на похоронах…

На похоронах? Как это могло случиться?

–…и хотя ее родители равнодушно отнеслись к моему появлению, мой старый друг, лорд Седжуик, порвал со мной из-за своей жены Эммалайн, которая обожала мисс Мабберли…

«Родители? Лорд и леди Седжуик?»

Миранда недоумевала. Потом из глубин памяти всплыл разговор ее родителей. Они спорили накануне отъезда дочери из Лондона. Их взволнованные голоса разносились по всему дому.

«По мне, лучше бы она умерла, чем отдать хоть пенни этому прохвосту».

«Но, Сайрус, если она не обвенчается с ним, то никогда не выйдет замуж».

«И прекрасно! Тогда я не увижу, как плоды моих трудов окажутся в Темзе. Потому что скорее я все брошу туда, чем отдам хоть фартинг Безумному Джеку Тремонту».

«Умерла? – Страшная правда ошеломила Миранду. – Мама, папа, что вы наделали?»

Родители объявили всему свету, что дочь умерла!

И все им поверили. Включая Джека.

Вот почему отец так и не позволил ей вернуться в Лондон. Вот почему он оставил наследство мисс Портер, а не на ее настоящее имя.

Потому что все продолжают думать, что она умерла!

Миранда пыталась успокоиться, но холл поплыл у нее перед глазами.

Джек отступил и скрестил на груди руки.

– После этого меня обвинили в ее смерти, и правильно. Если бы я ее не поцеловал, она теперь была бы графиней Оксли, а я… Хочется надеяться, что мне не пришлось бы терпеть презрение общества и долгие годы скитаться.

– Как будто вы тоже умерли, – трагическим голосом произнесла Талли.

У Миранды кровь в жилах застыла, словно она действительно умерла. У нее подкашивались ноги, она пыталась сосредоточиться на чем-то крепком и надежном.

Ее взгляд сам собой метнулся к Джеку.

Все эти годы она думала, что знакомые отвернулись от нее из-за лорда Джона, но теперь поняла, что ее считали умершей. А все из-за лжи ее отца. Из-за его безудержного гнева.

– Она была хорошенькой, Джек? – спросила Пиппин.

– Мисс Мабберли? – Он усмехнулся. – Думаю, да.

– Думаете? – хмыкнула Фелисити. – Женщина или хорошенькая, или нет.

Джек задумчиво пожевал губами.

– Я не помню ее лицо. В фойе не хватало света, а я, признаться, был навеселе, но я запомнил ее волосы. Они были такие рыжие, что их никогда не забудешь, – полные огня и страсти.

– Как у мисс Портер? – спросила Талли. Джек взглянул на Миранду.

– Да, очень похожи.

Признание Джека вывело ее из оцепенения. Что он сказал? Полные огня и страсти? Это про нее?

– И вы больше ничего не помните? – разочарованно протянула Пиппин.

Джек рассмеялся:

– Кое-что помню, Пиппин. Я помню ее поцелуй. – От тоскливой ноты в его голосе у девушек вырвался дружный вздох.

У Миранды ноги подкосились. Ее поцелуй?

– Пойдемте, – сказал Джек. – Хватит грустных разговоров. Я обещал показать вам дом. – И он повел девушек дальше.

Миранда буквально приросла к полу. Она пыталась постичь услышанное.

– Мисс Портер, вы идете с нами? – окликнула ее Фелисити.

– Ммм… Да, сейчас, – ответила Миранда. Джек, наклонив голову, посмотрел на нее:

– Вы хорошо себя чувствуете, мисс Портер? Миранда выпрямилась и постаралась выровнять дыхание.

– Да. Все в порядке.

Джек нахмурился и собирался сказать еще что-то, но девушки торопили его. Он не мог противиться их настойчивому желанию увидеть проклятый дом.

Когда они скрылись из виду, Миранда опустилась на ступеньки, уцепившись рукой за столбик перил. Брут улегся у ее ног, глядя в глаза и утешая, как мог.

Миранда погладила его по лохматой голове, чего раньше никогда не делала.

– А что, если лорд Джон сказал правду? – прошептала она песику. – Что он намеревался жениться на мне?

Брут молча повернул голову, чтобы она могла почесать его с другой стороны.

– Ох, папа, зачем ты это сделал? – тихо проговорила Миранда, когда ужасный смысл отцовского решения раскрылся перед ней.

Казалось, вся ее жизнь, похожая на безупречную бухгалтерскую книгу, лишилась упорядоченности и превратилась в хаос.

Закрыв глаза, Миранда вспоминала слова Джека.

«Больше всего я стыжусь того, что ее доброе имя не восстановлено».

И еще, он сказал, что помнит ее поцелуй…

Она коснулась пальцами губ, горько сожалея о своих неимоверных усилиях забыть его.

Миранда медленно встала. До нее доносился густой голос Джека.

Что ей делать? Сказать ему правду?

«Нет, никогда! – кричала прочно обосновавшаяся в ее душе старая дева. – Ни слова не говори этому человеку!»

Действительно, если сказать, что она жива, что из этого выйдет?

Когда Миранда задала себе этот вопрос, ее взгляд наткнулся на висевшее в холле зеркало. На этот раз, глядя на свое отражение, она увидела именно то, что видят остальные, – женщину, какой она стала.

С тугим пучком, сердито сведенными на переносице бровями, в унылом сером платье.

Господи, она действительно стара, как деликатно пытались намекнуть ей девочки. И они правы, в ней не осталось ни искры внутреннего огня.

Хуже того, она не имела ни малейшего представления, как его разжечь.

Миранда снова посмотрела на свою прическу и, закусив губы, вытащила шпильку. Затем вторую, третью, пока волосы не рассыпались по плечам.

Это начало, подумала она, глядя на себя в зеркало. А если ей понадобится помощь…

Внутренний голос тут же подсказал ответ: «Безумный Джек Тремонт знает, что делать…»

 

Глава 6

Джек весь вечер наблюдал за мисс Портер. Он ничего не мог с собой поделать. Это все равно что ехать мимо попавшей в аварию почтовой кареты – хотя хорошие манеры диктуют не любопытничать, невозможно удержаться, чтобы не взглянуть украдкой.

Он раз за разом искоса поглядывал на учительницу и пришел к выводу, что никогда не видел так туго зашнурованного корсета. Но представления о благопристойности и респектабельности связывали мисс Портер крепче любых пут.

Неудивительно, что она никогда не улыбается.

В то же время огненные волосы бросали вызов внешнему благоразумию и противоречили всему ее облику. Обычно такие сияющие тициановские локоны принадлежат страстным натурам. Женщинам, не страшащимся искушения, которое они бессознательно провоцируют.

Джека так и тянуло вытащить шпильки из туго скрученного узла, выпустить на свободу густую гриву, запустить пальцы в огненный шелк и кое-что прошептать на ушко этой мисс.

«Вспомни…»

– Экскурсия, лорд Джон, – торопила Фелисити. Оглянувшись, Джек увидел, что девочки неотрывно смотрят на него.

– Ах да! – проговорил он и снова оглядел холл, недоумевая, что так надолго задержало мисс Портер. – Давайте начнем с библиотеки.

– С библиотеки? – воодушевилась Пиппин. – Замечательно.

Джек взял с буфета канделябр и пошел вперед, указывая дорогу.

– Это касается обычных библиотек, наша – совсем другая.

– Там обитают призраки? – с надеждой спросила Талли. Джек остановился, посмотрел в широко распахнутые глаза девиц и решил, что зашел слишком далеко. Да, Бердуилл посоветовал ему занять девчонок. И Джек решил, что проклятие и парочка историй про привидения заставят их всю ночь дрожать в постели, а не бродить по дому, когда y него полно дел.

Ирония заключалась в том, что он намеревался отвлечь своих гостий, а в результате сам отвлекся, совершенно забыв о том, что сегодня предстоит сделать. До сегодняшнего вечера он даже не сознавал, как ему недостает общества. Да что там, эти обаятельные девчонки заставили его выдать свою тайну, как какую-нибудь болтливую школьницу!

Похоже, он растерял все свои навыки.

Ведь он до сих пор никому не говорил, что делал предложение мисс Мабберли. Все считали, что он отказался поступить по-джентльменски, и он никого не разубеждал.

Мнение окружающих Джека не волновало. Когда он окончательно пришел в себя, то думал только о том, что такой поцелуй не забудешь. Он отправился прямо к старику Мабберли и умолял этого болвана выдать за него дочь.

Подозрительный торговец отказал, считая, что Джека интересуют только деньги. Если быть честным, эти мысли имели под собой основание, но была и другая причина, чтобы снова увидеть мисс Мабберли.

Джек хотел поцеловать ее еще раз.

Не важно, что он не помнил ее лица, он помнил ее поцелуй. Ее губы, ее аромат, первый вздох страсти, которую он в ней пробудил.

Несмотря на туман в голове от выпитого бренди, ее невинный поцелуй, ее страстный ответ оставил на нем свой отпечаток.

Ее поцелуй преследовал его. До сих пор.

Джек мог месяцами не вспоминать о мисс Мабберли, но стоило заметить на постоялом дворе или в деревне рыжеволосую девушку, как в его снах на долгие недели поселялась рыжая обольстительница. Ее губы сливались с его ртом, ее руки блуждали по его телу, пробуждая в нем прежнего повесу, умоляя взять ее…

И как только в грезах он накрывал ее своим телом, даря наслаждение, о котором она молила, он просыпался в холодном поту, окаменевший, тоскуя о женщине, давно покинувшей этот мир.

С тех пор как он, приехав за племянницей в школу мисс Эмери, столкнулся с мисс Портер, дело пошло еще хуже. Держа ее в объятиях и глядя ей в глаза, Джек заметил отблеск давно забытой страсти.

Теперь фантазия сделала новый поворот. Женщина, приходящая к нему в ночных видениях стала старше, а его страсть – горячее и настойчивее.

Как смешно, думал Джек, что строгая и чопорная мисс Портер напомнила ему Миранду Мабберли.

Преподавательница этикета даже посмеялась над смертью несчастной! Как женщина может быть такой бессердечной?

«Поцелуй ее – и узнаешь», – нашептывал ему внутренний голос.

Поцеловать мисс Портер? Сэр Норрис прав, он действительно сошел с ума.

– Прошу извинить за состояние дома, – сказал Джек девушкам, поставив канделябр на письменный стол и подняв при этом клубы пыли. – Я не слишком хорошо с этим справляюсь.

– Попросите совета у мисс Портер, – подсказала Фелисити, пока Пиппин обследовала содержимое книжных полок.

Джек не видел необходимости это делать. Он прекрасно знал мнение мисс Портер о том, как управляется Тислтон-Парк.

– Кроме этикета, – продолжила девушка, – она преподает домоводство. Отдайте дом на месяц в ее руки, и вы его не узнаете.

О, Джек мог себе представить, что скажет мисс Портер о пыли и запустении в его доме.

Талли присоединила свой голос к похвалам в адрес наставницы:

– К тому же она прекрасно умеет распоряжаться деньгами, вкладывать их и тому подобное. Теперь она получила наследство и будет сама себе хозяйкой.

Сама себе хозяйка? Наследство? Эти слова застали Джека врасплох. Мисс Портер об этом за вечер ни разу не упомянула.

Если на то пошло, она была решительно настроена вообще ничего не говорить.

Не успел Джек углубиться в свои мысли, как в комнату торопливо вошла мисс Портер.

– Простите, – сказала она, – я потеряла шпильки. Девочки и хозяин дома изумленно уставились на нее.

От тугого пучка на затылке не осталось и следа. Длинные локоны рассыпались по плечам. С распущенными волосами лицо строгой учительницы сделалось мягче, сурово сдвинутые брови расправились.

– Я пропустила что-нибудь интересное? – весело спросила она, оглядывая комнату так, будто никогда в жизни не видела библиотеку.

– Вовсе нет, мисс Портер, – стараясь не смотреть на нее, проговорил Джек, очарованный густым пламенем выпущенных на свободу волос.

Если бы он не был джентльменом, то поклялся бы, что она потеряла в холле не только шпильки.

– Вы упомянули о фамильном проклятии, милорд, – напомнила мисс Портер. – Вы продолжаете уверять нас в этом? – Ее губы чуть приоткрылись, словно она не решалась улыбнуться.

Джек посмотрел на мисс Портер, потом перевел взгляд на дверь. Неужели это та женщина, что они оставили на ступеньках лестницы? Что, черт возьми, с ней произошло?

Будь на ее месте другая, Джек решил бы, что она обнаружила его запасы бренди. И хотя у мисс Портер на это явно не хватило бы времени, его так и подмывало спуститься в погреб и пересчитать бутылки.

– Ах да, проклятие, – пробормотал он, пытаясь собраться с мыслями и развлекать гостий.

Ему надлежало отвлечь их от попыток самостоятельно обследовать дом. Джек указал на большое деревянное кресло в углу:

– Согласно фамильному преданию, это подлинный трон Англии.

Сестры Лангли уставились на массивный предмет меблировки. Даже Пиппин оторвалась от книжных полок и внимательно посмотрела на кресло.

Мисс Портер в ответ на слова хозяина дома недоверчиво фыркнула и тут же прикрыла рот ладошкой, словно устыдившись своего поспешного суждения.

– Извините, милорд. Пожалуйста, продолжайте, – улыбнулась она Джеку.

– Трон Англии? Как это так? – спросила Фелисити, отрывая его от размышлений.

Джек откашлялся и попытался сосредоточиться. фамильная история. Отвлечь их внимание. Да, это то, что нужно.

– Старейшая часть дома построена в 1111 году, – начал Джек, – для лорда Харолда Тремонта. Он был не в ладах с Генрихом Первым и утверждал, что является законным наследником английского престола. Чтобы уберечь семью от опалы, бедного лорда Харолда поселили здесь править своим вымышленным царством. Он заказал трон и с большой помпой самолично установил его. Даже заставил местного священника освятить его.

Фелисити неодобрительно покачала головой.

– Как печально было сэру Харолду считать себя королем, если ему никто не верил, – сказала Пиппин, с любопытством разглядывая кресло.

– Не жалейте его, милая Пиппин, – сказал Джек, подмигнув девушке. – У него было время создать собственный двор, включая придворного шута. Он нанял беднягу из бродячей труппы.

Мисс Портер провела рукой по широкому подлокотнику трона. Джек не спускал с нее глаз.

Когда ее пальцы заскользили по старой полировке, по его членам пробежал огонек.

По всем!

Что эта женщина с ним делает? Его сводит с ума не тяготеющее над домом проклятие, а эта женщина из плоти и крови!

– Один шут королевского двора не сделает, – сказала Талли.

Джек решил проверить, насколько простираются границы вдруг обретенной свободы мисс Портер.

– О, Талли, у него была целая стая фрейлин, которых он взял из лондонского бор…

– Лорд Джон! – вмешалась мисс Портер, отвернувшись от кресла. Ее рука сжала широкий поручень.

Значит, строгая учительница не совсем утратила чувство благопристойности, и Джек почему-то был этому рад. Взглянув на нее, он заметил, что в ее глазах прыгали озорные искорки.

Искорки? Их странный свет так же не вязался с ее чопорностью, как рыжие волосы.

Ему уже черт знает что мерещится, одернул себя Джек. Но где ожидаемое предостережение, лекция о благонравной сдержанности? Только ему показалось, что он понял эту женщину и сумеет справиться с ней, как она сбила его с толку.

Как она сказала? «Вы человек, которого нелегко понять».

Возможно, она понимает его лучше, чем он думает.

– Мисс Портер, – прошептала Пиппин, – зачем сэру Харолду понадобились фрейлины, если не было королевы?

Джек ждал, что ответит на это строгая учительница, и улыбнулся, заметив, как она вспыхнула.

– Уверяю вас, если бы в доме была королева, – резко ответила мисс Портер, – правлению лорда Харолда быстро бы пришел конец.

Джек предчувствовал, что она не оставит дерзость безнаказанной. Эта леди требовала от человека таких достоинств, какими не обладал ни один мужчина. Даже если положить на самосовершенствование всю жизнь.

Всю жизнь? Джек таким временем не располагает. Он не может пойти на это ради любой женщины. Независимо от искушения.

Часы пробили полночь. Он ожидал, что мисс Портер поторопит своих подопечных укладываться спать, но вместо этого она повернулась к нему:

– Куда вы поведете нас дальше, милорд?

Куда дальше? Она хочет видеть его дом? Джек снова посмотрел на часы и задумался над тем, как вернуть прежнюю мисс Портер и положить конец экскурсии.

«Предложи показать свою спальню», – мелькнула в голове шальная мысль.

– Что вы хотели бы увидеть? – спросил Джек, стараясь не смотреть на мисс Портер. Он подозревал, что эта странная особа способна заглянуть в самые темные тайники его души.

– Что-нибудь трагическое! – воскликнула Талли. – И романтическое.

– Такого в этом доме хоть лопатой греби, – ответил Джек.

Он повел их назад в холл и остановился у подножия лестницы. Ему нужна настоящая трагедия, чтобы гостьи до утра дрожали в кроватях, натянув до подбородков одеяла, и боялись из комнаты нос высунуть. Такая история, чтобы заодно остудила и его кровь.

– Здесь, – сказал он самым грозным голосом, указав на пятно на мраморе, – умерла Изольда Тремонт, жена лорда Дагласа Тремонта, скатившись с этой самой лестницы.

Девушки отпрянули, словно мертвое тело все еще лежало в холле.

Хороший знак, подумал Джек и продолжил в том же духе, нагоняя страху:

– Даглас клялся, что это несчастный случай, но все утверждали, что он ее столкнул, поскольку супруги яростно спорили за несколько минут до ее смерти. Вероятно, Даглас считал, что Изольда уделяет слишком много внимания соседу.

– Так он убил ее? – прошептала, округлив глаза, Талли.

– Кто знает? – пожал плечами Джек. – Но уже на протяжении нескольких столетий люди утверждают, что по ночам она поднимается с этого самого места и бродит по саду, разыскивая возлюбленного.

У девушек вырвался дружный вздох, их взгляды были прикованы к полу.

Вместо того чтобы напугать, мрачная история, казалось, лишь подогрела их интерес.

– А еще есть такие истории? – поинтересовалась Талли с энтузиазмом дебютантки, только что допущенной на балы «Олмака». Она повернулась к кузине. – Пиппин, только представь, какую пьесу мы можем сочинить! «Трагедия Тремонтов»!

Пиппин кивнула, увлеченная этой идеей. Джек даже опешил.

– Да, – протянула Пиппин. – А подзаголовок будет такой: «Поучительная история о раскаянии и угрызениях совести».

Фелисити, практичная до мозга костей и совершенно лишенная романтизма, подняла глаза к потолку и вздохнула, словно говоря: «И как меня угораздило оказаться родственницей двух самых глупых девиц на свете?» Вслух она сказала:

– Сомневаюсь, что лорд Даглас хоть секунду сожалел о смерти жены.

– В защиту бедного Дагласа могу добавить, – повернулся к ней Джек, – что он больше не женился и до конца жизни ухаживал за розами на могиле Изольды.

– За теми, что у ворот? – спросила Пиппин.

– Именно за ними. – Джек заметил, что девушка наблюдательна и обладает хорошей памятью.

– Бедняга, – жалостно сказала Пиппин. – Талли, мы можем написать сцену, где лорд Даглас орошает могилу жены слезами.

– Вот еще! – вмешалась Фелисити, пока сестра не начала репетировать роль Изольды. – Он орошал ее своими грехами.

– Ах, Герцогиня, вы слишком суровы к лорду Дагласу. Проклятие нашего рода заключается еще и в том, что мы любим только раз в жизни. Если Тремонт влюбится, он больше ни на одну женщину не взглянет.

– Как вы и мисс Мабберли? – прошептала Талли. – Вы поэтому не женились?

За годы бурной жизни в Лондоне Джек не раз попадал в переделку и считал, что способен выкрутиться из любого положения. Но он оказался безоружным перед четырьмя парами женских глаз, настойчиво ждущих ответа.

Даже Брут оставил в покое его сапоги и поднял мордочку.

Взгляд Джека метнулся к мисс Портер, словно прося помощи. Джек ждал, что она одернет своих учениц, напомнив о приличиях и хороших манерах. Но ничего этого не последовало. Эта рыжая особа, склонив набок голову, молча смотрела на него с таким вызовом, что ему захотелось опровергнуть предположение девчонок.

Но когда Джек внимательнее посмотрел на стоящую перед ним женщину, он забыл девушку, что много лет назад похитила его сердце. Вдруг все черты Миранды: невинность, свежесть юности, едва пробудившаяся страсть, – которые прежде наполняли его желанием и горечью утраты, показались туманной грезой перед лицом этой строгой учительницы с соблазнительными локонами и острым язычком.

Эта женщина бросала ему вызов, дразнила чем-то, чего он не понимал и не знал, хочет ли понять.

Черт побери, о чем он думает? Возможно, он не понимает, что с ним происходит, но он знает, как это прекратить.

– Да, – быстро произнес Джек, отвечая на вопрос Талли, – именно по этой причине. Любовь к мисс Мабберли стала моим проклятием. – Он передернул плечами, отбрасывая томительные мысли о мисс Портер. – А теперь мы сделаем последнюю остановку в нашей экскурсии. В большом зале. Пройдемте сюда.

Джек повернулся, чтобы показать дорогу. В это время Брут, тявкнув, прошмыгнул у него между ног и метнулся под юбки мисс Портер.

Проказы собачонки было достаточно, чтобы учительница от неожиданности покачнулась.

Джек тоже с трудом пытался сохранить равновесие. Они столкнулись, оказавшись в объятиях друг друга.

Джек подхватил мисс Портер, чтобы помочь удержаться на ногах и успокоить, чего нельзя было сказать о страсти, стрелой пронзившей все его существо.

– Брут, ах ты, противный! – воскликнула Талли, бросившись за собачкой, Фелисити и Пиппин выбежали вслед за ней, оставив Миранду и Джека наедине.

Наедине. И в объятиях друг друга! Что сказал Бердуилл? Держать врагов еще ближе?

Но Джек обнаружил врага иного рода – дьявольское искушение, которое терзало мужское сердце. Он смотрел на эту женщину, и мощная волна страсти толкала его ближе к ней.

Хуже того, благопристойная мисс Портер стала в его руках уступчивой и податливой. Возможно, от шока, но она, казалось, сейчас жаждала любви. Ее грудь прижималась к его торсу, ноги переплелись, ее руки чересчур крепко сжимали его.

Через муслин платья Джек чувствовал корсет, льняной, плотный, туго зашнурованный, но живая пылкая женщина рвалась из его чопорной тюрьмы.

Джек готов был поклясться, что слышит таинственное дуновение времени, оставлявшее на них свой отпечаток. Он смотрел на эту женщину и желал ее всеми фибрами своей измученной души.

Он забыл обо всем. Проблемы, мучившие его днем и не дававшие покоя ночью, превратились в прах. Когда эта внезапно появившаяся в его доме женщина оказалась в его объятиях, покой снизошел в его душу. Покой, которого он давно не испытывал.

Эта женщина околдовала его. Древний странный дом, беззвучно нашептывая странные мысли, опутал их своими чарами, решил Джек.

«Поцелуй ее. Поцелуй…»

Ее губы в ответ приоткрылись, словно моля о ласке, прося познать ее, утолить ее страсть.

– Простите, мисс Портер, – сказала Талли, вернувшись вместе с сестрой и кузиной. – Не знаю, что на Брута нашло… – Девочка резко остановилась.

Джек понял, что над ним действительно довлеет проклятие.

– О Господи! – выдохнула Пиппин, налетев на Талли. Сообразительная Фелисити придала ситуации романтический вид.

– Лорд Джон, вы настоящий герой и спасли мисс Портер. Я знала, что вы, как говорила наша няня Лючия, preux chevalier – храбрый рыцарь.

Какие бы чары ни околдовали мисс Портер в последние полчаса, они мгновенно испарились, когда Талли подтвердила мнение сестры восторженным шепотом:

– Рыцарь в сверкающих латах!

– Я уже пришла в себя, – сказала Миранда, освобождаясь из объятий Джека. – Спасибо, что поддержали меня, милорд, – торопливо добавила она и быстро вытерла руки о юбку, словно стирая остатки магической паутины, опутавшей обоих. – Ты поймала Брута, Талия? – Миранда привычным жестом собрала волосы и закрутила их в тугой узел.

Талли кивнула. Их строгая наставница снова стала сама собой, но ни единая душа в комнате не одобрила это превращение.

И меньше всего Джек.

– Очень хорошо! – сказала Миранда. – Давайте поблагодарим сэра Джона за рассказ и…

– Ну, мисс Портер! – Нет!

– Мы только начали, – посыпались протесты.

По строгому выражению лица и сдвинутым бровям Джек понял, что наставница останется глуха к просьбам своих подопечных.

– В самом деле, мисс Портер, куда вы торопитесь? – спросил он.

На этот раз она не подняла на него глаз и расправила на плечах шаль, словно кольчугу.

– Если мы собираемся уехать с рассветом, нам нужно собраться.

– Немного отложите отъезд и отправляйтесь в путь после завтрака, – нашел выход Джек.

Кой черт дернул его за язык? Что он говорит?

– Это невозможно. – Миранда прямо смотрела ему в глаза, она уже вполне овладела собой. – По пути к леди Колдекотт у нас предусмотрено несколько остановок с образовательными целями в местах, представляющих архитектурный и исторический интерес.

Джек усмехнулся. Уроки? Она хочет уроков?

– В Тислтон-Парке тоже есть интересные архитектурные объекты. Они могут многому научить, если вы дадите дому шанс.

«Дай шанс мне».

Миранда с расширившимися глазами отпрянула назад. О, она прекрасно поняла, что лорд Джон имеет в виду.

– Пойдемте, мисс Портер, не вынуждайте меня портить настроение моим юным гостьям. Правду сказать, я по глазам вижу, что вам не меньше, чем вашим подопечным, интересна история моих предков и Тислтон-Парка.

Миранда бросила на него взгляд, который другой мог бы счесть надменным. Но только не Джек. Он видел искры в ее глазах, когда держал ее в объятиях, и по непостижимым причинам хотел увидеть их снова.

– По крайней мере давайте посмотрим большой зал, – уговаривал он. – Моя тетя Джозефин превратила самую древнюю часть дома в картинную галерею. Я знаю, что Бердуилл пригласил девушек из деревни почистить портреты. – Джек повернулся к романтически настроенному трио, чтобы заручиться поддержкой подопечных мисс Портер. – Рассказывают, что Элеонора Аквитанская обедала здесь перед ссылкой.

Пиппин, явно самая образованная из всей троицы, чуть в обморок не упала.

– Ну пожалуйста. Мисс Портер! О такой комнате стоит во всех подробностях рассказать мисс Эмери. Вы же знаете, как она увлекается историей.

Если Джек что-то и помнил о женщинах, то это как определить момент, когда они начинают капитулировать. Во флирте или в нескромном предложении всегда есть доля секунды, когда женщина переходит от явного нежелания к осторожному вниманию.

– Ну, не знаю… – начала мисс Портер. Джек не дал ей закончить.

– Отлично! – воскликнул он и, подхватив ее под руку, повел к залу. – Думаю, вы получите яркое впечатление.

– Могу себе представить.

Реплика прозвучала едко, но Джека интересовало лишь одно: сможет ли он вновь открыть за строгим обликом женщину, которую нашел… и потерял?

Распахнув двойные двери, Джек объявил:

– Для всех это обычная портретная галерея. А мы, Тремонты, между собой называем ее собственным сумасшедшим домом. Когда член семьи отправляется в Тислтон-Парк, все его портреты следуют за ним. Мы, Тремонты, не любим вспоминать о тех ветвях фамильного древа, что уязвляют нашу гордость.

– О-о-ох! – разом выдохнули девочки, ослепленные великолепием зала.

Бердуилл и его помощницы знают свое дело. Чехлы с мебели сняты, во всех канделябрах горят свечи. Галерея буквально сияет от света.

Впервые с тех пор, как Джек завладел Тислтон-Парком, он испытал чувство гордости за свою резиденцию.

Девушки нетерпеливо последовали за ним, очарованные видом и скандальными подробностями, которые, казалось, скрывала в своих глубинах эта комната.

– Кто это? – спросила Фелисити, когда они подошли к первому портрету.

Джек остановился перед большим холстом в раме и поставил канделябр на старинный секретер.

– Позвольте представить вам мою двоюродную бабушку леди Джозефин Тремонт.

– Ту, которую убили? – прошептала Талли.

– Так утверждает сэр Норрис, – сказал Джек. – Но никаких доказательств этому нет. Ее тело так и не нашли. Думаю, старушка вышла прогуляться и слишком близко подошла к краю скалы.

– В темную штормовую ночь? – спросила мисс Портер. Да, звучит неубедительно, подумал Джек, но оставил мисс Портер решать эту задачу самостоятельно.

– Моя, как я ее звал, тетушка не просто так оказалась в Тислтон-Парке. Она не всегда руководствовалась здравым смыслом.

– Да уж, – заключила мисс Портер и пошла дальше.

– Вид у нее довольно внушительный, – сказала Пиппин.

– Она такой и была.

– А почему она здесь оказалась? – спросила Талли.

– Юной девушкой она очень неудачно вышла замуж. Муж бросил ее, и она осталась ни с чем. Чтобы не допустить еще большего скандала, ей отдали Тислтон-Парк, поскольку его прежний обитатель скончался за несколько месяцев до этих событий. Конечно, ей поставили условие, чтобы она не покидала этих мест.

– Какой кошмар, – возмутилась Фелисити.

– Не скажите, – ответил ей Джек. – У тети Джозефин повсюду были обожатели. И они, к ужасу семьи, с радостью приезжали сюда навестить ее.

– Мистер Биллингсуорт совершенно очарован ею, – заметила Пиппин.

– Какая удача, – сказал Джек. – Иначе мы бы не встретились.

