Вращения и стук сердца

Бонетти Матильда

Для ребят из Паластеллы наступил волнительный момент: Бетти, их тренер, записала подруг на первые сезонные соревнования. Клео, Анжелика и Садия очень взволнованы – ведь это их первое публичное выступление. Они будут блистать на льду, как самые настоящие звёзды, вместе с друзьями Максом и Давиде. Но, тренировка за тренировкой, девочки поймут, что не только прыжки и вращения заставляют сердце биться чаще…

 

Original title: Tre amiche per tre paia di pattini No part of this book may be stored, reproduced or transmitted in any form or by any means, electronic or mechanical, including photocopying, recording, or by any information storage and retrieval system, without written permission from the copyright holder. For information address: Atlantyca S.p.A.

All names, characters and related indicia contained in this book, copyright of Edizioni Piemme S.p.A., are exclusively licensed to Atlantyca S.p.A. in their original version. Their translated and/or adapted versions are property of Atlantyca S.p.A. All rights reserved.

Text by Mathilde Bonetti

Original cover and Illustrations by Antonello Dalena © 2010 Edizioni Piemme S.p.A. Corso Como, 15 – 20154 Milano

© Издание на русском языке, перевод на русский язык, оформление. ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2014

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес ( )

* * *

 

Отдельное спасибо Сильвии Барбан, Элизабетте Фриджерио и Анджело Долфиниза за профессиональные консультации и школе фигурного катания «Палатаурусди Лекко» за гостеприимство.

 

Ученики Паластеллы

Анжелика.Ее светлые волосы и голубые глаза никогда не остаются незамеченными, а на коньках она производит незабываемое впечатление!

Садия.Родилась в Индии. Благодаря своей силе воли и способностям на катке она выглядит сногсшибательно.

Клео.Пестро одевается, ужасно рассеянна и все время опаздывает, но она очень упорна, и в прыжках и акробатике ей нет равных.

Макс.Когда он жил в Америке, увлекался футболом, а теперь с удовольствием отрабатывает прыжки и скольжение на льду.

Джаз.Все время соревнуется с другими девочками. Настоящая упрямица, но обожает животных и рядом с крольчихой Биррой просто преображается…

Давиде.Самый аккуратный и занудный во всей группе, он – абсолютная противоположность Клео. Быть может, поэтому Бетти поставила их танцевать в паре…

Бетти.Экс-чемпионка по фигурному катанию, тренер команды Паластеллы. Она очень строга со своими учениками, но при этом всегда улыбается!

 

1. Затаив дыхание

Стадион Паластеллы был в тот день переполнен, и даже не верилось, что это ледовый дворец и на дворе декабрь, настолько жарко было внутри. Может, из-за огромного количества людей, наводнивших трибуны, а может, из-за того, что все ребята из группы фигурного катания страшно волновались перед зачетом.

Анжелика последней из группы вышла на каток. У нее дрожали коленки, но публика, кажется, совсем этого не замечала, если судить по аплодисментам, которыми ее встречали.

– Давай, Анжелика! – прокричал кто-то.

Девочка узнала голос Садии, ее подружки-индианки.

– Покажи класс! – Это был Макс.

Огни рампы осветили Анжелику, и шум на трибунах затих. Девочка, в своей легкой красной юбочке в тон расшитому стразами боди, уверенно устремилась к центру катка. Она резко остановилась, развернув лезвие конька наружу; ее светлые волосы переливались в лучах прожектора.

Анжелика завела одну ногу за другую и подняла вверх руки. Перед тем как пойти на фигурное катание, она много лет занималась балетом, поэтому и на льду двигалась с грацией и изяществом настоящей балерины.

Заиграла пленительная музыка: в качестве музыкального сопровождения для ее выступления Бетти выбрала отрывок из «Спящей красавицы» Чайковского.

«Минута тридцать секунд», – подумала девочка.

Программа длилась всегоминуту и тридцать секунд. Но в тот момент они казались ей вечностью. Анжелика привыкла к выступлениям, еще занимаясь балетом, и даже не раз сдавала зачеты, но никогда еще ей не приходилось выступать одной, когда глаза всех зрителей устремлены только на нее, включая Макса, самого симпатичного парня Паластеллы, и Жасмин по прозвищу Ехидна, ее соперницы номер один на катке и за его пределами. Та, что вставляла палки в колеса ей и ее подругам с самого первого дня. Самая коварная девчонка на Земле… Вот и сейчас Анжелика неожиданно выполнила аксель, несмотря на строжайший запрет Бетти.

