Аргументы министра д-ра Геббельса в его письме от 12 мая с.г., которыми он обосновывает свое требование о передаче ему всех полномочии и руководства в области пропаганды среди военнопленных, исходят из ошибочных предпосылок и недооценки проблемы в целом, а потому ни в какой мере не могут изменить точку зрения министерства иностранных дел.

Военнопленные являются иностранцами. Отсюда и влияние на них представляет собой область внешней политики и зарубежной пропаганды, которая возложена фюрером на имперского министра иностранных дел и является делом МИДа.

В соответствии с этим согласно мобилизационному приказу от августа 1939 г. руководство всеми делами, касающимися военнопленных и не имеющими военного характера, сосредоточено в министерстве иностранных дел. Таким образом, компетенция министерства иностранных дел относительно осуществляемой им до сих пор деятельности в области влияния на военнопленных и попечения о них была с самого начала ясна и понятна. Исключением из этого правила являются советские военнопленные, которые подчинены министру по делам оккупированных восточных областей, так как на них действие Женевской конвенции не распространяется и они занимают особое политическое положение...

ЦГАОР СССР. ф.7415, оп.2, д.139, л.36. Перевод с немецкого