[Стенограмма заседания Международного военного трибунала от 22—23 ноября 1945 г.]

Полковник Стори: С разрешения Трибунала майор Фрэнк Уоллис представит сейчас папки документов и выдержки из них, относящиеся к разделу обвинения, озаглавленному «Общий план или заговор» и охватывающему период до 1939 года.

Майор Уоллис: Господин председатель и члены Трибунала! Моей целью является представить доказательства, относящиеся к основным разделам обвинительного заключения с параграфа IV на стр. 3 до пункта Е на стр. 6.

Сюда входят следующие темы: «Цели нацистской партии, теоретическое обоснование их; захват власти и укрепление контроля над Германией между 1933 и 1939 годами для подготовки агрессивной войны». Об этом уже говорил Главный обвинитель Соединенных Штатов. Более того, это — исторические факты, которые не могут оспариваться подсудимыми. Мы полагаем, что Трибунал примет без доказательства большую часть этих документов. Мы представляем сейчас преимущественно доказательственный материал, включающий выступления подсудимых и других нацистских лидеров, законы, декреты и т.п. Нам нет необходимости подробно останавливаться на захваченных документах или других специальных источниках, хотя некоторые из них уже были здесь использованы. Для удобства Трибунала и защиты весь доказательственный материал был собран в папки документов, а основные извлечения из этих документов подобраны в специальных папках выдержек. Я хочу только комментировать кратко некоторые из этих материалов и сделать общее заключение по главным пунктам этих выдержек.

Каково обвинение, предусмотренное разделом первым? Обвинение по первому разделу заключается в том, что подсудимые вместе с другими лицами участвовали в выработке или проведении в жизнь общего плана или заговора для того, чтобы совершить или помочь совершению преступлений против человечности (как внутри, так и за пределами Германии), военных преступлений и преступлений против мира.

Далее в обвинении говорится, что формой сплочения всex подсудимых, так же как и средством для заговора, была нацистская партия, в которой все подсудимые состояли или поддерживали ее деятельность.

Доказательства, представленные мною, подтверждают следующее:

Первое — нацистская партия имела специальные цели и задачи, включающие, главным образом, захват «жизненного пространства» для лиц, принадлежащих к германской расе.

Второе — для достижения этих целей могли применяться любые методы, законные или незаконные, и в действительности применялись методы незаконные.

Третье — были использованы самые разнообразные способы пропаганды для того, чтобы содействовать незаконному приходу нацистов к власти.

Четвертое — партия полностью захватила правительственную власть в Германии.

Пятое — она использовала эту власть для установления окончательного политического контроля в государстве, для уничтожения всякой оппозиции, а также в целях подготовки нации психологически и во всех других отношениях для внешней агрессии, что было задумано с самого начала.

В общем, мы собираемся в пределах материалов, относящихся к обвинению, показать, что произошло в Германии в течение довоенного периода, предоставив остальным обвинителям привести доказательства, касающиеся военных лет.

Цели этого заговора общеизвестны и не скрывались. Он отличался от любого другого заговора, который когда-либо рассматривался судом, не только тем, что огромное число людей было втянуто в этот заговор, но и тем, что он охватывал большой период времени; не только тем, что он имел очень большой размах, был очень наглым, но и тем, что, как никакие преступные заговорщики, эти заговорщики хвастливо заявляли о своих планах всему миру еще до того, как проводили их в жизнь.

Например, Гитлер в своей речи 30 января 1941 г. сказал:

«Моей программой было уничтожить Версальский договор. Бесполезно и бессмысленно для кого-либо в мире делать вид сегодня, что я не говорил об этом до 1933 или 1935, или 1937 гг. Вместо того, чтобы слушать глупую болтовню эмигрантов, эти джентльмены поступили бы гораздо мудрее, если бы они прочли то, что я писал тысячу раз. Нет такого человека, который чаще, чем я, объявлял бы устно и письменно о своих намерениях. Снова и снова я провозглашал: «Отмена Версальского договора».