– Программа этого зачета включает все элементарные прыжки, кроме акселя, – сказала тренер. – Так что никакого двойного сальхова, двойного тулупа и тому подобного. Вам ясно?

Теперь их всех наверняка ждет строгий выговор…. Ведь, к сожалению, после номера Жасмин и Садия захотела продемонстрировать, как она делает двойной сальхов. Не говоря уж о том, что вытворила Клео…

Но сейчас нужно думать только о выступлении.

На трибунах все затаили дыхание, очарованные грацией девочки. И ее друзья, стоявшие у края катка, были восхищены: Макс, Садия, Клео, Давиде, и даже Жасмин, стоявшая немного поодаль с двумя подружками-синхронистками Вероникой и Ванессой.

Макс застыл с открытым ртом. И не только из-за блестящего выступления Анжелики – он все еще не мог поверить в то, что, когда несколько минут назад он пригласил ее на свидание, она согласилась. С самого первого занятия он пытался обратить на себя ее внимание, но Жасмин все время путалась под ногами. Но теперь… быть может, Анжелика наконец поняла, что между ним и Джаз ничего не было. Он с нетерпением ждал воскресенья, дня их первого настоящего свидания. Конечно же они назначили его в Паластелле, чтоб вместе полюбоваться на долгожданное шоу «Звезды на льду».

Клео, стоявшая прямо перед ним, улыбнулась, наблюдая за Анжеликой, которая выполняла элемент, состоящий из прыжка петлей и сальхова. Когда она завершила элемент изящнейшей ласточкой, Клео сфотографировала ее на мобильный телефон. Но сразу после этого она встретилась взглядом с Давиде, стоявшим рядом с ней, и улыбка тут же погасла.

– Ты все время пытаешься доказать, что ты лучше меня! – прошипел мальчишка некоторое время назад, как только закончилось их парное выступление. – Если ты не заметила, мы должны были кататься вместе! Мы занимаемся парным фигурным катанием в Паластелле, а ты ничего не понимаешь! Ты выступила с этой ласточкой вне программы, выставив меня далеко не лучшем свете! Ты просто ребенок!

Это онаребенок?

– Это ты отъехал от меня непонятно куда! – взорвалась Клео, покраснев от злости. – Я обернулась, а ты был уже на противоположной стороне катка! И что я должна была делать?

– Я не виноват, что ты половину своих шагов забыла! Естественно, я был на другом конце катка!

Клео никак не могла понять, почему Бетти поставила их в пару. К зачету они с Давиде должны были подготовить параллельную программу: каждое вращение, прыжок и любую другую фигуру они должны были выполнять бок о бок, в унисон, но, должно быть, она забыла какой-то элемент, и Давиде вдруг оказался очень далеко от нее. Однако, вместо того чтоб остановиться, она решила сымпровизировать и выполнила чудесную ласточку. И, услышав аплодисменты, была уверена, что все сделала правильно. Но когда она догнала Давиде, чтобы исполнить последнюю поддержку, он просто испепелил ее взглядом…

Клео тряхнула головой, стараясь не думать об этом. Не стоит обращать внимания на этого зазнайку – он так стремился всегда выполнять все по правилам и точно следовать программе, что в случае любой неожиданности только и делал, что сердился на нее.

Садия взяла ее за руку.

– Не делай такое лицо, – шепнула она с ласковой улыбкой. – Вы с Давиде классно выступили.

Никто не знал Клео лучше Садии, которая сидела с ней в школе за одной партой, ходила вместе с ней на фигурное катание и была ее лучшей подругой.

– Я-то знаю, что мы были великолепны, – ответила Клео. Она специально говорила громко, чтоб Давиде ее услышал. – Но кто объяснит это нашему зануде! – Девочка метнула рассерженный взгляд в его сторону.

Мальчишка сделал вид, что не слышал ее, и уставился на Анжелику, которая как раз заканчивала свое выступление.

Тем временем Жасмин смотрела, как Анжелика делает поклон в центре катка под шумные аплодисменты зрителей.

– Только посмотрите, какую звезду она из себя строит, – прошипела она.

С ней были Вероника и Ванесса, которые никогда от нее не отлипали. Для них Жасмин – Джемма, а для друзей просто Джаз – была признанной богиней Паластеллы и примером для подражания. Поэтому и они зло посматривали на Анжелику.

– Не знаю, чего ей так аплодируют, – пробурчала Ванесса. – У нее такая банальная программа… Она даже не попыталась ответить на твой аксель чем-нибудь неожиданным, – заключила она, обращаясь к Джаз.

