гор. Берлин

26 октября 1943 г.

I. Намерение обращаться с несоветскими военнопленными, строго придерживаясь соглашения 1929 г., а с советскими военнопленными — согласно указаний ОКВ, зачастую приводило к формам, которые не согласуются с требованиями навязанной нам тотальной войны...

Обращение с военнопленными, используемыми на работах, необходимо поставить исключительно в зависимость от того, чтобы добиться наивысшей производительности и немедленно принимать строгие меры, если военнопленные проявляют небрежность, ленивость или непокорность. О военнопленных надо не «заботиться», а обращаться с ними так, чтобы была достигнута требуемая наивысшая производительность. Само собой разумеется, наряду со справедливым обращением сюда относится также и снабжение военнопленных продовольствием, одеждой и т.д. согласно имеющихся на то указаний.

II. Изменение обстановки и растущая потребность в рабочей силе военнопленных вынуждают доставлять в империю все большее число военнопленных. Несмотря на это, нельзя рассчитывать, что в соответствии с этим будут увеличены охранные силы; также нельзя будет в среднем улучшить и контингент охранников.

Затруднение представляет то обстоятельство, что военнопленные по ошибке думают использовать такое положение в свою пользу. Они будут поэтому во многих случаях дерзкими и попытаются бежать еще в большем объеме. С такими явлениями лишь тогда можно бороться, если к военнопленным, в случае непослушания или бегства, будут немедленно применены строгие меры.

Слабодушные, которые будут говорить о том, что при теперешнем положении надо обеспечить себе путем мягкого обращения «друзей» среди военнопленных, являются распространителями пораженческих настроений и за разложение боеспособности привлекаются к судебной ответственности. Военнопленные должны ни минуты не сомневаться в том, что против них будет беспощадно применено оружие, если они окажут даже пассивное сопротивление или будут бунтовать.

Господа начальники должны позаботиться о том, чтобы это положение об обращении с военнопленными стало общим достоянием всех подчиненных им офицеров, чиновников, унтер-офицеров и рядовых. Этого нельзя сделать одними письменными указаниями и памятками, а в первую очередь путем устного слова и длительного и сознательного воспитания подчиненных в духе этих установок.

Прошу устно и должным образом сообщить об этих установках местным органам НСДАП и доложить господам командующим.

Прошу это письмо не размножать.

Генерал Греневитц

ЦГАОР СССР, ф.7445, оп.2, д.140, л.71. Перевод с немецкого