Анжелика стояла напротив мужской раздевалки, ее рука лежала на дверной ручке, а сердце колотилось с бешеной скоростью. Вдруг дверь распахнулась – на пороге был Макс.

– Анжелика, – удивился он, увидев ее.

– Я… – Девочка отвела взгляд, почувствовав, как кровь приливает к щекам.

Макс прикрыл глаза и вздохнул:

– Если ты видела, что Джаз выходит из раздевалки… но это не то, о чем ты думаешь…

– Я знаю. Я…

Он с недоверием посмотрел на нее:

– Ты знаешь?

Анжелика открыла рот, чтоб ответить, но Макс взял ее за плечи и втолкнул в раздевалку. Потом, прежде чем закрыть дверь, он посмотрел направо и налево, убедившись, что никто не побеспокоит их в ближайшее время.

И он, конечно, совсем не ожидал, что Анжелика возьмет его за руку.

– Макс, – шепнула она. – Я… Я все слышала… – Пока девочка произносила эти слова, ее щеки пылали. Как стыдно признаться в том, что подслушивала. – Я была там и через дверь…

Ренато

Макс улыбнулся.

– Ты хочешь сказать, что подслушивала? – пошутил он, сжав ее руку.

Анжелика опустила глаза, уставившись на свои коньки, улыбнулась, затем снова посмотрела на мальчика.

– Да, я подслушивала, – покорно согласилась она. – Но это было так интересно… – добавила она и в свою очередь улыбнулась. Потом вновь посерьезнела. – Я вела себя очень глупо. Я поверила болтовне Джаз и ее подруг. Я думала, что…

– Неважно, – перебил ее Макс.

– Нет, я должна перед тобой извиниться, – настаивала Анжелика. – В больнице я разговаривала с тобой отвратительно.

– Не волнуйся, у тебя были на то причины. Кстати, что ты здесь делаешь? Разве ты не должна быть дома? Как твое плечо?

– На самом деле моя мама думает, что я в библиотеке делаю уроки, но…

– Ты не могла находиться вдалеке от меня? – заключил он.

Анжелика улыбнулась. Зов льда был непреодолимым, это несомненно. Фигурное катание дарило ей те же ощущения, что и балет: она была свободна, могла самовыражаться и одновременно весело проводить время. Поэтому она и решила пойти сегодня в Паластеллу. Девочка была уверена, что Бетти не позволит ей полноценно заниматься, но главным для нее было присутствовать на занятии.

А Макса она была очень рада видеть, этого она никак не могла отрицать.

– Возможно, – ответила она, слегка приподняв подбородок. – Но не слишком обольщайся. – И она вышла из раздевалки, довольно улыбаясь.

Через несколько минут на катке…

Давиде в очередной раз поискал глазами Клео, но, как только их взгляды встретились, он отвернулся к Садии и Анжелике, сконцентрировавшись на обратном кросс-ролле.

Так происходило уже несколько раз, начиная с разминки.

«Разве мы не должны были снова кататься вместе?» – думал он.

– А разве вы снова не катаетесь вместе? – спросила Садия, выполняя свой кросс-ролл вперед прямо напротив Клео, – они смотрели прямо друг на друга.

– Не разговаривай со мной, когда я делаю кросс, – ответила та. – Ты меня отвлекаешь!

– Клео! Давиде! – На этот раз Бетти кричала им, уперев руки в бока, из центральной части катка. – Вы разве не должны снова кататься вместе?

Садия бросила взгляд, означавший « Ну а я что тебе говорила?» на Клео. Давиде, стоявший в нескольких метрах от них, сделал то же самое.

– Ну же, давайте! – приободрила их Бетти. – Попробуйте сделать кроссы в паре, из позиции килиан. А ты, Клео, постарайся закрепить плечи и бока! В кросс-ролле они должны быть строго перпендикулярны основной позиции!

Кросс-ролл был достаточно простым элементом, и ребята часто выполняли его на разминке. Одна нога движется на внешнем ребре по дуге, затем свободная нога проходит мимо опорной, встает на лед и совершает дугу снова на внешнем ребре. Так и хочется наклонить плечи и бедра по направлению движения, но это ошибка!

Клео остановилась, бросив взгляд на Анжелику и Садию, которые продолжали разминку.