– Может быть, это потому, что она красиво двигается, – вмешалась Вероника. – Или потому, что она так похожа на Николь Кидман.

Джаз скривилась и бросила на нее ядовитый взгляд:

– А я похожа на Анджелину Джоли.

Уж конечно, ей ни к чему завидовать этой блондинке-зазнайке Анжелике Контидель Кампо.

– Ты знаешь, что Макс собирается идти с ней на шоу «Звезды на льду»?

Жасмин рывком обернулась к Ванессе:

– Что?

Она просто ненавидела, когда подобные новости застигали ее врасплох.

– Анжелика… я слышала, как они с Максом разговаривали недавно…

Джаз прищурила голубые глаза. Как такое возможно? Макс должен был стать ее парнем. Анжелика-то тут при чем?

– Ах, конечно! – ответила она, подняв повыше подбородок. – Это только для того, чтоб заставить меня ревновать. Вы же знаете, Макс видел меня с Балраджи и просто с ума сошел от ревнос ти…

Вероника подняла брови:

– Балраджи?

– Старший брат Садии, – объяснила Джаз с видом превосходства. – Поняли, кто это? Тот высокий смуглый парень, который все время приезжает за Садией на мотоцикле. Макс видел, что мы разговаривали в баре, и ужасно разозлился. Неудивительно, что он пригласил Анжелику, я ожидала подобного удара. Парни так предсказу емы!

– А тебе что, все равно? – снова спросила Вероника. – Ну, то, что они идут на свидание… и все такое…

Жасмин хотела испепелить ее взглядом, но сдержалась.

В конце концов, не стоит обижаться на Веронику – она ведь такая наивная. Была бы похитрее – никогда не попала бы в команду синхронисток, где девушки катаются только вместе, не демонстрируя свои личные умения….

– Не беспокойтесь за меня. Я подготовила сюрприз нашей Анжелике. Она сама бросит Макса…

Вероника и Ванесса просияли:

– Ты обдумываешь какой-то дьявольский план?

– Конечно, – ответила Джаз, распрямив плечи. – Такая девушка, как я, всегда добивается того, чего хочет.

Ванесса уже сгорала от нетерпения:

– Что ты задумала?

Жасмин улыбнулась, как кошка, узнавшая, как открывается холодильник:

– Спокойно, девочки, спокойно. Знайте, что вы мне скоро понадобитесь.

 

2. Цикламены и Фиалки

– Ребята, вы были великолепны! – воскликнула Бетти, догнав свою группу в раздевалке. Она широко улыбалась и держала Бирру на руках.

Бирра была карликовой черно-белой крольчихой и официальным талисманом команды по фигурному катанию. Клео и Анжелика нашли ее несколько месяцев назад во дворе Паластеллы, когда она облизывала банку из-под пива. Поэтому ее и назвали Биррой .

Наверное, кто-то выбросил ее, потому что, несмотря на объявления, развешанные по всему кварталу и в приемных у всех местных ветеринаров, никто так и не объявился. Тогда ребята оборудовали крольчихе лежанку в гараже для снегоуборочной машины и по очереди присматривали за ней.

– Видишь, она совсем не рассердилась на двойной прыжок! – шепнула Клео, подмигнув Садии.

Однако Бетти, должно быть, услышала ее:

– Кстати, о двойных прыжках… Кажется, я говорила, что их не должно быть в этой программе, верно?

Бетти бросила быстрый взгляд сначала на Жасмин, затем на Садию. Но потом ее губы снова растянулись в улыбке, и Садия успокоилась. Может быть, она все-таки не злилась на девочек очень сильно.

– Я не делала никаких двойных, – уточнила Жасмин, развязывая шнурки на ботинках.

– Ах да, ты просто выполнила аксель, – усмехнулась Клео, уверенным жестом пригладив каштаново-рыжие волосы. Ее челка, выкрашенная в яркий зеленый цвет, постоянно спадала на глаза.

– Я хотя бы знала, что делаю, – парировала Джаз, задрав подбородок. – А ты и этого не можешь. Ты что, шаги забыла?

Бетти закатила глаза, затем передала Бирру в руки Джаз. Только крольчиха могла смягчить эту девчонку. С ней Жасмин становилась нежной, как эклер.

– Хватит, девочки, я думаю, это неподходящий момент для полемики, – вздохнула тренер.

Клео уставилась на свои коньки, а Джаз чмокнула Бирру в ушко, сделав вид, что ничего не происходит.