Мисс Портер побормотала очередное «да уж».

Это только больше распалило сердце бывшего повесы.

– Джек, – позвала Талли, – а это кто?

– Это мой двоюродный прапрадедушка, – заговорщицки прошептал он. – Его прозвали Безумный Джек Тремонт, потому что он пристрастился к азартным играм и выпивке.

Мисс Портер подошла к своим ученицам.

– Так вас назвали в честь него? – спросила она с иронией, на какую способны лишь женщины.

– Да, – ответил Джек, – причем к большому неудовольствию моей матери. Она говорила, что от этого у меня появятся наклонности Безумного Джека. Она хотела назвать меня в честь своего двоюродного деда, почтенного викария.

– А как его звали? – спросила Пиппин.

– Вы будете смеяться.

Троица отчаянно замотала головами.

– Честное слово, не будем, лорд Джон.

– Орсон.

– Не может быть! – взвизгнули девочки, потому что на французском это означало «медвежонок».

– В чем дело? Вы считаете, что я не мог стать хорошим Орсоном или хорошим викарием?

– Ни тем, ни другим! – прозвучал дружный ответ.

– Девочки! – сделала замечание мисс Портер. – Не вижу ничего смешного в том, что лорд Джон стал бы викарием.

– И я тоже, – поддразнил Джек. – Ваша учительница, кажется, думает, что из меня бы получился неплохой священник. Что скажете, мисс Портер?

– Это могло стать лучшим приложением ваших талантов, – сказала Миранда, строго глядя на него, но вспыхнувшая в глубине ее глаз (если он не ошибся) искра страсти противоречила ее словам. Намекая на то, что недавно объединяло их.

– И каковы же эти таланты? – не смог удержаться от вопроса Джек.

На мгновение какая-то волшебная сила вновь соединила их. У мисс Портер был такой вид, словно она хотела что-то сказать, как тогда в холле, когда ей помешала Талли. Теперь девочка стояла перед другим портретом.

– А это кто, Джек?

– Не думайте, что легко отделались, мисс Портер, – прошептал Джек, проходя мимо. Оглянувшись, он заметил, что щеки учительницы слегка порозовели.

Нет, он не ошибся. Нравилось ей это или нет, ее грудь рвалась из корсета.

Оторвав внимание от смущавшей его рыжеволосой леди, Джек взглянул на портрет, у которого стояла Талли.

– Это лорд Олбин Тремонт, – сказал Джек. – Он жил здесь до моей тетушки Джозефин. Он построил башню, которую называют Каприз Олбина.

– А почему он ее построил? – поинтересовалась Пиппин.

– Как гласит предание, чтобы видеть Францию.

– Он такой печальный, – сказала Пиппин.

– Он все до последнего пенни потратил на строительство своей башни.

– Он занимался французской литературой? – поинтересовалась мисс Портер.

– Нет, это был человек с разбитым сердцем.

Джек через плечо оглянулся на мисс Портер. Учительница этикета с пониманием смотрела на печальное лицо лорда Олбина. Она думает о мужчине, чью пуговицу хранит до сих пор? Джек отбросил эту мысль и рассказал гостьям душераздирающую историю своего предка.

– Все началось с того, что Олбин влюбился в юную девушку из благородной французской семьи. Они собирались пожениться. Но когда выяснилось, что он страдает от проклятия – я считаю, что это были приступы обычных судорог, – отец невесты расторг помолвку. Она написала безутешному жениху, что сбежит из дома и приедет к нему. Но вскоре до Олбина дошли вести, что она вышла замуж за другого. Эта новость лишила го здравомыслия. Он переехал сюда и построил башню, чтобы видеть возлюбленную. В ясную погоду он мог видеть с башни Францию. Олбин и умер в ней, поджидая свою невесту. Когда его нашли, он сжимал в руке вот это, – сказал Джек, указав на висевшую рядом с большим портретом миниатюру.

Пиппин и Талли переводили взгляд с портрета мужчины, всю жизнь прождавшего свою невесту, на изображение самой этой дамы, и в унисон вздыхали. Даже всегда рассудительная Фелисити отвернулась и тайком вытерла глаза.

Но реакция мисс Портер поразила Джека. Она стояла чуть в стороне и потрясенно смотрела на портрет.

– Как ужасно прожить жизнь впустую.

Джек почувствовал в ее словах осуждение. Похожие мысли высказывали его брат и другие самоуверенные Тремонты.

– Вы считаете, что ему надо было отказаться от своей любви?

Нахмурившись, Миранда смотрела на лорда Олбина.

– Он отказался от нее, когда построил башню и заперся в ней, отрекшись от самой возможности любить.

В ее словах безошибочно угадывались горечь и гнев, совершенно потрясшие Джека. Она так думает о нем? Считает, что, когда произошло крушение его планов и надежд, он в отчаянии удалился в Тислтон-Парк и спрятался тут от жизни?

Он-то думал, что ее презрение к нему вызвано его беспутным прошлым, а оказывается, вот оно что. Ее пренебрежение вызвано тем, что, по ее мнению, покинув Лондон, он напрасно тратит жизнь.

Вероятно, на первых порах так и было, но он нашел свое предназначение и цель жизни здесь, в Тислтон-Парке. Такую цель, которую мало кто мог предположить, включая его самого. Пора, решил Джек, взглянув на стоявшие в углу высокие часы. Нужно возвращаться к своему делу, и как можно скорее. Не важно, какими последствиями это ему грозит, не важно, что страх провала терзает его душу. Но вряд ли он мог сказать об этом мисс Портер. Объяснить, что он ни в малейшей степени не уподобляется дальнему родственнику, чей портрет висит на стене.

Но в одном мисс Портер права – он закрыл свое сердце для любви. Он по собственному опыту знал, какой она обладает властью, как меняет человека, делая его беспомощным перед прихотями и капризами женщины.

Достаточно посмотреть, как изменился его старый друг Александр Денфорд из-за своей обожаемой Эммалайн, которая буквально перевернула скучную жизнь барона. А Темпл-тон, его верный товарищ в пирушках и флирте? Он совсем голову потерял от леди Дианы и по любому пустяку мчится к ней через всю Шотландию.

Но когда Джек снова посмотрел на мисс Портер, на этот раз внимательнее, ему пришла в голову другая мысль. Мысль, которая заставила его лучше понять старых друзей и вызвала желание показать этой женщине, что он за человек, продемонстрировать черты, которые, по ее мнению, у него отсутствовали.

«Но почему ей? Почему мисс Портер? – спрашивал он себя. – И почему именно сейчас?»

– Какая печальная, пустая жизнь, – сказала она.

Джек заметил, как что-то вдруг изменилось в ее горестном взгляде.

Она говорила не о нем и не о лорде Олбине. Джек не понимал, откуда это ему известно, но он твердо знал, что она говорит о себе. И об этой чертовой пуговице.

Тогда почему его вдруг охватила ревность? Почему его так задевает этот маленький кусочек металла? Почему любой намек на рыцаря ее сердца приводит его в ярость?

– Я уверен, мисс Портер, – не раздумывая сказал Джек с той же страстью, что заставляла Олбина строить башню, – что у всех нас есть свои башни, в которых мы прячемся от жизни. – Он замолчал и снова посмотрел на страдавшего от безнадежной любви родственника, прежде чем перевести взгляд на учительницу, на ее рыжие локоны и полные сожаления глаза. – Однако если и нашлась бы женщина, способная спасти моего предка из добровольной тюрьмы, то ею могли бы оказаться вы. – Джек указал на висевшую рядом с портретом миниатюру. – Посмотрите, он тоже обожал рыжих.

С этими словами Джек поклонился и поспешно вышел. Это больше походило на бегство.

 

Глава 7

Миранда долго смотрела вслед Джеку, ее сердце молотом стучало в груди. Окна в зале содрогались под порывами ветра, предвещавшего новый шторм.

Погода походила на бушевавшую в душе Миранды бурю эмоций.

– В чем дело? – спросила Фелисити.

– Не знаю, – солгала Миранда.

Она проклинала себя за то, что позволила себе рискнуть. Зато, что прислушалась к совету няни Рэйны. Подумать только, внутренний свет! Он чуть не перевернул всю ее жизнь.

Во время ее рискованного эксперимента что-то едва уловимое и опасное произошло между ней и Джеком. В тот миг, когда она оказалась в его объятиях, ощутимая внутренняя связь вновь соединила их.

Миранда, вздрогнув, задумалась, что произошло бы, если бы Джек поцеловал ее. Он действительно помнит ее поцелуй, как уверял? Как она помнит его?

– Пора подняться к себе и упаковать вещи, – сказала она, в последний раз взглянув на портрет лорда Олбина.

А что, если они с Джеком действительно прокляты? И до конца жизни связаны друг с другом?

Казалось, несчастный влюбленный на портрете не отрывал от нее печального взгляда, словно насмехаясь над ней с холста, заключенного в тяжелую раму, как в тюрьму.

У всех нас есть свои башни, в которых мы прячемся от жизни.

Миранда поспешно вышла из зала. Нет, она совершенно не прячется.

Ну, может быть – самую малость. Смена имени обеспечила ей место в школе мисс Эмери. Небольшое притворство обеспечило ей работу и позволило приобрести определенную респектабельность. Вряд ли все это можно назвать башней, в которой она спряталась от жизни.

Вслед за своими подопечными Миранда поднималась по лестнице.

Вместо того чтобы жить с нелюбимым мужем, можно предаваться мечтам. Теперь, став совершеннолетней и получив наследство, она вольна делать что хочет.

В самом деле, что Джек знает о ее жизни? Тоже выдумал – прячется! Она совершенно свободна от пут, которые ограничивают жизнь большинства женщин.

«Вольна делать что?» – ехидно поинтересовался внутренний голос.

Она едет в Кент, чтобы отмеренную ей жизнь провести старой девой… отшельницей. И может на деньги, доставшиеся от отца, построить собственную башню, как Олбин.

Да уж, если она свободна, то Джек богат, как Мидас.

Когда они поднялись в отведенные им покои, Миранда велела девочкам укладывать вещи и плотно закрыла дверь в свою комнату.

Чтобы уложить в старый чемодан ее скромные пожитки, много времени не понадобится. Сев на кровать, Миранда разглядывала висевший над камином портрет суровой дамы и размышляла, что ничего плохого в том, чтобы спрятаться от жизни, нет. Ведь попытка последовать совету няни Рэйны и позволить сиять внутреннему свету чуть не обернулась катастрофой. Девчонки смотрели на нее так, будто она рассудка лишилась.

Если быть честной, она была близка к этому. Это вполне объяснимо. Каково живому человеку узнать, что его объявили мертвым? То, что Джек считал ее умершей, неожиданно освободило Миранду от внутренних оков. Раскрепощенная собственной смертью? Это смеху подобно! А чем обернулась ложь ее отца для Джека? Разорение, презрение семьи и общества и, наконец, изгнание в Тислтон-Парк! Тут уж не до смеха.

«Скажи ему, кто ты, – нашептывал ей внутренний голос. – Скажи и освободи его».

Миранда посмотрела на даму на портрете и сказала:

– Что проку от правды?

Сказать Джеку, что она жива? Что ее отец обманул и ее, и его?

Джек придет в бешенство, и будет прав. А что потом? Он снова посмеется над ней?

Но он не смеялся над ней и в первый раз. Просто она так восприняла его поступок. Это предположение, хоть и ошибочное, глубоко ранило ее и мучило долгие годы.

Нет, она не может сказать Джеку правду. Но разве не преступно держать его в неведении? Оставлять на поругание друзей и родственников? Возможно, восстановив свою репутацию, он начнет новую жизнь за пределами этого унылого дома, в котором мрачное прошлое из всех углов нашептывает печальные истории.

Миранда снова взглянула на портрет над камином. Господи, будь она хозяйкой этого дома, она бы первым делом сняла со стен все эти мрачные напоминания о прошлом и отправила бы брату Джека. Пусть герцог любуется своими сумасшедшими родственниками.

«Если бы ты была хозяйкой этого дома… – насмехался над ней внутренний голос. – Прекрасная идея».

Миранда тряхнула головой. Неудивительно, что все говорят, будто дом этот проклят и населен призраками. Она считала себя современной здравомыслящей женщиной, но в этих древних камнях было что-то мистическое.

– Даже если бы он сделал предложение, я бы его не приняла, – сказала Миранда нарисованной даме. Судя по холодному прищуру родственницы Джека, у нее были причины оказаться здесь. – Это не значит, будто я жду, что он после стольких лет разлуки предложит мне руку и сердце.

Господи, что с ней происходит?! Она уже с картинами разговаривает! Миранда встала и пересекла комнату, решительно повернувшись спиной к камину.

Но от временного помешательства так легко не избавиться.

«Я помню ее поцелуй…»

Слова Джека трубным гласом врывались в ее спутанные мысли.

«Ее поцелуй»! Сжав губы, Миранда через плечо посмотрела на портрет.

Или это проделки ее воображения, или нарисованная женщина смеется над ней, чуть приподняв уголки губ?

– Я все понимаю, – сказала Миранда.

Джек наверняка рассказал девчонкам романтическую сказку. Если он действительно до сих пор помнит поцелуй мисс Мабберли, почему чуть не поцеловал в холле мисс Портер?

«Потому что ты и она одно и то же лицо. И хотя он этого не знает, от судьбы не уйдешь».

Судьба! Миранда усмехнулась при этой мысли.

«Тогда что ты тут делаешь?»

Не успела Миранда продолжить спор с самой собой, как в гостиную вбежала Фелисити.

– Моя «Летопись»! – воскликнула она. – Я забыла ее внизу. Я знаю, вы велели нам не выходить из комнаты, но, мисс Портер, я оставила ее внизу…

Миранда подняла глаза к небу. Сначала судьба, потом Фелисити!

– Сомневаюсь, что на нее кто-нибудь позарится, – сказала Миранда, подталкивая девочку к двери в спальню.

– Я не боюсь, что ее кто-нибудь возьмет, мисс Портер. Я боюсь, что ее прочитают!

Миранда застыла. Прочитают?

Ужас сковал ее сердце.

О Господи, что, если Джек прочитает ту страницу?

«Мисс Портер будет прекрасной невестой для ограниченного в средствах бывшего повесы, лорда Джона».

А если он решит, что их неожиданный визит в Тислтон-Парк подстроен? Или, хуже того, что выдумка Фелисити не такая уж плохая идея? Нет, брак с таким мужчиной просто невообразим. Должно быть, безумие, разлитое в атмосфере этого дома, немного сбило ее с толку, но она не снизит своих требований к потенциальному жениху.

Это должен быть джентльмен во всех отношениях. Благородный, великодушный, прямой.

Мужчина, чей поцелуй…

Поцелуй значения не имеет, сказала себе Миранда. Именно поэтому ей нужно как можно скорее убраться из этого дома. Бежать, пока судьба или Фелисити не возьмутся за дело.

– Где именно ты его оставила? – повернулась она к девочке.

– На столике в холле, у двери в библиотеку.

Миранда кивнула и набросила на плечи шаль. Не оставалось ничего другого, как пойти за тетрадью.

– Не выходите из комнаты, – приказала она своим подопечным и быстро и бесшумно пошла вниз по лестнице.

– Фелисити! Думаешь, это сработает? – прошептала Пиппин, когда шаги мисс Портер затихли.

– Конечно, – кивнула ей кузина. – Ты же видела их вечером. Джек с нее глаз не сводил. А когда они налетели друг на друга у лестницы… Это было так романтично. Ставлю мои карманные расходы за три месяца, что, будь у них побольше времени, дело кончилось бы свадьбой.

Талли села на кровати.

– Может быть, ты и права, Фелисити, но сегодня подействовало еще что-то, а не только твое сватовство. Думаю, они могли бы влюбиться, если бы не…

– Если бы не что? – спросила Пиппин.

– Не знаю, – призналась Талли. – Но мне кажется, что сегодня вечером что-то произошло. Нам недостает…

– Единственное, чего нам недостает, – это время, – сказала Фелисити, глядя на дверь. – Мисс Портер решительно настроена уехать. Надо что-нибудь придумать, чтобы задержать отъезд.

Талли задумчиво жевала нижнюю губу, вдруг лицо ее прояснилось.

– Герцогиня, помнишь, когда нам нужно было покидать Вену, няня Биргит была в таком же состоянии?

– Угу, – рассеянно ответила Фелисити. Расхаживая по комнате, она обдумывала новый план атаки.

– И она подкупила конюха, – продолжала Талли. – Тот сказал папе, что лошадь захромала и придется несколько дней подождать с отъездом.

Фелисити мгновенно остановилась и посмотрела на сестру. В ее глазах вспыхнул огонек.

– Помню. Конюх тогда что-то сделал с подковой. – Она повернулась к помешанной на лошадях кузине. – Пиппин, ты это можешь сделать.

– Что сделать? – спросила кузина.

– Сделать так, чтобы одна из лошадей захромала. Пиппин тут же вскочила с кровати.

– Я не причиню никакого вреда папиным любимым лошадям.

– Тебя никто не просит мучить бедное животное, – тряхнула головой Фелисити. – Просто сделай так, чтобы лошадь не смогли запрячь в карету, которую нашел мистер Стиллингз. – Она потянула Пиппин за собой на небольшой диван. – Думай, что ты можешь сделать. – Пожалев кузину, Фелисити добавила: – Только не навреди лошади.

Пиппин переводила взгляд с одной кузины на другую. По ее мнению, необходимость сватовства была довольно сомнительной, но Фелисити и Талли были просто одержимы этой идеей. Мисс Портер сегодня казалась совсем иной, да и Джек… Пиппин вздохнула. Джек немного староват, но довольно обаятелен.

– Я думаю… – начала она, сестры подвинулись к ней ближе. – Если мы сможем пробраться в конюшню, тогда…

Вниз по лестнице и к библиотеке, приказала себе Миранда. Она возьмет «Летопись» Фелисити, тут же поднимется наверх, прежде…

Прежде чем налетит на Джека.

Миранда плотнее запахнула шаль.

«Скажи ему… Скажи ему правду», – казалось, шептали стены старого дома.

Вероятно, она должна это сделать. Она даст ему свободу и сама освободится.

И если он захочет ее поцеловать – пусть.

Миранда споткнулась. «Никаких поцелуев! Ничего подобного», – твердо сказала она себе. Она скажет ему правду и отправится к своей новой жизни в Кент. И проведет отпущенный ей судьбой срок, прячась от жизни. Или строя башню…

Господи, нужно убираться из этого дома, иначе она сойдет с ума, как многие из клана Тремонтов.

Из мрачных глубин дома донеслись звуки, оторвавшие Миранду от размышлений. От страха по спине пробежал холодок. Да такой, что она ухватилась за перила, чтобы не скатиться по лестнице, как несчастная Изольда.

Из библиотеки доносилось эхо жаркого спора.

Вряд ли это остановило бы Миранду. Но один из разгневанных голосов был женским. Она замерла, прислушиваясь.

Женщина?

– Вы хотите сказать, что у вас нет денег? – спросил Джек, его густой голос доносился сквозь толстую дверь. – Как я расплачусь с Дашуэллом без обещанного вами золота?

– Джек, дорогой, я стараюсь изо всех сил, – ответила женщина.

Женщина? У него женщина? И он требует у нее деньги? Миранда поджала губы. Сэр Норрис был прав. Джек Тремонт не джентльмен.

– Вашего «изо всех сил» недостаточно, – сказал Джек. – Вы обещали достать деньги через неделю, и это время, мадам, давно прошло.

– Я не могу добыть деньги из воздуха, – отрезала женщина. – Кроме того, мне из достоверных источников известно, что за нами следят. Даже прийти сюда непросто.

– Следят? Чепуха! В округе никого нет.

Джек замолчал, и Миранда почувствовала, как холодок снова пробежал по ее спине.

Никого, кроме неожиданно появившейся старой девы и трех девочек.

Миранда сделала глубокий вдох, стараясь успокоиться. Вряд ли Джек думает, что они имеют какое-то отношение к его проблемам. Какими бы они ни были.

Любопытство толкало Миранду вперед. Она твердила себе, что ей нужно узнать тайну, только для того, чтобы убедиться, что ее подопечные не будут замешаны в скандале. Но если быть честной, она хотела знать правду о Джеке.

– А ваш муж, милая миссис Пимм, – продолжал он. – У него есть деньги?

– Ах вот как, я уже для тебя «миссис Пимм»?! Хороши у нас отношения!

– Не думайте, что благодаря нашему близкому знакомству вы можете пренебрегать своими обязанностями, – отрезал Джек.

Эта дама замужем? И она должна Джеку крупную сумму?

Слабое оправдание. Миранде все время казалось, что в этом доме что-то не так. Но сейчас были задеты ее сокровенные чувства.

А чего она ожидала? Повеса…

Джек снова повысил голос:

– Мое золото, миссис Пимм! И больше никаких оправданий и никаких отсрочек.

Зачем ему золото? Шантаж? Долги? Миранда, взглянув на окна, подумала о ночных прогулках хозяина дома. Пролив рядом, должно быть, Джек занимается контрабандой.

Она медленно спустилась по ступенькам, держась в тени. Когда Джек продолжил тираду, Миранда не могла отвести взгляд от двери в библиотеку.

– У старого скряги, вашего мужа, есть деньги. Мы оба это знаем. Как вы могли прийти сюда и заявить, что у вас нет золота, которое мне нужно? Я был более чем терпелив, но больше ждать не намерен. Слишком многое поставлено на карту.

Собеседница что-то ответила, но Миранда не разобрала слов и подошла ближе.

«Летопись» Фелисити была забыта. Разыгравшаяся в библиотеке драма отодвинула на задний план страхи, что Джек прочитает выдумки школьницы, теперь казавшиеся безобидной шалостью.

– Милый мальчик, я принесу деньги, но не раньше, чем узнаю, что ты…

Миранда шагнула вперед, но из тени выскочил мистер Джонас и встал у нее на пути.

– Куда это вы собрались, мисс? – сказал он, схватив Миранду.

– Отпустите меня, – ответила она, пытаясь вырваться, и указала на дверь. – Я слышала… Это…

Голоса в библиотеке мгновенно стихли. Когда дверь распахнулась, у Миранды сжалось сердце.

Разве ее касается, что в доме Джека посторонняя женщина, чужая жена?

Но по какой-то ей самой непонятной причине это взволновало ее. Внезапно и глубоко. Джек там с замужней женщиной! И вымогает у нее золото!

Что сказал ей отец, отправляя к дальним родственникам? «Повеса всегда повеса. Он промотает твои деньги и разобьет тебе сердце».

Но, судя по всему, Миранду подвело разыгравшееся воображение, подогретое сценой, свидетелем которой она едва не стала. Из библиотеки как ни в чем не бывало вышел Джек.

Заметив, что его секретарь мертвой хваткой держит Миранду, Джек изумился.

– Мистер Джонас, что здесь происходит? – спросил он. – Отпустите мисс Портер. Немедленно.

– Но она почти…

– Бруно! Отпустите ее! – приказал Джек.

Великан возмущенно засопел и подчинился. Миранда вырвалась из его медвежьих объятий.

– Мисс Портер, что-нибудь случилось? – спросил Джек, превращаясь в заботливого и внимательного хозяина.

Не обращая внимания на его любезность, Миранда метнулась в библиотеку, страшась того, что может там увидеть.

Или скорее – кого.

Но к ее удивлению, комната была пуста.

Огромный трон по-прежнему стоял в углу. Книжные полки тянулись вдоль стен. Письменный стол завален счетами и корреспонденцией.

И никого!

Миранда резко повернулась:

– Где она?

– Кто? – вопросительно поднял бровь Джек. Миранда прошлась по комнате, заглянула за трон и под письменный стол.

– Где вы ее спрятали?

– Мисс Портер, я не понимаю, о чем вы говорите. Я проверял счета, когда услышал в холле ваш голос.

Она уперла руки в бока:

– Лорд Джон, я в здравом уме и помню, что слышала. А слышала я женский голос. В этой самой комнате. И вы спорили с этой женщиной.

У него хватило дерзости укоризненно покачать головой.

– Моя дорогая мисс Портер, я давно взял за правило не спорить с женщинами. Вероятно, вам показалось…

– Милорд, я не склонна к фантазиям. Джек смерил ее взглядом.

– Я этого и не предполагал. Миранда сердито фыркнула. А она еще хотела признаться ему во всем и отпустить этого прохвоста на свободу!

Она снова оглядела библиотеку, на этот раз ее взгляд упал на окно. Большое окно, по ее мнению, ведущее в сад.

В один миг Миранда пересекла комнату, раздвинула шторы и попыталась открыть окно. Она изо всех сил толкала раму, но окно не поддавалось.

Джек уже стоял рядом с ней.

– Мисс Портер, если вам нужен свежий воздух, почему бы вам не выйти на улицу через дверь? Это окно, наверное, сто лет не открывали.

Миранда застонала от разочарования.

– Что вы с ней сделали? Джек в замешательстве посмотрел на своего секретаря, тот тоже был в недоумении.

– Мисс Портер, сегодняшний день оказался для вас чересчур утомительным. Вам лучше присесть. Я попрошу мистера Джонаса принести чего-нибудь бодрящего.

– Не нужно мне бодрящего, – отрезала Миранда. – Где вы ее спрятали?

Ей никто не ответил, и Миранда вышла в холл проверить входную дверь. Она, как обычно на ночь, была закрыта на замок и задвижку.

– Как видите, единственная женщина в доме – это вы, – раздался за спиной у Миранды голос Джека. – Что выманило вас из вашей комнаты, из этого священного убежища?

Джек снова прошелся по ней взглядом, легкая улыбка тронула его губы. Миранда оглянулась и заметила, что мистера Джонаса нигде не видно. Он снова исчез в тени, и это означало, что она осталась с Джеком наедине.

Наедине с повесой.

– Если хотите знать, – сказала она, – я спустилась вниз, потому что Фелисити забыла здесь свою «Летопись».

Прошмыгнув мимо Джека, Миранда схватила со столика тетрадь и подняла ее, чтобы показать Джеку и подтвердить свои слова.

– Должно быть, в ней что-то страшно важное, если вам пришлось красться сюда ночью. Хотите поделиться ее содержанием?

– Ну уж нет! – язвительно сказала Миранда и спрятала тетрадь за спину. – Это личные записи мисс Лангли, и они не предназначены для развлечения публики.

Джек пожал плечами и, усмехнувшись, попытался заглянуть за спину Миранде.

Она отступала назад, пока не прижалась к стене, и оказалась в ловушке.

Джек наклонился ближе, так близко, что Миранда видела щетину на его подбородке, чувствовала его жаркое дыхание. Ее тело, не желая прислушиваться к доводам разума, твердившего, что Джек – обычный повеса, казалось, ожило от близкого соседства.

Пугающий огонек страсти пробежал по ее жилам. Сердце билось гулко, словно набат, пробуждая каждый нерв. Бедра сжались, когда Джек наклонился ближе.

– Расскажите мне о нем, – сказал Джек. Это была не просьба, а приказ.

– О ком? – заикаясь, спросила Миранда.

– О том, кто потерял пуговицу. Миранда покачала головой, ее взгляд не отрывался от его сюртука, от простых пуговиц, висевших на нитках.

– Это не имеет значения. Во всяком случае, теперь… Хитрый мошенник.

– Мисс Портер, у вас много достоинств, но умелой лгуньей вас не назовешь. – Джек подвинулся ближе. – Расскажите мне о мужчине, мысли о котором до сих пор преследуют вас.

– Ничего подобного. Как я уже сказала, он не…

– Он вас целовал?

– Что-о-о?!

– Целовал? – спросил Джек, глядя на ее губы. – И вы до сих пор помните его поцелуй?

Миранда одной рукой сжимала «Летопись» Фелисити, а другую поднесла к губам и покачала головой.

– Значит, целовал, – усмехнулся Джек.

– Только один раз, – выпалила она, пытаясь вывернуться. Джек уперся рукой в стену, стоявший рядом буфет отрезал Миранде путь к бегству.

– Только раз, и, как я сказала, это не имеет…

– Должно быть, тот поцелуй много для вас значит, если вы до сих пор храните пуговицу.

– Лорд Джон… – запротестовала Миранда.

Ее вдруг обдало жаром – от его близости… и от воспоминаний, всегда воспламенявших ее чувства…

– Джек, – поправил он.

– Что-о? – Миранда подняла на него глаза, но было трудно смотреть на него, минуя взглядом его губы.

Эти опасные влекущие губы.

– Зовите меня Джек.

– Вряд ли это прилично.

– Думаю, вы оставили благопристойность в своей комнате, решив среди ночи побродить по моему дому.

На этот раз его слова дразнили, ласкали и сулили нечто такое, о чем лучше не задумываться. Миранда хорошо это знала. Когда в прошлый раз он поцеловал ее, он ее погубил. Что еще может сделать мужчина с женщиной?

Миранда задохнулась. Ей следовало сообразить, что если кто-то и знает ответ на этот вопрос, то это Джек. К ее ужасу, он подтвердил ее предположения.

– Ближе, мисс Портер, – прошептал Джек, его синие глаза были полны туманных обещаний. – Держу пари, мой поцелуй оставит от вашего неверного возлюбленного лишь смутные воспоминания.

Его слова гипнотизировали Миранду. Джек дразнил и испытывал ее.

Он отвлекал ее.

Отвлекал?

Миранда вздрогнула. Он действительно занимался этим весь вечер.

Именно этим объясняется его превращение из нелюдимого грубияна в гостеприимного хозяина.

О да, все эти семейные предания, экскурсия по дому, немного флирта – все для того, чтобы она не заметила странностей.

Секретаря с повадками профессионального боксера. Чересчур услужливого дворецкого. Отсутствия экономки и служанок. А как насчет самого джентльмена? Он часами носится верхом по округе. Живет в разваливающемся доме. Требует золота у замужней женщины. И этот человек когда-то был душой общества?!

