Все изменит поцелуй

Бойл Элизабет

Майор Poбepт Данверз был СОВЕРШЕННО УВЕРЕН — в смерти его кузена так или иначе повинна Оливия Саттон, коварнейшая соблазнительница лондонского полусвета. Чтобы вывести ее на чистую воду, Роберт выдает себя за погибшего — и запутывается в собственных сетях. Потому что за чувственным очарованием и двусмысленной репутацией Оливии скрывается НЕЖНАЯ и ХРУПКАЯ девушка, способная разжечь в мужчине не только пламенную страсть, но и глубокое, НАСТОЯЩЕЕ ЧУВСТВО.

Посвящаю памяти моей бабушки Патриции Лэнтоу

Не многие из известных мне людей радовались каждому дню своей жизни так, как она. Пусть душа ее живет вечно в любимых и лелеемых ею садах, а также в сердцах ее близких, которые всегда будут помнить ее.

 

Пролог

Лондон, 1805 год

Острой боли уже не было, и мгла, поглотившая его, когда он терял сознание, начала рассеиваться. И все же голова болела ужасно, и Орландо лишь с трудом удержался от стона. Тотчас же закрыв глаза, он поступил так, как их учили: остался лежать недвижимо. Ведь маркиз Брэдстоун — человек, только что обшаривший его карманы и похитивший послание, которое Орландо должен был доставить по назначению, — вероятно, подумал, что он мертв.

Во всяком случае, Орландо нисколько не сомневался: если бы маркиз понял, что он все еще жив, жить ему осталось бы недолго.

Но что же теперь делать?

С другого конца дома доносились характерные хлопки — это развлекался бивший по мячу лорд Чамбли. Музыка и голоса гостей были слышны даже здесь, в самой отдаленной части роскошного лондонского особняка.

Стараясь не замечать этот шум, Орландо сосредоточился на звуках, доносившихся из другого угла библиотеки, где маркиз Брэдстоун, что-то бормотавший себе под нос, пытался прочесть зашифрованное послание.

А послание это при определенных условиях дало бы англичанам возможность освободить Испанию от Наполеона — или же почти наверняка сделало бы Брэдстоуна очень богатым человеком.

«Нет, я не могу этого допустить», — подумал Орландо.

Пока Брэдстоун был занят своим делом, Орландо бесшумно и незаметно проверил свою экипировку. Пистолет, всегда висевший у него на поясе, как он и предполагал, исчез.

Его рука скользнула к голенищу сапога, и пальцы нащупали за голенищем серебряную рукоятку стилета. Орландо рассмеялся бы, если бы не надо было притворяться мертвым.

Он украдкой взглянул на маркиза. У того, казалось, вот-вот случится припадок: лицо его было перекошено от напряжения.

Очевидно, шифр оказался труднее, чем ожидал маркиз.

«Продолжай, ненасытный мерзавец, — подумал Орландо, — и ты не заметишь, как я проткну тебе горло».

Но в тот момент, когда он уже готов был свершить возмездие, дверь библиотеки распахнулась.

— Наконец-то. Я жду тебя, — сказал Брэдстоун, повернувшись к двери.

Проклиная свое невезение, Орландо замер и снова закрыл глаза. Теперь ему придется разделаться не с одним, а с двумя противниками.

— Извините, милорд, — раздался вдруг женский голос. Орландо невольно вздрогнул и затаил дыхание. «Женщина? — изумился он. — Неужели Брэдстоун именно сейчас назначил полночное свидание?»

Тут послышалось шуршание — она прошла по ковру, мимо конторки, и Орландо тотчас же почувствовал тонкий аромат изысканных духов. «Кажется, так пахнут розы», — промелькнуло у него.

— Я никак не могла уйти, пока внимание моей матери не удалось наконец полностью отвлечь, — сказала женщина. — Вы поступили очень предусмотрительно, направив к ней партнера для игры в карты. Она не в силах отказаться от хорошей партии.

Орландо снова удивился: судя по голосу, женщина была слишком юной для того, чтобы иметь дело с таким человеком, как Брэдстоун. Да, слишком юной и наивной…

Маркиз засмеялся.

— Ради встречи с тобой я готов на все. И тут же последовал поцелуй.

Своего врага Орландо мог убить без малейших угрызений совести. Но теперь, после того как появилась его любовница, дело принимало совсем другой оборот.

— О, Роберт, я так скучала!.. — проговорила она.

— И я тоже, моя дорогая Оливия! Снова последовал поцелуй.

Воспользовавшись удобным моментом, Орландо чуть приоткрыл глаза и взглянул на девушку, находившуюся в объятиях Брэдстоуна.

«Дорогая Оливия» оказалась совсем не такой, как он предполагал. Она не казалась ни распутницей, ни глупышкой. Ее даже нельзя было назвать красивой или миловидной. Любовница маркиза выглядела совсем иначе. Орландо мысленно назвал ее «невзрачным воробышком». В ней и впрямь не было ничего особенного. Хотя ее рыжеватые волосы ниспадали на плечи весьма изысканным водопадом колечек, блеском своим они напоминали скорее пригоршню тусклых медяков, чем сверкающее золото. Да, конечно же, эта девушка была не из тех юных красавиц, которые, где бы они ни появились, тут же привлекают к себе взоры всех мужчин.

Да и платье на ней было какое-то блеклое, из бледно-желтого муслина, на фоне которого ее волосы выглядели скорее оранжевыми, чем рыжими, а лицо, и без того бледное, казалось еще бледнее.

Орландо охватило странное беспокойство. «Что-то тут не то, совсем не то…» — подумал он, снова взглянув на девушку.

Действительно, что могло связывать маркиза Брэдстоуна и это невинное юное создание? Неужели она его любовница?

— Иди ко мне, дорогая, — говорил Брэдстоун, поглаживая девушку по волосам. — Ты же знаешь, я считаю тебя неотразимой…

— Вы очень добры, милорд. — Она тихонько вздохнула. — Скажите, я правильно расшифровала вашу записку? Вы и в самом деле меня любите? Вы написали, что любите меня и что вам надо попросить меня о чем-то важном, не так ли?

При слове «расшифровала» Орландо насторожился. Действительно, что значит «расшифровала»?

— Разумеется, ты правильно поняла мою записку, — ответил Брэдстоун. Он опять поцеловал ее. — Ты всегда меня понимаешь правильно, мой синий чулочек.

«Синий чулочек»? Такое обращение к любовнице казалось довольно странным, однако девушка, по-видимому, не возражала. Положив голову маркизу на плечо, она снова вздохнула.

«Но о чем же он хочет попросить ее?.. — размышлял Орландо. — Может быть, намерен с помощью этой девушки разгадать шифр?»

Нет-нет, невозможно! Такие безумные мысли могли возникнуть в голове лишь после хорошего удара.

Но в следующее мгновение Орландо понял, что не ошибся.

— Обещаю тебе, нынешняя ночь не будет похожа ни на одну другую, — проговорил Брэдстоун. — Конечно, если ты сделаешь для меня кое-что.

Тут послышалось знакомое шуршание пергамента. Вероятно, это было похищенное маркизом послание. Не удержавшись, Орландо приоткрыл глаза и увидел, что его догадка подтвердилась. Брэдстоун вручил будущее Пиренейского полуострова и Британии этому юному созданию, совсем еще ребенку!

— О, Роберт, — ответила девушка, — я сделаю все, что ты хочешь!

Она прижала к груди один из самых секретных документов в истории Испании — прижала так, словно это были всего лишь стихи, написанные пылким возлюбленным.

Они снова принялись целоваться.

Орландо же тем временем пытался понять, почему Брэдстоун был столь уверен в том, что эта девушка способна решить загадку, над которой уже не один век безуспешно бились ученые и охотники за сокровищами.

— Послушай, дорогая, мы не должны… — проговорил Брэдстоун. — Мы не должны впадать в безумие. Не сейчас.

Маркиз сказал это так, что сразу стало ясно: он абсолютно уверен в своем успехе.

Орландо негодовал. «Пусть она не очень хороша собой, — думал он, — пусть даже не принадлежит к привилегированному сословию, но зато — это совершенно очевидно — она прекрасно воспитана и чиста душой. И вот теперь неизбежное грехопадение приведет ее к гибели…»

Орландо нисколько не сомневался: если молоденькая девушка попадает в объятия мужчины, она должна оставить всякую надежду прожить жизнь порядочной женщиной. Что же касается Оливии, то ей, судя по всему, была уготована незавидная участь.

— Все, довольно, — сказал Роберт, и поцелуи наконец-то прервались. — Сначала расскажи мне, о чем здесь говорится.

Оливия вздохнула.

— Ладно, раз ты настаиваешь…

Снова послышался шорох платья, а затем — шаги. Судя по всему, девушка приблизилась к конторке.

Орландо затаил дыхание… Он понял: на сей раз Оливия наверняка его увидит.

И верно: она вскрикнула в испуге, но Брэдстоун, похоже, приложил ладонь к ее губам.

— Видишь ли, я как раз хотел предупредить тебя об этом, — сказал маркиз. — Обещаешь не кричать, если я уберу руку?

Она, должно быть, кивнула, потому что в следующую секунду послышался ее шепот:

— Он… Что с ним?..

Брэдстоун почти тотчас же ответил:

— Мертв. Я уверен.

«Вот и хорошо, что ты так считаешь, самонадеянный осел», — подумал Орландо.

— Кто он? — спросила девушка.

— Французский агент. Прибыл сюда по заданию проклятого Корсиканца.

Французский! Орландо негодовал, и в этом не было ничего удивительного — ведь в его жилах текла кровь семнадцати поколений кастильских грандов, да и английской крови хватало.

Тут девушка подошла еще ближе и сказала:

— Он не похож на француза. По-моему, скорее, на испанца.

— Верно, ты права. Это один из испанских лакеев Наполеона, — в раздражении проговорил Брэдстоун.

Маркиз обнял девушку за плечи, отвел ее подальше от Орландо и, понизив голос, продолжал:

— Это человек Наполеона, и он прибыл сюда, чтобы одурачить нашего доброго короля. Так случилось, что именно мне пришлось остановить его.

Оливия снова взглянула на Орландо.

— Он слишком молод, чтобы быть столь нечестивым, как ты говоришь.

— Я и сам так думал, пока он не попытался меня убить. Вот… — Брэдстоун показал пистолет Орландо — К счастью, я сумел застать его врасплох раньше, чем он исполнил свой замысел.

— О, Роберт, какой ты храбрый! — воскликнула девушка обвивая руками его шею. — А что именно он хотел сделать? Не скрывай от меня ничего. Если мне предстоит стать твоей… женой, ты должен мне все рассказать.

— Да, конечно, — ответил маркиз, высвобождаясь из ее объятий.

Снова послышалось шуршание пергамента.

— Он привез вот эти инструкции, — продолжал маркиз — Они зашифрованы при помощи одного старинного шифра. А так как ты, моя дорогая девочка, необычайно опытна в разгадывании всевозможных шифров, то я не сомневаюсь, ты сможешь мне помочь.

— Тебе повезло, что в мае мы по счастливой случайности встретились на вечере головоломок у леди Блумберг, — сказала девушка.

— Да, необыкновенно повезло, — согласился Брэдстоун. Однако в голосе его, как показалось Орландо, не было искренности. — Дорогая, я был просто поражен превосходством твоего интеллекта, — продолжал маркиз. — А ведь леди Блумберг считает себя выдающимся экспертом по шифровке. Прошу тебя, воспользуйся своим удивительным талантом ради меня и ради твоего короля.

Орландо в отчаянии стиснул зубы. Он прекрасно понимал, что должен что-то предпринять — но что именно? Ведь Брэдстоун все еще держал в руке пистолет, а девушка стояла совсем рядом… Малейшее неосторожное движение — и она почти наверняка пострадает.

Утешало лишь одно обстоятельство: они пока еще не разгадали шифр. Так что надо было просто подождать и посмотреть, что будет дальше.

А потом уже он решит, стоит ли подвергать жизнь девушки такой опасности.

Ждать пришлось недолго.

— Похоже, кто-то немало потрудился и постарался добиться того, чтобы ни один человек на свете не смог это прочесть, — сказала Оливия. — Вероятно, для каждой пары слов здесь используется отдельный шифр. В первой паре использовали греческий и испанский… Видишь, вот… здесь и здесь.

Немного помедлив, маркиз пробормотал:

— Да, возможно… Блестящая догадка. Но что же там написано? Ты можешь понять?

— Пока не знаю, — ответила Оливия. — Но я могу попробовать, если, конечно, это действительно так важно, как ты говоришь.

— Это чрезвычайно важно, — заявил. Брэдстоун. — Можно сказать, вопрос жизни и смерти.

«Жизни и смерти? — подумал Орландо. — Как будто этот мерзавец заботится о ком-либо, кроме себя… Но к счастью, ничего у него не получится. Ему не удастся воспользоваться похищенным документом».

Орландо действительно был уверен, что девушка не сможет найти ключ к шифру, — настолько уверен, что мог бы держать пари хоть на корабль золота.

В следующее мгновение он понял, что проиграл бы такое пари.

— О, мне все ясно, — объявила Оливия. — Сообщение начинается так: «Королевский выкуп». Понятно?

Девушка вопросительно взглянула на Брэдстоуна, но тот в ответ лишь пожал плечами.

— «Королевский выкуп»?.. — пробормотал маркиз. — Так-так, продолжай.

Оливия занялась следующей частью сообщения. Орландо же тем временем лихорадочно размышлял… Теперь уже было совершенно очевидно: юная любительница головоломок вполне способна совершить то, что не сумел сделать ни один человек на протяжении одиннадцати веков! Но если она прочтет послание до конца… О последствиях даже думать не хотелось.

Орландо снова приоткрыл глаза — и очень вовремя: он вдруг увидел, что Брэдстоун, стоявший сейчас за спиной девушки, бесшумно взвел курок пистолета.

«Вопрос жизни и смерти, — промелькнуло у Орландо. — Кажется, так выразился маркиз».

И тут он вдруг понял, что имел в виду Брэдстоун. Маркиз собирался убить Оливию.

Бесшумно поднявшись на ноги, Орландо затаился за конторкой.

— А… вот, слушай! — воскликнула девушка, даже не подозревая о том, что каждое сказанное ею слово приближает ее к гибели.

— Да-да, что же там написано? — отозвался Брэдстоун.

Внезапно почувствовав головокружение, Орландо качнулся и ухватился за край конторки. Но к счастью, маркиз его не заметил.

А «синий чулочек» тем временем продолжала:

— Эта строчка гласит: «В гробнице Девы». — Тут она закусила губу. — Никогда не слышала о таком месте. По крайней мере здесь, в Лондоне, нет места с таким названием.

Брэдстоун утвердительно кивнул.

— Да, в Лондоне нет. Попробуй прочесть последнее слово — оно должно прояснить все.

По-прежнему стоя за спиной девушки, маркиз стал поднимать пистолет. В какой-то момент дуло коснулось волос Оливии и она едва заметно вздрогнула — будто почувствовала близость смерти.

«Жизни и смерти. Жизни и смерти». Эти слова подтолкнули Орландо к действиям. Крепко сжав рукоятку стилета, он сделал шаг вперед.

— Кажется, разгадала, — сказала девушка. — Последнее слово… «Мадрид». Да, верно… Все послание звучит так: «Королевский выкуп. В гробнице Девы. Мадрид».

Поджав губы, Оливия задумалась. Наконец пробормотала:

— Какая-то бессмыслица… Почему выкуп за короля Георга должен находиться в какой-то гробнице в Испании?

— Тебе не обязательно знать смысл, — ответил Брэдстоун. В следующее мгновение палец маркиза лег на курок.

— Остановись, мерзавец! — крикнул Орландо. Испанец бросился на маркиза, но тот успел отразить удар, почти не поранившись, и стилет отлетел в сторону.

Сцепившись с противником, Орландо пытался завладеть пистолетом. И при этом следил краем глаза за стоявшей у камина девушкой.

— Беги отсюда! Он хочет убить нас обоих! — крикнул он ей по-испански, так как было ясно, что она хорошо владеет этим языком.

Оливия бросилась в сторону двери, и Орландо подумал, что она последовала его совету. Но тотчас выяснилось, что девушка побежала за стилетом: подняв его, она шагнула к Брэдстоуну — очевидно, собиралась вручить ему оружие.

В следующее мгновение маркиз повернул дуло пистолета в сторону Оливии и вновь положил палец на курок.

— Нет! — закричал Орландо и, схватившись за дуло, рванул его в другую сторону, пытаясь направить на маркиза.

Раздался выстрел, и Орландо тотчас же почувствовал жгучую боль в животе. Все поплыло у него перед глазами, и он понял, что теряет сознание.

Раздался пронзительный крик — Орландо понял, что это кричала девушка.

Опускаясь на пол, он еще успел заметить, что она прикрыла рот ладонью.

На несколько мгновений воцарилась тишина, а потом послышались шаги и громкие возгласы, доносившиеся из холла.

Не теряя времени, Брэдстоун вложил еще дымившийся пистолет в руку Оливии и бросился к двери.

— Скорее сюда! — прокричал он. — Произошло убийство!

Орландо держался изо всех сил. Знал, что обязан выжить, чтобы рассказать обо всем… Но нет, ему не выжить. Боль разливалась по всему телу, а веки стали слишком тяжелыми, и глаза его закрылись… Он, казалось, поплыл куда-то, но тут вдруг почувствовал легкое прикосновение к плечу, и кто-то осторожно взял его за руку. Но это был не Брэдстоун — голос маркиза доносился уже из холла.

— Мисс Саттон только что совершила убийство! — кричал он. — Она застрелила в библиотеке человека!

Несколько секунд спустя комнату заполнили люди; все громко говорили и, как показалось Орландо, обращались к девушке, по-прежнему державшей его за руку.

Он попытался сказать, что Оливия не виновата, что это не она стреляла, однако из горла его вырвался лишь хрип.

— Чем я могу вам помочь? — прошептала она по-испански.

Сделав над собой усилие, Орландо сорвал с пальца кольцо и передал девушке. Это кольцо и похищенное маркизом послание — Оливия все еще держала его в руке — были самыми ценными вещами умирающего, и он, из последних сил сжав пальцы девушки, дал понять, что просит эти вещи сохранить.

Внезапно комната заполнилась ярким светом, и свет этот, как ни странно, немного унял боль. Чуть приоткрыв глаза, Орландо прошептал по-испански:

— А теперь беги. Постарайся… Беги как можно дальше. И спрячься, чтобы они тебя не нашли. Передай… — Тут вновь боль захлестнула его, и он на мгновение умолк.

— Кому? — спросила Оливия. — Кому я должна это передать?

— Передай Хоббе, — успел прошептать Орландо. И тотчас же с надеждой в душе унесся туда, где обитали одни лишь горние ангелы.

 

Глава 1

Лондон, 1812 год

— Как ваша поездка к поверенному, миледи? — спросил Карлайл, помогая своей хозяйке, маркизе Брэдстоун, выбраться из кареты.

— Черт бы его побрал, — проворчала маркиза. — Это ничтожество заявляет, что сделать ничего нельзя. Ничего — еще в лучшем случае. Он опасается, что в следующем месяце палата лордов объявит Роберта погибшим и его лишат титула.

Карлайл сокрушенно покачал головой.

— Именно этого я и боялся, миледи.

Маркиза в раздражении передернула плечами и воскликнула:

— Всего лишь месяц, Карлайл! Всего один месяц! А где я потом буду жить? Куда я пойду? Все, что в этой жизни имеет для меня хоть какой-то смысл, связано с поместьем!

«Куда все мы пойдем?» — подумал Карлайл. Прислуга Парнеллов были заинтересована в сохранении семейством титула ничуть не меньше, чем сама маркиза, — ведь от этого зависело их благополучие.

Леди Брэдстоун, шмыгая носом, поднесла к лицу платочек.

— Ах, если бы только мой дорогой мальчик вернулся! Он бы этого не допустил! Он ведь должен знать, как я страдаю из-за его постоянного отсутствия! А тут еще новое несчастье!

— Если бы его светлость об этом знал, он бы, конечно, поспешил отправиться домой без малейшего промедления, — весьма дипломатично заметил Карлайл. Уж неоднократно, при всяком удобном случае, дворецкий пытался внушить своей хозяйке мысль, что ее сын едва ли когда-нибудь вернется.

Вот уже долгих семь лет маркиза отказывалась признавать, что ее сын исчез при весьма сомнительных обстоятельствах, а затем пытался бежать на печально известной «Бонвентуре». И она не желала верить в то, что ее сын оказался на этом корабле в тот самый момент, когда французы напали на него и потопили неподалеку от побережья Португалии, хотя о гибели команды корабля и пассажиров писали все газеты.

В числе погибших был и маркиз Брэдстоун.

И вот теперь над имением маркиза нависла угроза — отчасти из-за отсутствия наследников, отчасти же из-за действия принца-регента, желавшего завладеть поместьем. Очевидно, принц намеревался пожаловать поместье и титул кому-то из своих любимцев.

Однако мать маркиза всячески препятствовала принцу. Леди Брэдстоун отказывалась верить в то, что ее сын погиб. Даже свидетельства очевидца — капитана проплывавшего неподалеку пакетбота — не поколебало ее уверенности в том, что сын жив и вскоре вернется.

«У матери всегда есть предчувствие, — часто говорила маркиза своему дворецкому. — Если бы Роберт умер, я бы почувствовала».

— Это все из-за мерзавки Саттон, — сквозь зубы процедила леди Брэдстоун.

Некоторые из слуг отвернулись, пряча усмешку, но Карлайл тут же обвел их весьма суровым взглядом. Дворецкий прекрасно знал: если хозяйка обвиняет во всех своих несчастьях эту бесстыдную девицу, значит, она имеет все основания для подобных обвинений.

— Именно из-за этой ужасной распутницы моему бедному мальчику пришлось срочно покинуть Лондон, — продолжала маркиза. — О Господи, ведь прошло уже столько лет, а я до сих пор ничего о нем не знаю. Наверняка он попал в руки каких-нибудь злодеев! Как раз сегодня утром я сказала мистеру Хоторн-Уэйту, что абсолютно уверена: моего Роберта похитили и посадили на какой-то гнусный корабль… Разумеется, не на «Бонвентуру».

Маркиза ненадолго умолкла, но Карлайл знал, каких слов следует ожидать, — леди Брэдстоун повторяла эти слова уже в течение семи лет.

Выдержав паузу, маркиза воскликнула:

— О Боже, Лиссабон! Мой Роберт по собственной воле никогда не отправился бы в такое ужасное место!

— Совершенно верно, миледи, — кивнул Карлайл. Маркиза тяжко вздохнула.

— Вот так я и сказала мистеру Хоторн-Уэйту. Хотя… Видимо, не следует ему доверять. — Леди Брэдстоун пристально посмотрела на дворецкого. — Он считает, что палата лордов в любом случае объявит Роберта погибшим. Даже если произошло похищение.

— Ужасная несправедливость, миледи, — отозвался Карлайл.

Маркиза неожиданно улыбнулась и направилась к дому. Немного помолчав, она вновь заговорила:

— Он даже не захотел заняться поисками этой девицы, чтобы привлечь ее к суду. А ведь она убила того несчастного испанца. Кто может поручиться, что она не причинила вреда и Роберту тоже? Так вот, этот ничтожный человек заявил… Он имел дерзость намекнуть, что мисс Саттон скорее всего погибла вместе с моим Робертом! Вы можете себе такое вообразить? Якобы мой Роберт взял с собой в Лиссабон убийцу! Вы можете поверить в это?

— Он бы так не поступил, миледи, — сказал Карлайл.

Впрочем, дворецкий понимал, что поверенный дает совершенно верную оценку ситуации. Ведь свидетели видели, как мисс Саттон склонилась над телом убитого испанца. При этом в руке она держала еще дымившийся пистолет. Кроме того, лорд Брэдстоун тут же сообщил, что преступление совершила мисс Саттон. Затем возникла паника, и он куда-то исчез — видимо, под покровом ночи бежал из Лондона на борту «Бонвентуры». А на следующее утро выяснилось, что и мисс Саттон исчезла.

Разумеется, проводилось расследование, и в комнате мисс Саттон были обнаружены любовные письма маркиза. Некоторые из этих писем даже попали в газеты. Но и столь очевидные факты не произвели на леди Брэдстоун ни малейшего впечатления — она считала, что ее сына оклеветали.

— Ах, Карлайл, что я скажу Роберту, когда он вернется домой и обнаружит, что я не смогла сохранить его титул и его имение? — проговорила маркиза, и глаза ее наполнились слезами.

Проводив хозяйку в дом, дворецкий распорядился подать в гостиную большую чашку чая и целое блюдо любимых пирожных миледи. Карлайл решил, что настало время в очередной раз поговорить с маркизой. Следовало каким-то образом убедить ее в том, что она напрасно упорствует, отказываясь верить в гибель сына. Ведь было совершенно очевидно: маркиз Брэдстоун уже никогда не вернется.

Собравшись с духом, Карлайл повернулся к хозяйке и вдруг заметил, что лицо ее побелело. Взгляд маркизы был прикован к окну, и она, казалось, лишилась дара речи.

Проследив за взглядом миледи, Карлайл похолодел — ему почудилось, что он увидел привидение.

— Но это же мой… — пролепетала наконец леди Брэдстоун — и лишилась чувств.

К счастью для маркизы, она повалилась не на холодный пол, а на своего дворецкого; увидев переходившего улицу маркиза Брэдстоуна, Карлайл упал в обморок на мгновение раньше хозяйки.

Лондон, неделей позже

— Уж не сам ли это лорд Брэдстоун? — сказал человек, сидевший в полутемном углу пивного бара. — Для покойника ты выглядишь неплохо!

Роберт нахмурился и опустился на свободное место.

— Пимм… Не называй меня этим именем. По крайней мере здесь. Мне сейчас не до шуток. И лишние неприятности мне ни к чему.

Лорд Брэдстоун осмотрелся и заметил, что некоторые из завсегдатаев заведения поглядывают на него с любопытством. Впрочем, эти люди едва ли что-нибудь слышали о его чудесном возвращении из мертвых — вероятно, в «Семи кругах» просто не привыкли к таким посетителям, как маркиз Брэдстоун.

— Что-то ты поздно… — Пимм вытащил часы из кармана своего поношенного жилета и тотчас же сунул их обратно. Затем вдруг чихнул и принялся утирать платком свой красный нос.

— Не так-то просто найти кебмена, который согласился бы ехать в этот конец города, — ответил Роберт. — К тому же у моей матери были на это утро в отношении меня другие планы.

Маркиз кивком подозвал девушку-официантку.

— То же самое, что и у него, — сказал он, указывая на стоявший перед Пиммом стакан. Затем протянул девушке монету.

— Две порции, — ухмыльнувшись, добавил Пимм.

Официантка помедлила — очевидно, ждала, когда Пимм заплатит. Но тот, посмотрев на Роберта, сказал:

— Видишь ли, я сегодня не при деньгах…

Маркиз нахмурился и, сунув руку в карман, вытащил еше одну монету. Взяв деньги, девушка направилась к бару.

Маркиз с Пиммом молча ждали, когда их обслужат. Роберт, очевидно, не слишком опоздал — Пимм успел опорожнить всего лишь один стакан, поэтому был неразговорчив. Во всяком случае, к разговору о деле он всегда приступал только после двух стаканчиков виски.

Разумеется, Пимм был пьянчугой и выглядел не слишком привлекательно — то есть так. как выглядят все лондонские пьяницы. Однако он был одним из немногих людей в Лондоне, которым Роберт доверял. Более того, Пимм являлся одним из тех, кто знал, что Роберт на самом деле не был настоящим маркизом Брэдстоуном.

Майор Роберт Данверз, еще недавно офицер армии его величества на Пиренейском полуострове, откинулся на спинку стула и подумал о том, что сейчас предпочел бы столкнуться лицом к лицу с неприятелем, а не сидеть в «Семи кругах».

Да и вообще, не нравилось ему в Лондоне.

Была б его воля, он вернулся бы в Португалию или Испанию и занимался бы там своим любимым делом — шпионажем в пользу Веллингтона.

Черт побери! Если бы он не перехватил тогда французского курьера и отправился в Лиссабон тремя месяцами раньше, то не наткнулся бы на недавно прибывшего адъютанта Веллингтона — этот человек по ошибке принял майора за маркиза Брэдстоуна, то есть за его кузена.

— Парнелл! — воскликнул в изумлении адъютант. — Значит, ты жив?! А ведь говорили, что ты погиб…

Когда недоразумение разъяснилось, все долго смеялись. Даже обычно сдержанный Веллингтон не удержался от улыбки. Но уже в следующее мгновение Роберт заметил, что Веллингтон как-то странно на него поглядывает — было очевидно, что главнокомандующий что-то обдумывает…

А спустя два дня Веллингтон вызвал Роберта в свой кабинет и за закрытыми дверями отдал майору весьма необычный приказ.

Роберт должен был отправиться в Лондон под видом маркиза Брэдстоуна.

Будучи до мозга костей человеком военным — он получил звание майора за заслуги на полях сражений и во вражеском тылу, — Роберт сразу же приуныл. Однако хитрый Веллингтон сумел сделать так, что у Роберта фактически не осталось выбора. Командующий заявил:

— Я предполагаю, что ты сумеешь обнаружить местонахождение «Королевского выкупа».

«Королевский выкуп». Эти слова, казалось, преследовали Роберта. Он не раз уже слышал о легендарных сокровищах, собранных одиннадцать веков назад испанской королевой, опасавшейся нашествия мавров. Мавры тогда сокровищами не завладели, да и сейчас, по мнению Роберта, никто не смог бы этого сделать. Более того, майор сомневался в самом существовании сокровищ.

Однако Веллингтон придерживался иного мнения. Он считал, что эти сокровища столь же реальны, как и блистательные регалии английской короны, хранящиеся в лондонском Тауэре. Кроме того, он был уверен в том, что покойный маркиз Брэдстоун, кузен Роберта, знал, где находятся сокровища.

И он, майор Данверз, был поразительно похож на этого человека.

Черт бы побрал его кузена, черт бы побрал эти сокровища!

Действительно — проклятые сокровища! Ведь именно из-за них семь лет назад попал в ловушку один очень достойный человек. Этот ни в чем не повинный человек оказался на пути искателей клада и заплатил своей жизнью.

Вспомнив об этом, Роберт вдруг понял: предложение Веллингтона давало ему возможность пролить свет на события прошлого. Если ему удастся найти сокровища, то они наконец-то перестанут являться соблазном для множества негодяев.

Да, майор не мог упустить такой шанс, хотя и понимал, что ему будет очень сложно выдавать себя за человека, которого он никогда в жизни не видел.

К делу привлекли адъютанта, знавшего маркиза Брэдстоуна. Тот должен был подробно рассказать о приятелях маркиза, о его привычках, а также о тех местах в Лондоне, где маркиз больше всего любил бывать. Поначалу адъютант не очень откровенничал, однако в конце концов признался, что у маркиза была репутация «весьма легкомысленного человека».

Узнав кое-что о покойном родственнике, Роберт нисколько не пожалел о том, что не был с ним знаком. Маркиз Брэдстоун, судя по всему, был не очень-то приятным человеком. Роберт Данверз провел детство вдали от Англии. Его отец искал счастья на службе у короля, и мальчик постоянно переезжал вместе с родителями из одной европейской столицы в другую.

За последние же несколько лет Роберт изъездил вдоль и поперек Испанию, Португалию, Италию и Францию. По заданию Веллингтона майор следил за передвижениями Наполеона и выдавал себя за самых разных людей. Однако ему еще ни разу не приходилось выдавать себя за действительно существовавшего человека. Поэтому сейчас, чтобы не вызвать у окружающих подозрения, он притворился, будто при падении с борта «Бонвентуры» получил травму головы. Это объяснение казалось не более правдоподобным, чем само его чудесное воскрешение, однако, как вскоре выяснилось, оно было принято всеми без исключения знакомыми маркиза.

А в «Семи кругах» майор встречался с Пиммом — человеком, которому полностью доверял Веллингтон и которого высоко ценил отец Роберта, когда-то служивший вместе в ним в министерстве иностранных дел.

Официантка наконец-то принесла стаканы и поставила их на столик.

— Что-нибудь еще? — спросила она.

— Нет, это все, — ответил Роберт. Официантка пожала плечами и удалилась.

Роберт пригубил из своего стакана и поморщился. Вкус у виски был отвратительный. Но Пимм, казалось, этого не заметил. Он осушил свой стакан одним глотком и приступил к делу.

— Ты что-нибудь нашел?

— Ничего, — ответил Роберт. — Абсолютно ничего. Пимм выругался вполголоса.

— Я думал, что раз уж ты попал в дом, то сможешь найти все, что нам нужно.

— Да, план у тебя был превосходный, — усмехнулся Роберт. — Правда, он строился на предположении, что там можно что-нибудь найти.

Пимм немного помолчал, потом спросил:

— К тебе кто-нибудь подходил? Может, кто-нибудь намекал, что ждет своей доли?

Роберт покачал головой.

— Нет. По крайней мере я таких намеков не уловил. Зато услышал немалое количество многозначительных восклицаний по породу моего чудесного воскрешения.

Пимм ухмыльнулся и потянулся к стакану, которым пренебрег Роберт. Осушив его, он одобрительно кивнул и вдруг заявил:

— Вообще-то я думаю, что ей уже пора выйти на сцену.

— Ей? — переспросил Роберт.

Майор невольно поморщился — за последнюю неделю eму на шею уже бросалось столько женщин, что хватило бы до конца жизни. Его кузен, помимо нескольких весьма приличных карточных долгов, оставил множество расфуфыренных любовниц, которые были не прочь возобновить q ним прежнюю связь.

— Да, ей, — кивнул Пимм. — Девчонке. Возможно, она сумеет тебе помочь.

— Сумеет мне помочь? — Майор в изумлении уставился на собеседника. — Ты о ком?

— О мисс Саттон.

Роберт внимательно посмотрел на Пимма. Он был уверен, что на того не лучшим образом подействовало дешевое виски.

— Мисс Саттон вместе с моим кузеном уже семь лет покоится на дне Атлантики! Я очень сомневаюсь, что она сумеет мне помочь.

Пимм отрицательно покачал головой.

— Умереть-то она, может, и умерла. Но в таком случае ее могила далеко от могилы твоего кузена.

Роберт со вздохом проговорил:

— Тебе прекрасно известно, что мисс Саттон погибла вместе со своим любовником. Это все знают. Она вместе с ним поднялась на борт «Бонвентуры», перед тем как корабль ушел в свое последнее плавание.

Пимм пожал плечами.

— Да, такова была официальная версия. Но это неправда.

— Неправда? — переспросил Роберт.

— Предупреждаю: если тебе когда-либо вздумается предать это гласности, я буду все отрицать, — прошептал Пимм. — Так вот, Оливия Саттон не поднималась на борт «Бонвентуры». Ее доставили в дом матери, откуда она через некоторое время сбежала.

— Верно, — кивнул Роберт. — А потом она вместе с любовником поднялась на борт «Бонвентуры».

Пимм снова покачал головой.

— Нет, ее там никогда не было. Женщину, поднявшуюся вместе с Брэдстоуном на борт корабля, звали Салли Каллахан. Она была танцовщицей. Брэдстоун сблизился с ней за несколько недель до этого.

Роберт ненадолго задумался. Затем спросил:

— А к чему же тогда вся эта ложь? Пимм усмехнулся.

— Люди, занимавшиеся этой запутанной историей, побоялись общественного мнения. Реакция могла бы быть весьма бурной, если бы стало известно, что убийца разгуливает на свободе. Кроме того, это могло бы окончательно испортить наши и без того уже непростые отношения с испанским правительством в изгнании. Ведь мы потеряли послание и упустили убийцу нашего агента. Политические последствия в тот момент…

— Я все понял, — перебил Роберт. — Это придумал Чамбли, не так ли?

Пимм едва заметно кивнул.

«Опять лорд Чамбли, — подумал Роберт. — Черт бы побрал этого человека!» Действительно, из-за действий лорда Чамбли, королевского представителя в министерстве иностранных дел, Англия лишилась уже нескольких агентов. Отец Роберта всегда утверждал, что в действиях Чамбли видит не только ошибки… Значит, следовало каким-то образом устранить этого королевского советника.

Взглянув на собеседника, Роберт проговорил:

— Но если эта девушка жива, то почему никто не попытался ее отыскать?

Пимм указал официантке на пустые стаканы, затем сказал:

— Думаешь, я не пытался? Знаю, что и Чамбли пытался. Но девчонка бесследно исчезла. Никто не смог ее отыскать.

Роберт с удивлением посмотрел на собеседника.

— Так что же получается? Она все эти годы была жива, на Пиренейском полуострове гибли люди, старавшиеся найти сокровища?

Роберт не очень-то верил в легенду о «Королевском выкупе», но он знал, что испанские повстанцы, которые вели свою собственную войну с Наполеоном не на жизнь, а на смерть, в нее верили. Судя по всему, верил и Веллингтон, пытавшийся объединить всех повстанцев под своим флатом чтобы разгромить французов раз и навсегда.

Семь лет назад пожилой испанский священник обнаружил в пыльной гробнице скрепленное печатью зашифрованное послание. Решив, что в нем указано местонахождение «Королевского выкупа», священник пронес пергамент через вражеские позиции, чтобы вручить его лично Веллингтону. Веллингтон обещал найти человека, который сумеет разгадать древнюю тайну, ибо среди священнослужителей не оказалось ни одного, способного расшифровать послание. Поэтому один из молодых агентов отправился с этим посланием в Лондон, и дальнейшие события стали еще одной печальной страницей в трагической истории сокровищ.

Тут официантка принесла виски для Пимма, однако поставила стакан на стол только после того, как получила от Роберта монету. Немного помолчав, майор продолжал:

— Итак, насколько я понимаю, ты решил, что мисс Саттон выйдет из своего укрытия, чтобы радостно приветствовать меня…

Пимм кивнул.

— Правда, в последний раз ты обошелся с ней не очень справедливо. Наверное, в качестве компенсации она захочет получить больше чем свою долю.

— Свою долю? — усмехнулся Роберт. — А почему она должна считать, что заслуживает долю чего бы то ни было?

Пимм пожал плечами.

— По всей вероятности, именно она расшифровала для твоего кузена послание.

Роберт внимательно посмотрел на собеседника.

— Похоже, ты слишком много выпил этой бурды, — проворчал он. — Ты утверждаешь, что молоденькая девушка расшифровала этот документ? Да ведь послание было составлено одним из самых блестящих ученых восьмого столетия, а не репортером бульварной газеты.

— И это скорее всего только облегчило ей задачу, — усмехнулся Пимм. Увидев, что Роберт ему не верит, он продолжал: — Видишь ли, мисс Саттон на протяжении многих лет — правда, сама не подозревая об этом, — расшифровывала различные сообщения для министерства иностранных дел. Ее отцом был сэр Джон Саттон.

— Это лингвист? — спросил Роберт. — Тот самый, который повесился, когда его поймали на продаже секретов голландцам?

— Вот именно, тот самый, — ответил Пимм. — А его дочь выучилась всему, сидя у него на коленях. И она разбиралась в этих делах намного лучше отца! Саттон находил забавным, что его дочь могла расшифровать то, с чем не справлялись так называемые эксперты из министерства иностранных дел.

— А Брэдстоун прослышал о ее талантах и… — Роберт умолк — факты говорили сами за себя. Мисс Саттон связалась с его кузеном, чтобы заполучить какую-то часть легендарного сокровища. А затем убила агента, который попытался им помешать.

Неудивительно, что Пимм так жаждал ее найти.

— А Веллингтон знал обо всем этом? — спросил Роберт. Пимм кивнул.

— Теперь ты понимаешь, почему выбрали именно тебя?

Веллингтон рассчитывает на то, что мисс Саттон попытается встретиться с тобой.

— Черт бы побрал эту предательскую породу! — воскликнул Роберт.

Майор со всего размаху ударил кулаком по столу, и Пимм едва успел придержать свой стакан. — Так что же ты предлагаешь? Пимм пожал плечами.

— Полагаю, у тебя нет выбора. Ты должен вступить в союз с этой девушкой.

— А как я это сделаю, если никто не знает, где она?

— Я подозреваю, что она сама тебя найдет. Когда же это случится, поухаживай за ней, завоюй ее доверие. Соблазни ее, если придется. Главное — узнай то, что нам нужно.

— Соблазнить ее? — Роберт покачал головой. — Ты в своем уме?

Пимм поднялся со стула и проговорил:

— Поверь, я дал тебе прекрасный совет.

Оба направились к выходу, и уже на улице Роберт спросил:

— Если я найду ее и узнаю все, что нам нужно, что мне после этого с ней делать?

Пимм с усмешкой ответил:

— Все, что сочтешь нужным.

 

Глава 2

Финн-Мэнор, графство Кент

— Ките! Ките! Да куда же ты пропала, несносная девчонка?! — громко кричала леди Финч, сидя в своем передвижном кресле, к которому была прикована уже более двадцати лет и в котором, по правде говоря, совсем не нуждалась.

— Ките, принеси мне лондонские газеты, которые Джемми утром привез из города!

Эту тираду ее светлость подкрепила звоном колокольчика, всегда висевшего у нее на шее, — так она поступала всякий раз, когда ей казалось, что все в доме перестали ее замечать.

Ките, наемная компаньонка леди Финч, поспешно спустилась по главной лестнице. Почти вся прислуга в доме жалела эту добрую женщину — ведь она не только безвременно овдовела, но и вынуждена была слушать постоянное брюзжание пожилой дамы. Впрочем, в таком же положении находились и все прочие слуги в имении Финчей.

У лестницы миссис Ките встретил Джеймс Рейберн, единственный сын и наследник Финчей. Джемми — так все ласково называли молодого человека — украдкой посмотрел в сторону комнаты, из которой доносился голос матери.

— Наша пташка сегодня в прекрасной форме, — прошептал он так, чтобы леди Финч его не услышала. Девятнадцатилетний Джемми относился к матери с неподдельным страхом. Наверное, именно поэтому он при малейшей возможности удирал обратно в Лондон. — Миссис Ките, должен предупредить вас. Она в своем духе. Начала звать вас и требовать газеты, как только услышала, что я скачу к дому.

Миссис Ките вздохнула.

— Почему же вы тогда просто не отнесли их ей?

— Я? — Молодой человек изобразил удивление. — Чтобы перед самым обедом встретиться лицом к лицу с этим драконом? Ни за что!

Снова раздался звон колокольчика. Джемми подмигнул миссис Ките и протянул ей письма и газеты, которые привез из Лондона. Затем взглянул на пистолеты, которые держал в другой руке, и сказал:

— Может, махнем на все рукой и пойдем постреляем? Как в прежние времена?

Миссис Ките улыбнулась. Когда она приехала в Финч, Джемми было всего двенадцать лет и подобные проблемы для нее были обычным делом. Однако в последнее время она старалась забыть об этих дружеских отношениях и соблюдала определенную дистанцию. Она понимала, что так будет лучше для них обоих.

— Пистолеты совсем новенькие, — пояснил молодой человек. — И все офицеры королевских стрелков, которых я в пошлом месяце встретил в городе, сейчас помешаны на таких пистолетах. Когда мама смилостивится и позволит мне купить патент офицера Седьмого полка, я уже буду готов к встрече с проклятыми французишками. — Глаза юноши сверкнули — было очевидно, что он мечтает о военной карьере. — Миссис Ките, давайте я покажу вам, как они метко стреляют. Я даже дам вам стрелять первой. Это гораздо веселее, чем сидеть здесь целый день с ее светлостью!

— Ките! — снова позвала леди Финч.

— Да, ваша светлость, я сейчас! — отозвалась миссис Ките.

— Почему так долго? Может, это мой сын тебя задерживает? Если он — давай его сюда! Пусть объяснит, что за счет прислал мне его портной!

Джемми тотчас побледнел. Взглянув на миссис Ките, он приложил палец к губам.

— Я не видела Джемми, миледи, — сказала миссис Ките. — Но он оставил для вас в холле письма и газеты.

— Так что же ты стоишь? — проворчала пожилая дама. — Неси их сюда.

Джемми улыбнулся своей спасительнице и, положив один из пистолетов на комод, прошептал:

— Это на случай, если вам удастся сбежать. Присоединяйтесь. Я буду на восточной стороне.

Снова подмигнув молодой женщине, Джемми отправился на кухню — он всегда там прятался, когда надо было переждать грозу.

Миссис Ките со вздохом направилась в комнату. Она знала: теперь, получив свежие лондонские новости, ее светлость будет весь день говорить о падении нравов. И ей придется не только выслушивать брюзжание хозяйки, но и писать письма редакторам газет, а также отправлять записки знакомым ее светлости. Впрочем, миссис Ките прекрасно понимала, что выхода у нее нет и ей придется запастись терпением.

— Наконец-то, — проворчала леди Финн, когда ее компаньонка вошла в комнату. — А то я уже подумала, что все в доме оглохли.

Миссис Ките улыбнулась и положила газеты на стол, стоявший рядом с креслом ее светлости. Указав на колокольчик, она сказала:

— Из-за этого действительно можно оглохнуть. Леди Финч усмехнулась и пробормотала:

— Ты стала чересчур дерзкой, Ките. Мне следует тебя уволить.

Миссис Ките снова улыбнулась.

— Вы уволите меня прямо сейчас или после того, как я напишу письма?

— Ты ведь, пожалуй, потребуешь плату за полный день, — проворчала пожилая леди. — Так что сначала поработай, а потом уже можешь собирать свои вещи.

Миссис Ките утвердительно кивнула. Она прекрасно знала, что леди Финч не уволит ее, как бы дерзко она себя ни вела. Взявшись за спинку кресла своей хозяйки, молодая женщина подкатила его поближе к окну, где было больше света, и спросила:

— С чего начнем? С «Тайме» или «Морнинг пост»? Леди Финч ненадолго задумалась, потом сказала:

— С «Морнинг пост». Я хочу посмотреть, опубликовано ли мое письмо.

Миссис Ките рассортировала двухнедельную подборку газет в хронологическом порядке. Верхний экземпляр она передала леди Финч. Затем села в кресло у стола, взяла ручку и приготовилась записывать. Ждать пришлось недолго.

— Ките, ты только послушай! Леди Беннингтон забеременела и родила сына. В ее-то возрасте! Это просто неприлично.

Леди Финч что-то проворчала себе под нос — так было всегда, когда она собиралась с мыслями и готовилась продиктовать длиннейшее письмо.

— А лорд Беннингтон теперь, наверное, с важностью расхаживает по городу — ставит это в заслугу себе одному. Не понимаю, как Миранда могла выйти за этого скучного типа!

— Когда у вас родился Джемми, сколько вам было лет? — спросила миссис Ките, хотя прекрасно знала, что в момент появления на свет наследника Финчей леди Финч была лет на пять старше, чем нынешняя роженица.

— Хм… Это не твое дело.

Леди Финч снова задумалась — было совершенно ясно, что она еще не решила, как выразить свое отношение к леди Беннингтон. Наконец, взглянув на компаньонку, пожилая дама заявила:

— Отправь Миранде записку с поздравлениями и комплект пеленок, который мы сшили прошлой зимой.

Тут леди посмотрела в сторону холла и увидела Джемми — тот пытался незаметно уйти, чтобы поупражняться в стрельбе.

— Боже мой! — воскликнула леди Финч. — Наверное, я не доживу до того счастливого момента, когда смогу завернуть в эти пеленки собственных внуков! — Она прикоснулась к корзине с шитьем, которую всегда держала под рукой.

Миссис Ките улыбнулась, заметив, что Джемми, услышавший про «внуков», ускорил шаги.

— И не забудь… — продолжала леди Финч, снова повернувшись к компаньонке. — Следует послать ей копию составленных мной инструкций о том, как найти хорошую кормилицу и няню. Ведь ребенку нужен правильный уход.

Миссис Ките молча кивнула. Она прекрасно знала, что одними инструкциями хозяйка не удовлетворится. И действительно, леди Финч тут же добавила:

— И вот еще что… Одно предостережение. Напиши Миранде, что теперь, когда она подарила своему никчемному мужу наследника, ей не помешает отдельная спальня с надежным замком.

Миссис Ките с трудом удержалась от улыбки — ведь лорд и леди Финч до сих пор спали в одной спальне.

Все утро, весь день и даже после ужина, леди Финч продолжала заниматься бумагами. Сидя в своем кресле, она диктовала миссис Ките срочные записки к знакомым, о которых упоминалось в полученных ею письмах и газетах. Из составленного самой леди Финч обширного собрания всяческих советов компаньонка должна была выписывать инструкции для тех, чьи поступки требовали немедленного вмешательства.

Наконец леди Финч добралась до самой свежей из газет. Как правило, взяв в руки газету, она сразу же открывала ее там, где печатали всевозможные слухи, но на этот раз почему-то остановилась на самой первой полосе.

— Занятно, — пробормотала она наконец. — Он, оказывается, жив. А я-то думала, что он все это время горит в преисподней.

Миссис Ките зевнула. Она совершенно обессилела после целого дня напряженной работы. К тому же у нее ужасно болели голова и рука — ведь она весь день писала.

— Вот послушай, Ките, — продолжала леди Финч. Она тотчас же принялась читать: — «Говорят, что чудес в наше время не бывает, однако рассказ о недавнем происшествии в Лондоне, несомненно, поразит всех. Встречаемый как герой и удостоившийся в минувшую субботу приема в его честь, он останется темой для разговоров еще многие месяцы».

Миссис Ките снова зевнула и попыталась изобразить улыбку. «Может, принести еще несколько свечей?» — подумала она — и действительно, леди Финч так оживилась, что работа с корреспонденцией могла затянуться до самого утра.

— Вот замечательное место, — объявила ее светлость. — «Пережив морское сражение неподалеку от побережья Португалии и несколько дней скитаясь в открытом море, наш соотечественник, славный сын Британии…» — Леди Финч внезапно умолкла. — «Славный сын Британии». Это звучит неплохо, правда, Ките?

— Да, весьма, — согласилась Ките. И вдруг похолодела. «Морское сражение неподалеку от побережья Португалии…» — промелькнуло у нее.

— Так вот… — Ее светлость поднесла газету к самому носу. — «Славный сын Британии почти семь лет провел…»

Семь лет? Нет, подобное невозможно. Миссис Ките просто не могла в это поверить. Ведь он умер. Его давно нет в живых. Все эти семь долгих лет его нет в живых.

— «… в плену у французов, — продолжала леди Финч. — Два месяца назад наш герой совершил побег из одного из гарнизонов, размещенных в Испании…»

Испания? Сердце молодой женщины бешено колотилось — на нее нахлынули воспоминания.

— Ките! Ките! Ты слышишь меня? — с беспокойством проговорила леди Финч. — Что с тобой? На тебе лица нет! Позови Мерси, пусть принесет тебе мою настойку от мигрени!

Сделав над собой усилие, миссис Ките улыбнулась и покачала головой:

— Нет-нет, не стоит, все в порядке. Прошу вас, миледи, продолжайте.

— Что ж, раз ты настаиваешь…

Леди Финч расправила газету, затем внимательно посмотрела на свою компаньонку. Та молча кивнула, давая понять, что готова слушать дальше.

— На чем я остановилась? — пробормотала пожилая леди.

— На Испании, — подсказала миссис Ките; ей казалось, что это слово обжигает ей язык.

— Да, Испания… — Леди Финч пробежала глазами колонку. — А, вот… «Совершил побег из одного из гарнизонов, размещенных в Испании, и с помощью испанских повстанцев добрался до расположения английских войск в Португалии». — Ее светлость сочувственно покачала головой. — Бедный мальчик. Как он, наверное, обрадовался, когда увидел наши доблестные флаги!

Миссис Ките снова кивнула. Она боялась произнести хотя бы слово, чтобы слишком явно не проявить свой интерес. И ей казалось, что боль в ее груди с каждым мгновением усиливается…

«Но этого не может быть, — думала она. — Этого просто не может быть».

Леди Финч снова принялась читать:

— «Из Лиссабона, где его с большим почетом принял Веллингтон, он отплыл на» Архимеде»и в минувший вторник прибыл в Лондон. Его мать от радости упала в обморок. Эта мужественная женщина (читатели, конечно же, помнят, как она боролась за то, чтобы сохранить для своего сына титул и имение) теперь устраивает прием в честь его возвращения «. — Леди Финч вновь покачала головой. — Вот вам, пожалуйста!.. А я все эти годы убеждала Сару в том, что ей следует забыть об этом мошеннике, которого она называла своим сыном, и найти себе какое-нибудь другое развлечение, а не докучать палате лордов просьбами о сохранении его имущества. Однако надо признать, что Парнеллы — настойчивые люди!

«Парнелл! — Молодой женщине почудилось, что она вот-вот задохнется. — Значит, все-таки он!» Ее светлость отложила газету.

— Так-так, выходит, маркиз Брэдстоун воскрес из мертвых. Да еще стал героем в придачу! Интересно, а помнит ли кто-нибудь, почему он исчез? Ведь та история заслуживает гораздо большего внимания, чем вся эта чепуха о бегстве из французского плена. Все произошло как раз перед твоим приездом сюда, Ките. Вряд ли ты что-нибудь об этом слышала, но если слышала, то, конечно же, сразу вспомнишь. — Леди Финч кивнула горничной, пришедшей укладывать хозяйку в постель.

Миссис Ките вздохнула и пробормотала:

— Да, миледи, я припоминаю эту историю. Горничная уже выкатывала кресло леди Финч, и поэтому пожилая дама ничего не ответила.

Что же касается миссис Китс, то она, урожденная Оливия Саттон, не просто слышала об этой истории. Она пережила ее.

