Отдел «Абвер-2»

при штабе группы армий «Юг»

28 октября 1941 г.

...Настроение населения в большинстве случаев уже через несколько недель после оккупации территории нашими войсками значительно ухудшилось. В чем причина этого? Мы проявляем... внутреннюю неприязнь, даже ненависть к этой стране и высокомерие по отношению к этому народу... То обстоятельство, что мы ведем войну третий год и должны зимовать в неприветливой стране, вызывает ряд трудностей. Но их необходимо преодолевать со стойкостью и самодисциплиной. Мы не должны срывать на населении свое недовольство этой страной... Однако гораздо чаще имели место случаи, когда мы поступали без учета психологии населения и вследствие ошибок, которых легко можно было избежать, теряли с его стороны всякую симпатию. Расстрелы в деревнях и крупных населенных пунктах выбившихся из сил пленных и оставление их трупов на дороге — этих фактов население понять не может... Так как армейские продовольственные склады в значительной мере предоставили войскам самим снабжаться продуктами питания, вблизи крупных военных магистралей и городов колхозы в большинстве случаев уже не имеют племенного скота, семян и посевного картофеля (Полтава). Безусловно, снабжение собственных войск стоит на первом месте, однако нам не безразлично, как оно осуществляется. Реквизиция последней курицы в психологическом отношении столь же неразумна, как в хозяйственном отношении — убой опоросной свиньи и последних телят. Этим мы саботируем мероприятия собственной сельскохозяйственной администрации. Никто не думает о том, что сильно разрушенное хозяйство этой страны является нашим хозяйством, которое обязательно должно быть восстановлено, к запасам и поголовью скота которого необходимо относиться экономно, поскольку в будущем году за счет их будет снабжаться наша армия, а все излишки должны быть вывезены на родину.

Снабжение больших городов возможно лишь в очень ограниченных размерах. Как раз здесь наша пропаганда была недостаточной. Вместо того чтобы разъяснять населению причину затруднений и призывать его к самообеспечению, мы оказались не в состоянии издавать в таком городе, как Полтава, украинскую газету ввиду того, что ни один офицер цензуры не захотел взять на себя ответственность за ее издание. Население... оказалось без руководства. Оно стоит в стороне. Оно чувствует, что мы смотрим на него сверху вниз, что мы усматриваем в его темпах и методах работы саботаж, что мы совершенно не делаем никаких попыток, чтобы найти путь к нему. При таких обстоятельствах уже сам недостаток продовольствия в городах служит обвинением против нас...

Даже самая лучшая полиция не в состоянии гарантировать безопасность путей подвоза.

Наряду с охраной путей подвоза существует неотложная необходимость выжать из страны все возможное для обеспечения снабжения Германии. Гораздо большей опасностью, чем активное сопротивление партизан, здесь является пассивное сопротивление — трудовой саботаж, в преодолении которого мы имеем еще меньшие шансы на успех.

Обер-лейтенант Оберлендер

ЦГАОР СССР, ф.7445, оп.2, ед. храм.104.