Золотые кони

Бордонов Жорж

Жорж Бордонов

ЗОЛОТЫЕ КОНИ

 

 

Вместо предисловия

Чтобы избавить читателя от необходимости поминутно заглядывать в справочники, перед началом повествования уточним: действие романа начинается в пятьдесят седьмом году до Рождества Христова, во второй год Галльской войны, и развивается, главным образом, в период начала и продолжения знаменитой кампании против венетов.

Цезарь считал Галлию покоренной, завоевав множество народов, населявших этот обширный край, и добившись повиновения от остальных. Но в течение зимы, предшествующей кампании, венеты объединились с западными племенами (Ареморик, Нормадия и северная часть Пуату). Этот союз доставил Цезарю хлопот.

И еще о политической ситуации и событиях, происходивших в то время в Римской империи.

Римская республика была подорвана изнутри интригами корыстных политиков, погрязла в безнравственности и кумовстве. В вечном городе покупалось и продавалось все, вплоть до чести. Стремительное восхождение Цезаря на императорский трон положило конец хаосу.

Завершив покорение Галлии, Цезарь перешел Рубикон, чем развязал гражданскую войну (49 год). Сторонники Республики под руководством Помпея бежали в Грецию. Цезарь одержал над ними победу при Фарсале (8 августа 48 года). Помпеи укрылся в Египте, где был убит молодым царем Птолемеем. За два года, с 48-го по 47-й год, Цезарь завоевал Египет и возвел на трон государства Клеопатру. Затем он повернул свои легионы на восток и сражался под Зелой с сыном великого Митридата (47 год). После чего состоялся новый поход в Африку, где он добил сторонников Республики. В мартовские иды Цезарь был убит. Власть унаследовал Триумвират (приемный сын Цезаря Октавиан, Марк Антоний и Лепид), но из-за разногласий между ними и алчности всех троих разразилась новая гражданская война, из которой Октавиан вышел победителем и императором.

Рим превратился в столицу всего мира. Опорой его величия стала армия, состоявшая из нескольких легионов.

Для большей ясности напомним, что в легион входило около шести тысяч человек, командовал ими легат (звание, аналогичное современному генеральскому). Легион подразделялся на десять когорт под командованием военных трибунов (высших офицерских чинов). Каждая когорта состояла из десяти центурий, находящихся под началом центурионов (капитанов), которым помогали субцентурионы (лейтенанты). Ведущий центурион носил звание примипила.

Дорогая Ливия,

Вот уже давно я собираюсь описать тебе события, без которых твое нынешнее счастье было бы невозможно. Да и моя жизнь была бы другой, даже если она состояла бы из тех же военных маршей и построений легионов.

Когда я привез тебя из галльского леса, ты была совсем несмышленой. Но скоро ты забыла язык своих предков, воспоминания не тревожили тебя вплоть до приезда в Эпониак, где неожиданно проснулась эта неудержимая страсть… Взрослела ты в Риме и стала настоящей римлянкой. Твои ум и красота пленяли молодых людей из лучших семей. Ты вышла замуж за Гая Семпрония, наделенного достоинствами Минервы и Аполлона. Вы были прекрасной парой и казались созданными друг для друга! Вот почему я так легко согласился на этот брак и завещал тебе все свое имущество, за исключением нарбонского имения, где сейчас и нахожусь. К сожалению, мне так редко приходилось видеть тебя, Ливия! Только теперь я понимаю, что твое милое лицо дороже пустой славы и всех завоеванных ценой крови богатств.

Когда завоевание Галлии подошло к концу, я надеялся, что меня отпустят в имение и дадут пожить в свое удовольствие. Но Цезарь перешел Рубикон и начал гражданскую войну. Затем был Фарсал… Накануне сражения передавали из уст в уста призыв, брошенный, кажется, одним из тех бывалых центурионов, которые составляли костяк армии:

— Докажите Цезарю, что он не напрасно положился на вас. Осталось выиграть последнее сражение. Выстояв, вы завоюете ему власть, а себе — свободу.

Но сражения продолжались. Помпеи бежал, и Цезарь решил преследовать его. Я оказался в той горстке легионеров, которая ворвалась с ним в Египет. Чтобы вернуть Клеопатре трон, нам пришлось завоевать целую страну! Затем состоялся поход на Восток, грандиозная победа на Зеле. Цезарь написал: «Veni, vidi, vici!». А шагали, потели, стонали, кровоточили мы.