По пути в свою скромную спальню Оливия снова вспоминала события той ночи.

После того как ее объявили убийцей молодого испанца, все у нее в жизни изменилось. Роберт обвинил ее в убийстве и почти тотчас же куда-то исчез.

Несколько часов спустя она сидела в своей комнате и думала о том, почему же все вдруг обернулось так скверно. При этом девушка все еще держала в руке послание и золотое колечко, казавшиеся совершенно нереальными. И ей снова и снова вспоминались слова, сказанные молодым испанцем.

«А теперь беги, — говорил он. — Постарайся… Беги как можно дальше».

«Но куда и как?» — хотелось ей тогда спросить.

Нет, бегство — это для нее не выход. Выход — лорд Брэдстоун.

Да, именно так. Она пойдет к нему, чтобы восстановить свое доброе имя.

К счастью для Оливии, замки в доме ее родителей — как, впрочем, и все остальное имущество — после смерти отца находились в плачевном состоянии, так что ей не составило особого труда отпереть их шпилькой для волос. Собрав все свои драгоценности и прихватив деньги, накопленные ею для предполагавшегося побега с Робертом, девушка бежала из-под ареста, пройдя мимо уснувшей стражи.

После этого она первым делом отправилась к дому Роберта, где почтальон сообщил ей, что случайно услышал, как его светлость приказывал кучеру везти его к причалам, на корабль, который назывался «Бонвентура». Оливия взяла кеб и вскоре подъехала к причалу. Однако тотчас же выяснилось, что она опоздала — судно уже отчалило.

Но хуже всего было то, что в последний момент она заметила на палубе Роберта. Он протянул руку к стоявшей рядом с ним женщине, а затем обнял ее.

— Ну что, любовь моя, давай спустимся вниз, — проговорил он, и слова эти долетели до берега. — Да, давай спустимся вниз, теперь нам пора наверстать упущенное!

Оливия провожала судно взглядом, пока оно не скрылось из виду. Совершенно ошеломленная произошедшим, она лишь несколько часов спустя обнаружила, что едет в Кент, однако как в нем очутилась — вспомнить не могла.

По счастливой случайности девушка встретила в дороге лорда Финча. Тот возвращался из Лондона, так и не найдя компаньонки для своей жены. Очевидно, настоящая миссис Ките прослышала о скверном характере ее светлости и отказалась от. места компаньонки. Оливия решила назваться именем этой дамы и занять ее место. К счастью, лорд Финч не возражал, а его жена так ничего и не узнала. В то время это был для Оливии единственный выход.

Оказалось, что девушка поступила именно так, как ей советовал умирающий незнакомец. Она спряталась от властей и от скандала, сотрясавшего Лондон после опубликования некоторых писем лорда Брэдстоуна — их нашли в ее комнате.

Однако вскоре «Бонвентура» была потоплена, и положение Оливии стало не таким уж безнадежным. Поскольку лорда Брэдстоуна видели на борту «Бонвентуры» с какой-то женщиной, все решили, что это была именно она — мисс Саттон, и в результате поиски убийцы прекратились.

А Оливия Саттон в течение семи лет жила под именем миссис Ките, вдовы армейского офицера. Покинуть свою хозяйку девушка не могла. Ведь ее считали убийцей и обязательно схватили бы, если бы узнали. Рассказать же правду об убийстве она не решилась — ей никто бы не поверил.

Но теперь, после возвращения маркиза, все изменилось. Оливия чувствовала, что не сможет жить так, как прежде. Ведь лорд Брэдстоун — человек, разрушивший ее судьбу, истинный убийца, — все еще ходил по земле.

Оливия вытащила из-под кровати небольшой саквояж, в котором находилось все ее имущество. Пошарив рукой под бельем, она отыскала запятнанный кровью старинный пергамент. Кольцо тоже было при ней. Оливия носила его на серебряной цепочке — ее когда-то подарил девушке отец. Кольцо всегда находилось рядом с ее сердцем — как талисман и как напоминание об отважном незнакомце.

«Передай… Хоббе», — прошептал тогда молодой испанец.

Она должна была передать послание и кольцо в руки человека по имени Хоббе.

Оливия часто думала об этом таинственном незнакомце. Она тщательно просматривала газеты леди Финч в надежде обнаружить хоть какой-то намек на его существование, но так ничего и не нашла. Но в одном она не сомневалась: Хоббе — безупречно честный и порядочный человек, не зря же умирающий испанец так доверял ему.

Хоббе представлялся ей рыцарем в сияющих доспехах. Героем. Человеком решительным, властным и удивительно красивым. Однако не таким злобным и коварным, как Брэдстоун. Ей казалось, что именно он, этот загадочный незнакомец, мог бы увезти ее туда, где ей не будет грозить опасность.

Более того, Оливия была уверена: увидев этого человека, она сразу же узнает его.

Только бы ей найти Хоббе, а уж тогда они бы отомстили за смерть молодого испанца. Они заставили бы лорда Брэдстоуна расплатиться за все.

Брэдстоун… При одной мысли об этом человеке Оливия содрогнулась.

Сейчас его прославляли и устраивали в его честь приемы. И все восхищались подвигами маркиза. А ведь именно он — настоящий преступник. А она, Оливия, виновата лишь в том, что доверяла лорду Брэдстоуну. Доверяла, потому что любила его. Потому что думала, что и он ее любит… Что ж, больше такой ошибки она не совершит.

Оливия подошла к окну и уставилась в темноту январской ночи. Ей вдруг пришло в голову, что уже поздно искать Хоббе.

Да, действительно было поздно… Ведь маркиз неожиданно вернулся, и следовало срочно что-то предпринять.

Итак, вся тяжесть предстоящей задачи целиком ложилась на нее. Что ж, она заставит маркиза Брэдстоуна пожалеть о том, что он не остался во французской тюрьме!

Собрав свои вещи, Оливия вышла из комнаты. Она решила, что непременно добьется своего.

Да, она отомстит.

Покидая Финч-Мэнор, Оливия прихватила с собой одну вещицу — пистолет, который Джемми оставил для нее на комоде в холле.

Лондон

Леди Брэдстоун готовилась к торжественному приему в честь возвращения сына. Роберт думал лишь об одном: ему хотелось побыстрее покинуть Англию и вернуться в Испанию или в Португалию — там ему было гораздо уютнее.

Всю прошедшую неделю майор разыскивал Оливию Саттон, однако установить ее местонахождение оказалось так же сложно, как и получить приличное виски в «Семи кругах». Все считали, что девушка погибла, поэтому и расспросы ни к чему не привели. К тому же причастность к убийству окончательно погубила ее репутацию, и люди не очень-то охотно отвечали на вопросы о ней. Некоторые заявляли, что предпочли бы на месте мисс Саттон умереть. Впрочем, в ее смерти и так никто не сомневался.

Скрываясь от маркизы и от Карлайла — те постоянно обращались к нему с какими-нибудь вопросами, — Роберт долгие часы проводил в роскошной спальне маркиза, где пытался разгадать тайну исчезновения мисс Саттон.

Но и в спальне майору не всегда удавалось уединиться — его часто беспокоил вечно хмурый слуга Акилес.

— Вот еще… — проворчал слуга, в очередной раз заходя в комнату. — Они собираются завалить вас всей этой одеждой.

Роберт невольно поморщился. Его ужасно угнетали лондонские туманы, так еще приходилось носить совершенно нелепые костюмы — наряды пэра Англии. Майору казалось, что он чувствовал бы себя гораздо уютнее в какой-нибудь французской тюрьме, чем в таких костюмах.

«А эти смехотворные галстуки! — в отчаянии думал Роберт. — Похоже, их изобрели специально для того, чтобы задушить человека!»

Большую часть жизни майор провел в армии и прекрасно понимал, что такое устав и порядок. Но строгие правила, принятые в высшем обществе Лондона приводили его в полнейшее замешательство.

— Ваша мамаша, — с усмешкой заявил Акилес, — сказала, что вам следует надеть вот это. — Слуга швырнул на кровать наряд зеленого цвета. — А как только вы ушли она сказала… В общем, ваша мамаша снова принялась за свое. Конечно, я не сообщил ей, куда вы идете. Поэтому она меня уже замучила. Рассчитывает, что когда начнут прибывать гости, то вы будете находиться впереди, у всех на виду, в центре всеобщего внимания. И еще ваша мамаша сказала…

— Пожалуйста, не называй ее так, — перебил майор. Ему казалось, что слуга покушается на воспоминания о его, Роберта, настоящей матери. — Когда мы вдвоем, можешь забыть об этом спектакле.

— Как скажете, — пожал плечами Акилес. — Думаю, вам повезло, что она — не ваша мамаша. Черт возьми, неудивительно, что ваш братец сбежал из Лондона. Эта женщина суетится больше, чем лиссабонская шлюха на исповеди.

Роберт был полностью согласен со своим слугой, но все же заметил:

— Будь к ней снисходительнее, Акилес. Она все-таки очень любила своего сына.

— В таком случае она исключение, — пробормотал Акилес, готовя для Роберта бритвенный прибор. — Ее сын был гнусным негодяем.

Роберт молча пожал плечами. Ему казалось, что с его стороны тоже не очень-то порядочно обманывать маркизу.

— Глядите, — усмехнулся Акилес, показывая майору длинный накрахмаленный галстук. — Лучше позовите сюда вашу новую служанку, воображающую себя мужчиной. Пусть она повяжет его вам на шею, а то боюсь, что у меня ничего не получится. Акилес засмеялся, и Роберт невольно улыбнулся.

— Ты имеешь в виду Бэббита? — спросил он. Бэббит был новый камердинер, нанятый для Роберта его тетушкой.

— Да, его — кивнул слуга. — Только этому бездельнику больше подошло бы имя Рэббит. Да он не смог бы и огня развести, даже если бы был по пояс завален дровами, а в руке держал горящий факел.

Акилес еще раз осмотрел тщательно выглаженный галстук. Роберт снова улыбнулся: он прекрасно знал привычку своего слуги пренебрежительно отзываться о чужих талантах.

— Вряд ли мы вообще будем звать сюда Бэббита, — проговорил майор. — Разве только для того, чтобы начистить обувь и выгладить одежду.

— Подумать только! — воскликнул Акилес, подражая интонациям камердинера.

Роберт расхохотался. Его слуга только в самую последнюю минуту был включен в план Веллингтона, но на протяжении всей сознательной жизни Роберта Акилес постоянно жил в доме Данверзов, совмещая обязанности слуги и телохранителя. Когда же средний из сыновей Данверзов объявил о своем намерении стать армейским офицером, Акилес собрал свои вещи и отправился вместе с Робертом.

— Да, не стоит его сюда звать, — проворчал слуга. — Чтобы я ненароком не прострелил ему задницу.

Акилес постоянно ворчал, но был необыкновенно преданным слугой. К тому же он неплохо владел всеми разговорными языками Пиренейского полуострова и являлся прекрасным спутником в опасных странствиях Роберта.

Покосившись на майора, Акилес спросил:

— Вам удалось разузнать о ней хоть что-нибудь?

— Нет, — ответил Роберт. — Словно сквозь землю провалилась.

Акилес молча кивнул и подошел к двери. Какое-то время он напряженно прислушивался к звукам, доносившимся из холла. Затем вполголоса проговорил:

— Что же вы теперь собираетесь делать?

Роберт уже хотел сказать, что еще не решил, но тут из холла донеся женский щебет. И тотчас же мимо спальни прошли служанки, поглощенные последними приготовлениями к приему. Майор с Акилесом с минуту молчали.

— Терпеть не могу этот дом, — проворчал наконец слуга. — Тут слишком много назойливых женщин.

Роберт с усмешкой проговорил:

— Если бы нам удалось отыскать всего лишь одну-единственную женщину, мы на первом же корабле могли бы отплыть обратно к Веллингтону, друг мой.

Акилес пожал плечами.

— Не понимаю, как эта пташка может скрываться столько лет. А может, ее убили? Ваш кузен вполне был на это способен. Ведь он…

Тут дверь внезапно распахнулась и в комнату, чуть не сбив Акилеса, ворвалась леди Брэдстоун, Взглянув на Роберта, она в ужасе воскликнула:

— Боже милостивый! Ты еще не одет! К нам вот-вот начнут прибывать гости, и ты должен их всех встречать и приветствовать!

— Прошу прощения, — сказал Роберт. — Я совсем забыл о времени.

— Могу себе представить, — проворчала маркиза. При этом она покосилась на Акилеса, будто обвиняла его в этой задержке. — Однако поторопись. Леди Колир приедет со своей дочерью, и тебе надо произвести на нее хорошее впечатление.

При столь откровенной попытке устроить смотрины Акилес тихонько рассмеялся. Маркиза уставилась на него и закричала:

— Тебе нечем заняться?! Может, займешься каким-нибудь полезным делом?!

Слуга ухмыльнулся:

— Кажется, я знаю чем!

Дерзко подмигнув маркизе, Акилес вышел из комнаты.

— До чего же неприятный человек, — проговорила леди Крэдстоун. — Да, ужасно неприятный. По дому не ходит, а крадется, точно кот. Никогда не угадаешь, где он появится в следующий момент. Это очень действует мне на нервы. К тому же мне не нравится, как он глазеет на молодых служанок. Надо было его уволить и отправить обратно в Испанию. Почему ты не уволил его?

— Он служит мне верой и правдой, — сказал Роберт. — И хочу еще раз напомнить: этот человек спас мне жизнь.

— Что ж, я очень благодарна ему за это. Однако ему следует знать свое место. — Немного помолчав, маркиза продолжала: — Я сейчас же пришлю сюда Бэббита. Пусть поможет тебе одеться.

Роберт заставил себя улыбнуться.

— Благодарю вас, миледи.

Майор был не в силах выговорить слово «мама» — это оказалось единственное слабое звено в его интриге. Маркиза тут же нахмурилась.

— О, Роберт, к чему такие формальности? — проговорила она с упреком в голосе. Потом вдруг подошла к нему и заключила в объятия. — Я ведь твоя мать…

Внезапно леди Брэдстоун чуть отстранилась и внимательно посмотрела на «сына». Причем на лице ее появилось какое-то странное выражение.

— Роберт, как ты изменился! — воскликнула она. — Эти ужасные французы столько лет держали тебя в заключении! Но теперь ты наконец дома, мой дорогой мальчик. И скоро станешь прежним Робертом.

Маркиза вышла из комнаты так же стремительно, как и вошла. И майор, глядя на закрывшуюся за ней дверь, невольно улыбнулся. Что ж, пусть эта леди не его мать, но она все-таки его тетка, а значит, заслуживала некоторого уважения.

Немного помедлив, майор принялся одеваться, причем делал это со всей возможной тщательностью, опасаясь, что Бэббит придет в ужас при виде его уже довольно помятой рубашки. А ведь этот предмет туалета вряд ли кому-то удалось бы увидеть под пышными кружевами галстука и под жилетом.

Но, даже одеваясь, он думал о мисс Саттон и о ее загадочном исчезновении. Словесный портрет девушки, сделанный Пиммом, был весьма расплывчат и едва ли мог бы облегчить поиски. Довольно невзрачная, с волосами цвета медной монеты… Действительно, не очень-то яркое описание.

Но ведь женщины — тем более такие юные — не исчезают бесследно. Мужчина — совсем другое дело. Мужчина мог бы и спрятаться где-нибудь, если бы возникла необходимость. Но как удалось спрятаться совсем молоденькой и совершенно неопытной девушке? Нет, подобное просто немыслимо. Наверняка кто-то должен знать, где скрывается эта крошка.

С другой стороны, может быть, прав Акилес: ее могли и убить. Действительно, Брэдстоун вполне мог убрать ее с дороги…

В этот момент дверь у него за спиной почти бесшумно открылась и тотчас же закрылась.

Майор ожидал, что вот-вот услышит голос своего камердинера.

— Я уже почти готов, Бэббит, — проговорил он наконец. — Тебя напрасно побеспокоили.

И тут раздался звук, который Роберт за свою военную карьеру слышал множество раз. Это был леденящий душу щелчок взводимого пистолетного курка…

Для Оливии не составило никакого труда отыскать спальню Роберта. Как-то раз — тогда не прошло и месяца после начала их тайного романа — маркиз незаметно провел ее в эту комнату. Причем она слишком уж охотно последовала за ним.

Какой же глупой и наивной была она тогда! Верила ему безоговорочно. Он внес ее в комнату и усадил на кровать. И именно здесь поклялся ей в вечной любви. Сказал, что с тех пор, как встретил ее, каждую ночь на этой самой постели мечтает о ней… и не может дождаться того дня, когда она разделит с ним ложе.

Его признания, произносимые шепотом ласковые слова, а также долгий и страстный поцелуй — все это заставило Оливию поверить маркизу.

Тогда ей казалось, что это — чудесная ночь, и она ни в чем не смогла бы отказать лорду Брэдстоуну.

Они тогда играли в игру — в расшифровку и обольщение. Роберт дал ей листок бумаги с закодированным сообщением, и после каждого разгаданного ею слова он осыпал ее поцелуями и давал всяческие обещания. В конце концов она расшифровала все послание, а он снял с нее почти всю одежду.

Она замирала от его прикосновений и верила его обещаниям — он говорил, что в скором времени ей предстоит разделить с ним ложе в качестве маркизы Брэдстоун.

И эта их игра продолжалась до тех пор, пока не появился камердинер…

Воспоминание о той глупой неосторожности заставило Оливию вспыхнуть от стыда. Как же она не распознала обман?! Как же не поняла, что маркиз вовсе не собирался брать ее в жены?! Он просто хотел воспользоваться ее способностями в своих корыстных интересах.

Отогнав нахлынувшие воспоминания, Оливия сосредоточилась на предстоящем. Пора было осуществить свою мечту. Она мечтала об этом с того самого момента, как узнала, что Брэдстоун жив.

Пора было совершить возмездие.

Роберт стоял в другом конце комнаты. Стоял к ней спиной, вне освещенного круга, создаваемого двумя горевшими на столе свечами.

Ей показалось, что он стал выше и что плечи у него стали… слишком уж широкие.

Щелчок взводимого курка заставил его вздрогнуть. Однако он, судя по всему, не испугался.

«Прямо как Хоббе», — промелькнуло у Оливии.

О Господи, откуда явилась столь нелепая мысль? Неужели маркиз и Хоббе могут быть хоть чем-то похожи? Нет, разумеется.

— Могу я вам чем-нибудь помочь? — спросил он неожиданно.

О, этот вкрадчивый голос! Столько лет он снился ей, нашептывал что-то из подводной могилы. И вот теперь этот человек заговорил наяву, пробуждая воспоминания о том далеком времени, когда она думала, что они влюблены друг в друга. Неужели сейчас он снова пытается пробиться к ее наглухо закрытому сердцу?

Вспомнив об истинных чувствах маркиза, Оливия подняла пистолет и прицелилась в голову Роберта.

Лучше всего было бы выстрелить ему в сердце, но она уже убедилась, что у него нет сердца.

— Стреляйте скорее, а то я умру от скуки, пока вы будете целиться, — проговорил он с усмешкой.

Роберт сделал шаг в сторону, но лицо его, как и прежде, оставалось в полутьме.

— Что же вы медлите? — снова раздался его голос.

Оливия невольно поежилась. Было очевидно, что маркиз Брэдструн действительно не боялся смерти. Вероятно, он привык к опасности.

Тут он наконец-то вышел из полутьмы, и Оливия увидела его лицо, теперь освещенное ярким светом свечей. И ей вдруг почудилось, что она вернулась на семь лет назад и снова оказалась на приеме у леди Блумберг, где впервые встретила Роберта. И сейчас он смотрел на нее так же, как в тот вечер…

Но в следующее мгновение Оливия поняла, что Роберт очень изменился — теперь в его лице появилось что-то… необычное, что-то… не имевшее отношения к их прошлому.

Впрочем, он почти тотчас же надел привычную для него бесстрастную маску, но все же Оливии многое удалось заметить. Прежде всего удивил его взгляд — это был взгляд абсолютно бесстрашного человека. Но самое главное — он не узнал ее! Да, Роберт ее не узнал — Оливия в этом нисколько не сомневалась, и почему-то это открытие больно задело ее, уязвило.

Да, она, конечно же, слышала о полученной им травме, но никак не думала, что он не вспомнит ее.

Неужели он действительно обо всем забыл?

— Ну? Так что же? — проговорил маркиз, и Оливия невольно вздрогнула.

Палец ее дрожал на спусковом крючке, и она никак не решалась надавить на него. «Ты должна нажать, — говорила себе Оливия. — Ты обязана отправить его в могилу и отомстить за несчастного испанца, отдавшего за тебя жизнь».

Но палец ее словно окаменел. К тому же было что-то странное в стоявшем перед ней человеке. Да и во всей ситуации — тоже.

В конце концов Оливия решила, что негодяй должен узнать, кто именно отправит его на тот свет.

— Как много времени прошло, милорд, не так ли? — проговорила она и непроизвольно шагнула навстречу.

Он пожал плечами.

— Разве мы с вами знакомы?

«Какая неслыханная наглость!» — подумала Оливия. Она сделала еще шаг — чтобы маркиз мог рассмотреть ее получше.

— А теперь, милорд, что скажете?

Оливия хотела, чтобы Роберт понял: она уже не та простодушная девочка, которую он когда-то обманывал.

Но, подойдя к нему почти вплотную, она вдруг поняла, что он тоже очень изменился — изменился гораздо больше, чем ей сначала казалось.

Невероятно, но годы плена пошли Роберту только на пользу и сделали его еще более привлекательным. В семнадцать лет Оливия была очарована его лоском и безупречными манерами. Теперь же, в двадцать четыре, она видела перед собой настоящего красавца — во всяком случае, чрезвычайно привлекательного мужчину. Правда, теперь вдоль его скулы тянулся косой шрам, но этот шрам лишь украшал маркиза. А черные волосы, прежде всегда тщательно уложенные, сейчас находились в некотором беспорядке, и это придавало ему немного беспечный вид.

Да, сомнений быть не могло — Роберт стал более привлекательным мужчиной.

«Нет-нет, даже и не думай об этом», — сказала себе Оливия и тотчас же на всякий случай отступила в спасительную полутьму.

Однако в новом маркизе Брэдстоуне было что-то настолько чарующее, что Оливия не могла не любоваться им. Более того, она чувствовала, что ее влечет к этому человеку, и ничего не могла с собой поделать.

— Неужели мы с вами знакомы? — снова заговорил маркиз. — Может быть, вы не обратили внимания, но меня уже давно ждут внизу. Так что если вы пришли убить меня — цельтесь поскорее. — Он распахнул жилет и оттянул в сторону отутюженный галстук, словно открывая путь к своему сердцу. — Считайте, что оказываете мне услугу, — продолжал маркиз. — Потому что пуля — это, несомненно, более гуманное средство, чем та пытка, которую внизу мне уготовила ее светлость.

Оливия в изумлении смотрела на стоявшего перед ней человека. Неужели он способен поддразнивать ее в такой момент? Конечно же, маркиз Брэдстоун всегда был циничным, язвительным, порой ироничным, и его остроумные замечания частенько задевали за живое.

Но неужели Роберт способен острить в такой ситуации? Нет, едва ли.

Оливия внимательно посмотрела на маркиза — тот насмешливо улыбался, — и ей вдруг показалось, что перед ней… вовсе не маркиз, а какой-то другой человек. Но она тотчас же отогнала эту мысль. В конце концов, время могло изменить даже такого человека, как лорд Брэдстоун.

А он вдруг похлопал себя по левой стороне груди и, кивнув на пистолет, проговорил:

— Вы подняли дуло слишком высоко. Попробуйте опустить чуть пониже, не то просто снесете мне ухо, мисс… Простите, но я действительно вас не знаю.

Оливия вскипела. Да он над ней просто издевается!

— Как вы смеете?! — воскликнула она. — Что за глупые шутки? Все последние семь лет я жила ожиданием этого момента! А вы утверждаете, что не знаете меня!

— Семь лет? — переспросил маркиз, и глаза его сверкнули. — Ах, мисс Саттон!.. — выдохнул он с явным облегчением.

— Почему так официально? — Она приподняла бровь.

— Прошу прощения, Оливия.

— Как мило с твоей стороны, что не забыл. Он улыбнулся.

— Да разве я могу забыть тебя? Как ты поживала все это время?

В голосе маркиза прозвучало неискреннее участие. Впрочем, Оливия вовсе не собиралась обмениваться с ним воспоминаниями. Немного помедлив, она спросила:

— Сокровища, как я понимаю, ты так и не нашел? Роберт внимательно на нее посмотрел.

— Почему ты так думаешь?

— Потому что ты все еще жив.

Он взглянул на нее с удивлением.

— А почему я должен был умереть?

Оливия молча улыбнулась. Она была почти уверена: если лорд Брэдстоун найдет сокровища, он погибнет.

Во время своего пребывания у леди Финч Оливия не была полностью изолирована от ученого сообщества. Воспользовавшись абонементом лорда Финча в Лондонской библиотеке, она нашла тексты, в которых содержались кое-какие сведения об этом старинном испанском кладе. И в одном древнем мавританском трактате говорилось следующее: «Претендовать на» Королевский выкуп» может только тот, чье сердце и помыслы чисты «.

« Сердце и помыслы чисты «. К Роберту это не имело ни малейшего отношения.

В другом же трактате говорилось о том, что если за поиски клада возьмется человек недостойный, то вскоре у него отсохнут члены и мужские силы его зачахнут. Таково было мнение одного ученого мавра, который в двенадцатом столетии самым тщательным образом изучил этот вопрос.

Оливия искоса посмотрела на руки и ноги маркиза. К ее глубокому огорчению, никаких признаков увядания не было. Напротив, лорд казался на редкость крепким и здоровым мужчиной. Пожалуй, даже слишком крепким для представителя высшего общества.

— Так почему же я должен был умереть? — снова спросил Роберт.

— Ты так стремительно бросился на поиски сокровищ, что не подумал о том, что следует побольше разузнать о кладе. На сокровищах — проклятие.

Он пожал плечами.

— Я не верю в проклятия. Да и ты вряд ли в них веришь.

Оливия промолчала. Раньше она не верила в подобные мифы, но не возражала бы, если бы на сей раз миф оказался правдой.

Роберт покосился на нее и вдруг спросил:

— Так ты пришла за своей долей?

Оливия невольно поморщилась. Да, видно, она ошиблась, думая, что Роберт изменился. Нет, он все тот же. Только алчность его превзошла уже всякий здравый смысл.

Она снова навела на него пистолет и проговорила:

— Почему ты решил, что мне нужны твои кровавые деньги?

Маркиз усмехнулся.

— Потому что ты пришла ко мне. С пистолетом. Думаю, эта штука заряжена. — Он кивком головы указал на оружие в ее руке.

Оливия утвердительно кивнула.

— Тогда будь с ним поосторожнее, — продолжал Роберт. — У этой модели ненадежный спусковой крючок.

Оливия улыбнулась.

— Теперь ты понимаешь, почему я выбрала именно ее? Маркиз рассмеялся.

— Ты такая же умная и красивая. Ничуть не изменилась.

Красивая?! И у него хватает выдержки говорить это в такой момент? Раньше он, конечно, называл ее красивой, но она не верила, что он думал так на самом деле. Ее никто никогда не считал красивой. Слишком высокая. Волосы слишком рыжие. Ничем не примечательное лицо.

Но когда он произнес эти слова теперь, в них прозвучала… неподдельная искренность — во всяком случае, ей так показалось. И захотелось поверить в его искренность.

О Боже, что с ней происходит? Всего каких-нибудь пять минут рядом с ним — и вот уже попалась на удочку его похвал.

— На этот раз ничего не выйдет, Роберт, — сказала Оливия. — Я еще не забыла твою прежнюю ложь.

— И тем не менее все еще о ней мечтаешь, — заметил он.

Она вспыхнула и, крепче сжав рукоятку пистолета, проговорила:

— Ступай вон туда. К столу у дальней стены.

— И что же я там должен делать?

— Написать признание.

Он посмотрел на нее с удивлением.

— Ты что же, думаешь, что я признаю себя виновным?

— Именно так, — ответила Оливия. Роберт усмехнулся.

— Чем же вам поможет мое признание, мисс Саттон? Думаете, сможете восстановить свое доброе имя и доказать свою непричастность к убийству? Да кто вам поверит?

Оливия промолчала. Она прекрасно понимала, что Роберт, возможно, прав. Ведь и в самом деле, скорее поверят ему, пэру Англии, чем ей.

И все-таки она продолжала лелеять надежду. Ей хотелось верить, что его признание станет началом ее оправдания и что ей не нужно будет больше скрываться.

Оливия указала пистолетом в сторону стола и проговорила:

— Делай, как я говорю.

Роберт пожал плечами и направился к столу. Усевшись на стул, спросил:

— И на чем же, по-твоему, я должен писать это признание? У меня, похоже, как раз закончилась писчая бумага.

Оливия стиснула зубы — ей ужасно захотелось употребить какое-нибудь красочное выражение из» арсенала» Джемми. Но тут она вспомнила, что, покидая Финч-Мэнор, прихватила с собой несколько листов писчей бумаги из кабинета ее светлости. Однако сделала это просто по привычке, но теперь поняла, что леди Финч очень мудрая женщина — хозяйка утверждала, что, отправляясь в путешествие, надо всегда иметь при себе необходимые письменные при-надлежности.

Вытащив из своего саквояжа листок бумаги, Оливия положила его на стол и подтолкнула к маркизу дулом пистолета.

— Пиши, — приказала она. Роберт взял перо и спросил:

— Итак, в чем же я должен сознаться?

«Во всем, — подумала Оливия. — В том, что лгал, когда говорил, что любишь меня и пойдешь к моей матери, чтобы просить у нее моей руки. И в том, что погубил мою репутацию и разрушил мою жизнь».

Но она сказала совсем другое.

— Почему бы тебе не начать с самого главного и не признаться, что я не имею никакого отношения к убийству?

Роберт покачал головой, и глаза его вспыхнули.

— Неужели никакого? — спросил он, пристально взглянув на нее.

Оливия невольно поежилась. «А ведь он прав, — подумала она. — Если бы меня там не было, молодой испанец мог бы остаться в живых».

Лишь сейчас Оливия поняла: именно это ощущение вины так долго мучило ее и было одной из главных причин многих бессонных ночей.

— Так что же? — снова спросил Роберт. — Думаешь, тебе кто-то поверит? Ведь именно тебя застали у его тела. И именно ты держала в руке пистолет.

Да как он смеет?! Какая гнусная клевета! Оливия снова положила палец на спусковой крючок. Ей вдруг пришло в голову, что лучше сразу же убить сидевшего перед ней негодяя.

— Уж если отправляться на виселицу за убийство, так хотя бы не зря, — заявила она.

Роберт улыбнулся.

— Если бы ты и впрямь собиралась меня убить, ты сделала бы это пять минут назад.

Пистолет снова угрожающе качнулся.

— А почему ты думаешь, что я не сделаю это сейчас? Роберт кивком головы указал ей за спину, и она оглянулась. Позади нее вырисовывалась в полутьме рослая фигура.

В следующее мгновение Роберт выхватил у нее пистолет, но оружие действительно оказалось необыкновенно чувствительным. В тот же миг раздался выстрел, однако пуля просвистела над головой Роберта и ударилась в дальнюю стену комнаты, повредив позолоту на обоях.

— Будь ты проклят, Роберт! — прокричала Оливия, когда Акилес, скрутив ей руки за спиной, пригвоздил ее к стене. — Будь ты трижды проклят! Тебе больше не удастся одурачить меня!

Роберт смял лежавший на столе листок бумаги и швырнул его на пол. Затем приблизился к Оливии почти вплотную и проговорил:

— Похоже, мисс Саттон, что мне это уже удалось.

 

Глава 3

Мисс Саттон оказалась совсем не такой, какой еще недавно представлялась Роберту. Действительно, многое в этой молодой леди озадачивало.

Та Оливия Саттон, которую весьма нелицеприятно описал Пймм и о которой майор и сам когда-то собрал некоторые сведения, в его представлении ничем особенным не отличалась от прочих — таких же скучных — английских девиц. Все они — с их бледными лицами и жеманными манерами — казались Роберту ничуть не более привлекательными, чем копченая рыба за завтраком, если ее подают каждое утро.

Но Оливия Саттон совершенно не походила на типичную молодую англичанку. Даже не верилось, что в Лондоне можно встретить столь темпераментную особу.

Правда, унылое черное платье и испачканные чернилами пальцы придавали ей вид «книжного червя», однако все остальное явно противоречило этому стереотипу.

Во-первых, волосы. Роскошная коса густых рыжеватых волос падала на плечо, хотя Оливия, судя по всему, и пыталась уложить ее так, как делали почтенные дамы.

Даже траурный вдовий наряд — жуткое облачение, созданное, вероятно, нарочно для отпугивания мужчин, — не мог скрыть весьма соблазнительной фигуры. Этому мрачному одеянию не удалось наглухо задрапировать ни ее упругую, полную грудь, ни вырисовывавшиеся под юбкой бедра. Прямо-таки куртизанка, скрывавшаяся под обликом «синего чулка».

А ее глаза… С чем же сравнить их цвет? Назвать голубыми — чересчур скромно. Скорее, их можно сравнить с испанским небом над равнинами Кастилии — в самом деле, глаза у нее такие лазурные, такие чистые, что кажется, будто смотришь в небо.

И вот сейчас эти глаза пылают яростью. Может, она сожалеет, что не нажала вовремя на спусковой крючок?

— Ай! — вскрикнул Акилес, пытаясь удержать эту маленькую тигрицу. — Она меня укусила!

Не давая врагу опомниться, Оливия ударила его по ноге своим острым каблуком. Акилес снова вскрикнул и посмотрел на своего хозяина, словно взывая о помощи. Однако Роберт прекрасно знал, что его слуга весьма уважительно относится ко всем без исключения женщинам — даже к тем, которые обирали его пьяного или избивали до синяков, как, очевидно, намеревалась поступить с ним и мисс Саттон.

— Ладно, довольно, — пробормотал Акилес, и, казалось, на время этот неожиданный упрек остудил пыл Оливии.

И тут Роберт услышал шум, доносившийся из-за двери, — очевидно, пистолетный выстрел взбудоражил весь дом. Внизу, у лестницы, Карлайл отдавал какие-то распоряжения, стараясь перекричать оглушительный визг служанок, а гулкий топот ног свидетельствовал о том, что слуги уже прочесывали весь дом. И конечно же, был слышен голос тетушки.

В любую минуту кто-нибудь мог вломиться в дверь и обнаружить в комнате мисс Саттон и его, Роберта, с дымящимся пистолетом в руке. Он сразу же представил, какой разразится скандал и какие за этим последуют сплетни, — тогда его расследованию наверняка придет конец.

Роберт обвел взглядом комнату, соображая, куда бы спрятать незваную гостью.

Оливия, казалось, прочитала его мысли.

— Слишком поздно, милорд, — сказала она. — Меня сейчас обнаружат.

— Посмотрим, — пробормотал Роберт.

Майор разорвал надвое свой галстук. Одну часть смял в комок и сунул Оливии в рот, а другим куском завязал ей губы — так, чтобы кляп не вывалился. Она, разумеется, протестовала, но кричать уже не могла. Правда, по-прежнему пыталась ударить противников каблуками. Похоже, эта мисс явно не привыкла ходить в мягких туфельках.

— Акилес, отнеси ее в гардероб, — приказал Роберт, открывая дверь в смежную со спальней комнату. — Да свяжи хорошенько. Можешь подвесить ее к полке, если потребуется, лишь бы она никуда не сбежала. Потом станешь здесь, у двери, и никого туда не впускай, пока я не вернусь.

Схватив саквояж, который Оливия оставила посреди спальни, майор швырнул его в гардеробную и захлопнул дверь. И почти тотчас же дверь спальни отворилась, и в комнату ворвались Карлайл и леди Брэдстоун.

— Роберт, ты слышал? — спросила маркиза. — Карлайл говорит, что это был пистолетный выстрел. Невероятно! В нашем доме стреляли из пистолета! С тобой ничего не случилось?

— Со мной все в порядке, — ответил майор.

— Я боялась, как бы не пришли французы и не отняли тебя у меня. — Леди Брэдстоун всхлипнула и поднесла к глазам платок.

— Ну что вы, миледи, ничего такого не было. — Роберт показал маркизе на пистолет, который держал в руке. — Акилес нашел его в моей гардеробной. А я уже и не помню, у кого выиграл в карты эту вещицу. Не то у лорда Поттера, не то у старины Бингэма. — Майор пожал плечами и попытался изобразить улыбку. — Впрочем, какая теперь разница, — продолжал он. — Но представьте, как я удивился, когда обнаружил, что пистолет все еще заряжен. — Кивнув на обои, майор добавил: — Прошу прощения, миледи.

На сей раз тетушка никак не отреагировала на обращение «миледи». Уставившись на дырку в стене, она воскликнула:

— О Боже! Ведь ты же мог погибнуть!

— Как-нибудь в другой раз. — Майор обнял маркизу и вывел ее из комнаты. — К счастью, на этот раз все обошлось.

В конце концов Оливии удалось освободить руки от пут, старательно наложенных Акилесом. Затем она вынула изо рта кляп и сделала несколько глубоких вдохов.

— Черт бы его побрал, — пробормотала девушка, пробираясь к двери.

В какой-то момент она даже хотела спуститься вниз и рассказать всем о гнусных делишках маркиза, однако вовремя передумала.

— Допустим, Оливия, ты расскажешь, — проворчала она. — Да только кто же тебе поверит?

Необходимо было предъявить доказательство того, что убийство совершил именно Роберт, а не она.

Но где его взять?

Интересно, а как бы на ее месте поступил Хоббе? Уж он-то, конечно, ни за что не дал бы втянуть себя в подобную историю. В этом можно было не сомневаться.

«Надо делать все по порядку, — сказала себе Оливия. — Прежде всего необходимо выбраться из заточения».

Приложив ухо к двери, она услышала где-то совсем рядом чей-то храп. Попыталась осторожно открыть дверь, но тотчас же обнаружила, что ее заклинило — словно к ней приставили что-то тяжелое.

«Наверное, этот болван заснул, привалившись к двери», — догадалась Оливия.

Она в раздражении прошлась по комнате. Выходит, Брэдстоун опять ее одурачил.

Если бы только он не был все таким же…

Она попыталась отбросить эту мысль, но услужливое воображение тут же подсказало: «Все таким же красивым».

К тому же теперь в нем появилось нечто… совершенно особенное. Во всяком случае, он изменился.

Разумеется, кое-какие изменения были чисто внешними. К примеру, этот шрам на щеке. Или его слишком уж незатейливая прическа.

Но ее очень смутил неистовый огонь в его глазах, когда он заговорил о молодом испанце. А также взгляд, когда он посмотрел прямо в дуло пистолета. Это был взгляд абсолютно бесстрашного человека. Конечно, и прежний маркиз не был трусом, но такого бесстрашия она в нем раньше не замечала.

Оливия со вздохом закрыла глаза. Неужели человек может так измениться? И почему никто, кроме нее, этого не заметил? Говорят, он ударился головой… Но вряд ли это могло стать причиной столь серьезных изменений.

Более того, у него даже фигура изменилась. Плечи стали гораздо шире. И осанка совсем другая.

К тому же в нем появилось что-то… совершенно неотразимое. Во всяком случае, Роберт стал более мужественным, более привлекательным… и более желанным.

Желанным?

Внезапно глаза ее расширились — она увидела тоненькую полоску света, мелькнувшую за вешалками.

Оливия подошла к стене, раздвинула висевшие на вешалках шерстяные плащи и обнаружила прямо перед собой… еще одну дверь. Подхватив свой саквояж, она другой рукой стала искать замок. Нащупав щеколду, осторожно отодвинула ее и, отворив дверь, вышла из гардеробной.

В следующее мгновение кто-то тихонько вскрикнул. Оливия осмотрелась и увидела сидевшего в кресле тщедушного человечка с реденькими завитками маслянистых волос. Вскочив на ноги, он воскликнул:

— О Боже! Вы кто?!

— Меня наняли на один вечер помочь по хозяйству, — ответила Оливия, превосходно подражая говору простолюдинов. — Я искала раздевалку, чтобы переодеться и надеть фартук, и заблудилась. Сама не знаю, как сюда попала. — Для пущей убедительности она кивнула на свой старенький саквояж.

Человечек нахмурился. Затем вдруг подскочил к Оливии и, взяв ее за локоть, подвел к одной из дверей.

— Да уж, действительно заблудились, — проговорил он, выталкивая девушку в коридор. — Ты попала в покои его светлости. Он бы пришел в бешенство, если бы тебя там застал.

«Он еще больше разозлится, когда обнаружит, что меня там нет», — мысленно усмехнулась Оливия.

Ее ничего не подозревающий спаситель продолжал:

— Там, в конце коридора, есть лестница, которая ведет на кухню. Спросишь служанок — пусть покажут тебе раздевалку для прислуги.

Строго взглянув на Оливию, человечек захлопнул дверь. Оливия, спустившись по лестнице, миновала кухню и направилась прямиком к черному ходу.

— Не один вы такой хитрый, милорд, — пробормотала она, скрываясь в темном саду за домом.

Выбравшись из сада, девушка быстро зашагала по улице. На углу остановилась передохнуть. Осмотревшись, в задумчивости проговорила:

— Что же теперь?..

— Роберт, иди сюда, — сказала тетушка, прерывая его беседу с одной весьма глупой женщиной и ее не менее глупой дочерью. Одарив собеседниц майора широкой улыбкой, леди Брэдстоун продолжала: — Леди Колир, мисс Колир, я вижу, вы уже познакомились с моим дорогим сыном. Надеюсь, вы уже придумали, как пленить его сердце. — Раскрыв веер, маркиза похлопала им девушку по плечу.

Мисс Колир при столь прозрачном намеке покраснела и нервно захихикала. А ее мать просияла — словно получение ее дочерью титула маркизы можно было считать делом решенным и осталось лишь выполнить кое-какие формальности.

Роберт вдруг подумал о том, что женщина, запертая в его гардеробной, никогда бы не позволила выставить себя таким ничтожеством. Оливия Саттон привлекала внимание мужчин своей живостью, своей гордостью и независимостью, своей необычной красотой. Может быть, в высшем свете ее не считали красавицей, но Роберт всегда питал слабость к рыжеволосым.

К тому же не так просто забыть женщину, которая смело входит к вам в спальню и грозится застрелить вас. А тот факт, что она в него все-таки не выстрелила, придавал ее образу еще более противоречивый характер. В общем, она совершенно не походила на всех прочих лондонских девиц — заурядных охотниц за титулами и состоянием.

Роберт взял тетушку под руку и, повернувшись к дамам, проговорил: — Прошу меня извинить, леди. Долг обязывает.

Леди Колир похлопала его веером по руке.

— Мы с дочерью могли бы как-нибудь к вам заехать, милорд. Тогда бы мы продолжили рассказ о нашем путешествии. Ведь мы еще не все рассказали…

— Я с нетерпением буду ждать окончания рассказа, — с улыбкой ответил Роберт.

«Жаль, что мисс Саттон не прикончила меня, — подумал майор. — Тогда уж мне не пришлось бы слушать визгливый голос леди Колир». Впрочем, теперь мисс Саттон находилась в его руках, и, следовательно, у него имелись очень неплохие шансы в ближайшее время покинуть Лондон.

Маркиза отвела майора в сторону и в раздражении проговорила:

— Роберт, прошло всего лишь несколько часов после нашего последнего разговора, а он опять взялся за свое.

Майор насторожился.

— Кто именно, миледи?

— Да этот… твой разбойник. Расхаживает повсюду и что-то высматривает.

Маркиза указала веером в сторону одной из дверей, и Роберт увидел своего слугу. Причем Акилес, судя по всему, действительно кого-то искал.

«Случилось что-то серьезное, раз он оставил девчонку без присмотра, — подумал Роберт. — А может, ей удалось вырваться?»

Тетушка между тем продолжала:

— Мне казалось, я понятно объяснила: он не должен показываться на глаза. Этот человек наводит страх на наших гостей.

Роберт, однако, промолчал. Его сейчас тревожили совсем другие мысли.

— Пожалуйста, отошли его куда-нибудь, Роберт, — сказала маркиза. — Ты ведь обещал.

— Да, обещал, — кивнул Роберт. — Я сейчас же выясню, в чем дело.

Майор быстро пересек зал и направился к Акилесу. Однако у самой двери его остановил лорд Чамбли.

— Рад тебя видеть, Брэдстоун, — произнес он. — Мы с тобой должны кое-что обсудить. Кстати, почему ты избегаешь меня?

Роберт не знал, что ответить, поэтому молча пожал плечами.

— Я требую объяснений, — с угрозой в голосе проговорил Чамбли.

— Сейчас не время и не место, — ответил Роберт, шагнув к двери.

— Поторопись, Брэдстоун! — крикнул лорд Чамбли ему вдогонку.

Подойдя вплотную к Акилесу, майор спросил:

— Ты почему не наверху?

Акилес молча потупился. Майор внимательно посмотрел на него и сказал:

— Приятель, что случилось?

— Она… исчезла, — пробормотал слуга.

— Что значит «исчезла»?

— Сбежала, — ответил Акилес. Немного подумав, добавил: — Наверное, ее унесли ангелы. Только так я могу это объяснить.

Однако Роберт сильно сомневался в том, что ангелы станут связываться с такой мегерой, как мисс Саттон. К тому же он прекрасно знал: ангелы имели обыкновение являться его слуге главным образом после того, как тот поглощал слишком много мадеры.

Но Акилес, похоже, прочитал мысли хозяина.

— Я не выпил ни капельки, если хотите знать, — пробормотал он. — Открываю дверь, чтобы проверить, как там наша бедняжка — она как-то подозрительно притихла, — а ее уже и след простыл. Можете сами посмотреть.

Роберт так и поступил. Но оказалось, что Акилес сказал правду. Мисс Саттон исчезла.

— Черт бы ее побрал! — воскликнул майор.

В следующее мгновение из-за шерстяных плащей, висевших у стены, выглянула голова Бэббита. Камердинер в растерянности пробормотал:

— О… это вы, милорд?

Роберт сорвал с вешалки плащи и увидел дверь, ведущую в каморку Бэббита.

— Откуда взялась эта дверь?! — заорал майор.

— Думаю, она была здесь всегда, милорд, — ответил Бэббит. Затем в смущении добавил: — Наверное, из-за своей травмы вы забыли об этом.

— Да-да, наверное, — пробормотал Роберт, возвращаясь в спальню.

Майор прошелся по комнате и вдруг воскликнул:

— Проклятие! Ведь она была здесь совсем недавно! Тут перед Робертом вновь появился камердинер. С некоторым беспокойством в голосе он проговорил:

— Милорд, может, вы ищете рыжеволосую девушку? Роберт в изумлении уставился на Бэббита.

— Вы ее видели?!

— Да, — ответил камердинер. Немного помедлив, он заявил: — Довольно дерзкая девица. Наверное, ирландка. Притворилась, что заблудилась. Якобы искала комнату, где можно переодеться. Я подозреваю, что она высматривала, нельзя ли здесь прихватить что-нибудь в придачу к своему жалованью на вечер. Они всегда так делают, воруют то есть. Думаю, не найдется такой ирландки, которой можно было бы доверять.

Акилес издал глухой рык, и Бэббит, вздрогнув, спросил:

— Я сказал что-нибудь не так?

— Мой слуга наполовину ирландец, — пояснил майор.

— О, простите, мистер Акилес, — пропищал Бэббит. — Если бы я знал о вашем… несчастном происхождении, я бы выразился иначе.

Взглянув на своего слугу, Роберт с трудом удержался от смеха — лицо Акилеса покрылось красными пятнами.

Почувствовав, что его извинение произвело не совсем то впечатление, на которое он рассчитывал, Бэббит переменил тему разговора.

— Эта негодная девчонка что-нибудь украла, милорд? Она что-нибудь натворила? Это, конечно, моя вина. Мне следовало обыскать ее саквояж. Я должен был задержать ее и представить хозяевам. Я должен был…

— Ничего страшного, Бэббит, — перебил Роберт. — Не думаю, что она стала бы обделывать свои темные делишки у вас на глазах.

Камердинер просиял. Он, очевидно, принял слова хозяина за похвалу.

— О Боже! — неожиданно воскликнул Бэббит. — В комнате полнейший беспорядок! С вашего позволения, милорд…

Камердинер подошел к столу и поднял с пола скомканный листок бумаги, на котором Роберт начинал писать свое признание.

— Постойте, — сказал майор. — Дайте это сюда. Камердинер пожал плечами и протянул хозяину листок.

— Все, Бэббит, вы свободны, — сказал Роберт.

Когда дверь за камердинером закрылась, Роберт принялся разглаживать листок. Он вдруг вспомнил, что заметил на нем что-то необычное. Разгладив листок, он поднес его к свече и проговорил:

— Акилес, посмотри. Что ты об этом думаешь? Слуга пожал плечами.

— Водяной знак?

— Верно. Нечто вроде семейного герба. Возможно, теперь мы узнаем, где наше привидение все это время пряталось.

— Вернее, сидело на насесте, — пробормотал Акилес, разглядывая изображение. — Кажется, это птица. Вроде бы воробушек… — Это вьюрок, — сказал Роберт.

В конце концов Оливия взяла кеб и направилась к лондонскому дому Финчей. Все семейство находилось в это время в Финч-Мэноре, так что она вполне могла переночевать в городском доме. А для домоправительницы, миссис Дилэйни, можно было придумать какое-нибудь правдоподобное объяснение — например, приехала в город по поручению ее светлости.

Однако дверь девушке открыла вовсе не домоправительница, а Аддисон, дворецкий из Финч-Мэнора.

— Аддисон, что вы здесь делаете? — удивилась Оливия.

— Ожидаю вас, миссис Ките.

Оливия стояла у порога, не решаясь войти. Ответ дворецкого ошеломил ее. Ведь Аддисон, этот верный слуга, всегда находился рядом с ее светлостью и никогда не отлучался из Финч-Мэнора — разве только в том случае, когда…

— Это она, Аддисон?! — раздался голос леди Финч. — Немедленно приведите ко мне эту несносную девчонку. Да смотрите, чтобы она не сбежала.

Оливия уже сделала шаг назад, но тут Аддисон, подчиняясь приказу своей госпожи, схватил девушку за руку и втащил в дом.

«Не слишком ли я поторопилась с побегом из дома Брэдстоунов?» — промелькнуло у Оливии.

— Вот ты где! — воскликнула ее светлость. — Знаешь, как ты меня напугала?

Леди Финч восседала в кресле с высокой спинкой, весьма похожем на то, которое было у нее в Финч-Мэноре. Рядом с матерью в таком же огромном кресле сидел необыкновенно бледный Джемми.

— Миледи, что вы здесь делаете? — Оливия все еше никак не могла поверить, что хозяйка приехала в свой лондонский дом, где уже давно не появлялась.

— Так-так… Беспокоишься, значит, обо мне? — сказала леди Финч. — Не поздновато ли теперь? После твоего исчезновения я от волнения чуть не сошла в могилу. Как ты могла так поступить?

Оливия, потупившись, пробормотала:

— Простите меня, миледи. Просто у меня совершенно неожиданно появилось… одно очень срочное дело. Мне не хотелось беспокоить вас из-за пустяков.

— Из-за пустяков? С каких это пор вражда с лордом Брэдстоуном стала пустяком?

Оливия в изумлении уставилась на пожилую даму. Но тут же, взяв себя в руки, проговорила:

— Не понимаю, о чем это вы… У меня есть кузина. Так вот, она оказалась в очень тяжелом положении. Видите ли, она вдова, как и я, и поэтому…

— Оливия Саттон! — выпалила леди Финч. — Ты всегда была неумелой лгуньей! С самого первого дня! Как только приехала с лордом Финчем! Ведь тогда весь город только и говорил, что об убийстве на балу у Чамбли и об исчезновении лорда Брэдстоуна и его любовницы, мисс Саттон. И в этот самый момент — еще и двух дней не прошло, какое удивительное совпадение! — ты появляешься у меня на пороге, называешь себя Джулией Ките и заявляешь, что ты и есть та самая женщина, за которой я послала в город лорда Финча. Но ее звали Мэри!

Оливия промолчала — ей нечего было сказать. Леди Финч между тем продолжала:

— Я нисколько не сомневаюсь: тебе без труда удалось склонить лорда Финча на свою сторону. Не такой он человек, чтобы возвращаться домой с пустыми руками!

— Вы ошибаетесь, миледи, — сказала Оливия. — Всем известно, что эта несчастная девушка находилась на борту «Бонвентуры»и погибла вместе с лордом Брэдстоуном. Я не могу быть ею.

Оливия покосилась на Джемми в надежде на то, что юноша за нее заступится — так не раз случалось, когда миледи делалась совершенно невыносимой.

Однако Джемми пожал плечами и, немного помедлив, спросил:

— Мама говорит правду? Вы действительно мисс Саттон? Оливия закусила губу. Она не находила в себе сил сказать правду, но лгать юноше не хотела.

— Вот что, Оливия… — проговорила леди Финч с необыкновенно мягкими интонациями в голосе, совершенно ей не свойственными. — Как только ты появилась у меня, я, чтобы выяснить, кто ты такая, написала письмо твоей матери и получила ответ.

Леди Финч потянулась за сумочкой, лежавшей на небольшом столике в стиле эпохи королевы Анны. Вытащив из сумочки письмо, она протянула его Оливии.

Оливия дрожащими руками взяла послание и увидела хорошо знакомый ей красивый убористый почерк: «Леди Финч, Финч-Мэнор, Кент».