Прежде всего обратимся вкратце к истории нацистской партии. Без сомнения, суд помнит, что национал-социалистическая партия происходит от германской рабочей партии, которая была основана 5 января 1919 г. в Мюнхене. Это была та самая организация, к которой присоединился Гитлер как седьмой член 12 сентября 1919 г. На съезде германской рабочей партии, происходившем 24 февраля 1920 г., Гитлер объявил миру «25 тезисов», которые впоследствии стали известны как «неизменная» программа национал-социалистской германской рабочей партии. Некоторое время спустя, 4 марта 1920 г., название германской рабочей партии было заменено новым: «национал-социалистская германская рабочая партия», известная нам как НСДАП, или нацистская партия. Под этим именем нацистская партия продолжала существование до роспуска ее после разгрома и безоговорочной капитуляции Германии в 1945 году. Разногласия и интриги внутри партии между последователями Гитлера и теми, кто состоял в оппозиции, прекратились 9 июля 1921 г., когда Гитлер стал «первым председателем» и был облечен неограниченной властью.

Разногласия внутри партии между сторонниками Гитлера и его последователями были решены 29 июля 1921 г., когда Гитлер стал председателем и был наделен чрезвычайной властью.

Гитлер немедленно реорганизовал партию и ввел принцип фюрерства, о чем вы услышите позднее. После этого Гитлер (уже в качестве фюрера) стал сам решать все вопросы и принимать все решения от имени партии. Основные цели нацистской партии, в стремлении к которым обвиняются эти подсудимые и их соучастники в связи с тем, что они были членами партии или примыкали к ней, были объявлены открыто. Они были изложены в партийной программе в 1920 году, книге «Майн кампф» («Моя борьба»), нацистской литературе, а также постоянно проявлялись во всей общественной деятельности партии, проводившейся начиная с даты ее основания. Из того факта, что основные цели партии были неоднократно и официально объявлены, проистекают два вывода, важные для данного процесса: во-первых, это то, что суд может принять их без доказательства; во-вторых, подсудимые и их соучастники не могут отрицать их или утверждать, что они их не знали. Обвинение прилагает доказательства, касающиеся главных целей партии и, следовательно, главных целей заговора, лишь для того, чтобы освежить в памяти имеющиеся доказательства. Главными целями были:

1) ликвидировать Версальский договор и установленные им ограничения вооружения и военной активности Германии;

2) вернуть территории, потерянные Германией в первой мировой войне;

3) овладеть другими территориями, населенными так называемыми лицами, принадлежащими к германской расе;

4) присоединить новые территории, о которых говорилось, что они нужны как «жизненное пространство» для лиц, принадлежащих к германской расе. Все это за счет соседних, и других стран.

Говоря о своей первой цели, Гитлер сделал признание, которое в равной степени относится и к остальным целям, а именно, что он тысячу раз, если не больше, устно и письменно настаивал на отмене Версальского договора. Эти цели были полностью изложены в документах, представленных обвинением в качестве доказательства на данной стадии процесса, и в мою задачу не входит цитировать суду многочисленные декларации подсудимых и других лиц относительно этих целей. Более того, эти заговорщики снова и снова публично декларировали миру, который все еще не верил им, что они предполагают достигнуть этих целей любыми средствами, которые они найдут удобными, включая незаконные — угрозу силой и агрессивную войну. Применение силы было объявлено дозволенным и фактически неизбежным в официальных заявлениях и директивах заговорщиков, которые сделали агрессивность политическим качеством, необходимым и обязательным для членов партии, что тоже ясно сформулировано в «Майн кампф»:

«В нем мы нуждались и нуждаемся, так это не сотня другая безрассудных заговорщиков, а сотни тысяч бойцов за нашу идею».

В 1929 году Гитлер заявил:

«Мы сознаемся, что разорвем в куски каждого, кто посмеет останавливать нас в достижении этой цели. Наши права будут только тогда защищены, когда германская империя снова будет охраняться германским кинжалом».

В 1934 году в официальном обращении к партийному съезду в Нюрнберге Гитлер так определял долг члена партии:

«Только часть народа включает в себя истинно активных борцов. Это те, кто боролся за национал-социалистские преобразования. От них требуется больше, чем от миллионов других людей. Для них недостаточно признать «Я верю», а следует клясться «Я борюсь».