– Чао-чао, – сказала ей Садия с хитрой улыбкой.

Давиде подошел к ней и остановился. Какое-то время они, не двигаясь, смотрели друг на друга.

Клео чуть было не спросила, какого цвета его глаза: с тех пор, как они начали кататься вместе, она так и не поняла, зеленые они или карие.

«Да что с тобой, дурочка?» – подумала она, встряхнушись.

– Готова делать кросс? – спросил Давиде, продолжая смотреть на девочку.

В первый раз в жизни он спросил, готова ли она выполнять упражнение.

– Думаю, да…

– Я блокирую твои плечи своими, – снова заговорил он. – Но ты должна опереться на меня и расслабить тело, не сопротивляясь. Ты мне доверяешь?

– О’кей, – ответила Клео, вставая в начальную позицию.

Вы должны стать союзниками, друзьями… –объясняла им Бетти.

Давиде встал сбоку от Клео, протянул руку и обнял ее за талию. Потом замер на миг, посмотрев на ее волосы.

Клео обернулась и оцепенела. Ну вот, они вернулись к прежнему. Теперь Давиде начнет жаловаться, что ее коса растрепалась и мешает ему во время катания. Но она же не виновата, что ее волосы вились от влажности, а не были такими гладкими, как у Анжелики!

– А это мы подвинем сюда, не возражаешь? – предложил он, деликатно перекинув ее косичку на правое плечо.

На следующий день…

Садия набрала эсэмэску Клео и Анжелике сразу после обеда, пока смотрела телевизор на диване в гостиной.

МОЖЕТ, ВСТРЕТИМСЯ У МЕНЯ, А НЕ У КЛЕО? СОГЛАСНЫ?

Через несколько секунд ей пришел ответ:

Я СОГЛАСНА. KissKissКле

ОЧЕНЬ ХОЧУ УВИДЕТЬ ТВОЙ ДОМ! А ТВОЙ ПАПА? ОН НЕ ПРОТИВ?

Это была Анжелика.

Садия улыбнулась и ответила.

ПРИЕЗЖАЙ СКОРЕЙ, И ВСЕ!

На самом деле ее отец еще ничего не знал об этом, но Садия собиралась рассказать ему сразу же, как только он вернется из ресторана. Она устала бояться его. По правде говоря, у нее не было на то причин: она прекрасно успевала в школе, помогала по дому, всегда была пунктуальна и готова к работе. И уж конечно, не было ничего плохого в том, что ее навестят две подруги! Даже если они катаются на коньках.

И вот через некоторое время…

– Привет, папа, – поздоровалась Садия, увидев, что отец заходит в дом. На нем были рубашка из пурпурного шелка и черные брюки, которые он обычно носил, когда работал на кассе.

– Привет, Садия! – устало ответил отец. – А где Балраджи?

– Наверно, делает уроки у Маттео. А мама?

– Она хотела приготовить еще один кирна вечер и задержалась на кухне.

– Потрясающе! Кир! – воскликнула девочка, вскочив с дивана. – Значит, его смогут попробовать и Клео с Анжеликой!

Синьор Джайраджа поднял одну бровь:

– Клео и Анжелика?

– Ну, Клео ты помнишь, да? А Анжелика – еще одна девочка, с которой я занимаюсь фигурным катанием…

Садия надеялась, что отец спросит у нее еще что-нибудь. Ей бы очень хотелось, чтоб он увидел, как она катается… Или хотя бы проявил интерес к этому, ведь теперь он был в курсе всего, что с ней происходит.

Отец покачал головой:

– Ты знаешь мое мнение на этот счет. Постарайтесь не сильно шуметь, – добавил он, направившись в спальню с видом жертвы.

Садия посмотрела, как он закрыл за собой дверь, не удостоив ее даже взглядом, и вздохнула.

В этот момент зазвонил ее мобильный телефон, который она оставила на диване. На дисплее высветился незнакомый номер.

– Алло.

– Садия? – А вот голос на том конце был знакомым.

– Макс…

– Привет, Садия, я тебя не отвлекаю?

– Нет, конечно же.

– Послушай… Я звоню тебе насчет Анжелики. Не знаю, сможешь ли ты мне помочь…

Садия подняла бровь. О чем это он?