— Если хочешь, можешь прочесть письмо.

Оливия вполне могла представить, что написала о ней ее мать. Поэтому проговорила:

— Нет, пожалуй, не буду. Но если вы знали, кто я такая, почему тогда не выдали меня полиции?

Леди Финч фыркнула:

— Ты — убийца? Нет, вряд ли. В это могут поверить только лондонские болваны, но не я. Факты не сходятся. Я думаю, что Брэдстоун и убийство совершил, и тебя оклеветал. — Немного помолчав, леди Финч продолжала: — Вот как обстоят дела, дорогая Оливия. Ты никогда не сможешь стать настоящей убийцей — в этом я абсолютно уверена. — Пожилая леди вздохнула, оправила юбку и спросила: — Может быть, теперь ты расскажешь, что произошло? Этот негодяй все еще жив, не так ли?

На следующее утро Роберт выяснил: водяной знак на листе писчей бумаги являлся семейным гербом Финчей. От своей тетушки майор узнал, что лорд Финч и его больная жена жили в довольно заброшенном поместье, в нескольких часах езды от Лондона.

По словам маркизы, основное занятие леди Финч состояло в следующем: она давала знакомым советы, причем как тем, кто в них нуждался, так и тем, кто не нуждался. Однако получение «наставительного» письма почиталось за честь.

— Правда, мне жаль ее компаньонку, — говорила за завтраком леди Брэдстоун. — Ее зовут, если не ошибаюсь, миссис Ките. Она вдова. Бедняжка прикована к письменному столу — днем и ночью пишет письма для Эвелины. — Маркиза вздохнула и добавила: — Впрочем, надо признать: писать письма для сварливой старухи и выслушивать ее бесконечную болтовню — это для вдовы не самый худший способ заработать себе на жизнь.

«Вдова… письма…» — думал майор. Теперь он понимал, почему на Оливии было черное платье и почему — пальцы в чернилах.

Действительно, где лучше всего спрятаться образованной женщине? Разумеется, в отдаленном поместье, под вдовьим трауром.

Хорошенько поразмыслив, Роберт пришел к выводу: его улетевшая пташка не успела вернуться к утру в Финч-Мэнор — следовательно, провела эту ночь где-то в городе.

Тетушка без возражений дала майору адрес лондонского дома Финчей, однако советовала избегать молодого мистера Рейберна — очевидно, этот юноша сбился с пути и не являлся подходящим собеседником для такого уважаемого человека, как маркиз Брэдстоун.

После завтрака Роберт сразу же отправился к Финчам. Но у самого особняка остановился в некоторой растерянности. «Как быть дальше?» — думал он.

Разумеется, маркиз Брэдстоун не мог постучать в дверь и заявить, что он желает встретиться с компаньонкой хозяйки. Не мог он поступить и так, как поступил бы в Испании, — вломиться в дом, схватить девушку за руку и получить от нее нужную информацию. К тому же сначала требовалось убедиться в том, что миссис Ките, жившая у леди Финч, — действительно мисс Саттон.

Отпустив экипаж, Роберт обошел вокруг дома. При этом он тщательно разглядывал все окна и двери. Наконец расположился у стены рядом с конюшней — там его не было видно — и стал следить за входом для слуг.

Теперь надо было найти информатора. Например, какую-нибудь корыстолюбивую горничную — такая за небольшую мзду охотно рассказала бы о компаньонке своей хозяйки. Вскоре из дома действительно вышла женщина. Причем шла крадучись, опасливо поглядывая по сторонам.

«Вероятно, горничная… Бросила свои обязанности и отправилась на тайное свидание», — подумал майор. Такой вариант Роберта вполне устраивал. Ведь горничная, тайком отправившаяся на свидание, с удовольствием поделится любой информацией — лишь бы не уволили без рекомендательного письма.

Намереваясь перехватить девушку подальше от дома, Роберт какое-то время следовал за ней. Когда же она поворачивала за угол, он заметил под ее капюшоном рыжеватые волосы.

Майор улыбнулся — оказалось, что мисс Саттон сама к нему вышла.

Оливия, не замечая слежки, дошла почти до середины сквера. Внезапно кто-то тронул ее за плечо, и она подумала, что это Джемми, решивший, как истинный рыцарь, последовать за ней. Но тут мужчина заговорил, и она поняла, какую ужасную ошибку допустила, покинув лондонский дом леди Финч, где была в полной безопасности.

— Одну минуту, мисс Саттон, — проговорил Роберт.

Оливия на несколько секунд замерла и вдруг, резко развернувшись, попыталась ударить противника кулаком в подбородок, а ногой — в колено.

Но к ее удивлению, маркиз без труда уклонился от удара ногой и даже сумел перехватить ее руку. И тотчас же перехватил другую руку, причем сделал это опять же без малейших усилий.

Оливия попыталась высвободиться, но руки, державшие ее, казались железными тисками. При этом маркиз вовсе не пользовался преимуществом своего положения и не позволял себе никаких вольностей.

Уже не пытаясь сопротивляться, Оливия с удивлением посмотрела на маркиза. Неужели это тот самый человек, которого она когда-то знала?

Но он, похоже, не собирался ее отпускать. Следовательно, перед ней действительно маркиз Брэдстоун. А такой человек ни за что не отпустит ее, пока не получит того, чего хочет. В конце концов, любой человек, как бы он ни изменился, остается самим собой.

Но она-то, Оливия, изменилась. И сумеет это доказать. Она больше не станет помогать этому человеку. Никогда и ни в чем. Ни в поисках сокровищ, ни в других его делишках.

С нее довольно крови молодого испанца.

Оливия снова попыталась завязать борьбу, но все ее усилия были тщетны — маркиз еще крепче прижал ее к себе, и теперь она чувствовала тепло его тела. Чувствовала даже, как бьется сердце Роберта.

— Ну что, успокоилась? — спросил он неожиданно. Она молча кивнула, и он повел ее в укромный уголок среди густых зарослей рододендронов, скрывавших всякого, кто под них заходил. Даже зимой этот уголок оставался романтическим местом, словно созданным для любовников.

— Отпусти меня, — сказала она наконец. — Почему ты так грубо со мной обращаешься?

Роберт усмехнулся: — Ведь ты пыталась меня убить. Разве этого мало?

— Но я же не выстрелила. Так что можешь считать это моим подарком тебе. А теперь оставь меня в покое.

— Не могу. Мне нужна ваша помощь, мисс Саттон. Ну вот, опять «мисс Саттон».

Причем он сказал это таким тоном, словно их только что познакомили на балу.

— Если вы думаете, милорд, что я снова буду помогать вам, то вы ошибаетесь.

Он вновь привлек ее к себе и проговорил:

— На этот раз дело обстоит совсем иначе.

Иначе? Он явно поскромничал. Такого с ней никогда не бывало… Даже сквозь толстый шерстяной рукав она ощущала тепло его пальцев. В прежние времена каждое его прикосновение кружило ей голову, теперь же этот человек пробуждал в ней… страстное желание.

Как ему это удавалось?

Конечно, она допускала, что при встрече с ним может ощутить нечто подобное. Но даже не догадывалась, что это будут такие сильные и волнующие ощущения. Не догадывалась, что почувствует тепло, неудержимо разливающееся по ногам.

И тут он вновь заговорил:

— Мисс Саттон, речь идет о жизни очень многих людей. Она закрыла глаза и попыталась справиться со своими чувствами.

А Роберт тем временем продолжал:

— Поверьте, это дело государственной важности. Помочь можете только вы. Пожалуйста, я прошу вас только об этой единственной услуге.

Оливия открыла глаза и пристально посмотрела на маркиза. Уж лучше бы он не говорил, что заботится о благе Англии. Эту ложь она уже слышала. Слышала и даже поверила…

Однако ее поразило, что Роберт, маркиз Брэдстоун, употребил в одной лишь фразе слова «пожалуйста»и «прошу».

«Пожалуйста?»

Должно быть, французский плен изменил его больше, чем можно было ожидать. Или сделал его еще большим лжецом.

Скорее всего последнее.

— Оливия, ты должна помочь мне…

— Помочь — тебе? — пробормотала она, задыхаясь от гнева. — Да лучше я помогу французам!

Он с раздражением в голосе проговорил:

— Если ты не скажешь мне то, что мне нужно знать, то ты им действительно поможешь.

— Сомневаюсь, что дело обстоит именно так, — выпалила Оливия. — Скорее всего в обмен на свою свободу ты пообещал этому гнусному корсиканцу огромный куш. И теперь, чтобы расплатиться с ним, тебе снова понадобилась я.

Она с вызовом посмотрела на маркиза — что он на это ответит? Но в следующее мгновение вдруг поняла, что смотрит не на лорда Брэдстоуна, а на какого-то… другого человека, не имевшего ничего общего с тем маркизом, которого она прежде знала. Да, перед ней был совершенно другой человек — человек, которому хотелось доверять, которому хотелось верить. Именно таким, по ее мнению, был Хоббе.

«Что за чертовщина?» — подумала Оливия.

Действительно, что за фантазии? Ведь перед ней стоит все тот же алчный, безжалостный негодяй, обманувший ее, а затем у нее на глазах убивший несчастного юношу. Конечно же, это не тот человек, о котором она мечтала. Конечно, это не ее Хоббе.

— Скажите, милорд, — спросила она, — что бы вы сделали с «Королевским выкупом»? Набили бы свои и без того полные карманы золотом? Или вернули бы его Испании? Позаботились бы о том, чтобы оно послужило делу освобождения Пиренейского полуострова от тирании? Ведь именно для этого оно и предназначалось, не так ли?

Майор улыбнулся.

— А если я скажу, что так и собираюсь поступить? По вашему лицу я вижу, что вы мне не верите. Что ж, идемте со мной — и убедитесь, что я не лгу.

«Идемте со мной…» Оливия вдруг поняла, что ей хочется принять это приглашение, — и тут же пришла в ужас. Вот так просто, без всякого труда этот человек мог сбить ее с намеченного пути.

А ведь прежде были витиеватые признания в любви, произносимые шепотом (впрочем, оказавшиеся ложью). Оливия внезапно осознала: эта простота, эта прямота — они волнуют ее гораздо больше, чем все прежние речи маркиза. Идти с ним? Черт возьми, о чем она думает? — Да лучше отправиться прямиком в ад, чем с вами, милорд! — заявила Оливия.

Роберт стиснул зубы и снова привлек ее к себе. И тут Оливия почувствовала резковатый запах мыла; не дорогого одеколона — именно так когда-то пахло от маркиза, — а обычного лавровишневого мыла. Однако этот новый запах — такой мужской — нравился Оливии гораздо больше, чем прежний.

А затем пробудились и все остальные ее чувства… И теперь уже Оливия сама прижималась к Роберту — прижималась все крепче и крепче.

Никогда прежде в объятиях маркиза она не испытывала такого страстного желания. Казалось, это кто-то другой обнимает ее и кто-то другой заставляет ее сердце биться все быстрее.

Кто-то… похожий на Хоббе.

К тому же у него, у этого нового маркиза, необыкновенно соблазнительные губы…

— Ты помнишь, что было написано в том послании? — спросил он неожиданно.

По-прежнему глядя на его губы как зачарованная, она прошептала:

— Да, помню.

Он лишь едва коснулся губами ее уха, но от этого прикосновения все тело ее словно вспыхнуло.

— Ну так скажи мне. — Теперь губы его прикоснулись к ее щеке. — Скажи еще раз, — добавил Роберт, немного помедлив.

Почувствовав, что уже готова ответить, что вот-вот поддастся чарам Роберта, Оливия спросила себя: «Что же я делаю? Неужели скажу?.. Пусть он теперь совсем другой, пусть даже стал мужчиной, о котором я всю жизнь мечтала, — но ведь все-таки передо мной все тот же маркиз Брэдстоун, обманувший меня и оклеветавший. Конечно же, он и сейчас старается околдовать меня своими чарами, а я готова поддаться… будто прежняя невинная девушка».

Крепко сжав зубы, Оливия отрицательно покачала головой. Чтобы избавиться от чар, она силилась вспомнить, зачем приехала в Лондон. И пыталась думать о чем угодно, только не о маркизе Думала о выстреле из пистолета. О сенсационных газетных заголовках. Думала об умирающем испанском юноше. И вспоминала его последние слова.

Эти слова всегда звучали в ее ушах погребальным звоном: «Передай… Хоббе».

Да, Хоббе. Верному другу того юноши. Человеку, который достаточно честен, чтобы уберечь бесценное сокровище от алчных нечестивцев. Но не этому чародею-соблазнителю, не этому вероломному обманщику, который затуманил ее рассудок.

— Так скажи, — настаивал Роберт. — Мне необходимо знать, что там было написано.

Оливия пристально посмотрела ему в глаза и снова покачала головой.

— Сказать? Тебе? Никогда!

— Но ведь когда-то ты сказала, — прошептал он ей в самое ухо, и она тотчас же почувствовала, что ноги ее подгибаются и по всему телу разливается тепло.

«А может, маркиз уже совсем другой, может, он стал человеком, которому можно верить?» — промелькнуло у Оливии.

Да, он уже другой, с этим она, пожалуй, согласна. Но ведь и змея становится другой, когда сбрасывает кожу. И все же змея остается змеей.

Нет, она никогда и ни в чем не станет помогать маркизу Брэдстоуну — разве что поможет ему поскорее сойти в могилу.

Оливия высвободилась из его объятий.

— Да, сказала. Но тогда я была… глупенькой. А теперь поумнела. Поэтому я не стану помогать тебе, Роберт. Никогда. Можешь убить меня прямо сейчас, но я не скажу тебе ни слова из того послания.

Маркиз, казалось, был озадачен. Какое-то время он молчал, наконец проговорил:

— Мисс Саттон, что бы ни произошло между нами в прошлом, все это уже в прошлом. Поймите же: я не отступлюсь, пока вы мне не поможете.

Он снова схватил ее за руку — на сей раз довольно грубо. Впрочем, Оливия была почти уверена: маркиз не станет ее убивать, хотя когда-то, семь лет назад, намеревался это сделагь.

Он пристально взглянул на нее и заявил:

— Мне надо знать, что было написано в том послании. В том, которое ты перевела для меня. — Оливия вскинула голову.

— Если учесть, что за эти сведения ты готов был пойти на убийство… Я удивляюсь, что ты мог их забыть.

Роберт нахмурился и пробормотал:

— Травма вызвала у меня частичную потерю памяти. Кое-что я могу вспомнить, а кое-что нет.

— Чрезвычайно удобно!

— Уверяю тебя, не очень. Особенно когда речь идет о «Королевском выкупе».

Оливия внимательно посмотрела на Роберта. Что он сказал? «Королевский выкуп»? Он сказал это по-испански. Более того, произнес это с интонацией носителя языка — без запинки и без обычного английского высокомерия.

Оливию одолевали сомнения. «Что-то здесь не так…» — думала она.

Он вдруг схватил ее за плечи и встряхнул.

— Пойми, проклятая ведьма, я добьюсь своего, даже если мне придется выбить из тебя эти сведения!

«Выбить?» Оливия посмотрела на него с удивлением. Это звучало настолько нелепо, что она едва удержалась от смеха.

— Ах, Роберт, тебе гораздо проще добиваться желаемого своими чарами, чем этой попыткой изобразить свирепость! Вспомни: «Оливия, любовь моя!» Или: «Оливия, при виде тебя мое сердце рыдает!» Конечно, это были довольно избитые выражения и ты, разумеется, лгал, но все же… Во всяком случае, тебе ничего не удастся из меня «выбить».

Он окинул ее оценивающим взглядом и с усмешкой проговорил:

— Ах вот оно что! Стало быть, вот как надо действовать! В следующее мгновение Роберт обнял ее и привлек к себе.

— Нет-нет, — пробормотала Оливия. — Это не поможет…

Но тут его губы прикоснулись к ее губам, и она, сама того не желая, прижалась к нему покрепче.

— Нет, не поможет, — прошептала она — и их губы слились в поцелуе.

В какой-то момент Оливия вдруг поняла, что отвечает на поцелуй Роберта. «Нет-нет, — думала она, все еще пытаясь бороться с охватившей ее страстью. — Нет, этого не будет… Это не…»

И тут ее осенило — вернее, все ее сомнения развеялись окончательно: она поняла, что мужчина, целующий ее, не может быть маркизом Брэдстоуном.

«Да, разумеется, это не Роберт», — подумала Оливия.

И тотчас же по спине ее пробежал холодок. Выходит, она целует вовсе не маркиза Брэдстоуна, а какого-то… самозванца.

Но неужели это действительно не Роберт? Неужели такое возможно? Оливия внезапно почувствовала, что сердце ее ответило на это открытие бурной радостью.

Но кто же он тогда? Кто своим поцелуем так воспламенил ее?

О Боже, да ведь она целуется с совершенно незнакомым человеком!

Заставив себя отстраниться, Оливия с трудом перевела дыхание и прошептала:

— Кто вы?

Стоявший перед ней мужчина промолчал. Непроизвольно прикоснувшись пальцами к своим дрожащим губам, она снова спросила:

— Кто вы?

 

Глава 4

Она не успела задать этот вопрос в третий раз, потому что услышала знакомый голос.

— Оливия! Оливия! Черт возьми, да где же вы? Джемми? Но что он делает здесь в столь ранний час?

— Похоже, сейчас вы совершите очередной побег, мисс Саттон, — проговорил стоявший перед ней незнакомец.

Она внимательно посмотрела на него. Теперь разница между этим человеком и маркизом Брэдстоуном бросалась в глаза. Незнакомец казался каким-то… загадочным и немного беспечным, а Роберт — каким она его помнила — был заносчивым, высокомерным и расчетливым.

Оливия столько лет мечтала о своем благородном рыцаре, о Хоббе — и сейчас вдруг с удивлением поймала себя на мысли о том, что этот неожиданно явившийся самозванец чем-то очень напоминает героя ее мечтаний. Он пробудил в ней томление и жгучее желание, а ведь она давно уже не мечтала ни о чем подобном…

Но этот незнакомец и Роберт — они хотели одного и того же. Оба искали сокровища и просили у нее помощи…

Словно прочитав ее мысли, он проговорил:

— У меня нет времени все объяснять. Вы должны мне помочь, причем немедленно. Пока не прибежал этот ваш юнец, скажите: что вы знаете о «Королевском выкупе»? Я должен узнать, что именно стало известно лорду Брэдстоуну на балу у лорда Чамбли.

— Нет!

Если она не собиралась открывать этот секрет таким людям, как Брэдстоун, то уж тем более не следовало открывать его совершенно незнакомому человеку, каким бы настойчивым он ни был.

— О, черт, Оливия, вот вы где! — закричал Джемми, раздвигая руками густые ветви рододендронов. — Черт возьми, что вы там делаете, в этих дебрях, в такой…

Заметив майора, юноша умолк и остановился. И вдруг заявил:

— Отойдите от нее, сэр! Немедленно!

Оливия в испуге покосилась на стоявшего рядом с ней незнакомца. Но тот, похоже, не собирался ничего предпринимать — просто смотрел на Джемми с некоторым удивлением.

Снова взглянув на молодого человека, Оливия увидела у него в руке новенький пистолет — оружие с весьма ненадежным спусковым крючком, как выяснилось накануне.

— Я сказал — отойдите от нее, — повторил Джемми. — Я не позволю вам ее обидеть. По крайней мере пока я жив.

Но угрозы Джемми не производили на майора ни малейшего впечатления.

Вспомнив, как хладнокровно реагировал незнакомец на ее угрозы, Оливия поняла: этот человек уже не раз смотрел смерти в лицо. И всегда выходил победителем.

— Джемми, убери пистолет, — сказала она юноше. — Убери сейчас же. Это не лорд…

— Сейчас не время улаживать наши разногласия, — перебил Роберт. — У меня нет никаких причин ссориться с вами, сэр. И с леди тоже.

— Это не вам решать, — ответил Джемми. — Оливия, он обидел вас? Угрожал вам? Скажите только слово, и я…

— Успокойся, Джемми. И убери пистолет. — Она пристально посмотрела на молодого человека, и тот опустил оружие. Однако по-прежнему стоял с весьма воинственным видом. — Мы с его светлостью просто не сошлись во мнениях, — продолжала Оливия. — Не правда ли, милорд? — Она взглянула на Роберта.

Оливия прекрасно понимала, что одержала верх над двойником Брэдстоуна. Во всяком случае, пока.

— Прошу прощения, что задержал вас, — сквозь зубы проговорил Роберт. Однако взгляд его свидетельствовал о том, что он считал разговор неоконченным.

Джемми проворчал что-то о «заносчивых негодяях», но и Оливия, и майор предпочли пропустить его слова мимо ушей.

— Пойдемте, Оливия, — сказал молодой человек, выходя на тропинку. — Матушка с утра в прекрасном настроении. Она велела мне отыскать вас, пока с вами ничего не случилось. — При этих словах Джемми выразительно взглянул на майора.

— До новой встречи, мисс Саттон, — проговорил лжемаркиз с вежливым поклоном. И тут же шепотом добавил: — Не думайте, что на этом все закончилось. Так или иначе, но я все равно получу то, ради чего прибыл в Лондон.

— Вы слишком в себе уверены, — ответила Оливия. Тут он склонился к ее уху и прошептал:

— Меня зовут Данверз. Роберт Данверз. Она пожала плечами.

— Меня не интересует, кто вы. Я не стану вам помогать. Незнакомец вдруг пристально посмотрел на нее, и она невольно поежилась под взглядом его зеленых глаз. Уже на ходу, обернувшись, он бросил:

— Поверьте, я добьюсь своего.

Ее не покидала странная мысль: настойчивость незнакомца объяснялась вовсе не алчностью, не желанием заполучить сокровища; нет, в его настойчивости было что-то глубоко личное. И еще казалось, что это каким-то образом связано с ней, с Оливией. «Но какое отношение я имею ко всему этому?» — спрашивала она себя.

Что ж, в конце концов, этот незнакомец ничем не лучше Роберта. Действительно, почему он должен быть лучше? Ведь он добивался того же.

И все-таки он… совсем другой, не такой, как маркиз. Оливия вспомнила о его поцелуе, и рука ее вновь приблизилась к губам. Этот поцелуй стал для нее настоящим откровением; прежде она даже не догадывалась о том, что подобное возможно.

Ускорив шаг, Оливия подошла к Джемми. Тот, дожидаясь ее, стоял на тропинке с таким решительным видом, что ему могла бы позавидовать даже его мать.

— Черт возьми, как вам могло прийти такое в голову? — проворчал молодой человек. — Почему вы вышли на улицу? Ведь этот мерзавец мог вас убить. И не только убить…

Юноша выразительно взглянул на Оливию, как бы давая понять, что она даже вообразить не может, какие ужасные опасности подстерегают на улице одинокую женщину.

Но Оливия давно уже не была наивной девушкой; она прекрасно знала, что происходит за пределами имения Финчей и за пределами их городского особняка.

— Подумать только, я дал ему уйти! — воскликнул Джем-ми. — Я мог бы оказать миру услугу… — Он вскинул пистолет и прицелился в белку, пробегавшую по ветвям. — Да я бы просто…

— Ты не сделал бы ничего подобного, Джемми. Оливия отобрала у него пистолет, и они направились к дому.

«Конечно, Роберт Данверз мог оказаться таким же убийцей, как и маркиз, и тогда Джемми погиб бы, защищая меня, — размышляла Оливия. — Но неужели Данверз действительно мог бы убить юношу?»

Тут она снова вспомнила о его поцелуе и снова прикоснулась к губам.

А потом ее ошеломила еще более ужасная мысль — настолько ужасная, что она даже почувствовала дрожь в ногах.

А если бы она убила его накануне вечером?

Ведь она могла застрелить ни в чем не повинного человека.

Впрочем, не такой уж он неповинный. Ведь этот человек — самозванец, он выдает себя за пэра Англии. К тому же, судя по всему, намерен завладеть «Королевским выкупом».

Роберт Данверз вернулся в особняк Брэдстоунов в глубокой задумчивости. Всю дорогу он задавал себе вопросы, на которые не мог ответить.

К тому же ему казалось, что он, вероятно, допустил ошибку, поцеловав мисс Саттон. И вовсе не потому, что выдал себя — она сразу же поняла, что он не маркиз, — а потому, что весь его тщательно продуманный план провалился. Вместо того чтобы выудить из нее нужную информацию, он увлекся и сам оказался на крючке.

Конечно, ему уже приходилось целовать женщин по долгу службы — например, одну очаровательную графиню, муж которой сотрудничал с французами. Или соблазнительную и к тому же весьма опытную итальянку, которую бросил в Португалии один из приближенных Бонапарта. Однако ни одной из женщин ни разу не удавалось вскружить ему голову настолько, чтобы он забыл о своих истинных целях.

А вот поцелуй Оливии Саттон затуманил его разум, разжег в нем огонь желания — так что от, его обычного хладнокровия не осталось и следа. И вовсе не ее волосы и не сверкающие глаза зажгли этот огонь. Нет, причина совсем другая. Оливия словно одурманила его, отравила ядом страсти.

И яд этот оказался удивительно приятным на вкус.

Но как же ей это удалось? Всего лишь один поцелуй — и он забыл обо всем на свете.

К тому же эта маленькая бестия прекрасно знала, что делала! Во всяком случае, она ответила на его поцелуй. И не очень-то торопилась высвободиться из его объятий.

И все же было что-то невинное в ее поцелуе — какая-то нерешительность, робость, почти испуг. А ее глаза… В них вдруг появилось любопытство; было очевидно, что ей очень захотелось узнать, кто же он такой.

Конечно, именно этого любопытства он и должен опасаться в первую очередь. Ведь всякая любопытная девушка, а уж тем более такая, как мисс Саттон, может оказаться весьма опасной.

Впрочем, не стоит и преувеличивать опасность. Разумеется, он найдет способ добиться своего, сумеет выведать тайну клада — ведь в его арсенале множество всевозможных уловок.

Но все-таки: что предпринять?

Пимм посоветовал бы ему затащить ее в постель. Но Роберт эту мысль отверг сразу же. Одно дело — целоваться с Оливией, совсем другое — спать с ней. А впрочем…

— Черт бы ее побрал… — пробормотал майор.

Если бы они сейчас находились в Испании или в Португалии, все было бы гораздо проще. Ему не пришлось бы прибегать к уловкам и хитростям. Он просто притащил бы эту девицу в трибунал и вытряс бы из нее все, что ему нужно.

Но нынешняя ситуация требовала совсем иной тактики. Что ж, если им с мисс Саттон предстоит играть на равных, то следует разузнать о ней побольше.

И Роберт прекрасно знал, кто может сообщить ему весьма ценные сведения.

Взбежав по ступеням парадной лестницы, он кивнул Карлайлу и спросил:

— Скажите, где сейчас находится ее светлость? Дворецкий посмотрел на часы, тикавшие на полке в глубине холла, и ответил:

— Ваша матушка, милорд, должно быть, завтракает у себя.

Взглянув на старый плащ Роберта и на его шарф, Карлайл в недоумении покачал головой — ему не верилось, что маркиз Брэдстоун рискнул выйти из дома в таком убогом одеянии.

Роберт, словно прочитав его мысли, проговорил: — Я совершал утреннюю прогулку. Не волнуйтесь, Карлайл. Вряд ли кто-нибудь меня видел.

— Хотелось бы надеяться, милорд, — в смущении пробормотал дворецкий.

Роберт впервые отважился посетить комнаты своей тетки. Поэтому, стучась в приоткрытую дверь, он чувствовал некоторую неуверенность.

— Роберт, дорогой! — воскликнула тетушка. — Ты как раз вовремя, присоединяйся.

Маркиза сидела на удобном диванчике и была в домашнем платье с оборками. Перед ней на низеньком изящном столике стоял серебряный поднос, а на нем — чайник и ваза с булочками.

Роберт с улыбкой ступил на эту незнакомую ему территорию.

Гостиная леди Брэдстоун в отличие от всего остального дома, строгого и степенного, была заполнена всякого рода безделушками. Кружевные занавески и изящные изгибы кресел подчеркивали претензию на утонченность. Повсюду стояли корзинки с шитьем, а на изящном столике в дальнем углу лежали книги, письма, пригласительные билеты и визитные карточки.

Усевшись на диванчик рядом с маркизой, Роберт проговорил:

— Доброе утро, миледи.

— Роберт, не надо так официально. Меня это ужасно раздражает. Раньше ты был другой!

Она налила в чашку чаю, положила кусочек сахара и, перемешав ложечкой, подала Роберту.

— Что ты делал в городе в такую рань? Да еще в такой ужасной одежде… Надеюсь, это не мистер Бэббит предложил тебе такой… такой костюм?

— Ну что вы, — ответил Роберт, — я сам его выбрал.

— Хм… — Тетушка налила себе еще одну чашку чая. — Ты, наверное, одолжил его у этого своего разбойника-католика, которого упорно держишь при себе.

Роберт с трудом удержался от улыбки. Очень уж тетушка невзлюбила старину Акилеса.

— Я выходил на утреннюю прогулку, — пояснил он. — Право, я не думал, что услуги Бэббита так уж необходимы для столь незначительного выхода.

Тетушка вскинула брови — вероятно, она полагала, что услуги камердинера совершенно необходимы при каждом выходе из дома.

Роберт промолчал. Он прекрасно помнил правило, которое усвоил еще в самом начале своей карьеры: в трудной ситуации молчание позволяет узнать больше, чем бездумная болтовня.

Попивая чай, майор рассматривал комнату тетушки. Его взгляд скользил по убранству, по всевозможным безделушкам — и вдруг остановился на небольшом портрете, висевшем рядом с бюро.

— Мама… — прошептал он безотчетно.

— Да, дорогой, — откликнулась леди Брэдстоун. — Что, мой дорогой?

Он повернулся к маркизе.

— А?.. Нет-нет, ничего.

Однако взгляд Роберта снова и снова возвращался к портрету; он не видел это лицо уже много-много лет — с самого детства.

Маркиза вдруг поднялась с диванчика, подошла к картине и сняла ее со стены.

— Это моя сестра Сюзанна, — пояснила она.

Снова усевшись, леди Брэдстоун передала портрет Роберту.

— Красивая… — пробормотал он, глядя на свою мать.

— Да, Сюзанна была настоящей красавицей, самой красивой в нашей семье. У меня, правда, тоже было множество поклонников, но Сюзанна покорила сердца всех мужчин. — Тетушка грустно вздохнула. — Я так по ней скучаю… И с каждым годом все больше и больше. Постой, с тех пор как она ушла, прошло уже… Ах, так много лет, что и не сосчитать.

«Двадцать два года», — подумал Роберт. Он-то хорошо помнил все. Однажды утром, когда ему было четыре года, в их с братом Колином комнату вошел отец и сказал, что мамы больше нет. Лихорадка, мучившая ее почти целую неделю, в конце концов унесла ее жизнь.

— Ах, что это мы с тобой такие грустные?! — Тетушка снова оживилась. — Этого Сюзанна никогда бы не одобрила. И вряд ли она хотела, чтобы кто-нибудь плакал над ее портретом. Она была чрезвычайно жизнелюбива, жизнелюбива до безумия.

— Что вы хотите этим сказать? — спросил Роберт. Ему вдруг захотелось узнать побольше о женщине, о которой у него осталось лишь несколько трогательных, но весьма расплывчатых воспоминаний.

— У нее был богатейший выбор женихов, — продолжала тетушка. — Отец ей в этом очень потакал. По-моему, он никак не мог предположить, что она сделает весьма неудачный выбор. Да-да, она сделала на редкость неудачный выбор, и тогда разразилась катастрофа.

— Какая катастрофа? Почему?

Роберту была известна только счастливая сторона семейной жизни его родителей. Он помнил, как мама сидела за столом и улыбалась отцу, сидевшему напротив. И помнил, как вспыхивали глаза отца, когда он входил в комнату и смотрел на свою жену. Этот брак просуществовал недолго, но он казался Роберту идеальным — в нем гармонично сочетались любовь и дружба.

А вот тетушка, очевидно, считала иначе.

— Она вышла замуж по любви. — Маркиза взяла у Роберта портрет и положила на столик лицом вниз. — Обещай мне, дорогой, что ты никогда не женишься по любви. Это самое ужасное из всего, что только может быть. — Немного помолчав, она взяла Роберта за руку и продолжала: — Обещай мне, что ты возьмешь благоразумную, подобающую тебе жену, а не какую-нибудь ветреницу — из тех, что теперь вдруг сделались столь популярны.

— Видите ли, миледи, — проговорил Роберт, — хочу вам откровенно сказать, что в настоящий момент я меньше всего думаю о браке.

Такого ответа ее светлость совсем не ожидала. С равным успехом он мог бы сказать, что намерен вернуться во французскую тюрьму.

— Ах, Роберт, не говори так. Ты должен позаботиться о наследнике. — Леди Брэдстоун глубоко вздохнула. — Я не собираюсь снова судиться с этим мерзким принцем. Он хочет заполучить твой титул для одного из своих гнусных фаворитов, однако я этого не допущу. А тебе уже пора серьезно задуматься о браке. Может быть, мисс Колир? Хотя я должна признать, лицо у нее совсем не такое привлекательное, как мне раньше казалось.

— Не думаю, что мы с мисс Колир подойдем друг другу, — заявил Роберт. Он тут же представил мисс Колир, отправляющуюся с тайным поручением в Испанию, — вряд ли она выдержала бы даже первую милю пути.

И тотчас же перед майором возник образ другой женщины — эта, по его мнению, выдержала бы не только первую милю, но и каждую последующую. Он представил, как она сидит верхом на португальском ослике — юбки подоткнуты, волосы развеваются на ветру, а глаза горят огнем…

Что за черт? И о чем он только думает?

— Мисс Саттон… — вырвалось у него.

— Мисс Саттон?! — воскликнула тетушка. — О нет, Роберт, только не говори мне, что ты все еще испытываешь к этой убийце нежные чувства! Скажи, ты ведь не встречался с ней?

Маркиза пристально посмотрела на него, и вдруг глаза ее расширились, а лицо стало мертвенно-бледным.

— О Боже, ты с ней встречался! — Она вскочила с диванчика и прижала к груди руки. — Да, встречался! Я вижу! Вот ведь негодная девка! Она не успокоится, пока окончательно не погубит и тебя, и всех нас! О нет, ты не можешь жениться на ней!

— Так вам, стало быть, известно, что она жива? — спросил Роберт.

— Разумеется, известно! Я никогда не верила, что ты мог взять ее с собой. Это просто… бессмыслица!

Ее светлость уселась на диванчик и, взяв свою чашку, сделала глоток чая, чтобы успокоиться.

— Я все время подозревала, что она притаилась где-то неподалеку и ждет удобного случая, чтобы снова погубить всех нас!

Роберт с улыбкой проговорил:

— Не беспокойтесь, миледи. Я не собираюсь жениться на мисс Саттон. Можете мне поверить.

Тетушка покачала головой и сказала:

— Что ж, по крайней мере сообщи лорду Чамбли, что ты ее видел. Он когда-то пообещал мне: если вдруг удастся ее отыскать, он позаботится о том, чтобы она предстала перед судом за убийство несчастного юноши.

— Лорд Чамбли? — спросил Роберт.

— Да, — кивнула леди Брэдстоун. — Он больше всех беспокоился за меня все эти годы. Более того, он был моим защитником. Когда все решили, что ты пропал на этом проклятом суденышке, он взял у меня все твои бумаги и, по моей просьбе, просмотрел их, чтобы найти возможные указания на то, куда ты направился. В общем, он пытался тебя отыскать, пытался помочь мне.

Роберт некоторое время обдумывал эту неожиданную новость.

В свое время Чамбли сообщил, что среди вещей лорда Брэдстоуна не найдено никаких бумаг.

Итак, сначала его дезинформация о смерти мисс Саттон на «Бонвентуре», а теперь еще один обман.

Орландо должен был встретиться с лордом Чамбли именно в ту самую ночь, когда его убили. Случайность ли это? Может быть, Чамбли знал, какая судьба уготована молодому испанцу?

— А что еще он сделал для вас? — спросил Роберт. — Видите ли, мне хотелось бы поблагодарить его, когда мы встретимся.

Леди Брэдстоун отодвинула свою чашку.

— Забавно, что ты об этом спросил. Он как раз должен нанести мне визит сегодня утром. — Она посмотрела на часы, стоявшие на камине у противоположной стены. — Странно, что лорд Чамбли до сих пор не приехал.

— Лорд Чамбли приедет сюда? С какой целью?

— О, после твоего возвращения он все время ходит за мной по пятам и просит разрешения встретиться с тобой. Чамбли хочет выяснить кое-что для своего отчета — или как это у них там в департаменте называется… Он уверяет, что это простая формальность, которая не отнимет у тебя слишком много времени. — Маркиза вздохнула и снова посмотрела на часы. — С тех пор как ты вернулся, он почти ежедневно присылает записки с просьбой об аудиенции. Но я приказала Карлайлу не принимать его и не беспокоить тебя, пока ты не будешь в состоянии принимать гостей.

Леди Брэдстоун умолкла и вопросительно посмотрела на Роберта.

«Теперь понятно, — подумал майор, — почему накануне вечером Чамбли обратился ко мне с такими странными словами».

— Ой, вижу, я тебя встревожила! — воскликнула тетушка. — Мне не надо было говорить тебе этого, да? Дорогой, пожалуйста, не сердись на меня! Я знаю, что вы с лордом Чамбли были когда-то большими друзьями…

— Мы были друзьями? С лордом Чамбли?

— Ну да. Разве ты не помнишь? — Леди Брэдстоун внимательно посмотрела на Роберта. — Не помнишь, я вижу. Вы с ним закрывались в твоем кабинете и часами там пропадали, пока с тобой не случилось это несчастье.

— Кажется, я все забыл, — пробормотал Роберт. — А вы не помните, чем мы там с ним занимались?

— Ах, да все какими-то коммерческими предприятиями. Я в таких делах не очень-то разбираюсь.

Наконец-то все стало на свои места!

— Чамбли… — пробормотал Роберт себе под нос. — Он во всем был замешан с самого начала.

Но тетушка расслышала его слова и проговорила:

— Конечно, он все знал. Поэтому-то я и не видела ничего страшного в том, что он взял твои бумаги. И именно поэтому я не обещала ему ничего определенного. Я не хотела пускать к тебе твоих старых друзей, не убедившись, что твой рассудок в полном порядке. Не хмурься и не сердись на меня. Я ведь сделала это в твоих интересах — для того, чтобы рядом с тобой, если вдруг на тебя что-нибудь… найдет, не было никого из посторонних, а были только мы с Карлайлом.

— Возможно, оно и к лучшему, — в задумчивости пробормотал Роберт. — Пожалуй, я сам нанесу лорду Чамбли визит и улажу все дела сразу, чтобы это вас больше не тревожило.

Маркиза улыбнулась и налила ему еще одну чашку чая.

Самого же Роберта беспокоило отнюдь не то, что Чамбли был замешан в истории с «Королевским выкупом». Его встревожили слова тетки о том, что Чамбли решил во что бы то ни стало добиться привлечения мисс Саттон к суду. То есть будущее Оливии было весьма неопределенным, и ему, Роберту, надо было добыть нужные сведения раньше, чем Чамбли удастся напасть на ее след.

К тому же майор очень сомневался в том, что обещанный суд будет иметь хоть какое-то отношение к справедливости.

— Дорогая мисс Саттон, как я рад видеть вас живой и здоровой. Я уже почти потерял надежду снова увидеть вас когда-нибудь.

Лорд Чамбли сидел в небольшой гостиной леди Финч, уютно устроившись в самом лучшем кресле. Руки он сложил на своем полненьком брюшке и был похож скорее на озабоченного дедушку, беседующего с заблудшим чадом, чем на строгого правительственного чиновника, каким он сохранился в памяти Оливии.

— Благодарю вас, милорд, — сказала она.

Оливия не была уверена, что переговоры с лордом Чамбли, на которых настаивала леди Финч, — лучший выход из ситуации, но теперь, увидев его искренность и явное участие, она уже почти жалела о том, что так долго не решалась чистосердечно рассказать обо всех известных ей фактах.

Правда, ее постоянно тревожили воспоминания о последних словах умирающего: «Передай… Хоббе». Поэтому она сейчас говорила себе: «Нет никакого Хоббе. Нет и никогда не было. Он — только в твоем воображении».

Но почему же тогда перед ней неожиданно возникало лицо Роберта Данверза? Его уверенность, его холодная сдержанность, его объятия — ведь именно таким она всегда представляла себе Хоббе.

Черт, да она сходит с ума, если уже начала считать героями людей, подобных Данверзу. Ведь он просто-напросто самозванец!

— Это чудо, что вы целы и невредимы, и лучшее свидетельство вашей невиновности и вашего ума, — продолжал лорд Чамбли. — Но что более всего говорит о вашей проницательности — так это то, что вы наконец-то все хорошо взвесили и обратились ко мне.

Оливия попыталась отделаться от смутных сомнений, внезапно закравшихся в ее сердце при таких излияниях собеседника. «Что-то ты стала чересчур подозрительной», — сказала она себе.

Лорд Чамбли занимал высокий пост в министерстве иностранных дел. К тому же он был пэром Англии и весьма уважаемым членом палаты лордов.

Но тут опять заговорил надоедливый внутренний голос: «Ты справедливо подозреваешь, что с этим лжеБрэдстоуном не все так просто».

Оливия попыталась улыбнуться и проговорила:

— Я очень сожалею, милорд, если доставила какие-либо неприятности вам или вашему ведомству.

Он кивнул, принимая извинения, и обратился к леди Финн:

— На самом деле во всем виноват я. Я слишком строго отнесся к ней в тот вечер. Наверное, напугал бедную девочку до беспамятства. И по-видимому, у нее сложилось обо мне неверное впечатление. Браво, леди Финч! Вы наконец-то разъяснили ей ее заблуждения и вернули в лоно общества.

— Лорд Чамбли, все это, конечно, замечательно, — сказала леди Финч. — Но как быть с обвинением в убийстве?

Оливия втайне ухмыльнулась. Леди Финч была не из тех, кто утруждает себя разного рода политическими тонкостями и ходит окольными путями, подобно лорду Чамбли. Уж она-то — будьте покойны! — всегда с ходу приступает прямо к делу.

Столь прямой вопрос несколько озадачил лорда Чамбли. Немного помедлив, он проговорил:

— Если леди Саттон сообщит мне интересующие меня сведения — то есть я хотел сказать, которые весьма желательно было бы получить министерству иностранных дел, — девушка будет свободна. Я лично прослежу, чтобы все обвинения были с нее сняты.

Леди Финч кивнула в знак согласия. А лорд Чамбли обратился к Оливии:

— Вы, конечно же, понимаете, что я подразумеваю под словом «сведения», не так ли?

Но тут что-тo удержало Оливию, и она не кивнула и не сказала «да».

«Не рассказывай ему ничего, — уговаривала она себя. — Не подавай виду, что тебе хоть что-нибудь известно. Сбереги все для него, для Хоббе».

Для него? Для Хоббе? Но где же он, ее благородный рыцарь? Уж конечно, он не тот, кто сидит сейчас рядом с ней и предлагает помощь. Но ведь и лжемаркиз Брэдстоун — тоже не рыцарь. К тому же в отличие от Чамбли Данверз ничего ей не обещал.

О Господи, кому она доверяет свою судьбу? Неужели каким-то воображаемым рыцарям? Действительно, она сошла с ума!

Оливия вздохнула и сказала:

— Думаю, я смогу сообщить вам все, что вас интересует, милорд. Более того, мне удалось произвести кое-какие дополнительные исследования по этому вопросу и выяснить, что «Королевский…….

— Ах, я вижу, что вы ужасно настойчивая, — перебил ее Чамбли. — Прямо как ваш отец.

Ее отец? Оливия сразу же забыла, о чем они говорили. Ведь о ее отце никто никогда не упоминал. С тех пор как…

— А вы знали моего отца?

— Да, и очень хорошо. Он много сделал для Англии… Пока не…

Оливия прекрасно знала, что хотел сказать лорд Чамбли.

« Пока ваш отец не продал свой талант голландцам. После чего повесился, чтобы избежать публичного осуждения «.

Некоторое время все молчали. Наконец лорд Чамбли, взявшись за лацканы своего сюртука, проговорил:

— Что ж, продолжим обсуждение нашего дела? К чему нам вспоминать печальные события прошлого?

Оливия кивнула, и лорд сказал:

— Почему бы вам не отправиться вместе со мной в министерство иностранных дел и не рассказать все моему секретарю? Он затем оформит ваш рассказ в виде документа, а я передам его соответствующим властям.

— В министерство иностранных дел? — проговорил Джемми с некоторым сомнением в голосе (он все же не смог выполнить наказ своей матери и сидеть молча). — Прошу вас, Оливия, позвольте мне сопровождать вас.

— Это совершенно ни к чему, молодой человек, — сказал лорд Чамбли. — Речь идет о весьма важных государственных секретах. Кроме того, со мной мисс Саттон будет в полной безопасности. Я позабочусь о ней, как о своей дочери.

Ворвавшись в парадную дверь особняка, Акилес отстранил возмущенного Карлайла — тот требовал, чтобы слуга майора пользовался черным ходом.

Роберт, возвращавшийся от тетушки, — оказался свидетелем столкновения: Карлайл настаивал, чтобы Ахилес вышел и вошел в дом как полагается, а Акилес в самых резких испанских выражениях посылал чопорного английского дворецкого куда только мог.

— Этого больше не повторится! — бросил Роберт Карлайлу, оттаскивая негодующего Акилеса в сторону.

— Почему ты оставил наблюдение за домом Финчей? — спросил майор своего слугу.

Акилес плюнул в сторону Карлайла и вновь заговорил по-испански, проклиная дворецкого. Наконец, немного успокоившись, пробормотал:

— Чамбли схватил ее. Роберт сжал кулаки.

Этот негодяй все-таки нашел ее. И вот она уже у него в руках.

Значит, вскоре этот беспринципный человек выудит из девушки все, что ей известно, — теперь это лишь вопрос времени. Роберт понимал, что вряд ли лорд Чамбли станет колебаться в выборе средств для достижения своей цели.

Если мисс Саттон удастся дожить до следующего дня, можно будет считать, что она родилась в рубашке.

С другой стороны, речь идет о той самой женщине, которая, вполне возможно, убила агента дипломатической службы. Это та женщина, которая вступила в сговор с его кузеном-предателем и пыталась завладеть испанским золотом. Та самая женщина, которая вчера целилась в него из пистолета и клялась убить, если он не выполнит ее приказание.

В какой-то момент у Роберта даже промелькнула мысль о том, что надо скорее бежать к Чамбли и сказать ему, во что он впутывается.

Выходя из дома, Роберт еще точно не знал, что он собирается делать — то ли спасать эту неугомонную дерзкую девчонку от Бог знает каких опасностей, то ли спасать ее от себя самой.

Из окна верхнего этажа леди Брэдстоун видела, как Роберт и его слуга выбежали из дома с такой поспешностью, словно от их действий зависела судьба всего мира. Легкий вздох слетел с ее уст, когда высокая фигура Роберта в конце концов скрылась из виду. Еще с минуту она стояла у окна, поджав губы. Наконец, усевшись на диванчик, пробормотала:

— С Робертом все будет в порядке.

« Да, с ним все будет в порядке, — думала маркиза. — Ведь Роберт — человек умный, точь-в-точь как его дед. И герцог Сечфилд был бы горд за такого внука, за своего так долго пропадавшего тезку «.

Леди Брэдстоун загрустила, вспомнив об отце. Мало кто помнил ее отца так хорошо, как она, — непреклонного, сухого, придирчивого. Люди предпочитали не обращать внимания на эти черты характера — считали его эксцентричное поведение своего рода привилегией аристократа, — и точно так же они относились к явным переменам в поведении Роберта.

Впрочем, изменения в характере Роберта для других, возможно, не были так заметны, как для маркизы.

Тут ее взгляд упал на перевернутый портрет Сюзанны, и она взяла его в руки. Сестра смотрела на нее с улыбкой. Леди Брэдстоун поднялась с диванчика и повесила портрет на почетное место рядом со своим столиком. Какое-то время она внимательно смотрела на улыбающееся лицо сестры. Затем проговорила:

— Как это похоже на тебя, моя маленькая сестричка, — послать его мне именно тогда, когда он мне нужен.

Леди Брэдстоун протянула руку и провела кончиками пальцев по щеке Сюзанны. Увы, это было всего лишь масляное изображение на холсте.

— Я буду заботиться о нем, Сюзанна. Буду заботиться так, как если бы он был моим собственным дорогим сыном. Ты дала мне то, о чем я мечтала всю жизнь, — сына, которым можно гордиться. И это — твой сын.

 

Глава 5

Оливия пыталась освободиться от веревок, которыми была привязана к стулу с высокой прямой спинкой в приемной дома лорда Чамбли.

« Это комната для посетителей „, — подумала она, оглядывая приемную. Мебели здесь почти не было — только стул, к которому она была привязана, небольшой столик и еще два таких же неудобных стула. Девушка догадывалась, как именно тут“ принимали» посетителей. Пятна крови на полу, кое-как прикрытые тонким ковриком, свидетельствовали о том, что не только она чувствовала себя в этой комнате очень неуютно.

Пытаясь отвлечься от грустных мыслей, Оливия стала думать, Как ей быть дальше. Кричать, наверное, бесполезно.

Скорее всего слугам щедро платят, чтобы они не обращали внимания на крики. Что же касается соседнего дома, то он, во-первых, расположен слишком далеко, а во-вторых, отделен довольно высокой стеной и обширным садом, так что ее крики все равно никто не услышит.

И опять, уже в сотый раз, Оливия стала ругать себя за то, что не послушалась своей интуиции и доверилась лорду Чамбли.

Прихватив с собой свои записи о «Королевском выкупе», она вместе с лордом Чамбли отправилась в его карете якобы к министерству иностранных дел. Но затем выяснилось, что они приехали к конюшням лорда Чамбли. Тотчас же слуга лорда, гигант Майло, схватил ее за руку и потащил по ступенькам куда-то наверх.

Место для своей приемной Чамбли выбрал весьма продуманно. Она находилась на четвертом этаже, так что сбежать через окно было невозможно. А скудная меблировка комнаты не позволяла использовать что-либо в качестве оружия против ужасного Майло, которого она мысленно называла «бегемотом».

Впрочем, лорд Чамбли напрасно беспокоился. Чтобы свалить «бегемота», понадобилась бы пушка! А вот как приструнить пленника, Майло, по всей видимости, знал хорошо: веревки вокруг ее запястий и лодыжек были завязаны так искусно, что ей не удавалось высвободить ни руку, ни ногу.

Но маленькая надежда все же оставалась: после того как «бегемот» тащил ее в приемную, за лордом Чамбли пришел другой слуга — возможно, человек порядочный.

— Мне предписано без промедления явиться к лорду Каслрею, поэтому я с глубочайшим сожалением вынужден вас оставить, мисс Саттон, — проговорил лорд Чамбли. — Государственные дела, знаете ли… Боюсь, мне придется на некоторое время задержаться, так что у вас будет достаточно времени, чтобы поразмыслить над своей участью. А мне, когда я вернусь, будет любопытно узнать, так ли вы благосклонны ко мне, как когда-то к Брэдстоуну.

Благосклонны во всех отношениях. — Окинув девушку насмешливым взглядом, лорд спросил: — Что же вы молчите?

— Я ничего вам не скажу, — ответила Оливия. — Скорее умру.

Чамбли подошел к ней вплотную и схватил за волосы.

— Вы скажете все, что я хочу знать. Хотя бы ради того, чтобы умереть и тем самым избавиться от мучений, умением причинять которые печально знаменит вот этот мой приятель. Впрочем, надеюсь, что вы одумаетесь и станете более покладистой и более благосклонной ко мне.

После этой зловещей угрозы Чамбли с «бегемотом» вышли из комнаты, и Оливия осталась одна. Впрочем, не совсем одна: его сиятельство был так добр, что оставил в комнате одного из своих сторожевых псов. Пес лежал на коврике и внимательно следил за Оливией. И если она совершала хоть малейшее движение, даже если просто вздрагивала от холода — а в комнате было довольно прохладно, — то эта безобразная тварь сразу же начинала рычать. Оливия не очень хорошо разбиралась в собаках, однако ей казалось, что это пятнистое чудовище способно в одно мгновение отхватить ей ногу.

Наконец, дрожа от холода, рассердившись на себя и на свою глупость, Оливия принялась изо всех сил дергать и рвать на себе веревки.

— Проклятие, черт бы вас побрал! — бормотала она, пытаясь высвободить хотя бы одну руку. Веревки врезались ей в запястья, и вся кожа была в ссадинах.

Пес поднялся и, заворчав, уставился на девушку. Оливия поморщилась от боли и сказала:

— Ну давай, кусай. Можешь откусить мне палец или даже всю лодыжку. Но я тебя предупреждаю: они холодные как лед, так что на горячую пищу не рассчитывай!

Пес заворчал и снова принялся ходить вокруг Оливии, словно прикидывая, какой лучше кусочек отхватить.

Девушка закрыла глаза и затаила дыхание… А в следующее мгновение вдруг почувствовала, как к ее руке прикоснулся теплый и влажный язык.

— Что ты делаешь? — сказала Оливия, открыв глаза. Пес же тем временем продолжал лизать ее натертые веревками руки, а заодно и сами веревки.

Немного помедлив, Оливия снова попыталась высвободиться, и на сей раз ее рука, обильно увлажненная собачьей слюной, выскользнула из пут.

— Может, ты хочешь сначала уравнять шансы, а уже потом меня съесть? — сказала она псу, глядевшему на нее с неким подобием улыбки.