А она еще защищала его перед сэром Норрисом!

Чуть не сказала Джеку… Не важно, что она ему собиралась сказать!

Никогда Миранда не чувствовала себя такой дурой. Джек Тремонт —самый презренный повеса, каких только свет видывал.

– Прочь с дороги, – сказала она, пытаясь оттолкнуть Джека. Он сократил расстояние, наклонившись к ее губам.

– Мисс Портер, я думал, мы достигли согласия, понимания…

Миранда не дала ему закончить. Свободной рукой она уперлась ему в грудь и изо всех сил толкнула. От удивления Джек отшатнулся, но все же Миранде не хватило пространства, чтобы ускользнуть. Тогда она нашла «Летописи» Фелисити лучшее применение, чем сватовство.

Миранда стукнула толстой тетрадью Джека по голове.

– Я скорее умру, чем меня обманет такой, как вы, Безумный Джек Тремонт, – сказала она.

Оттолкнув Джека, она пересекла холл и помчалась вверх по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки.

Миранда не знала, что за магия опутала этот дом, но ее это не волновало. Завтра на рассвете они уедут, и всю дорогу от Тислтон-Парка до владений леди Колдекотт она будет возносить благодарственную молитву, что в свое время не вышла замуж за этого прохвоста.

Но, дойдя до двери, Миранда остановилась и оглянулась, всматриваясь в темноту. Ее сердце все еще колотилось от страсти, которую Джек так умело пробудил в ней.

Несмотря на все свое негодование и моральные проповеди, Миранда не обманывала себя. Ей отчаянно хотелось, чтобы Джек поцеловал ее. И это хуже всего.

Она уже сожалела, что не позволила ему подольше вводить ее в заблуждение.

Бруно и Бердуилл появились с противоположной стороны холла. Их сдавленные смешки свидетельствовали, что секретарь и дворецкий видели достаточно из стычки хозяина с мисс Портер.

– Не понимаю, что тут смешного, – сказал Джек, потирая макушку. Удар оказался сильным.

– Напугали ее, милорд? – усмехнулся Бруно. – Похоже, она сделала работу за вас – сама испугалась. Когда в следующий раз вы устроите бой в несколько раундов, ставлю на нее.

Джек, нахмурясь, посмотрел на него:

– Она не чета обычным дамам.

– Потому что не пала жертвой вашего обаяния, милорд? – спросил Бердуилл. – Еще бы, похоже, эта леди обладает редким умом.

– Чересчур умна, – сказал Джек, взглянув на лестницу, и Жестом велел следовать за ним в библиотеку.

– Как вы думаете, много она слышала?

– Трудно сказать, – покачал головой Бруно. – Но она определенно любопытствовала. На цыпочках кралась вниз по лестнице. Я ничего не слышал, пока она не оказалась рядом со мной.

– Авы, часом, не заснули, мистер Джонас? – спросил Бердуилл.

– Заснул? – возмутился секретарь. – Почему из всех оскорблений вы…

– Это было бы не в первый раз, – перебил его Бердуилл, ни к кому конкретно не обращаясь.

– Милорд… – запротестовал Бруно.

Джек поднял руки, прекращая перебранку своих помощников хотя бы на время.

– Я всего лишь хочу знать, что она слышала. Она явно поняла, что я не один.

– В оправдание мистера Джонаса можно сказать, что вы сами не соблюдали должной осторожности, милорд, – заметил дворецкий. – Удивляюсь, что сюда не явился сэр Норрис в надежде наконец схватить вас.

– Всему свое время, – усмехнулся Джек. – Как ни надоедлив наш сосед, он не причинил нам и половины того беспокойства, что мисс Портер и ее подопечные. Черт возьми, что она тут делала? Забытая тетрадь – хорошее оправдание. Нет, я ей не доверяю.

– Трудно доверять женщине, которая может нанести такой удар, – согласился Бруно. – Вы не думаете, что ее послали шпионить?

Не успел Джек ответить, как Бердуилл сердито покачал головой:

– Это смешно, мистер Джонас. Какая женщин! впутает в такую игру трех невинных девочек? Нет, невозможно, чтобы ее подослали наши враги.

Джек не был в этом столь уверен. Мисс Портер своими рыжими волосами и острым язычком сбила его с толку. Неужели он настолько обезумел, что ошибочно принял блеск ее глаз за страсть? А если это обман?

Он сам не раз использовал обаяние, чтобы добиться своего. Кто сказал, что женщина не может поступить так же?

– Вы думаете, за нами следят, милорд? – прошептал Бруно. Джек выглянул из двери библиотеки.

– Не знаю. Но я намерен это выяснить.

– Мисс Портер и ее ученицы уедут с первыми лучами солнца, – продолжал защищать гостий Бердуилл. – Даже если она что-то и слышала, то, исходя из вашей дурной репутации, сделала неверные выводы. Я в этом уверен.

Джек отмахнулся от уверений дворецкого. Если мисс Портер слышала слишком много, что ж, тогда… Он не хотел думать, что тогда придется сделать.

А Бруно против этого совсем не возражал.

– Я все-таки считаю, что нужно посадить их всех в крепкие ящики и продать капитану Дашу, пока они не узнали, чего не следует. Золото само идет нам в руки.

– Даш прежде верил мне на слово. Будем надеяться, что он окажется великодушным, – сказал Джек. – А пока мне нужно зажечь лампы. Посмотрим, сможет ли он пересечь пролив, несмотря на надвигающийся шторм. Груз сейчас нужен больше, чем когда-либо.

– А если я опять поймаю мисс Портер на том, что она шныряет по дому?

Джек старался не обращать внимания на звучавшую в голосе секретаря надежду.

– Мы сожжем за собой мосты, когда подойдем к ним. Бруно весело потер руки:

– Тогда буду держать ящики наготове. – Он посмотрел на негодующего Бердуилла и добавил: – На всякий случай.

 

Глава 8

– Девочки, заканчивайте завтрак, пора ехать, – сказала Миранда своим подопечным.

Девушки, опустив глаза, возили вилками по тарелкам, хотя Бердуилл устроил им настоящее пиршество. Даже Пиппин, которая обычно успевала справиться с несколькими блюдами, сегодня была необычно вялой и медлительной.

Их расстроил провал сватовства, решила Миранда.

Перспектива отъезда ее безмерно радовала.

– Завтрак восхитительный, мистер Бердуилл. У лорда Джона прекрасный повар, передайте ему наши комплименты.

Дворецкий поклонился:

– Готовил я, мисс.

У Миранды глаза округлились. Стоило ей подумать, что в этом доме ее больше ничто не удивит, как появлялся новый повод для изумления.

– Вы, мистер Бердуилл? – спросила Фелисити. – Где вы научились так готовить?

– Мой отец был шеф-поваром у лорда Хаверфорда. Я учился, помогая отцу.

– Тогда почему вы дворецкий лорда Джона? – задала Талли вопрос, который вертелся у всех на языке.

– Моя мать была экономкой в Хаверфорд-Хаусе, так что я многое умею, – улыбнулся Бердуилл.

– Вы росли в доме герцога Хаверфорда? – недоверчиво протянула Фелисити. – Но они живут на севере, и, если верить путеводителю Биллингсуорта, у них роскошное имение, а Тислтон-Парк…

– Значительное понижение? – подсказал дворецкий.

– Вот именно, – подтвердила Фелисити, не отличавшаяся излишней тактичностью. – Думаю, вы могли бы работать, где пожелаете.

– Жизнь не всегда следует нашим планам, мисс Лангли. Мы предполагаем, а Бог располагает.

Смиренное заявление мистера Бердуилла заставило Миранду задуматься. Оказывается, у дворецкого есть собственная тайна, и весьма серьезная, если она держит его вдали от изысканных домов Лондона и Хаверфорд-Хауса.

Миранда взглянула на доброжелательного пожилого человека и поняла, что он не так уж отличается от остальных в Тислтон-Парке, как ей казалось раньше.

– Вы до сих пор поддерживаете контакты с Хаверфорд-Хаусом? – как бы невзначай бросила Фелисити.

– Нет, мисс, – ответил Бердуилл, – нет.

Поспешный ответ лишь подтвердил предположение Миранды. Благообразный на первый взгляд дворецкий тоже хранит мрачный секрет. Есть в этом доме хоть что-нибудь, не окутанное тайной?

– Вот неудача, – вздохнула Фелисити. – А я надеялась, что вы расскажете мне о наследнике герцога.

Дворецкий спрятал лукавую улыбку. Настойчивость девочки его забавляла.

– А как вы оказались здесь, мистер Бердуилл? – поинтересовалась Талли. Как и сестра, она не считала любопытство большим грехом.

Обойдя вокруг стола, дворецкий налил девушкам чаю.

– До этого я работал у брата его светлости, герцога Паркертона, в его лондонском доме. Когда лорд Джон… – Бердуилл умолк и наполнил чашку мисс Портер, – получил возможность жить здесь, я приехал с ним. Тут я был нужнее.

– Лично я рада, что вы здесь, – сказала Пиппин. – Страшно представить, что сотворил бы на кухне мистер Джонас.

– Мне тоже, – неожиданно хохотнул Бердуилл.

Вскоре девочки уже весело смеялись, и даже Миранда прятала улыбку, представив огромного мистера Джонаса среди сковородок и кастрюль.

Но веселье длилось недолго – пока Талли не повернулась нетерпеливо к учительнице.

– Мисс Портер, пожалуйста, давайте немного задержимся. Я хочу дорисовать башню Олбина, – попросила она. – Всего несколько часов, и я схвачу суть.

– Придется тебе полагаться на память и воображение. Миранда осталась глуха к просьбам учениц еще немного побыть в Тислтон-Парке. Девчонки выдумывали одну хитрость задругой, чтобы оттянуть отъезд, хотя Миранда подняла их до рассвета.

Войдя в столовую и увидев, что завтрак накрыт только на четверых, ее подопечные совсем приуныли. Хозяин дома явно не собирался присоединиться к ним.

– Джек дурно подумает о нас, если мы должным образом не попрощаемся. К тому же это плохо отрекомендует школу мисс Эмери, – сказала Фелисити и посмотрела на стоявшего в углу дворецкого. – Мистер Бердуилл, разве лорд Джон не всегда рано поднимается? Вчера он к этому времени был уже на ногах.

– Вчера был необычный случай, мисс Лангли, – ответил дворецкий.

Миранда подозревала, что слово «необычный» лучше других характеризует все и всех в Тислтон-Парке.

Бердуилл поправлял блюда на буфете и убирал пустые подносы.

– Лорд Джон предпочитает придерживаться городских привычек и раньше полудня не встает.

Оставил гостьям возможность выпорхнуть на свободу, пока лев в клетке, вернее, в своей постели.

– Лорд Джон поймет нас, когда проснется, – сказала Миранда. – Нет, Фелисити, я не желаю больше слушать разговоры о приличиях. Я написала подробную записку с благодарностью за гостеприимство. Мистер Бердуилл передаст ее нашему любезному хозяину. – Она посмотрела на каминные часы и вздохнула. – Девочки, вы сегодня на себя не похожи. В чем дело? Вы так копаетесь за завтраком! Мистер Стиллингз уверял меня, что к утру подготовит карету. И если мы хотим приехать к леди Колдекотт засветло, то должны сейчас же отправиться в путь.

Ее ученицы переглянулись, подбадривая друг друга. Последняя попытка отговорить учительницу. Во всяком случае, так оценила их взгляды Миранда.

«Поздно, голубушки», – подумала она, когда в столовую вошел Стиллингз, теребя в руках шапку.

– Мистер Стиллингз, вы как раз вовремя, – сказала Миранда, поднимаясь из-за стола. – Приятно видеть, что сегодня хоть кто-то следует нашему плану. Если все готово, то мы…

– В том-то и дело, мэм, – перебил ее плавную речь кучер, – что появились проблемы.

Холодок пробежал у нее по спине, пробирая до костей.

Кучер кивнул на дверь:

– Можно поговорить с вами, мэм?

Зловещий тон Стиллингза так подействовал на нее, что Миранда забыла должным образом сложить салфетку и положить на стол. Кусочек ткани скользнул на пол, когда Миранда устремилась вслед за кучером.

– Что случилось, мистер Стиллингз? – спросила она, как только они, закрыв дверь, отошли в дальний угол холла, подальше от любопытных ушей.

– Одна лошадь потеряла подкову.

– Потеряла подкову? – недоуменно покачала головой Миранда. Даже ей, мало разбирающейся в лошадях, это показалось странным. – Как это могло случиться?

– Сам не понимаю, мэм. Такого не бывает. В стойлах лошади подков не теряют.

В холле вдруг потянуло сквозняком.

– Вы можете поставить ее на место? Кучер покачал головой:

– В том-то и странность. Я так и не смог найти эту чертову железку. Простите за грубость, мэм.

Миранда отмахнулась от его извинений, она думала о том же самом.

– Как лошадь в стойле могла потерять подкову, да так, что она исчезла?

Стиллингз наклонился ближе.

– Думаю, что это место действительно проклято. Недаром все об этом говорят, – вполголоса сказал он.

– Сэр, я очень сомневаюсь, что проклятие распространяется на лошадиные подковы.

Кучер фыркнул, считая, что такие вещи выше ее понимания. Но у Миранды на этот счет была собственная теория. Безумный Джек Тремонт. Она вздохнула.

– Когда можно поставить новую подкову? «Как можно скорее».

– Конюхи говорят, что ближайший кузнец в Гастингсе.

– В Гастингсе?! Неужели нет никого ближе?

Стиллингз покачал головой:

– Старый кузнец умер несколько месяцев назад, а его ученик, похоже, никуда не годится. Только покалечит животное.

– Вероятно, он сумеет поставить временную… – начала Миранда.

Но кучера ее предложение ужаснуло. Он следил за лошадями графа так, словно именно они были наследниками титула и состояния.

– Можно запрячь только двух лошадей, – предложила новый вариант Миранда. – Вы говорили, что наемная карета небольшая.

Судя по оскорбленному виду Стиллингза, с таким же успехом она могла предложить использовать драгоценных графских лошадей, чтобы сдвинуть перегородивший ворота дуб. Господи, это всего лишь лошади!

Но не для кучера и, похоже, не для графа Станбрука. Миранда поняла, что, если с лошадями что-нибудь случится, вина ляжет на широкие плечи мистера Стиллингза. Его наверняка уволят. Граф, говорят, больше заботится о лошадях, чем о своих владениях.

Миранда сомневалась, что безопасность графской дочери принимается в этом случае во внимание.

Стиллингз молча мял в руках шапку.

– Я знаю, что вы очень хотите уехать, но не остается ничего другого, как мне отправиться за кузнецом.

– Да, да, – согласилась Миранда. – Как вы думаете, сколько это займет времени?

– Пока я туда доберусь, – вслух рассуждал кучер. – Днем вернусь, поставим подкову и завтра тронемся в путь. – Увидев ее потрясенное лицо, он добавил: – С первыми лучами солнца, мисс. Я вам обещаю.

Миранде хотелось застонать в голос. Еще один день? Она могла себе представить, что успеют сотворить ее ученицы за это время.

Не говоря уже о хозяине дома.

– Тогда поезжайте, мистер Стиллингз, – сказала она. Кучер, кивнув, вышел.

Повернувшись, Миранда увидела лорда Джона. Он стоял на лестнице и смотрел на нее. На нем был тот же костюм, что и вчера, но изрядно помятый.

Если бы она не знала истинного положения дел, то решила бы, что он только что вернулся домой.

А если он не ночевал дома…

– Проблемы, мисс Портер?

Будто он не знает! Миранда не удивилась бы, если бы он самолично снял подкову. Но зачем?

В ее памяти всплыли гневные слова, сказанные им ночью: «Я больше не намерен ждать. Слишком много поставлено на карту».

Золото. Деньги. Миранда старалась успокоить скачущее сердце и разбегавшиеся мысли. А что, если он решил получить деньги от своих нежданных гостий?

– Проблема с лошадью, – ответила она, пригладив юбку и не поднимая на Джека глаз из опасения, что он увидит в них вопрос… и обвинение. – Лошадь потеряла подкову, и кучер поехал за кузнецом. Граф исключительно заботится о своих лошадях, так что, боюсь, мы будем лишний день злоупотреблять вашим гостеприимством.

Спустившись по лестнице, Джек остановился перед Мирандой.

– За кузнецом? Но это значит, что он…

– Да, поехал в Гастингс, – вздохнула Миранда. – Если наше присутствие в нашем доме нежелательно, то можно поискать…

Рассердившись, Джек провел рукой по волосам и тут же тряхнул головой, приведя буйную шевелюру в прежнее состояние.

Да, он хороший актер, решила Миранда. Он почти убедил ее, что непричастен к неожиданному осложнению.

– Возможно, постоялый двор не так уж плох, как уверяет мистер Бердуилл, и мы можем перебраться…

– Нет, – оборвал ее Джек, заставив себя улыбнуться. – Не стоит покидать Тислтон-Парк, мисс Портер, если нам предстоит лишний день провести в обществе друг друга. – Он снова провел рукой по темным волосам. – Я понимаю, после нелюбезного приема… Я должен извиниться, я был груб. Мое поведение непростительно. Позвольте мне сегодня компенсировать…

– Что компенсировать? – раздалось у них за спиной.

Обернувшись, Миранда увидела в приоткрытых дверях столовой своих подопечных. Вот откуда в холле возник сквозняк! Судя по улыбкам девчонок, они слышали достаточно.

Более чем достаточно, решила Миранда.

– Свой вчерашний внезапный уход, – ответил девушкам Джек. – Выяснилось, что вы остаетесь еще на один день. Я предлагаю прогуляться к башне и устроить пикник.

– Мы остаемся? – воскликнула Талли. – Вот здорово!

– Ты сможешь закончить свой рисунок, – напомнила сестре Фелисити.

– Лорд Джон очень добр, – сказала своим ученицам Миранда. – Но я уверена, что ему не стоит беспокоиться из-за нас. Нам не нужен провожатый. Спасибо, лорд Джон, но вчера мы сами отлично нашли дорогу.

Оказалось, у хозяина дома были в запасе не только извинения, но и хорошие манеры.

– Мисс Портер, меня огорчит, если вы уедете с мыслью, что я плохой хозяин. На карту поставлена моя честь. Не говоря уж о том, что нужно быть достойным мнения мистера Биллингсуорта…

– Еще вчера вы называли его болваном, – напомнила Миранда.

– Даже глупцам случается вещать истину, – улыбнулся ей Джек.

У Миранды руки сами собой сжались в кулаки. Вот шельмец! Он и слова святого извратит.

– Милорд, в этом действительно нет необходимости, – стояла на своем она.

Джек подвинулся ближе.

– Дорогая мисс Портер, должно быть, вы уже поняли, что компромиссы не в моей натуре. – Он дерзко подмигнул ей, повернулся и направился к столовой. – Бердуилл! Бердуилл! – позвал Джек. – Мы устраиваем пикник, старина. – И, обернувшись к Миранде, специально для нее добавил: – Благопристойный.

– Можно себе представить! – Миранда сомневалась, что в Тислтон-Парке подобное возможно.

Пикник у Каприза. Ирония ситуации не укрылась от нее.

Миранда расправила плечи. Никакие затеи Джека не поколеблют ее решимости. Если он думает, что потерявшаяся подкова даст ему время, чтобы получить то, что ему так необходимо, он горько ошибается.

Прошлой ночью потерялась не только подкова. Лорд Джон потерял власть над ее сердцем.

Джек вел своих гостий по тропинке к башне. Лучше уж так, решил он, чем позволить им болтаться по его владениям без присмотра. Он не думал, что девчонки имеют какое-то отношение к загадочному и неожиданному вторжению в его жизнь. Отец Пиппин, граф Станбрук, слишком помешан на лошадях, чтобы вникать в дела, творящиеся в Тислтон-Парке. А лорд Лангли, отец Фелисити и Талли, известен своей преданностью и верностью короне.

И все-таки Джек не мог отмахнуться от предупреждения, прозвучавшего прошлой ночью.

«Мне из достоверных источников известно, что за нами следят».

Значит, остается мисс Портер… Как удачно лошадь потеряла подкову! Это похоже на план, состряпанный отчаянной женщиной.

«Насколько отчаянной?» – задумался Джек, глядя на Миранду.

Он зевнул, потом глубоко вдохнул свежий воздух. Сегодня нужна ясная голова, но это почти невозможно, поскольку он смертельно устал. Он уже не помнит, когда последний раз нормально спал ночью.

Каждые сутки отсутствия Даша с грузом подвергали все, связанное с Тислтон-Парком, огромному риску.

Правду сказать, единственное, что не давало Джеку сейчас клевать носом, – это голоса за спиной. Как он мог забыть, что юные леди без умолку болтают? У него голова кругом шла от бесконечного щебетания девиц, когда он вел их по тропинке к Капризу Олбина.

Мисс Портер, заметил Джек, напротив, необычайно тиха. Так продолжалось все утро.

Она словно взвешивала улики, считая его ответственным за их затруднительное положение.

Тогда она либо актриса мирового уровня, либо сумасшедшая.

Для Джека безумие было лучшим выбором. Он не хотел думать о том, что придется сделать, если скромную на вид учительницу послали разведать секреты Тислтон-Парка.

Нужно узнать тайну мисс Портер. Оглянувшись, Джек решил, что лучше начать с союзников, которые, как он знал, у него были.

– Это правда, что с башни видна Франция? – спросила Талли. Опередив наставницу, она подошла к Джеку.

Он взглянул на девочку с высоты своего роста и улыбнулся:

– Да, и поскольку небо наконец прояснилось, вы сможете разглядеть самого Бонни.

– Отвратительный человек, – скривилась Талли, – ненавижу его. Папа брал нас на аудиенцию во время Амьенского мира несколько лет назад. Он и тогда был самодовольным и ограниченным типом, а сейчас еще более отвратителен.

– Кто отвратителен? – спросила, подойдя, Фелисити.

– Бонапарт, – ответила сестра. Фелисити презрительно сморщилась:

– Гнусный, мерзкий человек. Почему вы его обсуждаете?

– Джек говорит, что в ясную погоду его можно увидеть с башни. Думаю, если зарисовать оттуда вид, получится изумительная картина.

На Фелисити это не произвело впечатления. Джек догадывался, что у девочки на уме.

– Герцогиня, – он понизил голос до конспиративного шепота, – расскажите мне о мисс Портер.

На этот раз, как Джек и рассчитывал, глаза Фелисити блеснули.

– Что вы хотите знать?

– Ммм… – Джек потер подбородок и посмотрел на учительницу. – Откуда она? Чем занималась, прежде чем стала учительницей?

– Не знаю, – огорченно надула губы Фелисити. – Мы приехали в школу два года назад, мисс Портер уже работала там. – Девочка повернулась к сестре. – Талли?

Та пожала плечами:

– Ее отец занимался торговлей. Думаю, что в Лондоне, но помню, она как-то рассказывала, какие холодные зимы в Нортумберленде.

Да, изыскания недалеко продвинулись, решил Джек.

– Она ездила навестить свою семью? К ней кто-нибудь приезжал? Может быть, поклонник?

Сестры дружно рассмеялись.

– Поклонник? Да вы шутите, – сказала Талли. – Мисс Эмери строго запрещает учительницам подобные вещи. Мисс Портер тут же бы уволили, заметив, что она поддерживает отношения с мужчиной. Независимо от его достоинств.

– А почему вас сопровождает именно она, а не другая учительница?

– Она больше не учительница, – ответила Джеку Талли. – Прошлой зимой она получила наследство и предупредила, что после окончания семестра уволится.

Так мисс Портер богата? Когда девочки упомянули об этом накануне вечером, он не придал их словам значения. Джек снова взглянул на мисс Портер. Ее скромное платье и решение путешествовать с тремя подопечными отнюдь не свидетельствовали о ее богатстве.

– Судя по всему, денег много, – продолжила разговор Фелисити. – Горничная мисс Браун слышала от мальчишки, который носит подносы из кухни учительницам, что мисс Портер сняла дом в Кенте. Большой. Так что у нее значительное состояние.

– Кто же оставил ей деньги? – поинтересовался Джек.

– Не знаю, – пожала плечами Фелисити. – Но кто бы он ни был, мисс Портер относилась к нему с уважением. Только две недели назад она сняла траур, а до этого полгода ходила в черном.

Джек вспомнил шелковое черное платье, которое было на ней тогда в школе.

Возможно, тайный возлюбленный, чью пуговицу она берегла, оставил ей наследство.

Не успел Джек пуститься в дальнейшие расспросы, как все уже подошли к башне. Девочки по приказу мисс Портер вытащили альбомы и занялись рисованием. Сама она, усевшись на ближайший камень, достала спицы и принялась вязать чулок. Не из французского шелка, а из доброй английской шерсти.

– Когда я закончу, – сказала Талли, склонившись над альбомом, – мне бы хотелось нарисовать вид, открывающийся с башни.

– С башни? – нахмурилась мисс Портер, глядя на высокое каменное сооружение. – Почему бы тебе не нарисовать береговую линию?

Береговую линию? Джек подозрительно посмотрел на учительницу.

Да, предложение мисс Портер выглядело совершенно невинным. Но с другой стороны…

Что, если подробный план Тислтон-Парка попадет к врагу? Или, хуже того, план дома? Если секреты древнего здания выйдут наружу, хлопот не оберешься.

Черт побери, не годится он для этого дела, думал Джек. Он не контрабандист, как Даш… не лицемер и притворщик, как миссис Пимм… не умеет меняться, как хамелеон, что с легкостью делает его друг Темпл.

Он во всем этом профан. Один неверный шаг, одно случайно слетевшее с языка слово погубят множество жизней.

А тут еще таинственная власть мисс Портер над ним. Эта особа приводила его в смятение, не выходила у него из головы.

Застонав, Джек пнул камешек, и он отлетел к ногам мисс Портер.

Она подскочила, потом снова опустила глаза на вязание.

– Извините, – пробормотал Джек.

– Что-то не так, лорд Джон?

Вопрос был совершенно невинный, но Джека сегодня переполняли дурные предчувствия, и всюду виделись враги.

– Вам действительно нет необходимости проводить весь день с нами, – продолжила Миранда. – Мы сами найдем обратную дорогу. Полагаю, дела имения требуют вашего присутствия. Я заметила, что утром прибыл корабельный плотник с помощниками. Наверное, вы беспокоитесь, что дуб уберут без вас. Он значительно пополнит вашу казну, если… это дело должным образом уладить.

– Плотник свое дело знает, – ответил Джек. – Я предпочитаю провести день с вашими очаровательными ученицами. – Он подмигнул Пиппин, и та густо покраснела.

Мисс Портер, сердито засопев, снова занялась вязанием.

Джек не обращал внимания на ее молчаливый упрек и откровенное неодобрение.

Приличному джентльмену следует самому следить за делами.

Вряд ли его можно считать приличным джентльменом.

В этом-то все и дело.

– Разве вашему секретарю нечем заняться? – Миранда возобновила свои нападки и кивнула на Бруно, заглядывающего через плечо Талли в ее альбом.

– Он очень квалифицированный. Я уверен, что все дела идут своим чередом.

– Можно подумать! – усмехнулась Миранда. – Странный выбор на должность секретаря.

Джек посмотрел на Бруно и покачал головой, словно не видел странностей, которые разглядела мисс Портер.

Вздохнув, она отложила вязанье, смерив Джека критическим взглядом.

– Мистер Джонас скорее похож на профессионального боксера, чем на секретаря.

Джек снова посмотрел на своего похожего на медведя помощника и пожал плечами, чтобы поддразнить собеседницу:

– Поверьте, у него прекрасные рекомендации. И я не сомневаюсь в его способностях.

Подделывать документы.

Но не следует добавлять это к числу странностей, которые мисс Портер уже заметила.

– А вы всегда так откровенно говорите о своих наблюдениях, мисс Портер? – На этот раз Джек смотрел ей прямо в глаза и заметил настороженность, словно его собеседница тщательно обдумывала ответ.

Но не успела она ответить, как Бруно сказал Талли:

– У вас твердая рука, мисс.

Джек и мисс Портер повернулись к ним.

– Настоящий талант к рисованию, – продолжал Бруно. – Но перспектива немного нарушена. Здесь, – он указал сначала на одну точку рисунка, потом на другую, – и вот тут.

Девочка оглянулась на него, потом посмотрела на свой рисунок. Взглянув на башню, она кивнула:

– Вы совершенно правы. Спасибо, мистер Джонас. – Талли усердно заработала ластиком. – Вы художник, сэр?

Бруно покачал головой:

– Мой отец был художником. Гравером.

– И вы продолжили его дело? – спросила Фелисити.

– Я все изучил, но… – начал Бруно.

– Кто-нибудь проголодался? – перебил его Джек, предотвращая дальнейшие расспросы о прошлом своего секретаря.

Пиппин тут же отложила карандаш и предложила мистеру Бердуиллу помочь распаковать корзины.

Талли тем временем закончила рисунок, встала и повернулась к башне.

– Как бы мне хотелось посмотреть, какой вид открывается сверху.

– Там довольно пыльно, да и подниматься долго, – попытался охладить ее пыл Джек.

К его досаде, это только добавило близнецам решительности.

– Лорд Джон, нам с Герцогиней приходилось карабкаться и повыше, – сказала Талли. – Как говорит наш папа, от этого только аппетит улучшается.

Джека меньше всего волновал их аппетит. Он хотел охладить их любопытство.

Миранде не оставалось ничего другого, как последовать за своими подопечными в башню. Ее высказывания об опасности такого восхождения были встречены равнодушными взглядами.

А чего она ожидала? Сестры Лангли в лютую зиму пересекли русские степи, путешествовали по Индии, побывали на базарах Константинополя.

Башня в Тислтон-Парке, вероятно, пугала их не больше чаепития с придирчивой патронессой балов «Олмака».

