[Документ СССР-60]

...ТЕРРОР

Политические и экономические цели, преследовавшиеся нацистами в Чехословакии, и их стремление уничтожить чехословацкую культурную жизнь и тем самым денационализировать народ были уже описаны в предыдущих главах.

Всякое сопротивление народов подавлялось в корне путем террора.

Самыми главными исполнителями этого террора были полицейские и уголовные суды.

Полицейский террор

Зверские методы, употреблявшиеся национал-социалистской полицией по отношению к чехословацкому народу, слишком разнообразны для того, чтобы подробно описывать их.

Одной из мер, применявшихся нацистами во всех занятых странах, была система заложников и их казни.

Еще до начала войны тысячи чешских патриотов, в особенности католических и протестантских священников, юристов, врачей, учителей и т.д., были арестованы. Кроме того, в каждом районе брались на учет лица, подлежащие аресту как заложники при первом признано беспорядков. Вначале это были только угрозы. В 1940 году Франк заявил в речи к руководителям «движения национального единства», что 2 тыс. чешских заложников, находящихся в концлагерях, будут расстреляны в том случае, если видные чешские деятели откажутся подписать заявление о лояльности.

После покушения на Гейдриха многие из этих заложников были казнены. Типичным методом нацистского полицейского террора являлись угрозы применения репрессии против директоров заводов в том случае, если произойдет перебой в работе. В 1939 году гестапо созвало директоров и заведующих складами различных промышленных фирм и заявило им, что они будут расстреляны в случае забастовки. Когда директора уходили, они должны были подписать следующее заявление: «Я принимаю к сведению то обстоятельство, что я буду немедленно расстрелян, если фабрика прекратит работу без уважительной причины».

Подобным же образом школьные преподаватели ручались за лояльное поведение своих учеников. Многих учителей арестовали только потому, что их ученики были уличены в написании антинемецких лозунгов или чтении запрещенных книг. Подробно продуманная система пыток, употреблявшаяся при допросах немецкой полицией, особенно гестапо, хорошо известна и не нуждается поэтому в дальнейшем описании.

Но не было худшей меры терроризирования населения Республики, чем угроза депортации в один из ужасающих концлагерей. Эта угроза постоянно нависала над всем населением и применялась в жизни в тысячах случаев.

а) Власть полиции

Власть полиции над каждым отдельным гражданином Чехословацкой Республики представляла собой полицейскую сеть, накинутую на всю территорию Республики. Эта организация имела право отдать распоряжение об аресте в целях безопасности или же о превентивном аресте. Аресты сводились к заключению в концлагеря...

Террор, осуществлявшийся полицейской организацией во время оккупации, базировался на трех факторах:

1) На широте организации, на широкой сфере ее интересов и на интенсивности ее деятельности.

2) На ее абсолютной власти.

3) На злоупотреблении этой властью.

Полицейская организация, которая наблюдала даже за самой захолустной деревней, которая интересовалась всеми подробностями общественной и личной жизни каждого гражданина и которая фактически следила за каждой отдельной личностью, должна была стать источником беспокойства для всего населения. И это беспокойство превращалось в террор, когда от полиции зависело самовольное решение вопроса о депортации в такое место, как концлагерь...

b) Концлагеря

Число этих лагерей ужасов в Германии определялось в различное время в течение ряда лет начиная с 1939 года в 30—75. Во все эти лагеря чехи заключались хотя бы на время. В следующих лагерях, однако, чешские заключенные были регулярным явлением: Освенцим — Биркенау, Бельзен, Бухенвальд, Дахау, Флоссенбюрг, Люблин — Майданек, Маутхаузен, Натцвейлер, Нейенгамме — Гамбург, Ораниенбург — Саксенхаузен, Равенсбрюк.

Концлагерь в Терезине (Терезиенштадт) был основан как гетто специально для евреев из Богемии и Моравии. Из Терезина регулярные транспорты посылались в лагеря смерти в Польше, в особенности же в Освенцим — Биркенау.

УБИЙСТВА И МАССОВОЕ ИСТРЕБЛЕНИЕ

В лагерях осуществлялись следующие методы истребления:

1. Нечеловеческие условия в транспортах являлись причиной высокой смертности.

2. Многие заключенные были повешены или расстреляны.

3. Многим заключенным делали смертоносные впрыскивания фенола.

4. Заключенных расстреливали на месте «при попытке к бегству», а иногда просто по капризу эсэсовца или потому, что автоматчики из караула нуждались в развлечении.

5. Дети, родившиеся в лагерях, отбирались от матерей и уничтожались.

6. При выполнении принудительных работ многие заключенные избивались надсмотрщиками до смерти без малейшего к тому повода.

7. Заключенных использовали как «морских свинок», и они часто погибали от опытов, произведенных над ними.

8. Многие заключенные умирали от голода.

