Стадион Паластеллы был в тот день переполнен, и даже не верилось, что это ледовый дворец и на дворе декабрь, настолько жарко было внутри. Может, из-за огромного количества людей, наводнивших трибуны, а может, из-за того, что все ребята из группы фигурного катания страшно волновались перед зачетом.

Анжелика последней из группы вышла на каток. У нее дрожали коленки, но публика, кажется, совсем этого не замечала, если судить по аплодисментам, которыми ее встречали.

– Давай, Анжелика! – прокричал кто-то.

Девочка узнала голос Садии, ее подружки-индианки.

– Покажи класс! – Это был Макс.

Огни рампы осветили Анжелику, и шум на трибунах затих. Девочка, в своей легкой красной юбочке в тон расшитому стразами боди, уверенно устремилась к центру катка. Она резко остановилась, развернув лезвие конька наружу; ее светлые волосы переливались в лучах прожектора.

Анжелика завела одну ногу за другую и подняла вверх руки. Перед тем как пойти на фигурное катание, она много лет занималась балетом, поэтому и на льду двигалась с грацией и изяществом настоящей балерины.

Заиграла пленительная музыка: в качестве музыкального сопровождения для ее выступления Бетти выбрала отрывок из «Спящей красавицы» Чайковского.

«Минута тридцать секунд», – подумала девочка.

Программа длилась всегоминуту и тридцать секунд. Но в тот момент они казались ей вечностью. Анжелика привыкла к выступлениям, еще занимаясь балетом, и даже не раз сдавала зачеты, но никогда еще ей не приходилось выступать одной, когда глаза всех зрителей устремлены только на нее, включая Макса, самого симпатичного парня Паластеллы, и Жасмин по прозвищу Ехидна, ее соперницы номер один на катке и за его пределами. Та, что вставляла палки в колеса ей и ее подругам с самого первого дня. Самая коварная девчонка на Земле… Вот и сейчас Анжелика неожиданно выполнила аксель, несмотря на строжайший запрет Бетти.

– Программа этого зачета включает все элементарные прыжки, кроме акселя, – сказала тренер. – Так что никакого двойного сальхова, двойного тулупа и тому подобного. Вам ясно?

Теперь их всех наверняка ждет строгий выговор…. Ведь, к сожалению, после номера Жасмин и Садия захотела продемонстрировать, как она делает двойной сальхов. Не говоря уж о том, что вытворила Клео…

Но сейчас нужно думать только о выступлении.

На трибунах все затаили дыхание, очарованные грацией девочки. И ее друзья, стоявшие у края катка, были восхищены: Макс, Садия, Клео, Давиде, и даже Жасмин, стоявшая немного поодаль с двумя подружками-синхронистками Вероникой и Ванессой.

Макс застыл с открытым ртом. И не только из-за блестящего выступления Анжелики – он все еще не мог поверить в то, что, когда несколько минут назад он пригласил ее на свидание, она согласилась. С самого первого занятия он пытался обратить на себя ее внимание, но Жасмин все время путалась под ногами. Но теперь… быть может, Анжелика наконец поняла, что между ним и Джаз ничего не было. Он с нетерпением ждал воскресенья, дня их первого настоящего свидания. Конечно же они назначили его в Паластелле, чтоб вместе полюбоваться на долгожданное шоу «Звезды на льду».

Клео, стоявшая прямо перед ним, улыбнулась, наблюдая за Анжеликой, которая выполняла элемент, состоящий из прыжка петлей и сальхова. Когда она завершила элемент изящнейшей ласточкой, Клео сфотографировала ее на мобильный телефон. Но сразу после этого она встретилась взглядом с Давиде, стоявшим рядом с ней, и улыбка тут же погасла.

– Ты все время пытаешься доказать, что ты лучше меня! – прошипел мальчишка некоторое время назад, как только закончилось их парное выступление. – Если ты не заметила, мы должны были кататься вместе! Мы занимаемся парным фигурным катанием в Паластелле, а ты ничего не понимаешь! Ты выступила с этой ласточкой вне программы, выставив меня далеко не лучшем свете! Ты просто ребенок!

Это онаребенок?

– Это ты отъехал от меня непонятно куда! – взорвалась Клео, покраснев от злости. – Я обернулась, а ты был уже на противоположной стороне катка! И что я должна была делать?

– Я не виноват, что ты половину своих шагов забыла! Естественно, я был на другом конце катка!