Поскольку Миранда не могла позволить своим ученицам остаться наедине с лордом Джоном, ей пришлось плестись вслед за ними.

Внутри было не так темно и страшно, как можно было подумать. Свет пробивался сквозь щели каменной кладки, тонкими полосами пересекая ступени.

Винтовая лестница была узкой, на ступеньке помещался только один человек. Чем выше они поднимались, тем опаснее казался их путь. Перил не было, лишь изредка попадались случайные опоры для рук.

Джек проворно поднимался по лестнице И, лишь пройдя четверть пути, оглянулся на Миранду.

– Помочь вам, мисс Портер? – Он протянул руку.

– Нет, – ответила Миранда с излишней резкостью, поскольку мысль взять Джека за руку пугала ее больше, чем вероятность скатиться вниз и разбиться.

Да, она вознамерилась не доверять ему, но это вовсе не значит, что он не оказывает на нее влияния. Даже когда Джек поднимался по лестнице, трудно было отвести взгляд от его статной фигуры, широких плеч, сильной спины, мускулистых ног, обтянутых бриджами, и…

Закрыв глаза, Миранда выругала себя за то, что смотрит на его… его… О Господи!

Она становится такой же испорченной, как троюродная сестра миссис Хибберт. Всему виной странная атмосфера Тислтон-Парка. Только этим объясняется, что она совершенно околдована обаянием Джека, его поцелуем и его – посмеет ли она в этом признаться? – упругими ягодицами!

Миранда тряхнула головой. Казалось, все понятия о скромности и благопристойности улетучились из ее сознания.

К счастью для ее растревоженных чувств, Джек вскарабкался на самый верх и исчез из виду. Миранда медленно поднималась по лестнице, перебирая в памяти все, что слышала о нераскаявшихся повесах.

Когда она одолела последние ступеньки, Джек и ее ученицы стояли у большого окна.

Подойдя ближе, Миранда увидела, что далеко внизу бьются о берег волны. Башня стояла на краю скалы и возносилась вверх на пять ярусов. У Миранды закружилась голова.

– Боитесь высоты? – спросил Джек, когда она поспешно отступила.

– Ни капельки, – ответила Миранда, заставляя себя вернуться к окну.

Внизу шумели волны и, сколько хватало глаз, простирался пролив, отделявший Британию от континента.

– Отсюда действительно можно увидеть Францию, Джек? – спросила Талли, явно разочарованная тем, что не видит чужих берегов.

Кивнув, Джек снял с полки подзорную трубу и протянул девочкам:

– Смотрите сами.

Талли несколько минут всматривалась в горизонт, потом на ее лице появилась довольная улыбка.

– Смотри, Феписити, Франция, – взволнованно сказала девочка, передавая трубу сестре.

Фелисити посмотрела вдаль, потом повернула подзорную трубу к земле.

– Пиппин машет руками, зовет нас на пикник. – Она вручила трубу Джеку. – Нам лучше поторопиться, иначе Пиппин съест все бисквиты. – Фелисити схватила сестру за руку и потянула к лестнице, оставив Джека и Миранду одних.

– Вот хитрецы, – улыбнулся Джек.

– Что вы имеете в виду? – спросила Миранда, притворяясь наивной.

– Их настойчивое сватовство, – ответил Джек, подтверждая ее худшие опасения, и обошел вокруг нее, Миранда медленно повернулась, не сводя с него глаз.

– Не думаю, что они затеяли это ради…

Джек, наклонив голову, смотрел на нее так, будто был лучшего мнения о ее сообразительности.

– Что за нелепые утверждения, сэр?! – уперла руки в бока Миранда. – Я совершенно не желаю, чтобы меня сватали.

– Тогда вам лучше поставить в известность о своих планах Герцогиню, иначе вы постоянно будете оказываться наедине со мной. – Джек продолжал ходить вокруг нее, как кот вокруг сметаны.

Святые угодники! Может этот человек постоять спокойно?! Мало того что здесь высоко, так он еще вертится волчком. Миранда с трудом сохраняла равновесие.

– Их настойчивость, как вы это называете, ни к чему не приведет, – сказала Миранда. – И прекратите вертеться, у меня голова кружится.

– Наверное, из-за корсета, – поддразнил ее Джек.

– Что-о-о? – задохнулась Миранда, словно от его слов шнуровка стала туже.

– Из-за корсета. – Джек указал на ее платье, и ее соски тут же набухли, будто он к ним прикоснулся. – Думаю, вы слишком туго его зашнуровали.

Джек шагнул ближе, сокращая расстояние, и Миранде стало совсем трудно дышать.

«Он мошенник. Он снова пытается сбить тебя с толку, – твердила она себе. Но тело не слушалось доводов разума. Грудь отяжелела, бедра ныли от сладкой истомы, во рту пересохло. Миранда вновь превратилась в шестнадцатилетнюю девушку, прижатую к стене в театре, отдавшуюся во власть его губ, с го рук…

– Оставьте мой корсет в покое, – едва сумела выговорить она.

– Не беспокойтесь, мисс Портер. – Джек уже стоял у нее за спиной. – У меня есть сноровка.

«О да, мне-то уж это известно».

– Я немного распущу его, – сказал Джек. Миранда подавилась воздухом. Распустит корсет?

– Чтобы вам легче было дышать, – продолжал Джек низким тягучим голосом.

– У… меня… нет… никаких… проблем… с дыханием… – ловя ртом воздух после каждого слова, выдавила Миранда.

– А я думаю, есть, – прошептал ей на ухо Джек.

Его жаркое дыхание щекотало ей шею, доводя до дрожи. Миранда не могла даже дух перевести.

Когда она решила, что больше не выдержит, Джек взял ее за плечи и повернул лицом к себе. Его руки были сильными и властными, напрягшееся тело совсем рядом. Это напряжение шокировало само по себе, пугало и заставляло томительно ждать чего-то, чего она не понимала.

– Милорд, – едва прошептала она.

– Джек, – поправил он. Его рука легла на ее ягодицы, притягивая ближе.

– О-о-ох! – выдохнула Миранда. Это больше походило на стон, нежели на протест.

К чему отрицать? Она околдована и полна желания. Готова отдаться неведомому чувству, которое Джек разжигал в ней одним прикосновением.

Он даже не поцеловал ее, а она уже сдалась.

Джек всегда имел дело с женщинами только по обоюдному желанию. Но с мисс Портер он нарушил свои принципы.

Черт бы побрал эту особу с ее рыжими волосами. Она прочно обосновалась в его мыслях и теперь доводила его до безумия. Мало того что она совала нос не в свои дела, она к тому же разжигала в нем страсть.

Но он намерен проверить, как далеко она готова зайти в игре в кошки-мышки.

Глядя на учительницу, Джек задавался вопросом, какую роль играет он сам. Стоило только чуть поддразнить ее и взять в объятия, как он уже сгорал от желания. Эта женщина мгновенно возбуждала его. .

Но не он один оказался во власти чар. Мисс Портер подалась вперед, прижимаясь к нему бедрами, ласкаясь, словно кошка.

Положив руки ей на спину, Джек нащупал гладкое полотно корсета. Значит, шнуровка спереди. Представив, как выпустит на свободу налитую грудь и станет по очереди ласкать соски ртом, Джек издал торжествующий возглас.

Наклонившись, Джек прошептал ей на ухо:

– Мисс Портер, позвольте увидеть ваши сокровенные тайны. Позвольте вкусить их.

Его рука скользнула по ее груди, нашла сосок. Миранда затрепетала.

Его жажда не знала границ. Джек наклонился к Миранде, словно хотел попробовать ее на вкус, пытаясь расшнуровать корсет.

Какая женщина завязывает шнуровку двойным узлом?

Но не успел Джек припасть к ее губам, обжечь ее своим поцелуем, словно клеймом, как…

– Мисс Портер! Мисс Портер, вы спускаетесь? – позвала с лестницы Пиппин. – Мистер Бердуилл говорит, что все готово.

Слов девушки было достаточно, чтобы разрушить чары.

– Господи! – воскликнула Миранда, вырываясь из объятий Джека. – Оставьте меня. – Ее щеки пылали.

От ее панического возгласа у Джека в груди будто что-то щелкнуло. Он тут же отпустил ее и отступил, вернувшись к реальности.

Черт побери, что он выдумал? Это не соблазнительная шпионка, которую подослали выведать секреты Тислтон-Парка. Стоило заглянуть ей в глаза, увидеть смесь страха и желания, что толкала ее вперед, и все стало ясно. Мисс Портер – обычная старая дева, лишенная любви.

Страстная, но, судя по пылающим щекам, скорее невинная, чем нет.

А он одинокий мужчина, на чьих плечах лежит такой груз ответственности, что он всех готов подозревать. И в результате сам оказался в дураках.

– Я… я… – промямлил Джек.

– Вы, сэр, не джентльмен, – прошептала она.

Эта фраза приободрила Джека. Он тут не единственный, кто сгорал от страсти. Ее отвердевшие соски до сих пор проступали сквозь ткань платья. Джек готов был поклясться, что ее женское естество покрыто любовной влагой.

– Да и вы не леди.

– Как вы смеете?! – вспылила Миранда и, схватив шаль, накинула ее на плечи. – Вы хотите сказать, что я вас поощряла?

– Вы не возражали, когда ваши остроумные ученицы оставили нас одних. – Миранда снова возмутилась, но Джек не дал ей вставить слово. – Приходится согласиться, что девчонки видят то, что никто из нас не желает признавать, мисс Портер.

– И что же это?

– Мы прекрасно подходим друг другу.

Подмигнув, Джек оставил ее кипеть от гнева и поспешил вниз.

«Прекрасно подходим»! Миранда понимала, что он не имел в виду супружество. Ужасный человек! Она прошлась по площадке, чтобы собраться с мыслями.

Как ему удалось так легко одолеть ее? Она чувствовала себя совершенной дурой. Ответ нетрудно найти. Ее сердце все еще неистово колотилось, сладостная боль желания не отпускала лона, там, где касалось его готовое к сражению мужское естество.

Она старалась забыть, как сама прижималась бедрами к Джеку, борясь с желанием довершить то, что он начал.

О, если Джек хоть в чем-то и прав, так это в том, что она действительно не леди. Разве приличная женщина будет стоять в пустой башне и трепетать от страсти к отъявленному повесе?

К мужчине, способному почти на все.

Почти на все… Он отпустил ее, когда она запротестовала. Если бы он проявил настойчивость и поцелуями стер с ее губ протесты… Она не уверена, что все ее «нет» не превратились бы тогда в «пожалуйста, Джек!».

«Разрежь шнуровку. Разорви это скучное платье. Не терзай меня больше сновидениями».

Миранда подошла к открытому окну, вдохнула солоноватый морской воздух. И стояла так, пока ее мысли не прояснились.

Отойдя от окна, она присела на единственную здесь вещь – крепкий морской сундук. Как ей избегать Джека в оставшиеся до отъезда часы? Пока не взойдет солнце и она помчится прочь от Тислтон-Парка к своему милому дому в Кенте.

Размышляя, она покачивалась на сундуке взад и вперед, прижав колени к груди. Поискать приют у сэра Норриса? Нои он мог оказаться… Миранда выбросила его из головы.

Она машинально провела рукой по сундуку и нащупала большой висячий замок.

Замок?

Врожденное любопытство взяло верх и оторвало ее от размышлений. Что здесь хранят, если понадобился такой крепкий замок? Миранда встала и оглядела сундук. Она не могла понять, как его втащили сюда, И тут же задалась вопросом, что в сундуке спрятано такого, что его не поленились поднять на самый верхний ярус башни.

Миранда оглянулась на проем, в котором исчез Джек. Эхо его шагов давно стихло. Значит, он далеко.

Она снова посмотрела на сундук.

«Не надо этого делать, – сказала она себе. – Неприлично совать нос в чужие дела».

Но с другой стороны, Джек сказал, что она забыла о приличиях, перешагнув порог его дома.

Кроме того, замок крепкий, его не открыть… пока не найдется ключ.

Прищурив глаза, Миранда осмотрела все вокруг. Так она в школе проверяла, хорошо ли убрано помещение.

Если Джек ведет жизнь преступника, например контрабандиста, то в этом есть и ее вина.

«Ты виновата в его падении, – твердила она себе. – Если бы отец не солгал, что я умерла, Джек сделал бы мне предложение (которое я, разумеется, отвергла бы) и мог бы вести вполне респектабельную жизнь».

А может быть, и нет, но Миранда не могла отделаться от чувства вины.

В последний раз оглядев комнату, она нашла его. Большой ключ висел на крюке над проемом, ведущим на лестницу. Миранда не могла до него дотянуться, но, поразмыслив, схватила подзорную трубу и раздвинула на всю длину. Ее хватило, чтобы сбросить ключ с крючка.

Миранда боялась, что ключ упадет в пролет лестницы, но вовремя поймала его в воздухе.

Без размышлений она вставила ключ в замок и повернула его. Когда она попыталась поднять крышку, пугающая мысль пронзила ее мозг – что делать, если обнаружится нечто ужасное?

Например, контрабандный французский коньяк?

Или тело женщины, исчезнувшей ночью?

Отшатнувшись, Миранда с опаской посмотрела на сундук. Но любопытство пересилило страх. Миранда знала, что не уйдет от этого ящика Пандоры, не заглянув в него хотя бы одним глазком.

Все ее страхи навеяны готическими романами, которые Талли постоянно читала им вслух в карете. И не надо придавать значения разговорам о проклятии.

Снизу доносился счастливый смех Пиппин. Сияло солнце. На этом фоне мрачные мысли Миранды казались еще более зловещими.

Если девочкам что-то угрожает, ее долг позаботиться об их безопасности.

Этого было достаточно, чтобы оправдать любопытство, и Миранда рывком подняла крышку.

Заглянув внутрь, Миранда поняла, что воображение, подогретое романами, сыграло с ней злую шутку.

В сундуке лежали фитили, пара фонарей, кремень и бухта каната.

Миранда разочарованно вздохнула. В сундуке не оказалось ничего необычного и предосудительного.

Когда она ниже наклонилась над ним, в ноздри ударил знакомый запах.

Она рылась в сундуке, пока не нащупала рукоять пистолета и не задела бочонок с порохом. Вот откуда исходил привлекший ее внимание запах. Неудивительно, что он ей знаком. На складах ее отца временами хранился порох, заказанный флотом.

Миранда продолжала поиски. Под канатом что-то звякнуло. Она вытащила непонятный предмет наружу. Перед ее изумленными глазами покачивалась пара наручников.

Пистолет? Наручники?

Если к этому добавить странный подбор слуг лорда Джона, исчезнувшую женщину и обвинения сэра Норриса, то не знаешь, что и подумать.

Пожалуй, тут пахнет чем-то посерьезнее нелегальной торговли французским коньяком.

Что происходит в Тислтон-Парке?

События весьма опасного сорта, решила Миранда, укладывая наручники в сундук. Она посмотрела в окно на бушующие внизу волны. Новый поворот событий сбил ее с толку даже больше, чем несносный Джек Тремонт.

Мужчина, который создан шокировать ее и в то же время заставлять трепетать от страсти.

 

Глава 9

Миранда знала, что ничто так не отвлекает от глупостей, как тяжелая работа. Поэтому, вернувшись в дом, она открыла дверь в музыкальный салон и отправила девочек убираться. Сначала они артачились и сопротивлялись, но когда под чехлом обнаружилось прекрасное фортепьяно, Талли воодушевилась.

– Никакой игры, пока не наведете в комнате порядок, – сказала ей Миранда.

Вожделенно поглядывая на давно стоявший без дела инструмент, Талли призвала на помощь сестру и кузину.

В любом случае девчонки так устанут, рассуждала Миранда, что им будет не до интриг. Тут, к ее радости, прибыл мистер Стиллингз с кузнецом. Оставив учениц убираться, Миранда пошла расплатиться с мастером и выслушать отчет кучера.

Фелисити тут же вышла на середину комнаты.

– Как я раньше этого не заметила? – Она торопливо сдернула с мебели чехлы и раздвинула тяжелые шторы. – Это прекрасное место.

– Для чего? – повела носом Пиппин. – Тут очень странно пахнет.

– Для романа! – объявила Фелисити, распахивая французские окна в запущенный розарий, которого, похоже, лет двадцать не касались лопата и ножницы садовника.

– Ну, не знаю, – сморщив нос, протянула Пиппин.

– Свежий воздух и цветы сотворят чудо, – уверяла ее Фелисити. – Мы устроим музыкальный вечер и пригласим мисс Портер и лорда Джона. Талли, ты можешь сыграть своего Моцарта. А когда возникнет соответствующее настроение, ты, Пиппин, придумаешь повод оставить их одних.

Пиппин оглядела пыльную комнату.

– Не знаю, как мы успеем тут прибраться. Мисс Портер ушла с мистером Стиллингзом и кузнецом. Подковать лошадь недолго.

Оглянувшись на открытую дверь, Фелисити прошептала:

– Надо было снять несколько…

– В следующий раз это сделаешь ты, – рассердилась Пиппин. – И одну-то трудно снять, чтобы тебя не поймали.

Фелисити вздохнула:

– Им нужно время. Наверное, ты могла бы… Кузина перебила ее:

– Не могу же я снять еще одну подкову, это было бы слишком очевидно.

– Пожалуй, – согласилась Фелисити. – Значит, найдем другой способ.

Талли лукаво взглянула на сестру:

– Помнишь, в Санкт-Петербурге нам пришлось отложить поездку, потому что украли упряжь? А папа подумал, что в этом замешана няня Таша?

– Помню, так и было, – улыбнулась Фелисити. – Сегодня ночью мы украдем упряжь.

– Вы не думаете, что это будет столь же очевидно, как очередная пропавшая подкова? – возразила Пиппин.

– Тогда что ты предлагаешь? – повернулась к кузине Фелисити.

Пиппин прошлась по комнате, обдумывая варианты.

– Можно распороть какой-нибудь шов, сломать пару пряжек. У папы был неуклюжий конюх. Он как-то уронил на пряжку ведро с пойлом, и она пришла в негодность.

– Отлично! – улыбнулась Фелисити. – Нужно заманить сюда мисс Портер и Джека, убаюкать их романтической музыкой, а мы тем временем займемся упряжью.

Пиппин покачала головой:

– Мисс Портер – образец благопристойности. Она не останется тут с Джеком наедине.

– А в башне сегодня осталась, – возразила Фелисити. – И еще бы задержалась, если бы ты не позвала ее на пикник.

– Им неприлично было там оставаться, – пожала плечами Пиппин. Она была высокого мнения о своей наставнице и желала ей счастья. Но Фелисити и Талли порой такие… упрямые.

– Ты рассуждаешь, как мисс Эмери, – отмахнулась Фелисити. – Неужели ты не видела лицо мисс Портер, когда она вышла из башни? Она выглядела такой возбужденной, будто ее поцеловали.

Талли, услышав это, даже рот приоткрыла.

– Ты думаешь, Джек поцеловал мисс Портер? Сестра глубокомысленно кивнула:

– Он повеса, а она женщина.

Скрестив на груди руки, Талли покачала головой:

– Тогда почему она казалась недовольной? Она была очень бледна и не позволила нам засидеться на пикнике, который устроил мистер Бердуилл.

– Да, и весь день продержала нас в комнате за уроками, – добавила Пиппин. – Если такова любовь, то я себе этого не желаю. Похоже, это ужасное состояние.

– Все пойдет насмарку, если завтра мы уедем, а между ними не возникнет привязанность, – не унималась Фелисити.

Пиппин ее доводы не убедили. Кроме того, она не горела желанием заниматься уборкой.

– Вряд ли мисс Портер уступит ему. Они только и делают, что спорят.

– Разве ты не понимаешь? – улыбнулась Фелисити. – Они борются с природой.

– Гм… – От двери послышалось деликатное покашливание. Фелисити и Пиппин обернулись, а Талли распрямила сутулую спину, приняв позу, подобающую юной леди.

– Мистер Бердуилл, – сказала Фелисити, бросив на родственниц предупреждающий взгляд, – мисс Портер велела нам немного прибрать эту комнату, чтобы мы могли позаниматься музыкой. Вы не возражаете?

– Да, музыкой, – с энтузиазмом подхватила Талли и подбежала к стоявшему в углу инструменту. – Лорд Джон упомянул, что обожает музыку, и мы подумали…

– Я знаю, что вы подумали, – сказал старый дворецкий и, подмигнув им, добавил: – И нахожу это восхитительным.

Фелисити преисполнилась уверенности. Мистер Бердуилл на их стороне, теперь их ничто не остановит.

Спустившись к обеду и не увидев в столовой Джека, Миранда вздохнула с облегчением. У Фелисити был такой вид, будто она готова найти хозяина дома и привести к столу под дулом пистолета. Она явно заручилась поддержкой Бердуилла.

– Извините, мисс Лангли, – ответил дворецкий на немой вопрос девочки, – его светлость задерживается по неотложным делам.

«Тоже мне, неотложные дела, – подумала Миранда. – Наверное, вымогает золото у очередной дамы». Или соблазняет.

Поджав губы, она отбросила эту мысль.

– Лорд Джон уехал на весь вечер? – не отступалась Фелисити.

– Мисс Лангли, – сделала замечание Миранда. – Дела нашего хозяина нас не касаются.

Талли возила вилкой по тарелке.

– Я надеялась, он придет послушать, как я играю.

– Не огорчайтесь, мисс Талия, – улыбнулся дворецкий. – Когда его светлость услышит, как вы играете, он оторвется от своих бухгалтерских книг.

Миранда перевела взгляд с Фелисити на Талли, потом на Пиппин и увидела, что в глазах девчонок вспыхнули искорки надежды. О Господи! Опять они за свое! Не успела Миранда в корне пресечь их план, как Герцогиня опередила ее:

– Это позор, мистер Бердуилл, что Джек до сих пор не женат.

Миранда чуть вином не подавилась.

– Фелисити Лангли!

– Но, мисс Портер, – возразила девочка, – лорд Джон – джентльмен, а каждого джентльмена надо отвести к венцу. Так говорит мисс Эмери.

С главным принципом мисс Эмери не поспоришь. Но из всякого правила есть исключения, и лучшее подтверждение этому – Безумный Джек Тремонт.

– Жизнь лорда Джона – это его личное дело, – сказала Миранда. – И невежливо обсуждать, что ему следует делать, а что нет.

Неисправимая Фелисити не унималась:

– Это ужасно, правда, мистер Бердуилл?

– Действительно ужасно, мисс, – кивнул дворецкий.

Девочка торжествующе оглядела сидящих за столом. Обретения союзника ей было мало, она намеревалась выиграть сражение.

– Думаю, человеку с темпераментом лорда Джона в Тислтон-Парке одиноко. Он, должно быть, скучает по Лондону.

– Ужасно одиноко, мисс.

Ошибочно полагая, что это она командует своими подопечными, Миранда решила положить конец сватовству.

– Фелисити Лангли, если вы не прекратите вести разговоры на неподобающие темы, я передам вашу «Летопись» мисс Эмери, – официальным тоном сказала она.

Кровь отхлынула от лица девочки.

Подействовало, решила Миранда, теперь это безобразие прекратится.

Она ошиблась.

После пяти минут благопристойной тишины Талли осмелилась заговорить. В конце концов, тетрадь принадлежит не ей, ей нечего терять.

– Мисс Портер, наверное, вы сможете уговорить Джека послушать мою игру.

У Миранды глаза округлились.

– Я? Почему вы решили, что я имею влияние на его светлость?

Талли выпрямилась.

– Я уверена, что он высоко ценит ваше мнение.

– Вздор! – ответила Миранда.

– Нет, это правда, – с намеком сказала Пиппин. – Джек прислушивается к вашим словам. —Девушка лукаво улыбнулась.

– Похоже, он к вам неравнодушен, мисс Портер, – заметила Фелисити таким тоном, будто была экспертом в подобных делах.

Не успела Миранда ответить, что таких глупых девиц она отродясь не видела, как от двери донеслось:

– Кто неравнодушен к мисс Портер?

Подняв глаза от стола, Миранда увидела в дверях Джека. На его губах блуждала дерзкая и соблазнительная улыбка. Грубый неряшливый мужчина исчез. Хозяин дома приложил немало усилий, чтобы к сегодняшнему вечеру одеться подобающе.

Выбритый, причесанный – он даже подровнял волосы! – Джек выглядел как в лучшую пору лондонской жизни. Темно-зеленый сюртук уже девять лет как вышел из моды, но прекрасно сидел на нем. Галстук был таким белоснежным, будто за ним следил самый придирчивый камердинер.

Миранда не отважилась опустить взгляд на начищенные гессенские сапоги и узкие бриджи, обтягивающие мускулистые ноги.

Господи, когда он так смотрит, легко простить его и забыть, какой опасный человек скрывается под пышным нарядом.

– Джек! – воскликнула Фелисити. – Какой вы красивый!

– Да, – подхватила Талли, – вы посрамили бы самого надменного герцога. А ваш галстук просто чудо.

– Вряд ли, – ответил Джек. – Мне пришлось вытащить все это из сундука. А что касается галстука, можете сделать комплимент Бердуиллу. Он его специально наглаживал. И строго наказал не мять его и не пачкать, поскольку другого нет.

– Вы потеряли пуговицу, – указала на его сюртук Пиппин. Миранда поперхнулась.

Потерял пуговицу? Она пригляделась к сюртуку. Силы небесные! Этот тот самый сюртук, в котором Джек был тогда в театре.

Джек посмотрел на торчащие нитки и пожал плечами:

– Наверное, лежит на дне сундука вместе с другими лондонскими нарядами.

Он вошел в комнату, величавый и полный достоинства.

– Так мне кто-нибудь ответит? – спросил он. – Кто неравнодушен к мисс Портер? Только не говорите, что это мистер Джонас. Я его тут же уволю за дерзость.

Талли хихикнула.

– Никто, – быстро сказала Миранда, стараясь не смотреть на его сюртук. – Девочки шутят, на самом деле это просто нелепо.

– А почему? – спросил Джек, усаживаясь за стол. Миранду обдало жаром. Оставалось надеяться, что краска не залила щеки. Неужели он не мог остаться наверху? Или уехать? Оставить ее в покое?

– Милорд, пожалуйста, не поощряйте их, – сказала Миранда. – Я не питаю иллюзий относительно своего положения в обществе. И давно миновала тот возраст, когда тратят время на глупые мечтания. – Последняя фраза была сказана специально для неуемных свах.

Но девочки не обратили внимания на намек учительницы. Они повернулись к Джеку, ожидая, что он ответит на это пространное заявление.

– Не думаю, что для такой хорошенькой женщины, как вы, мисс Портер, возраст имеет существенное значение, – сказал он.

Она? Хорошенькая? Грубая лесть!

Талли томно вздохнула, и стало ясно, что она ждет не дождется дня, когда какой-нибудь мужчина так же скажет о ней.

– Вы считаете, что мисс Портер хорошенькая, лорд Джон? – подгоняла его Фелисити, посмотрев на учительницу. Во взгляде девочки ясно читалось: «Я же вам говорила».

– Мисс Портер обладает редкими достоинствами.

Глаза Джека и Миранды встретились. Ее решимость покинуть Тислтон-Парк с нетронутым корсетом таяла, как снег под солнцем.

Оттого, как Джек смотрел на нее, Миранда вспыхнула. Ее охватила дрожь, словно его ловкие пальцы уже распускали шнуровку.

Нужно что-то сказать, что-нибудь сделать, чтобы разорвать эту внезапно возникшую связь, закончить эту глупую игру, но слова не шли ей на ум. Рядом с этим повесой у нее перехватывало дыхание и кружилась голова.

«Пожалуйста, скажи хоть что-нибудь! – уговаривала себя Миранда. – Скажи что-нибудь, чтобы покончить с этим опасным искушением».

Повисла тишина. Девочки, раскрыв рты, смотрели на Миранду и Джека. Глаза Фелисити триумфально поблескивали.

Этого было достаточно, чтобы вырвать Миранду из оцепенения.

– Оказывается, вы любительницы пошутить, – сказала она. – Но я вполне довольна своей жизнью и никогда не была хорошенькой, несмотря на уверения лорда Джона. – Миранда сделала паузу и промокнула губы салфеткой. – Кроме того, вы должны помнить, что лорд Джон давно покинул Лондон и его понятия о красоте несколько устарели.

Фелисити нахмурила брови. Казалось, непоколебимое равнодушие Миранды к браку доведет девочку до истерики, но она не сдавалась.

– Джек, – сладко сказала она, словно забрасывая удочку с наживкой, – вы любите музыку?

Стиснув зубы, Миранда шла в музыкальный салон, как на минное поле. Мало того что девчонки взбунтовались против ее приказа прекратить сватовство, так и мистер Бердуилл не отставал от них в смелости и решительности.

Она не собиралась поддаваться на уловки трех школьниц и уволенного из лондонского дома дворецкого.

Не похоже, что Джек на ее стороне. Он принял предложение Фелисити послушать музыку с таким видом, будто концерт давали в одном из лучших салонов Лондона.

Но когда Миранда вошла в элегантный зал, у нее возникло ощущение, что она вернулась на девять лет назад, в свой короткий светский сезон. В канделябрах горели свечи, розы наполняли комнату пьянящим ароматом. Это были не скучные оранжерейные цветы, а одичавшие розы, буйно разросшиеся на запущенных землях Тислтон-Парка.

Их аромат создавал атмосферу соблазна. Как и хозяин дома.

– Что за чудо?! – воскликнул Джек тоном лондонского повесы.

Он прошелся по комнате, восхищаясь ее преображением, и, по-видимому, забыл о проклятии.

– Никакого чуда нет, просто мы немного убрались. И свежие цветы сделали свое дело, – объяснила Фелисити. – Это была идея мисс Портер.

Миранда поежилась.

– Да?

Уборка действительно была ее идеей. Но отнюдь не продуманная попытка толкнуть ее в объятия лорда Джона.