9. Большинство случаев «естественной смерти» были прямыми убийствами, вызванными жуткими условиями концлагерей, следствием которых являлись смертоносные болезни.

10. Концлагеря типа Освенцим — Биркенау имели душегубки, предназначенные для массового истребления. Известная часть прибывающих транспортов посылалась немедленно в душегубки. «Отбор» в душегубки производился среди заключенных два раза в неделю. «Отобранные» погружались в грузовики, привозились в душегубки, где и погибали, а затем мертвые и умирающие переносились прямо в крематорий.

11. Часто случалось, что маленьких детей бросали живыми в грузовики среди мертвых и потом сжигали.

12. Были случаи массовых самоубийств.

Немцы пользовались для производственных целей волосами, срезанными с голов сотен тысяч убитых женщин. Несгоревшие кости употреблялись для производства искусственного удобрения.

ПЫТКИ

1. Порка, наказание хлыстом, пытка гимнастическими упражнениями, «дыба» и все остальные формы садистских нацистских изуверств были обычным явлением.

2. Заключенные подвергались научным опытам подобно морским свинкам.

3. Невыносимые переклички, длившиеся по крайней мере час во всякую погоду.

4. Вновь прибывшие заключенные получали номера путем татуировки на груди или на руке.

СОДЕРЖАНИЕ В НЕВЕРОЯТНЫХ, АНТИСАНИТАРНЫХ УСЛОВИЯХ

1. Лагерные условия были вопиющие; не было воды, канализации и даже самых элементарных гигиенических приспособлений.

2. Условия работы были необыкновенно тяжелы.

3. Не принималось никаких мер против распространения эпидемических болезней.

4. В случае болезни не проводилось почти никакого лечения.

ПРИНУДИТЕЛЬНЫЙ ТРУД В СВЯЗИ С ВОЕННЫМИ ОПЕРАЦИЯМИ ПРОТИВНИКА

Во многих лагерях проводились обширные работы в связи с германскими военными усилиями. В Освенциме — Биркенау, например, заключенные работали на военном предприятии, принадлежавшем концерну «Крупп», на огромном заводе синтетического каучука «Буна», на предприятии Шульца по производству военных изделий, а целая группа заключенных разряжала бомбы.

ГРАБЕЖ

По прибытии у заключенных отнимали все их имущество. На территории лагеря в Освенциме было 39 специальных складов, где похищенное имущество сортировалось для посылок в Германию.

С прибывших заключенных срывали одежду и отнимали у них личные вещи.

Как же учесть миллионы погибших или сожженных в душегубках?

В данное время невозможно определить число чехов, арестованных полицией, заключенных сначала в полицейскую тюрьму, а затем сосланных в концлагеря.

Нельзя установить также, даже приблизительно, число жертв, замученных полицией или погибших в полицейских тюрьмах или концлагерях. Невозможно, например, сказать, сколько человек прошло через тюрьму гестапо в Праге — Панкрац. Мы знаем только, что за шесть месяцев до освобождения Республики число их составляло 6 тыс. ежемесячно, а во время чрезвычайного положения, объявленного 27 мая 1942 г., их было 50 тыс. в месяц. Около 200 тыс. человек прошло в течение оккупации через тюрьму гестапо в Брно. 60 тыс. было освобождено, остальные, если они не были замучены или сразу убиты, сосланы в концлагеря.

Число убитых или умерших во время тюремного заключения не может быть определено. Мы знаем, например, что в среднем пять человек ежедневно избивалось до смерти в тюрьме гестапо в Праге — Панкраце; в период террористического режима Гейдриха и в последующие месяцы после его смерти число это доводилось до десяти. К этому следует прибавить 1 078 человек, убитых в так называемом «гильотинном сарае».

Около 20 тыс. человек было замучено или убито в тюрьме гестапо в Брно...

Когда концлагерь Бухенвальд освободили американцы в апреле 1945 г., в живых было 2 662 чеха.

В концлагере Освенцим содержалось около 60 тыс. чехов в период между апрелем 1942 и апрелем 1944 годов. Около 2 200 родственников лиц, бежавших в Великобританию, было увезено в концлагерь Сватоборжице, в Моравии, где они находились в течение всей оккупации.

«Чрезвычайное положение»

Описанные до сих пор методы террора применялись неукоснительно в течение всего периода оккупации. Они являются частью пружины немецкой администрации в Чехословакии. Но даже и эти непревзойденные в своем изуверстве методы не всегда удовлетворяли немцев. Возможность усилить их — хотя бы иногда — была дана постановлением от 29 сентября 1941 г., касавшимся объявления чрезвычайного положения рейхспротектором в Богемии и Моравии.