– Верно, мы все выложились по полной, – вмешался Макс. – А Клео просто отлично исправила ситуацию, сделав ласточку. Мы все смотрели на нее с открытыми ртами.

Анжелика толкнула подружку локтем, и Клео снова улыбнулась. На секунду ее глаза встретились с глазами Давиде, но не успела она изогнуть бровь, как бы говоря «видел?», как мальчик отвернулся в другую сторону.

Он был таким высоким и сильным, но у него не хватало смелости даже взглянуть на партнершу.

«Конечно, – думала Клео. – Такой высокомерный парень никогда не признается, что несправедливо отругал меня несколько минут назад».

– Молодец, Макс, – похвалила его Бетти. – Я так горжусь вами! И хочу сказать одну вещь. Импровизация – это не ошибка. Это был только зачет, но на соревнованиях никто не будет заставлять вас в точности выполнять программу. Важно запомнить два основных правила: если вы не сделаете все заявленные элементы, получите штрафные очки, а если сделаете больше положенного, это просто не будет принято в расчет. На самом деле важнее всего как можно чище и артистичнее откатать программу.

– Как же мы сможем выступить артистично, если не добавим какой-то элемент, который нам особенно хорошо удается? – спросила Джаз. Она все еще не могла поверить в то, что Бетти не похвалила при всех ее аксель. Чего же она ждет?

– Вот, например, посмотрите на Анжелику, – ответила тренер. Девочка вытаращила глаза от неожиданности. – Понаблюдайте за движением ее рук на льду и посмотрите, как она улыбается публике. Подумайте о том, что каждый, даже самый незначительный, жест должен быть красивым и грациозным.

Ребята на миг замерли – Бетти создала такой поэтический образ фигуристки. На льду недостаточно уметь делать прыжки и вращения – нужно каждый элемент наполнить чувством, ведь именно это делает фигурное катание, так же как и балет и художественную гимнастику, потрясающим зрелищем, и одной физической подготовки недостаточно.

– А что за соревнования? – вдруг выкрикнула Садия, подскочив, и все обернулись на нее. – Несколько минут назад вы говорили о соревнованиях, – продолжила она, уставившись на тренера своими кофейного цвета глазами.

– Как, вы не помните? – хитро улыбнулась Бетти.

Ребята с удивлением и любопытством смотрели на нее.

– Я, кажется, говорила вам, что после зачета вас ждут первые настоящие соревнования.

Бетти внимательно посмотрела на каждого из своих учеников, но на их лицах застыло вопросительное выражение.

– В феврале здесь, в Паластелле, пройдут областные соревнования. На них будут представлены все возрастные категории, будут участвовать ребята от двенадцати до пятнадцати лет: Эдельвейсы, Цикламены, Фиалки и Лилии. Вам всем около тринадцати, поэтому вы в категории Цикламены. Все, кроме Макса, он будет среди Фиалок, потому что ему уже исполнилось четырнадцать.

– Дааа! – воскликнула Садия, подпрыгнув на лезвиях коньков.

– Ура! – крикнул Давиде.

– Программа точно такая же, как та, что вы подготовили к сегодняшнему зачету: минута тридцать секунд для Цикламенов, две минуты для нашей Фиалки; все элементарные прыжки, кроме акселя, который только Макс может выполнить по желанию, и два вращения.

Ребята в восторге переговаривались.

– Выходит, мы уже готовы? – спросила Садия.

– Да, готовы, – подтвердила Бетти. – Но это не значит, что все в полном порядке. Так что за работу! На следующем занятии начнем с моака.

Макс вытянул указательный палец, собираясь что-то сказать.

– Знаю, знаю, – остановила его Бетти, улыбаясь. – Моухок – название североамериканского племени… и произносится моухок, а не моак… Ты объяснял мне это уже сто раз. Но я не Максимилиан Коннор и не родилась в Штатах. Здесь, в Италии, все говорят моак…

– Начнем с моухока? – вмешался Давиде, вытаращив глаза.

Ребята несколько месяцев изучали шаги со сменой направления, с помощью которых фигурист разворачивается вперед и назад. Моухок был одним из таких шагов, и Давиде казалось, что это просто пустая трата времени начинать с них, когда им уже пора изучать двойные прыжки – быть может, даже аксель.

– Но это же для новичков, – фыркнул он.

– Именно, – ответила Бетти, подмигнув ему. – Я с удовольствием посмотрю, как вы с Клео выполните моухок в паре – быть может, даже в килиан.