– Это всего лишь малая плата за ваше гостеприимство. Джек быстро взглянул на нее. Судя по его лицу, от него не укрылся двойной смысл ее слов.

Маленькая любезность за не слишком радушный прием.

Джек снова прошелся по комнате, разглядывая перемены, и внезапно остановился.

– У меня есть фортепьяно? – хитро спросил он, приподняв бровь. – Когда же я его приобрел?

– И довольно хорошее, – улыбнулась его шутке Талли. – Это отличная находка, гораздо лучше клубков пыли, которые мы обнаружили за софой.

Джек поклонился девушкам.

– Мне следовало бы задержать вас в своих владениях. Если бы дом оказался в вашем распоряжении недели две, вы обнаружили бы в нем множество сокровищ, а не только редкую коллекцию пыли.

Девочки рассмеялись, а Миранда задумалась о том, какие секреты они бы действительно открыли. Если такие, как она нашла в башне, то определенно лучше завтра убраться отсюда. Особенно для нее.

Потому что присутствие Джека лишает ее здравого смысла, и это гораздо страшнее наручников, пороха и пистолета.

Взглянув на этого все еще красивого мужчину с точеными чертами лица, Миранда решила, что он скорее похож на падшего ангела, чем на джентльмена. И с ангелами всякое случается.

Этот был переменчив, как ртуть: то грубый, то очаровательный, то суровый, то соблазнительный.

Какой из них был настоящим хозяином дома, Миранда не могла сказать.

Девочки, окружив Джека, наперебой рассказывали ему, как нашли фортепьяно, редкие вазы и другие безделушки, но он не обращал на них внимания. Поверх их голов он обшаривал взглядом комнату, пока не увидел мисс Портер.

Его пристальный взгляд влек ее, как огонек свечи – мотылька. Миранда вздрогнула и плотнее запахнула шаль.

«Одумайся, Миранда, – сказала она себе. – Вспомни пропавшую женщину. Ему отчаянно нужно золото».

Ее вдруг охватило сильное желание отвлечь его внимание.

– Талия, может быть, ты продемонстрируешь лорду Джону, каким ценным инструментом он обладает? Сыграй нам.

Талли кивнула и заторопилась к фортепьяно, горя желанием блеснуть игрой.

Все отвлеклись. Талли заиграла. Миранда прошлась по комнате, захваченная музыкой и волшебным преображением этого запущенного помещения.

Она остановилась перед старинной шахматной доской. Аккуратно расставленные фигуры ждали начала сражения.

Миранда не могла удержаться и взяла пешку. Доска напомнила ей бессчетные вечера, проведенные с отцом за шахматной доской. Он часто перемежал игру рассказами о тонкостях бизнеса и торговли.

К сожалению, Миранда слишком поздно поняла, что отец считал ее пешкой в собственной игре. Мать придерживалась того же мнения, хотя и не разбиралась в шахматах. Дочь была разменной фигурой в амбициозных устремлениях родителей.

Шальная мысль мелькнула у нее в голове: «Даже скромная пешка может выйти в короли».

– Простите меня за сегодняшнюю выходку, мисс Портер. – Тихий голос был полон такого искреннего и чистосердечного раскаяния, какого Миранда в жизни не слышала. – Мой поступок весьма прискорбен.

Миранда взглянула на Джека, все еще сжимая в руке пешку.

– Я уже забыла об этом.

– Едва ли, – ответил Джек и оглянулся, словно проверяя, не слушает ли кто их разговор. – Я вижу это по вашим глазам.

Миранда отвела взгляд и вздохнула:

– Теперь это забыто.

Это нужно забыть. Это слишком опасно, слишком бесконтрольно.

Незабываемо.

– Я не всегда такой осел…

Смерив Джека взглядом, Миранда в ответ лишь приподняла бровь.

Пожав плечами, он улыбнулся той улыбкой, что не раз выручала его в годы сумасбродной жизни в Лондоне.

– Вероятно, это тоже хорошо забыто. Миранда поставила пешку на доску.

– Вы прекрасно с ними справляетесь, – продолжал Джек, кивнув на девочек. – Их усилия сегодня почти незаметны.

– Не так хорошо, как хотелось бы, – ответила она.

Оба рассмеялись. И хотя ее решимость не поддаваться чарам была подобна прочной стене, Миранда почувствовала, как один кирпичик вывалился. Попытки восстановить ее не имели успеха. Джек Тремонт в очередной раз поколебал ее намерения.

– Вы поразили меня своим стратегическим умом, мисс Портер, – сказал он, двинув пешку в игру, и взглянул на Миранду, предлагая ответить.

– Вы заблуждаетесь, – возразила Миранда, делая ответный ход. Это сражение она не намерена проиграть.

– Думаю, вы прогнали бы французов из Испании быстрее, чем Веллингтон.

– Ну уж!

– Посмотрите, как вы преобразили эту комнату за один вечер.

– Я тут ничего не делала, – призналась Миранда, сосредоточась на шахматной доске и не желая поднимать на Джека глаз. – Это работа девочек.

– Да, – согласился он, двигая ладью. – Но не думаю, что они сами воспитали в себе самостоятельность. Такое качество в юных девушках обычно надо развивать. Или воспитывать примером.

Миранда всем нутром почувствовала подтекст в его словах, но не собиралась уступать. Ни в этом, ни в чем другом, что он старался выведать у нее.

– Вы не считаете самостоятельность естественной чертой характера?

Пожав плечами, Джек сделал следующий ход.

– А вы, лорд Джон, у кого вы научились… самостоятельности?

– У женщины, – мягко ответил он, взяв ферзя и двинув его вперед.

У женщины. Ну разумеется! Еще один воображаемый кирпич с треском упал к ногам Миранды, когда в ее крови вспыхнуло пламя ревности. Кто была эта женщина, что имела такое влияние на Джека?

Это та женщина, чей голос она слышала прошлой ночью?

На ее слух, особа в библиотеке было гораздо старше Джека, но Миранда сомневалась, что он из тех мужчин, что обращают внимание на условности. Особенно если дама игнорирует этикет, благопристойность и смело шагает по жизни.

Такая женщина не побежит прочь от секретов и тайн Тислтон-Парка, а станет настойчиво раскрывать их, не заботясь о том, какой опасностью они грозят.

Женщина, чей внутренний свет сияет, как маяк в небесах, и освещает самую темную ночь.

Миранда смотрела на Джека, внимательно изучавшего шахматную позицию. Он не только смутил ее чувства, вызывал искушение и страшил опасностью. Главное, он пробудил в ней страстное желание жить смело и отважно, что противоречило ее природе.

Позволить душе сиять сквозь правила и приличия, которые держали ее взаперти.

Снова ее сердце опасно взбунтовалось.

Что за польза следовать правилам этикета, если она никогда не жила полной жизнью?

Отчаявшись, Миранда взглянула на доску и увидела ход, который не заметила бы, если бы Джек не разбередил ей душу. Она отдернула пальцы от фигуры, которую собиралась двинуть, и решительно подставила под удар ферзя.

Глаза Джека расширились.

– Вы уверены?

– Абсолютно, – созналась Миранда.

Джек пошел, как она и предполагала, взяв ее ферзя и продвинувшись вперед, полагая, что загнал ее в угол.

– Шах!

Миранда изобразила удивление, потом расчетливо взялась за пешку, которую он не заметил.

– Мат!

Джек задумчиво смотрел на доску, словно не верил своим глазам, потом посмотрел на Миранду, будто видел ее впервые.

– Мисс Портер! Вы удивили меня… в очередной раз. Она не отважилась ответить, опасаясь, что с ее губ слетит какая-нибудь чепуха, рвущаяся из самых глубин торопливо стучащего сердца.

Пиппин, встав из кресла, подошла к доске оценить позицию.

– Виртуозный ход, мисс Портер. Я не знала, что вы играете.

– Играла в юности, – призналась Миранда. – Это было очень давно.

– Вы явно не утратили навыка, – сказал Джек, все еще глядя на доску. Дойдя до хода, где совершил промах, он кивнул и улыбнулся ей. – Какими еще секретами вы обладаете, мисс Портер?

Этот вопрос пронзил все ее существо, словно Джек пытался сорвать с нее одежду. Хуже того, прежде чем Миранда успела чопорным ответом поставить его на место, Талли опередила ее.

– Она прекрасно танцует, милорд, – сказала девочка. Это больше похоже на ложь.

Миранда скосила глаза на нахальную маленькую сваху:

– Я не танцую!

– Мисс Портер ужасно скромничает о своих достоинствах, – вступилась за сестру Фелисити. – Именно поэтому она прекрасная учительница этикета.

Миранда открыла рот, чтобы опровергнуть эти утверждения. Но сестер Лангли не пугала ее угроза за малейшую провинность целый месяц вязать салфетки для Общества сирот.

– Да, Джек, – отозвалась сидевшая у фортепьяно Талли, – месье Жюс, наш учитель танцев, однажды сказал, что талант мисс Портер достоин парижской Оперы.

Оперная танцовщица! Они сравнивают ее с танцовщицей?! Тогда почему бы ей не объявить, что с ней имели дело все светские щеголи, и тем самым положить конец попыткам девчонок толкнуть ее в объятия хозяина дома?

Джек улыбнулся:

– Какое совпадение! Я всегда обожал танцовщиц. – Он озорно подмигнул Фелисити и Талли. – Но есть одна проблема, мисс Лангли, – сказал он, почесав затылок, и оглядел комнату.

– Какая? – спросила Фелисити, готовая сделать все, лишь бы поддержать ухаживания Джека.

– Место для танцев, – сказал он. – Как я могу пригласить вашу уважаемую учительницу на танец, если не хватает места?

Глаза Фелисити расширились от ужаса, когда она сообразила, что упустила в своем плане существенную деталь. Она тут же позвала Пиппин помочь ей двигать мебель.

Миранда возвела глаза к потолку, призывая кары небесные на головы несносных девчонок.

Они неисправимы, но Миранда знала, что сделать, чтобы они навсегда оставили эту затею. Она точно знала, сколько раз юные леди напишут фразу «Я больше не буду играть в сваху» по дороге от Тислтон-Парка к владениям леди Колдекотт. Ее не волнует, что для этого придется использовать все пустые страницы в «Летописи» Фелисити.

Хуже всего, что Джек явно не возражает против плана негодниц, поскольку помогает им передвинуть мебель. Их озорство ему по душе. Повеса он, и ничего больше.

– У меня как раз есть подходящая музыка, – сказала Талли, перебирая стопку нот. – Если вы не возражаете попробовать что-нибудь новенькое. Мы с Герцогиней разучивали этот танец, перед тем когда папа отправил нас в школу.

Миранда уже отрицательно качала головой, когда Джек сказал:

– Замечательно! С чего начнем? Вперед выступила Фелисити.

– Вам нужна партнерша, милорд, – сказала она, без лишней деликатности толкая Джека к Миранде.

– Да, конечно, какой я недотепа, – объявил Джек.

Он с драматическим видом откашлялся, потом низко поклонился, словно представлялся королевской семье, и, выпрямившись, сказал:

– Мисс Портер, окажите мне честь танцевать со мной… – Джек оглянулся на Талли. – Что мы танцуем?

– Вальс, – ответила она. – Няня Биргит научила нас, когда папа был послом при венском дворе.

– Боюсь, я с этим танцем не знаком, – признался Джек.

– И я тоже, – быстро добавила Миранда, надеясь, что этим все и кончится. Можно себе представить, каким танцам научили девчонок их сомнительные гувернантки.

– Он очень простой, – отмахнулась от их протестов Талли. – И пользуется огромной любовью в Баварии и Австрии. Ума не приложу, почему его не танцуют в Англии. – Она развернула ноты и кивнула сестре: – Фелисити, покажи Джеку, как держать мисс Портер.

– Держать меня? – воскликнула Миранда и попятилась назад, пока не уперлась спиной в стену.

Джек протянул ей руку:

– Идите сюда, мисс Портер, в этом простом танце с континента нет ничего страшного. Ведь так?

Не танец пугал Миранду, а три простых слова, которые повергли ее в трепет: «держать мисс Портер».

Джека ее паника позабавила. Неужели эта женщина думает, что он собирается изнасиловать ее прямо здесь, в музыкальном салоне, на глазах у ее подопечных и Бердуилла?

Возможно, опасения мисс Портер вызваны его сегодняшним поведением в башне. Но что скандального в танце, который знают две не окончившие школу девчонки?

Джек совершенно забыл, с кем имеет дело.

Фелисити деловито подошла к ним.

– Вы должны держать руку мисс Портер вот так. – Она схватила пальцы учительницы и вложила их в ладонь Джека.

Поскольку дело происходило в провинции, и тем более в Тислтон-Парке, мисс Портер не церемонилась и не надела перчатки.

Ее обнаженная рука прижалась к его ладони.

Прошло много времени с тех пор, когда Джек держал женскую руку, да еще без перчатки. Это ощущение застало его врасплох.

Его пальцы инстинктивно сжали ее ладонь, оберегая и успокаивая. Он поймал себя на том, что держит руку мисс Портер как нечто давно потерянное и вдруг неожиданно обретенное.

Взглянув ей в глаза, Джек увидел настороженные огоньки.

Она испытывала нечто подобное, и это ее пугало.

Черт побери, его это нервировало.

В нем вспыхнул тот же огонь, что чуть не свел его с ума сегодня в башне. Именно поэтому он вырядился сегодня вечером как джентльмен, надеясь, что одежда заставит его вести себя как человек чести.

Он был глуп, считая чопорную учительницу участницей заговора, который, по слухам, плетут вокруг него. Эта особа именно такая, какой кажется на первый взгляд, – обычная старая дева, смирившаяся с тем, что ее время ушло.

Джека это раздражало. Это не его дело, но ужасно жаль видеть женщину, прекрасно умеющую справляться с мужчинами, одиноко доживающей жизнь в аккуратном чистеньком домике. Достаточно посмотреть, что произошло в Тислтон-Парке с ее появлением: регулярная еда, чистые комнаты, ощущение порядка, который он даже не мог себе представить в этом нагромождении старых камней.

Джек знал, что не только пропадающий напрасно талант хозяйки дома заставляет его жалеть о судьбе мисс Портер. Он подозревал, что она могла стать хозяйкой его ночей.

– Что дальше? – спросил он Фелисити, надеясь станцевать один танец и покончить с этим.

Фелисити, нахмурясь, смотрела на них.

– Вам нужно стать ближе друг к другу. Джек сделал маленький шаг вперед.

– Джек, – недовольно сказала Фелисити, – вы не сможете держать ее на таком расстоянии. – Положив руку ему на спину, девочка толкнула его к учительнице.

Рука мисс Портер легла Джеку на плечо, и они застыли, как парочка влюбленных. У Джека не осталось сомнений, почему вальс так и не преодолел пространство, отделяющее Англию от континента.

Но оказалось, что настойчивая Герцогиня еще не закончила свое дело.

– А теперь, Джек, другую руку положите мисс Портер на… на… – Склонив набок голову, Фелисити смотрела на свою учительницу, словно не зная, как это сказать.

– О Господи, – наконец пробормотала девочка, схватив руку Джека и положив на бедро мисс Портер.

От его прикосновения Миранду охватила паника.

– Фелисити, поверить не могу, что этот танец популярен, – запротестовала мисс Портер. – Он неприличен, непристоен и морально…

С каждым словом она безуспешно пыталась вырваться, но Джек крепко держал ее. Он быстро понял, что это равнозначно попыткам удержать огонь.

Возможно, в этом вальсе есть что-то…

– Но это правильная позиция, мисс Портер, – возразила Фелисити. – При венском дворе этот танец был последним криком моды.

– Могу это понять, – добавил Джек, подумав, что сказали бы строгие патронессы балов «Олмака» о таком положении партнеров.

Но если бы было позволено открыто обнимать в танце свою возлюбленную, на эти балы хлынули бы все лондонские джентльмены.

– Я думаю, вряд ли… – продолжала протестовать мисс Портер.

– Шшш… – Джек потянул ее ближе, пока не прижал к себе.

– Не понимаю, как можно танцевать на таком расстоянии, – не сдавалась учительница.

Прикусив губу, Фелисити разглядывала их.

– Пожалуй, мисс Портер права, милорд. Вы держите ее слишком близко.

«Не так близко, как хотелось бы». Джек проглотил слова, пока они не сорвались с губ, шокируя его партнершу. Для потрясения достаточно, что он думает о подобных вещах.

Фелисити снова оглядела пару и на этот раз, казалось, удовлетворилась делом рук своих.

– Талли, ты готова?

Сестра кивнула и начала играть пьесу. Джек решил, что это Моцарт.

– Пиппин, иди, помоги мне, – позвала неугомонная сваха. Девочки тоже встали в пару, полные решимости безупречно исполнить танец.

– А теперь повторяйте за нами, – приказала Фелисити. Джек сжал руку мисс Портер и подмигнул, подзадоривая ее:

– Ну же, мисс Портер, неужели вы не совершили в жизни ничего неблагоразумного?

Не считая сегодняшнего дня.

– Раз, два, три, – считала Фелисити, скользя с кузиной по комнате. – Раз, два, три.

Не успела его партнерша вновь запротестовать, как Джек последовал за ними. Мисс Портер сначала спотыкалась, но он держал ее крепко и вел вперед.

Они постоянно налетали то на мебель, то на кружащихся Фелисити и Пиппин.

Талли бросила играть, и все расхохотались. Девочки заливисто взвизгивали, но ничто так не удивляло, как смех мисс Портер.

Он заливал комнату с той же силой, что и искушающая мелодия Моцарта.

– Джек, так не пойдет, – нахмурилась Фелисити. – Вам нужно быть внимательнее.

– К мисс Портер или к мебели?

Его партнерша, прикрыв глаза, покачала головой, как учительница, имеющая дело со своевольным, но милым учеником. Улыбка на ее губах противоречила молчаливому упреку.

– Попробуйте еще раз, – сказала Фелисити, кивнув Талли. – А мы с Пиппин посидим, чтобы оставить вам больше места.

Джек посмотрел на мисс Портер. Ее щеки раскраснелись, глаза искрились радостью и весельем. Хуже того, рыжий локон выбился из обычно тугого пучка и так и манил заправить его на место или… поиграть с ним.

Джек сомневался, что строгая блюстительница этикета и благопристойности одобрит любой выбор.

– Вы готовы? – спросил он. – Думаю, все это заранее спланировано.

– Еще один танец, – сказала она, – только чтобы положить конец их настойчивости.

Она сказала это, уверенная, что один танец не представляет опасности. Джек разделял ее убежденность, поскольку в его жизни не было места для этих девчушек, пытающихся окрутить его и мисс Портер.

И до конца жизни он будет вспоминать этот танец, мучаясь безответными вопросами. Что это было? Соблазнительная музыка? Она наполняла его душу и дурманила разум. Вихрь вальса? Он кружил их, пока не исчезли канделябры, мебель, стены… И они остались одни в целом мире.

И вдруг Джек забыл… Забыл свой долг, свои обязанности, Даша, фонари, которые надо зажечь. Он забыл обо всем. Но не танец, не музыка обладали такой магией.

Все дело в этой женщине.

Никогда ему не доводилось держать в объятиях женщину и испытывать такое чувство завершенности. У него перехватило дыхание.

Казалось, его партнерша находилась во власти той же волшебной силы.

Новомодный танец – не что иное, как обольстительная прелюдия.

Мысли Джека переключились на другие волшебные соблазны, которые прятались под скромным платьем мисс Портер. Джеку хотелось узнать, превратится ли ее восхитительный смех в чувственное мурлыканье, если заставить ее забыть о рамках этикета.

Он кружил и кружил ее по комнате, его страсть разгоралась с каждой нотой.

– Что вы теперь скажете об их усилиях? – спросил он, отведя ее в танце в дальний угол, где их не могли подслушать.

– Скажу, что должна перед вами извиниться, – вздохнула она. – Боюсь, я недооценила решительность Фелисити.

– Рискну предположить, что не в первый раз и не в последний, – пожал плечами Джек. – Когда она дорастет до своего первого светского сезона, останется только пожалеть Лондон. Она заморочит голову всем мужчинам, почтенные матроны будут, что называется, есть у нее с руки, а подающим надежды юнцам останется уповать на вторжение армии союзников, чтобы остановить ее победоносные действия. Мисс Портер рассмеялась:

– Она станет лучшей рекламой для школы мисс Эмери. Джек провел ее в танце мимо девушек. Фелисити и Пиппин сидели на софе, довольно улыбаясь.

Джек наклонился ближе:

– Как вы думаете, что они скажут, если я вас поцелую?

– Вы не посмеете, лорд Джон, – отпрянув, произнесла мисс Портер.

– Вы говорите так из-за них или из-за себя?

– И из-за них, и из-за себя.

Он наклонился еще ближе и соблазнительно прошептал ей на ухо:

– Вы уверены?

Она споткнулась, и он получил ответ.

И поцелуй получит. Он поцелует ее, возьмет ее в свои объятия, в свою постель, в свою жизнь.

Вдруг Джек увидел Тислтон-Парк совершенно иным. Он увидел его таким, каким ему надлежало быть все эти долгие столетия, – домом, полным любви и смеха.

Соблазнительные грезы баюкали его, как вдруг забили каминные часы. Такого трезвона он прежде никогда не слышал.

Черт возьми, их, наверное, лет двадцать не заводили. И по вполне понятной причине – они способны мертвого поднять.

Бой часов прозвучал как предупреждение. Это Тислтон-Парк, дом для повредившихся умом. Казалось, каждому удару вторили стоны его предков, проклинавших судьбу, которая обрекла их на жизнь в этом доме.

Это касалось и его.

Джек остановился и отстранился от мисс Портер, стряхивая с себя ночное наваждение.

Жениться? Он окончательно свихнулся. И гости-то в Тислтон-Парке совсем ник чему, а уж жена… Она потребует объяснений отлучкам, цели которых он не имеет желания сообщать… никому.

Глядя на рассыпавшиеся рыжие волосы, порозовевшие щеки и сияющие глаза мисс Портер, он понял еще одно.

Он не может подвергать ее такому риску. Не имеет права увлечь ее на опасный путь. Его жизнь ничего не стоит. Он покорился этому, приехав сюда и взяв на себя обязанности, которые появились вместе с этим домом. Но это его собственный выбор. А она, ее жизнь… они ему не принадлежат. Как можно подвергать ее опасности?

Джек снова взглянул на часы.

– Так поздно? – сказал он, приглаживая волосы, лишь бы снова не коснуться руки мисс Портер.

Пока он снова не пригласил ее на тур вальса. Пока не попросил Талли играть до рассвета.

Он боролся с искушением провести время с мисс Портер, забыв об опасности, которая таилась в извилистых берегах Англии, поджидая его каждую ночь…

– Что значит «поздно», Джек? – запротестовала Фелисити.

– Я… ммм… боюсь, дела требуют моего присутствия, – солгал он. – Дела имения. Мистер Джонас очень педантично относится к своему делу, и мне… нужно просмотреть корреспонденцию. Он будет недоволен, если я этого не сделаю. – Джек низко поклонился и без дальнейших слов вылетел из комнаты.

Миранда смотрела вслед Джеку. Подумать только, корреспонденция!

Одного взгляда на Тислтон-Парк достаточно, чтобы понять, что дела имения меньше всего занимают хозяина.

– Но… но… – протянула ему вслед Фелисити. Она вздохнула и снова уселась на софу, скрестив на груди руки. – Мы все распланировали, – вырвалось у нее.

– Не понимаю. – Талли поднялась от фортепьяно и подошла к сестре. – Он не должен был уйти. – Она положила руку на плечо Фелисити. – Не раньше чем… – Слова замерли у нее на языке. Девочка оглянулась на учительницу. – Я хотела сказать…

Миранда, приподняв бровь, смотрела на приунывшую троицу.

– А на что, собственно, вы рассчитывали?

– Все пропало! – Фелисити была в отчаянии. – Завтра мы уедем и… и…

– И лорд Джон не объявит мне о своих намерениях?

– Именно так! – подтвердила Фелисити. Казалось, она вздохнула с облегчением, узнав, что мисс Портер вполне понимает, что поставлено на карту. – Он к вам неравнодушен.

– Пиппин, Талли, идите сюда, – позвала Миранда. – Я объясню, где ваш план дал трещину.

Девушки с готовностью уселись рядом. Миранда набрала в грудь воздуха.

– Нельзя насильно вызвать у мужчины симпатию. Несколько минут девушки сидели молча, словно ожидая дальнейших разъяснений на эту важную тему.

– Как это так? – прервала молчание Фелисити. – Что значит «насильно»? Мисс Портер, вам следовало бы лучше в этом разбираться. Няня Таша говорила, что мужчину можно всегда привлечь хорошей едой, отличным вином и должным освещением.

– Не думаю, что она имела в виду брак, – ответила Миранда.

– Ой! – выдохнула Фелисити. И когда до нее дошло, что подразумевала ее обожаемая няня, добавила: – О Господи!

– Боже мой! – вторила ей Талли, явно придя к тому же выводу. – Мы не думали… это было бы непристойно.

– Да, именно так, – заключила Миранда.

– О чем вы говорите? – Пиппин переводила взгляд с одной кузины на другую.

– Я тебе потом объясню, – прошептала Фелисити. Встав, Миранда оглядела музыкальный салон.

– Вы действительно славно потрудились и совершенно преобразили эту комнату.

Девочки просияли от ее похвалы.

– Как жаль, что все это исчезнет под полотняными чехлами и через две недели снова покроется слоем пыли, – сказала Талли. – Этому дому нужна хозяйка. Вы когда-нибудь видели, чтобы имение так плохо управлялось, мисс Портер?

– Нет, Талли. Могу честно сказать, никогда в подобном доме не бывала.

Фелисити пошла к двери, словно проигрывая в уме события вечера и пытаясь определить, что надо было сделать по-другому.

– Вам не кажется странным, что лорду Джону внезапно понадобилось уйти и заняться делами? В десять часов вечера? – Она уперла руки в бедра.

– Да, Фелисити, это странно, но ты должна видеть свой главный просчет.

– Какой? – повернулась к учительнице Фелисити.

– Ты имела дело с мужчиной. А они непредсказуемы и ненадежны.

– Ну их всех! – сердито сказала Фелисити.

– Придерживайся этого мнения, пока не найдешь того, о ком стоит беспокоиться, – посоветовала Миранда. – А теперь поднимемся к себе. Завтра нам нужно прибыть к леди Колдекотт свежими и отдохнувшими.

Подальше от лорда Джона Тремонта.

Миранда не обращала внимания на протесты ее души и рассыпающуюся стену решимости.

Нет, все так, как и должно быть.

Когда они поднялись к себе, Миранде показалась, что входная дверь открылась и захлопнулась.

Как же, дела! Похоже, кот вышел на ночную прогулку. «Несмотря на преклонный возраст», – почему-то с удовольствием подумала Миранда.

Она вспомнила оценку, которую сэр Норрис дал этому человеку. Джек Тремонт не джентльмен.

Этот урок следовало бы запомнить.

Вздохнув, Миранда загнала своих подопечных в постель, пожелала им доброй ночи и вернулась в свою комнату, смежную со спальней девочек. Она машинально остановилась у окна. Темная ночь не давала подсказки, куда отправился лорд Джон.

Миранда уверяла себя, что ее не интересуют его ночные набеги, но, к собственной досаде, почувствовала незнакомую боль. Страстное желание испытать то, чего она никогда не узнает.

Вот каково быть женщиной, ждущей его в ночи.

Джек пробрался в башню и зажег лампу. Поставив ее на окно, он надеялся, что на этот раз Даш и его корабль преодолеют бушующие волны и рискнут направить к берегу баркас.

Черт побери, как сказать дерзкому американцу, что обещанного золота нет? Даш непредсказуем. Джек не исключал, что капитан поднимет весла и больше не вернется. Спустившись по лестнице, Джек пошел вниз по берегу, осторожно ступая по камням.

Оставалось еще предложение Бруно – отдать капитану женщин в обмен на груз.

Джек про себя рассмеялся. Потеря Фелисити Лангли определенно сослужит хорошую службу пока еще не подозревающим о ее существовании знатным холостякам Англии.

Но он слишком любил Даша, чтобы подсунуть ему такую особу.

Спустившись на берег, Джек всмотрелся в волны.

– Ну, Даш, – прошептал он, – не подведи меня сегодня.

Далекие звезды мерцали в разрывах туч.

Черт, если погода и дальше будет проясняться, то луна выставит их напоказ. Ни ему, ни Дашу это не нужно.

Сквозь бесконечный шелест волн послышался одинокий скрип. Весла? Вполне возможно. Но так могут скрипеть и прибитые к берегу вырванные бурей деревья.

Джек замер, всматриваясь в темноту. Он не заметил баркаса, пока тот не поравнялся с ним.

Что ни говори, Даш хорошо знал свое дело. Весла обернуты тканью, баркас выкрашен черной краской. Команда одета в темные шапки и черные шерстяные бушлаты, сливаясь с ночью, словно банда пиратов. Многие их таковыми и считали.

Даже Даш в темном. Это лишь усугубило дурные предчувствия Джека, терзавшие его всю неделю. Даш в черном? Молодой капитан всегда носил самые яркие и вызывающие одежды, какие только мог раздобыть. Ему доставлял удовольствие священный трепет, который вызывали во всех встречных его причудливые наряды и дерзкие манеры.

Джек пробирался навстречу, но когда оказался рядом с баркасом, то увидел, что, кроме команды, там только один пассажир. И никого больше.

У него сжалось сердце: значит, дело плохо. Где, черт побери, остальной груз?

– Что случилось? – требовательно спросил он.

– Успокойся, Джек. Остальное твое добро в целости и сохранности на «Цирцее», дружище, – сказал Даш, выскочив из баркаса и помогая Джеку тянуть его к берегу. – Мы сразу же отдадим их, как только я получу обещанное золото.

