Вивиане Агиляр

Неверным утром мне приснился сон. Изо всего, что видел, помню двери, а остальное стерлось. Новый день вобрал в себя и схоронил навеки какое-то известие, теперь недосягаемое, словно призрак слепца Тиресия, халдейский Ур и лабиринты теорем Спинозы. Я прожил долгий век свой, разбирая учения философов земли. Известно мненье одного ирландца, что Бог, чей разум никогда не спит, хранит в себе любое сновиденье, и каждый сад, и всякую слезу. Неверный день, и полутьма повсюду. Пойми я, что осталось ото сна, который снился мне, и что в нем снилось и я бы понял все.