Для доказательства того факта, что партия намеревалась употребить любые средства, легальные и нелегальные, честные или бесчестные, необходимо только напомнить суду, что партия начала свою публичную деятельность инсценировкой революции — мюнхенским путчем 1923 года.

Сейчас обратимся вкратце к рассмотрению теоретической разработки тактики проведения общего плана или заговора, о которых говорится в обвинительном заключении.

Для того чтобы привлечь остальных к участию в общем плане или заговоре и для того чтобы обеспечить для нацистских заговорщиков наибольшую полноту контроля над германским обществом, они распространяли и использовали различные теории.

Первой из этих теорий была теория «высшей расы». Они говорили, что люди так называемой «германской крови» были высшей расой. Эта теория превосходства расы было выражена в четвертом разделе партийной программы, в котором говорилось:

«Только член германской расы может быть гражданином. Членом расы может быть только тот, в чьих жилах течет немецкая кровь независимо от его вероисповедания. Следовательно, ни один еврей не может быть членом расы».

Они сделали эту расовую теорию новой религией — религией крови, которая должна была вытеснить в сознании каждого все другие религиозные верования.

Подсудимые Розенберг и Штрейхер особенно отличились в распространении этой теории.

Большое количество доказательств, которые будут представлены на данном процессе, проиллюстрирует, как нацистские заговорщики продолжали проведение в жизнь и использование этой теории «высшей расы».

Эта теория имела элементарную цель. Назовите что-нибудь «негерманским» или еврейским и вы имеете полное право, более того, вы обязаны стереть это с лица земли Однако фактически эти чистки не ограничивались одними так называемыми расовыми признаками. Они шли гораздо дальше.

Второй важной теорией, которой проникнут весь заговор и которая составляет очень существенное звено в установлении вины каждого из этих подсудимых, является теория или идея о принципе фюрерства. Эта теория пронизывала нацистскую партию и все ее организации и примыкающие группы и постепенно проникала в само нацистское государство и все его учреждения. Она имеет столь важное значение, что я хотел бы остановиться на ней в течение некоторого времени несколько подробнее и попытаться раскрыть те понятия, которые она охватывает.

Принцип фюрерства охватывает два главных политических понятия:

Первое — неограниченная власть (авторитарность).

Второе — тоталитаризм.

Неограниченная власть включает в себя следующие элементы. Вся власть концентрируется наверху, и ею во всей полноте облечено только одно лицо — фюрер. Понятие неограниченной власти предполагает далее, что фюрер всемогущ и непогрешим.

Партийный устав определяет следующее: «Согласно заповедям национал-социализма, фюрер всегда прав...»

Власть фюрера также не подлежит никаким ограничениям законом или политическими соображениями. Какая бы власть ни была предоставлена другим, она вытекает только из власти фюрера. Более того, в пределах своей юрисдикции каждый назначенный фюрером чиновник употребляет свою власть также в неограниченной степени и подчиняется только командованию того, кто стоит непосредственно над ним. Каждый назначенный на должность лидер безусловно подчиняется фюреру и высшим партийным лидерам в этой иерархии. Каждый политический руководитель должен был ежегодно давать клятву. Согласно партийному уставу, который будет представлен в качестве доказательства, слова этой клятвы были таковы:

«Я клянусь в вечной преданности Адольфу Гитлеру. Я клянусь безусловно повиноваться ему и тем вождям, которых он назначил».

В официальном партийном уставе мы также читаем, что:

«политический руководитель неразрывно связан с идеологией и организацией НСДАП. Он освобождается от этой клятвы только в случае смерти или изгнания из национал-социалистского общества».

Как заявил в печати подсудимый Ганс Франк, принцип фюрерства в управлении предполагает следующее: всегда заменять решение большинства решением одной только личности, чья юрисдикция точно определена и чья единственная ответственность — это ответственность перед тем, кто над ним, и давать ему довести это решение до тех, кто находится внизу.

И, наконец, концепция неограниченной власти, входящая в принцип фюрерства, подразумевает, что авторитет фюрерства простирается на все сферы общественной и частной жизни.