Что ж, теперь ей оставалось только найти способ выбраться из дома Чамбли и поскорее прийти…

Прийти куда? Неужели к Роберту? Неужели к этому самозванцу?

Но ведь именно о нем она подумала!

Оливия подошла к окну и, распахнув его, выглянула наружу. Вдоль стены, почти до самого окна, поднималась деревянная решетка для вьющихся растений, и это делало побег предприятием хотя и трудным, но все-таки возможным.

Задержав дыхание — она боялась высоты, — Оливия перекинула ногу через подоконник и взглянула вниз, чтобы оценить предстоявший ей спуск. И тут сад внизу под ней вдруг закачался и описал такую головокружительную дугу, что она чуть не вывалилась из окна. Оливия тихонько вскрикнула и, поспешно перекинув ногу обратно, приступила к обдумыванию других планов побега.

Сердце ее бешено колотилось, и она никак не могла отдышаться. Пес подошел к ней и ткнулся мордой в ее колени; он смотрел ей прямо в глаза, будто говорил, что рад ее возвращению.

— И я тоже рада, — пробормотала Оливия, почесав пса за ухом. — По правде говоря, лазать по стенам — не мое призвание.

Тут ее непокорному воображению почему-то представилось, как Роберт Данверз взбирается по такой же крутой стене, чтобы спасти даму своего сердца. В черной одежде, с зажатым в зубах кинжалом, с «пиратской» косичкой на затылке — пожалуй, такой подъем он совершил бы без труда.

Но похоже, ни он, ни другие столь же отважные герои не собирались приходить к ней на выручку. Так что если она желает спастись, придется сделать это самостоятельно, без чьей-либо помощи. После нескольких минут размышления, обдумав все возможные варианты, Оливия решила, что можно рискнуть и отважиться на встречу с Майло — во всяком случае, другого выхода она не видела.

К тому же как бы они спустилась с саквояжем в руке?

Подхватив свой старенький саквояж, Оливия прижала его к груди — как бы в благодарность за то, что он подсказал ей удобную причину для отказа от бегства столь опасным путем.

Девушка направилась к выходу, и ее четвероногий приятель последовал за ней.

— Так ты тоже хочешь выйти?

Пес в ответ завилял хвостом.

Оливия уже протянула руку, чтобы открыть дверь, но вдруг увидела, что защелка отходит сама собой.

О Боже, кто-то идет!

Пес зарычал, Оливия же окинула взглядом комнату, но в очередной раз убедилась, что защищаться ей нечем. В ее распоряжении лишь раскрытое окно.

Узнав о поспешном уходе лорда Чамбли, Роберт улыбнулся. Чамбли клюнул на записку, которую ему доставил подкупленный мальчик-слуга. Записка была якобы от лорда Каслрея.

— Вот удивится Каслрей, когда его увидит! — посмеивался Акилсс.

— А как будет удивлен сам Чамбли — ведь его вежливо выпроводят на улицу, — сказал Роберт, глядя вслед удалявшемуся экипажу. — К счастью, дорога займет немало времени, так что мы успеем вызволить мисс Саттон и незаметно уйти.

Будь на месте Роберта с Акилесом люди менее опытные, им было бы очень непросто попасть в дом Чамбли, но эти двое в последние годы только тем и занимались, что убегали из разного рода гостиниц и тайно проникали в чужие дома, даже во французские казармы, весьма тщательно охраняемые. Так что сейчас они уверенно приблизились к лондонской резиденции Чамбли и нисколько не сомневались в том, что без труда смогут пробраться в дом.

— Черт побери, да это настоящая крепость, — проворчал Акилес после четвертой неудачной попытки проникнуть в дом.

Жилище лорда Чамбли и впрямь казалось неприступной крепостью. Во-первых, большинство окон в доме его светлости были заперты и забраны в решетки, а если какие-то и были открыты, то внутри у камина лежала огромная собака — такая могла и покусать, и поднять тревогу при малейшей попытке проникнуть в комнату.

В одном месте они наткнулись на старую деревянную решетку для вьющихся растений, ведущую в комнату на четвертом этаже. Однако при первой же попытке Роберта взобраться по ней прогнившее дерево с треском проломилось у него под ногами.

Они уже хотели продолжить поиски, как вдруг вверху прямо над ними распахнулось окно. Роберт и Акилес нырнули в кусты и затаились.

В следующее мгновение они увидели, как из окна высунулась голова с рыжими всклокоченными волосами, и майор тотчас же узнал Оливию Саттон.

Да, конечно же, это была мисс Саттон — вне всякого сомнения.

— Кажется, гостья лорда Чамбли нашлась, — прошептал Роберт. — И по-моему, она не очень-то довольна предложенными ей апартаментами.

И вдруг из окна свесилась изящная ножка — было очевидно, что мисс Саттон не отдавала себе отчета в том, насколько ненадежна решетка, по которой она намеревалась спуститься вниз. Конечно же, решетка ее не выдержала бы.

У Роберта перехватило дыхание. Он прекрасно понимал, что спускаться из этого окна — чистейшее безумие. Майор уже собрался крикнуть, чтобы остановить девушку, но тут нога исчезла в комнате и штора на окне задернулась — Оливия передумала спускаться.

Роберт был вне себя от ярости: как она могла подвергать себя такому риску! И в то же время он восхищался смелостью девушки — не каждый мужчина решился бы на столь дерзкий побег.

— Можно попробовать прорваться с боем, — предложил Акилес.

Старый слуга не упускал случая схватиться с достойным противником, а вид здоровенного молодца, расхаживавшего у входа, сулил задиристому Акилесу несколько неплохих раундов.

— Нет, это слишком рискованно. — Роберт покачал головой. — Пока мы будем к ней пробиваться, сюда сбежится вся охрана — и в каком положении мы тогда окажемся? Как мы сможем доказать, что лорд Чамбли, личный представитель короля, является изменником, а его пленница держит в своих руках судьбу всего Пиренейского полуострова? Нет, эту женщину мы должны увести незаметно, без единого свидетеля.

Роберт запрокинул голову и посмотрел в окно. Слишком уж высоко… И о чем только она, черт побери, думала, когда вступила в сговор с лордом Чамбли? Что Оливия решила сбежать из дома лорда — в этом не было ни малейшего сомнения. Но почему она столь легкомысленно поехала с ним?

А может, она вовсе не вступала в сговор с Чамбли? Может, он каким-то образом обманул ее?

Но сам факт, что она поехала с Чамбли, уже свидетельствовал против нее. Если же вспомнить ее прошлое — связь с маркизом и убийство, — то становилось ясно: ее поцелуи были так же лживы, как лживы ее уста.

Впрочем, это обстоятельство никак не повлияло на решимость майора вырвать Оливию из лап Чамбли — пусть даже против ее воли.

Выходя из кустов, Роберт зацепился полой плаща за ветку, и пока он возился с плащом, заметил краем глаза ступеньки, ведущие куда-то в подвал. Ступеньки эти были едва различимы среди буйных зарослей. Роберт с Акилесом подобрались к ним поближе и обнаружили давно заброшенный вход, который, на их счастье, не только не охранялся, но и не был заперт.

Пробравшись наконец в дом, они отметили для себя, что Чамбли держит очень немногочисленный штат прислуги: за то время, что они шли по коридорам и холлам, им попались на глаза всего две служанки.

В одной из комнат, где им пришлось спрятаться от проходившей мимо горничной, они наткнулись на огромную собаку. Лениво приоткрыв один глаз, она глухо зарычала.

Акилес ужасно испугался и с криком «бежим отсюда!» ринулся к выходу; этот рослый мужчина, способный одним ударом кулака сбить с ног любого противника, чрезвычайно боялся собак.

Роберт схватил его за плечи и проворчал:

— Представь, что это кошка.

— Нет уж… — Акилес сплюнул. — Эх, надо было прорываться с боем! Или позвать на помощь полицейского.

Майор усмехнулся.

— Из-за своры перекормленных собак? Кажется, ты слишком давно не был на фронте.

Роберт выглянул в коридор.

— Никого нет, можно идти.

Акилес пулей вылетел из комнаты, едва не сбив Роберта с ног.

Вскоре они подошли к двери той комнаты, где, как подозревал Роберт, содержалась мисс Саттон. Повернувшись к слуге, майор, прошептал:

— На счет три.

Подняв руку вверх, Роберт стал загибать пальцы. При счете «три» они дружно ворвались в комнату и увидели метнувшуюся к окну девушку.

— Проклятие! — закричал Роберт.

Майор бросился за мисс Саттон, однако остановить ее не успел — перевалившись через подоконник, Оливия скрылась за окном.

— А-а! — раздался ее крик, и вслед за этим послышался какой-то треск. — Помогите!

Подскочив к окну, Роберт увидел, что мисс Саттон висит, держась одной рукой за подоконник. Решетка под ней провалилась, и ей не на что было опереться ногой и не за что ухватиться другой рукой. Схватив девушку за запястье, майор попытался втащить ее в комнату, но это оказалось не так-то просто.

Обернувшись, Роберт крикнул:

— Акилес, мне нужна помощь!

Но слуга отрицательно покачал головой и указал на сидевшую посреди комнаты чудовищных размеров собаку, приветливо вилявшую хвостом.

— Акилес, давай же! — закричал Роберт, перегнувшись через подоконник и хватая Оливию за другую руку.

Слуга опасливо поглядывал на собаку; он не решался пройти мимо нее.

Почувствовав, что руки Оливии выскальзывают, Роберт заорал:

— Я не могу ее втащить!

Оливия в испуге задергалась, и удерживать ее стало еще труднее. Акилес же по-прежнему стоял у входа.

— Успокойтесь, не шевелитесь, — сказал Роберт.

— Поднимите меня, вы должны меня поднять, — лепетала девушка, с мольбой в глазах глядя на майора.

— А зачем вы прыгали в окно? — проворчал Роберт; сделав отчаянное усилие, он подтащил девушку поближе к подоконнику.

— А что мне оставалось делать?

Тут Роберт рывком втащил Оливию, и она упала прямо в его объятия.

Какое-то время они приходили в себя. Затем Оливия вдруг выпалила:

— Я с удовольствием убежала бы через дверь, если бы вы не вломились в комнату и не напугали меня до смерти.

Роберт невольно улыбнулся.

— Напугали? Вас, мисс Саттон?

Оливия вполне могла бы показаться совершенно невинной испуганной девушкой, если бы не ее негодование. Впрочем, гнев и страх прекрасно уживались в мисс Саттон; более того, это несколько странное сочетание Роберт находил просто неотразимым. С трудом удержавшись от смеха, он воскликнул:

— . Смотрите, что вы сделали с моим слугой!

Оливия откинула с лица непокорный локон и взглянула на Акилеса; тот в ужасе взирал на пса.

— И этого человека вы привели, чтобы спасти меня?

Оливия с насмешливой улыбкой посмотрела на Роберта, и в этой ее улыбке было что-то интимное, словно она намекала на какую-то их общую тайну.

Роберт вдруг подумал о том, что их нынешняя встреча чем-то напоминает недавнюю встречу в парке. Только на сей раз они уже оба знали, какой страстный поцелуй ждет их впереди, и Роберту показалось, что девушка не просто ждет его, но ждет с нетерпением.

Но тут Оливия внезапно отстранилась и залилась румянцем.

— Благодарю вас, но я вовсе не просила меня спасать, — проговорила она с раздражением в голосе.

— Собственно говоря, я пришел сюда не затем, чтобы вас спасать, — ответил Роберт. — Я пришел за вами, потому что наш разговор еще не окончен.

Стиснув зубы, Оливия бросилась к своему саквояжу, валявшемуся на полу.

— Как же это я сразу не догадалась! — воскликнула она. — Чего еще можно ждать от таких людей, как вы!

В ее устах это прозвучало так, словно он был каким-нибудь пьянчугой из «Семи кругов», а не тайным агентом. Впрочем, Роберт тут же вспомнил: «Она ведь не знает, что я — доверенное лицо Веллингтона».

— Что ж, — сказала Оливия, — надеюсь, вы все сказали. Потому что мне уже пора.

Похлопав себя по ноге, девушка направилась к двери, и пес покорно последовал за ней.

Акилес влез на ближайший стул, чтобы не оказаться на пути этого ужасного животного. «Интересно, — с улыбкой спросил себя Роберт, — чего он больше испугался — собаки или цокающих каблучков мисс Caттон?»

Роберт смотрел вслед уходящей Оливии и глазам своим не верил: какая неслыханная дерзость! Он спас ее, а она его же и обвинила во всем случившемся! К тому же ухитрилась так его запутать, что теперь он не знал, чего ему больше хочется — поцеловать ее или задушить.

Да, уж решительности ей не занимать, с этим не поспоришь.

— Идем! — рявкнул майор опешившему Акилесу и последовал за девушкой.

Они настигли ее на лестничной площадке. Оливия обернулась, окинула их внимательным взглядом, молча покачала головой и стала спускаться по лестнице.

— Без меня вы никуда не пойдете, — сказал Роберт, хватая ее за руку.

Оливия резко развернулась и навела на него пистолет — точно такой же, как и в первый раз.

«Господи, откуда у нее столько оружия?» — подумал майор.

— На вашем месте я не была бы столь самоуверенна, — сказала она.

Роберт мысленно поклялся себе, что при первой же возможности отберет у нее все эти проклятые пистолеты и выбросит их в Темзу. А заодно не помешало бы и саму мисс Саттон окунуть разок-другой для острастки.

Оливия продолжала спускаться, а Роберт и Акилес следовали за ней.

— Откуда вы знаете, где выход? — спросил ее Роберт.

— А я и не знаю этого.

— В таком случае нас всех скоро схватят, — сказал Роберт. — Если бы вы поверили мне и послушались моих советов, я смог бы вывести вас отсюда в целости и сохранности — даю слово джентльмена.

— Неужели? — усмехнулась Оливия. — Почти то же самое мне совсем недавно обещал лорд Чамбли. Хватит с меня на сегодня джентльменских обещаний.

На следующей площадке Оливия вынуждена была остановиться — этажом ниже проходили две горничные.

Роберта задело такое явное сомнение в его порядочности. Ведь для того, кто считает свою честь незапятнанной и ценит ее больше жизни, слышать из чьих бы то ни было уст насмешки над своими благородными побуждениями — оскорбительно; тем более оскорбительно слышать их из уст женщины, находящейся под подозрением в предательстве. Но окончательно его вывел из себя язвительный тон Оливии.

— Так в чем же дело, мисс Саттон? Неужели Чамбли не согласился взять вас в долю? — с усмешкой проговорил майор.

Оливия окинула его презрительным взглядом. — Нет.

Горничные ушли, и она снова зашагала по лестнице. Оглянувшись, объявила:

— Он хочет все взять себе.

— Значит, Чамбли намерен вас обмануть?

— Ха! Обмануть? Нет, он задумал меня убить.

— Убить? — осклабился Роберт. — За что же? Вы что, и его хотели застрелить?

Оливия какое-то время молчала. Затем, глянув через плечо, бросила:

— Похоже, его светлость — тоже охотник за кладом.

Майор нахмурился. Оливия явно давала понять, что считает его, Роберта Данверза, алчным и беспринципным негодяем. Впрочем, он вынужден был признать, что у нее не было никаких оснований думать иначе.

Они свернули в холл и увидели стоявшего у выхода здоровенного верзилу.

— Майло, — прошептала Оливия; и майор с Акилесом переглянулись — было очевидно, что девушке уже приходилось встречаться с этим человеком.

Должно быть, Майло обладал чрезвычайно чутким слухом: он вдруг насторожился и стал озираться.

«Проклятие! — подумал майор. — Какого черта я упустил ее?»

Сделав шаг вперед, Роберт одной рукой обхватил девушку за талию, другой зажал ей рот и затащил в ближайшую комнату.

Четвероногий друг Оливии последовал за ними. Расположившись на ближайшем коврике, пес вопросительно поглядывал на людей; при этом казалось, что он ждет каких-то неожиданностей.

Когда Акилес затворил за собой дверь, Роберт отпустил руку, которой зажимал девушке рот.

— Отпустите меня! — Оливия вырвалась и, сверкая глазами, направила на майора пистолет.

— Нравится тебе это или нет, но тебе придется выслушать меня, — сказал Роберт.

Оливия усмехнулась — словно давала понять, что в любом случае не поверит ни одному слову.

Майор уже хотел заговорить, но девушка жестом остановила его.

— Постойте, я попробую угадать, — сказала она. — У вас секретное задание — отыскать «Королевский выкуп». Сюда вас послал, вероятно, сам Веллингтон. А сокровища послужат во благо Испании и во славу Англии.

Роберт кивнул.

— Да, верно. Именно так. Оливия поморщилась.

— Неужели вы считаете меня такой глупой? Поверьте, я не такая простушка.

— Но я действительно выполняю задание Веллингтона, — пробормотал Роберт.

Оливия отмахнулась.

— Вот что, мистер Данверз… Можете врать сколько вам угодно, но давайте перенесем этот разговор на более удобное для меня время. Лорда Чамбли вызвали на какую-то встречу, но не известно, как долго он там пробудет. А я не собираюсь с ним встречаться. Поэтому хочу побыстрее покинуть этот дом.

Девушка выразительно взглянула на собеседника, словно говорила: «Но уйти отсюда я намерена без вас».

— О, у меня такое ощущение, что лорд Чамбли немного задержится, — с улыбкой проговорил Роберт.

Оливия внимательно посмотрела на майора и, ткнув в него пистолетом, словно перстом указующим, высказала предположение:

— Это вы прислали ему записку.

Роберт, возможно, улыбнулся бы ее догадливости, если бы ему не пришлось внимательно следить за стволом пистолета.

Едва заметно кивнув, он добавил:

— Кроме того, карета лорда Чамбли находится в очень плохом состоянии — вот-вот колесо отвалится. Следовало бы предостеречь его от поездки в столь ненадежном экипаже.

Однако это сообщение не произвело на Оливию особого впечатления; она направилась к двери, бормоча не самые лестные слова по адресу родителей Роберта. Такого майору еще не приходилось слышать из уст благовоспитанной леди. Как ни странно, это вызвало у него восхищение.

Внезапно со стороны парадной двери послышался какой-то шум, и почти тотчас же раздался голос лорда Чамбли.

— Где Майло?! — закричал он. — Немедленно разыщите мне его! Немедленно!

Оливия обернулась и, взглянув на Роберта, проговорила:

— По-видимому, ваша записка оказалась не слишком убедительной.

Майор молча пожал плечами.

Сердце подсказывало девушке, что Роберт и есть ее долгожданный герой. И все-таки она не доверяла ему — слишком уж много ей пришлось пережить за последние часы. Конечно, он спас ей жизнь, втащив в комнату, но все же…

Она вовсе не была уверена, что он пришел в дом Чамбли только для того, чтобы спасти ее. Скорее всего он сделал это потому, что у нее в руках ключ к разгадке «Королевского выкупа».

Так что он ничем не лучше Брэдстоуна и Чамбли.

Но когда Роберт Данверз брал ее за руку, когда прикасался к ней — в эти мгновения ей очень хотелось верить ему.

— Пошли, — сказал он. — Надо поскорее отсюда выбираться.

Оливия обернулась и увидела, что слуга Роберта уже взобрался на подоконник — оказывается, они уже успели из оконных портьер соорудить канат.

Девушка покачала головой. Она ни за что не полезет в окно. Пусть даже ей придется пустить в ход оружие — она все равно выйдет через дверь, как нормальный человек.

Роберт кивнул на пистолет в ее руке.

— Бросьте эту вашу игрушку, пока не подстрелили себя или меня.

В следующее мгновение он выхватил у нее пистолет и засунул в ее саквояж. Затем вырвал и саквояж и, указывая пальцем на распахнутое окно, проговорил:

— Не глупите. Это единственный способ выбраться отсюда.

Оливия с удивлением взглянула на своего спутника. Он тотчас же направился к окну, словно был абсолютно уверен: она непременно должна последовать за ним — просто потому, что он так сказал. Но как ни странно, именно так она и представляла встречу с Хоббе. Да, именно так он и должен был ворваться в ее жизнь.

Сердце девушки бешено колотилось; ей хотелось без оглядки броситься за своим героем, за этим благородным, сильным человеком. Но неудачная попытка бегства через окно слишком уж напугала ее; к тому же она всегда боялась высоты…

Оливия шагнула к двери и осторожно приоткрыла ее.

— Оливия! Нет! — закричал Роберт. Но было уже поздно.

— Вот так сюрприз! — воскликнул лорд Чамбли. — Не ожидал увидеть вас здесь, Брэдстоун. Удивительно, что я клюнул на вашу приманку и помчался к Каслрею! К счастью, мне повезло и я встретил его карету неподалеку отсюда. Поэтому все довольно скоро разъяснилось и мне не пришлось ехать к нему через весь город. — В следующее мгновение в руке Чамбли появился пистолет. — Я всегда считал, Брэдстоун, что партнеры должны доверять друг другу. Но вы, очевидно, придерживаетесь другой точки зрения.

Чамбли взвел курок и прицелился Роберту в грудь. Но тут Оливия, заслонив майора, сказала:

— Не стреляйте. Я скажу вам все, что вы хотите, только не стреляйте.

«Господи, что я говорю? — подумала она. — Зачем защищаю этого человека?»

Чамбли из-за плеча девушки взглянул на Роберта и криво усмехнулся.

— Как вам удается держать эту крошку в заблуждении? — Посмотрев на Оливию, он продолжал: — Вы, дорогая, все еще находитесь под властью его чар? Неужели не видите, что ему нет до вас никакого дела? Разве не так, Брэдстоун? — Лорд Чамбли шагнул к девушке, и дуло его пистолета уткнулось ей прямо в грудь. — Вы, мисс Саттон, интересуете нас обоих с одной лишь точки зрения — как источник информации о местонахождении «Королевского выкупа».

Оливия мысленно улыбнулась. Неужели Чамбли действительно полагает, что перед ним маркиз Брэдстоун — настоящий маркиз Брэдстоун? Может быть, этот Роберт вовсе не лжет?

— Отпустите нас, и я расскажу вам все, что вас интересует, — сказала она. Чамбли засмеялся.

— Неужели? Ах, мисс Саттон, как это любезно с вашей стороны. Однако позвольте довести до вашего сведения, что я сейчас вовсе не настроен заключать сделки. Имейте в виду, я держу в руке пистолет. Поэтому у вас есть лишь один выход: рассказать мне все, что вам известно.

Но Оливия твердо стояла на своем.

— Если вы его не отпустите, — она кивнула на Роберта, — я не скажу вам ничего.

— Послушай, Оливия… — попытался вмешаться майор.

— Лучше помолчи, Брэдстоун, — перебил Чамбли. — Или ты уже забыл о судьбе сэра Саттона?

— Моего отца?! — воскликнула Оливия; она почувствовала, как по спине пробежал неприятный холодок. — Какое отношение имеет он к этому делу?

Чамбли криво усмехнулся.

— Мы с вашим любовником, мисс Саттон, попросили вашего отца помочь нам в одном деле, а он отказался. Категорически. И слышать не хотел о том, чтобы похитить послание. Мог бы стать богатым человеком, но предпочел остаться нищим. Да, жаль, что он не отнесся к нашему предложению с должным вниманием, а, Брэдстоун?

Роберт промолчал.

— И если бы он согласился, — продолжал Чамбли, — то, может быть, среди его бумаг и не оказалось бы этой проклятой переписки с голландцами.

— Это вы!.. — воскликнула Оливия. — Это вы выставили его предателем!

— Разумеется. Вернее — мы оба. — Чамбли кивнул на Роберта. — Но как бы то ни было, родитель ваш отказался нам помочь.

Роберт сделал шаг вперед.

— Мерзавец!

Чамбли навел на него пистолет.

— Помолчи, Брэдстоун! Или, может, расскажешь любовнице о своей собственной роли в смерти ее несчастного отца? Думаю, ей будет интересно послушать. Ведь прибежала же она к тебе опять — после всего случившегося! Кажется, она и сейчас жаждет тебя не меньше, чем тогда, верно, дружище?

Никогда, никогда Оливия не верила, что ее отец совершил все те преступления, в которых его обвинили. Не верила она и в то, что он мог совершить столь богопротивный поступок, как самоубийство.

— Он не повесился, — прошептала она. — Это вы его убили. Именно вы…

— Не совсем так, — ответил лорд Чамбли. — У меня был помощник, верно, Брэдстоун?

Оливия вдруг почувствовала, что задыхается. Значит, ее отца убили. Убили Брэдстоун и Чамбли. Да еще и оговорили его, потому что он отказался помогать им.

Теперь прошлое представилось ей совсем в ином свете, и предательство Брэдстоуна причиняло еще большую боль. Значит, ее встреча с маркизом — вовсе не случайность, а часть тщательно продуманного плана. Воспользовавшись ее наивностью и беззащитностью, неотразимый красавец Брэдстоун обольстил ее, а она, слишком юная, неопытная и влюбленная, конечно же, не понимала истинного смысла происходящего.

Однако час расплаты все-таки пробил. Брэдстоун уже, возможно, получил по заслугам, а вот Чамбли пока еще жив. Что ж, она, пожалуй, даст ему то, к чему он так страстно стремится, — «Королевский выкуп». Это ее единственный козырь, и она не прочь вступить в игру. Вряд ли ее записи окажутся ему сколь-нибудь полезными. А само зашифрованное послание… Пусть попытается найти человека, способного его расшифровать. Они же с Робертом, если захотят, сумеют найти сокровище — ведь она знает, что написано на пергаменте.

Оливия надеялась, что Чамбли с головой уйдет в загадку «Королевского выкупа»и оставит ее в покое.

А она сумеет выиграть время и подумает, что делать дальше и на кого можно положиться. Если, конечно, она решится кому-нибудь довериться…

Выхватив у Роберта свой саквояж, Оливия швырнула его на пол, прямо к ногам Чамбли.

— Вот, возьмите. В нем находятся все мои записи. Там есть все, что вам нужно. Где спрятаны сокровища, когда их там спрятали… и так далее. Все это будет ваше, если вы нас отпустите.

Чамбли впился в нее взглядом.

— Так он вам все еще нужен? Разве вы не слышали, что я сказал? Этот человек убил вашего отца!

Оливия пожала плечами.

— Не важно. Отпустите нас, и все. .

В комнате воцарилось молчание. Чамбли явно что-то обдумывал. Наконец он молча наклонился к саквояжу, поднял его — и вдруг, выпрямившись, навел пистолет прямо на Оливию. Следующие мгновения казались повторением прошлого: ей почудилось, что она снова стоит в библиотеке перед Брэдстоуном, даже крик показался похожим…

— Нет! — крикнул Роберт, бросаясь к ней и отталкивая ее в сторону.

Раздался выстрел. Оливии он показался точно таким же, как в прошлый раз, — долго звенел в ушах, а потом звук внезапно прервался. Больно ударившись, она упала на пол, и Роберт закрыл ее своим телом.

Тут пес, сопровождавший ее все это время, бешено залаял и принялся носиться вокруг Чамбли, пытаясь укусить его. Тот заорал на пса. Уклоняясь от лязгавших зубов то в одну, то в другую сторону, лорд выронил саквояж и случайно пнул его ногой. Саквояж, раскрывшись, отлетел прямо к Оливии, и из него — словно пистолет сам просился в руки — торчала рукоятка.

Пес по-прежнему прыгал вокруг Чамбли, поэтому тот не обратил внимания на раскрывшийся саквояж; Оливия же, воспользовавшись этим, потянулась к оружию — рукоятка была совсем близко. Но девушка была придавлена к полу всей тяжестью Роберта, и ей никак не удавалось дотянуться до пистолета.

В какой-то момент, взглянув в сторону Чамбли, Оливия заметила, что он вытаскивает из-под плаща еще один пистолет. Сделав отчаянный рывок, она наконец ухватилась за рукоятку, и тут же увидела, что Чамбли наводит свой пистолет на них с Робертом.

Не раздумывая ни секунды, Оливия тут же среагировала — скорее, инстинктивно. Ее палец надавил на спусковой крючок. Прогремел выстрел, и Чамбли, покачнувшись, рухнул на пол.

Очевидно, грохот выстрела привел Роберта в чувство. Тут же вскочив на ноги, он мельком взглянул на Чамбли, потом на Оливию.

— Вы не ранены?

Не в силах произнести ни слова, Оливия покачала головой. Девушка не могла отвести взгляд от лорда Чамбли.

«О Боже, неужели я убила человека?» — думала она.

Чамбли корчился на полу, стонал, временами начинал кричать, проклиная все на свете.

— Скорее в карету! — сказал Роберт, подхватывая саквояж Оливии.

— Нет, с вами я не поеду, — заявила она.

Но Роберт схватил ее за руку и потащил за собой. Выбежав из комнаты, он стал спускаться вниз по лестнице. Покосившись на свою спутницу, проговорил:

— Несколько минут назад вам хотелось поскорее покинуть этот дом — а теперь уже хотите остаться?

— Тогда я еще никого не убила, — ответила Оливия; это было единственное оправдание, которое пришло ей в голову, — ведь истинную причину она назвать не могла.

— Вы его не убили. Всего лишь ранили в руку.

— Вы уверены?

— Никаких сомнений. Оливия вздохнула.

— Наверное, он тяжело ранен. Знаете, я ведь никогда не промахивалась.

Что-то проворчав себе под нос, Роберт отобрал у девушки еще дымившийся пистолет.

— На вашу беду, как раз сегодня вы промахнулись. Скоро сюда сбежится вся охрана — своими воплями этот человек поднимет даже мертвого.

— А может, нам все-таки следует вызвать доктора? — спросила Оливия. Она всячески старалась оттянуть неизбежное — ведь теперь уже было ясно: вырвавшись из одного плена, она сразу же угодила в другой.

— Не беспокойтесь за него, — сказал Роберт. — И поторопитесь.

Они побежали к парадному входу, и на всякого, кто попадался им на пути, майор угрожающе направлял пистолет.

Выбежав из дома, они увидели подъезжавший к ним экипаж. На козлах сидел ухмылявшийся Акилес.

— Я слышал выстрелы. Вы убили этого мерзавца? — спросил он.

Роберт покачал головой.

— Нет.

Слуга выругался по-испански, и разрумянившиеся от бега щеки Оливии еще больше покраснели.

Она уже повернулась к Роберту, чтобы снова заявить, что не желает ехать с ними, но он, ни слова не говоря, подхватил ее на руки и затащил в карету. И тотчас же экипаж сорвался с места — причем столь стремительно, что Оливию отбросило прямо на Роберта. Ухватившись за его руку, она поднялась и, усевшись на сиденье, в смущении пробормотала:

— Благодарю вас. — Внезапно дыхание ее участилось, а сердце забилось с невероятной быстротой.

Собравшись с духом, Оливия добавила: — Благодарю вас, сэр, за то, что вы спасли мне жизнь. Роберт усмехнулся и сказал:

— Возможно, потом вы не станете меня благодарить. Оливия еще больше смутилась. Забившись в дальний угол кареты, она сложила на коленях руки и потупилась. Наконец решилась поднять глаза — и вдруг заметила, что одежда Роберта в крови. Кровь капала с рукава прямо на пол экипажа. Очевидно, Чамбли все-таки не промахнулся.

— Да вы ранены! — в ужасе воскликнула Оливия. Поднявшись с сиденья, она бросилась к Роберту.

Он по-прежнему был невозмутим.

— Ничего страшного, мисс Саттон. — Кивнув на изодранный рукав, с усмешкой добавил: — Со мной все будет в порядке, а вот плащ, кажется, безнадежно испорчен.

Оливия внимательно посмотрела на майора и поняла, что ему совсем не до шуток, хотя он и пытался шутить.

— Вы ранены, вам необходим доктор, хирург. Он покачал головой.

— Вы уже забыли, что совсем недавно стреляли в человека? Причем в очень влиятельного человека. Вас ведь будет искать полиция. Так что доктор — это для нас сейчас непозволительная роскошь.

Роберт несколько раз пытался стащить с себя плащ, но тщетно. Тогда Оливия, собравшись с духом, придвинулась к нему поближе и помогла снять плащ. Оказалось, что у Роберта страшная зияющая рана чуть ниже плеча.

Оливия на мгновение прикрыла глаза. Только однажды довелось ей видеть нечто подобное — в библиотеке Чамбли, в ту роковую ночь семь лет назад.

Открыв глаза, она вдруг почувствовала головокружение и позывы тошноты. Оливия судорожно сглотнула и сделала глубокий вдох. Затем решительно повернулась к Роберту и разорвала рукав его рубахи, обнажая рану. Рана сильно кровоточила.

— О Боже, ее надо скорее перевязать, — прошептала Оливия.

— Возьмите вот это. — Роберт попытался снять с себя галстук, но у него ничего не получилось.

Оливия принялась развязывать галстук. Заглянув ему в глаза, она вдруг спросила:

— Кто вы?

Он невольно улыбнулся.

— Роберт Данверз, вы же знаете. — Покосившись на свою рану, добавил: — Майор Роберт Данверз, тайный агент разведки Веллингтона.

— Все шутите, — сказала Оливия. Она уже сняла галстук и стала осторожно перевязывать рану.

Роберт поморщился от боли.

— Нет, я вовсе не шучу. Я действительно прибыл сюда по приказу Веллингтона.

Какое-то время Оливия молчала. «Неужели он говорит правду?» — думала она. Наконец пробормотала:

— Вы очень похожи на него.

— Завяжите потуже. — Роберт кивнул на повязку. — Да, похож. Ведь он — мой родственник.

— В таком случае… Вероятно, очень дальний. Лорд Брэдстоун ни за что не стал бы рисковать жизнью ради моего спасения. И вообще… вы похожи только внешне. Впрочем, и внешних различий немало.

Затянув покрепче концы галстука, Оливия попыталась улыбнуться.

Роберт пристально посмотрел на нее.

— Каких именно различий?

Что она могла ответить? Сказав «внешних», Оливия имела в виду поцелуй — он выдал его с головой. Этот поцелуй проник ей в самое сердце и разбудил чувства, о которых она даже не подозревала. К тому же Роберт спас ее — точь-в-точь как тот герой, о котором она мечтала столько лет. Так что же она могла ответить?

— Ваш шарм, — сказала Оливия и тут же об этом пожалела. — И потом — прическа… А еще маркиз Брэдстоун не повязывает галстук столь небрежно.

Майор усмехнулся.

— Уверяю вас, сейчас маркиз уже никак его не повязывает. — Немного помедлив, он добавил: — Возьми Чамбли немного правее, и пуля попала бы прямо мне в сердце. Бедный мой камердинер! Он бы никогда не нашел себе нового места, если бы смерть застала меня в столь небрежно повязанном галстуке!

Оливия невольно рассмеялась. «Как этот человек может шутить, в то время как ему с каждой минутой становится все хуже?» — подумала она.

И действительно, вскоре глаза Роберта закрылись, и он, покачнувшись, всем своим весом навалился на нее.

О Боже, а что, если он… Оливия похолодела при мысли о том, что Роберт может умереть, что может оставить ее одну.

Конечно, он не тот Хоббе, которого она ждала… Но все же Роберт Данверз чрезвычайно походил на ее героя.

— Мы должны найти для вас доктора, — сказала Оливия.

— Я должен найти этот проклятый клад, — пробормотал майор.

— Если вы умрете, он вам не понадобится.

— Поймите, мисс Саттон, если я его не найду, нам с вами не поздоровится.

 

Глава 6

— Ты в своем уме? Какого черта ты ее сюда притащил? — прошипел Пимм, когда его слуга — сухопарый малый по имени Кокран — ушел за доктором. — Ведь ее уже ищет полиция. Да и тебя тоже. А вас здесь наверняка видели…

Но Роберт твердо стоял на своем, хотя это было не так-то просто — ужасно болело плечо, а сознание временами затуманивалось: слишком велика была потеря крови.

— Да ты посмотри на себя! — проворчал Пимм. — Во что мне обойдется молчание всех, кто мог тебя здесь видеть? Сколько им придется заплатить, чтобы они про тебя забыли? — Он в отчаянии всплеснул руками.

Роберт полагал, что Пимм преувеличивает опасность. Действительно, разве здесь не видели несчастных пьянчуг, избитых до крови? К тому же он привез Оливию сюда, к «Семи кругам», вовсе не по недомыслию. Просто у него не было другого выхода. Где бы еще он мог получить медицинскую помощь, чтобы при этом никто не задавал ему лишних вопросов? А здесь всего лишь за горсть монет каждый готов был сделать вид, что ничего не видел.

— А что же я, по-твоему, должен был делать? — пробормотал майор. — Ехать в дом Брэдстоунов, где меня уже, наверное, давно ищет полиция? Или, может быть, следовало оставить ее у Чамбли?

— Вот именно! Надо было ее оставить! — заявил хозяин. Пимм бросил взгляд в сторону чуланчика. Запертая там Оливия пинала ногой перегородку и выкрикивала ругательства.

— Если бы эта легкомысленная особа была более сговорчивой, мы не оказались бы в такой ситуации. Уверяю тебя, она приносит несчастье всем, с кем встречается. Не исключаю, что именно она натравила французов на «Бонвентуру», после того как маркиз ее бросил.

Роберт тоже не исключал такой возможности — от этой женщины всего можно было ожидать. Но ведь только мисс Саттон обладала ключом к «Королевскому выкупу» — так что выхода у него не было.

Пристально взглянув на хозяина, майор проговорил:

— Она знает, где это находится.

Круглые глазки Пимма тотчас же вспыхнули; он прекрасно понял, о чем речь.

— И она сказала где?.. Роберт покачал головой.

— Она не хочет говорить.

— Почему не хочет? — удивился Пимм. — Что ей нужно? Деньги? Помилование? А может быть, ей нужна уютная камера в Ньюгейтской тюрьме?

Майор невольно усмехнулся. Гостеприимный хозяин тотчас же потребовал, чтобы девушку заперли в темном чулане, где она провела уже около часа, а теперь удивлялся, что она не желает помогать им.

Перед тем как оставить Оливию в чулане, Роберт тщательно осмотрел его и убедился в том, что сбежать оттуда невозможно. А мисс Саттон, разумеется, не желала там сидеть — она колотила ногами в перегородку и в дверь, отчаянно ругалась и проклинала всех предков майора.

— Она заявляет, что не скажет ни слова, — ответил Роберт.

Пимм пожал плечами.

— У меня есть приятели, которые заставят ее заговорить.

Роберг молча покачал головой. Он знал, о каких «приятелях» идет речь, однако очень сомневался в том, что им удастся хоть что-то вытянуть из Оливии.

Мисс Саттон была самой упрямой из женщин.

Внезапно дверь распахнулась, и на пороге появился Кокран — с глазами навыкате и с беззвучно шевелящимися губами; от страха он не мог произнести ни слова.

Акилес, до этого дремавший в кресле у двери чулана, тотчас же вскочил на ноги. В руке у него был пистолет, а черные глаза метали молнии.

Жестом отстранив Акилеса, Пимм вопросительно взглянул на слугу.

— В чем дело, дружище? Где Беккер? Кокран пробормотал:

— Простите, сэр, но мистер Беккер не может прийти. Здесь повсюду рыщут полицейские и сыщики. Они ищут его — Он кивком головы указал на Роберта.

Однако слуга пришел не с пустыми руками. Сунув руку под куртку, он вытащил какой-то пакет.

— Вот, сэр… Мистер Беккер говорит, что это должно помочь джентльмену, если вам удастся найти кого-нибудь, кто смог бы зашить рану.

Акилес распечатал пакет. В нем находились чистые льняные салфетки, нитки, иголка, а также маленький пакетик с чем-то очень вонючим.

— Он говорит, из этого вы должны сделать компресс, — продолжал слуга, указывая на пакетик, — и приложить его к ране, после того как наложите на нее швы. И еще он спросил, вытащили вы пулю или нет.

— Пуля прошла навылет, — сказал Роберт. Слуга удовлетворенно кивнул.

— Это очень хорошо. Потому что мистер Беккер сказал: если не вытащили и не сможете этого сделать, то скорее всего умрете.

Закончив свой доклад, Кокран уселся на стул у камина. Пимм проворчал:

— Повсюду рыщут сыщики?.. Терпеть не могу этих пьянчуг! Я не позволю им вмешиваться в мои дела. Но что же все-таки делать?

Он принялся расхаживать по комнате, довольно ловко обходя столики, стулья, комоды и шкафчики. Причем повсюду лежали кипы документов, так что создавалось впечатление, что здесь, на окраине Лондона, собраны все тайны Британской империи.

Отыскав наконец графин с виски и стакан, Пимм налил себе весьма приличную порцию и, расплескивая содержимое стакана, подошел к Роберту.

— Обстоятельства складываются так, что я не смогу вас защитить, — проговорил он. — Вернее, я не смогу защитить ее.

— Тебя никто не просит защищать мисс Саттон, — ответил Роберт (это была его обязанность; ведь забота о безопасности Оливии являлась делом государственной важности).

Майор в смущении потупился. Он вдруг понял, что начал забывать, зачем на самом деле прибыл в Лондон. Да, он забыл о долге… из-за поцелуя!

Взглянув на Пимма, Роберт проговорил:

— Но она же не убила Чамбли. И вообще, мы должны быть ей благодарны — ведь она помещала ему убить меня.

Пимм криво усмехнулся и в очередной раз приложился к стакану.

— Очень жаль, что она не убила Чамбли. Его смерть была бы величайшим благом. К сожалению, многие этого не понимают. И я вовсе не удивлюсь, если ее арестуют по приказу принца-регента. Не исключено, что он и тебя потребует привлечь к суду.

Взглянув на свой почти пустой стакан, Пимм нахмурился. Налив себе еще одну порцию, он глотком осушил стакан. Затем взял другой стакан и, наполнив его, протянул Акилесу — тот все это время возился с раной Роберта и теперь сделал передышку. Роберт же от угощения отказался; он нисколько не сомневался в том, что виски Пимма — из «Семи кругов».

Тут Акилес подошел к нему с иглой в руке и сказал:

— Не бойтесь. — Кивнув на графин, добавил: — Выпейте глоточек, чтобы не думать о том, что я сейчас буду делать.

Роберт посмотрел на иголку, потом взглянул на свою рану. Боль с каждым мгновением усиливалась. И почему-то звучал в ушах голос Оливии: «Я никогда не промахивалась».

Вряд ли такое признание может сделать совершенно невинная девушка. И оно, это признание, могло оказаться первой зацепкой в том деле, ради которого он прибыл в Лондон.

Майор Роберт Данверз должен был завершить то, что когда-то начал другой агент — Орландо Данверз, его брат. Он навсегда ушел семь лет назад, но Роберт не забыл его. И никто из братьев его не забыл. Орландо всегда стремился доказать, что он, как и старшие братья, не боится рискованных предприятий. И действительно, наследственные предпосылки для этого у него имелись.

После того как умерла мать Роберта, его отец, лорд Данверз, получил назначение в Испанию, где встретил Марию Элену, дочь испанского гранда, нажившего в молодые годы состояние в Новом Свете. Данверз и Мария Элена тайно вступили в брак и бежали. Когда же скандал затих, родственники Марии Элены приняли сыновей Данверза (Роберта и Колина) в свое семейное лоно. А вскоре появились еще двое братьев — Рейфел и Орландо.

Роберт бросил взгляд в сторону чулана — оттуда по-прежнему доносились крики мисс Саттон, возмущенной очередным своим заточением.

«Я ведь никогда не промахивалась», — снова вспомнились ему слова Оливии.

Акилес, проследивший за взглядом майора, казалось, прочитал его мысли.

— Не думайте об этом. Никакая она не убийца, — сказал слуга. — И вообще, вам очень повезло, что она решила выстрелить в Чамбли, а не в вас. Вы ведь помните, что этот человек рассказал о смерти ее отца?

Роберт кивнул.

— Да, помню. Она не убила меня потому, что знает: я не Брэдстоун.

Пимм в изумлении уставился на майора.

— Знает, что ты не маркиз? — переспросил он.

Роберт снова кивнул.

— Она догадалась об этом сегодня утром. Лицо Пимма пошло красными пятнами.

— Но ведь это… это катастрофа! — воскликнул он. — Как она могла об этом узнать? — Немного помедлив, Пимм спросил: — Ты ведь не спал с ней?

Роберт поморщился — ему не нравился этот допрос. И разумеется, майору не хотелось признаваться, что он целовался с женщиной, подозреваемой в убийстве его брата.

— Спал или не спал — какое это имеет значение? — проворчал Роберт.

Пимм молча пожал плечами. Акилес вдел нитку в иголку и сказал:

— Сейчас вам может быть немного больно.

В следующее мгновение невыносимая боль обожгла грудь Роберта и всю руку до самых кончиков пальцев. Не выдержав, он стал выкрикивать ругательства. И ругался до тех пор, пока Акилес не закончил операцию. После этого слуга вложил в руку майора стакан с виски и заставил залпом выпить — как лекарство.

— Вот и все. — Акилес приложил к зашитой ране зловонный компресс и туго перебинтовал его чистой льняной салфеткой. — Теперь все будет в порядке.

Тут из чулана снова раздался голос.

— Выпустите меня! — кричала мисс Саттон. — Немедленно выпустите меня отсюда! Тут кто-то есть!

Последовал истошный вопль, а затем — стук в деревянную перегородку.

— Черт бы побрал этих крыс, — пробормотал Пимм.

— Так она там вместе с крысами? — спросил Роберт. Пимм пожал плечами.

— Уж лучше там, с крысами, чем здесь, с нами.

Роберт, повернувшись к Акилесу, сказал: — Выпусти ее.

Как только дверь открылась, мисс Саттон ворвалась в комнату и заметалась в тусклом свете лампы. В чулане же сидела одна-единственная крыса, в страхе забившаяся в дальний угол. Очевидно, даже крысы побаивались эту женщину.

Оливия тотчас же разразилась гневной речью.

— Как вы смеете запирать меня в этой проклятой норе?! Вы…

Увидев перевязанную руку Роберта, она сразу умолкла и побледнела. Однако тут же взяла себя в руки, подошла к раненому и спросича:

— Кто накладывал повязку?

— Я, мисс, а что? — пробурчал Акилес.

— Это никуда не годится. Так она не будет держаться. Оливия принялась снимать повязку, наложенную Акилесом.

— Позвольте вас спросить… Вам когда-нибудь приходилось перевязывать раны? — осведомился Роберт.

Она кивнула.

— Приходилось, и не раз.

Майор предпочел бы услышать другой ответ.

— Меня вполне устраивает повязка, которую наложил Акилес. — Он ухватил девушку за запястье.

Она на мгновение замерла и посмотрела ему в глаза. Взгляды их встретились, и Роберт тут же почувствовал, что ему хочется верить ей — верить так, как он никогда никому не верил, даже Акилесу и Пимму. Оливия заинтриговала его своим противоречивым характером и своей независимостью — казалось, она сплела вокруг него невидимую сеть, в которой он запутался. В этой женщине было что-то такое, с чем он никогда прежде не сталкивался. «Она — словно огонек, забрезживший вдали в темную безлунную ночь, — подумал Роберт. — В ней и надежда, и пугающая неизвестность».

Очевидно, тоже почувствовав какую-то странную связь, возникшую между ними, Оливия, испугавшись этого ощущения, рывком высвободила руку. Роберт же спросил себя: «Если бы у меня хватило сил удержать ее руку, отпустил бы или нет?» Отбросив нелепые фантазии, майор проговорил;

— У меня бывали и более серьезные ранения. Так что ничего страшного.

Бросив презрительный взгляд на Акилеса, Оливия сказала:

— Ваш слуга перевязал вас так, что вы умрете от заражения. Не волнуйтесь, я знаю, что делаю. Мне не раз приходилось перевязывать раны.

Роберт промолчал. Он вновь поймал себя на мысли о том, что ему очень хочется верить этой женщине — хочется верить, что она не виновна в смерти Орландо.

Майор вспомнил о событиях последних часов. Вот раздался выстрел — это стрелял Чамбли. Почувствовав обжигающую боль в плече, он падает и не может сдвинуться с места, видит только, как Чамбли, криво усмехнувшись, лезет под плаш за вторым пистолетом. А Оливия тем временем старается дотянуться до своего пистолета, и в конце концов это ей удается. Она выстрелила в Чамбли очень вовремя — тот уже собирался отправить его, Роберта, на тот свет.

Оливия спасла ему жизнь. Женщина, которую разыскивают по подозрению в убийстве, спасла его так же уверенно и хладнокровно, как — если верить рассказам — убила его брата.

И вот теперь она снимает повязку с его раны, стараясь своими прикосновениями не причинить ему боль. Добравшись до зловонного компресса, она выбросила его без колебаний. Затем, осмотрев швы, сказала: — Рана зашита неплохо. Ваша работа?

Акилес утвердительно кивнул.

— А вы прокалили иглу перед тем, как накладывать швы? Слуга отрицательно покачал головой. Оливия, взглянув на Роберта, проговорила:

— Не удивлюсь, если к утру у вас появится горячка. Леди Финч уверяет, что прокаленная игла дает лучший шов и гораздо реже заносит инфекцию. Эй! — Она взглянула на Кокрана, сидевшего у камина. — Сбегай к аптекарю и принеси мне вот что…

Оливия составила довольно длинный список необходимых снадобий и сказала:

— Полагаю, что наш хозяин предпочел бы не платить.

Пимм вспыхнул, и Роберт, заметив это, едва не рассмеялся. Указав на свой кошелек, лежавший на столе, он сказал:

— Возьми там столько, сколько нужно. Но обещай, что не отравишь меня зельем этой ведьмы.

На сей раз вспыхнула Оливия.

— Не кажется ли вам, что если бы я желала вашей смерти, то давно бы уже могла вас прикончить? Почему же я вас не убила?

Этот вопрос Роберт и сам себе задавал. Действительно, почему она его спасла?

— Вероятно, вы решили сохранить мне жизнь, чтобы продлить мои мучения, — проговорил он с усмешкой.

Оливия проигнорировала его язвительное замечание: в этот момент она отсчитывала из кошелька монеты. Пимм так и не решился взять кошелек.

— Скажи аптекарю, пусть даст все самое свежее, — наставляла она слугу. — Чтобы не было никакой пыли и плесени. Скажи, что я сама приду к нему, если он даст что-нибудь не то.

Зажав в кулаке монеты, юноша молча кивал.

— Ну все, беги быстрее, — сказала Оливия.

Кокран снова кивнул и выбежал из комнаты.

— Послушайте, мисс… — Пимм наконец-то обрел дар речи. — Вы в этом доме не хозяйка. И я предупреждаю, мисс Саттон, вы снова окажетесь в чулане, если не…

Оливия пристально посмотрела на Пимма, и он тотчас же умолк.

— Кто это? — спросила она, повернувшись к Роберту.

— Мой друг, — ответил майор.

— Хм… — Оливия смерила Пимма долгим взглядом. — А имя у него есть?

Роберт уселся в кресло и с улыбкой проговорил:

— Мисс Оливия Саттон, позвольте представить вам мистера Пимма. Он, возможно, не самый гостеприимный и не самый любезный хозяин, но весьма уважаемый в определенных кругах человек.

Девушка передернула плечами.

— И вы думаете, что он может вызвать у меня доверие? Я достаточно повидала в жизни, чтобы отличить курицу от забравшегося в курятник хорька.

Майор засмеялся и, покосившись на Пимма, сказал:

— Многие, вероятно, согласились бы с вами. Но не Веллинпон. Он очень ценит мистера Пимма.

— В таком случае мне придется согласиться с леди Финч, — заявила Оливия, скрестив на груди руки.

— С леди Финч? — переспросил Роберт.

— Да, — кивнула Оливия. — Она считает, что ваш Веллингтон — просто-напросто болван.

Мужчины молча переглянулись — все трое были шокированы высказыванием девушки.

Оливия же действовала весьма решительно и вела себя крайне вызывающе. Это у леди Финч она научилась выводить мужчин из равновесия. И сейчас делала это с особым удовольствием, потому что все в ее жизни складывалось ужасно..

Да, ужасно. Ведь она, возможно, убила человека и вероятно, что за это преступление ее повесят. Что ж по крайней мере можно утешиться мыслью, что хоть повесят за дело.

Ей было очень не по себе, но она пыталась держать себя в руках. «Главное, — думала Оливия, — понять, что за люди здесь собрались, и постараться как-нибудь бежать от них если потребуется».

Она уже догадалась, что находится где-то на окраине Лондона. Но где именно? И можно ли доверять этим мужчинам?

Впрочем, внутренний голос тихо нашептывал ей: «Им можно верить». Это был тот же самый голос, который заставил ее остановить Чамбли, когда он хотел убить того, кто сидел сейчас в кресле…

Тут Роберт снова взял ее за руку.

— Не волнуйтесь. Мне кажется, вы по-прежнему переживаете из-за истории с Чамбли. Вы поступили правильно.

— Думаешь, она волнуется?! — взорвался Пимм. — И нечего ее успокаивать!

Роберт легонько пожал руку Оливии, давая понять, что на него она может положиться.

— Мисс Саттон действительно очень волнуется из-за всей этой истории с Чамбли, — продолжал майор.

— А я считаю, что этого мерзавца давно пора пристрелить, — заявил Пимм. — Жаль, что вам это не удалось. Вы сэкономили бы для казны кругленькую сумму, так как его не пришлось бы судить за измену, а потом вешать. Выходит, вы действительно правильно поступили, когда выстрелили в него.

— Благодарю вас, — с язвительной усмешкой сказала Оливия. — Если бы меня потом повесили за убийство, мне, конечно, было бы весьма отрадно сознавать, что я все-таки сэкономила для казны деньги.