– Знаешь, на последнем занятии, когда она рассказывала о своем вывихе Бетти, я слышал, что она сказала: «Прекрасный подарок ко дню рождения!» Ты случайно не знаешь, когда у нее день рождения?

Садия улыбнулась. Кажется, она начинала понимать…

– Нет, на самом деле, я не так хорошо с ней знакома…

– А ты не могла бы спросить ее и рассказать мне? – попросил Макс. – Тайно, разумеется, – добавил он.

Девочка заправила волосы за ухо.

– Ты что-то особенное задумал? – допытывалась она.

– Если проболтаешься, я с тобой больше и разговаривать не стану.

– Клянусь, что никому не скажу. Но только если…

– Если…

Садия сгорала от нетерпения и любопытства:

– Если ты расскажешь мне, что ты придумал!

Макс оказался в ловушке.

Через час…

– Потрясающий запах. – Анжелика склонилась над вазочкой с рисовым пудингом, который синьора Джайраджа подала им, прежде чем вернуться в ресторан.

Они с Клео совсем недавно пришли в гости к Садии и вместе полдничали на кухне.

Анжелика все еще была под впечатлением от запахов и цветов в этой квартире.

– Совсем не так, как у тебя дома, да? – спросила Садия. – Никакой лепнины на потолке, лестницы из розового мрамора и хрустальных люстр…

– Но тебе нечему завидовать! – ответила Анжелика, осмотревшись. – Каким теплым кажется твой дом с этими разноцветными шторами и расписной мебелью. А какой аромат!

– Эфирные масла, – объяснила ей Садия. – Мама всегда добавляет их в аромалампу. Сейчас это кардамон, если не ошибаюсь…

– Но я имела в виду десерт! – рассмеялась Анжелика.

Садия прыснула:

– О’кей. Десерт называется «кир». Это индийское национальное блюдо – рис, сваренный в молоке. С фисташками, миндалем и розовой водой. Восемь капель на порцию, если говорить точно.

– Останови ее, пока еще не слишком поздно! – сказала Клео. – Если она начнет перечислять все специи, из которых готовят карри, мы здесь до завтра будем сидеть!

Садия посмотрела на нее в недоумении.

«Ах так! – подумала она. – Ну смотри у меня».

– И вообще, ничего я не влюбилась.

– Нет? – Анжелика хитро прищурилась. – А зачем тогда вчера вечерам ты искала в Интернете информацию о Екатерине Гордеевой и Сергее Гринькове?

Садия удивленно посмотрела на нее. Клео интересовалась парой фигуристов, о которых рассказывала Бетти?

– Она рассказывала мне об этом по дороге к тебе.

– При чем здесь это? – вздохнула Клео. – Меня впечатлила история Екатерины и Сергея, и я хотела узнать больше, но…

Анжелика и Садия заметили, что она вдруг погрустнела.

– Клео, не обижайся, мы пошутили, – сказала Садия.

– Я знаю. Я просто вспомнила о том, что прочла в Интернете. – Клео провела кончиком чайной ложечки по своему десерту . –Екатерина и Сергей были прекрасной парой, и всякий раз, выходя на лед, они очаровывали зрителей, потому что в каждом движении умели выразить то глубокое родство душ, что позволило им стать особенной парой. Они поженились, когда ей было восемнадцать, а катались вместе с самого детства. А потом в один день волшебство закончилось. Сергей умер в двадцать восемь лет от сердечного приступа прямо во время тренировки.

Анжелика и Садия вздрогнули. Клео начала рассказывать эту историю Анжелике по дороге к дому Садии, но не успела рассказать до конца…

– Екатерина продолжила кататься одна, продемонстрировав всему миру свою силу воли и мужество, – продолжила Клео. – Но она никогда не забывала Сергея и посвятила ему книгу « Мой Сергей», по которой даже сняли фильм.

– Какая грустная история! – прошептала Садия, прикрыв рот рукой.

– К счастью, много лет спустя Екатерина, кажется, нашла новую любовь, – продолжила Клео. – Но их с Сергеем история меня потрясла.

– И меня, – вздохнула Анжелика.

На мгновение за столом на кухне воцарилась тишина.

Потом Садия улыбнулась:

– Ну же, девочки, давайте поговорим о чем-то радостном. Кстати, Анжелика, кажется, у тебя скоро день рождения?