Вторая основная идея принципа фюрерства — тоталитаризм, который предполагает следующее: власть фюрера и назначенных им лиц и всей партии в целом простирается на все сферы общественной и частной жизни. Партия руководит государством, партия руководит вооруженными силами, партия руководит внутри государства. Партия уничтожает все институты, группы и отдельных людей, которые не желают принять руководство фюрера. В уставе говорится:

«Существовать в Германии могут только те организации, которые верны принципам фюрерства и национал-социалистскому значению государства и народа, те, которые входят составной частью в партию, сформированы партией и находятся под ее наблюдением и останутся таковыми в будущем».

Далее в руководстве говорится:

«Все остальные, которые хотят быть организованно самостоятельными, должны преследоваться как чуждые: либо подчиниться, либо исчезнуть из общественной жизни».

Образцы проведения принципа фюрерства, его применения к партии, государству и связанным с ним организациям содержатся в документах, которые будут представлены в качестве доказательства.

Третья доктрина, или тактическое правило, использовалась нацистскими заговорщиками для того, чтобы подчинить германский народ своей воле и своим целям, и состоит в том, что война — благородная и необходимая деятельность для немцев. Цель этой теории была хорошо выражена Гитлером в книге «Майн кампф», где он сказал:

«Вопрос восстановления мощи Германии — это не вопрос о том, как создать вооружение, но вопрос о том, как создать дух, который сделает народ способным носить оружие. Если этот дух будет руководить народом, воля найдет тысячу путей для того, чтобы обеспечить вооружение».

Гитлеровские писания и его публичные выступления полны обоснованиями применения силы и прославлением войны. Особенно типично такое выступление:

«...всегда перед богом и перед миром сильный имел право проводить в жизнь свою волю. История доказывает это. Тот, кто не имеет достаточно силы, не может использовать право».

Как будет показано дальше, прославление войны играло главную роль в воспитании германской молодежи в предвоенные годы.

Сейчас я обращаю Ваше внимание на приход нацистской партии к власти. Первая попытка достичь политического контроля была попыткой сделать это силой. В самом деле, в течение этого периода партия никогда не принимала участия в какой-либо избирательной кампании и не считала нужным сотрудничать с другими политическими группами и партиями...

Председатель: Передали ли Вы копии предъявленных Трибуналу документов защите?

Майор Уоллис: Они находятся в документальной комнате для защиты.

Председатель: Они захотят иметь документы сейчас перед собой.

Майор Уоллис: То, о чем я буду говорить, имеет отношение к другому вопросу, а не к тем документам, которые лежат перед Вами. Эти папки документов относятся к тому, что я уже изложил Вам.

Председатель: Можете ли Вы дать копию этих выдержек каждому из защитников?

Майор Уоллис: Всего шесть экземпляров было передано для защиты в комнату №54. Если Ваша честь считает, что это число недостаточно, то я от имени Главного обвинителя США гарантирую, что до конца дня в эту комнату будет передано необходимое количество экземпляров.

Председатель: Трибунал считает, что каждый из защитников должен иметь по экземпляру представленных Вами судебных выдержек.

Майор Уоллис: Это будет выполнено, сэр.

Председатель: Господа защитники, по распоряжению Трибунала каждый из вас получит экземпляр выдержек, представленных в качестве доказательств.

Д-р Дикс: Мы очень благодарны за это распоряжение. Это необходимо потому, что никто из нас до сих пор не видел этих документов, и я полагаю, что они будут даны защите на немецком языке.

Председатель: Да. Продолжайте, майор Уоллис.

Майор Уоллис: Сейчас я обращаю ваше внимание на то, как нацистская партия пришла к власти. 9 ноября 1923 г. мнилось концом, а также и началом целой эры. 9 ноября имел место исторический факт, известный как гитлеровский путч. В течение ночи с 8 на 9 ноября Гитлер, поддерживаемый штурмовыми отрядами (СА), которыми руководил подсудимый Геринг, на собрании в Мюнхене объявил о начале национальной революции и установлении своей диктатуры в Германии, а также объявил себя фюрером империи. На следующее утро законные государственные власти после кровопролития в Мюнхене положили конец этой незаконной попытке захватить власть, и Гитлер вместе с некоторыми его последователями был арестован. Их судили и приговорили к тюремному заключению.