Давиде поморщился. Килиан, о которой говорила Бетти, – одна из позиций, принятых в парном катании. Она считается одной из самых легких, потому что фигуристы при этом смотрят в одном направлении. Мужчина должен держать женщину за талию, обняв ее правой рукой, а женщина опирается о его плечо. Проблема заключалась в том, что так они с Клео в этой позиции находились слишком близко друг от друга… и у него появлялись какие-то странные ощущения.

– И еще я хотела потренировать с вами ласточку в паре, – добавила Бетти.

«Прекрасно, – подумал Давиде. – Только этого не хватало».

 

3. Упс!

Садии не часто приходилось бывать в подобных местах. Обычно, когда приходило время пополнить запасы продуктов в их индийском ресторане, ее родители отправлялись в магазинчик товаров из Индии и Шри-Ланки.

Но в это воскресенье он был закрыт, и отец решил пойти за покупками в подходящий супермаркет в крупном торговом центре.

Садия поднималась на эскалаторе и осматривалась – здесь было целых четыре этажа магазинов!

Куда бы она ни обернулась, повсюду сновали люди с пакетами и пакетиками!

Жаль, что мама не пошла с ними и осталась дома, чтобы поработать. С ней по магазинам ходить гораздо проще, чем с папой и Балраджи!

Садия обернулась – перед ней стояла Джаз. Она была с Ванессой, одной из девочек-синхронисток, и у нее в руках было по меньшей мере четыре пакета из разных магазинов.

– Привет!

Ее отец и брат тоже обернулись.

Балраджи посмотрел сверху вниз на Жасмин и скрестил руки на груди.

Садия знала, чтó ее брат думал о Джаз: он считал ее избалованной и тщеславной. Как-то раз субботним днем, еще перед зачетом, они встретились в Паластелле. Балраджи тоже пришел, хотя ни разу в жизни не вставал на коньки. Должно быть, между ним и Джаз что-то произошло, потому что Джаз вдруг толкнула его, и он оказался на льду. И сейчас, судя по выражению лица, с которым брат смотрел на девчонку, он еще сердился за тот случай.

А Джаз, напротив, улыбнулась ему:

– Привет, Балраджи. Когда же ты покатаешь меня на мотоцикле? – спросила она, похлопав ресницами. Потом она перевела свои огромные голубые глаза на отца Садии: – Ой, а вы, должно быть, папа! – продолжила она, обращаясь к синьору Джайраджа. – Очень приятно, я Жасмин, я занимаюсь с вашей дочерью в одной группе в школе фигурного катания.

Балраджи прикрыл глаза рукой, а Садия побелела.

Ее отец ничего не знал о фигурном катании. Он никогда бы этого не одобрил, так как придерживался старых взглядов: для него спорт был напрасной тратой времени и денег, а порядочные девушки-индианки должны были сидеть дома, готовить еду и учиться быть идеальной женой. Школа в Паластелле была их с мамой и Балраджи секретом. Ее брату удалось найти ей пару старых коньков, потому что даже на общие сбережения всех троих им не удалось бы купить новые. Было просто чудом, что мама могла оплачивать уроки…

– Фигурное катание? – Синьор Джайраджа сразу посерьезнел.

А Джаз, не ведая, что она натворила, продолжала как ни в чем не бывало:

– Ваша дочь великолепна на льду! На зачете она сделала даже двойной сальхов! – На самом деле она никогда не бывала так щедра на комплименты, но для Садии всегда делала исключение: если она добьется ее расположения, это, возможно, увеличит ее шансы понравиться Балраджи… А сейчас он к тому же смотрел на нее, поэтому она должна постараться как следует. Этот парень ей нравился больше других. Может, даже больше, чем Макс. – А вас не было на зачете, правильно?

Отец Садии позеленел:

– На каком зачете? – Он метнул гневный, как у разъяренного быка, взгляд сначала на свою дочь, затем на Балраджи.

Джаз вытаращила глаза:

– Я сделала что-то не так?

– Да, как и в девяноста процентах случаев, когда ты открываешь рот, – прошипел Балраджи.

Садия хотела бы исчезнуть. Она отдала бы все что угодно за то, чтоб провалиться прямо на месте.

– Папа, я…

– Я хочу знать, что происходит! – негодовал отец.

Балраджи заслонил собой Садию.

– Не повышай голос, папа! – резко сказал он. – Да, Садия катается на коньках! Но она вынуждена делать это тайком, потому что ты бы ей никогда не разрешил. Если бы ты только видел, что она умеет делать, ты бы сразу понял, какой у нее талант!

Мужчина наклонился очень близко к лицу сына.