Клео никак не могла понять, почему Бетти поставила их в пару. К зачету они с Давиде должны были подготовить параллельную программу: каждое вращение, прыжок и любую другую фигуру они должны были выполнять бок о бок, в унисон, но, должно быть, она забыла какой-то элемент, и Давиде вдруг оказался очень далеко от нее. Однако, вместо того чтоб остановиться, она решила сымпровизировать и выполнила чудесную ласточку. И, услышав аплодисменты, была уверена, что все сделала правильно. Но когда она догнала Давиде, чтобы исполнить последнюю поддержку, он просто испепелил ее взглядом…

Клео тряхнула головой, стараясь не думать об этом. Не стоит обращать внимания на этого зазнайку – он так стремился всегда выполнять все по правилам и точно следовать программе, что в случае любой неожиданности только и делал, что сердился на нее.

Садия взяла ее за руку.

– Не делай такое лицо, – шепнула она с ласковой улыбкой. – Вы с Давиде классно выступили.

Никто не знал Клео лучше Садии, которая сидела с ней в школе за одной партой, ходила вместе с ней на фигурное катание и была ее лучшей подругой.

– Я-то знаю, что мы были великолепны, – ответила Клео. Она специально говорила громко, чтоб Давиде ее услышал. – Но кто объяснит это нашему зануде! – Девочка метнула рассерженный взгляд в его сторону.

Мальчишка сделал вид, что не слышал ее, и уставился на Анжелику, которая как раз заканчивала свое выступление.

Тем временем Жасмин смотрела, как Анжелика делает поклон в центре катка под шумные аплодисменты зрителей.

– Только посмотрите, какую звезду она из себя строит, – прошипела она.

С ней были Вероника и Ванесса, которые никогда от нее не отлипали. Для них Жасмин – Джемма, а для друзей просто Джаз – была признанной богиней Паластеллы и примером для подражания. Поэтому и они зло посматривали на Анжелику.

– Не знаю, чего ей так аплодируют, – пробурчала Ванесса. – У нее такая банальная программа… Она даже не попыталась ответить на твой аксель чем-нибудь неожиданным, – заключила она, обращаясь к Джаз.

– Может быть, это потому, что она красиво двигается, – вмешалась Вероника. – Или потому, что она так похожа на Николь Кидман.

Джаз скривилась и бросила на нее ядовитый взгляд:

– А я похожа на Анджелину Джоли.

Уж конечно, ей ни к чему завидовать этой блондинке-зазнайке Анжелике Контидель Кампо.

– Ты знаешь, что Макс собирается идти с ней на шоу «Звезды на льду»?

Жасмин рывком обернулась к Ванессе:

– Что?

Она просто ненавидела, когда подобные новости застигали ее врасплох.

– Анжелика… я слышала, как они с Максом разговаривали недавно…

Джаз прищурила голубые глаза. Как такое возможно? Макс должен был стать ее парнем. Анжелика-то тут при чем?

– Ах, конечно! – ответила она, подняв повыше подбородок. – Это только для того, чтоб заставить меня ревновать. Вы же знаете, Макс видел меня с Балраджи и просто с ума сошел от ревнос ти…

Вероника подняла брови:

– Балраджи?

– Старший брат Садии, – объяснила Джаз с видом превосходства. – Поняли, кто это? Тот высокий смуглый парень, который все время приезжает за Садией на мотоцикле. Макс видел, что мы разговаривали в баре, и ужасно разозлился. Неудивительно, что он пригласил Анжелику, я ожидала подобного удара. Парни так предсказу емы!

– А тебе что, все равно? – снова спросила Вероника. – Ну, то, что они идут на свидание… и все такое…

Жасмин хотела испепелить ее взглядом, но сдержалась.

В конце концов, не стоит обижаться на Веронику – она ведь такая наивная. Была бы похитрее – никогда не попала бы в команду синхронисток, где девушки катаются только вместе, не демонстрируя свои личные умения….

– Не беспокойтесь за меня. Я подготовила сюрприз нашей Анжелике. Она сама бросит Макса…

Вероника и Ванесса просияли:

– Ты обдумываешь какой-то дьявольский план?

– Конечно, – ответила Джаз, распрямив плечи. – Такая девушка, как я, всегда добивается того, чего хочет.

Ванесса уже сгорала от нетерпения:

– Что ты задумала?

Жасмин улыбнулась, как кошка, узнавшая, как открывается холодильник:

– Спокойно, девочки, спокойно. Знайте, что вы мне скоро понадобитесь.