— Прекратите болтать глупости, — проворчал Роберт. — Сейчас не имеет никакого значения, что случилось с Чамбли. Лучше скажите, Оливия, что вам известно о «Королевском выкупе».

Пимм замахал руками.

— Говори потише, идиот! Нас могут услышать. Оливия внимательно посмотрела на Пимма. Потом перевела взгляд на Роберта. Кому из них верить?

«Верь ему», — шепнул внутренний голос.

И теперь она узнала его. Это был голос из прошлого, голос юноши, умиравшего у нее на руках. Казалось, он сквозь годы обращался к ней, как обращался тогда, в ту страшную ночь, когда просил ее сберечь послание.

Но он ведь просил найти Хоббе. А разве она нашла его?

— Вы можете сказать нам, где это находится? — спросил Пимм.

Оливия прикусила язык. Она вовсе не собиралась что-либо рассказывать — по крайней мере до тех пор, пока кое-что для себя не прояснит. Но и тогда еще не известно, сможет ли она доверить этим людям свою тайну, ведь не было никакой уверенности в том, что они согласятся выполнять свои обещания.

— Я ничего вам не скажу, пока вы держите меня здесь взаперти. Если вы отпустите меня, то я, возможно, сообщу вам кое-что.

Пимм закатил глаза и издал звук, похожий на глухое рычание. Не обращая на него внимания, Оливия продолжала:

— Есть и еще одно условие.

— Мы вас слушаем, — кивнул Роберт.

— Я должна найти одного человека. Его имя было упомянуто в ту роковую ночь. Когда я его разыщу, мы сможем наконец уладить это дело.

— А теперь послушайте, что я вам скажу! — Пимм размахивал перед носом девушки указательным пальцем. — Вы сейчас не в том положении, чтобы ставить нам условия. Знаете, с кем вы разговариваете?

Смерив Пимма презрительным взглядом, Оливия ответила:

— Насколько я могу судить, один из вас — весьма хитрый проныра, который запер меня в чулане с крысами, а другой — самозванец, который разгуливает по Лондону под видом другого человека, да еще в сопровождении разбойника, способного любому перерезать глотку. — Сокрушенно покачав головой, Оливия подвела итог: — Едва ли подобное окружение может вызвать доверие у порядочной женщины.

— У порядочной — едва ли, — пробурчал Пимм в свой стакан.

Майор со вздохом сказал:

— Так мы никогда не договоримся. — Он повернулся к Оливии. — Кто этот человек? Кого вы ищете? Если его можно найти — Пимм справится, не сомневайтесь.

Оливия молчала. До сих пор она еще никому не говорила про Хоббе. Так говорить или нет?

И тут на помощь ей снова пришел знакомый голос. «Верь ему», — шепнул он. Собравшись с духом, Оливия сказала:

— Я ищу человека по имени Хоббе. Может, вы знаете его?

— Как вы сказали? Хоббе? — Пимм замахал руками. — Никогда о нем не слышал. Вы уверены, что его зовут именно так?

— Да, — кивнула Оливия. — Хоббе. Я слышала это имя довольно отчетливо.

Хотя некоторые воспоминания той ужасной ночи уже поблекли, эти слова юноши всегда звучали в ее ушах с предельной отчетливостью. «Передай… Хоббе», — прошептал умирающий.

Пимм в задумчивости провел ладонью по подбородку и отрицательно покачал головой.

— Впервые слышу это имя. Ваш Хоббе не из министерства иностранных дел, поверьте мне. Может быть, в армии?.. — Повернувшись к Роберту, он спросил: — Тебе это имя о чем-нибудь говорит? Может, какой-нибудь гвардейский офицер? Возможно, даже драгунский?..

Оливия тоже повернулась к Роберту. И ей вдруг показалось, что глаза его вспыхнули — было очевидно, что ему знакомо это имя.

Да-да, конечно же, он знал! Он знал человека по имени Хоббе — она готова была поклясться!

Но Оливия недолго радовалась своему открытию. В следующее мгновение глаза Роберта потухли, на лице появилось выражение безразличия.

Покосившись на Акилеса, девушка заметила, что он собирался вмешаться в разговор. Но тут Роберт едва заметным движением руки остановил своего слугу, и тот по примеру хозяина прикусил язык.

Роберт же, откашлявшись, проговорил:

— Нет, я никогда не слышал о таком человеке. Однако Оливия, внимательно наблюдавшая за ним, нисколько не сомневалась: он знал Хоббе, причем очень хорошо.

И тут она почувствовала, что таинственная нить, каким-то странным образом связывавшая их в последние часы, внезапно оборвалась и исчезла. Исчезла, потому что этот человек солгал.

Он знал Хоббе, но не хотел, чтобы она его нашла.

Почему?

Сердце девушки заколотилось, и по спине пробежал холодок — казалось, сама смерть касалась ее своими ледяными пальцами. Ей хотелось броситься к двери и выскочить из комнаты. Лишь усилием воли она заставила себя сдержаться.

Взглянув на Роберта, Оливия сказала:

— В таком случае мы вряд ли сможем договориться. Оливия нисколько не сомневалась: убить ее сейчас эти люди не посмеют, так как сведения, которыми она располагала, представляли для них слишком большую ценность. Пока она хранит свой секрет, жизнь ее в безопасности — эта мысль успокаивала и вселяла надежду. Пимм нахмурился.

— Мисс Саттон, такие игры могут стоить людям жизни — Немного помолчав, он добавил: — Поймите, вы должны помочь нам.

Оливия пожала плечами.

— С какой стати я должна вам помогать? Лорд Чамбли тоже сулил мне оправдание и полную безопасность. И вот чем это обернулось…

Тут Роберт, зашевелившийся в своем кресле, вдруг застонал от боли — очевидно, рана очень его беспокоила.

Девушка почувствовала угрызения совести — ведь этот человек рисковал жизнью ради нее. Впрочем, с другой стороны, многие люди рисковали жизнью ради того, чтобы заполучить в свои алчные руки «Королевский выкуп». Так что не следовало доверять самозванцу…

— Поверьте, мисс Саттон, вы имеете дело с порядочными людьми Мы вовсе не желаем вам зла. Просто мы по поручению Веллингтона ищем кое-какую информацию, — вкрадчиво сказал Пимм.

Посмотрев на Пимма, Оливия расхохоталась.

— По поручению Веллингтона? Думаете, я поверю, чго за всем этим великолепием стоит лорд Веллинпон? — Она окинула взглядом комнату.

— Напрасно смеетесь, — проворчал Пимм. — Да, Чамбли вас обманул. Но мы совсем другие люди — можете быть в этом абсолютно уверены. Я служу в министерстве иностранных дел, а Роберт — доверенное лицо Веллингтона. Так что наши, так сказать, доверительные грамоты безукоризненны — ничего похожего на темные делишки Чамбли.

— Да, я в этом уже убедилась. — Оливия снова обвела взглядом комнату. — Скажите, мистер Пимм, с каких пор министерство иностранных дел стало открывать свои представительства в этой части Лондона?

Пимм промолчал, и Оливия продолжала:

— Майор Данверз, почему бы нам не отправиться в штаб армии? Вы могли бы представить меня герцогу Йоркскому. Вероятно, он сумел бы придать вашим словам больше убедительности.

Роберт в раздражении проговорил:

— О моей миссии знают всего несколько человек. А в Лондоне никто не знает.

Оливия усмехнулась.

— Да, звучит весьма убедительно. — Она повернулась к Пимму. — Могу предположить, что о вас в министерстве иностранных дел также никто ничего не знает.

Пимм снова нахмурился.

— Мои связи не подлежат огласке. Так что было бы крайне неразумно нарушать установленный порядок.

Оливия кивнула.

— Что ж, я ничуть не удивлена. Только и вы не удивляйтесь, когда услышите от меня следующее: если хотите, чтобы я отвечала на ваши вопросы, придумайте что-нибудь получше. А пока что я могу заверить вас лишь в одном: в сложившихся обстоятельствах единственный человек, которому я согласилась бы рассказать о «Королевском выкупе», — это Веллингтон. Отведите меня к нему — и я собственными руками выкопаю ваш клад.

Пимм что-то проворчал себе под нос и принялся расхаживать по комнате. Наконец, остановившись, спросил:

— Это ваше окончательное решение, мисс Саттон?

— Да, — ответила она. — А теперь, если не возражаете, я вас покину.

Пимм пожал плечами.

— Как вам будет угодно, мисс Саттон. Я вижу, что вам можно доверять. Приношу извинения за чулан. Мне очень неприятно, что так получилось.

Оливия кивнула, принимая извинения. И все же ей не верилось, что ее так просто отпускают. «Похоже, этот плутишка с хитрыми глазенками что-то затеял, — подумала она. — Но что именно?»

Тут дверь распахнулась, и в комнату влетел Кокран. Отдышавшись, юноша пробормотал:

— Я принес все, что вы приказали. Но по-моему, сейчас вам будет не до того. Кажется, нас ждут новые неприятности.

— Что еще за неприятности? — спросил Роберт.

— Какой-то человек расспрашивает… о ее светлости. — Юноша кивнул на Оливию. — И предлагает золотой за любые сведения.

— Чамбли, — произнес Роберт с такой интонацией, словно это имя было самым грязным ругательством.

— Вы можете остаться с нами, мисс Саттон, — сказал Пимм. — Обещаю зам полную безопасность.

Оливия вопросительно посмотрела на Роберта.

— Если вы уйдете, я ничем не смогу вам помочь, — сказал майор. — Вам придется рассчитывать только на себя.

Оливия задумалась… Разумеется, ей хотелось побыстрее уйти, однако она прекрасно понимала: если лорд Чамбли предлагает золото — надеяться не на что: как только она выйдет отсюда, ее тут же схватят.

Взглянув на Роберта, девушка проговорила:

— Пожалуй, я останусь ненадолго. По крайней мере перевяжу вашу рану. В чайнике еще осталась горячая вода? — спросила она, повернувшись к Пимму. Тот утвердительно кивнул, и Оливия продолжала: — Что ж, прекрасно. Мне понадобится какая-нибудь ванночка или миска, чтобы замочить эти травы.

— Все. что вам угодно, — ответил хозяин с радушной улыбкой, и от этого радушия Оливии почему-то сделалось не по себе, — Кокран, подай леди все, что ей нужно, а потом отправляйся на вахту. Довольно с меня незваных гостей. — Пимм прошелся по комнате и вдруг воскликнул: — О Боже! Ведь я не предложил вам даже чаю! Совсем забыл об обязанностях хозяина. — Он подошел к буфету и, открыв дверцу, спросил: — Мисс Саттон, может, по чашечке чая, чтобы скоротать время?

— С удовольствием, — ответила Оливия, раскладывая перед собой принесенные Кокраном травы.

Пимм поставил перед девушкой блюдце и изящную чашку из китайского фарфора. Чашка, как ни странно, оказалась чистой. И от нее исходил весьма необычный сладковатый аромат.

— Это любимый чай моей мамы… и ее любимая чашка… — Пимм отвернулся, чтобы высморкаться в свой до вольно грязный носовой платок.

При виде таких чувств девушка не решилась отказаться. К тому же она вдруг поняла, что ее давно мучает жажда. Сделав несколько глотков, Оливия сказала:

— Действительно, очень приятный вкус. — Допив чай, она поставила чашку на блюдце.

— Выпейте еще чашечку, — сказал Пимм. — Моя мама была бы очень довольна. Она всегда уверяла, что этот чай — самый лучший.

Оливия выпила еще одну чашку и снова занялась травами. Но минуту спустя вдруг поняла, что все расплывается у нее перед глазами. И тут же ее веки отяжелели, и она, зевнув, опустилась в кресло, стоявшее у стола. В следующее мгновение чьи-то руки подхватили ее, и словно откуда-то издалека до нее донесся голос Роберта:

— Черт возьми, Пимм, что ты с ней сделал? «Забавно, что его голос кажется таким далеким, — подумала Оливия. — Но он ведь стоит совсем рядом, да?]]

Уже проваливаясь в какую-то мягкую темную бездну, она услышала, как мистер Пимм ответил Роберту:

— Ничего особенного. Просто я принял меры. Решил избавиться от дальнейших возражений со стороны леди.

Оливия собралась было высказать свои возражения, но тут же окончательно погрузилась в сладкую пучину забвения.

— Чем ты ее напоил? — спросил майор. Пимм улыбнулся.

— Не беспокойся, она просто уснула и проспит до утра.

— И конечно, после этой отравы она будет более расположена к откровенности, не так ли?

— Разумеется, — кивнул Пимм. — Ведь к тому времени, когда мисс Саттон проснется, вы с ней уже будете далеко в море — на пути в Лиссабон.

— В Лиссабон?! — взорвался Роберт. — Ты в своем уме?

— Но ведь это была ее идея. — Пимм указал на спавшую на кровати Оливию. — Цитирую:» Единственный человек, которому я согласилась бы рассказать о «Королевском выкупе», — это Веллингтон. Отведите меня к нему… «Это она сказала, а не я. А ты теперь должен проследить за тем, чтобы ее пожелание было исполнено.

Тут Роберт произнес такую тираду, что даже Акилес покраснел.

Отдышавшись, майор задумался. И вдруг понял, что Пимм, в сущности, прав. Действительно, что еще им остается? Или дожидаться, когда девушка все им расскажет, или же доставить ее к Веллингтону, и пусть командующий сам с ней объясняется.

Тут Роберт вспомнил, что Оливия говорила лорду Чамбли о каких-то записках, лежавших в ее саквояже. Взглянув на Пимма, он пробормотал:

— Подожди, возможно, все гораздо проще. Открыв старенький саквояж, майор вытащил из него потрепанный дневник и стал листать его. Но к его разочарованию, вся тетрадь была заполнена какими-то текстами на абсолютно незнакомом ему языке.

— Тебе это о чем-нибудь говорит? — спросил он Пимма.

Тот с любопытством пролистал тетрадь.

— Шифр. И вряд ли кто-нибудь из нас сможет его разгадать. Полагаю, существует только один способ получить интересующие нас сведения. И тебе этот способ известен.

Роберт взглянул на спавшую Оливию. Черт бы побрал ее упрямство и скрытность!

Тут дверь приоткрылась, и в комнату заглянул Кокран.

— Сэр, этот человек становится все более настойчивым. Уже не знаю, что ему говорить.

— Увози ее сейчас же, — сказал Пимм, заталкивая дневник Оливии обратно в саквояж. — С вечерним приливом в Лиссабон отплывает корабль. Я могу договориться, чтобы вас взяли на борт. Капитан — мой должник. — Пимм написал на листке бумаги несколько строк и вручил записку Акилесу. Затем повернулся к своему слуге: — Кокран, проводи наших гостей на улицу через черный ход.

Акилес взвалил Оливию на плечо, а Роберт, подхватив саквояж девушки, поспешно собрал все принесенные из аптеки травы. Они вышли из дома, и смышленый слуга Пимма проявил незаурядную расторопность — тут же нашел для них экипаж.

Когда они подъезжали к причалам, Роберт уже нисколько не сомневался в том, что Пимм поступил весьма разумно. Во всяком случае, на Пиренеях они будут в безопасности — там им не придется скрываться от полиции. И там у него появится возможность выяснить, что Оливии известно о Хоббе. А также — что еще важнее — об Орландо.

 

Глава 7

У причалов майора ждал сюрприз. Стоя на сходнях, он не сводил глаз с небольшого быстроходного судна, на борту которого красовалась надпись» Сибарис «.

Как же он сразу не догадался? Шутка вполне в духе Пимма. Ведь он отправил их на корабль его родного брата Колина.

Майор уже хотел ретироваться, но тут раздался знакомый голос:

— Роберт, это вы?

Он поднял голову и увидел стоявшего на палубе шкипера судна.

— Ливетт?

— Он самый, сэр. Рад вас видеть. Наверное, пришли повидаться с братом? Вам давно уже пора помириться.

— Я здесь совсем не для этого, — ответил Роберт. — Мне и моим спутникам надо покинуть Лондон.

Заметив Акилеса — тот нес на плече Оливию, завернутую в одеяло, — Ливетт пробурчал:

— Думаю, капитан на это не согласится. Он даже ее светлости в этот раз не позволил плыть с нами. Так что я очень сомневаюсь, что ему понравится один из ваших спутников.

Роберт и сам прекрасно знал, что его брат не захочет брать на борт Оливию. Но ведь можно было и не сообщать ему об этой пассажирке… По крайней мере до тех пор, пока они не выйдут в море.

— Видишь ли, Ливетт, меня прислал сюда один наш общий знакомый. Он сказал мне, что вы отплываете в Лиссабон.

Шкипер нахмурился, и на лбу у него образовались глубокие, словно морские волны, морщины.

— Общий знакомый? Вы имеете в виду этого мерзавца Пимма?

— Совершенно верно.

Шкипер разразился замысловатыми ругательствами, что, впрочем, было вполне естественно для человека, считавшего море своим домом. Наконец, закончив перечислять достоинства мистера Пимма, Ливетт сплюнул за борт и сказал:

— Ладно, поднимайте сюда свою красавицу. Но только докладывать о ней капитану будете сами.

Роберт посторонился и пропустил к трапу Акилеса с его ношей. Следуя за своим слугой, он покачивался из сторону в сторону — сказывалась большая потеря крови — и чувствовал, что вот-вот потеряет сознание. Добравшись до самого верха, майор еще раз пошатнулся и наверняка свалился бы в водную пучину, не поддержи его вовремя Ливетт.

— Эй, поосторожнее, приятель, — усмехнулся шкипер. — Что это с вами?..

В этот момент с плеча Роберта сполз плащ, и шкипер увидел пропитанную кровью повязку.

— О Боже! Иисус, Иосиф и Дева Мария! Да вы ранены!

— Пустяки, Ливетт. Простая царапина. Не стоит беспокоиться. Впрочем, думаю, нам лучше побыстрее спуститься в каюту. Мне не хотелось бы, чтобы нас заметили с берега.

Ливетт негромко свистнул, и к ним тотчас же подбежал юнга.

— Отведи этих людей в каюты. Леди размести в каюте твоей матери, а мужчин — у меня. Потом принеси своему дяде — он стоит перед тобой — немного рому. Скажи коку, что я велел взять ром из личных запасов капитана.

Роберт внимательно посмотрел на мальчишку. Черные глаза показались ему очень знакомыми — они были точь-в-точь как у жены Колина.

— Значит, ты Гэвин… — сказал майор. — Мы с тобой еще не встречались. Я твой дядя Роберт.

— Я давно хотел увидеть вас, сэр. — Глаза Гэвина заблестели. — Папа говорит, что я похож на вас.

— В таком случае я тебе сочувствую, — пробормотал Роберт. Его снова качнуло, и он схватился за перила, чтобы не упасть.

— Я тоже не думаю, что это похвала. Дело в том, что со мной все время случаются… какие-нибудь неприятности.

Мальчик заметил, что дяде не по себе, однако не стал задавать вопросы и без лишних слов помог Роберту добраться до люка и до лестницы, ведущей в каюты.

— Я тоже до сих пор… В смысле попадаю во всякие неприятные истории, — проговорил Роберт, когда они спустились вниз.

— Я догадался, — с ухмылкой ответил Гэвин.

Оливию положили в маленькой, но хорошо обставленной каютке, примыкавшей к просторной каюте Колина. Роберт же, совершенно обессилев, повалился на широкую койку своего брата. Он сказал себе, что это всего лишь на минутку — чтобы немного собраться с силами, а потом он спустится в каюту Ливетта, находившуюся палубой ниже.

— Может, вам еще что-нибудь нужно, дядя? — спросил Гэвин, вернувшись через несколько минут с ромом.

— Не говори отцу, что я здесь. И налей-ка мне.

Мальчик наполнил стакан, и Роберт, сделав глоток прекрасного рома из запасов брата, тотчас же почувствовал, как по телу разливается тепло.

— Как там мой слуга? — спросил он. Гэвин тяжко вздохнул.

— Его уже дважды тошнило, и он просил меня вывести его на верхнюю палубу и столкнуть за борт. — Тут мальчик, склонившись к дяде, прошептал: — Он что, всегда такой в море?

Роберт рассмеялся.

— Всегда! И будет еще хуже! Гэвин поморщился и спросил:

— Вам помочь перейти к себе в каюту? Роберт покачал головой.

— Нет, дружище, спасибо. Я знаю дорогу. Ты иди, занимайся своими делами, а я еще немного отдохну. Я уйду отсюда до возвращения твоего отца.

Гэвин молча кивнул и выбежал из каюты.

Роберт понимал, что следовало навестить Акилеса, однако у него совершенно не было сил подняться с мягкой и удобной койки Колина. На суше Акилес был подобен льву и ничто не могло бы его сломить, но в море он сдавался злейшему своему врагу — морской болезни. Лечение же было только одно — провести несколько дней в полном покое, лежа в постели, с ведром наготове. Затем он поднимался и нетвердой походкой, как новорожденный жеребенок, начинал делать шаг за шагом, так что к концу путешествия его силы полностью восстанавливались.

Вскоре глаза Роберта закрылись, и он уснул. Когда же очнулся, в каюте было темно, хотя ему казалось — он готов был поклясться, — что прошло всего несколько секунд.

Внезапно послышались шаги — кто-то спускался по лестнице. Затем вспыхнул фонарь, и яркий свет ослепил Роберта. Он мигом скатился с койки и с трудом поднялся на ноги — колени его подгибались, и его пошатывало. Майор сделал шаг в сторону — теперь свет уже не слепил — и увидел капитана Колина Данверза, державшего над головой фонарь.

— Глазам своим не верю, — сказал Колин. Он прошел мимо Роберта и повесил фонарь на ближайший крюк.

Фонарь раскачивался из стороны в сторону, и от этого неровного, но яркого света Роберт почувствовал тошноту и головокружение. Его бил озноб, все тело покрылось липким холодным потом, и только раненое плечо горело. Он попытался не думать ни о боли, ни о наложенных Акилесом швах, но тут ему вспомнились слова Оливии. Она сказала, что не удивится, если к утру у него появится горячка.

Что ж, похоже, ее предсказание сбылось.

А впрочем, не совсем. Кое в чем эта проницательная леди ошиблась. Горячка началась задолго до рассвета.

Набрав в легкие побольше воздуха, Роберт сделал еще один шаг в сторону. Он старался держаться подальше от света, чтобы его плечо не слишком бросалось в глаза.

— Рад тебя видеть, Колин.

— Хотелось бы и мне ответить тем же, — сказал брат. — Черт возьми, что тебе здесь нужно?

— Мне необходимо добраться до Лиссабона. Поэтому Пимм и прислал меня к тебе.

Колин покачал головой и спросил:

— А что тебе понадобилось в Лондоне? И почему ты в штатском, а не в форме?

Немного помедлив, Роберт проговорил:

— Видишь ли, возникли кое-какие сложности…

— Не удивляюсь, — проворчал Колин.

Тут из-за перегородки послышалось тихое похрапывание.

Капитан выругался, схватил фонарь и бросился в смежную каюту. Роберт попытался задержать его, но не успел.

— Черт побери, я же говорил тебе не… — Колин осекся и поднял повыше фонарь. Потом обернулся к брату: — Что за…

— В этом-то и состоит первая сложность, — сказал Роберт.

— А есть еще и другие? — сквозь зубы процедил Колин.

— Да, есть.

И тут Роберта охватила ужасная слабость. Не устояв на ногах, он рухнул на пол и, уже теряя сознание, пробормотал:

— Ее надо доставить к Веллингтону. Во что бы то ни стало…

Колин поставил фонарь на стол и бросился к брату. Капитан побывал во многих сражениях и повидал немало смертельных ранений. И сейчас по всем признакам — и по бледности, вызванной большой потерей крови, и по охватившей все тело лихорадке — было видно, что Роберт в опасности. Колин осторожно ощупал его с головы до ног и обнаружил повязку на плече. Он снял с брата плащ, размотал бинты, внимательно осмотрел рану и увидел признаки заражения.

— Черт бы тебя побрал, Хоббе, — проворчал капитан. — Опять ты попал в какую-то историю…

Оливия металась, словно старатась стряхнуть с себя сон, навеянный дурманом. В какой-то момент она услышала мужской голос, доносившийся из темноты.

— Хоббе, — говорил какой-то мужчина, явно взволнованный.

Оливия попыталась закричать:» Хоббе, Хоббе, я здесь! «

Но язык ее едва ворочался, и из горла вырывались лишь какие-то нечленораздельные звуки. А потом Оливию снова одолел сон, не желавший выпускать ее из своих цепких летаргичсских объятий.

Наконец проснувшись, она прищурилась от яркого света, проникавшего в комнату сквозь маленькое оконце над кроватью, а также сквозь дверной проем, который вел неизвестно куда. Внезапно ей показалось, что она опять погружается в сон, но тут ее обдало свежим ветерком с привкусом соли, и она окончательно пробудилась.

Вокруг нее — море. Куда и с кем она плывет на этом корабле — на сей счет у нее никаких сомнений не было.

Во всяком случае, она точно знала, с кем плывет. С Робертом Данверзом.

Оливия попыталась вспомнить, как же она все-таки оказалась на борту корабля. О событиях всей прошедшей недели у нее сохранились лишь отрывочные воспоминания. Она закрыла глаза и сдавила пальцами виски — голова словно раскалывалась.

Ей казалось, что вся эта история произошла вовсе не с ней и она наблюдает за событиями со стороны.

Вот леди Финч, читающая газету. Затем возвращение Брэдстоуна. Возникшее у нее желание отомстить. Поездка в Лондон, а потом в лондонский дом леди Финч. Роберт — и в то же время не Роберт. Вернее — два Роберта. Одного она когда-то любила, но впоследствии об этом пожалела, с другим целовалась, но ничуть о том не жалеет.

При воспоминании об этом поцелуе Оливия невольно покраснела, однако ухватилась за него, пытаясь восстановить остальные события — они перемешались в ее сознании, словно в калейдоскопе.

И тут все вдруг стало на свои места. Чамбли. Он ей угрожает. Злорадствует по поводу» самоубийства» ее отца. Потом целится из пистолета в Роберта. Она вне себя от ярости и стреляет в него.

Оливия вздрогнула от неожиданности. Она убила человека!

Свесив ноги с койки, она нащупала пол и осторожно поднялась. Какое-то время стояла, держась за спинку и привыкая к качке.

Ей по-прежнему не удавалось вспомнить, каким образом она оказалась на корабле. Эти события были покрыты мглой, густой и непроницаемой, как январский туман над Темзой.

Наконец, собравшись с духом, она сделала шаг, еще один — и вдруг что-то задела ногой. На полу лежал ее саквояж. Оливия присела, открыла его и убедилась, что все вещи на месте — и дневник, и все остальные записки. Кроме того, там находились пучки пахучих трав в голубых аптечных обертках — их она никак не могла туда положить.

Закрыв саквояж и задвинув его под койку, чтобы не бросался в глаза, Оливия стала пробираться вдоль стены к дверному проему. У порога остановилась на несколько секунд, а затем сделала еще шаг.

Она оказалась в довольно просторной и светлой комнате. Вдоль одной из стен тянулся длинный ряд окон, а за ними расстилалось море — необъятное пространство под голубым небом.

Что ж, ее худшие опасения подтвердились — она находилась далеко от земли, в открытом море.

Когда ее глаза наконец привыкли к яркому свету, Оливия осмотрелась. И тотчас же увидела какого-то мужчину, сидевшего за длинным широким столом. Перед мужчиной лежала огромная раскрытая книга, и он что-то писал в ней, поскрипывая пером. Незнакомец низко склонился над столом, и Оливия не могла разглядеть его лицо — видела лишь копну черных волос и загорелые руки.

Девушки снова осмотрелась. Ни Роберта, ни его слуги в комнате не было.

«А может, его вовсе здесь нет? — подумала Оливия. — Может, он просто…»

Тут незнакомец поднял голову и, повернувшись к ней, сказал:

— Приветствую вас.

Отложив перо, мужчина поднялся из-за стола, и Оливия поняла, что он необыкновенно высокий — едва не задевал головой потолок. Лицо у него было загорелое и обветренное; очевидно, этот человек не один год провел в море.

И это лицо — оно было очень знакомым! Такие же зеленые глаза, такие же волосы, такие же скулы.

«Конечно же, он родственник Роберта», — подумала девушка.

Незнакомец улыбнулся, и его улыбка оказалась довольно добродушной.

— Наконец-то зелье Пимма перестало на вас действовать. А я уже начал думать, что вы никогда не проснетесь.

Пимм! При упоминании этого имени туман рассеялся — Оливия все вспомнила.

— Так это был чай?! Незнакомец снова улыбнулся.

— … Значит, он поил вас чаем? Теперь все ясно! Вы, наверное, не очень хорошо с ним знакомы, иначе знали бы, что у него не следует ничего пить. Его мать служила штатной отравительницей у самого Людовика Пятнадцатого.

Оливия схватилась руками за горло.

— О Боже, кажется, я вас напугал. Вам не о чем беспокоиться. Если вы до сих пор не умерли, то скорее всего бояться вам больше нечего. — Пригладив ладонью всклокоченные волосы, незнакомец пробормотал: — Впрочем, это, наверное, плохое утешение. Моя жена говорит, что я слишком прямолинеен и что это к добру не приведет. Что ж, садитесь, пожалуйста. — Он указал на стул. — Я сейчас прикажу принести чего-нибудь поесть. Вы, должно быть, проголодались.

Оливия нахмурилась.

— Где я? И кто вы такой?

— Вы на борту «Сибариса», а я — капитан корабля, Колин Данверз. Всегда к вашим услугам. — Капитан отвесил девушке низкий поклон, затем подошел к двери и крикнул: — Эй, Гэвин! Черт возьми, да где же ты?!

— Вы с Робертом родственники? — спросила Оливия.

— Да, родные братья, — ответил капитан. «Замечательно! — подумала Оливия. — Очень удобно обделывать все свои грязные делишки в семейном кругу. Интересно, родством с какими еще ворами, грабителями и убийцами может похвастаться Роберт?»

— Я здесь, капитан, — сказал темноглазый мальчик, вбежавший в каюту. Повернувшись к Оливии, он поклонился ей.

— Гэвин, принеси нашей гостье хлеба и сыра. — Капитан взглянул на девушку. — Может быть, и чаю? — Ухмыльнувшись, он добавил: — Клянусь, это совсем не тот чай, который вы пили у Пимма.

Оливия улыбнулась шутке, хотя не склонна была доверять этому человеку.

— Благодарю вас, я бы не отказалась, — ответила она. Затем подошла к стулу и села.

— Вот и хорошо, — сказал капитан. — А теперь расскажите мне, как вас угораздило связаться с этими пройдохами — с моим братцем и пресловутым мистером Пиммом?

Оливия заерзала на стуле.

— Видите ли, мне не хотелось бы говорить на эту тему.

— Понимаю, — кивнул капитан. Он снова засел за судовой журнал.

— И вообще, я бы предпочла вернуться в Лондон, — продолжала Оливия.

Зачем она это сказала? Ведь в Лондоне ее наверняка ищет полиция… Здесь же, на борту корабля, она в относительной безопасности.

Капитан Данверз отрицательно покачал головой.

— Сожалею, что не могу высадить вас на берег.

— А что, если я скажу вам, что меня, возможно, разыскивают в Лондоне по обвинению в убийстве? Если вы меня туда доставите, власти выплатят вам щедрое вознаграждение.

Оливия рассчитывала на то, что капитан может оказаться человеком, падким на золото, и не устоит перед искушением. И тогда, если он повернет корабль и поплывет обратно, она сбежит от него, как только они причалят в берегу.

Однако капитан, как выяснилось, нисколько не был обеспокоен тем, что на борту находится пассажир, разыскиваемый полицией. Он, казалось, вообще не придавал этому никакого значения. Потому что в ответ лишь расхохотался:

— В таком же точно положении находится половина моего экипажа, мисс…

Оливия растерялась. Оказывается, она путешествует в компании отъявленных головорезов!

— Миссис Ките, — представилась Оливия; она тотчас же вспомнила имя, под которым прожила семь лет.

— Миссис Ките, к сожалению, о вашем присутствии на борту корабля мне стало известно лишь в открытом море. Поэтому у меня теперь нет никакой возможности доставить вас обратно. У меня есть кое-какие… деловые обязательства, которые не терпят отлагательства.

«Деловые обязательства? — подумала Оливия. — Судя по всему, речь идет не о торговле чаем или шерстью. Да, вероятно, все семейство Данверз связано какими-то… общими секретами».

— Куда направляется корабль?

— В Лиссабон.

Оливия тяжко вздохнула. Значит, все ближе и ближе к «Королевскому выкупу». Она вдруг почувствовала, как по спине ее пробежал неприятный холодок.

Впрочем, до Португалии, наверное, еще далеко, а здесь, на этом, по всей вероятности, пиратском корабле, она оказалась в обществе головорезов и злодеев, разыскиваемых за самые ужасные преступления, — оказалась по вине одного единственного человека…

— Черт бы его побрал! — пробормотала Оливия сквозь зубы. «Черт бы побрал Роберта Данверза», — добавила она мысленно.

— Вы имеете в виду моего брата? — неожиданно спросил капитан. — Да, он способен вызывать у людей подобные чувства.

— Это все из-за него! Чтоб ему в аду гореть!

— По правде говоря, ваше пожелание может исполниться гораздо раньше, чем вы думаете. Он сейчас лежит в каюте моего помощника. У него сильный жар, и я боюсь, что он не доживет до завтра.

— Надо перебороть лихорадку, — тихо шептала Оливия, снова и снова вытирая лицо Роберта льняной салфеткой и прикладывая к его лбу холодный компресс.

Роберт метался в горячке, и она пыталась успокоить его. Ей пришлось дважды зашивать рану майора, так как он, сражаясь с воображаемыми врагами, дважды разрывал швы.

— Ландо! Ландо! — громко выкрлкивал Роберт. — Не ходи туда! Не верь никому!

— Успокойся, — шептала Оливия, — успокойся… Все хорошо, все будет хорошо, тебе надо отдохнуть.

Он хватал ее за руку и кричал:

— Надо предупредить его! Надо сказать ему, что она собирается сделать с ним!

И Оливия говорила:

— Хорошо, я предупрежу его. А ты должен немного отдохнуть, иначе ничем не сможешь ему помочь.

Но Роберт, не выпуская ее руки, смотрел на нее безумными глазами и выкрикивал:

— Ты лжешь! Ты не собираешься его предупреждать! Это повторялось уже много раз, и она знала, что именно Роберт хочет услышать.

— Я предупредила его. Он в безопасности. Скоро он будет дома.

Эти слова в очередной раз успокоили Роберта. Он откинулся на подушку, закрыл глаза и затих. Оливия с облегчением вздохнула.

В эти дни ей часто приходилось укрывать его одеялом, которое он то и дело сбрасывал на пол. Оливия иногда невольно задерживала взгляд на его прекрасном теле. За это время она успела запомнить все шрамы Роберта и другие особые приметы. При виде волос у него на груди у нее перехватывало дыхание. Однажды она даже не удержалась и прикоснулась к ним. В этот момент ей показалось, что жар его тела передается ей, а сердца их бьются в унисон.

С некоторых пор се отношение к Роберту совершенно изменилось. Она больше не считала его ни грубияном, ни похитителем. И не ставила ему в вину его бесцеремонное поведение в парке.

Она считала, что он нуждается в ней — в ее преданности, в ее поддержке. Она почти ревновала сю к этому Ландо, о котором он постоянно упоминал в бреду. Однако ей казалось, что и ее Хоббе проявлял бы такую же самоотверженность, защищая тех, кто ему дорог.

«Разве можно сохранять такую непоколебимую верность лишь ради стремления к обогащению или из любви… к какому-то кладу?» — спрашивала себя Оливия.

Нет, нельзя. Она была в этом убеждена. Поэтому смотрела на Роберта уже совсем другими глазами. Однажды, когда он опять схватил ее за руку и умолял предупредить Ландо о нависшей над ним опасности, ей даже захотелось, чтобы он и к ней испытывал такие же чувства.

Казалось, ее любовь к несуществующему Хоббе разгорелась с новой силой и обратилась на этого бредившего в горячке человека. Во всяком случае, теперь она больше чем когда-либо хотела, чтобы он жил. Только бы она оказалась права! Только бы сердце не обмануло ее на этот раз!

— Вы не отходите от него уже третьи сутки, — сказал Колин, заглядывая в каюту.

Оливия вздрогнула от неожиданности. Она вытерла вспотевшие ладони о юбку и повернулась к капитану.

— Он был в горячке, и ему требовался уход.

— Да, конечно…

Капитан подошел к койке и внимательно посмотрел на брата. Затем — еще более пристально — на Оливию и тоном, не терпящим возражений, проговорил:

— Вам следует отдохнуть. Мне не нужны на корабле новые больные. Достаточно моего брата и Акилеса.

Впрочем, такая сцена повторялась ежедневно в течение нескольких дней. И каждый раз, как и сегодня, Оливия упрямо повторяла:

— Нет, я должна быть рядом с ним. Он не оказался бы в такой опасности, если бы не…

Если бы не заслонил ее от выстрела Чамбли. Теперь настала ее очередь спасти ему жизнь.

— Я скажу Гэвину, чтобы принес вам горячего чаю и чего-нибудь поесть, — сказал Колин. в очередной раз смиряясь с ее упрямством. Он направился к выходу, но вдруг, остановившись у порога, проговорил: — Оливия, мне не раз приходилось видеть людей в таком состоянии, и я прекрасно знаю, чем это может кончиться. Вы приложили неимоверные усилия, стараясь спасти ему жизнь, но я должен вам сказать: если жар в ближайшее время не спадет, есть основания опасаться за его рассудок.

Оливия кивнула.

— Он опять бредил всю ночь. Говорил что-то о бегстве ог французов, просил меня спрятать какие-то карты и расспрашивал о человеке по имени Ландо. Вы не знаете, случайно, о ком он говорил? Кто этот Ландо?

Она могла поклясться, что глаза Колина на мгновение вспыхнули — было ясно, что он знал этого человека. Но капитан оказался таким же скрытным, как и его брат. Пожав плечами, он проговорил:

— Нет, не знаю. Думаю, это просто горячечный бред. В таком состоянии люди часто говорят всякие нелепости.

Оливия не поверила Колину, но говорить об этом, разумеется, не стала. Правда, не удержавшись, спросила:

— Капитан Данверз, чем занимается ваш брат? Капитан, криво усмехнувшись, проговорил:

— Полагаю, он лучше сумеет ответить на этот вопрос.

— А если он не выживет? — Оливия с беспокойством взглянула на Роберта.

— В таком случае мы с вами не получим ответа. Коротко кивнув, капитан вышел из каюты.

Вскоре Оливия услышала шаги — кто-то спускался по лестнице. Решив, что это Гэвин, она, не оборачиваясь, сказала:

— Оставь поднос на сундуке. У тебя все в порядке?

Ответа не последовало. Тогда Оливия обернулась и увидела, что в дверях стоит вовсе не юнга, а совершенно другой человек — тот, кого она менее всего ожидала увидеть здесь, вдали от Англии и от прежней жизни.

Перед ней стоял Джемми Рейберн.

 

Глава 8

— Оливия! — воскликнул юноша. — Вот ты где! Я столько сил потратил, чтобы пробраться сюда и отыскать тебя!

Оливия от неожиданности долго не могла вымолвить ни слова. Наконец пробормотала:

— Джемми..

Джемми оглянулся — видимо, опасался слежки — и прошел в каюту. На его лице появилась четырехдневная щетина, а шикарный костюм, в котором он прогуливался по Бонд-стрит, превратился в грязные лохмотья; к тому же от его «наряда» попахивало трюмной водой.

— Здравствуй, королева Мэб, — сказал Джемми: так он называл ее, когда был маленьким.

Оливия пересекла каюту и закрыла дверь.

— Что ты здесь делаешь? — спросила она.

— Пришел спасать тебя, разумеется…

— Спасать меня? Но как ты сюда попал? Где ты находился все это время? — Окинув взглядом его одежду, она поспешно добавила: — Впрочем, на последний вопрос можешь не отвечать. Лучше мне этого не знать.

Юноша улыбнулся и проговорил:

— Что касается того, как я сюда попал, то это довольно любопытная история. Мы с мамой решили, что мне все-таки нужно отправиться в министерство иностранных дел — чтобы поддержать тебя. Но когда я приехал туда, сразу выяснилось, что о вашем с Чамбли приезде никто ничего не слышал. Даже его личный секретарь. Ох, до чего же упрямый человек этот секретарь! Он сказал…

— Но как же ты попал сюда, на «Сибарис»? — перебила Оливия.

— Потом я сразу же направился к дому лорда Чамбли, — продолжал Джемми. — Мне этот Чамбли никогда не нравился. Очень неприятный человек. — Тут он взглянул через плечо Оливии и спросил: — Выживет, как ты думаешь? Весь экипаж об этом гадает, даже ставки делают. Большинство считает, что он к исходу дня… «снимется с якоря». Именно так они выражаются. — Джемми немного помолчал, потом добавил: — Думаю, они полагают, что у него не очень много шансов.

— Он выживет, — заявила Оливия. — Мы с ним еще не закончили кое-какие дела…

Юноша снова улыбнулся.

— Тогда я тоже постараюсь сделать ставку. Поставлю на тебя. Если выиграю, будет чем заплатить за свое пребывание здесь.

— Да… Так как же ты попал на корабль? — снова спросила Оливия.

— Ах да, на корабль… Я как раз собирался об этом рассказать. Так вот, когда я подъехал к дому Чамбли, там был жуткий переполох, а вы с Брэдстоуном бежали оттуда со всех ног. И мне пришлось гнаться за вами. Этот малый, слуга Брэдстоуна, оказался лихим кучером. — Джемми поморщился и, что-то смахнув с рукава, пробормотал: — Даже не хочется смотреть, что за тварь там ползала…

Оливия молча кивнула.

— А потом я заблудился, — продолжал Джемми. — Но в конце концов один весьма дерзкий мальчишка помог мне выяснить, где вы прячетесь. Правда, это стоило мне почти всех моих наличных денег. Но тут этот негодяй Брэдстоун затащил тебя в другой экипаж и скрылся. — Джемми посмотрел на Роберта и проворчал: — Надеюсь, он выживет. Мне надо уладить с ним кое-какие счеты. Если уж он, черт бы его побрал, и впрямь маркиз, он не смеет с тобой так обращаться.

— Видишь ли, Джемми… Прежде чем предъявлять этому человеку какие-либо претензии, ты должен узнать следующее: он на самом деле вовсе не маркиз Брэдстоун.

— Не Брэдстоун? Откуда ты знаешь? — Джемми недоверчиво покачал головой. — Его ведь признала родная мать.

Тут Роберт стал ворочаться и, сбросив с себя одеяло, обнажил свои плечи и грудь. Оливия покраснела и, подобрав одеяло, поспешно накрыла ею.

— Уверяю тебя, это не маркиз, — сказала она. — Можешь мне поверить.

— Хорошо, пусть будет так, — в смущении пробормотал Джемми. Потом продолжил свой рассказ: — Так вот, я все время ехал за вами, до самого причала. И видел, как тебя подняли на борт. Я хотел как-нибудь вызволить тебя, но для этого необходимо было незаметно пробраться на судно. В конце концов мне это удалось, но корабль к тому времени уже отчалил.

— И ты все это время находился здесь? Джемми тяжко вздохнул.

— Да, как это ни печально. По ночам я пытался найти тебя, а остальное время скрывался от матросов в разных укромных уголках. Но если это не Брэдстоун, то спасать тебя, наверное, нет нужды.

Оливия невольно улыбнулась.

— Ах, Джемми, ты просто замечательный… Но посмотри, что ты натворил! Ведь твоя мать теперь ужасно волнуется.

Джемми кивнул и потупился, делая вид, что весьма огорчен произошедшим. Потом, вдруг просияв, спросил:

— Это правда, что мы направляемся в Лиссабон?

— Правда, — кивнула Оливия.

Джемми еше больше оживился, на щеках его заиград румянец.

— Веллингтон! — воскликнул он. — Это мой шанс!

— Нет, нет и еще раз нет, если хочешь знать мое мнение, — заявила Оливия. — Ты первым же рейсом отправишься обратно. Твоя мать никогда не простит меня, если ты не вернешься. Только бы тебя не бросили за борт…

— Думаешь, они могут? — спросил Джемми. — Вообще-то у них всех довольно кровожадный вид, правда?

— Я думаю, что подобное не исключено, — сказала Оливия. — Хотя капитан и уверяет, что это обычное торговое судно, у меня есть кое-какие сомнения не сей счет.

— Обычное торговое судно?! — Джемми расхохотался. — Что-то не верится! Не считать же оружие и боеприпасы обычным товаром… Да-да, я собственными глазами видел порох и пушечные ядра. Причем в таком количестве, что можно потопить целый флот!

Оливия хотела что-то сказать, но в этот момент дверь отворилась.

— Прощу прощения, мисс, — раздался голос Гэвина. В следующее мгновение на пороге появился юнга с подносом в руках. — Мисс, я принес вам сыр и хлеб, как приказал капитан.

Увидев Джемми, мальчик невольно попятился.

Оливия с улыбкой проговорила:

— Гэвин, это мистер Джеймс Рейберн. Я сказала ему, что ты мой верный друг.

Гэвин ухмыльнулся, и Оливия поняла, что к ним примкнул еще один заговорщик.

Остаток дня и всю ночь Оливия провела рядом с Робертом, так как его состояние ухудшилось — ей уже не верилось, что он поправится. В какой-то момент, вконец обессилев, она уснула, сидя у кровати.

Но сон не принес ей облегчения. Как и в предыдущие ночи, в ее сновидения снова пробрался Роберт. Правда, теперь это были уже не те кошмары, которые терзали ее после первой встречи с лжемаркизом. Нет, теперь все было совершенно иначе: к ней являлся не грубый самозванец, а чуткий и благородный человек, завладевший ее сердцем.

Ей снилось, что его руки ласкают ее, снилось, что он поглаживает ее по волосам и говорит: «Моя маленькая колдунья, что же ты со мной сделала?»

И те же руки, которые ласкали ее во сне, внезапно разбудили Оливию: она вдруг почувствовала, как по щеке ее скользнули пальцы Роберта.

Оливия вздрогнула и, приоткрыв газа, увидела перед собой широкую, поросшую волосами мужскую грудь. Но Роберт по-прежнему спал — во всяком случае, глаза его были закрыты.

Поднявшись на ноги, Оливия тщательно осмотрела Роберта и убедилась в том, что он благополучно пережил ночь. Девушка вздохнула с облегчением. Теперь она уже не сомневалась: ее пациент непременно поправится.

Приближался рассвет — в окне появились его первые проблески. Золотисто-красные лучи падали на подушку, образовывая вокруг головы Роберта своеобразный ореол. Он лежал с выражением полной безмятежности на лице — как будто избавился от всех забот и обрел наконец желанный покой.

Оливия внезапно вздрогнула. «А может, я ошиблась, может, он умер?» — промелькнуло у нее. Но тут ресницы Роберта затрепетали, и в следующее мгновение на нее взглянули его зеленые глаза — необыкновенно живые и сверкающие.

— Доброе утро, — пробормотала Оливия, откидывая со лба волосы.

Роберт обвел взглядом каюту, очевидно, пытаясь понять, где находится. Затем прикоснулся к повязке на плече и, поморщившись от боли, проворчал:

— Кажется, вы в очередной раз упустили возможность отправить меня на тот свет.

— Похоже на то, — кивнула Оливия.

— Сколько дней прошло?

Она поняла, что он имеет в виду, и ответила:

— Пять.

Он сделал глубокий вдох и попытался подняться. Но Оливия, упершись ладонями ему в грудь, удержала его — так она поступала всякий раз, когда Роберт в бреду хотел подняться. Впрочем, она тут же поняла, что удержать в постели здорового человека не так-то просто. Заметив на его губах насмешливую улыбку, она отстранилась и сказала:

— Лежите спокойно, иначе вы опять разорвете швы. Роберт посмотрел на нее с удивлением.

— Опять?

— Да, вы уже дважды их рвали.

Оливия заставила себя отступить от кровати. Беспомощный больной внезапно превратился в чрезвычайно привлекательного и энергичного мужчину, и это очень тревожило ее.

Майор же с усмешкой проговорил:

— Думаю, я правильно поступил, когда согласился с Пиммом и позволил вам сопровождать меня.

— Сопровождать?! — возмутилась Оливия. — Да вы просто похитили меня!

— Какая разница? Это вопрос терминологии. — Роберт пожал плечами и тут же поморщился от боли. — Впрочем, вам виднее. Я в лингвистике не силен.

Явно озадаченная словами майора, Оливия закусила губу. Роберт же с улыбкой проговорил:

— Так почему вы все-таки спасли мне жизнь? Гордость не позволяла Оливии сказать правду, поэтому она нашла вполне правдоподобное объяснение:

— Потому что вы спасли мою. Роберт покосился на свое плечо.

— Вы имеете в виду эту царапину? Не придавайте значения. Просто у меня не было выбора. Вы обладаете ценными сведениями, так что мой долг — оберегать вас.

«Долг?!» Да это же просто оскорбление! А она мечтала о герое, о преданном человеке, готовом ради нее на все… Да, очевидно, она ошиблась: этот человек совершенно не похож на Хоббе!

— Думаю, я должен вас поблагодарить, — продолжал Роберт. — Я уверен, что вы были чрезвычайно внимательны ко мне все это время.

Майор приподнялся, улыбаясь во весь рот. Он уже хотел откинуть одеяло, но вдруг замер на несколько секунд. Потом, взглянув на девушку, спросил:

— Раздеть меня — ваша идея?

— Это было необходимо, — покраснев, ответила Оливия.

— Очевидно, именно вы оказали мне честь?

— Нет, не я! — отрезала Оливия. — Это ваш брат раздевал вас. Моя помощь была вполне… вполне в рамках приличий.

— Вы?! В рамках приличий?! — Роберт рассмеялся. — Скорее всего вы хотели раз и навсегда удостовериться в том, что я не Брэдстоун.

Такого Оливия не ожидала. Выслушивать столь оскорбительные намеки?! Да еще после того, как она довела себя до изнеможения в борьбе за его никчемную жизнь?! Но ему, похоже, очень смешно. Да-да, он смотрит на нее с насмешливой улыбкой, забавляется… Что ж, она сумеет дать ему достойный ответ.

— Совершенно верно, — кивнула Оливия. — И я обнаружила некоторую разницу между вами и вашим кузеном. Но вы на сей счет можете не беспокоиться. Этот секрет я никому не выдам.

На следующее утро, проснувшись на рассвете, Оливия пошла проведать своего пациента. Он в этот момент стоял у кровати, завернувшись в одеяло.

— Что вы собираетесь делать? — спросила Оливия.

— Одеться, разумеется… Если это вас так интересует. Но где же моя одежда?

Оливия нахмурилась. Не для того она всю неделю выхаживала этого человека, чтобы позволить ему подняться раньше времени и тем самым свести на нет все ее усилия.

Подбоченившись, Оливия проговорила:

— Я ее выбросила за борт.

— Мою одежду — за борт?

— Что ж, по крайней мере слух ваш от болезни не пострадал. Чего нельзя сказать о вашем рассудке, если вы думаете, что уже вполне поправились и можете самостоятельно одеваться и разгуливать по кораблю.

Он посмотрел на нее так, будто хотел испепелить взглядом. Но разве может внушать страх человек, едва стоящий на ногах? Вероятно, ему было не так-то просто подняться с кровати. Так что на споры с ней у него наверняка не хватит сил.

Тут майор покачнулся и вцепился в спинку кровати с такои силой, что костяшки пальцев побелели.

— Я вам сейчас принесу бульону, — сказала Оливия, шагнув к двери.

— К черту бульон! — заорал Роберт. — Принеси мне какую-нибудь одежду!

— Вряд ли следует в таком тоне разговаривать с человеком, который спас вам жизнь.

— Позвольте напомнить: своей жизнью вы обязаны мне. Так что мы с вами теперь в расчете.

Тут майор, совершенно обессилев, опустился на край кровати и тяжело вздохнул.

— В расчете?! — в гневе воскликнула Оливия. — Но я так не считаю.

Он посмотрел на нее с удивлением.

— Почему же?

— Вы что, уже забыли, что похитили меня? Вы затащили меня на этот корабль против моей воли!

Роберт пожал плечами.

— Что-то я не припомню, чтобы вы возражали, когда мы поднимались на борт.

— Как же я могла возражать, если вы напоили меня какой-то отравой?

Тут Роберт поморщился от боли и повалился на кровать.

— Это была идея Пимма, а вовсе не моя. Хотя, в сущности, вы не оставили нам иного выбора.

Оливия приблизилась к нему, чтобы оказать помощь, но он жестом остановил ее.

— У вас был выбор, — возразила она. — Вы могли бы просто оставить меня в покое.

— Оставить вас в покое? — Роберт засмеялся. — Поймите, у меня был приказ: я не должен был возвращаться на Пиренеи, пока не выясню, где находится клад. А теперь у нас появился шанс выяснить это. Во всяком случае, есть хоть какая-то надежда.

Роберт, казалось, о чем-то задумался, глядя в окно. И Оливия поняла: мысленно он сейчас вовсе не на корабле, и видит он вовсе не эти громадные волны — сейчас перед его глазами пыльные дороги Португалии и высокогорные испанские плато.

По-прежнему глядя в окно, Роберт проговорил:

— Пыль и предания — подходящий колорит для смерти и смертельных схваток, которые давно уже стали там вполне обыденным явлением.

Оливия посмотрела на него с изумлением. Нет, этот человек совершенно не походил на искателя сокровищ. Он был совсем другой. И еще… У нее вдруг мурашки по спине пробежали от этой догадки.