– Ты опоздал, – ответил Джек. – Я не плачу за просроченный груз.

– Заплатишь, – фыркнул Даш. – Я был бы тут неделю назад, если бы не попал в переделку, выходя из Кале. Чертов французский фрегат преследовал меня и загнал в Атлантику. Я уж думал, что мне придется идти до Бостона, чтобы отделаться от этого лягушатника. – Он усмехнулся и подмигнул Джеку. – Но дьявол рассчитался с ним за меня этим штормом. Французы не умеют управляться с добрым ветром. Когда я видел его в последний раз, он барахтался в воде, как старая баба. Так что плати, Тремонт. Такие передряги даже мне не по нраву.

Джек скрестил руки на груди.

– Даш, ты знаешь правила. Никакого золота, пока я не получу свой груз. Весь.

– Знаешь, Тремонт, – сказал молодой капитан с протяжным американским акцентом, – я слышал это месяц назад, когда ты посулил мне хорошую награду за доставку груза во Францию. Но когда я поднялся на корабль и пересчитал монеты, то оказалось, что некоторые из них фальшивые. – Даш прислонился к носу баркаса. – Большинство. Так что меня цветистыми обещаниями больше не надуешь.

Это уж слишком! Бруно уверял, что монеты, изготовленные его братцем, прошли проверку.

Сидящий в баркасе человек попытался перелезть через борт, но двое из команды выхватили пистолеты и направили их на пассажира.

– Не торопитесь, мистер Грей, – посоветовал ему Даш. – Вы гораздо дороже мне живым, чем мертвым. Думаю, вдвое дороже, чем пообещал Тремонт.

– Даш, упрямый ты осел, – с жаром произнес Джек, – разве ты не понимаешь, что поставлено на карту? Давай сюда Малколма. Давай сюда всех, я заплачу тебе тройную цену.

Даш с важным видом подошел ближе.

– Как я понимаю, обещанного золота нет, хоть ты и разоделся так, будто ограбил самого короля. Тебя поджидает какая-нибудь дамочка? – расхохотался американец.

Джек перевел дыхание, обуздывая желание заехать кулаком в самодовольную физиономию Даша. Он клял отвернувшуюся от него удачу. Проклинал шторм, неожиданно свалившихся на него гостий, скрягу Пимма из министерства иностранных дел, который никогда не платил по счетам.

Это была работа Джека – отправлять английских разведчиков и агентов министерства в сердце Франции и принимать обратно. Он платил самым разным капитанам – вроде Томаса Дашуэлла, – всем, кому можно было доверять рискованные перевозки тайного груза.

Тремонты приспособили свой дом, свои берега и даже Каприз Олбина на службу королю. Никто не сидел без дела. Бруно готовил документы, он в считанные часы мог подделать все необходимые французские бумаги. Бердуилл из имеющихся запасов создавал французскую форму и дорожные костюмы.

Но для того, чтобы все шло без помех, нужно золото. Золото, которое не всегда легко достать.

– Так у тебя есть деньги или нет, Тремонт? – спросил Дашуэлл.

Тут удача окончательно отвернулась от Джека. В небо взмыли сигнальные ракеты, освещая море и берег. «Цирцея», небольшое двухмачтовое судно, вдруг оказалась видна как на ладони. Дашу и Джеку тоже некуда было деваться. Вслед за ракетами засвистели мушкетные пули.

– Черт побери, – выругался Джек. – Всех перебьют.

– Вижу, береговую охрану ты тоже забыл подкупить, – сказал Даш, выхватывая пистолет и отстреливаясь.

Выпустив весь заряд пуль, он налег плечом на нос баркаса и толкнул его в воду.

Ружейному огню вторила пушечная канонада. И не с «Цирцеи». Палили пушки вскоре появившегося английского военного корабля.

– Вижу, ребята, у нас сегодня здесь нет друзей! – крикнул Даш. – На корабль, и поживее!

Только не это, подумал Джек, отстреливаясь. Он не стремился убить кого-нибудь из стражников, а хотел лишь отпугнуть их. Большинство из этих парней предпочитали потягивать на постоялом дворе контрабандный коньяк, а не ввязываться в перестрелки на берегу.

Даш поднялся на баркас, его команда налегла на весла, направляясь к «Цирцее».

С его грузом!

– Черт побери! Даш, отдай Грея.

– Не сегодня, – бросил в ответ капитан. – Пока не получу мое золото. Я вернусь, Тремонт. Верь мне. – Его грубый смех предвещал совершенно иное.

Но Малколм Грей в отличие от Даша был не из тех, кого можно смутить оружейным огнем. Поднявшись, он уже собирался прыгнуть за борт, когда вспыхнула очередная ракета, сделав баркас отличной мишенью для береговой охраны.

К чести Даша, он попытался оттащить Грея от линии огня, но было слишком поздно.

Пуля ударила Малколма в грудь, опрокинув в воду.

– Держи его, Тремонт! – крикнул Даш. – Они попали в Грея.

Джек почти по шею зашел в ледяную воду. В свете очередной ракеты он увидел своего друга и потащил к скалам у края берега.

«Цирцея» отвечала ответным огнем. Меткие стрелки, взобравшись на снасти, стреляли по береговой охране, засевшей на скалах. Корабельная пушка сделала предупреждающий выстрел в сторону военного судна.

Даш с командой уже были у борта «Цирцеи» и карабкались наверх, как морские крысы. Джеку оставалось только надеяться, что везучий американец снова обманет судьбу и ускользнет из ловушки.

О собственной удаче он этого сказать не мог. Грей то бился, то затихал в его руках.

Оставался только один шанс, и, поскольку прилив приближался к верхней отметке, времени у Джека было мало.

 

Глава 10

Миранда поняла, что в эту ночь ей не уснуть. Лежа в постели, она смотрела в окно. Темнота немного рассеялась, из-за туч выглянула луна, заливая землю серебристым светом.

Порывистый ветер стучал в окно ветками давно не стриженных плетистых роз, отбивая стаккато в такт вопросам, которые подсказывало Миранде природное любопытство.

Куда он пошел?

О Господи! Не ее дело, как лорд Джон проводит свои ночи, занимаясь неизвестно чем и неизвестно с кем. Но Миранда не могла отделаться от мысли, что именно его она видела крадущимся в ночи. Фантом, призрак из ее прошлого, вор, крадущий сердца.

Куда он ходит по ночам? На тайные свидания?

Миранда вздохнула. Это бы ее не удивило. Она не сомневалась, что даже здесь, в глухой провинции, у Джека Тремонта нет недостатка в покоренных сердцах.

Как ни скуден был ее собственный опыт, она могла поручиться за его талант обольстителя.

– О чем ты думаешь, Миранда Мабберли? – вслух укорила она себя.

Пометавшись в кровати, она взбила подушку.

Этот человек настоящий дьявол, лучше держаться от него подальше и забыть его.

Забыть.

Миранда снова повернулась на другой бок. «Забудь о нем».

Она не смогла сделать это за девять лет и не видела причин, почему сегодня ночью все должно перемениться.

Зажмурив глаза, она безуспешно приказывала себе спать… пока соблазнительная мысль не подсказала ей способ расслабиться. Грезы… Грезы, которые приходили в темноте ночи, которые навевала царица фей.

Вскоре Миранда действительно скользнула в сон… покачиваясь в объятиях темноволосого мужчины, который шептал ей о страсти, которая их связывает. Словно сквозь туман она слышала грохот пушечной канонады, ружейные залпы. Раскатистое эхо походило на шторм, который привел ее к Джеку.

– Мисс Портер, мисс Портер, проснитесь!

Крики над ухом и три пары рук вырвали Миранду из беспокойного сна, в который она провалилась.

– Что это? – спросила она. – Что случилось? – Миранда посмотрела на белую как полотно Фелисити. – Опять твои выдумки?

Девушка покачала головой:

– Прислушайтесь, мисс Портер. Происходит что-то скверное.

Все три девушки были необычно тихи и напуганы. Миранда стряхнула остатки сна с затуманенного сознания.

Несколько минут стояла могильная тишина, потом из глубин дома донесся душераздирающий вопль.

Это был крик боли и агонии, от него холодело сердце.

– Проклятие! – выдохнула Талли. – Я сразу это поняла. Все так, как рассказывал нам сэр Норрис.

– Это не проклятие, – ответила Миранда, натягивая халат. – Кто-то попал в беду.

Слова учительницы девочек, казалось, не слишком убедили. Тишину разорвал очередной стон.

– Что нам делать? – спросила Пиппин.

– Отправляйтесь в свою комнату и заприте за мной дверь.

– За вами? – спросила Фелисити.

– Да, за мной. – Миранда взяла шаль и накинула ее поверх халата. – Пойду посмотрю, не нужна ли моя помощь.

– Но проклятие… – сказала Талли, схватив Миранду за рукав с такой силой, которой позавидовал бы кузнец.

– Талли, поверить не могу, что ты придаешь значение выдумкам сэра Норриса, – сказала Миранда, освобождаясь от ее хватки. – Воспитанные леди не верят подобной чепухе. Леди, настоящая леди, в таких ситуациях сохраняет спокойствие и предлагает помощь.

Миранда положила руку на щеколду, когда раздался новый крик агонии.

Пожалуй, лучше остаться с девочками…

Но любопытство и чувство долга пересилили ее страхи.

– Заприте за мной дверь и не впускайте никого, кроме меня и мистера Бердуилла. – Из всего странного персонала Джека дворецкий казался Миранде наиболее порядочным. Если подобное вообще бывает в этом сумасшедшем доме.

Джек держал в одной руке полупустую бутылку коньяка, в другой – свечу.

– Не нравится мне это, – сказал Бердуилл. Взяв Джека за руку, он потянул его ближе. – Держите свечу вот так. Мне нужно больше света.

Трое мужчин склонились над письменным столом Джека, превращенным в импровизированный операционный стол. На нем лежал Малколм Грей. Разорванная рубашка открывала ужасную рану, из которой Бердуилл пытался извлечь пулю и обрывки ткани. •

Малколм сопротивлялся, но сражался он с болью или призраком смерти, Джек не знал.

– Держите его крепче, Джонас, – рявкнул Бердуилл. – Я не могу работать.

– Он должен жить, Бердуилл, – проговорил Джек, помогая Бруно удерживать друга. – Должен.

За последние четыре года Грей многому его научил и дважды спасал от смерти, когда Джек попадал в переделки.

– Малколм – один из лучших наших агентов. Мы должны его спасти. Если он вернулся в Англию, то скорее всего знает, кто нас предает.

– Я стараюсь, милорд, – ответил Бердуилл, – но он потерял очень много крови. – Дворецкий глубже прощупывал рану, потом вытащил пулю и бросил ее на стол.

Джека охватил приступ радости. Малколм выживет. Должен. Но вслед за пулей из раны хлынула кровь.

Бердуилл виртуозно выругался. Такие слова удивительно было слышать от всегда благонравного дворецкого.

– Этого я и боялся. Пуля задела такие места, где кровь не остановить.

– Что значит «не остановить»?

Джек положил ладонь на рану, перекрыв поток крови. Он не хотел слышать, что Бердуилл сдается. Изо всех сил Джек сжимал рану, надеясь, что вырвет друга из ледяных лап смерти.

Но в эту ночь дело шло от плохого к худшему. Душераздирающие крики Малколма стихли. Ничего не осталось от человека, который всегда казался живее, чем сама жизнь.

Джек смотрел, как угасает его друг. Бутылка, выскользнув из руки, разбилась вдребезги.

В другое время потеря выдержанного французского коньяка стала бы для Джека большим огорчением. Но сегодня он швырнул бы со скал сотни ящиков этого добра, лишь бы спасти друга.

Что теперь делать?

Не успел он подумать, сколько человеческих жизней забирает война, как в дверь постучали, врываясь в его горе, в его личную боль.

Стук был настойчивый и тревожный.

– Лорд Джон, все в порядке?

– Чтоб мне провалиться, – прошептал Бруно, – это она.

Мисс Портер? Джек старался стряхнуть ослепляющий туман горя. Он посмотрел на дверь. Потом оглядел комнату, оценивая, какая картина откроется глазам этой женщины, если она осмелится войти без приглашения.

– Дверь заперта, – спокойно сказал Бердуилл. – Я подумал, что так надежнее, когда вы принесли мистера Грея сюда.

Джек кивнул. Бердуилл свое дело знает. Стук повторился.

– Лорд Джон, вы здесь?

– Ох уж эти женщины, – пробормотал Бруно. – Любопытны, как кошки. От них одни проблемы.

– Я ею займусь, – сказал Джек. – Ей нельзя это видеть. Он резко повернулся и налетел на столик с медицинской сумкой. Инструменты и бутылки со звоном полетели на пол. Звон металла о дубовый паркет и настойчивый стук мисс Портер прояснили ему голову. Джек пошел к двери, решительно намереваясь избавиться от настойчивой гостьи.

– Милорд, – прошипел Бердуилл. Джек оглянулся на него. Дворецкий кивком указал на его сюртук.

Джек увидел пятна крови. Последние свидетельства жизни Малколма. Стащив сюртук, Джек отбросил его в сторону.

– Тушите свечи, – приказал он.

Когда комната погрузилась в темноту, Джек распахнул дверь и вышел, отстраняя настойчивую леди, норовящую пробраться в комнату.

– Мисс Портер? – воскликнул он, изо всех сил стараясь изобразить удивление. – Что вы здесь делаете? Я думал, вы и ваши подопечные давно в постели.

Она подняла свечу и испытующе посмотрела на него. Ее взгляд был полон вопросов и предположений.

– Так и было. Пока нас не разбудил ужасный шум… – Приподняв бровь, незваная гостья ждала его объяснений.

– Разбудил? Какая неприятность. – Джек продемонстрировал аристократическое хладнокровие, которое подсмотрел у своего брата. Герцог Паркертон пренебрежительно обходился со всяким, кто рассчитывал на его обходительность. – Примите мои извинения, мисс Портер. А теперь, с вашего позволения…

Джек попытался уйти, но от дотошной учительницы не так просто было отделаться.

– Сэр, я слышала… я хочу сказать, мы все слышали ужасный крик. Даже несколько.

– Это всего лишь стенания человека, попавшего в полосу невезения, – покачал головой Джек. – Просто мы с приятелями чересчур заигрались. И слишком много выпили. – Он шагнул ближе, и ее нос сморщился от густого запаха коньяка.

– Сэр, я слышала другое. Я слышала крик боли. Так кричат в агонии, а не когда теряют последний соверен, – настаивала Миранда и снова взглянула поверх его плеча на дверь. – Если кто-то ранен, я могу оказать помощь.

Черт возьми! Его гостьи слышали слишком много. Но он не может сказать правду. Никому. Не сейчас, когда убили очередного английского агента.

– Агония? – Джек покачал головой. – Мисс Портер, я не считал вас склонной к… Вы уже вторую ночь подряд спускаетесь сюда со странными утверждениями. Вы страдаете ночными кошмарами?

Мисс Портер с вызовом подняла бровь. С таким вызовом, которого Джек не ожидал от скромной учительницы. Подняв свечу, как готовую к бою шпагу, она сейчас походила на воинственную царицу Боудику.

– Лорд Джон, я не из тех женщин, что склонны к фантазиям. И вы не можете мне отказать, потому что я отвечаю за вверенных мне девушек. Если происходит что-то непристойное, я настаиваю…

Непристойное! У него только что умер друг, а она болтает тут о приличиях, будто это имеет значение.

Ему хотелось объяснить ей, что такое непристойность. Непристойно, что такой человек, как Малколм Грей, ушел навсегда. Непристойно, что существуют враги, жаждущие падения Англии.

Ничего Джек так не хотел, как показать этой педантичной особе несправедливость мира, существующего за пределами священных сводов школы мисс Эмери и защитной раковины светских манер. Черт ее побери, разве она не понимает, что леди, к тому же незамужней, непристойно болтаться среди ночи по дому мужчины?

Крайне непристойно.

Джек выхватил из ее руки подсвечник и поставил на столик. Без промедления он схватил гостью в объятия и притянул к себе. Его руки пользовались свободой, которую давали ему ночь и положение хозяина дома.

Это уж совсем скверно. Но казалось, эта ночь нарушила все правила.

А тут еще эта мисс Портер. Женщина есть женщина, рассудил Джек. Давно лишенный удовольствий, которые они дарят мужчинам, он, словно изголодавшийся, уткнулся в ее шею, вдыхая нежный запах.

Горе толкало его за рамки приличий. За пределы благородства и чести. Сегодня ночью он не был джентльменом.

Она была блаженством. Джек окаменел, когда ее грудь коснулась его торса. Нежная, теплая, налитая. А его ночи были холодны и пусты. Он знал, как ее грудь ляжет в его ладонь, как отвердеют соски от прикосновений его пальцев и языка. Так он и сделал, баюкая ее грудь в колыбели ладони, его пальцы кружились, отыскивая набухший сосок.

– О-о-ох! – выдохнула мисс Портер.

Джек увидел в ее глазах потрясение. Ее взгляд горел от оскорбления и… чего-то еще.

Если бы он увидел в ее голубых глазах только ярость, то остановился бы. Но на беду мисс Портер, в ее взгляде было нечто большее.

Там была страсть. Несомненная страсть.

Огонек ее глаз влек Джека, словно мотылька. И когда она приоткрыла рот, чтобы запротестовать, Джек накрыл его своими губами и вкусил блаженства.

Давно не утоляемый голод завладел им. Джек целовал ее горячо, основательно. Дразнил языком ее губы, слизывая возможные возражения.

Он провел последние четыре года, пытаясь искупить вину, стараясь поступать правильно, но цена была слишком высока.

Горе, гнев, страх распаляли его жажду, сила которой удивляла его самого.

Джек подтолкнул мисс Портер, плотнее прижимая к себе. Пусть незваная гостья почувствует его состояние, поймет грозящую опасность и больше не повторяет свою ошибку – прекратит бродить ночью по дому.

Джек потянул вверх ночную сорочку, освобождая от покровов ее ноги и бедра, открывая простор для ласки. Он хотел почувствовать жар этой женщины, безмолвное свидетельство ее страсти.

Мисс Портер снова сопротивлялась. То ли шокированная его действиями, то из чувства приличия, Джек этого не знал. Но он не собирался отпускать эту женщину. Он не переставал целовать ее, пока… пока не услышал всхлип капитуляции, которая стала его триумфом. Слабый стон предательски сорвался с ее губ.

Крепко держа ее, Джек снова положил руку ей на грудь, отбрасывая все слои одежды и приличий. Можно подумать, шаль, наброшенная на халат, имела значение для человека с его намерениями. И он достиг своей награды.

Ее шелковистая кожа так и манила к себе. Джек перекатывал пальцами тугую почку соска, запоминая каждую подробность совершенных форм.

Боже, как он обожал женскую грудь! Ее форму, вкус, шелковистую кожу, обещанное наслаждение, те звуки, что слетают с губ женщины, если ласкать эти отяжелевшие полушария.

Джек прервал поцелуй, заглушавший протесты мисс Портер, и поймал губами сосок, дразня и терзая ее сладкой мукой. Эта женщина с ее совершенными формами вдруг вызвала в его памяти другую.

Да, много времени прошло с тех пор, когда он ласкал женщину, наслаждаясь ее роскошной плотью. Но эта леди… эта женщина… вдруг показалась ему чертовски знакомой.

«Вспомни…»

Джек замер и снова приник к ее рту, на этот раз пробуя, проверяя, пока нахлынувшие воспоминания не затопили его чувства.

Лондон. Отдаленные звуки музыки. Юная девушка, чей поцелуй полон невинности…

Женщина, которая мертва.

Джек оторвался от ее губ.

– Что за черт…

Гнев Миранды тут же сменился страстью, которую она обрела в объятиях Джека Тремонта. Мошенник знал способ превратить ее протесты в трепет. Она дрожала, как осенний лист в бурю.

Его руки дразнили и сладко мучили ее, поцелуй смел все ее добрые намерения, лишил самообладания.

Поцелуй дурманил ее больше, чем исходящий от Джека густой запах коньяка.

От объятий Джека, его жарких губ, разгоряченного тела, от этого… – чего Миранда не смела назвать даже про себя, – поднявшегося ей навстречу и настойчиво напоминавшего о себе, у нее не осталось ни одной разумной мысли.

Ее тело снова предало ее, как тогда, много лет назад, в театре и как сегодня в башне.

Этот человек знал, какое действие на нее производит. Он прижал ее к себе еще сильнее, совсем уж непристойно.

Не успела Миранда остановить себя, как у нее вырвался стон желания.

Или вожделения…

Боже милостивый, она сошла с ума?!

Приличной леди не полагается думать о подобных вещах, но когда Джек целовал ее, у нее на уме был только опасный твердый предмет между его ног. О, как ей хотелось коснуться его, отбросить все разделяющие их преграды, и тогда не останется ничего другого, как…

Его рука отбросила шаль, халат, проникла под сорочку, выпустила на свободу грудь. Его пальцы касались ее почти благоговейно, но со знанием дела. От умелой ласки Джека Миранда едва держалась на ногах, у нее подгибались колени.

Джек прервал поцелуй, и ее губы предательски приоткрылись, призывая его обратно, пока он не вобрал в рот сосок.

Дразня языком, он глубже вбирал грудь в рот. Сладостные волны сотрясали Миранду, вдребезги разбивая намерения, с которыми она спустилась вниз.

Так же внезапно, как начал эту сладкую муку, Джек оборвал ее и вернулся к ее губам. Потом откинул голову и посмотрел на нее…

Она увидела в его глазах вопрос.

Словно он знал, кто она!

Невозможно. Он знает, что этого не может быть. Миранда Мабберли умерла.

В его глазах был шок, удивление, недоумение. Но уверенности не было.

Хорошо, подумала Миранда и, чтобы сбить Джека с толку, оттолкнула его от себя. Правду сказать, это следовало бы% сделать в тот момент, когда он схватил ее в объятия. Она залепила Джеку пощечину, чтобы впредь он держался от нее подальше. И не узнал правду.

– Как вы смеете?! – выпалила она.

Джек, прищурясь, посмотрел на нее и провел рукой по покрасневшей щеке.

– Смею, мадам, потому что это мой дом.

– Пусть так, но как джентльмен…

Джек шагнул к ней, опасно сокращая расстояние. Схватив ее за локоть, он снова притянул ее к себе.

– Позвольте напомнить, что я не джентльмен. И на будущее, если вы снова решите ночью поискать моей компании, наша встреча закончится в моей постели. Запомните это, мисс Портер. Вы этого хотите? Провести ночь в моей постели?

Миранда сжала губы, но только из опасения, что с энтузиазмом выпалит: «Да, Джек». Господи, как она хотела его!

– Так вы остаетесь или уходите, мисс Портер? – спросил Джек мрачным, как ночь, голосом.

Искушение кружило ей голову. Миранда знала, что если сейчас уступит, то никогда не сможет оставить Джека, никогда не вырвется из Тислтон-Парка. Она будет подчиняться прихотям и капризам этого мужчины, сколько он пожелает.

А потом он наверняка бросит ее на произвол судьбы.

Задохнувшись от этой мысли, Миранда кинулась к лестнице и помчалась вверх. Ехидный смех Джека летел ей вдогонку, добавляя скорости.

Вбежав в свою комнату, она остановилась у двери, ведущей в спальню девочек.

«Возьми себя в руки, Миранда», – приказала она себе. Она пыталась успокоить колотящееся сердце, но безуспешно. Старалась стряхнуть последние следы страсти – с тем же результатом. Поэтому ей оставалось соблюдать лишь внешние приличия: привести в порядок волосы и убедиться, что ее ночной наряд выглядит пристойно. Наконец Миранда набросила на плечи шаль и постучала в дверь, тихо, но решительно.

– Девочки, откройте.

Дверь распахнулась мгновенно, будто ученицы спасали ее от всех демонов ада. Фелисити и Талли стояли плечом к плечу, а Пиппин от страха съежилась под одеялом.

Миранда вошла, надеясь, что являет собой образец спокойствия и девочки не видят, что у нее до сих пор дрожат коленки.

– Что случилось? – спросила Фелисити. – Что вы выяснили?

«Что Джек Тремонт по-прежнему может целовать женщину так, что она теряет разум… что мы должны бежать отсюда, пока…»

Брут обнюхал ее подол и зарычал.

– Ничего страшного, – ответила Миранда сестрам-близнецам.

Девушки разочарованно переглянулись, а Брут подозрительно посмотрел на нее. Похоже, лохматый песик не поверил ни единому ее слову.

– Но шум, – недоумевала Фелисити. – Мы все слышали этот ужасный шум. Вы его слышали. – Она подбоченилась, и Миранда поняла, что Фелисити не успокоится, пока не получит правдоподобные объяснения.

– Кажется, кто-то из слуг слишком много выпил. – Миранда многозначительно посмотрела на сестер. – Увы, за этим домом плохо следят, и винный погреб оставили открытым.

К счастью, ее слова прозвучали как очередной урок домоводства, а ее аудитория была не в настроении слушать наставления.

– Я знала, что все кончится ничем, – сказала Фелисити сестре. – Это все ты со своим проклятием.

Пожав плечами, Талли пошла к кровати.

– Это могло быть и проклятие. Несколько минут назад ты сама так думала.

Пиппин, не вылезавшая из кровати, подняла голову от подушки, ожидая продолжения спора.

– Спокойной ночи, девочки, – попрощалась Миранда и вернулась в свою комнату.

Бросив шаль в кресло, Миранда тревожно шагала из угла в угол, пытаясь осмыслить случившееся. Потом взглянула в зеркало.

И в ужасе уставилась на свое отражение.

Взглянув на рукав, за который Джек сначала схватил ее, она увидела пятно, которое ни с чем нельзя было спутать.

Кровь.

Миранда неистово стянула рубашку, потом рассмотрела ее.

Да, он был здесь, кровавый отпечаток ладони. Миранда взглянула на дверь, что вела в холл.

Как же, дружеская попойка! Джек погряз в каких-то темных делах. В смертельных!

Страсть, которую он зажег в ней своим поцелуем, теперь, казалось, утихла.

Миранда снова посмотрела на дверь. На дверь, которая вела к Джеку. К ответу на все тайны.

Но его угроза преследовала ее.

«…если вы решите ночью поискать моей компании, наша встреча закончится в моей постели. Запомните это, мисс Портер…»

Миранда смотрела на свою испорченную ночную рубашку, потом скомкала ее и бросила в камин. Угли еще не остыли, и пламя поглотило зловещую улику.

Наверное, лучше, если некоторые вопросы останутся без ответов. Теперь она будет трусихой и спрячется в своей комнате от Джека Тремонта.

Закутанная в плащ, Пиппин откинула одеяло и посмотрела на дверь в комнату мисс Портер.

– Она вернется? – прошептала девушка.

– Нет, думаю, она легла, – ответила Фелисити. – Тебе удалось?

– Да, – сказала Пиппин, бесшумно вылезая из кровати.

– Тебя видели? – спросила Талли.

– Кажется, нет.

– А как насчет мистера Стиллингза? – спросила Фелисити. – Мисс Портер говорила, что он собирается провести ночь в конюшне.

Фыркнув, Пиппин сбросила плащ и повесила его на кресло у камина.

– Он играет в карты с конюхами. – Обернувшись, Пиппин широко улыбнулась. – Я ее перерезала. Завтра утром мы никуда не поедем. Или даже днем. Вот так-то.

– Отлично, – выдохнула Талли. – Теперь Джеку некуда деваться, ему придется признаться в своих чувствах мисс Портер.

– Да, но в ней я не уверена, – сказала Фелисити. – Она, кажется, настроена совсем наоборот.

– Ну, – задумчиво протянула Талли, потрепав Брута по голове, – у нас впереди целый день, чтобы переубедить ее. Думаю, завтра мы без помех продемонстрируем ей достоинства Джека.

 

Глава 11

– То есть как упряжь перерезана? Что вы имеете в виду? – спросила Миранда, когда Стиллингз за завтраком сообщил, что их отъезд в очередной раз откладывается.

– Именно то, что сказал, мисс. Перерезана и совершенно не пригодна.

Миранда повернулась к сидящим перед ней девушкам:

– Что вам об этом известно?

– Нам, мисс Портер? – спросила Фелисити, невинно округлив глаза.

Девчонка отлично играла роль, но ее сестра и кузина меньше в этом преуспели. Пиппин уткнулась в тарелку, а щеки Талли предательски порозовели.

– Сколько понадобится времени, чтобы привести все в порядок, мистер Стиллингз? – спросила Миранда, зная, что бесполезно расспрашивать всех трех девиц вместе. Они, вероятно, боятся Фелисити больше, чем учительницу.

– Не больше часа, – ответил кучер.

– Часа? – вырвалось у Фелисити.

– Как же так? – удивилась Пиппин. Девушка внезапно умолкла, когда Миранда вопросительно подняла бровь.

– Ну, Пиппин, – сказала учительница, – кажется, нам есть что обсудить, пока будем ждать мистера Стиллингза. – Она посмотрела на кучера. – Значит, час?

– Да, мисс, починка больше времени не займет. – Он улыбнулся и подмигнул Пиппин. – Уж кому-кому, а вам, леди Филиппа, следовало бы знать, что я всегда вожу с собой запасную упряжь.

Пиппин съежилась.

– Девочки, завтрак окончен, – объявила Миранда. – Поблагодарите мистера Бердуилла. Я жду вас в библиотеке, нам есть о чем поговорить.

Девушки, неохотно поднявшись, попрощались с дворецким и поплелись за учительницей, словно осужденные, которых ведут в Ньюгейтскую тюрьму. Брут, виляя хвостом, бежал за ними.

Миранда даже не дождалась, когда за ними закроется дверь.

– Как вы посмели?! – произнесла она беспощадным ледяным тоном. – Это непростительно. И я намерена…

– Мисс Портер, пожалуйста, выслушайте… – начала Фелисити.