Новая эра в национал-социалистском движении начинается после выхода Гитлера из тюрьмы в декабре 1924 года. С возвращением ее руководителя нацистская партия снова начала бороться за власть. Запретительные меры, предпринятые правительством против нацистской партии во время мюнхенского путча, постепенно были отменены. Гитлер, фюрер партии, официально заявил, что в поисках путей достижения своей цели свергнуть Веймарское правительство национал-социалистская партия будет прибегать только к «законным средствам». Таким образом, единственный выход, который можно сделать из этих фактов, таков, что партия прибегла к «легальным средствам» только потому, что легальность явилась единственным условием, которое позволяло проводить свою деятельность в демократическом государстве. В соответствии с объявленным обращением к «легальности» теперь партия принимала участие в народных выборах и политической жизни. В то же самое время началась лихорадочная деятельность по увеличению числа членов нацистской партии, укреплению организационной структуры ее деятельности. СА и СС вербовали бесконечное количество новых членов.

Книга Гитлера появилась в 1925 году. Была основана организация гитлеровской молодежи. Издавались газеты, в том числе «Фелькишер Беобахтер», главным редактором которой был подсудимый Розенберг, и газета «Ангрифф», редактируемая Геббельсом, позднее ставшим министром пропаганды и народного просвещения, пользовавшийся дурной славой. Собрания других политических партий разгонялись. Происходило очень много уличных столкновений.

Несмотря на значительные усилия, попытки партии приобрести политическую власть в течение целого ряда лет не имели успеха. В 30 выборах, происходивших с 1925 до 1930 год в рейхстаг и ландтаги, в которых принимали участие национал-социалисты, они получили мандаты только на 16 выборах и вовсе не получили мест на 14 выборах.

Национал-социалисты баллотировались на выборах в 1927 году и получили только 4 процента от общего количества голосов.

В 1929 году нацисты добились первых скромных успехов в провинции Тюрингии. Они получили 11 процентов и избрали 6 представителей в «местный парламент», из общего количества 53. Подсудимый Фрик стал министром внутренних дел Тюрингии — первым национал-социалистом, избранным на министерский пост. Ободренная успехом своего метода, нацистская партия удвоила свои традиционные усилия (средства террора и принуждения). Эти меры были встречены не без сопротивления в самой империи и в некоторых германских провинциях. В Пруссии, например, гражданским служащим было предложено выйти из числа членов нацистской партии и запрещено носить коричневые рубашки, которые носили СА. В Бадене появились запреты ношения коричневых рубашек. В Баварии запретили ношение формы членам политических организаций. В Германии появились новые национал-социалистские издания, в частности национал-социалистский ежемесячник под редакцией Розенберга, и вскоре, в июне 1930 года, был опубликован его же «Миф 20-го века».

В условиях, когда канцлер Брюнинг не получил вотума доверия и Гинденбург распустил рейхстаг, Германия 14 сентября 1930 года подошла к очередным выборам. В результате этих выборов представительство нацистов в рейхстаге поднялось с 12 мест до 107 мест из общего количества 577. На заседание нового рейхстага 107 нацистов промаршировали, одетые в коричневые рубашки. Немедленно поднялась бурная оппозиция, имевшая целью добиться падения кабинета Брюнинга. Воспользовавшись результатами царившей в то время общей экономической депрессии, нацисты потребовали вотума недоверия и роспуска рейхстага. Потерпев неудачу в этой обструкции, нацисты покинули заседание рейхстага. С того времени, как в рейхстаге стало 107 нацистских депутатов, нацистская пропаганда возросла, а национал-социалистские депутаты рейхстага продолжали проводить обструкции согласно тому же заранее намеченному плану. Они неоднократно требовали вотума недоверия Брюнингу и роспуска рейхстага, но каждый раз проваливались. После каждого провала нацистские члены рейхстага демонстративно покидали зал.

Весной 1932 года положение Брюнинга стало невыносимым, и подсудимый фон Папен был назначен канцлером. Рейхстаг был распущен, произошли новые выборы, в результате которых нацисты повысили количество своих мест до 230 из общего числа 608. Нацистская партия стала сильной партией в Германии, но она еще не стала партией большинства.