— Вы не верите… — прошептала она. — Не верите в существование клада.

Подумать только, вот уже семь лет как она знает о «Королевском выкупе», и ей ни разу не пришла в голову мысль, что его, возможно, и не существует вовсе. Она была шокирована тем, что Роберт в него не верил.

— Он существует. Должен существовать! Майор усмехнулся.

— Знаете, сколько людей посвятили свою жизнь поискам этого клада? Многие из этих глупцов даже понятия не имели о том, с чего начинать. Другие очень смутно представляли себе, что именно они ищут. Одиннадцать столетий люди гонялись за его тенью.

Роберт умолк и провел ладонью по своей бороде, отросшей за время болезни. Из-за этой бороды он сейчас выглядел как самый настоящий пират.

— Выкуп за короля, о котором никто ничего не знает. Это просто безумие и пустая трата времени, — продолжал он.

Оливия покачала головой.

— Но Веллингтон, судя по всему, так не думает. Майор промолчал, и она добавила:

— Мой отец говорил, что в основе любой легенды — всегда реальный факт, пусть незначительный, но реальный.

— Да, возможно. Но я боюсь, что этот выкуп не спасет Испанию и Португалию от французов. Как в свое время не спас от мавров.

Оливия снова покачала головой. Она была уверена: «Королевский выкуп» существует, должен существовать. Ведь если это «пустая трата времени», как заявил Роберт, то выходит, что тот несчастный юноша, которого убил Брэдстоун, погиб напрасно. Да и она сама напрасно прожила семь последних лет своей жизни.

Пристально глядя на Роберта, Оливия проговорила:

— «Королевский выкуп» существует. Майор пожал плечами.

— Многие так думали. И до сих пор многие верят… Но для меня важно другое. Я хочу, чтобы вы сообщили Веллингтону все, что вам известно. А он пусть сам решает, как поступить.

— Вы действительно собираетесь доставить меня к нему?

Оливия все еще не могла избавиться от мысли, что Роберт Данверз — такой же искатель сокровищ, как маркиз и лорд Чамбли.

Майор кивнул.

— Разумеется. Иначе я не стал бы ввязываться в эту историю. — Улыбнувшись, он добавил: — Правда, для этого мне понадобится моя одежда.

Оливия тоже улыбнулась.

— Какой вы упрямый! И все-таки вам лучше еще немного полежать. Пока не поправитесь хотя бы настолько, чтобы держаться на ногах.

— Я уже вполне здоров, — заявил майор, делая попытку приподняться.

— Нет, вы должны лежать, — возразила Оливия. — И не смейте сбрасывать одеяло, — добавила она, попятившись к двери.

Роберт усмехнулся.

— Можно подумать, что раньше вы ничего подобного не видели. Или за все пять дней моей болезни вы ни разу не укрыли меня одеялом?

— Я воспитанная леди, — отрезала Оливия. — Поэтому не собираюсь отвечать на подобные вопросы.

— Нет, мисс Саттон, вы вовсе не леди. Девушка вспыхнула:

— Как вы смеете?!

— Вы, наверное, забыли, что ваши письма к Брэдстоуну были опубликованы в «Морнинг пост», — с невозмутимым видом продолжал майор. — Так что о вашем прошлом знает весь Лондон! — Немного помолчав, он пробормотал: — Я только одного не понимаю… Как Брэдстоун смог вас одурачить?

Оливия потупилась. Она и сама уже много раз задавала себе этот вопрос.

— Я тогда была слишком юной. И верила в любовь.

— Допустим, — кивнул Роберт. — Но мне почему-то кажется, мисс Саттон, что вы вполне могли бы переиграть его, если бы захотели.

Оливия вздохнула.

— Вот видите! — воскликнул майор. — Кажется, я попал в точку! Так что рассказывайте… Не бойтесь, я никому не выдам вашу тайну.

Он был слишком близок к истине, и Оливия почувствовала себя очень неуютно. Поэтому решила воспользоваться уловкой, позаимствованной когда-то у леди Финч, — поменяться с противником ролями.

— Во всяком случае, не вам обвинять меня в притворстве, — заявила она. — Кто разгуливал по Лондону под видом маркиза Брэдстоуна? Кто тайком встречался с этим ужасным мистером Пиммом и ему подобными? И кто похитил меня? Так что вам лучше помалкивать, согласитесь.

Майор покачал головой.

— Вы забыли о том, что я выполняю приказ. А вот вы… Во-первых, вы оказались на месте преступления. Во-вторых, сбежали из-под стражи и скрывались в течение семи лет. Почему?

— Мне нечего было скрывать, — сказала Оливия. — Я ни в чем не виновата.

— Почему же тогда скрывались?

Оливия предпочла пропустить этот вопрос мимо ушей.

— Так вам принести бульону?

— Принесите мою одежду и ответьте на мой вопрос.

— Я принесу вам бульон.

Не желая отвечать на вопросы, Оливия поспешно вышла из каюты. И почти тотчас же столкнулась с Джемми. Он появился совершенно неожиданно, и девушка вздрогнула от испуга.

— Прости, Оливия, что напугал тебя, — сказал Джемми. — Просто я ужасно обрадовался, когда тебя увидел.

Пока что Оливии и Гэвину удавалось сохранять в тайне пребывание Джемми на корабле. Днем они запирали его на замок в одном из чуланов, а ночью, в предрассветные часы, ненадолго выпускали из заточения. Однако Оливия прекрасно понимала: рано или поздно юношу обнаружат.

— Как ты здесь оказался? — спросила она. — Тебя же могут увидеть.

Оглянувшись, Оливия убедилась, что надежно закрыла дверь в каюту Роберта.

— Я умираю от голода, — пожаловался Джемми. — И вообще, мне чертовски надоело сидеть в темноте и все время прятаться. Я хочу выйти на свет и во всем признаться капитану.

— Не знаю… — пробормотала Оливия. — Это опасно.

Джемми скрестил на груди руки.

— По правде говоря… это как-то неблагородно — постоянно от всех таиться. Я должен встать во весь рост и смириться со своей судьбой, какова бы она ни была.

— Джемми, прошу тебя, не надо торопиться. Давай еще немного подождем — по крайней мере до тех пор, пока я сама не поговорю с капитаном Данверзом.

— Значит, нет никаких секретов? — послышалось со стороны каюты.

Оливия обернулась и увидела Роберта — он стоял у открытой двери с одеялом вокруг бедер.

— Я так и знал, что вы скрываете гораздо больше, чем кажется, мисс Саттон.

Теплые солнечные лучи подействовали на Роберта лучше любого бульона. Провалявшись в постели еще неделю — пока Оливия не объявила, что он уже здоров, — майор наконец-то покинул свою тюрьму и поднялся на палубу. Ему казалось, что если бы он провел в заточении еще хотя бы несколько дней, то непременно сошел бы с ума — слишком уж суровым тюремщиком была мисс Саттон.

Гэвин принес дяде кое-что из вещей отца, правда, без ведома последнего. И Роберт был весьма удивлен, когда Гэвин принес ему его собственные башмаки, начищенные до блески. Значит, Оливия все-таки их не выбросила.

Одевшись, майор сразу же пошел навестить Акилеса, все это время находившегося под опекой мисс Саттон. Бедняга тут же стал просить хозяина, чтобы тот бросил его за борт. И Роберт задумался: морская болезнь сделала холодные объятия смерти столь желанными для Акилеса или же заботы мисс Саттон?

Однако временами Роберту казалось, что он немного скучает без общества этой властной леди. Она часами всячески его развлекала — читала ему вслух, проверяла его познания в языках и задавала бесчисленные вопросы об Испании. Любопытству ее не было предела, а майору было чрезвычайно лестно, что у него появился такой восторженный слушатель.

Оливия была весьма образованной женщиной, приятной собеседницей, однако Роберту казалось, что она что-то от него скрывает. Более того, он подозревал, что ее тайна каким-то образом связана с убийством Орландо, и эта мысль не давала ему покоя.

«Что же все-таки произошло той ночью? — спрашивал себя Роберт. — И какова роль Оливии во всем этом?»

— Эй! — раздался голос Колина. — Тебе что, уже разрешили сюда подниматься?

Роберт исподлобья взглянул на старшего брата. Но тот лишь рассмеялся. Майор еще больше разозлился, заметив, что Колин покосился на Оливию и та утвердительно кивнула, давая понять, что не возражает против этой прогулки.

Черт бы ее побрал! Брату следует поостеречься — не то она вскоре будет стоять за штурвалом корабля!

Роберт направился к лестнице. Взобравшись на верхнюю палубу, он почувствовал, что весь вспотел и мышцы словно одеревенели. Однако он ни за что не сказал бы об этом Оливии — она непременно уложила бы его в постель еще на недельку и снова принялась бы поить бульоном.

— Приятно видеть тебя на ногах, — сказал Колин, пряча усмешку.

— Я давно бы уже был на ногах, если бы мне не мешали, — проворчал в ответ Роберт. — Извини, что впутал тебя в эту историю. Так уж получилось…

Майор кивком головы указал на Джемми Рейберна — тот под присмотром одного из членов команды учился вязать всевозможные узлы.

Колин пожал плечами.

— Да мне в общем-то жаловаться не на что. Он очень прилежный молодой человек. Так что на судне стало одним матросом больше, а это сейчас весьма кстати. Да-да, он работает за двоих, — с улыбкой добавил капитан.

— А что ты скажешь о ней? — спросил Роберт.

Тут оба покосились на Оливию. Она сидела на уложенных кольцами канатах с иголкой и длинным отрезом полотна в руках. Рядом с ней стояла корзинка с принадлежностями для шитья. Ее обдувал соленый бриз, и вокруг ее лица плясали на ветру рыжие завитки волос. Как она ни старалась собрать их хоть в какое-то подобие прически, совладать с непокорными прядями не было никакой возможности. Южное солнце уже коснулось ее бледных щек, и на них появился легкий румянец. Обычно женщины стараются спрятать свое лицо от солнца; Оливия же, казалось, расцветала под солнцем, подобно беспечной дикой розе, которую, подумал Роберт, точно так же хочется сорвать, несмотря на ее острые шипы.

— Чем она там занимается? Шьет для матросов новую парадную униформу?

Колин снова улыбнулся.

— Как ни странно, она перешивает кое-что из моей одежды, чтобы тебе было что носить. Но ты, как я вижу, уже и сам об этом позаботился. — Капитан окинул брата взглядом. — Скажи, так как же Гэвину удалось вскрыть мой сундук?

Роберту не хотелось, чтобы у племянника появились новые неприятности; он и так с утра до вечера драил палубы, с тех пор как обнаружилось присутствие на борту Джемми Рейберна. Поэтому Роберт сказал:

— Нет-нет, это моих рук дело.

Колин брату не поверил, однако промолчал.

Роберт снова посмотрел на Оливию. А ведь другие, женщины на ее месте наверняка бы долго возмущались, а потом заперлись бы в каюте в знак протеста. Она же, напротив — он узнал об этом от Колина, — при необходимости всегда оказывала посильную помощь, например, помогала коку на камбузе. Кроме того, она с удовольствием болтала с матросами на их родных языках и, цитируя всезнающую леди Финч, давала им советы на все случаи жизни.

Глядя на эту женщину, Роберт все больше ею восхищался.

И действительно, такое жизнелюбие не могло не вызывать восхищение.

— Удивляюсь, что она вообще позволила мне выйти из каюты, — с усмешкой пробормотал майор. — Ведь могла бы заставить меня лежать в постели до самого Лиссабона.

— Тебя и впрямь следовало бы посадить под замок, — сказал Колин. — С чего это тебе вздумалось похищать женщину и везти ее в Португалию? Тебе что, не хватает дульсиней?

— Дело не в этом, — ответил Роберт. — Похищение Оливии — чисто военная операция, ни больше ни меньше.

Колин ухмыльнулся.

— Неужели наши дела так плохи, что приходится прибегать к помощи молодых вдов?

Роберт понял, что ему не удастся избежать разговора на эту тему.

— Видишь ли, она не просто вдова. Возможно, она поможет нам покончить с войной. Более того, поможет предотвратить измену.

Капитан в изумлении уставился на брата.

— Кто? Миссис Ките? Предотвратить измену? Ты уверен, что пуля попала тебе только в плечо и ничего более серьезного не повредила? Ведь она — лишь офицерская вдова, бывшая компаньонкой у какой-то пожилой леди.

— Она назвалась миссис Ките после того, как семь лет назад бежала из Лондона. А до этого была известна как мисс Оливия Саттон.

Колин покачал головой и, повернувшись к Оливии, принялся ее рассматривать.

— Оливия Саттон… — пробормотал он наконец. — Нет, быть этого не может.

— Уверяю тебя, вон та молодая леди — не кто иная, как мисс Оливия Саттон. И она была там, Колин. Она находилась рядом с Ландо, когда он умирал.

— Она не имеет к этому никакого отношения, — заявил Колин.

Роберт с удивлением посмотрел на брата — слишком уж тот был уверен в невиновности Оливии.

— Она не может не иметь к этому отношения, — возразил майор. — После того рокового дня в течение всех этих лет за ней постоянно охотился Чамбли Да и наш с тобой кузен пустил в ход все свое обаяние, чтобы заручиться ее помощью. Она тоже замешана в этом деле, уверяю тебя.

— Ты ошибаешься, — сказал Колин. — Эта женщина способна на убийство не более, чем Гэвин — на примерное поведение.

— Но она стреляла в Чамбли! Жаль, что ты этого не видел. Навела пистолет и выстрелила. Если бы она не была в тот момент вне себя от ярости, то наверняка попала бы ему прямо в сердце.

— А почему это, позволь тебя спросить, она была вне себя от ярости?

Роберт медлил с ответом.

— Видишь ли, Чамбли сказал, что это он виновен в смерти ее отца. Похоже, что сэр Саттон не совершал самоубийства. Его убили Чамбли с Брэдстоуном.

Колин был явно озадачен. Какое-то время он молчал, потом пробормотал:

— Но ведь это совершенно меняет дело. Ты на ее месте поступил бы так же.

Роберт молча кивнул. Да, разумеется, он поступил бы так же. Но какое отношение это имеет к убийству Орландо? Почему Оливию застали на месте преступления с пистолетом в руке?

— Я знаю, о чем ты думаешь, — сказал Колин. — Ты думаешь, что она каким-то образом причастна к смерти Орландо. Ты ошибаешься.

— А ты совершенно не слушаешь, что я тебе говорю, — проворчал Роберт. — Она вполне могла выстрелить в Орландо. Она на это способна.

Колин отрицательно покачал головой.

— Нет, Хоббе. Эта женщина не убивала нашего брата. Она скорее всего была невольной соучастницей. А почему бы тебе не спросить ее об этом?

Спросить ее? Предложение брата казалось совершенно неуместным. «Извините за любопытство, мисс Саттон, не вы ли убивали моего брата?»

Можно подумать, что она скажет правду!

Роберт покачал головой и проговорил:

— Нет, Колин, я, к сожалению, ей не доверяю. Она явно что-то скрывает и не хочет быть до конца откровенной. Да что там, она даже… — Роберт умолк; казалось, он не знал, что, собственно, хотел сказать.

Капитан внимательно посмотрел на брата.

— Если бы ты не был влюблен в нее, твои рассуждения, возможно, не были бы столь туманными.

И, коротко кивнув, Колин направился к Ливетгу, чтобы уточнить курс корабля.

«Я влюблен в Оливию Саттон? Что за глупости!» — мысленно воскликнул Роберт. Очевидно, годы, проведенные на корабле, не прошли брату даром, и Колин просто-напросто спятил.

Роберт принялся возражать брату — опять же мысленно, — но все доводы вылетали у него из головы, стоило ему лишь бросить взгляд на мисс Саттон.

Оливия довольно ловко управлялась с иголкой, но, похоже, о чем-то задумалась. Потому что вдруг укололась и поднесла палец к губам. Перехватив взгляд Роберта, она улыбнулась ему, и он тотчас же почувствовал, что у него подгибаются колени, — эта улыбка подействовала на него сильнее, чем поцелуй в парке.

Тут к нему снова подошел Колин. Проследив за взглядом брата, капитан сказал;

— Она думает, что ты везешь ее к Веллингтону.

— Так и есть.

— Зачем?

— Она уверяет, что ей известно, где спрятан «Королевский выкуп».

— О Боже! — воскликнул Колин. — А ей известно, что это значит?

— Думаю, известно, но не все.

В том, что не все, Роберт был абсолютно уверен. Понять, что такое «Королевский выкуп», мог только тот, кто вырос в Испании.

Этот клад обладал почти мистической силой: он мог объединить страну или, напротив, разрушить ее до основания.

— Если кто-нибудь узнает…

— Вот именно, — кивнул Роберт. — Она может стать добычей любого проходимца. И любого шпиона — Наполеон наводнил ими всю Испанию и всю Англию. Я не говорю уже о таких, как Чамбли.

— Теперь понятно, почему ты так поспешно вывез ее из Лондона. Я поступил бы точно так же — Немного помолчав, Колин спросил — Как ты думаешь, она действительно знает, где находится клад?

— Сама она в этом уверена. Полагаю, что этого достаточно. Я доставлю ее к Веллингтону, и пусть он сам решает…

Тут Роберт повернулся и направился в каюту. Колин с улыбкой смотрел ему вслед. Капитан нисколько не сомневался: вскоре его брату предстояло пройти испытание сердечными муками.

 

Глава 9

Два дня Роберт обдумывал совет Колина. «А почему бы тебе не спросить ее об этом?» — сказал брат. И наконец решился.

Поначалу ему казалось, что это будет не так уж сложно. Трудности возникли, когда он вышел на палубу и направился к Оливии — она в это время беседовала на каком-то абсолютно незнакомом ему языке с одним из матросов.

Увидев приближавшегося к ним Роберта, матрос покачал головой, что-то сказал Оливии, и она расхохоталась. Матрос же улыбнулся и, кивнув девушке, удалился.

— На каком языке вы с ним разговаривали? — поинтересовался майор.

— Это один из славянских языков, — ответила Оливия, и глаза ее засияли. — Этот человек… его еще ребенком похитили из родной деревни, и он уже много лет не говорил на своем родном языке.

— А как он узнал, что вы говорите по-славянски? Оливия пожала плечами.

— Они все хотят проверить, говорю ли я на их родных языках. Да и мне приятно немного попрактиковаться. Пока что меня только один раз поставили в тупик — это был матрос, мать которого принадлежит к племени ирокезов, североамериканских индейцев. Должна заметить, что ваш брат набрал себе довольно пеструю, но чрезвычайно занятную команду.

«Это еще мягко сказано, — подумал Роберт. — Интересно, что она сказала бы, если бы узнала, что экипаж брата состоит из самых отъявленных головорезов?»

Какое-то время Роберт молчал — он не знал, как начать разговор. Наконец спросил:

— Сколько же языков вы знаете?

«Вопрос, конечно, глупейший, — подумал майор, — но должен же я хоть что-то сказать».

— Сколько языков? — Оливия пожала плечами. — Говорю на шестнадцати. Но читать могу еще на очень многих. Ведь для того, чтобы говорить, необходима практика и собеседник — носитель языка.

Оливия умолкла, и в глазах ее появилась грусть.

Роберт готов был рвать на себе волосы. Он понял: она вспомнила своего отца. Когда Чамбли рассказал ей об убийстве сэра Саттона, на лице ее появилось точно такое же выражение, как сейчас.

Тяжело вздохнув, девушка села на свернутые канаты — рядом лежали какие-то вещи, требовавшие починки. Роберт тоже сел. Он вдруг понял, что разговор об отце Оливии даст ему возможность направить беседу в нужное русло — пусть даже эта тема ей неприятна.

— Вы получали языковую практику, беседуя с отцом? Она кивнула.

— Обычно мы с ним поступали так: один день говорили на одном языке, другой — на другом. Таким образом, мы оба получали необходимую нам практику.

— Мне очень жаль, что он умер, — пробормотал Роберт. — Судя по всему, ваш отец был достойным человеком. Я знаю, что его очень уважали, пока…

Оливия пристально посмотрела на него и сказала:

— Вот именно — «пока». Да, вы правы, отец был порядочным человеком. И очень умным. Он говорил на тридцати языках и превосходно разбирался во всевозможных шифрах. Я надеялась, что научусь у него всему этому… когда-нибудь.

— На тридцати языках?! — воскликнул Роберт. — Веллингтон был бы от него в восторге. Он никак не может найти человека, способного дешифровать французские донесения, которые мы то и дело перехватываем.

Оливия взглянула на него с улыбкой.

— Может быть, мне определиться на эту должность?

— Я дам вам рекомендацию, когда мы прибудем на место, — сказал ей Роберт, делая вид, что не понял шутки.

Девушка рассмеялась. Какое-то время они сидели молча, слушая поскрипывание мачт и свист ветра в парусах. Роберту вспоминались их объятия в парке и поцелуй; Оливия же, занятая починкой одежды, думала о своем несчастном отце и о признании лорда Чамбли. Иногда, откладывая иглу, она внимательно осматривала свою работу. В один из таких моментов Роберт спросил:

— Это, кажется, куртка Акилеса?

— Да, Акилеса, — кивнула Оливия. — Я сказала, что ему пора обзавестись новой, Но он говорит, что эта — счастливая и что с ней он ни за что не расстанется. В каких же переделках вы с ним побывали? Можно подумать, что вы вдвоем сражались со всей французской армией!

Оливия стала осматривать куртку со всех сторон, время от времени показывая на огромные прорехи и заплаты, наложенные при прежних починках.

— Откуда, например, вот эта дыра? — спросила она. Роберт расхохотался.

— А что он сам об этом говорит?

Оливия фыркнула и, весьма искусно подражая говору слуги, сказала:

— Это что-то вроде комариного укуса. Один гнусный французишка выстрелил в меня, но я прихлопнул его как муху. — Она покачала головой и добавила: — Мне кажется, французы частенько в вас стреляли.

— Во всяком случае, французы не слишком нас любят, — усмехнулся Роберт.

Склонив голову к плечу, Оливия бросила на него лукавый взгляд.

— Скажите, майор Данверз, а хоть кто-нибудь любит вас?

Роберт молча пожал плечами. Он понял: Оливия спрашивала не только о его врагах — ее интересовала его жизнь, его мысли.

Девушка снова взялась за иглу. Майор же по-прежнему молчал. Внезапно он увидел Джемми Рейберна — юноша направлялся прямо к ним.

Роберт с облегчением вздохнул: теперь можно было не отвечать на вопрос собеседницы.

— Ну так как, майор, не пора ли нам приступить к тому делу, о котором мы с вами говорили? — Юноша ухмыльнулся и покосился на Оливию. — Если, конечно, вы уже поправились…

Роберт улыбнулся и поднялся на ноги.

— Пожалуй, теперь самое время, — ответил он. — Мне не хотелось бы ждать полного восстановления сил. Боюсь опозорить вас.

Оливия была в отчаянии. Ей казалось, что она уже почти пробила брешь в глухой стене, которой Роберт окружил свое сердце. Но тут появился Джемми и свел на нет все ее усилия.

Она хотела выяснить, что Роберту известно о Хоббе и почему он, с тех пор как услышал от нее это имя, стал ходить за ней по пятам — будто подозревал ее в каком-то ужасном преступлении, гораздо худшем, чем покушение на Чамбли.

И конечно же, она хотела, чтобы Роберт сказал: он находится рядом с ней не только по долгу службы, он верит ей и будет так же ей предан, как предан этому Ландо.

Оливия осмотрелась и вдруг увидела, что Роберт и Джемми расчищают место на палубе. Неподалеку от них лежали, сверкая на солнце, две сабли.

Как, они задумали фехтовать? Ему совсем недавно залечили рану, а он уже собирается фехтовать?

Оливия поднялась и направилась к Роберту. Внезапно ее остановил Акилес.

— Оставьте его, мисс, он сам знает, что ему надо.

— Оставить? Ни за что! Я потратила столько времени на его лечение не для того, чтобы его тут же снова ранили!

Но Акилес возразил:

— Ведь ему же надо готовиться. Пусть поупражняется. Между прочим, когда в последний раз в него попала пуля, я сразу зашил ему рану. И после этого мы две недели подряд скакали, не слезая с коней.

— Удивительно, что после этого он все еще жив, — пробурчала Оливия.

— Мужчину не следует держать взаперти, — продолжал Акилес. — Любому настоящему мужчине — в том числе и майору — необходима свобода.

Свобода? Оливия решила, что слуга имел в виду свободу от нее — от нее и от всего, что может отвлечь Роберта от службы, от исполнения своего долга. Да, конечно же, Акилес дал ей понять: в жизни Роберта нет места для нее, нет места для каких бы то ни было сердечных привязанностей.

Тут майор сбросил рубаху и остался в одних бриджах. Оливия вздохнула и отвернулась. Но это не помогло: все равно он стоял у нее перед глазами, и она никак не могла забыть момент его пробуждения во время болезни — замечательное зрелище представляло собой это обнаженное тело! Она не могла забыть его тепло и тот особый мужской запах, такой пьянящий и такой интимный.

Впрочем, мужчина, лежащий в лихорадке, раздетый и беспомощный, — это одно, а сильный и здоровый Роберт Данверз — совсем другое, еще более сильное искушение. Глядя, как он поднимает саблю и делает выпад, как его клинок то и дело сверкает в лучах солнца, Оливия представляла, как эти же руки обнимают ее и привлекают все ближе и ближе к теплу его обнаженного тела.

Она несколько раз моргнула, чтобы отогнать это видение, но оно возникало перед ее глазами снова и снова.

Конечно же, Роберт был опытным фехтовальщиком; он двигался быстро и уверенно, и в каждом его движении была просто убийственная грация.

Убийственная?

— Ведь у них тупые сабли, правда? — спросила Оливия, глядя на Джемми — тот еще не взял свою саблю.

Акилес кивнул.

— Да, такими не поранишься.

Оливия немного успокоилась. Окинув взглядом палубу, она увидела, что вокруг Роберта и Джемми стали собираться матросы — они громко спорили о том, кто выйдет победителем, и делали ставки, заключая пари.

Оливия знала, что Джемми — тоже опытный фехтовальщик, поэтому она за него не очень беспокоилась. А вот Роберт еще не окончательно поправился…

Наконец на палубе мелом очертили круг, ступив в который Джемми и Роберт стали лицом к лицу. Забыв про свое шитье, Оливия словно зачарованная наблюдала за происходящим.

Противники, не замечая ничего вокруг, пристально посмотрели друг на друга. Затем, не обращая внимания на крики окружающих, скрестили сабли. Клинки зазвенели — и Оливия вздрогнула. Ей вдруг показалось, что сабли не такие уж тупые.

— Вы уверены, что это для них не опасно? Акилес усмехнулся.

— Не беспокойтесь, пусть немного позабавятся! Оливия, сама того не осознавая, медленно пошла по палубе. При этом она не сводила глаз с Джемми и Роберта. Оба быстро двигались внутри круга, и то и дело убийственно звенела сталь.

Убийственно…

У нее возникло ощущение, что все происходящее — не просто игра, а нечто большее…

Роберт так слился со своим клинком, словно клинок был продолжением его руки; он уверенно отражал каждый выпад Джемми, и вслед за тем уже Джемми приходилось защищаться. Юноша, отражая удары майора, отступал все дальше и дальше. В своем клубе он, вероятно, почувствовал бы себя униженным, но здесь лишь улыбался. Тут матросы стали подбадривать его криками, и он, воодушевившись, снова атаковал Роберта, причем с той стороны, где у майора была рана. Оливия сочла этот прием не совсем честным.

Девушка довольно скоро поняла, что Роберт просто дразнит своего противника. В какой-то момент он вдруг сделал молниеносный выпад и выбил клинок из руки юноши. Сабля, сверкнув на солнце, взвилась в воздухе и, пролетев над палубой, воткнулась в борт прямо рядом с Оливией.

Какое-то время сабля раскачивалась из стороны в сторону. И примерно то же самое происходило с Оливией — она едва держалась на ногах. Наконец ей удалось сделать вдох — дыхание девушки прервалось в тот момент, когда рядом с ней просвистел клинок, едва не пронзивший ее.

Посмотрев на этот смертоносный клинок, Оливия ужаснулась: оказывается, они дрались вовсе не на тупых саблях! Такой саблей мужчины легко могли рассечь друг друга надвое.

Или пронзить женщину, стоявшую у борта.

— Как это, по-вашему, называется? — сказала она, взглянув на Роберта. Затем, повернувшись к Джемми, добавила: — Что, позабавился?

Роберт, потупившись, промолчал, Джемми же пробормотал:

— Мы не думали, что она… вылетит из руки.

— Не думали? Вы ведь могли убить друг друга! — Оливия подошла ближе к Роберту. — О чем же вы думали? Я не для того целую неделю не смыкала глаз, чтобы вы из-за своего легкомыслия снова слегли. А если бы швы разошлись?

Роберт лукаво улыбнулся и, склонившись к плечу девушки, прошептал:

— Зато вы снова сидели бы рядом со мной. Оливия вспыхнула.

— Ах, с вами просто невозможно разговаривать!

Резко повернувшись, девушка направилась на облюбованное ею место, чтобы вновь заняться шитьем. Схватив куртку Акилеса, она воткнула в нее иглу. Оливия действовала столь энергично и с таким ожесточением, словно держала не иголку, а крохотную саблю, которую вонзала раз за разом в своего злейшего врага.

Роберт с улыбкой наблюдал за ней. Тут к нему приблизился Джемми.

— Королева вне себя, — сказал юноша. — Но ничего, через часок она остынет. С ней всегда так.

— Кто? Королева? — переспросил Роберт.

— Это я ее так называл. Она появилась у нас в доме, когда я был еще мальчиком. Стыдно признаться, но мне в то время по ночам часто снились кошмары, и тогда я в испуге прибегал к ней в комнату. Она, чтобы успокоить меня, обычно рассказывала мне сказку о королеве Мэб. Говорила, что эта сказка ей самой в таких случаях помогает. Вот я и прозвал ее королевой Мэб. Глупо, конечно.

Джемми взялся за рукоятку сабли и рывком вытащил ее из борта.

— Ну что, еще один раунд?

Роберт кивнул и последовал за юношей в очерченный мелом круг.

«Значит, Оливию мучили по ночам кошмары… — думал Роберт. — Интересно, не связаны ли они с тем, что она увидела или совершила много лет назад?»

— Ты видела наш последний раунд? Я его чуть не побил! — Джемми плюхнулся на палубу рядом с Оливией.

Она отрицательно покачала головой.

— Нет, не видела. Я была занята.

— Да не волнуйся ты за него! С его рукой все в порядке. Мужчину нельзя слишком долго держать взаперти и опекать, как ребенка. — Заложив руки за голову, Джемми потянулся и добавил: — Майор Данверз сказал, что я неплохо владею саблей. И что если в седле я сижу так же хорошо, то вполне пригоден для службы в одном из лучших кавалерийских полков. Он даже взялся бы похлопотать о моем назначении.

Оливия отложила свою работу.

— С каких это пор ты стал его поклонником? Насколько я помню, еще несколько дней назад ты собирался вызвать его на дуэль.

Юноша улыбнулся.

— Так ведь я тогда считал его Брэдстоуном! — Понизив голос, он спросил: — Ты знаешь, кто такой майор Данверз?

Оливия пожала плечами.

— Что ж, попробую угадать. Негодяй? Лжец? Головорез? Джемми замахал руками.

— О чем ты?.. Он же настоящий герой! Его все знают! Если бы вы с матушкой читали в газетах не только светские новости и всякие сплетни, вы бы знали, что именно он сыграл главную роль в спасении сотен, а возможно, тысяч людей во время отступления Мура. А еще я слышал о его операциях в тылу французов. Однажды он перехватил пакет — там были приказы, подписанные самим Наполеоном! Благодаря этому Веллингтон смог выиграть несколько очень важных сражений.

Девушка бросила взгляд на другой конец палубы — там Роберт, облившись из ведра морской водой, вытирался отрезом грубого полотна. «Наверное, то же самое делал бы сейчас Хоббе», — промелькнуло у Оливии.

И все же она не могла доверять Роберту Данверзу столь же безоговорочно, как своему воображаемому герою. Реальный, живой человек, случайно оказавшийся в роли героя, что-то от нее скрывал, о чем-то умалчивал. Оливия почти не сомневалась: в его интересе к тайнам «Королевского выкупа» есть что-то личное, хотя он скорее всего вовсе не стремился завладеть сокровищами.

Кроме того, она чувствовала, что майор Данверз уже успел завладеть ее сердцем, а это, как Оливия знала по опыту, было весьма опасно.

В этот вечер Колин пригласил ее к себе на обед. Впрочем, она и раньше с ним обедала, но сегодня, как объяснил капитан, намечалось нечто особенное, своего рода маленький праздник. Они приближались к Лиссабону, и это событие следовало должным образом отметить.

Оливия тщательно готовилась к обеду и долго обдумывала свой туалет. Однако возможности ее были ограниченны, и в конце концов она решила надеть кисейное платье, которое нашла в сундуке Джорджианы Данверз. Колин еще неделю назад предложил ей воспользоваться гардеробом своей жены, так как у Оливии совсем ничего не оказалось с собой — лишь платье, в котором ее доставили на судно. Жена капитана была с ней примерно одного роста и сложения, и платья вполне подходили Оливии. Ей сразу понравилась эта женщина — особенно после того, как на дне видавшего виды сундука она обнаружила весьма необычный предмет туалета. Это были совсем небольшие и еще не дошитые бриджи, которые вряд ли подошли бы рослому капитану. Когда Оливия показала их Колину, тот рассмеялся и воскликнул:

— Черт бы ее побрал! Ведь обещала же, что не станет шить вторую пару! — Покачав головой, капитан Данверз пояснил: — Жена надевает их, чтобы взбираться на мачты. А другие, точно такие же, надевает дома под костюм для верховой езды. Она уверяет, что они намного удобнее, чем вся модная одежда с Бонд-стрит.

Оливия прониклась уважением к этой женщине и дошила бриджи во время одного из ночных дежурств у постели Роберта. Можно себе представить, что сказала бы леди Финч о женщине, надевающей бриджи, чтобы взобраться на мачту!

Кисейное платье — с большим вырезом на груди, ниспадавшее изящными складками до самого пола, — очень понравилось Оливии, и она решила, что выглядит в нем прекрасно. Сделав прическу, на сей раз довольно строгую, девушка отправилась в каюту капитана Данверза.

Увидев ее, Гэвин — он накрывал на стол — замер на несколько мгновений, а затем присвистнул весьма неприличным образом.

Отец, нахмурившись, взглянул на мальчика и отправил его на камбуз за супом. Потом, отвесив Оливии поклон, проговорил:

— Добрый вечер, мисс Саттон.

Девушка невольно вздрогнула, но тут же, взяв себя в руки, сделала книксен.

Итак, он знает! Знает ее настоящее имя. Что ж, тем лучше — ведь в первую очередь именно ему она не хотела лгать.

Осмотревшись, Оливия увидела Роберта, сидевшего в кресле в противоположном конце каюты. Тут он повернул голову и уставился на нее так, будто видел впервые. В этот момент она даже пожалела, что не надела какое-нибудь более скромное платье из сундука Джорджи Данверз. Роберт же смотрел на нее так, словно ощупывал взглядом все ее тело, и Оливия вдруг почувствовала, что ноги ее сделались как ватные.

Он тоже перед обедом не забыл позаботиться о своей внешности — причесался и побрился. А также надел один из лучших костюмов Колина. Хотя жилет был Роберту несколько тесноват.

Поднявшись с кресла, он подошел к ней и поклонился. Потом чуть хрипловатым голосом проговорил:

— Оливия, вы сегодня выглядите… просто очаровательно.

Роберт поднес ее руку к губам, и Оливия тотчас же вспыхнула.

— Благодарю вас, — пролепетала она. Высвободив руку, девушка села на предложенное ей Колином место.

— Надеюсь, вы уже не сердитесь на нас из-за того, что произошло днем, — сказал Роберт.

Сердце Оливии бешено колотилось, а по спине пробегали мурашки. Стараясь не выдать своего волнения, она ответила:

— Нет, не сержусь. Тем более что вы сейчас, кажется, чувствуете себя прекрасно. Наверное, не было ничего страшного в том, что вы немного поупражнялись.

Тут Колин, повернувшись к Оливии, проговорил:

— Может, попробуете вот этого вина, мисс Саттон? Оно из Португалии, довольно хорошее.

Она с улыбкой кивнула, и капитан наполнил ее бокал. Роберт от вина отказался — он пил ликер.

В каюту вошел Гэвин с супом и подал его почти без происшествий — если не считать того, что, посмотрев на Оливию, он ухмыльнулся и налил ей полную тарелку, то есть больше, чем остальным.

— Моя жена будет на меня сердиться, — заметил Колин.

— Отчего же? — Оливия старалась следить за беседой и не обращать внимания на пылкие взгляды Роберта.

Колин ухмыльнулся.

— Я всегда говорил ей, что в этом платье она прекраснее всех на свете. Однако, как я вижу, вы тоже отдаете ему должное.

Оливия покраснела; причем ей казалось, что краска залила ее от груди до самой макушки. Чтобы как-то преодолеть смущение, она попыталась сменить тему разговора.

— Капитан Данверз, расскажите о вашей жене. Я всегда спрашивала себя: как это морякам удается находить время ухаживать за женщиной? Как вы с ней встретились?

Вероятно, с этой историей был связан какой-то семейный скандал, потому что Колин с Робертом молча переглянулись.

— На балу, — ответил наконец Колин.

— О, как романтично! — воскликнула Оливия. Роберт усмехнулся.

— Да, все было очень романтично, судя по дошедшим до меня рассказам. Колин, расскажи обо всем мисс Саттон.

— Это был самый обычный бал, — пробурчал капитан, глядя в свою тарелку.

В этот момент Оливия заметила, что в глазах Роберта вспыхнули веселые огоньки.

— Нет, папа, это не был обычный бал, — неожиданно вмешался Гэвин. Повернувшись к Оливии, мальчик пояснил: — Они встретились на балу Киприды.

Колин побагровел. Роберт расхохотался, а Оливия воскликнула:

— О… неужели?!

Дело в том, что у леди Финн имелась двухстраничная инструкция, посвященная этому скандальному мероприятию. Бал Киприды ежегодно устраивали самые блистательные столичные дамы полусвета, и ни одна порядочная и уважающая себя светская дама не отважилась бы появиться там — хотя мужья этих дам стекались туда толпами.

— Да, это весьма любопытно, — в смущении пробормотала Оливия, лихорадочно подыскивая другую тему для разговора.

Роберт с улыбкой поглядывал на девушку; причем веселье его было необыкновенно заразительным, и Оливия, чтобы не рассмеяться, прижала ладонь к губам.

«Неужели, — думала она, — передо мной все тот же Роберт Данверз? Ведь он сейчас такой добродушный и вместе с тем страстный… Смогу ли я когда-нибудь разгадать тайну его зеленых глаз?» Ей казалось, что за эту тайну она могла бы отдать все золото Испании.

Впрочем, какой смысл задавать себе вопросы, на которые все равно не сможешь найти ответа?

Повернувшись к Колину, Оливия спросила:

— Капитан Данверз, вы ведь уже бывали в Лиссабоне? Говорят, это очень красивый город. Прошу вас, расскажите о нем.

Колин был рад сменить тему, поэтому тут же принялся описывать красоты Лиссабона. Роберт, не во всем соглашаясь с братом, добавлял кое-что от себя. Оливия, слушая вполуха, думала о своем. Что с ней будет после встречи с Веллингтоном? Сядет на корабль и отправится домой? А потом что? Виселица?

А может, в Лиссабоне уже знают о том, что произошло в доме Чамбли? Может, ее уже ждут у причала с кандалами и с исповедником для совершения предсмертного обряда? Или просто посадят на первый же корабль, направляющийся в Англию?

И совсем уж не хотелось думать о том, что будет с ней, если вдруг ее прочтение окажется неверным и сокровища не найдут. Майор Данверз тогда, наверное, собственноручно повесит ее на первом попавшемся суку.

Оливия закашлялась, подавившись кусочком пирога.

— С вами все в порядке? — спросил Роберт и, перегнувшись через стол, легонько похлопал ее по спине.

Его прикосновение даже сквозь платье обожгло ее. Их взгляды встретились, и Оливии почудилось, что во всем мире нет никого, кроме них с Робертом. Она не сомневалась, что у него возникло такое же ощущение — он увидел в ее глазах желание… и надежду.

Тут он отвел глаза, и чары сразу же развеялись.

— Все в порядке, благодарю вас, — сказала Оливия. — Просто мне надо выйти на свежий воздух.

Она встала из-за стола; Колин с Робертом также поднялись. Оливия поблагодарила капитана за угощение и вышла из каюты. Роберт смотрел ей вслед и чувствовал, что ему хочется идти за ней, хочется всегда находиться с ней рядом. Он и прежде считал ее красивой, но в этот вечер наконец-то увидел Оливию во всей красе — чудесное платье Джорджианы открыло то, что так долго было скрыто под строгими траурными нарядами.

Не в силах сдержаться, Роберт последовал за девушкой.

— Ты куда? — спросил Колин.

— Не беспокойся, я не собираюсь ее соблазнять, — ответил майор и тут же понял, что солгал.

— Хм… — пробормотал Колин. — Даже удивительно, что ты хоть что-то съел из того, что подавали на стол. Ты ведь весь вечер только и делал, что пожирал глазами аппетитную мисс Саттон.

Роберт направился к двери, но брат его остановил.

— Я бы не советовал тебе за ней идти.

— Черт возьми, почему? — Роберт отстранил руку Колина.

— Потому что в последний раз Джорджи надевала это платье восемь месяцев назад.

— И что же? — спросил Роберт.

— Через месяц у нас должен появиться еще один ребенок, — сказал Колин, но Роберт, переступивший порог, уже не слышал этих слов.

 

Глава 10

Роберт догнал Оливию на верхней палубе. Майор решил, что все-таки поговорит с ней об Орландо, спросит, что ей известно о его смерти. Он еще днем хотел расспросить ее, но тогда разговор не сложился.

Конечно, ему очень хотелось, чтобы Колин оказался прав (брат считал, что мисс Сатгон не имела никакого отношения к смерти Орландо), но факт оставался фактом — Оливия оказалась на месте преступления с дымящимся пистолетом в руке. Следовательно, она вполне могла нажать на спусковой крючок.

Ночь была тихой и темной, и над палубой высоко в небе мерцали миллионы звезд; по волнам пробегала серебристая лунная дорожка.

Белое платье Оливии, казалось, светилось во тьме и притягивало… И Роберт вдруг почувствовал, что его неудержимо влечет к ней.

— Мы становимся ближе, — проговорил он, подходя к девушке. — Во всяком случае, не отдаляемся друг от друга.

Не оборачиваясь, она ответила: — Это все благодаря нашей беседе во время обеда.

Немного помедлив, Роберт сказал:

— Я хотел вас кое о чем спросить.

Оливия наконец-то повернулась к нему. Ее рыжие волосы сияли в лунном свете.

— Все мои секреты вам уже известны, майор Данверз. Он приблизился к ней почти вплотную.

— Во-первых, я хочу поблагодарить вас за то, что вы меня спасли.

Ему хотелось заключить ее в объятия, и, чтобы не поддаться искушению, он крепко вцепился в поручни.

— Вы уже поблагодарили, — сказала она, глядя за борт. — Полагаю, на моем месте любая другая поступила бы так же.

У нее был необыкновенно изящный профиль. А губы… Он мог бы целовать их непрерывно до конца жизни. О… как же он желал ее! Только бы она побыстрее произнесла слова, которые принесут облегчение его измученной душе.

Ему хотелось, чтобы она сказала: «Я не причастна к убийству».

Однако в ушах у него все время звучал голос Чамбли — тот утверждал, что Оливия помогала лорду Брэдстоуну вполне сознательно и по своей воле. Роберту хотелось поскорее развеять терзавшие его сомнения, но он не знал, как начать разговор, поэтому сказал первое, что пришло в голову:

— Плечо меня уже совсем не беспокоит. Где вы научились лечить огнестрельные ранения?

Она вздрогнула и, по-прежнему глядя за борт, проговорила:

— Видите ли, лечить мне довелось лишь однажды. Но дело в том, что леди Финч считает себя большим знатоком медицины. Она лечит в своем поместье всех, кто получает какие-либо травмы, и я несколько раз ей ассистировала. Хотя, конечно, это совсем не то, что было в вашем случае, — добавила она со вздохом. — Так что на самом деле вы должны быть благодарны ее светлости. У нее есть несколько довольно подробных инструкций по уходу за всевозможными ранами, и я столько раз их переписывала, что, кажется, выучила наизусть.

Оливия немного помолчала, затем, взглянув на Роберта, спросила:

— Вы хотели меня спросить еще о чем-то? Он в смущении пробормотал:

— Пожалуй, да… Как вы… В общем… Черт побери, ведь не каждый день приходится видеть, как женщина стреляет в мужчину. Где вы научились так обращаться с оружием?

На сей раз Оливия не вздрогнула, однако майор не сомневался: она поняла, куда он клонит.

— Вас, наверное, интересует не где я научилась стрелять, а когда, не так ли?

— Но ведь вы сами, пожалуй, согласитесь… Весьма необычно для женщины…

— Отважиться на убийство? Вы это имеете в виду? Роберт отвел глаза.

— Да, именно это.

— То есть вы хотите знать, стреляла ли я в кого-нибудь до того, как выстрелила в Чамбли, ведь так?

Девушка пристально посмотрела на майора, и он в растерянности пробормотал:

— Но я никогда не говорил…

— Не лгите, Роберт, — перебила Оливия. — И не стоит оправдываться. С той минуты, как мы с вами впервые встретились, вы все время пытаетесь спросить меня об этом.

Он молча пожал плечами.

— Вы хотите знать, не я ли убила того несчастного юношу, — продолжала Оливия. — Вы хотите знать, не принимала ли я участия в том убийстве. А ваши чувства что говорят об этом? Или еще лучше: что вам об этом говорит ваше сердце?

Чувства? Сердце? Чувства говорили ему, что эта женщина способна на все.

Неужели и на убийство?

— Не знаю, — ответил он наконец.

— Не знаете? После всего, что с нами произошло, вы не знаете? Как же так?

Она посмотрела ему прямо в глаза, и он почувствовал, что от его ответа будет зависеть очень многое. Ему хотелось сказать ей правду, хотелось полностью ей открыться, чтобы у них не было друг от друга никаких тайн — чтобы вообще между ними не было ничего, кроме их взаимного влечения. Но увы, сейчас он не мог сказать ей всю правду.

Откашлявшись, майор проговорил:

— Все дело в том, что прежде всего я обязан выполнить свой долг. Вы вынудили меня доставить вас к Веллингтону. Но я был бы глупцом, если бы решился представить вас ему, не зная о том… Видите ли, ваша репу…

— Что?! Моя репутация убийцы? Скажите еще, что я — французская шпионка!

Майор еще больше смутился; он вдруг понял, что его подозрения нелепы.

— Роберт, я никого не убивала. Несмотря на то что писали в газетах, несмотря на то что говорил по этому поводу Чамбли, — я не убивала этого человека.

Майор с облегчением вздохнул. Оливия говорила с такой уверенностью и так смело смотрела ему в глаза, что он не мог ей не поверить. Да, теперь последние сомнения развеялись — конечно же, она не убивала Орландо.

Она по-прежнему смотрела ему прямо в глаза — смотрела так, будто ждала, что он перелезет через стену, которую сам же между ними воздвиг. И она ждала его по другую сторону стены, ждала с нетерпением…

Подул свежий ночной бриз и растрепал волосы Оливии. Длинные пряди упали ей на плечи, а несколько вьющихся локонов взмыли вверх и заплясали на ветру. Она попыталась собрать разлетевшиеся пряди и уложить их в прическу, но Роберт, взяв ее руку, проговорил:

— Не убирайте. Мне нравится, когда ваши волосы… распущены.

Оливия взглянула на него с удивлением.

— Когда это вы видели меня с распушенными волосами? Девушка пыталась высвободить руку, однако делала это не слишком решительно. Во всяком случае, Роберту казалось, что она сумела бы освободиться, если бы захотела.

— Видел, когда был болен, — ответил майор. — Вы, наверное, думаете, что я все время находился без сознания, но я помню, как вы наклонялись надо мной и вытирали лоб, помню, как поправляли одеяло…

Роберт внезапно умолк. Он вспомнил, как, проснувшись, увидел спавшую Оливию; она спала, склонившись над ним, и ее распустившиеся волосы накрыли его обнаженную грудь. Вспомнил он и еще кое-что…

— И у вас были распущенные волосы, когда вы меня поцеловали.

Оливия вспыхнула.

— Ничего подобного не было, — заявила она. Роберт невольно улыбнулся. Он уже успел понять, что лгать Оливия Саттон не умела — она всегда краснела, когда говорила неправду.

Вот и сейчас она залилась краской — он видел это даже в темноте.

— Не было? — переспросил майор. — Вы уверены?

— Зачем мне вас целовать? Я даже не думала об этом. Она снова покраснела, и Роберт снова улыбнулся.

— Вы действительно уверены, что не прижимались своими губами к моим? Может, всего один раз? Возможно, вы подумали, что другого шанса у вас не будет, и…

— Вы ужасно самонадеянны! И вовсе не поэтому. Я поцеловала вас, потому что…

Роберт ухмыльнулся.

— Ну вот, теперь мы знаем правду. Вы признаете, что поцеловали меня. И нет никакой нужды объяснять мне, почему вы сделали это. Я никому не выдам вашу маленькую тайну.

— Да что вы… Ах, лучше бы я позволила вам умереть!

— В таком случае вы сглупили бы. Потому что не имели бы возможности сделать вот это…

С этими словами Роберт привлек девушку к себе и впился поцелуем в ее губы.

И она, тотчас же прижавшись к нему, с готовностью ответила на поцелуй. Обвивая руками шею Роберта, Оливия все крепче к нему прижималась, и в какой-то момент ей почудилось, что все одежды соскользнули с их тел и они обнимают друг друга обнаженные. Ах, какие желания пробудил он в ней, ах, как у нее кружилась голова!

Но эти объятия и этот поцелуй все же не лишили ее рассудка, и Оливия понимала: Роберт Данверз по-прежнему что-то от нее скрывает. Но что именно? Пока она не могла ответить на этот вопрос, но знала: если сейчас не совладает с собой, если уступит ему, то едва ли когда-нибудь узнает правду.

Решив выяснить все до конца, Оливия заставила себя отстраниться и, задыхаясь, проговорила:

— Нет, я не могу, не могу… — Резко развернувшись, она бросилась к лестнице, и Роберт не успел ее задержать.

Оливия надеялась, что в каюте она придет в себя и успокоится, но возбуждение не оставило ее и там.

Она целовалась с ним! И не только целовалась — она обнимала его, словно какая-нибудь распутница!

Но она вовсе не распутница. Просто не сумела справиться с собой, тело перестало ей подчиняться.

Оливии вдруг захотелось поскорее скинуть с себя проклятое платье Джорджи. Стащив платье через голову, она швырнула его в угол на кучу тряпья. Не надо было надевать его. Не надо было подниматься на палубу. Не надо было надеяться и молиться, чтобы Роберт пошел следом за ней. И не надо было по упавшей звезде загадывать желание (она загадала, чтобы он поцеловал ее).

Но ведь он действительно ее поцеловал!

Она поднесла руку к опухшим губам и почувствовала, что они дрожат. Впрочем, дрожали не только губы — все ее тело трепетало.

Ей пришлось сделать над собой усилие и покинуть Роберта Данверза. Ведь она знала его ничуть не лучше, чем Брэдстоуна, когда-то лгавшего ей. Джемми считал Данверза героем, но это ничего не значит.

Бросившись на кровать, Оливия попыталась уснуть, но сон оказался таким же коварным, как поцелуй Роберта: сначала он долго к ней не приходил, а когда наконец пришел, то стал нежеланным, так как принес кошмары, с которыми она боролась на протяжении семи лет. Оливия громко кричала во сне и звала на помощь, однако никто не приходил…

И тогда Оливия Саттон в очередной раз изготовилась к битве за спасение своей души.

Роберт вскочил с постели после первого же крика Оливии. Несколько секунд спустя он уже выбегал из каюты. Ворвавшись в каюту брата, майор увидел, что Колина еще нет. Подбежав ко входу в смежную комнату, он на мгновение задержался, а затем распахнул дверь.

Лунный свет, проникавший сквозь дверной проем, освещал широкую кровать, занимавшую едва ли не половину комнаты. На кровати металась во сне Оливия. Простыня и одеяло были скомканы и отброшены, а ночная рубашка девушки задралась до самых бедер. Она громко кричала, звала на помощь и отбивалась от терзавших ее демонов.

Роберт схватил ее за плечи и чуть приподнял.

— Оливия, проснись! Это всего лишь сон!

«И видимо, ужасный сон», — добавил он мысленно — глаза девушки были уже открыты, и в них действительно застыл ужас.

Она вдруг снова закричала и стала отбиваться от него с такой яростью, что ему пришлось ее отпустить. Отступив на шаг от кровати, Роберт смотрел на нее в изумлении; ему казалось, что Оливия не узнает его.

И тут его осенило. «Ведь она думает, что я — маркиз Брэдстоун», — догадался майор.

— Оливия, это же я, Роберт, — прошептал он, присаживаясь на край кровати. — Не бойся, здесь тебя никто не обидит.

Он улыбнулся и обнял ее. Оливия сначала пыталась вырваться, но потом, словно силы ее вдруг оставили, затихла в его объятиях. Роберту захотелось снова поцеловать ее — чтобы поцелуем изгладить из памяти прошлое.

