Бесплодный белоснежный кот глядит в лучистые зеркальные глубины, не ведая, что этот белый клуб и золото зрачков, ни разу в доме им не замеченных, — его двойник. Когда б он знал, что незнакомый зритель всего лишь сон зеркального стекла! Я говорю себе, что оба дивных кота — и в зеркале, и во плоти — подобья одного вневременного прообраза. Так учит — тоже тень — Плотин в своих бездонных "Эннеадах". Какой Адам шестого дня творенья, какой уму непостижимый Бог глядится в нас, несчетные осколки?