13 октября — [3]Решение смешанной медицинской комиссии должно в значительной части основываться на данных лагерных врачей и врачей — соотечественников военнопленных или на освидетельствовании врачами-специалистами держащей в плену Державы.
ноября 1943 г.

ТЕЛЕГРАММА

I. Потери врага:

убитых — 327

пленных — 227

специальная обработка — 182

II. Собственные потери:

убитых немцев — 11

раненых немцев — 32

убитых иностранцев — 1

раненых иностранцев — 9

III. Трофеи: 2 тяжелых пулемета, 1 легкий пулемет, 28 винтовок, 16 автоматов, 6 противотанковых ружей, 5 пистолетов, 18 ручных гранат.

Разрушено: 19 партизанских лагерей, 45 укрепленных огневых точек, 50 землянок.

Сожжено: 87 деревень.

IV. Захвачено рабочей силы:

мужчин — 6 752

женщин — 3 264

детей — 1 708

Захвачено скота:

крупного рогатого скота — 11 116

свиней — 2 367

лошадей — 1 284

овец — 18 087

мелкого скота — 3 059

Захвачено сельскохозяйственных продуктов:

1 680 ц зерна

4 104 -"- картофеля

34 -"- льна

51 -"- овощей

17 -"- гороха

2 -"- лука

4 -"- конопли

744 -"- сена

159 -"- соломы

100 -"- свеклы

255 шт. шкур

Гауптштурмфюрер СС Вильке

ОТЧЕТ-ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПО ОПЕРАЦИИ «ФРИЦ»

17 октября 1943 г. я провел заключительное совещание с управляющими отдела сельского хозяйства, на котором выяснилось, что в ходе заготовки сельскохозяйственных продуктов все же далеко не был достигнут желаемый успех и что причины этого кроются в следующем:

1. Перед отрядом ставятся слишком большие дневные задания.

2. Часть людей отрядов слишком плохо понимает задачи сельскохозяйственных заготовок.

3. Управляющие сельского хозяйства не имели или почти не имели поддержки со стороны отдельных подразделений полиции.

К пункту 1 я хотел бы еще отметить следующее. Если дневные задания будут составлять до 8 км и более, то нечего и думать о том, чтобы как следует выполнить задание по заготовке; и притом не избежать случаев, что крестьяне, которые частично выполнили уже свою норму сдачи, обираются дочиста. Села, которые больше всего подвергаются такой участи, расположены в окрестностях окружных городов, хотя в окружных городах находится управляющие сельского хозяйства.

К пункту 2. Не понятно управляющим сельского хозяйства было то, что села быстро сжигались, несмотря на то что все помещения были наполнены зерном и сеном. Стога сена и скирды хлеба были также сожжены. Отсюда и плохие результаты заготовки зерна, сена и соломы. Отрядам важно было лишь угнать скот, который они нашли, и тем закончить заготовки. Известным фактом, проявившимся во всех операциях, было то, что в каждом дворе были найдены по нескольку шкур, а также большое количество готового полотна и шерсти. Управляющие сельского хозяйства внесли предложение не сжигать эвакуированные села в течение одного-двух дней, чтобы эффект заготовок был стопроцентным. Однако это предложение было отклонено.

К пункту 3. Управляющие сельского хозяйства, которым было поручено провести заготовку, в большинстве случаев были поставлены перед свершившимися фактами. Им просто говорили: вот стадо скота, обеспечь транспортировку к погрузочной станции. Тем самым руководители сельского хозяйства были заняты слишком уж большим количеством мелочей, а важные дела отступали на второй план.

В заключение я еще раз хочу повторить, что предприятия в области сельского хозяйства не увенчались желаемым успехом, а кроме того, были безуспешными также и в отношении прекращения деятельности банд. Последнее видно из того, что во время хода предприятия на двух управляющих сельского хозяйства было совершено нападение в тылу у проводящих операцию отрядов, а двое были расстреляны после проведения операции.

Нельзя ли было бы этим округам, которые еще находятся в наших руках и в которых находятся управляющие сельского хозяйства, предоставить в распоряжение взвод в составе 60—80 солдат? Этим можно было бы добиться, чтобы округ выполнил свою норму сдачи на 100%, и сельское хозяйство сохранило бы жизнеспособность на следующий год. Этот взвод можно было бы обеспечить довольствием исключительно из средств округа, и для того чтобы он был подвижным, его нужно было бы снабдить верховыми лошадьми, что для любого округа во всяком случае доступно. Кроме того, войска должны были бы заняться борьбой с бандами, а то сейчас дело обстоит так, что каждый полицейский опорный пункт закапывается в бункер, и начальник сельскохозяйственного отдела округа должен один разъезжать по округу. Этим мы добились бы такого положения, при котором не банды мешали бы нам, а мы мешали бы деятельности банд, и это было бы определенным успехом.

Зачем вообще сжигаются села? Ведь банды настолько невзыскательны и строят себе землянки, а что нужно для поддержания жизни, они достают из той части округа, где еще ведется хозяйство. Но я могу себе представить, как счастливы были бы подразделения, передвигающиеся для создания отрыва от противника, найти село, где были бы запасы зерна, сена и соломы, чтобы войска имели, по крайней мере, в достаточном количестве корма для лошадей. Это позволило бы ведь сэкономить много транспортных средств, а для того чтобы сжечь, времени достаточно и у последнего немецкого солдата.

В Мяделе, Вилейского уезда, во время последнего предприятия сожжено около 20 сел. Теперь в Мяделе партизан больше, чем когда-либо. Главный управляющий был отозван, и управляющие сельского хозяйства и полиция должны ночью защищать город. Если в ближайшие дни не придет подкрепление, то жизнь немцев окажется в опасности.

Подпись

ЦГАОР БССР. ф.370, оп.6, д.138. л.1, 1 об. документы и материалы отдела истории Великой Отечественной войны, инв №18673, л.3—4. Перевод с  немецкого