Всего лишь одним-единственным поцелуем — самым обыкновенным.

Впрочем, ему по опыту следовало бы знать, что поцелуи у них «обыкновенными» не бывают.

Вскоре их губы встретились, и все сомнения и подозрения сразу же были забыты — в нем вновь пробудилось желание.

Поцелуи все больше распаляли их страсть, и в какой-то момент Оливия обвила руками его шею и привлекла к себе. Но тут Роберт, внезапно прервав поцелуй, спустил с ее плеча ночную рубашку и принялся ласкать груди девушки. Когда же он прикоснулся к отвердевшему соску, она выгнула спину и тихонько застонала.

— Еще, — прошептала она.

Он снова прикоснулся к ее соску, и Оливия опять застонала.

Все больше распаляясь, Роберт принялся покрывать поцелуями ее плечи, шею и грудь. Целуя и лаская Оливию, он вдыхал аромат ее распущенных волос — от них пахло морем и свежестью. А она по-прежнему стонала и что-то шептала ему в ухо.

Через какое-то время он на мгновение отстранился и заглянул ей в лицо. Она лежала с приоткрытым ртом, и на ее лице было выражение удивления и блаженства — Оливия наслаждалась его ласками.

Роберт все больше возбуждался, ему хотелось видеть ее обнаженной, хотелось видеть ее всю. Стащив с нее ночную рубашку, он отбросил ее в сторону — и невольно залюбовался прекрасным телом Оливии.

А она, глядя на склонившегося над ней мужчину, чувствовала, что ее переполняют совершенно новые для нее ощущения, прежде ей неведомые. Да, перед ней вдруг открылся совершенно новый мир. Ведь Оливия Саттон — пусть высшее общество и считало ее развратницей — на самом деле еще не знала, плотской любви и никогда не позволила маркизу Брэдстоуну ничего более серьезного, чем поцелуи. Правда, один раз она уже готова была уступить, но тогда в спальне очень вовремя появился камердинер. Очевидно, внутренний голос говорил ей, что лучше подождать до венчания, и сейчас она понимала, что инстинктивно не доверяла лорду Брэдстоуну.

Но с Робертом Данверзом все было иначе; ему она не могла не доверять — вернее, теперь уже не могла…

О, сколько раз она желала, чтобы Роберт пришел к ней и развеял ее ночные кошмары, чтобы оградил ее от всех опасностей. И вот он наконец-то пришел… Пришел и одним-единственным поцелуем все изменил. Она верила ему и не могла отвергнуть, потому что чувствовала, что его сердце принадлежит ей, и только ей.

Тут Роберт снова принялся целовать ее и ласкать. Легонько покусывая соски, он поглаживал ее по животу, и ладонь его скользила все дальше. Трепеща под его ласками, Оливия простонала:

— Еще… О, пожалуйста, еще…

Наконец он прикоснулся к ее лону, и она вскрикнула в восторге. Затем из горла ее вырвался прерывистый стон, но Роберт подавил его долгим и страстным поцелуем.

Когда же он лег на нее и прижался к ней всем телом, она почувствовала его желание — почувствовала возбужденную мужскую плоть.

«Наверное, он испытывает то же, что и я», — промелькнуло у Оливии. И эта мысль придала ей смелости. Нащупав пуговицы на его бриджах, она принялась их расстегивать — так же лихорадочно, как он минуту назад срывал с нее ночную рубашку. Когда последняя пуговица поддалась, Роберт чуть приподнялся и, стащив с себя бриджи, бросил их на пол. Затем снова лег на Оливию, и она тотчас же почувствовала, как к телу ее прижимается горячая и пульсирующая мужская плоть.

У Оливии перехватило дыхание: ей почудилось, что она вот-вот задохнется, И тут она вдруг поняла, к чему так страстно стремилась, чего жаждала все последние дни.

Снова застонав, Оливия прошептала:

— Возьми меня, Роберт. Пожалуйста, возьми меня. Он улыбнулся.

— А я уже думал, что ты никогда об этом не попросишь. Роберт чуть шевельнулся, и Оливия почувствовала, что мужская отвердевшая плоть теперь упирается в ее лоно. Она тотчас же подалась ему навстречу и немного раздвинула ноги. Он начал входить в нее, и она, тихонько вздохнув, закрыла глаза и замерла в напряженном ожидании.

Но тут он вдруг остановился и отпрянул. Глаза Оливии чуть приоткрылись, и она, обхватив руками его бедра, прошептала:

— Что случилось? Роберт, что с тобой?

— Ты девственница!

И эти его слова прозвучали как обвинение!

«Значит, он все-таки заметил, значит, все-таки понял», — промелькнуло у Оливии.

Обнимая Роберта за бедра, она старалась привлечь его к себе, он же пытался высвободиться.

Пристально взглянув ему в глаза, Оливия проговорила:

— Я хочу этого, Роберт. Пожалуйста… Он смотрел на нее в изумлении.

— Но как же… То есть я думал… Ты ведь никогда раньше…

По-прежнему придерживая его одной рукой, она другой обхватила его за шею и привлекла к себе. И тут же прильнула губами к его губам. Потом, чуть шевельнув бедрами, тихонько прошептала ему в ухо:

— Еще каких-нибудь пять минут назад тебе не было никакой разницы. Роберт, прошу тебя…

Он понял, что оказался в ловушке, вернее — перед выбором. Причем это был очень непростой выбор…

Невольно вздохнув, Роберт заглянул в глаза девушки и увидел в них страстное желание — еще ни одна женщина на него так не смотрела. И глаза Оливии никогда не лгали — теперь он уже знал это.

Роберт еще несколько мгновений колебался, а потом наконец решился. Слишком уж соблазнительной была лежавшая перед ним девушка.

— Тебе может быть немного больно, — прошептал он ей в ухо.

В следующую секунду Оливия вздрогнула от неожиданной боли, и на ее лице отразилось смятение, которое на какое-то мгновение затмило даже страсть.

Но боль почти тотчас же прошла, и вскоре она уже не помнила о ней. Обхватив руками плечи Роберта, она раз за разом устремлялась ему навстречу, и дыхание ее становилось все более прерывистым. Оливия не понимала, что с ней происходит, — чувствовала лишь, что весь мир для нее сосредоточился в одной точке.

Роберт двигался все быстрее, и Оливии вдруг почудилось, что она падает в какую-то пропасть, падает в неизвестность. Внезапно она забилась в исступлении и, издав восторженный крик, затихла. Роберт тут же прильнул губами к ее губам и, сделав еще несколько резких движений, громко застонал и тоже затих. Оливия почувствовала, что и он достиг небесного блаженства — это блаженство уже несколько мгновений переполняло все ее существо.

Вконец обессилев, они какое-то время лежали без движения и сердца их бешено колотились. Наконец, немного отдышавшись, Роберт чуть приподнялся и стал покрывать поцелуями шею и плечи Оливии. А она теребила жесткие завитки на его груди и с восторгом думала о том, что их тела, такие разные, так прекрасно дополняют друг друга.

— Благодарю тебя, — неожиданно прошептала Оливия. Он обнял ее и, покачав головой, пробормотал:

— Не благодари меня. Я тебя погубил. Но она возразила:

— Ты забыл, что меня погубили уже много лет назад. А ты лишь дал мне то, чего у меня никогда не было.

— Что именно?

— Воспоминания о том, чего я лишилась.

Роберт засмеялся и принялся теребить висевшую у нее на шее серебряную цепочку — единственное украшение Оливии.

— Ты должна была мне все рассказать, — проговорил он. — Ведь я все это время думал, что ты…

Он внезапно умолк — его пальцы нащупали кольцо, висевшее на цепочке. Роберт повернул кольцо к свету, чтобы получше рассмотреть его. И вдруг, помрачнев, процедил:

— Черт побери, откуда это у тебя?

Он поднес цепочку к ее глазам. Кольцо покачивалось и мерцало в свете луны — весьма незатейливое изделие из золота. Но Оливия уже поняла: теперь у них снова все будет непросто.

Она зажала кольцо в кулаке и прошептала:

— Это мое.

— Я спрашиваю не об этом! — закричал Роберт. Спрыгнув с кровати, он пристально посмотрел на Оливию. — Я спрашиваю: откуда оно у тебя?

— Мне его подарили. Вернее, дали в качестве залога. Но тебя это не касается.

— Дали?! Кто именно?! — прорычал Роберт. Оливия потупилась. Что она могла ответить?

И тут она услышала: «Скажи ему правду, — говорил юноша, — скажи…»

Внезапно прогремел пушечный выстрел, и они замерли в растерянности. Затем раздался второй выстрел, и по всем палубам затопали тяжелые башмаки — матросы разбирали перегородки на нижних палубах и вытаскивали пушки на огневую позицию.

Схватив одеяло и обернув его вокруг бедер, Роберт бросился к выходу. У порога, остановившись на мгновение, прокричал:

— Оставайся здесь и никуда не уходи!

В следующую секунду он исчез за дверью.

Оливия принялась одеваться. Разумеется, она прекрасно понимала, что ей лучше оставаться внизу, в каюте. Однако страх не позволял ей сидеть в одиночестве, а любопытство влекло наверх. К тому же она вовсе не собиралась подчиняться приказам Роберта Данверза!

Поднявшись на палубу, Оливия увидела, что матросы разворачивают паруса и готовят корабль к бою. Какое-то время она осматривалась, пытаясь отыскать Колина или Роберта. И вдруг заметила за бортом яркую вспышку, а затем услышала грохот пушечного залпа. И в свете вспышки ей удалось разглядеть во тьме очертания какого-то огромного корабля. Этот корабль — конечно же, вражеский — был гораздо больше «Сибариса»и, наверное, мог разнести его в щепки.

Тут ядро, пущенное в их сторону, плюхнулось в воду неподалеку от борта. «О Господи, — промелькнуло у Оливии, — еще бы чуть-чуть…»О возможных последствиях она даже боялась подумать.

Немного помедлив, Оливия направилась к лестнице, туда, где находился капитан Данверз, отдававший приказы своей команде. Поднявшись по ступенькам, она увидела Роберта — майор стоял рядом с братом и пристально смотрел на вражеский корабль, быстро приближавшийся к «Сибарису».

— Французы, — сказал он, взглянув на Оливию. Затем, повернувшись к Колину, проворчал: — Зачем ты приказал повернуть в открытое море? Зачем ты это делаешь? У тебя достаточно орудий, чтобы встретить их как надо. Покажи им все, что у нас имеется.

Тут на палубе появился Джемми — с горящими от возбуждения глазами и с пистолетом в руке, Роберт мельком взглянул на него и снова повернулся к брату.

— Черт возьми, Колин, что ты делаешь? Это же война! Разве ты когда-нибудь убегал от врага?

— Не могу, — ответил Колин. Спустившись на палубу, капитан приказал поправить такелаж.

Догнав брата, Роберт схватил его за плечо.

— Черт возьми, почему не можешь? Они же наши враги! С каких пор королевский флот боится французов? Да ведь их корабль, кажется, не так уж хорошо вооружен. С той пушкой, что спрятана у тебя в трюме, ты мог бы…

Приблизившись к Роберту, Оливия сказала:

— Но он действительно не может. Мужчины повернулись и с удивлением посмотрели на нее.

— Капитан не хочет рисковать. У него трюм набит порохом, — пояснила Оливия. — Одно удачное попадание — и наш корабль взлетит на воздух.

— Да, верно, — кивнул Колин. — Именно поэтому я не могу…

Роберт побледнел — теперь он наконец-то понял, какая опасность им грозит.

— Так что же делать? — пробормотал майор, взглянув на брата.

Колин указал на люк, ведущий на батарейную палубу.

— Спускайтесь все вниз, — капитан посмотрел на Джемми, — и помогите Ливетту приготовить пушку к бою. Если нам придется вступить в бой, я хочу вывести этого мерзавца из строя с первого же залпа и сразу убраться отсюда подальше. Я получил приказ сохранить и доставить свой груз любой ценой.

Роберт повернулся к Оливии.

— Спускайся в каюту. Там гораздо безопаснее. Она отрицательно покачала головой.

— Нет. Я не хочу сидеть в каюте. Там — словно в западне. Предпочитаю остаться наверху.

— Тогда спрячься где-нибудь и не высовывайся.

Роберт побежал догонять Джемми — тот уже спускался в люк. Оливия же спряталась под лестницей, ведущей на капитанский мостик. И тут ей вспомнилась сцена в каюте: Роберт, увидев кольцо, сразу же изменился в лице. Но почему?

Может быть, он узнал это кольцо? Он держал его так, будто оно — его собственное. Или он знал настоящего владельца.

Эта мысль ошеломила ее. Да-да, конечно же, Роберт знал того юношу. В этом не могло быть сомнений. Но в каких они находились отношениях? Кем он приходится Роберту? Только бы разыскать таинственного Хоббе! Уж тогда бы она узнала правду — Оливия в этом не сомневалась.

Последовало несколько залпов из орудий вражеского судна, и на сей раз залпы звучали гораздо громче, чем прежде, французский корабль стремительно приближался, и у команды «Сибариса» оставались в распоряжении считанные секунды.

 

Глава 11

Послышался свист, и над носовой частью корабля, ничего не задев, пролетело вражеское ядро. Некоторые матросы радостно засмеялись, другие же — более опытные — выругались; очевидно, они понимали, что в следующий раз противник не промахнется.

Оливии вспомнились слова Роберта: «С каких пор королевский флот боится французов?»

При чем здесь королевский флот?

Неужели «Сибарис» — военный корабль? Да, видимо, так и есть…

Сколько уже раз она начинала самонадеянно полагать, что хорошо знает братьев Данверз, — и всякий раз после этого на нее сваливалась какая-нибудь очередная загадка. Что еще за тайны они от нее скрывают? Теперь ей стало ясно: в любую минуту от них можно ждать новых сюрпризов.

Колин, расхаживая по палубе, по-прежнему отдавал команды, и матросы ставили все новые паруса. К счастью, задул свежий ветер, и «Сибарис»с захватывающей дух скоростью, перескакивая с волны на волну, рванулся в открытое море, прочь от побережья.

Неприятельский корабль попытался пуститься вдогонку, но не смог поймать этот бриз и стал постепенно замедлять ход; было очевидно, что французы безнадежно отстали.

Команда «Сибариса» бурно ликовала и насмехалась над врагом, выкрикивая ругательства на всех известных Оливии языках. Французы, по всей видимости, были удручены — они стали бесцельно палить из ружей вслед ушедшей от них добыче.

Пули свистели над палубой и изредка даже задевали мачты и пробивали паруса. Оливия стала осторожно пробираться поближе к лестнице, ведущей в каюту. Заметив ее, Колин прокричал:

— Не высовываться, черт вас возьми! Мы еще не ушли от них!

Не забывая следить за парусами, капитан вел корабль новым курсом.

На рассвете, когда над горизонтом стала заниматься заря, обнаружилось, что их преследователи исчезли. И тогда Роберт наконец-то подошел к Оливии.

— Мы не закончили наш разговор.

Она кивнула и, нащупав серебряную цепочку, вытащила кольцо, хранившееся у нее на груди.

— Оно тебе знакомо?

Роберт нахмурился, однако промолчал.

— Ты знал его, правда, Роберт? — допытывалась Оливия. — Кто он такой? И кто такой этот Хоббе, о котором он говорил?

— Не упоминай при мне это имя. И я не стану отвечать на твои вопросы. Не стану до тех пор, пока ты носишь это на шее, словно какую-нибудь медаль.

Оливия вспыхнула. Он сказал «медаль»? Что-то вроде… сувенира на память о прошлом?

— Как вы можете обо мне так думать, сэр? После того, после того…

У нее перехватило дыхание. Зажав в кулаке кольцо, она молча смотрела на майора. Наконец, собравшись с духом, заявила:

— Я не сниму его до тех пор, пока не получу ответа. Но Роберт Данверз был так же упрям, как и Оливия.

— В таком случае, мисс Саттон, мы оказались в безвыходной ситуации.

— Очень жаль, сэр, что вы так считаете, — проговорила Оливия ледяным тоном.

Ближе к вечеру Оливия узнала, что они поплывут не в Лиссабон, а в небольшую бухту, расположенную в нескольких милях к северу: ночью капитан Данверз должен был там с кем-то встретиться.

Оливия не стала расспрашивать, что это за встреча и почему она должна происходить под покровом темноты, в уединенном месте. Ей было ясно, что Колин, как и его брат, очень многое скрывает.

Стоя у поручней с саквояжем в руке, она смотрела в окружавшую их непроглядную тьму и едва различала вдали берег. Роберт, Джемми, Акилес и Ливетт уже заняли свои места в покачивавшемся на волнах баркасе и ждали Оливию.

Капитан Данверз подошел к ней и проговорил:

— Благодарю вас, мисс Саттон, за то, что спасли жизнь моему брату. — Он кивнул Гэвину, чтобы тот взял у нее саквояж, и спустил его в баркас.

Оливия в растерянности кивнула. У нее были подозрения, что деятельность капитана Данверза более походила на пиратство, чем на законную коммерцию. Впрочем, во время ее пребывания на корабле он прекрасно к ней относился.

— Надеюсь когда-нибудь познакомиться с вашей женой, — сказала она наконец. — Пожалуйста, купите для нее новые платья — взамен тех, что я у нее позаимствовала.

Капитан улыбнулся.

— Не беспокойтесь, мисс Саттон.

— Вы были чрезвычайно добры ко мне, — продолжала Оливия. — Хотя мистер Пимм и Роберт прибавили вам хлопот.

Колин взглянул на брата, потом снова повернулся к Оливии.

— Я очень рад, что познакомился с вами, мисс Саттон. Я, кстати, давно уже заметил: причиняемые Пиммом хлопоты нередко приводят к самым невероятным совпадениям. — Он снова посмотрел на Роберта и добавил: — Дайте ему время.

Тут капитан наклонился и поцеловал Оливии руку. Затем помог ей перебраться через перила и спуститься в баркас. Гребцы тотчас же налегли на весла, и суденышко стало быстро отдаляться от «Сибариса». Еще какое-то время Колин Данверз стоял на палубе и смотрел им вслед. Потом исчез — очевидно, отправился в каюту.

До берега они добрались без происшествий, так что Оливия была даже немного разочарована. Ей почему-то казалось, что с ними непременно что-то произойдет. Однако единственным происшествием оказался неожиданный поступок Акилеса: выскочив на берег, он упал на колени и поцеловал песок.

— Никогда больше не покину мою родину, — бормотал при этом великан.

Подхватив Оливию на руки, Роберт вынес ее на берег, но сделал это с таким видом, будто перетащил какой-то не очень ценный груз. От его рук не исходило то тепло, которое она так живо ощущала предыдущей ночью. Уже на берегу, откинув капюшон, Оливия заглянула ему в газа и встретила холодный и колючий взгляд.

Он опустил ее на землю с такой поспешностью, будто держал в руках горячие угли.

— Благодарю вас, — в смущении пробормотала Оливия.

Когда все выбрались из лодки и собрались на берегу, она попрощалась с Ливеттом и Гэвином и последовала за Робертом, шагавшим впереди. Джемми, как истинный джентльмен, взял у Оливии саквояж. Шествие замыкал ухмыляющийся Акилес — у него явно поднялось настроение.

Вскоре они поднялись на небольшое возвышение и пошли по узкой и ухабистой дороге.

— Что-то дорога… какая-то неровная, — пробормотал Джемми после того, как споткнулся в третий раз. — Эй, Данверз, куда мы идем?

— В гостиницу. Это недалеко, — не оборачиваясь и не замедляя шага, ответил Роберт.

— Похоже, майор сегодня не очень разговорчивый, — сказал Джемми, покосившись на Оливию, и, немного помолчав, добавил: — Надеюсь, в этой гостинице есть ванна и чистое белье. Я с удовольствием принял бы ванну.

— Не стоит на это слишком рассчитывать, — усмехнулась Оливия.

После очередного поворота они увидели вдали огоньки. Однако — Оливию это очень удивило — не услышали обычного для гостиницы шума; не было ни музыки, ни смеха постояльцев, ни ржания и топота лошадей. Впрочем, вскоре стало ясно, что это довольно необычная гостиница. И Оливия тут же вспомнила, что от майора Данверза можно ожидать любых сюрпризов.

У дверей Роберт наконец остановился.

— Ждите меня здесь. Я пойду и сниму комнаты. Ни с кем не разговаривайте и никому не рассказывайте, как вы сюда попали.

— Да-да, конечно, мы… — Джемми внезапно умолк — из гостиницы вышел здоровенный верзила; ростом он был выше Акилеса и вид имел еще более свирепый.

Великан обвел их многозначительным взглядом, и Оливия невольно поежилась. И вдруг грозный незнакомец, увидев Роберта, воскликнул:

— Роберто! — Он шагнул к майору и обнял его.

— Рад видеть тебя, Самсон, — улыбнулся Роберт. — Как поживаешь, дружище?

— О… прекрасно, — ухмыльнулся великан. — Тут у нас кое-что назревает. Нам тебя очень не хватало. Какая неожиданность! Это просто замечательно, что я тебя встретил!

Он снова обнял Роберта. Потом, отступив на шаг, кивнул на дверь гостиницы.

— Кое-кто здесь, увидев тебя, будет удивлен не меньше, чем я. Только что я спрашивал Рейфа…

— С этим придется немного подождать, Самсон, — перебил Роберт. — Сначала я должен повидать моих друзей, с которыми у меня ночью встреча. Скажи, у Балтазара есть, как раньше, свободные комнаты для особых гостей?

Самсон внимательно посмотрел на Джемми и Оливию. Затем утвердительно кивнул.

— Когда устроишь своих друзей, Роберто, заходи ко мне. Разопьем с тобой бутылочку. — Тут он распахнул свой широкий плащ. — Вот, видишь? Эти французские недоноски выпили здесь еще не все хорошее вино.

И Самсон громко расхохотался и похлопал Роберта по спине.

Перед тем как войти в гостиницу, Роберт надвинул Оливии на глаза капюшон и проговорил:

— Пожалуй, зайдем все вместе. Только помни: ни слова!

Они переступили порог, и Оливия в очередной раз удивилась: здесь даже запахи оказались странными — не было привычных запахов жареной баранины и пива, но зато в воздухе витал приятный аромат вина. И звучал тихий перебор гитарных струн.

Тут их заметили трое мужчин — они стояли неподалеку от двери. И тотчас же лицо одного из них озарилось радостной улыбкой — он узнал Роберта. Сдвинув шляпу на затылок, незнакомец воскликнул:

— Роберто!

Двое приятелей незнакомца тоже заулыбались.

— Без формы я тебя даже не узнал, — сказал один из них.

— Давно тебя не видел, дружище! — закричал другой. — Выпей с нами!

Роберт подошел к ним и поздоровался. Однако Оливия чувствовала: хотя Роберт делал вид, что очень рад встрече, между ним и этой троицей была стена, которую они, впрочем, вряд ли замечали. Оливии казалось, что она уже знает каждый кирпичик этой глухой стены, за которой Роберт Данверз, когда желал, мог спрятаться от всего мира…

Вскоре к ним присоединился и Балтазар, хозяин гостиницы, выделявшийся своим огромным животом и белым фартуком. Он тоже тепло поприветствовал Роберта, после чего они немного пошептались, кивая в сторону Оливии.

— У него имеется комната, которая должна нам подойти, — сказал наконец Роберт. — Идемте.

Они направились за майором, но вдруг Оливия остановилась и замерла на мгновение. Она заметила, как из темного угла выступила какая-то фигура, закутанная в плащ. Этот мужчина был довольно высок ростом — на добрую голову выше всех постояльцев. Оливия не могла разглядеть его лицо, однако видела, что незнакомец не сводил глаз с Роберта. Покосившись на майора, она поняла, что и он заметил таинственного незнакомца — более того, он даже коротко кивнул ему. Незнакомец кивнул в ответ и тотчас же исчез в темноте. Однако в последний момент Оливия все же мельком увидела его лицо. И это лицо показалось ей таким знакомым, что у нее екнуло сердце.

Нет, этого не может быть. Он же умер!

Оливия похолодела. «Неужели я действительно видела того… кого видела? — спрашивала она себя. — Может, мне просто померещилось? И вообще, что-то здесь не так…»

Да и Роберт вел себя довольно странно. Почему они не отправились прямо к Веллингтону? Если уж ее сведения о «Королевском выкупе» столь существенны, что от них зависел ход войны, зачем тогда Роберту понадобилось прятать ее в этой убогой гостинице? Обстановка здесь ничуть не лучше, чем в притоне контрабандистов где-нибудь в Корнуолле. И почему он не хотел, чтобы кто-нибудь ее увидел или узнал об их прибытии в Португалию?

Наконец они подошли к своим апартаментам. И Оливия, не рассчитывавшая даже на какое-либо подобие комфорта, была приятно удивлена.

Они вошли в просторную гостиную — чистую и довольно уютную. Оливия отметила это со вздохом облегчения. В комнате имелись удобные кресла возле окон, обеденный стол со стульями, а также письменный стол со всеми необходимыми принадлежностями. Осмотревшись, Оливия обнаружила еще и две смежные комнатки — отдельные спальни.

Джемми сразу же плюхнулся в самое большое кресло и объявил, что оно замечательное. Тут в комнату, что-то проговорив на португальском, вошла горничная; в одной руке она несла два больших кувшина, а в другой держала стопку полотенец. Все это она разместила возле умывальника и стала давать распоряжения мальчику — он вошел следом за горничной с подносом в руках.

— Спасибо, — сказала Оливия по-португальски. Девушка посмотрела на нее с подозрением. Потом на своем родном языке проговорила:

— Вы не похожи на португалку.

— Я англичанка, — ответила Оливия.

— О… таких англичан я еще не встречала. — Девушка направилась к выходу. — Разумеется, кроме Роберто! — Горничная с томной улыбкой взглянула на Роберта, стоявшего в дверях, и Оливия почувствовала укол ревности.

Роберт тоже улыбнулся и бросил девушке золотую монету. Оливия заподозрила, что майор заплатил горничной гораздо больше, чем требовалось. «Впрочем, все зависит от характера услуг, за которые он платит», — подумала Оливия.

Когда горничная вышла, Роберт сказал:

— Я же говорил: вы не должны произносить ни единого слова. Тем более по-португальски.

— Я всего лишь проявила вежливость, — возразила Оливия. Ей вдруг захотелось спросить, кто был тот высокий незнакомец, но она была уверена, что Роберт не пожелает отвечать. Поэтому она лишь намекнула: — Ведь вы же, сэр, не забываете о вежливости. Например, здороваетесь со знакомыми…

Однако майор не захотел понять намек. Пожав плечами, он проговорил:

— Прошу, не надо сейчас этого делать. Англичанки, бегло говорящие по-португальски, слишком уж бросаются в глаза и хорошо запоминаются.

Он пригладил ладонью волосы и взглянул на Джемми.

— Оставайтесь здесь. И не позволяйте мисс Саттон никуда выходить.

Ах, значит, теперь она снова «мисс Саттон»! Оливия кипела от злости.

Роберт тем временем продолжал отдавать приказы — словно они с Джемми были солдатами его полка (или пленными?).

— Заприте за мной дверь и не открывайте никому, кроме меня и Акилеса.

Майор прошелся по комнатам и проверил запоры на окнах. Затем, снова повернувшись к Джемми, спросил:

— Ваш пистолет все еще при вас?

— О, конечно! — Джемми достал из кармана пистолет. — Правда, он не заряжен.

— Зарядите. — Роберт бросил ему мешочек с порохом. — И если вдруг кто-нибудь попытается войти, то стреляйте первым.

— А если вдруг королева вздумает уйти — что тогда? — Джемми ухмыльнулся и кивнул в сторону Оливии.

Даже не взглянув на нее, Роберт ответил:

— То же самое.

Оливия открыла рот, чтобы выразить свое возмущение, но не успела — Роберт уже вышел. Причем с силой хлопнул дверью. Джемми тотчас же запер за майором дверь, затем принялся заряжать свой пистолет. Покончив с этим, он приставил к двери стул и, усевшись на него, скрестил на груди руки. Оливия была почти уверена: Роберт уже спустился вниз, чтобы встретиться с загадочным незнакомцем. И она не могла пропустить эту встречу. Ей нужно было во что бы то ни стало выбраться из комнаты.

Взглянув на Джемми, Оливия поняла: юноша настроен весьма решительно. Следовательно, у нее оставался только один-единственный способ совершить побег — при помощи небольшой хитрости.

После семи лет, проведенных в Финч-Мэноре, Оливия прекрасно знала, что и у Джемми, и у его отца есть одна слабость. Она подошла к столу и окинула взглядом кушанья, которые принес мальчик. Затем налила себе стакан портвейна и сделала глоток.

— О, прекрасное вино. — Она сделала еще один. — Просто замечательное!

Джемми наморщил лоб. Оливия с улыбкой сказала:

— Попробуй вот это. Божественный напиток! Думаю, даже в погребе твоего отца не было ничего подобного.

Джемми поднялся со стула.

— Сомневаюсь, что в этой грязной дыре погреб лучше, чем у моего отца.

Оливия пожала плечами и снова пригубила из стакана.

— Не обижайся, но мне кажется, что я никогда не пробовала ничего лучше.

— Сейчас проверю, — пробормотал Джемми.

Он налил себе полный стакан крепкого портвейна, и Оливия едва удержалась от смеха.

В конце концов, выпив еще три стакана, Джемми должным образом оценил португальское вино, то есть свалился на кровать и уснул.

— Прости, что мне пришлось перехитрить тебя подобным образом, — прошептала Оливия, укрывая юношу одеялом. — Не зря твоя мать говорит: «Все Рейберны мужского пола питают слабость к спиртному». Но на этот раз я очень рада, чтона оказалась права.

Когда Роберт спустился в общий зал, там не было никого, кроме Балтазара — он стоял за стойкой бара с полотенцем в одной руке и грязным стаканом в другой. Хозяин кивком указал на столик в дальнем углу; там горела одна-единственная свеча.

— Он ждет тебя, Роберто.

И тотчас же из тени вышел высокий человек в темном плаще. Это был Рейфел, брат Роберта.

— Почему ты так долго? Кто же тебя задержал?

— А может, мне просто не хочется помогать вам разгружать корабль, — улыбнулся Роберт.

— Охотно верю. Вы, офицеры, не любите тяжелой работы. Рейфел вернулся в тень и уселся за свой столик. Перед ним стояли два стакана — один из них пустой — и бутылка красного вина. Роберт сел рядом с братом, и тот налил ему вина.

— После твоего отъезда произошло очень много всяких событий, — сказал Рейф. — Ходят самые невероятные слухи.

— Какие именно? — спросил Роберт. Пригубив из своего стакана, он невольно подумал: «Неплохие все-таки вина у португальских контрабандистов. А уж у Балтазара — лучше, чем у всех остальных».

— Все говорят о твоих похождениях в Лондоне. Некоторые даже утверждают, что ты отправился на поиски «Королевского выкупа».

— Это недалеко от истины.

Рейф с удивлением посмотрел на брата. Очевидно, он не ожидал такого ответа.

— И что же?

Роберт молча пожал плечами.

— Ты нашел его? — допытывался Рейф. Роберт, откашлявшись, проговорил:

— Видишь ли, если ты веришь в легенды…

— Предположим, верю, — перебил Рейф.

— В таком случае я ответил бы так: думаю, что нашел. Рейф присвистнул.

— Тогда, конечно, это многое объясняет.

— То есть?

— Да все те же слухи. Знаешь, меня просто замучили расспросами о твоем местонахождении. Все пытаются выяснить, где ты. Многие, видимо, думают, что за несколько монет я продам своего брата с потрохами.

— Неужто нет? — улыбнулся Роберт.

— Оставь свои шутки, — проворчал Рейф. — Все гораздо серьезнее, чем тебе кажется. За твою поимку уже дают пять тысяч золотом.

— А если у меня окажутся нужные им сведения?

— Если ты знаешь, как отыскать «Королевский выкуп», эта сумма вполне может удвоиться.

Роберт расхохотался.

— Завтра я доставлю мисс Саттон в Лиссабон, к Веллингтону. Она расскажет ему, где зарыт этот клад, и следить за мной перестанут.

Рейф вопросительно посмотрел на брата.

— Кого, ты сказал?

— Мисс Саттон, — ответил Роберт.

Майор наконец-то заговорил о главном. Ведь брат горел желанием отомстить за смерть Орландо. Рейф, унаследовавший от своей матери горячий испанский нрав, приходил в ярость, когда вспоминал о смерти любимого брата, предательски убитого в Лондоне. А он, Роберт, теперь разъезжает с женщиной, присутствовавшей при этом убийстве.

И вдруг Рейф громко рассмеялся.

— Да ты меня и впрямь чуть не провел! Ведь эта девчонка погибла вместе с нашим кузеном, и теперь она, вероятно, продолжает греть ему постель в преисподней!

Роберт покачал головой.

— Я не шучу, Рейфел. Мисс Саттон жива. Глаза Рейфа стали холодными, как сталь.

— Она мертва. Умерла вместе с этим мерзавцем — своим любовником.

Роберт снова покачал головой; он приготовился к неизбежному бурному взрыву. И брат не заставил его долго ждать. Рейфел выскочил из-за стола и, пнув ногой стул, стал расхаживать по пустой комнате, выкрикивая проклятия. Роберт молча наблюдал за ним. Он прекрасно понимал брата, так как и сам испытывал такие же чувства, когда Пимм сообщил ему эту новость.

— И ты привез ее сюда? — вопрошал Рейф. — Как ты мог поверить ей после всего, что она сделала?

— А я вовсе ей не верю, — ответил ему Роберт. И он не лгал — говорил истинную правду.

Да, он не мог и не собирался верить Оливии Саттон — даже несмотря на то что его влекли ее шелковистые волосы, ее ласковый шепот и такое желанное тело. Ведь она носила, словно трофей, кольцо Ландо — кольцо, взятое у человека, который скорее всего умер у нее на глазах.

— О, как скверно все оборачивается, — пробормотал Рейф, подходя к столу.

— Но ведь я же тебе сказал, что скоро эта проблема будет решена. На рассвете я отвезу ее к Веллингтону.

Рейф внезапно остановился.

— К Веллингтону? Но это невозможно!

— Почему?

— Потому что он несколько недель назад покинул Лиссабон. Он теперь в Бадахосе.

Оливия отодвинула засов и чуть приоткрыла дверь. Она была почти уверена, что увидит Акилеса. К ее удивлению, слуги Роберта поблизости не было. Осторожно прикрыв за собой дверь, она направилась к лестнице. Крадучись спустилась вниз и остановилась на последней ступеньке, пытаясь понять, куда пошел Роберт.

Тут ее внимание привлекли мужские голоса в самом темном углу. Прижавшись спиной к стене, она стала приближаться к беседующим. Сначала ей показалось, что она слышит голос Роберта, но ответивший ему человек… Это был до боли знакомый голос — голос из прошлого!

Неужели он жив?! Неужели он здесь, в захудалой португальской гостинице?!

— Черт возьми, Хоббе, не хочешь ли ты сказать, что собираешься взять ее с собой?

Оливия похолодела. Этот голос… Нет, не может быть! Господи, а что же он сказал?..

Хоббе!

А может, она ослышалась? Может, ей просто почудилось?

Оливия безотчетно сделала несколько шагов и вдруг наткнулась в темноте на стол.

Неожиданный шум заставил обоих мужчин вскочить на ноги, и Оливия увидела, как Роберт и его собеседник вышли из-за перегородки с пистолетами в руках. Майор схватил горевшую на стойке бара свечу и поднял ее над головой.

В следующее мгновение Оливия увидела человека, стоявшего рядом с Робертом, и едва не лишилась чувств. Словно какое-то наваждение, словно кошмарное видение, он вдруг вышел из-за спины Роберта и остановился прямо напротив нее. Он что-то проговорил, но что именно, Оливия не могла понять, потому что в ушах ее стоял невообразимый гул.

Впервые в жизни она встретилась лицом к лицу с привидением.

 

Глава 12

Перед ней стоял человек, который когда-то умер у нее на руках.

— Вы… вы живы? — пролепетала она. «Призрак» ухмыльнулся:

— А почему бы и нет? Мне это в общем-то нравится.

— Но как же? Я же видела, как вы… Я держала вас за руку… когда вы…

Нет, не могла она выговорить слово «умерли». Ведь вот он, стоит перед ней — живой и пышущий здоровьем. Оливия сделала шаг вперед и, протянув дрожащую руку, ткнула его пальцем в грудь; она была почти уверена, что он тут же растворится в воздухе.

Однако он по-прежнему стоял перед ней — стоял как живое опровержение ее кошмаров. Конечно, он немного изменился по сравнению с тем образом, который запечатлелся в ее памяти. Время придало резким чертам его лица какую-то суровую красоту.

— Не понимаю, — пробормотала она, снова прикасаясь к нему. — Как такое могло случиться?

— Что могло случиться, сеньорита? — спросил «призрак»и покосился на Роберта.

Оливия даже забыла, что Роберт тоже стоит рядом. Нащупав у себя на шее цепочку, она вытащила ее и, показав кольцо стоявшему напротив нее человеку, сказала:

— Это вы мне его дали.

Он уставился на нее в изумлении.

— Я дал вам это?

Оливия поднесла цепочку к его глазам.

— Неужели не помните? В библиотеке, в доме у лорда Чамбли! После того, как в вас… как в вас выстрелили.

Он повернулся к Роберту и по-испански сказал:

— О чем она говорит?

— Она думает, что ты — Ландо, — ответил Роберт. — Мисс Саттон, боюсь, что вы ошиблись. Это мой брат, Рейфел Данверз. А тот, кто умер в библиотеке в доме Чамбли, был его брат-близнец, Орландо.

Оливия пристально посмотрела на Роберта.

— Ваш брат? Тот юноша был вашим братом? Майор кивнул.

Оливия не в силах была вымолвить ни слова. После такого открытия вся выстроенная ею теория разбилась вдребезги, как упавшая на пол фарфоровая чашка. Стало быть, Роберт — его брат? О Боже! В таком случае совсем неудивительно, что он ее… ненавидел!

Оливия пыталась собраться с мыслями, но тут Рейфел протянул руку и притронулся к кольцу — она все еще держала его у него перед газами.

— Так вы говорите, что это вам дал Орландо? — спросил он, зажимая в руке кольцо вместе с ее пальцами.

Ошеломленная только что услышанным, она молча кивнула.

— А что он вам при этом сказал? Ведь он что-то сказал вам? — допытывался Рейфел, прожигая ее взглядом.

Оливия перевела дыхание, затем повторила все слово в слово. «А теперь беги. Постарайся… Беги как можно дальше. И спрячься, чтобы они тебя не нашли. Передай это… передай… Хоббе» — эти слова она слышала почти каждую ночь.

Рейф не сводил с Оливии глаз и беззвучно шевелил губами, будто тщательно взвешивал каждое ее слово. Потом посмотрел на нее уже совсем другими глазами — глазами, полными печали.

— Я прошу у вас прощения, мисс Саттон. Если Ландо отдал кольцо вам, то я приношу вам свои самые искренние извинения.

Роберт рванулся вперед и встал между ней и братом.

— Ты соображаешь, что говоришь? Ты, должно быть, не в своем уме!

Но Рейф решительно заявил:

— Он ни за что не отдал бы его ей, если бы не доверял. Эти слова он произнес по-испански и так быстро, что Оливия поняла их с трудом. И словно в подтверждение своих слов, он поднял вверх руку с точно таким же кольцом.

— Ландо передал его ей в знак того, что доверяет. Для меня этого доказательства вполне достаточно, и для тебя тоже должно быть достаточно, Хоббе.

— Хоббе? — пробормотала Оливия. — Вы только что назвали имя — Хоббе. Кто это?

Краем глаза она заметила, как Роберт подает брату какие-то знаки, но Рейф, не обращая на это внимания, воскликнул:

— Да ведь вы же его уже нашли! — И он кивнул куда-то за спину Оливии.

Она осмотрелась, но никого, кроме Роберта, не увидела.

Роберт! Неужели он?!

Да, пожалуй, он действительно выглядел так, как тот герой, о котором она так долго мечтала. Но ведь он…

И тут она наконец-то поняла: умерший у нее на руках юноша посылал ее вовсе не к какому-нибудь прославленному герою, он посылал ее всего лишь к своему брату — Роберту Данверзу.

Оливия вспыхнула — ее душил гнев. Ах, как же больно ужалил ее этот его новый обман! И не известно еще, что хуже: то, что этот лжец оказался героем ее мечты, или то, что он сумел использовать ее в своих корыстных целях. Да он, пожалуй, был ничуть не лучше своего кузена, которого так замечательно изображал. Неудивительно, что ему удалось всех провести!

В том числе и ее.

— Вы мне лгали, — сказала она. — И при этом еще, наверное, смеялись над моей глупостью! Вы воспользовались мой доверчивостью. И не пожелали сказать мне правду, хотя знали, что именно вас я искала. Что же вы надеялись выведать обо мне? И что узнали? Что, по-вашему, кроется за моей загубленной репутацией?

Роберт молчал, и Оливия продолжала:

— Вы нашли прекрасный способ выяснить, кто я такая, не так ли?

— Оливия, речь шла о более важных…

— О да, о вашем священном долге! — перебила Оливия. — А теперь, я полагаю, вы намерены представить меня Веллингтону и объяснить мне, что мой долг — привести вас к «Королевскому выкупу»!

Роберт поморщился; было очевидно, что ему не хочется говорить на эту тему.

— Ведь вы завтра доставите меня к Веллингтону, не так ли, майор?

— Да, именно это я намерен сделать. Оливия на несколько секунд задумалась.

— И я завтра буду представлена Веллингтону? — спросила она.

Роберт в смущении пробормотал:

— Дело в том, что… с этим возникли некоторые трудности.

— Неужели? — усмехнулась Оливия. — Что ж, я попробую угадать. Веллингтон неожиданно покинул Лиссабон, верно?

— Действительно, угадала, — изумился Рейф. Усевшись в кресло, он водрузил ноги на стол. — Послушай, Хоббе, она мне нравится. Очень темпераментная.

— Совсем недавно ты собирался ее придушить, — проворчал Роберт.

Рейф ухмыльнулся и снова наполнил свой стакан.

— Предоставляю это удовольствие тебе. Однако Оливии было не до шуток.

— Я не позволю так со мной обращаться, — заявила она. — Скажите, увижу я завтра Веллингтона или нет?

Роберт что-то проворчал сквозь зубы и выразительно взглянул на брата.

— Видите ли, Рейф мне сообщил, что лорд Веллингтон с войсками отошел к востоку от Лиссабона. Нам придется совершить прогулку верхом, чтобы встретиться с ним.

— А насколько восточнее? — спросила Оливия.

— В Бадахос.

Оливия невольно вздрогнула. Не ослышалась ли она?

— В Бадахос? — переспросила она. Майор кивнул.

— Да. У вас есть какие-нибудь возражения?

Оливия даже не знала, что ответить. Может быть, это проверка? Осознает ли он смысл своего вопроса?

— А почему Веллингтон уехал именно туда? Роберт еще больше помрачнел.

— Мисс Саттон, я не собираюсь обсуждать с вами стратегические планы Веллингтона. Мы направляемся в Бадахос. Вам этого достаточно?

Оливии ужасно хотелось с ним поспорить. Хотелось отказаться ехать с ним. Однако она все же не могла упустить свою мечту, поддерживавшую ее все эти годы.

Ведь перед ней был Хоббе. То есть тот, кому умирающий юноша просил довериться. Он попросил отдать ему кольцо и передать просьбу — завершить начатое им.

Но зачем же ей ехать до самого Бадахоса? Ведь она обещала Орландо, что найдет Хоббе и передаст ему кольцо и тайну «Королевского выкупа», не более того. Если же она сейчас поедет с ним через всю Португалию, каждый шаг ее будет сопровождаться невыносимыми и неотвязными воспоминаниями об их любовных утехах.

— Ваш брат, отдавая мне кольцо, просил передать вам также перевод рукописи, которая была у него с собой. Я могу исполнить эту просьбу прямо сейчас. Вы, майор Данверз, получите те сведения, которые искали, а я — свободу. Вы можете ехать дальше, к Веллингтону, а мы с Джемми останемся здесь, в Лиссабоне, и с первым же попутным кораблем отправимся домой.

Роберт отрицательно покачал головой.

— Это невозможно. Боюсь, что не смогу оставить вас здесь.

— Почему же? — спросила Оливия, с недоверием глядя на майора.

— Здесь небезопасно. Оливия рассмеялась.

— Неужели гораздо безопаснее ехать по истерзанной войной стране в сопровождении такого… как вы? Позвольте вам напомнить, что за то короткое время, что я нахожусь под вашей надежной защитой, в меня стреляли, меня похищали и меня вполне могли бы отправить на дно французские пушки. Не представляю, какие еще опасности могут грозить мне в Лиссабоне — если, конечно, вы не будете меня больше защищать!

Тут Рейф закашлялся и, прикрывая рот ладонью, вскочил с кресла и куда-то отошел; было очевидно, что он с трудом удерживается от смеха.

— Теперь обстоятельства изменились, — проговорил Роберт. — Предлагаю вам вернуться в свою комнату и постараться уснуть. Мы выезжаем перед рассветом.

— Я никуда не поеду, пока не получу ответ, — заявила Оливия. — Вы утверждаете, что хотите выполнить задание. Я предлагаю вам сведения, которые помогут его выполнить. К тому же раньше вы дали ясно понять, что хотите всего лишь передать лорду Веллингтону то, что его интересует, и не более. Почему вы вдруг изменили свои планы?

Тут Рейф подошел к ним и сказал:

— Он беспокоится за вас и хочет обеспечить вашу безопасность, мисс Саттон. Даже сейчас, находясь здесь, вы сильно рискуете. Знаете, что как-то раз случилось с человеком, считавшим, что ему известно местонахождение клада?

Оливия поежилась под пристальным взглядом Рейфела.

— Нет, не знаю. — Она отрицательно покачала головой.

— Его пытали в течение десяти дней. С него содрали кожу, его жгли раскаленным железом, ему отрубили ноги и руки, и он наконец нашел упокоение в смерти и забрал с собой свою тайну. Так что не думайте, что вы в безопасности. Алчные люди способны на все. — Рейф налил вина в чистый стакан и сунул его в дрожащие руки Оливии. Немного помолчав, добавил: — Поймите, мисс Саттон, вам грозит смертельная опасность из-за этого легендарного золота.

Оливия закрыла глаза и вздохнула.

— Но ведь никто же не знает, что я здесь. Никто даже не знает, что я жива…

— Ошибаетесь. — Рейф покачал головой. — Ни в Лиссабоне, ни в Англии, ни в открытом море — нигде нет такого места, где бы вы могли укрыться, пока сокровища не будут найдены. — Рейфел посмотрел на брата и пожал плечами, как бы извиняясь за то, что открывает истинное положение дел. — Уже распространились слухи о вашем приезде, Роберт.

— Но почему я? Почему должны подозревать именно меня? — спросила Оливия. — Ведь наверняка англичанки приезжают в Португалию каждый день.

— Может, никто не обратил бы на вас внимания, если бы вы с самого начала держали язык за зубами, — сказал Роберт. — Но вам понадобилось благодарить горничную на чистейшем португальском, а это здесь — явление исключительное.

— Хорошо, я больше не скажу ни слова, — пообещала Оливия, и мужчины тут же расхохотались. — Я не думаю, что очень уж отличаюсь от любой другой англичанки!

— Вы когда-нибудь слышали легенду о «Королевском выкупе»? — неожиданно спросил Рейф.

Она покачала головой.

— Нет, не слышала.

— Так вот, если бы слышали, вы бы не задавали таких вопросов.

Рейф допил вино и взял свой плащ, лежавший на стуле.

— Мне надо позаботиться о моих людях и найти еще одну лошадь. Для вас, мисс Саттон. — Кивнув Роберту, он сказал: — До завтра.

Рейф вышел из комнаты, и они с Робертом остались вдвоем. Однако оба молчали, я это ужасное молчание затягивалось.

«Как странно, — думала Оливия. — Наконец-то, через столько лет. я нашла своего Хоббе — рыцаря в сияющих доспехах, своего героя… И не имею ни малейшего представления о том, что нужно ему говорить. Но ведь и он молчит. Может, по-прежнему подозревает меня?..»

Она посмотрела прямо ему в глаза и проговорила:

— Вы все время думали, что его убила я. Вы считали меня способной на убийство вашего брата. Более того, вы и теперь так думаете.

Он покачал головой, но не очень уверенно.

— Нет, не думаю.

Оливия по-прежнему смотрела ему в глаза.

— Вы лжете.

Роберт отвел взгляд и пробормотал:

— Я вам верил, и напрасно вы в этом сомневаетесь. — Тут на его губах появилась едва заметная улыбка, и он добавил: — Впрочем, не всегда. Ведь вы иногда заставляли меня поверить в то, что было неправдой. Думаю, вы были очень рады, что заставили меня считать вас женщиной с погубленной репутацией, женщиной, способной на все… В том числе и на убийство.

Оливия всплеснула руками. Он опять переиграл ее! Как ему, черт возьми, это удается? Он всегда обращает против нее ее же оружие — причем именно в тот момент, когда она уже уверена, что перехитрила его.

А кроме того… она все еще сгорала от страсти, она жаждала снова вкусить его поцелуй, жаждала его объятий…

Нет, она не хочет ехать с ним в Испанию. Ни за что не поедет. Ведь в таком случае она может снова потерять голову от одного его присутствия.

Вероятно, все эти мысли отражались на ее лице, так как Роберт отвернулся, чтобы не смотреть на нее.

— Оливия, не надейся, что сбежишь от меня. Я отвезу тебя к Веллингтону. Я обещал, и я исполню свой долг до конца.

Тут он взял ее за локоть и повел к лестнице. Оливия понимала, что сопротивляться бесполезно, что сейчас бессмысленно пытаться от него убежать.

Когда они подошли к двери комнаты, она повернулась и шепотом спросила:

— Почему вас называют Хоббе?

Роберт пожал плечами. Потом вдруг смягчился.

— Когда Орландо учился говорить, у него сначала были трудности со словом «Роберт». Вместо этого у него получалось «Хоббе». Так это имя и осталось за мной.

Оливия кивнула. Какое-то время она молчала, затем спросила:

— Какой он был?

— Я не хочу говорить об этом, — ответил Роберт, пытаясь спрятаться за своей пресловутой стеной.

Но Оливия знала, что ему за этой стеной не очень-то уютно.

— Пожалуйста, расскажите. Я все время думала о нем. Я имею право знать. Он спас мне жизнь.

Она заметила, что его глаза тотчас же вспыхнули — в них появилось множество вопросов, очевидно, терзавших его уже семь лет.

Роберт грустно улыбнулся и, немного помедлив, стал рассказывать. Он рассказал о любви Орландо к верховой езде и о других его увлечениях, говорил и о желании брата служить обеим своим родинам — Англии и Испании.

Окончив рассказ, Роберт увидел слезы на глазах Оливии. Протянув руку, он смахнул с ее щеки слезинку. А она увидела в его глазах опустошенность… и желание.

Ей казалось, что Роберт вот-вот поцелует ее, прикоснется к ней, как тогда, когда она ждала его на палубе «Сибариса». И он действительно склонился к ней и, уже был готов обнять, но в последний момент вдруг выпрямился и отвернулся.

— Вам не мешало бы хорошенько выспаться, — пробормотал он в смущении. — Нам предстоит долгий путь, и всю дорогу мы должны будем проделать без отдыха.

Открыв дверь, Роберт легонько подтолкнул ее в комнату — прикосновение его было горячим, но очень быстрым. И он тотчас же запер дверь.

А Оливия по-прежнему стояла у порога, и в ушах ее звучало одно-единственное слово — «долг». «Мой долг», — говорил он постоянно.

Значит, она для него — всего лишь долг. Как же она ненавидела это его чувство долга!

Перед рассветом Оливию разбудили громкие крики. Был слышен и еще какой-то странный шум.

После размолвки с Робертом она хотела убежать из гостиницы, однако вскоре выяснилось, что на окнах установлены узорчатые металлические решетки. Но даже если бы ей удалось каким-то образом сломать решетку, то она все равно не решилась бы на побег — окна находились слишком высоко.

В конце концов Оливия упала на кровать и сама не заметила, как уснула. Проснувшись же, сразу вскочила и вытащила из саквояжа послание, которое когда-то доверил ей Орландо, а также свой дневник с заметками о «Королевском выкупе».

Когда Роберт обвинил ее в том, что она скрывает какие-то свои секреты, он был абсолютно прав.

Дело в том, что она в свое время солгала двуличному маркизу Брэдстоуну. Нет-нет, клад действительно находился в гробнице Девы — это было чистейшей правдой. Но совсем не в Мадриде, как она сказала. Оливия солгала, потому что вдруг увидела в окне отражение — себя и Брэдстоуна с пистолетом, направленным ей в затылок. В одно мгновение наивная и влюбленная девочка превратилась в обманутую женщину. И Оливия решила: если слово, которое она собирается перевести, должно стать последним в ее жизни, то надо постараться побыстрее отправить Брэдстоуна в ад.

В зашифрованном послании сообщалось, что эта гробница на самом деле находится в Бадахосе — в том самом городе, который Веллингтон намеревался вновь отбить у французов. Было ли это совпадением или же она стала пешкой в какой-то большой игре, о которой ей ничего не известно?

Оливия в задумчивости смотрела на пергамент — из-за него погибли сотни, возможно, тысячи людей.

Она прикоснулась дрожащими пальцами к пятнам засохшей крови.