Уже летом 1941 года не могло оставаться сомнений в том, что военное производство Чехословакии значительно понижается. На основных оружейных заводах страны производство понизилось к сентябрю на одну треть, и есть все причины к тому, чтобы предполагать, что в сентябре это понижение было еще сильней. В некоторых рудниках Понижение достигло 65%. Кроме неблагоприятного развития промышленного производства немецкие власти были обеспокоены затруднениями, возникшими на транспорте. Порча железнодорожного состава сама по себе могла вызвать ряд несчастий из-за опозданий, которые происходили на перегруженных линиях. Но есть основание думать, что железнодорожные служащие делали все возможное, дабы усилить непригодность перегруженной железнодорожной сети.

27 сентября 1941 г. пражское радио сообщило следующее:

«Имперский министр барон фон Нейрат, имперский протектор в Богемии и Моравии, нашел нужным просить фюрера о длительном отпуске для восстановления здоровья. Так как настоящее военное положение требует полного внимания имперского протектора, барон фон Нейрат одновременно просил фюрера освободить его временно от должности имперского протектора до тех пор, пока не восстановится его здоровье, и назначить на это время заместителя.

Ввиду этих обстоятельств фюрер удовлетворил просьбу имперского протектора и поручил обергруппенфюреру Гейдриху исполнять должность имперского протектора в Богемии и Моравии на время болезни имперского министра фон Нейрата».

Рейнгард Гейдрих был в Праге уже 26 сентября 1941 г. в сопровождении 62 офицеров полиции и целого сыскного аппарата. 28 сентября за его подписью было издано постановление, касающееся объявления чрезвычайного положения.

Это постановление уполномочивало рейхспротектора объявить чрезвычайное положение во всем протекторате Богемии и Моравии или же в отдельных районах.

Самым важным следствием объявления чрезвычайного положения являлось то, что значительная часть юрисдикции в преступных делах передавалась особым судам.

Важное значение имело то, что во время чрезвычайного положения могли быть сделаны отклонения от действующего закона путем введения мероприятий «по сохранению и восстановлению общественной безопасности и порядка».

а) Чрезвычайное положение 28 сентября 1941 г.

Право объявления чрезвычайного положения было применено не позже чем 28 сентября 1941 г. Декретом, подписанным Гейдрихом, чрезвычайное положение объявлялось для районов Праги и Брно, а через несколько дней — для оставшейся части протектората. Особые суды, которые были немедленно введены, действовали в течение всего периода и вынесли 778 смертных приговоров. Тысяча человек была передана гестапо...

а) Чрезвычайное положение 27 мая 1942 г. — 3 июля 1942 г.

27 мая 1942 г. чешские патриоты совершили покушение на Гейдриха. Гейдрих, с именем которого связана волна жестоких репрессий, начатых 27 сентября 1941 г. и направленных против Движения Сопротивления в Чехословакии, был смертельно ранен и умер от ран 4 июля 1942 г.

Декретом от 27 мая 1942 г., подписанным Франком за рейхспротектора, вступило в силу чрезвычайное положение (во второй раз) для всего протектората Богемии и Моравии. Снова выступили на сцену пользовавшиеся дурной славой особые суды...

Согласно свидетельству, находящемуся в распоряжении Чехословацкого правительства, более 1 450 смертных приговоров было вынесено особыми судами. Эти факты доступны в настоящий момент. Вероятно, число смертных приговоров и казней еще выше. О тех, кого особые суды послали в концлагеря, мы ничего не знаем.

Об особых судах, введенных 27 мая 1942 г., можно сказать то же самое, что и о тех, которые были учреждены 28 сентября 1941 г. Их также нельзя считать судами, и их процедура не является судебным следствием. Они лишь орудие террора...

Франк заявил, что особые суды были лишь простыми машинами для вынесения огромного количества смертных приговоров. Будучи допрошен чехословацким военным следователем, он констатировал: «В июле 1942 года Гиммлер передал мне по телефону личное распоряжение Гитлера. Он приказывал казнить 40 тыс. чехов, подозреваемых в политической деятельности, в качестве репрессии за убийство Гейдриха».

Возникает мысль, приказал ли Гитлер особым судам вынести 30—40 тыс. смертных приговоров или он предполагал казнить 30—40 тыс. чехов вообще без суда? Другие мероприятия, еще более ужасные, были проведены также «в силу действующего закона».

Лидице

Ни угрозы, ни огромное вознаграждение, обещанное каждому, кто будет содействовать полиции в выслеживании лиц, замешанных в покушении на Гейдриха, не привели к обнаружению виновников.

Было отдано распоряжение о регистрации всего населения; каждый, уклонившийся от нее, карался смертью.

Террор должен был заставить население поддержать усилия полиции. Каждый, кто помогал «убийцам», или даже те, кто знал о них и об их местопребывании и не заявил об этом, должны были быть расстреляны вместе с семьями.