Потом снова была Африка, где погибли сторонники Республики и умертвил себя Катон. И наконец, а это было спустя несколько дней после твоей свадьбы, в эти проклятые мартовские иды Цезарь захлебнулся в собственной крови. К власти пришел Триумвират, и началась повальная, без разбора, резня: гибли родственники, друзья, враги. Как Цицерон и многие другие — родня Цезаря, знать, сенаторы, — я должен был бежать и искать убежища. Более удачливый, чем великий болтун, я оставил далеко позади своих преследователей, уплыв в Нарбонию. Здесь, в глуши, я и живу с тех пор… Итак, из четырнадцати лет, что я знал тебя, мы провели вместе всего одиннадцать месяцев.

Я писал тебе длинные послания, стараясь не исчезать из твоей памяти надолго. Тебя навещал, кроме того, Котус. Он появлялся неожиданно и всегда привозил либо золото, либо украшения, иногда статуи. Это было что-то вроде выражения верности, знаков нерасторжимости нашего союза (скоро ты поймешь почему). Вот так же Рим богател, поглощая дань от покоренных народов. Роскошь быстро наполняла дом бывшего придворного, который я купил специально для того, чтобы поселить тебя под защитой своих постаревших двоюродных братьев. Но хочу еще раз сказать тебе: ничего не стоят письма, золото, предметы искусства, если я не слышу дорогой мне голос. Он продолжает звучать в моей памяти, чистый и нежный, как журчание ручья, текущего среди камней.

Когда мне приходилось бывать в Риме, я несколько раз ловил на себе твой пристальный взгляд. Удивление, смешанное со страхом, читалось в нем. Ты спрашивала себя — не так ли? — кто же я на самом деле, зачем я увез тебя из родных мест, кто были твои близкие? Наверное, тебя охватывали смутные, тревожные воспоминания. Меня же в эти моменты охватывала глубокая грусть. Мне было стыдно и больно. Я старался отвлечь тебя, увлекая играми или прогулкой. Я боялся вопросов, которые ты задала бы мне рано или поздно. Позже я солгал тебе, побоявшись, что ты неправильно поймешь меня или разлюбишь. Как я боялся! Я, избежавший стольких опасностей, мучился страхом потерять в глазах молодой женщины, пугался ее презрения. Не осмеливаясь касаться горькой правды, я уклонялся от разговора наедине с тобой. Я устраивал празднества, подолгу не отпуская от себя друзей: иной раз мне бывало так тяжело, что хотелось кричать, но я заставлял себя казаться веселым и даже смешным. Ты смеялась над веселыми историями, которые рождались в моем отягощенном угрызениями совести воображении. Не забыла ли ты басни о Криспе? Знай, что я выдумал ее с единственной целью — позабавить тебя, отвлечь от потайных мыслей. Сколько раз во время обедов я рассказывал тебе о его подвигах, подражая его жестам и гримасам… Так я отравлял фальшью наши отношения. Я предпочитал играть роль веселого сотрапезника. Меня душило раскаяние, но, следуя приличиям, я прикидывался шутом. Удалось ли мне обмануть тебя? Сомневаюсь. Всякий раз перед отходом моих войск ты поднималась на рассвете. Ты появлялась — о тайна провидения! — в белой тунике, которая будила во мне вихрь беспощадных воспоминаний. Твои распущенные волосы лежали на обнаженных плечах. Широко раскрытыми глазами ты ловила мой взгляд, точно хотела меня удержать; казалось, они упрекали:

«Снова ты уходишь и оставляешь меня в неведении. Когда же ты перестанешь обращаться со мной, как с маленькой? Когда освободишь свое сердце от бремени сомнений? Неужели ты думаешь, что я еще слишком юна, чтобы понять тебя? Настолько горда, что не стану любить тебя так, как прежде?»

Но трусость заставляла меня молчать. Твои руки обвивали мою шею, волосы касались поблескивающей кирасы. Холод металла охлаждал твой пыл, и ты дрожала, как промокшая птица. Я больше не в силах был сдерживаться — тяжелая мужская слеза, посланная, казалось, из самого сердца, падала на твой затылок и пропадала в прядях золотистых волос. Я через силу улыбался и говорил:

— Возвращайся, моя дорогая Ливия. Боюсь, сейчас начнется дождь.

И уходил, не оборачиваясь. Я шел долго, стараясь быстрой ходьбой сбить волны тоски и тяжелых угрызений совести.