Это была кровь Орландо.

И внезапно ее поразила совершенно неожиданная мысль: есть ли у нее уверенность в том, что клад попадет в надежные руки, а не в сундук какого-нибудь алчного охотника за сокровищами?

«Клянусь кровью Орландо, что позабочусь об этом», — подумала Оливия.

Что же касается ее чувств — это уже совсем другое дело…

Тут послышался голос Роберта — значит, он вот-вот придет за ней. Оливия быстро упаковала свой скромный багаж и закончила туалет.

Неожиданно дверь гостиной отворилась, и раздался голос горничной:

— Мисс, вы здесь?

Подхватив саквояж, Оливия вышла из спальни.

— Да. Я готова.

— Прекрасно… Очень вовремя. Он хочет, чтобы вы немедленно спустились вниз.

Оливия молча кивнула и последовала за горничной. Проходя мимо спальни Джемми, она мысленно попрощалась с юношей. Роберт пообещал отправить его обратно в Лондон с первым же попутным судном.

По коридору горничная шла так быстро, что, казалось, отбивала туфлями барабанную дробь. Когда Оливия наконец-то поравнялась с ней, девушка повернула в сторону, противоположную главной лестнице. Оливия остановилась, и тогда девушка, указывая куда-то, объяснила:

— Он просил вывести вас через черный ход. Поторопитесь, мисс. Вам уже пора отправляться в путь.

Вздохнув по поводу столь чрезмерной секретности, Оливия снова пошла следом за горничной. Они спустились по узкой лестнице и через заднюю дверь вышли в расположенный позади гостиницы небольшой садик.

Уже светало, и утренний туман окутывал гостиницу легкой дымкой. Шагая по узенькой тропинке, горничная шептала:

— Идемте быстрее, мисс.

Они обогнули гостиницу и вышли на дорогу. Вскоре девушка остановилась и сказала:

— Подождите здесь.

По спине Оливии пробежал неприятный холодок. Зачем Роберту понадобилось заставлять ее ждать здесь, так далеко от лошадей и от спутников? Она запустила руку в саквояж и нащупала рукоятку пистолета. От поднимавшегося ветра туман уже начинал понемногу рассеиваться, и Оливия увидела идущего по дороге высокого мужчину. Его лицо ей не удалось рассмотреть, но она решила, что к ней направляется Роберт.

Оливия уже хотела окликнуть его, но тут в кустах за ее спиной что-то хрустнуло, и она, резко развернувшись, направила туда пистолет.

В следующее мгновение из кустов вышел Рейф, с деланным испугом поднявший вверх руки.

— Мисс Саттон, с пистолетом поосторожнее, — улыбнулся он.

Оливия с облегчением вздохнула и, опустив пистолет, вернула курок в исходное положение.

— Ох, Рейф, простите, — пробормотала она.

— А что вы здесь делаете? — спросил он, глядя на нее с удивлением.

— Ваш брат послал за мной девушку, и она привела меня сюда.

Оливия кивком головы указала в ту сторону, где видела Роберта, однако там уже никого не было. Она в растерянности озиралась.

— Где же он? Ведь я только что его видела.

— За вами пришла девушка? — Рейф с сомнением покачал головой. — Я сейчас встретил Роберта у входа в гостиницу. Он сказал, что идет за вами.

— Но я только что видела… — Оливия пожала плечами.

— Что ж, пойдемте, — сказал Рейф. Он взял у Оливии саквояж и окинул взглядом дорогу. — Хорошо, что я вас нашел. Нам уже пора седлать коней.

— А что вы здесь делали? — спросила она.

Рейф поднял с земли несколько увесистых поленьев. Оливия уже заметила, что их вокруг было великое множество.

— Вот, видите? — Он улыбнулся. — Если не удается сбалансировать груз, один из наших мулов очень капризничает.

— Этот мул, случайно, не родственник Данверзов? Рейф засмеялся.

— Роберт прав насчет вас.

— В каком смысле?

— Вы настоящая ведьма.

Оливия проследовала за Рейфом до того места, где их ждали остальные путники. Почти все уже были в седле и держали в руках поводья от целой вереницы навьюченных мулов. Мужчины казались весьма суровыми, однако все до единого при ее приближении приподняли шляпы. Они что-то говорили друг другу, и Оливия прислушалась. Затем, повернувшись к Рейфу, спросила:

— Почему они меня так называют?

— Как?

— «Вернувшейся королевой». Он засмеялся.

— Всем им хорошо известна легенда, и все они прекрасно знают, кто вы. Для них великая честь — сопровождать вас в поездке на нашу родину. Эти люди готовы защищать вас даже ценой собственной жизни.

— Вы должны мне как-нибудь рассказать эту легенду, — сказала Оливия.

— В свое время обязательно расскажу.

Рейф помог Оливии взобраться на ослицу, которую ему удалось для нее найти. Ослица поприветствовала ее громким ревом, потом фыркнула и помотала головой.

— Извините, это все, что мне удалось раздобыть, — сказал Рейф, увидев, что Оливия в испуге отпрянула от упрямого животного.

— А нельзя ли на ней везти груз? — спросила она.

— Она слишком непредсказуема, — ухмыльнулся Рейф. — Роберт уверял меня, что вы с ней прекрасная пара и найдете общий язык.

С тяжелым вздохом Оливия села на коня. Взяв в руки поводья, она заметила, что из гостиницы вышел мужчина в военной форме и направился прямо к ней. Оливия надвинула на лицо капюшон. «Неужели в Португалии уже узнали о том, что произошло в доме лорда Чамбли?» — спрашивала она себя.

— Ах, вот вы где! — раздался голос Роберта. — А я ищу вас повсюду.

Оливия в изумлении уставилась на своего спутника. Она впервые увидела майора в форме, и эта форма изменила его до неузнаваемости (хотя, конечно же, она узнала Роберта); казалось, перед ней вдруг появился совершенно другой человек.

На нем была прекрасно сшитая и тщательно отутюженная красная куртка с блестящими пуговицами и эполетами, а на ногах — элегантные облегающие ботфорты, начищенные до блеска. При виде такого майора Данверза Оливия на несколько секунд лишилась дара речи.

— Я вас… не узнала, — пробормотала она наконец. — То есть я хотела сказать, что никогда не видела вас в форме.

— Неужели я так сильно изменился? — спросил Роберт. Оливия лишь кивнула в ответ — очевидно, дар речи еще не окончательно вернулся к ней. Но теперь, увидев Роберта, облаченного в форму, она вдруг поняла, что все его ужасные замашки — невыносимая заносчивость и желание повелевать — в общем-то… вполне уместны. Конечно, ни красная куртка, ни блестящие эполеты не являлись сущностью этого человека, но теперь, после того как она увидела Роберта в форме, ей уже трудно было представить его другим.

— Я опять в строю, поэтому обязан выглядеть соответствующим образом, — пояснил майор. — Кроме того, форма будет неплохой защитой, если мы вдруг…

Роберт внезапно умолк, но Оливия прекрасно поняла, что он хотел сказать. Конечно же, майор имел в виду всевозможные неприятности. Оливия с улыбкой посмотрела на Рейфа и его грозных спутников.

— Не думаю, чтобы кто-нибудь отважился напасть на нас, — сказала она.

— Да, — кивнул Роберт. — Но все же… если вдруг что-нибудь случится, держитесь меня. Я не допущу, чтобы вы…

Он снова умолк. Потом вдруг нахмурился и, сдержанно поклонившись, направился к Акилесу, державшему под уздцы его коня.

Роберт вскочил в седло, и Оливия невольно залюбовалась им. Его горячий вороной жеребец внезапно взвился на дыбы и замотал головой, но майор Данверз громко свистнул и усмирил коня, натянув поводья. У Оливии возникло ощущение, что Роберт способен укротить кого угодно и что угодно.

Даже ее непокорное сердце.

В следующее мгновение майор кивнул своему брату, и все тотчас тронулись с места. Впереди ехал Рейф, за ним — довольно большая группа всадников, а также Оливия, Роберт и Акилес. Позади ехали устрашающего вида молодцы (Рейф называл их отборной гвардией), способные, казалось, сразиться со всеми армиями Наполеона. Эти люди были вооружены ружьями, притороченными к их седлам, а также старинными пистолями, торчавшими из карманов плащей и курток и висевшими на ремнях.

Когда они проезжали мимо того места, где Оливия, как ей показалось, видела Роберта, по спине ее пробежали мурашки — у нее вдруг появилось ощущение, что за ней следят. Но она тут же сказала себе: «Это просто нервы — после ужасных историй, рассказанных Рейфом».

Ведь на самом деле — она в этом нисколько не сомневалась — у нее был один-единственный враг, к он сейчас ехал в красной куртке впереди нее. Он ей солгал, он ее похитил, он привез ее в эту полную опасностей страну.

Но хуже всего то, что он овладел ее сердцем.

 

Глава 13

До самого вечера Оливия не задумывалась о том, что за груз навьючен на их мулов. Сначала она думала, что это запасы провизии для двухнедельного путешествия (так сказал ей Рейф). Она поверила Рейфу, потому что мужчины, конечно же, прекрасно знали, что им потребуется в пути.

Когда они остановились у какого-то ручья, чтобы напоить животных, а затем отправиться к безопасному, по мнению Роберта, месту ночевки, Оливия уже успела почувствовать все прелести этого путешествия.

Ослица, которую Рейф раздобыл для нее, без умолку ревела и набрасывалась на всех окружавших ее животных — кусала их и, если они подходили слишком близко, лягалась. Почему-то она напоминала Оливии леди Финч, вероятно, из-за скверного характера, поэтому она и назвала упрямое животное Эвелиной, в честь своей бывшей хозяйки.

Эвелина вдруг подошла поближе к одному из мулов и укусила его в бок. Мул заметался, дергая за постромки, и громко заревел; Эвелина же смотрела на него своими невинными карими глазами.

— Эй, замолчи! — прикрикнула Оливия на мула. — Стой спокойно, а то еще больше раздразнишь Эвелину!

Однако ее увещевания не подействовали на беднягу мула. Тогда Оливия попыталась ухватить его поводья, но он еще громче заревел и принялся мотать головой, чем вызвал недовольство мула, стоявшего с ним рядом.

Тут Оливия заметила, что все мужчины смотрят на нее с выражением ужаса на лицах. Аламар, помощник Рейфа, внезапно отбежал в сторону и осенил себя крестным знамением.

Эвелина снова заревела и опять попыталась укусить мула. Тут к Оливии подбежал Роберт.

— Уймите ее! — закричал он, указывая на ослицу. — Ведь в мешках — порох!

Оливия с удивлением посмотрела на мула и вдруг все поняла, вернее, вспомнила. Вспомнила о том, что на корабле Колина был порох.

Да-да, ведь именно порохом был загружен «Сибарис». Следовательно, Рейф — компаньон Колина. Припомнив, сколько пороха находилось на корабле — весь он сейчас был на спинах мулов, — Оливия похолодела.

Роберт принялся орать на мулов, и те, как ни странно, почти сразу успокоились.

Но успокоить Оливию оказалось не так-то просто.

— Что все это значит? — спросила она, взглянув на майора.

— Что именно? — Он сделал вид, что не понял вопроса.

— Вот это! — Она указала на сумки, набитые порохом. — Нас же могло… разорвать в клочья!

Роберт пожал плечами.

— На борту «Сибариса» вас это совсем не беспокоило.

— Позвольте напомнить вам, что там у меня не было выбора.

— И здесь тоже нет, — усмехнулся он. Оливия невольно сжала кулаки.

— А если я погибну — что тогда? Ведь у меня — тайна клада, не забывайте.

Роберт едва заметно улыбнулся и, склонившись к ней, прошептал:

— Тогда всю оставшуюся жизнь я буду вспоминать о своей ужасной ошибке.

— Видел кого-нибудь? — спросил Роберт у брата, когда Рейф, объехав свои тылы, снова догнал их. Прошла уже почти неделя, а у Рейфа были те же подозрения, что и у Роберта: им казалось, что кто-то преследовал их.

Рейфел отрицательно покачал головой.

— Уверен, что за нами кто-то едет, но обнаружить никого не удалось. Придется выставить в арьергарде караул и все время быть начеку.

Какое-то время они ехали молча.

— А почему бы тебе просто не извиниться перед ней? — неожиданно спросил Рейф.

— Извиниться? За что? — пробурчал Роберт.

— За то, что не сказал ей о порохе, о моих людях и о нашем задании.

Роберт в упор посмотрел на брата.

— Почему я должен извиняться? Рейф рассмеялся.

— Да потому, что тебе этого хочется. О, только не надо на меня так смотреть! Ты целую неделю только и делал, что пялился на нее. Просто не сводил глаз. Думаешь, я не заметил, как ты страдаешь, когда она уходит к себе в палатку… одна? Так почему бы тебе просто не поговорить с ней?

Роберт промолчал. Чуть впереди, рядом с одним из людей Рейфа, ехала Оливия; они беседовали на испанском, и повстанец рассказывал своей собеседнице об окружавших их пейзажах и достопримечательностях. Чтобы все могли проехаться рядом с Оливией, мужчины поочередно сменяли друг друга — в том числе и Рейф с Акилесом. Только Роберт не принимал участия в этом своеобразном почетном эскорте; он никак не мог решиться преодолеть пропасть, разверзшуюся между ними после ночного происшествия в гостинице, — преодолеть ее ему не позволяла гордость.

— Просто не верится, что ты так быстро забыл о ее причастности к смерти Орландо, — проговорил наконец Роберт.

Рейф покачал головой.

— Она не имеет к этому никакого отношения.

— Откуда ты знаешь? — Роберт бросил взгляд на Оливию. — Она многое скрывает. Почему ты думаешь, что именно в этом случае она не лжет?

— Потому что у нее кольцо Ландо.

Роберт молча пожал плечами. Рейф с притворным удивлением воскликнул:

— И это тебя Веллингтон считает одним из лучших своих офицеров?! Что ж, теперь я понимаю, почему вы так долго не можете одолеть французов!

Роберт нахмурился.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Подумай хорошенько. Если бы мисс Саттон состояла в заговоре с Брэдстоуном, стала бы она тратить время на то, чтобы снять с пальца убитого не имеющее никакой ценности кольцо? Ты прекрасно знаешь, что эти кольца ничего не стоят, — ты ведь сам дал их нам.

Рейф сплюнул в сердцах.

— Есть только одно-единственное объяснение, — продолжал Рейф. — Ландо сам отдал ей кольцо перед смертью. И еще: откуда Оливия знает о Хоббе? Ты ведь, кажется, говорил мне, что она и в Лондоне спрашивала о человеке по имени Хоббе. Кроме того, не забывай: ты сам дал нам с братом эти кольца. Что ты при этом сказал, помнишь?

Конечно, он помнил. Когда он уходил на войну, его младшие братья были очень огорчены, особенно Ландо, который повсюду бегал за ним с того самого дня, как научился ходить. Поэтому Роберт оставил им на память по кольцу и сказал: если кому-нибудь из них потребуется его помощь, пусть пошлет ему это кольцо в качестве опознавательного знака.

Ландо так и поступил — послал свой предсмертный призыв с избранным им самим гонцом, Оливией Саттон. Но Роберт не сказал Рейфу о том, что и сам ночью в гостинице пришел к такому же выводу — даже еще более поразительному, настолько поразительному, что не хотел признаваться в этом никому, в том числе и самому себе.

Рейфел тем временем продолжал:

— Разве тебе не ясно, что Ландо не дал бы ей свое кольцо, если бы она не доказала каким-нибудь образом свою порядочность? Очевидно, он не считал ее виновной. Значит, и ты не должен.

Роберт пожал плечами.

— В данный момент это не имеет никакого значения. Ей нет до меня никакого дела, и я тоже не представляю, что с ней делать.

Рейф расхохотался.

— А по-моему, ты отлично знаешь, что с ней делать. И я даже уверен, что ты уже сделал это.

С этими словами он пришпорил коня и поскакал вперед, оставив Роберта наедине с его терзаниями.

Чем ближе подъезжали они к испанской границе, тем больше Роберт отдалялся от Оливии. Он все время скакал то в арьергарде, то в авангарде — следил, чтобы не угодить в западню на какой-нибудь из узких тропинок, соединяющих Португалию с Испанией.

Ах, как жаль, что он с самого начала не был откровенен с ней, а она — с ним!

Хотя Роберт всячески старался избегать Оливию, отряд Рейфа ни на секунду не оставлял ее без внимания. Все поочередно ехали рядом с ней и рассказывали о своих семьях, о своих заботах и о том, что мечтают об освобождении Испании.

Один из повстанцев — его звали Пако — принес ей в это утро букет цветов; он нарвал их на обочине дороги. А старый ворчун Гаспар, проезжавший в этот момент мимо, рассмеялся и показал Оливии небольшой рисунок — портрет своей жены. Она попросила рассказать о ней поподробнее и узнала о ее героическом поступке — эта женщина отказалась снабдить провизией французский конный отряд, за что и была зарублена французами.

Аламар же вручил Оливии весьма странный подарок — во всяком случае, она надеялась, что он ей не понадобится. Порывшись в своей седельной сумке, помощник Рейфа передал ей небольшой бумажный пакетик, сказав, чтобы она воспользовалась его содержимым в том случае, если их захватят в плен и уже не останется никакой надежды на то, что ее минует проклятие «Королевского выкупа». Он пояснил, что в пакетике порошок, который позволит ей умереть быстро и безболезненно и избежать пыток, которым ее неминуемо подвергли бы враги.

Сказав это, Аламар ускакал вперед, оставив Оливию в полной растерянности. Она сунула порошок в саквояж и постаралась не думать о том, что за ними следят (мужчины постоянно об этом говорили).

— Дайте ему время, моя королева, — сказал Рейф, снова подъезжая к ней.

Оливия невольно вздрогнула.

— Что вы сказали? — Она с удивлением посмотрела на Рейфела. — Кому дать время?

— Моему брату. — Он кивнул в сторону ехавшего сейчас во главе отряда Роберта. — Дайте ему время. Он в конце концов разберется со своими чувствами.

Оливия улыбнулась.

— Колин говорил мне почти то же самое. Только я не понимаю, что вы хотите этим сказать. Для вашего брата я просто обуза, от которой он с радостью избавится, когда мы доберемся до Испании.

Рейф расхохотался так громко, что даже Роберт обернулся.

— Вы просто созданы друг для друга, — сказал Рейфел.

— Да ничего подобного! — заявила Оливия, хотя в сердце у нее затеплилась надежда. — Ваш брат — бесчестный, лживый, двуличный.

— Нет-нет, влюбленный, — с улыбкой возразил Рейф. — И он сам не знает, как в этом признаться. Но подождите еще немного — и все уладится.

Рейф пришпорил коня и опять ускакал вперед.

«Что он такое сказал? — думала Оливия. — Неужели Роберт любит меня?» Сердце ее радостно забилось, однако она сказала себе: «Нет, этого не может быть. Мы совершенно не понимаем друг друга». Но разве могла она забыть сцену в гостинице и его глаза? Ей тогда казалось: достаточно одного-единственного поцелуя — и пропасть, разделяющая их, вмиг исчезнет.

А может, ему нужно вовсе не время? Может, его просто нужно легонько подстегнуть? При этой мысли она улыбнулась.

Они то и дело проезжали мимо сонных деревушек — казалось, их совершенно не затронули военные невзгоды. А около полудня путники въехали в какой-то довольно шумный город; здесь повсюду шла бойкая торговля, поэтому люди Рейфа тотчас разбрелись по городу. И Оливия — невзирая на мрачные взгляды Роберта и его настойчивое предупреждение «ни с кем не разговаривать» — тоже решила пройтись по торговым рядам.

Роберт, почти сразу потерявший ее из виду, ужасно нервничал: он прекрасно понимал, чем может для Оливии закончиться такая прогулка. Приподнявшись на стременах, он оглядывал торговые ряды, но в этом море темных голов рыжих локонов Оливии нигде не было видно.

Майор решил, что по прибытии в Бадахос передаст Оливию под опеку Веллингтона. Она явно не желала оставаться под его защитой. Что ж, пусть в таком случае главнокомандующий сам о ней заботится, а ему, Роберту, и без нее забот хватает.

И все же разговор с Рейфом никак не выходил у него из головы.

Ведь ее к нему послал Орландо, а он был так слеп, что не увидел этого. А теперь, когда он наконец-то прозрел, уже, наверное, поздно что-либо менять.

Он едва удостоил ее взгляда; она была в широкой юбке из грубой ткани и в белой блузке, а волосы были скрыты под ярко-голубой шалью.

Женщина подошла к нему поближе и чуть приподняла юбку, демонстрируя изящные загорелые ножки.

— Может быть, желаете провести время? — продолжала она. — Я могла бы вам составить компанию.

Роберт покачал головой. Вероятно, она надеялась заработать несколько монет — к этому вынуждали здешних женщин превратности войны. Повернувшись в седле, он снова осмотрел торговые ряды, но Оливии нигде не было видно.

Майор еще больше помрачнел. Черт бы ее побрал! Всю последнюю неделю он почти не спал, так как чутье подсказывало ему: кто-то преследует их и постоянно следит за ними. Да и Рейф не сомневался в том, что за ними наблюдают, хотя обнаружить неведомого врага им никак не удавалось.

А Оливия… Черт побери, присматривать за ней становилось все труднее — ведь она упорно не желала находиться под его опекой.

Женщина с улыбкой взглянула на него и проговорила:

— Порой достаточно одного внимательного взгляда, чтобы найти то, что ищешь, не так ли?

Роберт поморщился. Сунув руку в карман, он вытащил несколько монет и бросил их женщине.

— Возьми, — сказал он. — А ты мне сейчас не нужна.

— Вот и хорошо, — ответила дама, переходя на английский. — Теперь я могу купить себе новую одежду.

Роберт невольно вздрогнул и посмотрел на нее повнимательнее. Но тут она повернулась и направилась к колодцу, у которого тоже шла бойкая торговля.

— Оливия! — закричал он ей вслед.

Она остановилась и, обернувшись, откинула шаль. С лукавой улыбкой взглянув на него, спросила:

— Что вам угодно, сэр?

— Черт возьми, почему ты…

— Вы сказали, что я слишком заметна, — перебила Оливия. — Вот я и решила немного изменить свою английскую внешность. Ну как?

Она повернулась к майору сначала одним боком, потом другим. Затем снова приподняла свою широкую юбку. А ее блузка… Она была с таким же вырезом, как то проклятое платье, что было на ней на борту «Сибариса». Неужели Оливия теперь собиралась носить эту блузку с утра до вечера?!

Тут к Оливии подошла пожилая женщина с белой шалью в руках, и они начали торговаться, пытаясь сойтись в цене. Шаль была расшита розами.

Старуха тут же заметила, что Роберт не сводит с Оливии глаз. Торговка едва заметно улыбнулась и накинула шаль на обнаженные плечи Оливии.

Старая ведьма, подумал Роберт. Впрочем, он не мог не признать, что шаль очень шла Оливии.

— Сколько? — спросил майор.

Старуха назвала свою цену — причем настолько высокую, что Оливия даже всплеснула руками. Но Роберт решил, что эти деньги будут потрачены не зря. Он достал из кармана монеты и протянул старухе. Оливия заявила, что в данном случае его расточительность неуместна.

Роберт, выпрямившись в седле, проговорил:

— Это вы будете учить меня, что уместно, а что нет?

— Почему бы и нет? — сказала Оливия.

Тут появился Рейф и сообщил, что пора ехать дальше. Роберт, спешившись, повел Оливию к ослице. Он решил, что больше не упустит свою спутницу из виду — ни по эту сторону границы, ни вообще когда-либо.

Вообще? О чем он думает?! Что за мысли лезут ему в голову?!

— Вы еще не сказали, как вам мой новый наряд, — проговорила Оливия.

— Я не очень-то разбираюсь в дамских туалетах, — проворчал майор. Впрочем, он решил, что юбка коротковата, а блузка… слишком открытая, однако говорить об этом не собирался. — А что сказала бы столь уважаемая вами леди Финч?

Оливия улыбнулась.

— О, сначала мне пришлось бы привести ее в чувство при помощи нюхательной соли, а потом она заявила бы, что в приличное общество меня допускать нельзя!

Роберт рассмеялся.

— Ваша леди Финч начинает мне все больше нравиться.

— Да, она бы вам понравилась, — кивнула Оливия. — Вы с ней в чем-то очень похожи.

Они подошли к Эвелине. Завидев Роберта, ослица тут же заревела — было очевидно, что она не очень-то жалует майора Данверза.

— Кажется, ей не нравится ваша униформа, — сказала Оливия, разглядывая его мундир. — По-моему, красный цвет ее раздражает.

Майор отступил на шаг — Эвелина попыталась его укусить. Конь Роберта проявлял благоразумие, то есть держался подальше от ослицы.

Роберт ухмыльнулся.

— Что сказала бы леди Финч, если бы узнала, что ее именем назвали это животное?

Оливия снова улыбнулась.

— Пожалуй, она не слишком бы обрадовалась, если бы я не рассказала ей о замечательном характере Эвелины.

Майор с удивлением посмотрел на свою спутницу.

— О замечательном характере? — переспросил он. Оливия погладила ослицу по голове и почесала ей за ухом. Эвелина посмотрела на свою хозяйку весьма благосклонно.

— Да, у нее замечательный характер. Она хранит верность тем, кто ее любит. И хорошо относится к людям, которые ей нравятся.

Тут она снова приподняла подол юбки, давая понять, что готова взобраться на ослицу. Роберт едва не застонал при виде ножек Оливии — он сразу же вспомнил ночь на корабле. Но что за игру она затеяла? Ведь до сих пор она садилась на свою Эвелину и без его помощи. Оливия явно старалась его дразнить — сначала своим новым нарядом, а теперь вот этой своей просьбой. Она хотела, чтобы он помог ей.

— Быстрее, Хоббе! — прокричал Рейф.

Роберт обхватил Оливию за талию, а она положила руку ему на плечо. Помедлив секунду, он уже начал приподнимать ее, но тут животное вдруг изменило свое отношение к происходящему.

Ослица сделала шаг в сторону хозяйки и толкнула ее прямо на Роберта. Он успел подхватить Оливию, и оба упали на землю, так что Оливия оказалась сверху. И Роберту тут же вспомнилась ночь на борту «Сибариса» — они тогда, распаленные страстью, упали на кровать, и их губы слились в поцелуе. При этой мысли он сразу возбудился, а Оливия, будто повинуясь инстинкту, крепко прижалась к нему.

Он посмотрел ей в глаза. Вопреки его опасениям в них не было ни страха, ни смущения — более того, она улыбалась ему.

— Думаю, леди Финн этого тоже не одобрила бы, — пробормотал Роберт.

Их взгляды встретились, и он готов был поклясться, что в ее глазах был вопрос, вернее — призыв. Оливия по-прежнему улыбалась.

— В некоторых случаях, — сказала она, — даже у леди Финч нет четких инструкций.

— Но если бы даже они у нее имелись, — проговорил Роберт, — сомневаюсь, что вы стали бы им следовать.

— А вам бы хотелось, чтобы я им следовала?

И тут он понял: эта женщина нужна ему, теперь он уже не сможет без нее.

— Эй, вы уже закончили?! — прокричал Рейф. — Поторапливайтесь, все ждут только вас!

Вскочив на ноги, Оливия отряхнула юбку от пыли и без чьей-либо помощи — Роберт усмехнулся при этом — взобралась на Эвелину.

Майор подошел к своему коню и сел в седло.

— Жаль, что Колин не отыскал в море какой-нибудь необитаемый остров и не оставил вас там, — пробормотал он вполголоса.

— Я бы там не осталась. — Оливия рассмеялась. Роберт заметил, что она намеренно подталкивала свою ослицу поближе к его коню.

— У вас бы не было выбора, мисс Саттон.

Оливия по-прежнему ехала рядом с ним и, казалось, не собиралась его покидать. Ему же было приятно ее общество, хотя он ни за что не признался бы в этом. Роберту не хватало общения с ней — такого, как на «Сибарисе», когда она подолгу сидела рядом с его койкой. Однако он прежде никогда не думал, что найдется женщина — тем более англичанка, — которая будет с таким уважением относиться к чужой для нее стране.

Весь день они ехали рядом — причем беседовали при этом, — а к вечеру отряд добрался до места, подходящего для ночлега. Расположились они в долине, у ручья, чтобы шум воды заглушал голоса людей и крики животных, а крутые холмы, окружавшие их лагерь, позволяли им остаться незамеченными в ночной темноте.

Вскоре к Роберту и Оливии подошли Рейф с Гаспаром.

— Мы обнаружили «хвост», — прошептал Гаспар. — Леандро и Лако сейчас ведут за ним наблюдение.

— Так давайте схватим его! — Роберт тут же взлетел в седло.

— Я на всякий случай останусь здесь, — сказал Рейф. — Что-то у меня неспокойно на душе.

— Оставайся, — кивнул Роберт. — А мы схватим этого приятеля и выясним, насколько он опасен и есть ли у него друзья. Ты пока что присмотри за ней, хорошо?

Рейф усмехнулся.

— Наконец-то ты одумался.

Роберт промолчал. Сделав круг, он поскакал по узкой тропинке вдоль ручья; не отстававший от него Гаспар сказал, что так можно выехать прямо к тому месту, где прятались Леандро и Лако. Минут через двадцать они подъехали туда, где должны были встретиться с друзьями.

Вскоре они увидели Леандро — тот сидел, прислонившись к скале. Лако нигде не было видно.

— Эй, Леандро, пора вставать! — прокричал Гаспар.

Молодой человек ничего не ответил, и Роберт почувствовал, как волосы у него на затылке встают дыбом. Леандро был мертв, а на дороге виднелись пятна крови.

— Оставайся здесь, — сказал Роберт.

Майор спешился и подошел к молодому испанцу.

— А может, он разыгрывает нас? — пробормотал Гаспар. — Эй, Леандро, поднимайся! Хватит спать! Ты пугаешь нашего английского друга!

Роберт приблизился к «спавшему», и догадка его подтвердилась. «Весельчак Леандро уже никогда больше не будет никого разыгрывать», — думал он, глядя на молодого человека.

— Нет, Гаспар, он не спит. — Роберт покачал головой. — Его убили.

Гаспар соскочил с коня и бросился к трупу своего друга. Перевернув Леандро на спину, он увидел то же, что и Роберт: у бедняги было перерезано горло. Вскоре они обнаружили, что участь Лако оказалась не менее печальной: его труп висел на ближайшем дереве.

Гаспар выкрикивал ужасные проклятия и клялся отомстить. Роберт же не стал терять время и тотчас приступил к действиям.

Внимательно осмотрев все следы вокруг, он понял, что нападавших было очень много — повсюду осталось множество отпечатков лошадиных копыт. Но особенно встревожило то, что вражеский отряд, судя по всему, направился в сторону их лагеря.

Садясь на коня, Роберт вдруг краем глаза заметил какое-то движение в зарослях неподалеку. Он мгновенно выхватил пистолет, но тут раздался знакомый голос:

— Не стреляйте!

В следующее мгновение из кустов, спотыкаясь, вышел человек со связанными руками и ногами и заковылял в направлении дороги.

— Я расскажу вам, что здесь произошло. Только сначала развяжите меня, пожалуйста!

Роберт глазам своим не верил.

— Майор Данверз, это вы?! — окликнул его не кто иной, как Джемми Рейберн.

 

Глава 14

Услышав стук копыт, Оливия, разводившая костер, оторвалась от своего занятия и с улыбкой повернулась к дороге, ожидая увидеть Роберта, Гаспара и их друзей. Но тут из-за поворота вылетел незнакомый всадник с саблей в руке.

У Оливии перехватило дыхание. «Французский отряд!» — догадалась она. Роберт предупреждал ее о такой опасности, но она все время отмахивалась от него, считая, что он слишком уж осторожничает.

Рейф и его люди сразу же вскочили и подняли тревогу, но было поздно — в следующее мгновение их окружили французские всадники. Испанцы были в полной растерянности и даже не пытались защищаться.

Рейф выступил вперед и, заслоняя Оливию, спросил:

— Что все это значит? Мы всего лишь простые торговцы. Тут из-за спин французов выехал какой-то всадник. По его слегка запылившемуся щеголеватому мундиру можно было заключить, что он и является командиром отряда.

— Торговцы? Я так не думаю. Я скажу вам, кто вы такие. Вы — воры и убийцы! Все до единого! С этого момента вы все арестованы как изменники!

— Вы находитесь слишком далеко от своей родины, чтобы позволять себе подобные утверждения, месье, — ответил по-французски Рейф.

Оливия смотрела, пытаясь предугадать дальнейший ход событий.

— Ты, пес паршивый, Франция везде, где командую я, слышишь?! — закричал офицер.

— А кто вы такой? — спросил Рейф. Офицер спешился и ответил:

— Капитан де Женур.

Капитан был высок ростом, хорош собой и чрезвычайно высокомерен — видимо, считал себя весьма важной персоной. Он подошел к Рейфу и, глядя ему прямо в глаза, улыбнулся. А потом вдруг ударил его в лицо.

Оливия громко вскрикнула и поддержала Рейфела, иначе тот не устоял бы на ногах. Рейф выругался сквозь зубы и шагнул к офицеру, но француз снова ударил его.

Заметив, что у Рейфа сломан нос, Оливия вышла вперед и заслонила его — офицер, по-видимому, собирался нанести еще один удар.

— Мадемуазель Саттон, уйдите с дороги, — сказал француз.

Оливия уставилась на него в изумлении. Капитан знал, кто она такая!

Значит, французы наткнулись на них совсем не случайно. Очевидно, именно они преследовали их все эти дни.

— Мадемуазель, отойдите, — повторил офицер.

— Делай, что он говорит, — сказал Рейф.

Но Оливия не двинулась с места. Тогда капитан де Женур подал знак одному из своих солдат, тот слез с коня и схватил ее за руку.

Тут выступил Аламар, который всегда отличался чрезмерной вспыльчивостью.

— Убери от нее свои руки, грязная свинья! — закричал он в бешенстве.

Капитан де Женур молниеносно выхватил из кобуры пистолет и выстрелил в Аламара. Юноша вскрикнул и отступил на шаг. В следующее мгновение изо рта его хлынула кровь, и он рухнул к ногам Оливии.

Капитан де Женур усмехнулся и, глядя на Рейфа, проговорил:

— Если еще кто-нибудь из вас попытается проявить столь же бессмысленный героизм, вы все разделите судьбу своего приятеля.

Оливия опустилась на колени и, взяв Аламара за руку, убедилась, что юноша мертв — ему уже ничем нельзя было помочь. Оливия попыталась овладеть собой, однако не удержалась, и из глаз ее хлынули слезы.

— Чего вы от нас хотите? — спросил Рейф.

— Неужели еще не понятно? — сказал капитан. — Мы ищем «Королевский выкуп», и нам нужна мадемуазель Саттон.

— Проклятый убийца! — закричал Гаспар, бросаясь на Джемми с огромным кинжалом в руке.

— Стой! — Роберт схватил друга за руку. — Да ты посмотри на него! Разве он похож на человека, который способен совершить все это?

Джемми сделал еще шаг вперед и тут, не удержавшись на ногах, упал на пыльную землю.

— К тому же я его знаю, — продолжал Роберт. — Этот человек — наш друг.

Гаспар что-то пробормотал себе под нос и внимательно посмотрел на Джемми. Затем, сообразив, что молодой человек никак не мог быть убийцей, разрезал на нем веревки.

— Благодарю вас, сэр, — сказал юноша, потирая затекшие руки. — Ваши друзья застали меня врасплох около часа назад. Они испугали мою кобылу, и эта проклятая кляча сбросила меня прямо в пыль. В этой стране трудно найти приличную лошадь. — Он посмотрел на убитых испанцев. — Эти люди…

Роберт кивнул.

— Продолжайте, я слушаю вас. Джемми вздохнул и снова заговорил.

— Конечно, я был не очень доволен тем, что меня связали. Но когда один из них — тот, что помоложе, — услышал топот копыт, он столкнул меня в тот овраг, и я остался незамеченным. Этот человек спас мне жизнь.

— Топот копыт? — переспросил Роберт.

Юноша кивнул.

— Здесь проезжал отряд… этих проклятых лягушатников. Когда вы сюда подъезжали, я подумал, что они вернулись.

— Французский отряд? — воскликнул Роберт. — Значит, они направились…

В этот момент со стороны лагеря прогремел выстрел, и майор понял, что его худшие опасения подтвердились.

— Да, французы, — ответил Джемми и кивком головы указал туда, откуда приехали Роберт с Гаспаром.

Майор кинулся к своему коню, на бегу изрыгая проклятия. Взлетев в седло, он вихрем помчался к лагерю. Тут со стороны ручья послышалось ржание.

— Это, наверное, конь одного из ваших… — сказал Джемми, взглянув на Гаспара. — Моя кобыла уже давно куда-то ушла. Скверная была лошадь — норовистая и не слишком надежная.

Гаспар свистнул, и конь тут же прискакал к нему.

— Теперь он ваш, сеньор, — сказал испанец, передавая поводья юноше. — А стрелять вы умеете?

— Да, сэр, стрелять я умею, — ответил Джемми; он быстро спустился в овраг и вернулся со своей седельной сумкой.

Затем оба запрыгнули в седла и в сгущавшихся сумерках поехали следом за Робертом.

Французские драгуны связали всех людей Рейфа.

— Ну, мадемуазель Саттон, — проговорил капитан де Женур, — так где же находится клад, который так долго ищет вся Испания?

Вместо ответа Оливия плюнула офицеру под ноги. При виде такого бесстрашия испанцы, хотя были связаны, громко засмеялись. Тогда капитан сорвал свою злость на Рейфе: он нанес ему еще несколько ударов — в лицо и в живот. Рейфел, не удержавшись на ногах, рухнул на землю. В этот момент Оливия сумела вырваться — ее держал один из солдат — и опустилась на колени рядом с братом Роберта.

— Ничего им не говори, — прошептал он ей в ухо. — Они до утра останутся здесь. Французы боятся повстанцев и по ночам никуда не ездят. — Закрыв глаза, Рейф добавил: — Роберт найдет тебя и спасет, не сомневайся.

Тут капитан де Женур пинком сапога отбросил Рейфа в сторону и с криком «довольно!» схватил Оливию за руку.

— Если он говорил, что вас освободят ваши дружки, сидящие в засаде у дороги, то могу вам сообщить: они уже не в состоянии никому помочь. Увы, они умерли.

Оливия похолодела. Она уже не пыталась освободиться.

«Умерли? — спрашивала она себя. — Неужели и Роберт… Нет, этого не может быть!» Обернувшись, Оливия посмотрела на Рейфа и увидела в его глазах печаль.

— Располагайтесь на привал, — приказал капитан своим солдатам. — Потом проверьте их груз. Посмотрим, что за товар везут наши друзья.

Сидя на бревне в сторонке, Оливия наблюдала, как расторопные французы разбивают палатку для своего командира, выставляют круговую охрану, разводят костры и разделываются с запасами провизии и вина, заготовленными Рейфом. До пороха и патронов они добраться еще не успели, так как были весьма довольны и тем, что уже успели найти. Вино чрезвычайно понравилось французам; сидя у костров, они праздновали свой успех и произносили тосты.

— Не судите моих людей слишком строго, — сказал капитан де Женур, приблизившись к Оливии. — Мы почти неделю не слезали с коней, пока искали вас. И теперь им хочется немного повеселиться.

— По-моему, месье, у вас нет особых причин для веселья, — заметила Оливия. — Ведь сокровища вы не нашли.

Капитан улыбнулся.

— Зато мы нашли вас, мадемуазель Саттон. Вас императору будет вполне достаточно.

— Бонапарту? — удивилась Оливия.

— Совершенно верно, Бонапарту. Как видите, слухи о вас дошли даже до императора. А за то, что я нашел вас, его величество переведет меня из этой Богом забытой страны обратно во Францию. Я стану героем. К тому же — весьма состоятельным человеком.

— Я вам ничего не скажу, — заявила Оливия.

— Скажете, мадемуазель, будьте уверены. — Погрев руки над костром, капитан добавил: — Я не намерен оставаться здесь и не упущу своего шанса.

Де Женур направился к своей палатке, потом вдруг остановился и, обернувшись, сказал:

— Приглашаю вас поужинать со мной в качестве моей гостьи.

Оливия уже хотела ответить отказом, но вдруг заметила, что на нее смотрит Рейф — он знаком дал ей понять, чтобы она приняла приглашение капитана.

— Ваш друг совершенно прав, — заметил француз, — советуя вам идти со мной. Потому что, видите ли… Мои люди, когда выпьют найденное здесь вино, начнут искать других развлечений, и я не смогу защитить вас. Если, конечно, вы к тому времени уже не будете заняты…

— Я от своих друзей никуда не уйду, — сказала Оливия.

— Утром вам все равно придется их покинуть. Женщин здесь нет… Какие же еще развлечения остаются моим людям? Боюсь, что стрельба по вашим друзьям будет одним из развлечений. И я не думаю, что вы захотите при этом присутствовать.

Рейф снова подал ей тот же знак, и Оливия, поднявшись на ноги, последовала за капитаном к его только что разбитой палатке.

Де Женур с улыбкой сказал:

— Вы приняли мудрое решение, мадемуазель.

Они подошли к палатке, и капитан с поклоном пропустил Оливию вперед. Она зашла и осмотрелась.

Большую часть палатки занимал переносной столик с походными стульями по обеим сторонам. На столе она увидела свой саквояж, а также свечу и бутылку вина. В углу располагалась узкая походная кровать.

Вспомнив про пистолет, Оливия тотчас направилась к своему саквояжу. Но капитан де Женур, взяв ее за руку, с улыбкой проговорил:

— Что же за сокровища у вас там хранятся?

Усадив Оливию на стул, он открыл саквояж и начал рассматривать его содержимое. Вытащив бриджи, которые Оливия позаимствовала у жены Колина, капитан покачал головой и что-то пробормотал по поводу «странных английских мод».

— Отпустите этих людей, — сказала Оливия, пытаясь как-нибудь отвлечь де Женура.

— Что? Этих разбойников? — Капитан усмехнулся. — Ни в коем случае. Если их отпустить, они перережут всех нас спящими еще до того, как взойдет солнце. Я, конечно, тронут тем, что вы о них заботитесь, но напрасно стараетесь.

Тут он извлек из саквояжа платье, а затем — записную книжку Оливии.

— О, вот это уже интересно, — пробормотал капитан. Усевшись на стул, он налил себе стакан вина, отхлебнул глоток и принялся листать ее. Минуту спустя, явно озадаченный, проговорил:

— Допускаю, что мой английский далек от совершенства, но все, что здесь написано, — полнейшая бессмыслица. Может быть, вы объясните мне, что означают эти каракули?

Оливия заявила:

— Сначала отпустите моих друзей.

Капитан пожал плечами и бросил книжку на кровать.

— Что ж, у нас впереди еще много ночей, и мы с вами успеем наговориться.

Он снова запустил руку в саквояж и вытащил пистолет.

— О… женщина, а носите с собой такие ужасные вещи! — воскликнул капитан. — Впрочем, зная, с какой компанией вы водите дружбу, я прекрасно понимаю, зачем вам это могло понадобиться. Нисколько не сомневаюсь, что к утру наше французское гостеприимство придется вам по душе.

Оливия нахмурилась, однако промолчала.

Тут капитан вытащил еще одно платье. Оливия едва не расплакалась — это платье было на ней во время последнего обеда на борту «Сибариса». Увы, та восхитительная ночь больше никогда не повторится…

Взглянув на Оливию, капитан сказал:

— Мне бы хотелось, чтобы вы надели вот это платье. В нем вы будете выглядеть гораздо привлекательнее, чем в вашем тряпье. Видимо, так вас нарядили для маскировки, не так ли?

— Благодарю вас, но я предпочитаю именно такой наряд, — ответила Оливия.

Капитан снова пожал плечами и бросил платье на кровать.

— Что ж, в таком случае вы наденете его, когда я буду представлять вас императору.

Де Женур опять принялся рыться в саквояже. Вытащил он и пакетик с ядовитым порошком, который дал Оливии Аламар.

И тут у нее появилась идея.

— Послушайте, месье… Ведь Франция отсюда далеко, не так ли? Почему же вы уверены, что сможете доставить меня в Париж?

Этот вопрос вызвал именно ту реакцию, на которую Оливия и рассчитывала. Капитан ударил кулаком по столу — да так, что некоторые мелкие вещи посыпались на пол, — и заорал:

— Помолчи, английская сучка! Ты не увидишь Франции, пока не будешь валяться у меня в постели и удовлетворять все мои прихоти!

«Нет, не зря леди Финч говорила, что французы чересчур вспыльчивы, — мысленно улыбнулась Оливия. — Какое счастье, что она оказалась права!»

Судорожно сглотнув, Оливия изобразила смущение и уронила шаль к своим ногам. Наклонившись за ней, она схватила пакетик с ядом и зажала его в кулаке.

Глядя на лагерь с вершины холма, Роберт раздумывал, как бы освободить Рейфа и его людей.

А также Оливию.

Судя по голосам, доносившимся из лагеря, французские драгуны уже напились, и им ничего не стоило ради забавы перерезать всех пленников. Так что следовало поторопиться — майор прекрасно это понимал.

— Мне кажется, я не вижу Аламара, — прошептал Гаспар. — Значит, он либо сбежал, либо…

Роберт молча кивнул. Он и сам уже пришел к выводу, что Аламара скорее всего нет в живых. Кроме того, нигде не было видно Оливии. Куда же она могла деться? А ведь он уже решил, что скажет ей о своих чувствах — скажет, что любит ее, и попросит у нее прощения…

— Смотрите, это не наша королева? — спросил Джемми, указывая на палатку, стоящую посреди лагеря.

На холщовой стенке можно было различить тень — мужскую фигуру, склонившуюся над столом. А рядом была еще одна тень — явно женская.

— Оливия! — пробормотал Роберт и вздохнул с облегчением.

— Гаспар, — прошептал он, — посмотри-ка вон туда. — Майор указал на навьюченных мулов. Несчастные животные еще не были разгружены. — Если бы нам удалось спуститься туда и заполучить ящик пороха, мы могли бы их праздник увенчать своим фейерверком, как ты считаешь?

Гаспар засмеялся и с ножом в зубах пополз в направлении одного из вражеских постов, выставленных по периметру лагеря.

— А мне что делать? — спросил Джемми.

— Прикрой меня, — сказал Роберт и направился к мулам.

Почти все французы пьянствовали, сидя у костра; часовые с завистью наблюдали за ними и не очень-то добросовестно выполняли свои обязанности.

Роберт подкрался к ближайшему животному, но, как назло, это оказалась Эвелина. Ослица, увидев его, оглушительно заревела.

— Заткнись, — прошептал Роберт. — Тихо! Ты что, не видишь, что я пришел к вам на помощь?

Эвелина несколько секунд смотрела на него, а затем снова разразилась душераздирающим ревом.

— Как вы сумели меня найти? — спросила Оливия. — Ведь испанцы ненавидят французов, и я не думаю, что меня мог выдать один из них.

Капитан засмеялся.

— Вы явно недооцениваете власть золота!

Немного помолчав, он снова наполнил свой стакан и сказал:

— Если вам так уж хочется знать, это сделал один из ваших соотечественников. Он охотно согласился выдать вас за часть клада — ведь мы непременно его найдем. — Указав на бутылку, капитан спросил: — Не желаете сделать глоток вина перед сном?

— Мне не нравится урожай этого года, — ответила Оливия.

Она пыталась как-нибудь отвлечь внимание Француза, чтобы всыпать ему в стакан свой порошок. «Если он попытается затащить меня в постель, — думала Оливия, — то я сама проглочу яд».

Тут вдруг раздался безумный рев Эвелины, и Оливия насторожилась — именно так Эвелина кричала всякий раз, когда Роберт пытался с ней подружиться.

Неужели Роберт?

Ослица снова заревела, и капитан де Женур, поморщившись, заткнул уши.

Оливия лихорадочно соображала. Нет, не может быть! А если все-таки Роберт? Ведь такую реакцию у Эвелины вызывал только он.

Да, конечно, это Роберт!

Значит, он жив! А капитан де Женур солгал!

Капитан тем временем подошел к выходу и высунулся из палатки. Убедившись, что он не смотрит в ее сторону, Оливия высыпала в его стакан с вином порошок Аламара.

— Уймите эту проклятую тварь! Немедленно! — закричал де Женур.

Оливия ликовала: порошок, немного побулькав, растворился в розовом вине.

Тут капитан вернулся к столу и взял свой стакан. Несколько секунд спустя прогремел выстрел, и несчастная Эвелина умолкла навсегда.

— Наконец-то сдохла эта проклятая скотина, — проворчал капитан и залпом осушил свой стакан.

«И ты, негодяй, тоже», — подумала Оливия.

Внезапно раздался огромной силы взрыв, затем еще один. И тотчас же послышалась ружейная пальба.

Схватив пистолет, капитан бросился к выходу. Но вдруг остановился и, схватившись руками за горло, обернулся, дико вращая газами. Потом уставился на пустой стакан.

— Ты… — Капитан навел на Оливию пистолет, но нажать на спусковой крючок уже не успел. По его телу пробежали страшные судороги, и он замертво рухнул посередине палатки.

Оливия перепрыгнула через его труп и подбежала к своему пистолету. Потом взяла также оружие капитана и бросилась к выходу — в лагере по-прежнему раздавались выстрелы и слышались крики.

Держа в каждой руке по пистолету, Оливия высунулась из палатки, но воспользоваться своим оружием не успела — к ней подбежал Роберт.

— Не стреляй, это я! — прокричал он.

Оливия кинулась в его объятия. Роберт взглянул на труп капитана и пробормотал:

— Похоже, что и на этот раз ты сама все сделала как надо.

 

Глава 15

Отряд Рейфа потерял четырех человек. Их спешно похоронили, быстро прочитали молитвы над могилами и еще раз поклялись избавить Пиренеи от французской чумы.

Тела убитых драгун бросили в овраг, предварительно собрав все оружие французов и боеприпасы. После этого отряд тотчас двинулся в путь: Роберт и Рейф решили, что им следует уехать как можно дальше, чтобы обезопасить себя на тот случай, если у капитана де Женура где-нибудь поблизости было подкрепление.

Большую часть следующего дня они пробирались по суповому бесплодному горному хребту, отделявшему Португалию от Испании. Когда солнце стало клониться к западу, отряд остановился на ночлег в заброшенном монастыре, расположенном на краю обрыва. Из этого монастыря были хорошо видны близлежащие окрестности, так что погоню они заметили бы своевременно.

После нескольких часов отдыха, в котором чрезвычайно нуждались все без исключения, лагерь стал понемногу оживать. До Бадахоса было уже не так далеко, и почти никто не сомневался: на следующий день они увидят берега реки Гвадианы и лагерь Веллингтона.

Монастырь поразил их безупречной чистотой. Особенно обрадовалась Оливия. В монастырской прачечной располагался огромный резервуар, который постоянно наполнялся водой из подземного источника. Мужчины предоставили прачечную в полное распоряжение Оливии, и она смогла наконец-то выкупаться и выстирать свою одежду.

Свежая вода и кусочек мыла, который она прихватила в гостинице, превратили самое обычное купание в необыкновенное наслаждение — Оливия упивалась такой нежданной роскошью. Потом — поскольку всю свою одежду она повесила для просушки — Оливия облачилась в «то самое платье».

Ей так хотелось, чтобы ее увидел Роберт… и чтобы вспомнил тот день, когда она впервые надела это платье.

Пользуясь относительной безопасностью своего убежища, люди Рейфа развели костер и, чтобы отпраздновать последний ночлег на пути в Бадахос, устроили настоящий пир. Появление Оливии было встречено громкими рукоплесканиями. Она в смущении улыбнулась, сделала книксен и села на свое место. Затем бросила робкий взгляд на Роберта. «Судя по блеску его глаз, он ничего не забыл», — подумала Оливия.

Когда все наелись, Пако стал потчевать слушателей рассказами о жизни испанских героев. Он был прекрасным рассказчиком, и все слушали его с величайшим интересом.

Неожиданно Оливия сказала:

— Расскажите мне легенду о «Королевском выкупе».

Все сразу замолчали и посмотрели на нее с удивлением. Оливия пожала плечами.

— Честное слово, я еще не слышала эту легенду.

— Как же так, принцесса? — спросил Пако. — Ты умна и отважна, как Каллиопа. И ты говоришь, что не знаешь ее истории?

Оливия отрицательно покачала головой и приготовилась слушать.

Как всякий хороший рассказчик, Пако выдержал небольшую паузу. Затем заговорил:

— В те далекие, безрадостные дни, когда мавры впервые вторглись в нашу страну, король Альваро, храбрый и могущественный правитель одной из северных областей, прослышав о печальной участи юга, собрал войско и отправился в поход против завоевателей-варваров, невзирая на мольбы королевы…

— О моя королева, должен быть какой-то другой выход, — говорил ей священник. — Вы можете притвориться больной и бежать. Вы можете сегодня уйти вместе со мной. В Бадахосе есть монастырь, где вам могли бы предоставить приют. Там вы были бы в безопасности!

Королева Каллиопа внимала словам отца Матео и сожалела о том, что иного выхода нет.

«Да будут прокляты мавры, взявшие моего мужа в плен в качестве заложника, и да будут прокляты все предатели», — хотела она сказать доброму священнику, но только молча покачала головой и сцепила пальцы на роскошном поясе, обвивавшем ее стан. Если бы она знала, что золото и серебро, ушедшие на шитье этого дорогого украшения, могли бы хоть как-то помочь спасению ее любимого мужа, она собс