Предусмотренные Уставом Международного военного трибунала процессуальные гарантии для подсудимых в целях обеспечения справедливого суда в числе других устанавливают:

«Подсудимый имеет право защищаться на суде лично или при помощи защитника»
(пункт «d» статьи 16).

Праву обвиняемых на защиту посвящен пункт «d» правила 2-го Регламента Трибунала, который гласит:

«Каждый из обвиняемых имеет право самолично защищать себя или быть представлен адвокатом. Ходатайство о допущении определенного адвоката должно быть незамедлительно представлено Генеральному секретарю Трибунала — Дворец Юстиции, Нюрнберг, Германия. Трибунал назначит защитников для тех обвиняемых, которые не заявили ходатайства о допущении определенного адвоката, или когда названные ими адвокаты не могли в течение 10 дней приступить к защите, и если обвиняемый не выразил в письменной форме своего желания самолично вести свою защиту. Если обвиняемый назвал определенного адвоката, которого невозможно немедленно найти или который не может немедленно приступить к защите, то такой адвокат может впоследствии принять участие в защите совместно с адвокатом, назначенным судом, или вместо него, при условии, что (1) только один адвокат может защищать одного обвиняемого, если нет специального разрешения Трибунала на защиту двумя адвокатами, и (2) что вследствие такой замены не будет задержки процесса».

Трибунал принимал все меры к тому, чтобы реально обеспечить обвиняемым осуществление декларированного права на защиту. Уже на первом организационном заседании в Берлине 9 октября 1945 г. был включен в повестку дня вопрос о приглашении адвокатов.

Предоставив обвиняемым широкую возможность выбирать себе защитников, Трибунал, однако, столкнулся с рядом трудностей: одни названные обвиняемыми в качестве защитников адвокаты были сами замешаны в преступлениях гитлеровцев, что, естественно, лишало их возможности участвовать в процессе главных нацистских военных преступников; другие, узнав, кого они должны защищать, не дали своего согласия участвовать в процессе; третьи — находились в лагерях военнопленных; местонахождение иных адвокатов не удалось установить и т.д. Трибунал запросил от оккупационных властей списки проживающих их зонах адвокатов, чтобы подобрать такой состав защитников, который соответствовал бы желаниям обвиняемых и одновременно мог быть допущен для участия в таком процессе, как Нюрнбергский, но далеко не всегда это удавалось сочетать.

К 10 ноября 1945 г. все подсудимые, за исключением Бормана, имели уже защитников. В ходе процесса происходили изменения в составе защиты. Так, в начале процесса Гесса защищал адвокат Гюнтер Роршейдт, но в связи с его болезнью он был заменен адвокатом Зейдлем; в начале процесса адвокат Заутер принял на себя защиту Риббентропа, Функа и Шираха, но вскоре Риббентроп избрал себе защитником адвоката Хорна. Попытки ряда американских и английских адвокатов выступить в процессе в качестве защитников главных немецких военных преступников Трибуналом были отвергнуты.

Некоторые подсудимые имели по несколько защитников, причем в обход Регламента Трибунала вторые, третьи и т.д. защитники пытались включиться в процесс без разрешения Трибунала, пользуясь тем, что Трибунал разрешил защитникам прибегать к услугам помощников. Из приведенных данных также видно, как злоупотребляли этим разрешением Трибунала и привлекали в качестве помощников адвокатов таких людей, как сын подсудимого Папена, зять подсудимого Риббентропа и т.п.

Трибунал вынужден был принять ряд решений, чтобы пресечь эти злоупотребления. Этому вопросу, в частности, было посвящено решение от 15 ноября 1945 г.

«Только один защитник от каждого подсудимого может находиться в зале суда. Помощники защитников могут занимать места в той части зала суда, которая отведена для посетителей» [207] .

«Защитники подсудимых, желающие отсутствовать и во время своего отсутствия быть замещенными их помощниками, должны представить ходатайство в письменном виде с указанием причин. Им запрещается покидать заседание суда без особого разрешения Международного Военного Трибунала. Генеральный Секретарь уполномочен в исключительных случаях принимать решения и сообщать Трибуналу».

[Из стенограммы заседания Международного военного трибунала от 17 декабря 1945 г.]

Председатель: Объявление, которое я должен сделать, заключается в следующем:

Как стало известно Трибуналу, защитники, назначенные согласно статье 9 Устава Трибунала, не уверены в том, назначены ли они для того, чтобы представлять группы и организации, рассматриваемые преступными по обвинительному акту, или для того, чтобы представлять отдельных заявителей, которые обратились к Трибуналу с ходатайством о том, чтобы их выслушали согласно указанной статье.

Трибунал разъясняет, что защитники представляют группы и организации, поименованные в обвинительном акте, а не отдельных заявителей.

Как уже Трибунал указывал, защитники будут иметь право вызывать в качестве свидетелей этих заявителей и могут также вызывать других лиц, чье присутствие Трибунал признает необходимым. Ходатайства о вызове любого такого свидетеля должны быть поданы в установленном порядке.

Показания таких свидетелей и выступления защитников должны ограничиваться вопросом о преступном характере группы или организации. Защитники не будут иметь права представлять доказательства или обсуждать какие-либо вопросы, касающиеся индивидуальной ответственности отдельных членов этих организаций, за исключением тех случаев, когда это связано с установлением преступного характера организации.

Защитникам будет разрешено, поскольку это будет возможно, обращаться с заявлениями для того, чтобы решить вопрос, о вызове каких свидетелей они будут ходатайствовать перед Трибуналом.