Однако мне не на что было жаловаться. Ведь я знал, что, вернувшись, увижу тебя повзрослевшей, ставшей еще прекраснее. Во время походов моя душа жила воспоминаниями о тебе. Как тебе известно, вечному легионеру приходится довольствоваться крохами счастья. Мы — сдержанные, ожесточенные люди, которые изливают свое скупое чувство привязанности на бессловесных тварей, встреченных на пути. Только представьсебе неотесанного легионера, на привале подносящего к глазам ладони, в которых сидит ручной мышонок или хамелеон! А за другим трусит старый пес, собравший шерстью пыль с дорог всего мира… Я же носил с собою образ моей милой Ливии. Но хватит об этом.

Позавчера Котус вернулся из Рима. Он появился раньше, чем я ожидал. И рассказал мне, что застал тебя преисполненной радости. Я сразу понял, почему он так рано вернулся: бедняга боялся помешать вашему блаженству своим присутствием. И он был прав! Вы с Гаем поженились так недавно! И я не хотел бы, чтобы присутствие Котуса напоминало вам обо мне, не будило страхи, о которых вам, возможно, удалось позабыть. Мой храбрый воин вышел на цыпочках, чтобы не мешать влюбленным. Я одобряю его скромность, Ливия. Вы должны забыть обо всем на свете, кроме своей любви, ты и Гай. Я так рад, что среди всеобщего падения нравов вам удалось испытать истинное чувство, что тебе посчастливилось обрести мужа, не потеряв целомудрия. Римлянки прежних времен поступали только так. Впрочем, как и женщины Галлии. На том и зиждется мощь сильной расы.

В своей обычной многословной манере, которая тебе хорошо известна и которая не исключает тем не менее точности и проницательности рассказа, Котус описал мне вас такими, какими оставил: вы сидели плечом к плечу на мраморной скамье в глубине сада.

— И волосы Ливии, — сказал он, — точно искрились.

Слава небесам за то, что они даровали вам любовь, в то время как Рим в очередной раз истекал кровью. Она воспламенит твой угасший дух. Она удержит Гая от безрассудных поступков и тем устроит его счастливое будущее. Не говоря о том, что она подарит вам блаженство, о котором можно только мечтать…

Я послал к вам Котуса, чтобы малейшее беспокойство не мешало вашему счастью. Я был слишком самонадеян. Увы, Триумвират злопамятен. Котус был замечен, вслед ему послали шпионов, они следили за ним вплоть до моего укрытия. Теперь мои враги знают, что я прячусь на Черной горе. Во время вчерашней прогулки я заметил двух незнакомцев, притаившихся среди камней. Не требовалось большой работы ума, чтобы узнать в них римлян, переодетых крестьянами. Сегодня в полдень меня навестил нарбонский центурион, мой старый товарищ по оружию, и сказал:

— Ты разоблачен, Тит. Наместнику известно твое местонахождение. Тебе нельзя больше оставаться здесь. По приказу Триумвирата уже казнили двух сенаторов, скрывающихся в этих краях… Я пришел к тебе не для того, чтобы завоевать твое покровительство, только из дружбы.

Еще не так давно я посмеивался над холодностью Октавиана и грубостью Марка Антония. Но после убийства Цезаря они стали хозяевами Рима, и тут же подняли свои головы те, кто с нетерпением ждал чинов, наград, одним словом, реванша. Их так много, и они так алчны, что я не сомневаюсь в исходе собственной судьбы. Я был легатом при Цезаре, префектом Рима, сенатором — вот в чем я виноват! Это слишком высоко, чтобы довольствоваться меньшим, слишком почетно, чтобы покоряться… И я слишком стар, чтобы начинать все сызнова. Никаких надежд. Я внесен в черный список. Это вполне в духе эпохи! Теперь уже ничто меня не удивит. Братоубийственные войны, перевороты, череда свержений и восхождений — все это случалось и в прежние времена, не только в наше.

«Что есть наше прошлое? — говорится в одной восточной притче. — Это то, что должно повториться в будущем. Что происходит теперь? То, что и завтра будет происходить.

Все повторяется. Никто не вправе сказать, вот нечто совершенно новое — ибо все это уже появлялось в ушедшие века».

Я могу прибавить к этим словам:

«Где же вчерашняя боль? И что останется к завтрашнему дню от сегодняшнего блаженства?»

Я не знаю, что будет со мной завтра, под чьим кровом я найду приют, сколько вечеров доведется мне еще провести в мирной тишине. Стоит ли бежать? Во всяком случае, я хочу успеть рассказать тебе о том, что не должно вместе со мною уйти в небытие.