– Мисс Лангли, если мне понадобится что-то узнать у вас, я спрошу. Садитесь.

Фелисити поступила, как приказано. Тем временем Брут, на которого суровый допрос не распространялся, принюхиваясь, вертелся около полок с книгами.

– Как я уже сказала, – продолжала мисс Портер, – я действительно напишу вашим родителям… – Ррррр… – Брут бегал вдоль стены, рычал и так громко лаял, что заслужил выговор от Миранды.

– Брут! – прикрикнула она на песика. – Прекрати сейчас же.

Не обращая внимания на окрик, он продолжал скрести лапами полки, рычал и облаивал книги.

Талли взяла его на руки и снова села на свое место.

– Милый, – уговаривала она собачку, – это всего лишь пыльные исторические книги, а не крысы. – Девочка подняла глаза на Миранду. – Наверное, он учуял крысу.

Несомненно, воинственный песик своим поведением выражал личное отношение к лорду Джону.

– Как я уже сказала, – снова начала Миранда, – мисс Эмери будет возмущена, узнав, что ее ученицы…

Брут тем временем вырвался из рук Талли. Он снова бросился к книжным полкам, принялся царапать самую нижнюю и лаять на толстые тома.

– Брут! – прошипела Талли. – Прочь оттуда! – Она бросила на Миранду извиняющийся взгляд. – Не знаю, что с ним случилось. Обычно он хорошо себя ведет.

– Да уж! – Миранда была совершенно противоположного мнения.

– Я его заберу! – поспешила восстановить спокойствие Пиппин и споткнулась, наступив на подол платья.

Падая, она ухватилась за одну из полок и растянулась рядом с Брутом в куче рухнувших книг.

– Что ты наделала, Пиппин? – ужаснулась Фелисити.

– Я т-только пыталась… – начала Пиппин.

– О Господи, посмотри… – Талли указывала куда-то за плечо Пиппин.

Пиппин обернулась. Стена библиотеки отодвинулась, открывая провал.

– Потайная дверь, – прошептала она, поднимаясь с пола и заглядывая в темный туннель.

– Назад! – скомандовала Миранда. – Неизвестно, что там. Брут, однако, бросился в темноту с отважностью волкодава и с такой яростью, будто нашел целое гнездо грызунов.

Талли, забыв приказ Миранды, последовала за любимцем. Пиппин бросилась остановить кузину и не усугублять затруднительное положение.

Но она тут же налетела на Талли, которая не сделала в туннеле и нескольких шагов.

– А-а-а… – Талли, трясясь с головы до ног, указывала на Брута, который что-то держал в зубах.

Пиппин прищурилась, чтобы лучше видеть, и пожалела об этом.

– Мисс Портер… – еле выговорила она. Миранда мгновенно оказалась рядом с девушкой.

– Что это? – Разглядев, она замолчала, потом выдавила: – О Боже!

Брут поймал не крысу. У него в зубах была простыня, которую он стащил с лежащего человека. Мертвого.

Фелисити подошла к ним с круглыми от ужаса глазами, она пыталась что-то сказать, но губы не слушались ее.

Миранда знала, что это.

Убийство.

Этого она и боялась. В прошлую ночь произошло убийство. Как иначе объяснить темное кровавое пятно на груди лежащего перед ними мужчины, пятна крови на ее ночной рубашке?

Кровь на руках Джека.

– Нам нужно уйти отсюда, – сказала Миранда, оттаскивая девочек от тела и схватив упирающегося Брута, – пока никто нас не заметил. – Задвинув проход и взглянув на дверь библиотеки, она пожевала нижнюю губу.

Хотя бегство лучший выход, она этого не сделает. Человек в туннеле заслуживает отмщения и возмездия. Но как это сделать? И тут Миранда кое-что вспомнила.

– Пиппин, поставь книги обратно на полку. Фелисити, закрой рот, это неприлично. Талли, сделай глубокий вдох, соберись с силами и помоги кузине.

Библиотекарь из Талли был никудышный, и она принялась запихивать книги на полку как попало.

– Талли, их нужно ставить по порядку, – поправила ее Пиппин.

– По порядку? О чем ты говоришь? Тут мертвый человек, а ты беспокоишься о том, чтобы книги стояли аккуратно?

– Нет, нужно, чтобы все выглядело так, будто их не трогали, – ответила Пиппин, разбирая книги. – Мисс Портер, – сказала она, поставив на место последний том – толстую книгу по истории древней Англии. – Что нам теперь делать?

– Мы пойдем за судьей.

Джек всю ночь мерил шагами комнату. Малколм мертв. Как и мисс Мабберли… В последнем он теперь не так уверен.

Но как могло оказаться, что мисс Портер…

Женщина, которую он давно считал мертвой…

Когда она, вихрем промчавшись по лестнице, скрылась наверху, он долго смотрел ей вслед, твердя себе, что рехнулся, так же как лорд Олбин, как лорд Харолд.

Миранда Мабберли не может быть живой.

«Вспомни…»

– Что вспомнить? – сердито бросил он преследовавшим его теням. – Что, черт побери, вспомнить?

Вспоминать нечего. Девушка умерла, а мисс Портер… очень даже живая.

Шли часы, а Джек все обдумывал предложение Бруно посадить их всех в ящик и…

– Я думал, они уехали, – сказал Джек дворецкому, увидев, что мисс Портер со своей троицей бодро шагают через лужайку.

Ему следовало бы поймать ее и потребовать ответа, кто она на самом деле. Но если она действительно окажется той женщиной, что тогда?

Он не желал иметь с ней никаких дел. Она скрылась, выбрав жизнь вне светского общества, и оставила его одного выкручиваться из гибельного положения.

А он… А его сослали сюда.

– Они уезжают, – сказал Бердуилл, не меньше девушек разочарованный провалом сватовства.

– К твоему огорчению, – сказал Джек, отворачиваясь от окна и взглянув на дворецкого.

– Не думаю, что мисс Портер такая уж плохая перспектива для брака.

Не для него. Джек смотрел ей вслед, разглядывая изгиб бедер, эти несравненные волосы. И как ее поцелуй, как ее вздохи прошлой ночью, абрис ее тела оживили его память. Черт, это Миранда Мабберли! Как он не видел это раньше?

Видел. Сначала в школе мисс Эмери, затем, когда она возникла в его столовой, как призрак из прошлого, потом, когда он держал ее в объятиях. В глубине души он знал правду, но отказывался признать ее.

Потому что вернуть эту женщину в свою жизнь означало нести за нее ответственность.

Нет. Не сейчас, когда она обманула его.

Бердуилл тоже посмотрел в окно.

– Странно, что мисс Портер повела девушек на прогулку, когда все улажено.

– Что улажено?

– Кажется, кто-то из юных леди испортил упряжь, чтобы отложить отъезд…

Джек покачал головой.

– Так они остаются?

– Нет, уезжают. У кучера, Стиллингза, была запасная. Когда я в последний раз видел их, мисс Портер вела учениц в библиотеку, чтобы обрушить на их головы громы и молнии.

– В библиотеку? – вытаращил глаза Джек. Даже Бердуилл побледнел.

– Ох, милорд, мне и в голову не пришло…

Джек, выскочив в холл, уже мчался вниз по лестнице. Несмотря на то что дворецкий выглядел ревматиком, он скоро догнал хозяина.

Ставка слишком высока.

Войдя в библиотеку, Джек упрекнул себя за бурную реакцию.

С чего он взял, что четыре женщины смогут обнаружить тайный ход, если в свое время это не удалось сделать лучшим агентам Кромвеля, не говоря уж о поколениях акцизных и судей, пытавшихся поймать эксцентричных Тремонтов на бесчестных поступках? Никто не смог найти ход, ведущий из дома к берегу, прорытый в песчанике, на котором построено здание. У моря вход в час прилива закрывали волны, а когда вода отступала – большой камень. Даже при отливе едва можно было проскользнуть внутрь, и то если знать вход.

Именно этим путем Джек принес в дом Грея, хотя вода поднималась все выше, заливая проход.

Именно тут он спрятал тело Малколма до отъезда гостей, чтобы достойно похоронить друга на старом кладбище за садом.

– Похоже, все в порядке, – одобрительно кивнул Бердуилл, осмотрев комнату.

Джек согласился, но у него не выходило из головы странное решение мисс Портер прогуляться с ученицами к скалам.

Пройтись перед отъездом по саду – это одно, но карабкаться по скалам перед долгой поездкой?

Джек не мог отделаться от ощущения, что что-то не так.

Вошел Бруно.

– Где эти чертовы бабы? Их кучер говорит, что все готово. – Он уставился на Джека, стоявшего на коленях у полки, скрывавшей задвижку. – Не знал, что вы любитель книг, милорд.

– Заткнись, Джонас, – оборвал его Бердуилл. – Кажется, дамы могли… – он закашлялся и понизил голос, – могли обнаружить нашего гостя.

– Нет! Да ну вас, – тряхнул косматой головой Бруно. – Это была бы…

– Катастрофа, – сказал Джек, недоверчиво глядя на улику. – Поверить не могу.

– В чем дело? – спросил Бруно, опускаясь на колени и разглядывая книги.

– Вот. – Джек указал на нижнюю полку.

– По мне, так они отлично выглядят, – сказал Бруно. – Все чинно, аккуратно, по порядку.

– По порядку? – задохнулся Бердуилл.

Джек кивнул, поскольку дворецкий отлично понимал, что это значит. Все книги были на местах, в должном порядке, даже та, которой не следовало стоять на своем месте, – толстый том о древней истории Англии.

– Черт! – выругался Джек, поднимаясь, и взглянул в окно.

– Как они нашли потайной ход? – изумился Бердуилл.

– Теперь это не имеет значения, – пробормотал Джек, отдергивая шторы и невидящим взглядом уставясь на запущенный сад. – В какую сторону они пошли, Бердуилл?

– По тропинке к скалам.

– Черт возьми, – простонал Джек. – Они отправились в Незбитт-Холл, за судьей.

– Если я их не остановлю. – Бруно переплел огромные ладони и хрустнул пальцами.

– Нет, – ответил Джек, прежде чем Бердуилл налетел на секретаря. Сейчас у него нет времени разнимать своих помощников, нужно придумать выход из положения. – Надо спрятать все до прибытия Норриса. – Он повернулся к Бруно и Бердуиллу. – А потом мы займемся мисс Портер и ее подопечными.

Бруно весело потер руки:

– Мои ящики!

Шагая к сэру Норрису, Миранда пыталась осмыслить их мрачную находку. У нее это в голове не укладывалось.

Джек? Джек, с которым она танцевала всего лишь двенадцать часов назад, – убийца?

Она не могла в это поверить, но как объяснить страшную улику?

Мертвый мужчина. Кандалы и веревки в башне. Потайной ход.

Кровь на ее ночной рубашке.

Миранда передернула плечами. Она обо всем рассказала сэру Норрису, когда удалось оторвать его от завтрака, но о последнем умолчала. Она не упомянула о своей рубашке.

Как она могла? Как добавить улику, которая наверняка отправит Джека на виселицу (хотя, по уверениям сэра Норриса, там ему самое место), если тут есть и ее вина?

– Ну, теперь он попался, – похохатывал сэр Норрис, шагая по тропинке со сворой гончих. Миранда с девочками шли следом. Замыкали шествие несколько крепких парней, которых сэр Норрис взял себе в помощники, чтобы арестовать лорда Джона. – Да, сегодня большой день, мисс Портер.

– Я думаю, всему этому есть какое-то объяснение, – возразила Миранда, сомневаясь, что Джек такой закоренелый преступник, каким изображал его сэр Норрис.

Факты, конечно, ужасны, но…

Последовать за ходом рассуждений сэра Норриса и посчитать Джека очередным «сумасшедшим Тремонтом» было бы слишком просто.

Наверное, Джек не отличался благонравием, но Миранда не могла отделаться от мысли, что в его ночном поцелуе, кроме страсти, было что-то еще.

Горе.

Джек ухватился за нее, как утопающий за соломинку. Он целовал ее так, словно ожидал найти на ее губах врачующий бальзам, способный унять боль.

Свернув, все прошли сквозь пролом в стене, окружавшей Тислтон-Парк.

– Все не как у людей, – проворчал сэр Норрис. – Но сегодня лорд Джон от нас не уйдет. Попался, голубчик.

– А что вы хотите с ним сделать? – спросила Фелисити.

– Повешу его, мисс, – с улыбкой ответил баронет. – И чем скорее, тем лучше.

– Повесите? – споткнулась Миранда.

– Тут и рассуждать нечего, – сплюнул на землю сэр Норрис. – Он совершил убийство, и его за это повесят.

– Но должно же быть разумное объяснение смерти этого мужчины, – настаивала Миранда, зная, что ее слова бесполезны, поскольку сэр Норрис уже поднялся по ступенькам и колотил в дверь.

Затаив дыхание, Миранда ждала, когда выйдет Бердуилл. Она нервно оглянулась и увидела, что все глаза прикованы к ним. Рабочие, пилящие дуб, конюхи – все не спускали глаз с маленькой группы.

Внезапно она почувствовала себя предателем.

Она ни в чем не виновата, твердила себе Миранда. Ей хотелось сказать это всем, кто пристально смотрел на нее.

Сэр Норрис снова постучал. Наконец дверь распахнулась, и на пороге появился не дворецкий, а лорд Джон собственной персоной.

Без сюртука, в узких черных бриджах он был чертовски хорош.

– Сэр Норрис! Вот так сюрприз! Как вижу, вы проводили дам домой. А я уже начал бояться, что они заблудились…

– Хватит болтать, Тремонт, – сказал сэр Норрис, распахивая дверь, и без приглашения ввалился в дом. – На этот раз ты от меня не уйдешь. Теперь уж тебя точно повесят. – Баронет направился прямо в библиотеку, будто находился в собственном доме.

– И все-таки доброе утро, – бросил через плечо Джек и улыбнулся остальной компании. – Здравствуйте, милые дамы. Как вы себя чувствуете сегодня?

Девочки прошли мимо, вежливо поклонившись, но разочарованно смотрели на своего недавнего кумира.

– Так плохо? – спросил он. – Мисс Портер, а вы что скажете? Сомневаюсь, что на вас сегодня напал приступ немоты. У вас всегда есть собственное мнение, и вы не стесняетесь его высказать.

Миранда только головой покачала.

– Я… я… – запнулась она, – не знала, что делать. Джек насмешливо посмотрел на нее:

– И вы решили пригласить сэра Норриса? Я мог предложить менее решительные шаги.

– Не надо шутить, лорд Джон, – сказала она.

– Вот как? Лорд Джон? А куда делся Джек? Она уставилась на носки своих туфель.

– Гм-м… – задумчиво протянул Джек. – Может быть, пройдем в библиотеку и посмотрим, что имеет против меня сэр Норрис… на этот раз? – Джек подмигнул ей и пошел вперед, насвистывая веселую мелодию, словно все случившееся было шуткой.

Миранда покачала головой.

– Мисс Портер, – прошептала Пиппин, – я не хочу, чтобы сэр Норрис повесил Джека.

Миранда тоже этого не хотела.

– Боюсь, это не в нашей власти. – Она не могла отделаться от мысли, что что-то упустила.

– Наверное, есть какое-то разумное объяснение, – с надеждой сказала Фелисити, когда они последовали за хозяином дома на место преступления.

Брут, вбежав в комнату, направился прямо к полкам, но вместо того, чтобы рычать и лаять, пару раз принюхался и отошел. Песик прыгнул на трон лорда Харолда, устроился там как дома и задремал, словно ничего интересного в библиотеке не было.

Миранда пристально посмотрела на Джека. Казалось, на него, как и на Брута, вся эта суета не произвела никакого впечатления.

– А теперь, мисс Портер, окажите честь, покажите нам, что вы обнаружили, – сказал сэр Норрис, радостно потирая руки.

Не осмеливаясь взглянуть на Джека, Миранда прошла мимо него к книжным полкам.

– Нижняя полка отодвигается, – сказала она, – нужно только…

Миранда попыталась отодвинуть потайную дверь, но полка стояла намертво. Она сделала еще одну попытку – с тем же результатом.

Сэр Норрис подошел лично осмотреть полку.

– И вы говорите, что потайной ход прямо за этой стеной? – Да.

– Потайной ход? – изумленно спросил Джек. – Ну знаете, милые дамы, одно дело обнаружить в моем доме пианино, но потайной ход… Это уж слишком.

– Сейчас увидим, – фыркнул сэр Норрис.

Он пинал и толкал полку, раздраженно отбрасывая книги, чтобы лучше рассмотреть стену.

Настойчивый баронет даже заставил Пиппин точно показать, как она споткнулась и упала, пытаясь воссоздать обстоятельства, приведшие к обнаружению трупа.

Джек тем временем прислонился к стене. На его красивом лице застыло любопытство, словно все эти события лишь развлечения среди скучной череды дней.

Наконец сэр Норрис поднялся и сурово уставился на него:

– Не желаете ли отодвинуть эту стену для нас?

– Сэр Норрис, я не знаю, что тут видели и делали эти дамы, и понятия не имею, как ее открыть – Он улыбнулся улыбкой хозяина, от всей души желавшего помочь гостям. – А что именно, по вашему мнению, находится за этой стеной? – спросил Джек, подбирая рассыпавшиеся книги.

– Мертвый мужчина, милорд, – в первый раз заговорила Фелисити. – Мы обнаружили его совершенно случайно.

– Труп? – воскликнул Джек. – Господи, девушки, вы решительно настроены остаться в Тислтон-Парке навсегда, если пошли на такое, чтобы сосватать меня мисс Портер. – Он дружески обнял за плечо сэра Норриса, словно они старые приятели, а не враждующие соседи. – Боюсь, вас обманули, старина. Эти девицы помешаны на сватовстве и чего только не делали, чтобы я увлекся их учительницей: сняли с лошади подкову, испортили упряжь, а теперь выдумали мертвеца, чтобы отложить отъезд. Увы, эти хитроумные школьницы сбили вас с толку.

Сэр Норрис нахмурил кустистые брови:

– Но мисс Портер, она сказала…

– Сэр Норрис, – сказал ему Джек, который сейчас был само умиротворение и заботливость, – брак, даже со мной, – это лучше, чем остаться в старых… э-э-э… ну, вы понимаете, о чем речь. Да что там, прошлой ночью она буквально набросилась на меня…

– Я ничего такого не делала! – запротестовала Миранда.

– Нет, конечно, нет, – успокоил ее Джек и одними губами сказал сэру Норрису: – Именно это она и сделала.

– Какая отвратительная ложь! – возмутилась Миранда, но мужчины не обратили на нее внимания.

Между ними появилось согласие, которое всегда возникает, когда выясняется, что женщины намереваются поймать их в ловушку.

– Благодарите Бога, что они не остановились у вас, иначе вы тоже угодили бы в их сети.

Пухлый маленький баронет хорохорился и хвастался, что у него врожденное чувство неприязни к неустроенным женщинам.

Миранда недоверчиво смотрела на обоих мужчин.

– Сэр Норрис, за этой стеной потайной ход, и в нем труп.

Она подошла к стене и начала простукивать ее, как раньше делал сэр Норрис, в надежде, что гулкое эхо подтвердит ее слова. Но стена была крепкой, словно за ней каменная кладка. Свободно сдвинувшаяся недавно полка оставалась неподвижной.

– Ну-ну, мисс Портер, – потрепал ее по руке сэр Норрис. – Я понимаю ваши трудности, но, право, вы можете найти кого-нибудь получше лорда Джона. – Он многозначительно повел бровями, давая понять, что не возражает против ее матримониальных намерений.

– Сэр Норрис, – сердито отмахнулась от его намеков Миранда, – я помню, что видела. Я видела за этой стеной мертвого мужчину.

Сэр Норрис снова посмотрел на нее, потом покачал головой, словно она безнадежна, и в гневе вылетел из комнаты.

Джек торжествующе подмигнул ей.

«Черт бы его побрал, – подумала Миранда. – Еще не все кончено».

Она выбежала из комнаты, настроенная увидеть, как открывается стена, даже если это станет последним делом ее жизни.

Девушки следовали за ней по пятам. Брут неохотно поплелся за ними, рассерженный, что его согнали с уютного местечка.

– Почему стена не открылась? – прошептала Фелисити.

– Не знаю, – ответила Миранда, догнав сэра Норриса. – Но я этого так не оставлю.

«Я тебе покажу старую деву! Ужасный человек». Джека Тремонта повесят, даже если ей самой придется затянуть петлю. Оглянувшись, Миранда увидела, что ей поможет убедить глупого баронета, этого так называемого судью.

– Сэр Норрис, я намерена доказать, что лорд Джон прячет за стеной труп.

– И как вы это докажете, мисс Портер? – фыркнул сэр Норрис. – У меня нет времени выслушивать вашу чепуху.

Миранда подошла к поваленному дубу и кивнула рабочим, которые, побросав дела, наблюдали разыгравшийся спектакль. Воспользовавшись их растерянностью, она схватила топор и, круто повернувшись, помчалась к дому, словно античная царица Боудика с секирой.

Даже сэр Норрис убрался с ее дороги. Наконец его медленно соображающий ум постиг ее замысел, очевидный для всех. Баронет бросился за Мирандой и преградил ей путь.

– Мисс Портер, вы не можете ломать стены в чужом доме. Так не делается.

– Могу и сделаю, – огрызнулась она, обойдя судью.

– Я заявляю, что лорд Джон вполне нормален, а вы сумасшедшая, и требую, чтобы вы прекратили это безобразие. Иначе я прикажу арестовать вас.

– Не раньше, чем я докажу свою правоту.

Миранда понимала, что сэр Норрис прав в двух моментах: она вправду сошла с ума, и он действительно арестует ее, чтобы остановить.

Она двинулась к дому с топором в руке, но на ступеньках появился мистер Джонас. Схватив Миранду за талию, он повернул ее спиной к себе. Джек пытался отнять у нее топор, но она размахивала им, не заботясь о том, какую картину собой являет.

– Отпустите меня! – крикнула она Бруно.

– Нет, пока не отдадите топор, мисс.

– Уберите руки! – протестовала она.

Сэр Норрис подбежал к ним, все четверо продолжали спорить, обвиняя друг друга. Талли, Фелисити и Пиппин с ужасом смотрели на них.

Потом к крикам спорящих добавился отчаянный лай Брута.

– Что на этот раз? – сказала Фелисити. – Талли, тебе надо держать его на поводке, похоже, он убежал в сад.

– Тех, кого любят, на цепь не сажают, – возразила Талли. – Не думаю, что он что-нибудь испортит, за садом давно не следят.

Лай становился все более яростным, к нему присоединился хор своры гончих сэра Норриса.

– О Господи! – вздохнула Фелисити. – Если ты не хочешь искать Брута, придется мне. – Обогнув дом, она пошла к розарию под окнами музыкального салона и резко остановилась. – Мисс Портер! Сэр Норрис! – крикнула она.

Никто не обратил внимания на ее зов. Тогда Фелисити, сунув пальцы в рот, пронзительно свистнула. Талли улыбнулась.

– Нас научила этому няня Хельга. Правда, оглушительно? – гордо сказала она Пиппин.

Кузина согласилась. По-видимому, мисс Портер, сэр Норрис и Джек считали так же.

Замолчав, все смотрели туда, где стояла Фелисити.

– Я уверена, что Брут нашел то, что мы ищем, – уперев руки в бока, сказала девушка.

Если у Миранды и оставались какие-то сомнения, когда она посмотрела на Джека, они исчезли.

– Черт! – пробормотал он.

Сэр Норрис прислушался к лаю своих собак.

– Похоже, они что-то учуяли.

– Интересно, что это может быть, – спросила Миранда, глядя на Джека, – или, вернее, кто?

Сэр Норрис поспешил за угол, Миранда последовала за ним, не выпуская из рук топор.

Пиппин и Талли замыкали процессию. Завернув за угол дома, они поняли, что произошло с исчезнувшим трупом.

Брут рыл свежевскопанную землю и тянул за руку мертвеца.

 

Глава 12

Джек был уже около библиотеки, когда цепкие руки сэра Норриса схватили его. Не имеет значения, что, бросившись наутек, когда в саду обнаружили тело Малколма, он выглядел трусом. Лучше казаться трусом и служить Англии живым, чем героически болтаться на виселице.

Джек рассчитывал уйти через потайной ход, пока Бруно задержит приспешников судьи. Но Джонас сражался один против четверых, Джек переоценил его возможности.

Его собственные шансы были совсем плохи.

– Я поймал тебя, Тремонт! Наконец-то поймал! – радостно кудахтал баронет, будто пленил самого Наполеона.

– Если быть точным, меня поймали четыре женщины и собачонка, сэр Норрис, – ответил Джек, вырываясь из лап двух крепких парней. – Вы мало для этого сделали.

– Я добился своего, и это главное, – пожал плечами судья. – И когда тебя станут вешать, никого не будет интересовать, как до этого дошло.

От этих слов Джека до костей пробрал леденящий холод.

– Вы в самом деле считаете, что мой брат позволит вам повесить меня?

Не стоило задавать этот вопрос, Джек знал ответ на него. Паркертон разгневается, понимая, что от него ждут такой реакции. Но потом тайком поднимет бокал за то, что сэр Норрис избавил герцога от «позорного пятна на родословной», как брат обычно называл Джека.

– Коли уж так повезло, тянуть нечего, – разошелся сэр Норрис, – судебное разбирательство состоится послезавтра в Гастингсе, и до конца недели тебя осудят.

– Сэр Норрис, – запротестовала мисс Портер (во всяком случае, Джеку это показалось протестом), – как можно так торопиться повесить человека?

Сэр Норрис только фыркнул:

– Мисс Портер, оставьте это дело тем, кто в нем разбирается. – Похлопав ее по руке, баронет повернулся к ней спиной.

Это была ошибка.

– Сэр Норрис! – Миранда забежала вперед и встала перед судьей. – Вы не можете повесить лорда Джона только потому, что в его саду обнаружили труп.

«Как всегда, проницательна, наблюдательна и настырна», – подумал Джек. Что происходит? Именно она накликала на него беду, а теперь передумала и защищает его.

Его положение было бы сейчас гораздо лучше, если бы она передумала, скажем, час назад.

– А почему бы и нет? – ответил сэр Норрис, глядя на Миранду так, словно она окончательно свихнулась. – Почему я не могу его повесить?

– Потому что у вас нет доказательств, что он совершил преступление. Да кто угодно мог убить этого человека. Вы даже не знаете, кто этот бедняга.

– Мертвец, вот кто он, – отрезал сэр Норрис, раздраженный ее вмешательством. – И этого для меня достаточно.

– Я никого не убивал! – выкрикнул Джек. – Этот человек… он…

– Что «он»? – вскинулся сэр Норрис.

Джек сжал губы. Что он может сказать? Что Грей был тайным агентом на службе его величества? Что допрашивать надо сэра Норриса и его войско, и не только за убийство Грея, но и за измену?

– Ну так что? – спросил сэр Норрис. – Прошлой ночью была перестрелка с бандой контрабандистов. Тебе об этом что-нибудь известно? Или, может быть, ты поведаешь мне, кто этот парень из твоего сада? – Глазки-бусинки баронета сверлили Джека.

Джек только головой покачал.

– Я так и думал, – сказал сэр Норрис. – Но это не имеет значения, убийство даже лучше, чем контрабанда. Я уверен, что тебя повесят.

Джеку сдавило грудь. Что произойдет сегодня ночью, когда Даш вернется за золотом со своими заложниками? Их всех постигнет судьба Малколма?

«Что делать? – думал Джек. – Сказать правду? Раскрыть шпионскую сеть, которая использует Тислтон-Парк как ворота на континент?» Предателей, только и ждущих падения Англии, хватает и без его откровений, да еще такому упрямому ослу, как сэр Норрис.

Крушение планов, гнев, горе от бессмысленной гибели Малколма, открытие подлинного имени мисс Портер… Эмоции с новой силой вскипели в нем, и Джек ринулся на сэра Норриса.

Он ухитрился высвободить одну руку, и его тяжелый кулак тут же опустился на крючковатый нос баронета, опрокинув судью в грязь.

– Безмозглый болван! – бушевал Джек, когда приспешники сэра Норриса снова схватили его. – Неужели вы не понимаете, что на карту поставлено больше, чем вам кажется?

Что бы ни случилось дальше, вид валяющегося в грязи и дрыгающего коротенькими ногами баронета того стоил.

Это последнее, что видел Джек. Тяжелый удар обрушился на его голову, и он провалился в темноту.

– Вы убили его! – вскрикнула Миранда, бросившись к осевшему Джеку, и упала рядом с ним на колени.

– По мне, лучше так, чем королевскому суду тратить время и деньги, – проворчал сэр Норрис, поднимаясь на ноги.

Не обращая на него внимания, Миранда стянула перчатки и ощупывала шею Джека.

– Он?.. – вопросительно сказала Фелисити, подойдя с сестрой и кузиной.

Миранда беспомощно пожала плечами, стараясь найти в распростертом теле признаки жизни. Наконец под ее пальцами слабо забился пульс.

– Слава Богу, жив, – выдохнула она.

– Что все это значит? – спросил ее сэр Норрис, приказав помощникам забрать Джека. – Сначала вы врываетесь в мой дом, требуя арестовать этого типа, а теперь хотите, чтобы с ним обращались как с принцем?

– Просто я не думаю… – начала Миранда.

– Мисс Портер, меня не интересует, что вы думаете. Вы можете изложить свои соображения суду.

– Что вы хотите этим сказать? – спросила Миранда, поднявшись на ноги.

Ее взгляд по-прежнему был прикован к Джеку. Что он говорил перед тем, как его ударили? Что-то о большой ставке? Что все это значит?

– Да, суду, – повторил сэр Норрис. – Вы дадите показания. Все четверо.

Слова баронета наконец дошли до Миранды.

– Показания? – Наверное, она ослышалась.