– Не смей говорить со мной таким тоном, мальчик! – грозно произнес он. – А теперь – домой! Я требую объяснений!

В то же самое воскресенье в Паластелле…

Саша Коэн выполняла ласточку – фигуру, благодаря которой она стала знаменита во всем мире и даже смогла выиграть серебро на Олимпийских играх в Турине в две тысячи шестом. Ее свободная нога в растяжке на сто восемьдесят градусов была почти перпендикулярна льду. Подумать только, ведь для ласточки достаточно, чтоб она была параллельна льду.

Анжелика поняла, что нужно что-то сказать. Она странно себя чувствовала, держа Макса за руку. Для нее это было в первый раз. По правде говоря, она в первый раз была на свидании с мальчиком… Как же это неловко! Она просто обязана придумать, что сказать.

– Она чудесная, правда?

– Да, просто потрясающая.

Только Макс смотрел на нее, а не на Сашу Коэн.

Анжелика взглянула на него и покраснела, но не смогла сдержать улыбку.

– Правда, – продолжал Макс. И, чтоб еще лучше выразить свои мысли, он переплел свои пальцы с ее. – Я очень рад быть здесь с тобой.

Девочка заставила себя посмотреть на парня. «Боже, ну почему я такая стеснительная?» – пронеслось у нее в голове.

– Я тоже очень рада, – пробормотала она наконец.

В этот момент в зале прогремели овации. Многие встали с мест, но Анжелика и Макс продолжали сидеть, глядя друг другу в глаза и улыбаясь.

«Кажется, что все эти люди аплодируют нам», – подумала девочка.

– Пойдем возьмем что-нибудь в кафе, – вдруг предложил Макс. – Только не в Паластелле – здесь слишком много народу. Предлагаю пойти в кафе за углом.

– Отличная идея. У нас еще полчаса до того, как моя мама приедет за мной, – согласилась Анжелика, потупившись.

– А хочешь, я подвезу тебя на мопеде? – спросил Макс.

Он часами воображал, как было бы здорово проехаться с ветерком вместе с Анжеликой на его ярко-красном «Ред Роуз 50». Конечно, он знал, что по правилам на мопеде нельзя ездить вдвоем, но для нее он сделал бы исключение.

– Мне было очень трудно уговорить маму даже на то, чтоб я пошла одна на представление, – ответила Анжелика.

Макс улыбнулся. Они встретились у Паластеллы полтора часа назад, и, когда Анжелика вышла из шикарной белой машины, он встретился взглядом с ее матерью и почувствовал себя как на экзамене. Поэтому он оцепенел, услышав, как Анжелика сказала: «Привет, мама!», когда они направлялись в кафе. Она ответила ей по телефону – должно быть, он завибрировал у нее в кармане пальто.

Девочка остановилась на тротуаре, прижав трубку к уху, изо рта у нее шел пар – было холодно.

– Ой, – пролепетала она. – Колесо спустило? Нет, не нужно звонить папе, Макс проводит меня домой, – добавила она, бросив взгляд на мальчика.

Он кивнул и радостно ей улыбнулся. Повезло!

– О’кей, мам… Нет, не волнуйся. Пока, до встречи!

Добрых полчаса спустя…

– Ну вот, я живу здесь, – сказала Анжелика.

Макс остановился у старинного особняка с двумя внушительными мраморными колоннами и воротами из полированного дерева. Он снял шлем и поднял глаза – решетки балконов из кованой стали были произведением искусства, и те же цветочные орнаменты повторялись на фронтонах окон, только они были вырезаны в камне. Но самым невероятным был расписной фасад здания с изображениями цветов и листьев.

– Вау! – воскликнул он. – Значит, ты действительно принцесса!

Анжелика сняла шлем в свою очередь и рассмеялась, тряхнув светлыми волосами:

– Принцесса?

– Да ты только посмотри, где ты живешь… Это похоже на замок…

– Это стиль либерти производит такое впечатление, на самом деле этот дом такой же, как другие, – ответила девочка, стараясь сгладить произведенный эффект. Ей не нравилось, что на нее навешивали ярлык «принцесса». – А кто это распускает такие слухи, скажи на милость?

– Ну, Клео, Джаз, да и вообще все ребята из Паластеллы.

– Клео? – Анжелика слезла с мопеда. – Кто бы говорил!

– Почему? – спросил Макс.

– Потому что она… – Анжелика осеклась, осознав, что чуть не раскрыла секрет подруги.