Ни эти угрозы, ни террор особых судов не сломили единодушного сопротивления чешского народа. Даже невероятные способы допросов в гестапо, которым подверглись все подозреваемые в том, что им было известно что-либо о покушении на Гейдриха, ни к чему не привели... Немецкие власти, очевидно, считали, что усилением террора им удастся сломить сопротивление народа. Поэтому они придумали мероприятие, далеко превзошедшее все то, что до сих пор было предпринято ими.

9 июня 1942 г. деревня Лидице была окружена по приказанию гестапо солдатами, прибывшими из местечка Слани в 10 больших грузовиках. Они разрешали в деревню всем входить, но никому не позволяли из нее выходить. 12-летний мальчик пытался бежать. Солдат застрелил его на месте. Одна женщина хотела скрыться, но пуля в спину сразила ее. Труп женщины был найден в поле после снятия урожая. Гестаповцы потащили женщин и детей в школу.

10 июня был последним днем Лидице и ее обитателей. Мужчин заперли в погребе и конюшне на ферме семьи Горак. Они предвидели свою участь и спокойно ожидали ее. 73-летний священник Шторибек поддерживал их молитвами.

Отряд в 30 жандармов прибыл из Праги в 3 часа 30 минут утра. Они начали свое страшное дело в 7 час. утра после прибытия Франка. Когда Франк вышел из своего автомобиля, командир отряда подошел к нему с рапортом. Франк обратился к жандармам и сказал: «Приступайте к своей работе». Позже он потребовал, чтобы ни один из жандармов не проронил ни слова о том, что произошло в Лидице. В противном случае он был бы расстрелян. Первый дом на большой дороге заняли гестаповцы. Собравшемуся перед ним отряду СС гауптштурмфюрер Войсманн заявил, что они будут выполнять волю фюрера.

Мужчин вывели с фермы Горака в сад, за гумно, и расстреляли по десять человек. Убийства тянулись с утра до 4 час. дня. Затем палачи сфотографировались на месте казни и у трупов. На фотографии видны и юноши и старики.

В то же самое время, в 7 час. утра, первое здание, принадлежащее Глину, на дороге в Гостоун, было подожжено, а затем сожжен дом за домом...

Судьба мужского населения известна. 172 взрослых мужчины и юноши от 16 лет были расстреляны 10 июня 1942 г. 19 человек, работавших в шахтах Кладно, спустя некоторое время схватили в шахтах или в ближайших лесах и расстреляли в Праге.

7 женщин из Лидице были расстреляны в Праге. Остальных 195 женщин сослали в концлагерь Равенсбрюк. 42 умерли от плохого обращения, 7 погибли в душегубках, 3 пропали без вести.

4 женщины из Лидице были отвезены в родильные дома в Праге, новорожденные дети были убиты, а женщины высланы в Равенсбрюк.

Детей из Лидице отняли у матерей через несколько дней после разрушения деревни. 90 детей были посланы в Лодзь в Польшу, а оттуда в концлагерь Гнейзенау.

До сих пор не найдены следы этих детей. 7 самых младших (до года) детей были отвезены в немецкую детскую больницу в Праге и после осмотра «расовыми экспертами» отосланы в Германию. Они должны были быть воспитаны как немцы и получили немецкие имена. Все следы их потеряны.

2 или 3 ребенка родились в концлагере Равенсбрюк. Их убили немедленно после рождения. Имущество населения Лидице было «конфисковано». Еще 9 июня гестаповцы захватили деньги, сберегательные книжки и другие ценности. Ранним утром 10 июня был угнан скот, а мебель, земледельческие орудия и т.д. отвезены в здание суда в Буштеград. Земля досталась рейху...

Лежаки

Официальное донесение от 24 июня 1942 г. в газете «Дер Нойе Таг» содержит сообщение о том, что Лежаки, поселок, находящийся на чешско-моравском плоскогорье, состоящий из девяти изб, был сметен с лица земли, а все взрослое население расстреляно. Донесение гласит, что жители поселка Лежаки укрывали чешских парашютистов, играли важную роль в подготовлении покушения на Гейдриха и старались воспрепятствовать тому, чтобы эти парашютисты попали в руки полиции.

Это произошло в действительности 24 июня 1942 г., когда в Лежаки явились служащие гестапо. Поселок был окружен, все жители арестованы и отправлены на грузовиках в Пардубице. Их «допрашивали» в гестапо, и 28 июня, после пыток, все население поселка старше 16 лет, всего 14 мужчин и 20 женщин, было расстреляно. Трупы сожжены в крематории в Пардубице, пепел ночью выброшен в реку служащими гестапо. 14 детей из поселка Лежаки были отвезены в Прагу, следы их потеряны. Поселок Лежаки, как и Лидице, был совершенно разрушен, а земля, на которой он стоял, покрыта грязью...