– Конечно. Вы нашли тело, мисс Портер. Вы и ваши девицы. Поэтому вы будете свидетельствовать на следствии.

Показания? Миранда сумела лишь молча покачать головой. Они не могут давать показания. Особенно публично. Это погубит репутацию ее подопечных.

Но хуже всего то, что их показания изобличат Джека.

Ох, Джек! Ее сердце замерло, – в душе она заколебалась.

– Не думаю, что мы сможем дать показания, сэр Норрис, – сказала Фелисити таким тоном, словно отклоняла неприличное приглашение. – Сегодня к вечеру нас ждет в своих владениях леди Колдекотт. И если уж нас вынуждают сказать правду, тело обнаружил Брут. – Девочка скрестила на груди руки. – Мы имеем к этому мало отношения.

– Кто это – Брут? – взглянул на нее сэр Норрис. Талли выступила вперед, держа на руках главного свидетеля.

– Моя собака.

– Собака? – Сэр Норрис поперхнулся и закашлялся. – Вы предлагаете допросить собаку? – Побагровев, он обрушил свой гнев на Миранду: – Вы и ваши подопечные никуда не поедете.

Она покачала головой:

– Сэр Норрис, это невозможно…

– Это не только возможно, мисс, но я требую этого. Только попробуйте покинуть графство, и вас запрут рядом с этим негодяем, чтобы добиться от вас показаний.

– Запрут? – в свою очередь, вспылила Миранда. Девочки вопросительно переглянулись.

– Да, мисс. И не испытывайте мое терпение! – бушевал судья. – Я годы потратил, охотясь за этими негодяями Тремонтами, как до меня мой отец. И теперь, когда я поймал одного из них на месте преступления, эта семейка дважды подумает, прежде чем ссылать сюда очередных чокнутых родственничков.

– А где именно вы предлагаете нам оставаться? – возмущенно спросила Миранда.

Баронет раздраженно фыркнул, потом махнул рукой в сторону дома:

– Оставайтесь здесь. До сих пор вам тут нравилось. А теперь, когда лорд Джон в надежных руках, вам не придется спать вполглаза, опасаясь за невинность ваших девиц.

Джека бесцеремонно бросили в повозку, которую сэр Норрис реквизировал у корабельного плотника. Джонас уже лежал там, связанный и в наручниках.

Бросившись к повозке, Миранда нагнулась к неподвижно лежащему Джеку. «Что я наделала?!» Она коснулась его руки, чтобы убедиться, что он еще жив.

– Уберите руки! – зарычал на нее Джонас.

Хотя Миранда знала, что великан связан, в его голосе было столько ярости, что она тут же отдернула руку.

– Вам все мало? – презрительно бросил Бруно. – Если бы только он послушал меня и продал бы всех вас в тот день, когда вы появились. – Джонас покачал головой. – Он слишком благороден для этого. Всегда поступает как полагается. Старается сохранить доброе имя. Но такие, как вы, этого не поймут. – Секретарь отвернулся.

Миранда отступила. Никогда она не слышала такой речи от молчаливого помощника Джека. В его словах было столько пыла, веры и преданности Джеку, они так вторили ее собственным мыслям о загадочном человеке, лежащем сейчас между ними.

– Я не хотела этого… – начала Миранда, но замолчала. Никакие слова не изменят случившегося с Джеком… и с мистером Джонасом. – Сэр Норрис, а как же этот несчастный? – спросила Миранда, указав на покойника.

– Закопайте его, мисс. На этот раз немного поглубже. – Баронет расхохотался собственной шутке, считая ее чрезвычайно остроумной.

– Человек заслуживает достойного погребения, сэр, – возразила Миранда, не обращая внимания на насмешливый тон судьи. – На кладбище и с панихидой.

Сэр Норрис, теряя терпение, возвел глаза к небесам:

– Если вы желаете похоронить его по-христиански, я пришлю викария, и он скажет над этим пьяницей несколько слов. Но не ждите, что его похоронят на кладбище у церкви. Он, наверное, такой же негодяй, как и остальные, и недостоин лежать вместе с порядочными людьми. Заройте его здесь, мисс, рядом с этими ненормальными Тремонтами.

Миранда уперла руки в бока:

– Сэр Норрис, я протестую… Он поднял руку:

– Хватит, мисс. И не вздумайте уехать. Стоит мне слово сказать, как вас тут же поймают и повесят рядом с Тремонтом за препятствие следствию.

Казалось, мир рухнул.

Сэр Норрис со своими подручными уехал, и Миранда с девочками остались одни в Тислтон-Парке.

– Мисс Портер, – подошла к ней Талли. – Что мы станем делать?

– Докопаемся до сути, вот что.

Несколько часов спустя, когда они так и не сумели открыть потайную дверь в библиотеке, уверенности у Миранды поубавилось.

Но были дела и помимо подземного хода. Нужно было похоронить неизвестного. Поскольку не удалось найти ни Стиллингза, ни, что удивительно, дворецкого, Миранда уговаривала рабочих вырыть могилу. Никто не согласился помочь, пока она не сходила за своей сумочкой и не предложила сходную цену.

«Яму выкопать нетрудно, – признался один из парней. – Но тут повсюду похоронены Тремонты, это местных жителей и настораживало».

Наконец дело было сделано, незнакомец похоронен, его могила отмечена букетом цветов, собранных девочками. Тогда Миранда нацелила своих подопечных на прежнюю задачу.

Открыть потайную дверь в туннель. Она была убеждена, что это поможет им ответить на все вопросы. Но все их попытки были тщетны, стена даже не шевельнулась.

Талли и Фелисити сидели на кушетке, сопящий Брут пристроился между ними. Пиппин лежала на полу возле полок.

– Я отказываюсь, – объявила она. – Я уже от макушки до пяток в синяках из-за этих экспериментов.

Миранда готова была с ней согласиться. Не было другого выхода, как воспользоваться ее прежней идеей и пустить в ход топор.

– Может, предложить рабочим денег, чтобы они проломили стену? – подсказала Фелисити.

– Я уже пыталась, – ответила Миранда. – Они отказались. Говорят: рыть могилу – это одно, а ломать стену и выпускать на свет божий призраков, населяющих этот дом, они не станут.

– Призраки, – усмехнулась Талли, вызвав удивленные взгляды сестры и кузины, – до прошлой ночи я в них могла поверить.

– Что нам делать, мисс Портер? – спросила Пиппин. – Утром ДжеКа и мистера Джонаса отвезут в Гастингс, и тогда их не спасти.

– Не знаю, Пиппин, – призналась Миранда.

– А как насчет брата Джека? – предложила Фелисити. – Можно отправить срочное письмо герцогу.

Миранда уже думала об этом, но полагала, что герцог ответит так же, как когда-то ее отец.

«Я не стану тратить деньги на этого мошенника».

– Думаю, лучше написать моему поверенному.

У нее есть деньги и не перед кем отчитываться, как она их тратит. И она их потратит, думала Миранда, оглядываясь в поисках пера и бумаги. Все, до последнего шиллинга, если это поможет спасти Джека.

Или по крайней мере добиться справедливого суда, решила она, пытаясь примирить кровавые отпечатки на своей рубашке с человеком, который, по словам мистера Джонаса, дорожил своим добрым именем.

Пиппин встала с пола и, подбоченясь, разглядывала стену.

– Только бы мистер Бердуилл нашелся, – вздохнула она. – Время ужина давно прошло, а мы к тому же пропустили ленч и чай. – Пиппин жалобно посмотрела на Миранду и, не найдя сочувствия, повернулась к стене, виновнице всех проблем. – Я умираю от голода. – Пиппин пнула ногой нижнюю полку и отскочила, потому что полка заскрипела и отодвинулась, открывая широкий проход.

Миранда кинулась к девушке:

– Как ты это сделала, Пиппин?

– Не знаю, – призналась она, – я ее просто хорошенько пнула.

– Это часто помогает в жизни, – послышался надтреснутый старческий голос. – Мужчины и собаки порой, кроме хорошего пинка, ничего не понимают.

Талли и Фелисити вскочили с кушетки. Миранда толкнула к ним Пиппин и встала перед ними, заслонив от новых неожиданностей.

– Кто там? – спросила Миранда.

Из проема в стене показалась старая женщина. Ей было все семьдесят, никак не меньше, но она двигалась с живостью дебютантки, вступающей в свой первый светский сезон.

– Перестаньте на меня глазеть! Что вы вытаращились, как макрель на рынке?! Будто вы не знаете, что тут потайной ход. Дингби мне все рассказал.

– Кто вы? – спросила Миранда.

Дама надменно подняла брови, явно недовольная настойчивым вопросом.

– Я хозяйка этого дома, если хотите знать, дерзкая девчонка.

– Вы хотите сказать, что вы жена Джека? – нахмурилась Талли.

Женщина рассмеялась, да что там – расхохоталась, будто в жизни ничего более забавного не слышала.

– Замуж за этого прохвоста? Нет уж. Оставим это другим. – Незнакомка многозначительно посмотрела на Миранду.

Трясясь от охватившего ее озноба, Миранда внимательнее присмотрелась к неожиданной гостье.

– Леди Джозефин?

Старая дама окинула оценивающим взглядом Миранду, потом кивнула:

– Как сказал мой непутевый племянник, вы, на свою беду, слишком сообразительны. Да, я леди Джозефин.

– Но вы же умерли, – дрожащими губами выговорила Пиппин, пятясь к кушетке.

– Никогда не верьте всему, что слышите, юная леди.

– Но сэр Норрис сказал нам… – начала Фелисити.

– Сэр Норрис? Этот осел? Да он ни на что не способен. Одному Богу известно, откуда наш сосед берет эти истории.

Миранда снова присмотрелась к появившейся из проема леди. Ее голос пробудил память Миранды. Она уже его слышала.

– Это вы были ночью в библиотеке с Джеком, – утвердительно сказала Миранда. – Вы миссис Пимм.

– Да, – кивнула леди Джозефин. – А вы болтались под дверью и вынюхивали.

– Я не вынюхивала.

Старая дама снова рассмеялась:

– Тогда зачем вы искали общества моего племянника в столь поздний час?

Миранда густо покраснела от ее намека.

– Они неравнодушны друг к другу, – пояснила Талли.

– «Неравнодушны»? Так это теперь называется? – фыркнула леди Джозефин. – В наше время это называлось по-другому – пылкая страсть. Но слова словами, а вы напрасно времени не теряли.

– Леди Джозефин, что все это значит? – спросила Миранда, возвращаясь к главному. – Почему вы прячетесь в собственном доме? И где мистер Бердуилл?

– Бердуилл? Кто это, черт побери? – Старая дама улыбнулась, потом, сообразив, кивнула: – Вы имеете в виду Дингби? Он где-то здесь. – Леди Джозефин сунула голову в проем и позвала: – Дингби! Дингби Майклз! Где тебя черти носят? – Она потерла подбородок. – Он был прямо у меня за спиной. Трудно поверить, что разбойник не сможет найти дорогу в темноте. – Хозяйка дома кивнула Пиппин и указала костлявым пальцем на буфет: – Подай мне подсвечник, будь хорошей девочкой.

Пиппин сделала, как велели.

– Разбойник? – выпалила Миранда, пытаясь осмыслить факт, что знаменитая двоюродная бабушка Джека жива. – Там разбойник? – Она указала на провал и потянула Пиппин назад за подол платья.

– Ничего бы этого не было, если бы не предательство, – сказала леди Джозефин. – И могу добавить, что этим ходом пользовались более опасные преступники, чем Дингби. – Горестно вздохнув, она взяла у Пиппин подсвечник и сунула его в потайную дверь. – Дингби, будь паинькой, выходи. Наш идиот-сосед убрался, никакой засады нет. – Старая дама бросила на девушек извиняющийся взгляд. – Хотя он много лет назад оставил свое ремесло, до сих пор побаивается, когда рядом оказывается судья. – Она заглянула в темноту. – Вот ты где! А я думала, что потеряла тебя. Выходи, юные леди тебя ищут.

Из потайного хода выбрался грязный, взъерошенный мистер Бердуилл. Сейчас он выглядел гораздо старше.

– Мистер Бердуилл! – воскликнула Фелисити, бросившись на помощь своему союзнику в сватовстве. – Или, вернее, мистер Майклз. Рада видеть вас целым и невредимым.

Миранда тоже обрадовалась старому дворецкому. «Есть ли хоть что-нибудь в Тислтон-Парке, что соответствует видимости? – подумала она. – Его покойная хозяйка жива. Величественный и благообразный дворецкий оказался разбойником с большой дороги».

– Бывший разбойник, – сказал Бердуилл, словно прочитав ее мысли. – Я давно оставил это занятие.

– Не сказать, что в наши дни это весьма кстати, – усмехнулась леди Джозефин и, прищурившись, посмотрела на Фелисити. – ТыдочьЛангли… – Она не договорила, поскольку взгляд ее тут же упал на Талли. – Близнецы, тогда все понятно. Взяли внешность матери, а от отца унаследовали ум и темперамент. Придет время, и вы станете грозной парочкой.

Миранда заметила, что сестер просто распирает от гордости. Господи, только поощрения леди Джозефин не хватало. Теперь с девчонками совсем сладу не будет.

– Миледи, мистер Бердуилл, – сказала Миранда, – мы можем весь вечер знакомиться и распивать чаи, а Джека тем временем… Я хотела сказать: лорда Джона и мистера Джонаса завтра отвезут в Гастингс и тогда… – Она не хотела заканчивать фразу, потому что даже произнести «повесят» было равносильно признанию безнадежности ситуации. – Нужно что-то делать. Сегодня.

Старая дама взглянула на Бердуилла, тот кивнул, словно давая согласие рассказать правду.

Леди Джозефин испытующе посмотрела на всех по очереди.

– То, что я скажу, нужно сохранить в глубокой тайне. На карту поставлена не только жизнь моего непутевого племянника, но жизнь многих других. Поклянитесь в этом, каждая.

Девочки и вслед за ними Миранда произнесли клятву.

Леди Джозефин объяснила им все.

Невероятная история подошла к концу. Миранда уставилась в темноту за окном.

«Джек, ох, Джек, как же я раньше этого не заметила?»

Человек, которого она ненавидела, которого считала никудышным, оказался таким, о котором можно только мечтать.

И теперь она снова теряет его.

Но на этот раз она не позволит благопристойности, этикету и мнению других встать у нее на пути. Теперь она поняла, что Джек не беспутный повеса, каким она его считала. Пришло время стать той женщиной, которую она много лет скрывала в себе.

Женщиной, которой ей суждено быть, как сказала бы няня Рэйна.

– Нам остается одно, – объявила Миранда, вставая из кресла и набросив на плечи шаль. – Когда сэр Норрис явится утром за ними, чтобы отвезти в Гастингс, тюрьма окажется пустой.

– Отличный план, мисс Портер, – сказал, прочистив горло, Бердуилл. – Есть только одна проблема.

– Какая? – спросила Миранда.

– Они заперты, – напомнила леди Джозефин. – Но ваша решимость делает вам честь. – Она прошлась по комнате. – Какое несчастье, что Малколм умер. Он отлично управлялся со взрывчаткой. В нынешней ситуации это было бы весьма кстати. – Старая леди взглянула на девушек. – Кто-нибудь из вас умеет обращаться с порохом?

Фелисити смотрела на нее с ужасом, Талли – разочарованно, а Пиппин готова была попытаться, лишь бы угодить старой даме.

– Миледи, тюрьма довольно маленькая, – вмешался Бердуилл. – От этого будет больше вреда, чем пользы.

– Жаль, – ответила леди Джозефин. – Сэра Норриса удар бы хватил от того, что его тюрьму взорвали.

– Если бы мистер Стиллингз был здесь, он бы нам помог, – сказала Пиппин.

Бердуилл искоса взглянул на хозяйку дома, и она, если можно верить глазам, покраснела.

– Думаю, я могу раскрыть эту тайну, леди Филиппа. Взяв подсвечник, дворецкий шагнул в потайной ход и вскоре вернулся, ведя за собой связанного кучера с кляпом во рту.

– Приношу искренние извинения, – сказал Бердуилл, – но я боялся, что он увидит, как мы с Джонасом выносим из дома тело Грея. И Бруно стукнул кучера, прежде чем лорд Джон успел остановить его. А когда появился сэр Норрис, мы решили, что мистеру Стиллингзу лучше немного отдохнуть в туннеле.

Когда кучера развязали и ввели в курс дела, Миранда и Пиппин стали уговаривать его помочь.

Но оказалось, что Стиллингз понятия не имеет о взрывчатке и еще меньше о том, как пробраться в тюрьму. Единственной его заботой были лошади, и он откланялся.

Когда кучер ушел, леди Джозефин, вздохнув, потерла подбородок.

– Что ж, придется действовать меньшими силами. Надо найти кого-то, кто сумеет открыть замок отмычкой.

– Думаю, в этом я смогу помочь, – раздался звонкий голосок.

Пораженные, все повернулись к Талли. Девочка улыбнулась:

– Я могу открыть замок.

Леди Джозефин подтолкнула пальцем отвисшую челюсть Миранды:

– Мисс Портер, закройте рот. Это неприлично.

Джек проснулся, когда уже смеркалось. Голова гудела, словно котел. Он попытался подняться с холодного влажного пола, но голова закружилась, и он снова повалился на камни.

– Знаменитый Тремонт наконец проснулся. Придерживаемся великосветских привычек, денди?

– Сэр Норрис, – пробормотал Джек. Это больше походило на ругательство, чем на приветствие.

Память вернулась к нему. Смерть Малколма, предательство мисс Портер, то есть предательство мисс Мабберли.

Джек не знал, что терзает его больше: факт, что она жива, или то, что она сразу не пришла к нему. Не спросила о подземном ходе, о Грее.

И он сказал бы ей правду, думал, потирая голову, Джек. Нет, вряд ли, в Тислтон-Парке доверия всегда не хватало.

И еще Даш. Ненадежный, непредсказуемый Даш.

Если Джек не появится сегодня ночью на берегу с обещанным золотом, неизвестно, что сделает сумасбродный американец со своим грузом, который дороже всех драгоценностей Лондона. Возможно, он отправится назад во Францию и продаст агентов, которых теперь держит в заложниках, Бонапарту.

Ирония судьбы заключается в том, что Бонапарт заплатит ему гораздо щедрее, чем чертов Пимм.

Джек с трудом поднялся.

– Выпустите меня отсюда. – Он уцепился за прутья решетки, чтобы удержаться на ногах. – Вы не понимаете, что делаете. Я должен быть… – Джек умолк, не зная, насколько можно доверять сэру Норрису. Он хоть и судья, но человек не слишком сообразительный и к тому же неосторожный.

Определенно баронет не тот человек, кому Джек захотел бы доверить судьбу Англии.

– Где, негодяй? Опять на берегу? Красть средства к существованию у меня из-под носа? Я давно наблюдаю за твоими прогулками. Довольно ты поснимал сливок с моего молока. – Судья ударил тростью по решетке. Джек едва успел отдернуть пальцы.

– Сэр Норрис, вы все неправильно поняли. Если бы вы меня выслушали…

– Слушать тебя? Слушать Тремонта? У вас все ложь и обман. Твоя тетушка тоже со мной все беседовала, пока не обвела меня вокруг пальца. Несмотря на все ее уловки и обаяние, она настоящая мегера. – Сэр Норрис отступил на шаг и покачал головой: – И слушать не желаю. Если только ты не хочешь рассказать мне, что происходит на берегу и кто твой поставщик. Никогда не откажусь от нового источника коньяка.

Сев на пол, Джек покачал головой.

– Не коньяк? – сказал сэр Норрис. – Тогда чай? В Лондоне за него дадут хорошую цену. – Он щелкнул пальцами. – Значит, чай. И много. К утру я разбогатею. Договорюсь с твоим приятелем о хорошем проценте и от Гастингса до Дангенесса возьму дело в свои руки.

– Вас убьют, если вы пойдете туда, – убеждал его Джек.

– Тем лучше, – пробормотал из своего угла Бруно.

– Убьют? – фыркнул сэр Норрис. – Вы меня своей ложью не напугаете. С чего этому парню меня убивать? Все очень просто: или он мне отдаст свой груз, или я зажгу сигнальные ракеты. И тогда мои знакомые – назовем их нашими друзьями из Кале, которые уже не один месяц за ним охотятся, – решат для меня эту проблему. Они поймают его судно, не успеет он к берегу подойти. Я об этом позабочусь.

Джек вскочил с пола и тряхнул решетку.

– Не делайте этого. Все на борту погибнут.

– И тогда мне не с кем будет торговаться? – усмехнулся баронет. Он вытащил карманные часы. – Пора идти. Готовиться разгружать чай. – Он повернулся к выходу, помощники следовали за ним.

– Вы это не сделаете! – крикнул ему вслед Джек. – Тот, кто придет на берег, торговлей не занимается.

– Все занимаются, – ответил сэр Норрис. – Или окажутся в таком же положении, как твой приятель в саду. – Он распахнул дверь.

Джеку нечего было терять. Поскольку, если сэр Норрис отправится на берег, все пропало.

– На карту поставлена судьба Англии! Не делайте этого. Баронет замер и обернулся.

– Судьба Англии? – Он расхохотался. – Твоя тетушка рассказывала истории и получше. И более убедительные. – С этими словами сэр Норрис вышел из тюрьмы, оставив Джека на милость провидения.

 

Глава 13

– Открываем замки отмычкой, мисс Талия? – бросила через плечо Миранда, когда они тихо пробирались к деревенской тюрьме.

Талли улыбнулась от уха до уха.

– Вы не поверите, до школы мисс Эмери я этого не умела. Миранда застонала.

– Только не уверяй меня, что ты научилась этому в школе. Наверняка ты набралась этого у одной из своих многочисленных гувернанток.

– Это правда. Меня научила Кит Эскотт, – гордо сообщила Талли.

Миранда, недоумевая, уставилась на свою ученицу. Мисс Эмери гордилась Кэтлин Эскотт как лучшим своим достижением: девушка сделала блестящую партию, хотя и поговаривали, что обстоятельства ее брака довольно сомнительны.

Но для мисс Эмери это не имело значения. Удачное замужество – это главное, ничего другого она от своих учениц не требовала.

Миранда никак не могла поверить Талли.

– Ты уверяешь, что графиня Ракотт учила тебя открывать замки?

Талли, кивнув, улыбнулась:

– Конечно, я не такой мастер, как Кит, но она утверждала, что я самая талантливая ее ученица.

– Сейчас увидим ваши таланты, мисс Талия. – Бердуилл погасил лампу и указал на приземистое здание посреди деревенской площади.

Миранда оглядела жавшиеся друг к другу дома и лавки на перекрестке. Все это так похоже на типичные английские городки и деревни, стоявшие в окружении огромных владений или, как здесь, на пересечении дорог.

Какая удача, что тюрьма не больше скромного коттеджа!

– Там есть охрана? – спросила Бердуилла Миранда.

– Нет. Сэр Норрис слишком скуп, чтобы платить ночному сторожу.

Миранда кивнула и снова посмотрела на тюрьму, которая красовалась у всех на виду в центре площади, как вишенка на торте. Хуже того, полная луна лила свой яркий серебристый свет прямо на входную дверь.

– Не самая подходящая ночь для такого дела, – пробормотал Бердуилл. – Куда лучше, когда ночь черна как смоль.

– Вы говорите как настоящий разбойник, – прошептала ему Миранда. – Но вы правы, наши намерения станут понятны случайным прохожим. Останьтесь здесь и сторожите…

– Мисс Портер, – запротестовал Бердуилл, – я не стану прятаться за спинами…

– Будет лучше, если вы останетесь здесь, – настаивала Миранда. – Если нас поймают, то нас защитят родственники. А вас, мистер Бердуилл, если опознают, повесят.

Старый дворецкий только головой покачал.

– Так лучше, – убеждала Миранда, тронув его за руку. – Один из нас должен пойти с Талли. Если пойдете вы и вас обоих схватят, спасать лорда Джона придется мне. А я не обладаю ни умением Талли вскрывать замки, ни вашим талантом ускользать от правосудия. Если мы потерпим неудачу, вы сможете помочь лорду Джону.

Бердуилл с тяжелым вздохом кивнул:

– Если кто-нибудь появится, я свистну вот так. – Он издал странное короткое щебетание. – Падайте на землю и прикрывайте головы накидками. Вы окажетесь в тени, и скорее всего вас не заметят.

Кивнув, Миранда и Талли быстрым шагом пошли через площадь.

– Ты уверена, что сумеешь это сделать? – спросила Миранда, все еще сомневаясь, стоило ли впутывать ученицу мисс Эмери в налет на королевскую тюрьму.

– Надеюсь, да, – прошептала Талли.

Вокруг стояла непривычная тишина. Даже на постоялом дворе, где обычно за полночь горланили песни, было темно и тихо.

Талли, встав на колени перед дверью, рылась в сумке с инструментами.

– Вам не кажется странным, что у леди Джозефин есть набор отмычек?

После того, что они вечером узнали о Тислтон-Парке, Миранде уже ничто не казалось странным. Ни в леди Джозефин. Ни в Джеке.

Талли попробовала первую отмычку. Замок лишь упрямо скрипнул. У Миранды сжалось сердце. Господи, что, если они не смогут освободить Джека?

Тогда Пиппин, Фелисити и леди Джозефин самим придется встречать Даша.

Талли продолжала попытки, бормоча какие-то русские слова. Миранда подозревала, что эти выражения весьма далеки от изящества.

Одновременно с последним ругательством замок громко щелкнул и дверь открылась.

– Ура! – прошептала Талли. – Я справилась.

– Молодец!

– Единственный замок, который я до этого открыла, – призналась она, – это на винном шкафчике мисс Эмери.

Миранда опешила.

– Я хотела сказать… я не… ой… – Талли завершила объяснение новым потоком русских слов.

– Будем считать, что я этого не слышала, – сказала Миранда.

– Ругательств или про винный шкафчик?

– И то, и другое. – Миранда осторожно проскользнула в здание. – Джек? – прошептала она. – Джек, вы где?

– Мисс Портер?

Миранда вглядывалась в черноту. Только тоненький лучик лунного света проникал сквозь маленькое окно под самой крышей. Когда глаза Миранды наконец привыкли к темноте, она увидела его.

Он сидел на полу рядом с Джонасом. В одно мгновение Миранда пересекла помещение и опустилась на колени у решетки.

– Он ранен?

– Да, но не сильно. У него рука сломана, но она быстро заживет, если мы ее правильно забинтовали.

– Джек, я… – начала Миранда и замолчала, когда он, прищурив синие глаза, посмотрел на нее.

– Какого черта вы тут делаете? Я думал, вы и ваши подопечные уже в Гастингсе и уютно устроились у леди Колдекотт.

– Наши планы изменились, – только и смогла выдавить Миранда, глотая ком в горле. Ей так много хотелось сказать.

Талли тем временем занялась замком на двери камеры. Джек посмотрел на девочку, потом на Миранду:

– Я правильно понял ее действия?

– А как, по вашему, мы сюда вошли? Джек насмешливо фыркнул:

– Неудивительно, что Паркертон забрал свою дочь из этой школы. Чему еще их учат у мисс Эмери… кроме этикета и воровства?

– Как мне извиниться? – мягко сказала Миранда.

– За что?

– За это, – ответила Миранда, осмелясь взглянуть ему в глаза. – За все.

«За то, что много лет назад погубила твою жизнь. За то, что ты стал парией. За то, что долго верила лжи. За то, что не могла простить».

В этот удивительный момент у нее возникло чувство, что Джек не только слышит ее невысказанную мольбу, но и знает… знает, что у нее на сердце. И как только Талли освободит его, ей будет негде спрятаться.

Талли подобрала отмычку и открыла замок.

– Что значит иметь хороший набор отмычек! Те, что давала мне Кит, ни в какое сравнение не шли с комплектом вашей тети Джозефин.

– Моей?.. – Джек медленно перевел взгляд с Талли на Миранду.

– Леди Джозефин, – ответила Талли таким тоном, словно внезапное появление покойной родственницы Джека не стоило дальнейших упоминаний.

– Ваша тетушка появилась несколько часов назад, – подтвердила Миранда.

– Так вы знаете…

Миранда снова кивнула и улыбнулась:

– Вероятно, больше, чем вам бы хотелось.

– Если тетя Джозефин вернулась, это значит…

Джек не закончил, и Миранда поняла, что он еще не готов поделиться всеми тайнами. Поэтому она пришла ему на помощь:

– Да, она вернулась с золотом. Выскочив за дверь, Джек посмотрел на луну.

– Только что минула полночь?

– Да.

– Тогда у меня еще есть время, – пробормотал он и, вернувшись, помог Бруно подняться на ноги.

– Доставить золото на берег? – предположила Миранда. – Не волнуйтесь. Об этом уже позаботились.

Джек круто обернулся и уставился на нее:

– Черт побери, что вы сделали?

– Если хотите знать, помогли вам, – столь же резким тоном ответила Миранда. – Пока мы вытаскиваем вас из тюрьмы, ваша тетушка несет золото капитану Дашуэллу.

Джек, не веря своим ушам, качал головой. Бруно оказался более красноречивым.

– Чертовы бабы!

– В чем дело? – спросила Миранда. – Я уверена, что ваша тетушка вполне может…

– Погибнуть.

– Погибнуть? – прошептала Миранда, похолодев от дурного предчувствия.

Джек выскочил из тюрьмы, Миранда мчалась за ним по пятам.

– Кто может убить их, Джек?

– Моя тетя попадется в ловушку. Сэр Норрис решил захватить корабль Дашуэлла. Судья думает, что на нем полно контрабандного чая и кружев, и хочет поживиться. И если он не получит желаемого…

У Миранды кровь застыла в жилах.

У нее за спиной отчаянно ахнула Талли.

– Фелисити, Пиппин, – только и смогла выговорить она. Джек переводил взгляд с одной н