Она не должна была никому рассказывать, что Клео – дочь Мануэля Цукко, одного из самых знаменитых футболистов Италии. Даже Максу. Клео не хотела, чтоб кто-то узнал об этом, боясь, что потом люди будут ходить к ней в гости ради того, чтоб познакомиться с отцом. Кроме нее об этом знала только Садия.

– Ничего, неважно, – добавила она. – Давай сменим тему.

Макс тут же воспользовался удобным случаем:

– Согласен, давай лучше поговорим о нас. Когда мы снова увидимся?

У Анжелики екнуло сердце. Он снова хотел с ней встретиться!

Макс смотрел на девочку, и его глаза орехового цвета сияли – казалось, его позабавило удивление Анжелики. «Почему же я такая неуклюжая?» – расстроенно подумала девочка. Она бы многое отдала за то, чтоб чувствовать себя так же непринужденно, как Жасмин, в такой момент уж она бы точно нашлась что сказать.

– Не знаю… – пролепетала она.

Макс положил свой шлем на мопед и взял ее руку в свои.

– Можем пойти в кино, например, в следующее воскресенье – выбирай фильм.

Анжелика просто расцвела:

– Хорошо, только больше никакого мопеда, ты же знаешь, что ездить вдвоем нельзя.

Макс кивнул, улыбнулся и слез с мопеда.

«А теперь почему он так смотрит на меня?» Анжелика бросила взгляд за ворота. Меньше всего она хотела столкнуться с мамой в такой момент.

– Я… я должна идти теперь.

– Но ты кое-что забыла.

Она подняла брови:

– Что же?

– Поцелуй, – ответил мальчик, сделав шаг ей навстречу.

Макс сам себе удивлялся: он казался увереннее в себе, чем было в реальности.

Анжелика почувствовала, как кровь приливает к щекам. Она никогда еще никого не целовала, кроме мамы, папы и одного мальчика из детского сада, с которым она дружила в четыре года.

Девочка подняла глаза, ее эмоции были написаны на лице. Она приподнялась на цыпочках, закрыла глаза и поцеловала Макса. В щеку.

«Я не просто неуклюжая, – подумала она про себя. – Теперь он подумает, что я безнадежна».

Когда девочка снова открыла глаза, Макс улыбался, поправляя волосы. Но Анжелика не поняла, что означает эта улыбка – радость или разочарование.

– Я должна бежать, – сказала она.

– Подожди!

Но она уже подошла к двери.

Макс смотрел, как она уходит, и улыбка не сходила с его лица. И он совсем не был разочарован.

 

4. Черный день

– Значит, ты его поцеловала? – спросила Клео, уставившись на Анжелику с лукавой улыбкой.

Девочки надевали коньки в раздевалке Паластеллы. Совсем скоро им пора было выходить на лед.

– Да… но… я…

– Да… но… я? – повторила за ней Клео, изогнув бровь.

Анжелика казалась смущенной.

– Я вела себя как дурочка! Он подумает, что я ненормальная. Настолько неловкая, что не могу даже парня поцеловать!

Клео скривила губы:

– Я тебя умоляю! Если бы он действительно так думал, он не прислал бы тебе всех этих эсэмэсок. Сколько, говоришь, их было?

Анжелика погладила жемчужно-белый телефон, который держала в руках:

– Шесть.

– Ну вот, – кивнула Клео. – Спасибо за этот прекрасный день. Очень жду новой встречи. Я думаю о тебе.И так далее и так далее. Жаль, что сегодня наш Макс опаздывает, а то я бы посмотрела, как вы целуетесь, голубки!

Анжелика шутливо толкнула ее:

– Ты невыносима. Но расскажи мне о Садии… Что случилось?

– Ее отец узнал, что она катается на коньках, и страшно разозлился. Теперь Садия наказана. И Балраджи тоже. И кажется, даже Аниша.

– Аниша?

– Это мама Садии.

– Нам нужно обязательно что-то сделать. Мы не должны позволить, чтоб отец запретил Садии заниматься. И потом, почему нет?

Клео спрятала шнурки от ботинок за резинки полосатых спортивных штанин:

– Знаешь, отец Садии соблюдает традиции своей страны, хотя и живет в Италии по крайней мере лет двадцать. А я не думаю, что в Индии фигурное катание стоит на первом месте среди женских видов спорта.

Анжелика улыбнулась.

– К тому же семья Садии небогата. Их индийский ресторан только начал приносить прибыль, но у них кредит и все такое, а фигурное катание – недешевое удовольствие…

– Мы обязательно должны рассказать Бетти обо всем, – решительно воскликнула Анжелика. – Я уверена, что она нам поможет.

Клео просияла:

– Ты права! Если бы ей удалось поговорить с отцом Садии, она бы его убедила, я уверена.

– Тогда давай прямо перед занятием поговорим с ней! – предложила Анжелика.

Клео поднялась.

– Ты заканчивай пока переодеваться, а я пойду поищу Бетти, – сказала она, собирая волосы в два коротких растрепанных хвостика. Затем она пальцами расправила зеленую челку, спадавшую на левый глаз.

Увидев подружек Джаз, Анжелика застыла. Конечно, это нормально, что они пришли переодеться, ведь команда синхронисток тренировалась как раз перед занятиями Бетти. Но почему не пришли остальные девочки?

Две девочки не удостоили ее даже взглядом – они направились к своим шкафчикам, продолжая болтать и смеяться.

– Привет, – сказала Анжелика.

– Ой, привет, Анжела, – ответила та, что повыше. Кажется, это была Ванесса.

– Анжелика.

– Что?

– Меня зовут Анжелика, а не Анжела.

– Ах, ну да, конечно, – ответила та и отвернулась, продолжая болтать с подружкой. Только на этот раз она старалась говорить погромче, чтоб их было слышно. – Конечно, Джаз – просто счастливица!

– Везет ей, – подтвердила Вероника. – Получить приглашение от самого симпатичного парня Паластеллы!

Анжелика замерла, закрепляя шнурок за последний крючок. Она физически ощутила, как черные тучи сгущаются у нее над головой.

– Неудивительно, – вторила ей Ванесса. – Все знают, что Макс уже сто лет бегает за ней! – В этот момент она посерьезнела и посмотрела на Анжелику: – Я что-то не так сказала?

Анжелика заставила себя отреагировать:

– Нет-нет. – Девочка закончила шнуровать коньки. – Просто меня очень заинтересовал ваш разговор… Макс Коннор пригласил Жасмин на свидание, верно?

Ванесса улыбнулась и наклонила голову набок, копируя манеру Джаз:

– Тебя это удивляет?

– Они собираются в кино… – вмешалась Вероника.

Она и представить не могла, каким ударом это будет для Анжелики.

– Ох! – вздохнула та. Слезы наворачивались ей на глаза.

– Ладно, мы пошли в кафе, – сказала Ванесса, забирая розовую сумочку из своего шкафчика. – Чао-чао!

А через некоторое время…

Клео увидела, что Анжелика вышла на каток с восковым лицом и улыбку на ее лице сменила обеспокоенность. Что такое могло случиться? Они были вместе совсем недавно, и Анжелика, казалось, была на седьмом небе.

– Что случилось? – спросила она, догнав подругу у выхода с трибуны на лед.

– Нет… ничего… – Анжелика избегала смотреть по сторонам, пока снимала голубые пластиковые чехлы с коньков, но, когда она наконец подняла глаза, Клео заметила, что они покраснели:

– Ты плакала! Что стряслось?

В этот момент к ним подошла Джаз; на ее лице сияла улыбка кинозвезды.

– Анжелика, милая, мне кажется, ты расстроена, – сказала она, поправляя платье для фигурного катания цвета глицинии.

– Это потому, что придется терпеть твое присутствие весь урок, милаяДжаз, – парировала Клео.

Анжелика улыбнулась. Только у Клео на все всегда найдется ответ, даже в разговоре с такими язвами, как Жасмин. Да и вообще, достаточно было взглянуть на нее, чтоб понять, что она никому не даст сесть себе на шею. С этими хвостиками и зеленой челкой, она была яркой личностью. Эта девчонка никогда не гналась за модой и не велась на мнение окружающих. Ей удалось привнести что-то свое даже в форму для фигурного катания, несмотря на то что правила предписывали юбку или лосины из специальной ткани. Вот и сегодня на ней был спортивный костюм в разноцветный горошек.

– Это специальная краска для ткани, – объяснила она Анжелике совсем недавно, когда доставала форму в раздевалке.

– Ты сама это сделала?

– Конечно, как и мой велосипед.

Джаз смерила Клео взглядом сверху вниз.

– Давиде прав, когда говорит, что ты сумасшедшая, – ядовито прошипела она. – Ты просто безнадежна. А что касается тебя, Анжелика, – добавила она, повернувшись к расстроенной девочке, – мне жаль, что в конце концов Макс пригласил меня. Но чего ты ожидала? – В этот момент Джаз улыбнулась, задрала подбородок и быстро заскользила по льду.

Меньше чем через полчаса…