Обструкции со стороны нацистских депутатов в рейхстаге продолжались, и к осени 1932 года правительство фон Папена больше не могло продолжать свою работу. Президент фон Гинденбург снова распустил рейхстаг, и на новых выборах в ноябре представительство нацистов в рейхстаге снова сократилось до 196 мест.

Правительство фон Шлейхера недолго было у власти — с (декабря 1932 года и до конца января 1933 года, когда оно перестало существовать. Поддержанный нацистской партией и с помощью других политических средств Гитлер стал канцлером Германии. Это конец пролога той драматической истории, которая будет развернута обвинением в течение этого процесса. Во всяком случае, давайте заметим и запомним — теперь, когда история преступлений и злодеяний этих подсудимых и их сообщников-заговорщиков здесь раскрыта, — что никогда за время их «законных» попыток захватить власть они не представляли большинства народа. Теперь обычно говорят, что нацистские заговорщики «захватили контроль» с вступлением Гитлера на должность канцлера германской республики — 30 января 1933 г. Более правильно сказать, что они захватили контроль тем, что обеспечили принятие закона о защите народа и государства от 24 марта 1933 г. Шаги, ведущие к настоящему захвату власти, достойны того, чтобы их вспомнить. Нацистские заговорщики полностью понимали, что они не имели контроля над законодательной властью республики, чтобы провести первые шаги в этом огромном заговоре под маской закона. Им нужен был такой акт, который дал бы гитлеровскому кабинету законодательную власть, свободную от ограничений Веймарской конституции. Однако такие акты требовали изменения конституции, для чего требовалось присутствие 2/3 депутатов и получение 2/3 голосов этих присутствующих. События, предшествующие проведению закона об охране народа и государства, протекали так.

1. 30 января 1933 г. Гитлер руководил первым заседанием своего кабинета, и мы имеем подлинный протокол этого заседания, который будет представлен в качестве доказательства. Присутствовали подсудимые фон Папен, фон Нейрат, Фрик, Геринг, Функ. Согласно протоколу этого заседания Гитлер подчеркнул, что объявление отсрочки заседаний рейхстага будет невозможно без сотрудничества с партией центра рейхстага. Он говорил:

«Мы можем, подавив коммунистическую партию, уменьшить число ее голосов в рейхстаге и, таким образом, получить в нем большинство голосов».

Однако он высказал опасение, что результатом этого может быть всеобщая забастовка.

Как видно из протокола, имперский министр экономики заявил, что, по его мнению, невозможно избежать подавления коммунистической партии в Германии, потому что, если это не будет сделано, они не смогут получить большинства в рейхстаге и, во всяком случае, 2/3 голосов, а после подавления коммунистической партии получение большинства в рейхстаге становилось возможным. Подсудимый Фрик предложил прежде всего добиться от рейхстага проведения нужного им закона. На этом заседании Гитлер согласился войти в контакт с представителями партии центра на следующее утро, чтобы посмотреть, что можно достигнуть этим.

2. Следующее событие — поджог рейхстага 28 февраля 1933 г.

3. В результате неуверенности и замешательства, вызванного поджогом рейхстага, и беспорядков, вызванных СА, статьи Веймарской конституции, гарантировавшие личную свободу и свободу слова, были отменены декретом рейхспрезидента от 28 февраля 1933 г. 5 марта 1933 г. происходили выборы в рейхстаг. Нацисты получили 288 голосов из общего количества 647.

15 марта 1933 г. происходило другое заседание имперского кабинета, и у нас имеется официальный протокол, где стояли инициалы и имена тех подсудимых, которые присутствовали на этом заседании и поставили свои подписи в списке против своих фамилий. Наличие их подписей доказывает то, что они читали эти протоколы и одобрили их.

Там присутствовали следующие подсудимые: фон Папен, фон Нейрат, Фрик, Геринг и Функ. Согласно официальному протоколу на этом заседании Гитлер заявил, что, по его мнению, проведение закона, дающего им законодательные полномочия 2/3 голосов, не вызовет оппозиции. Подсудимый Фрик указал, что рейхстаг может ратифицировать такой закон при наличии конституционного большинства в течение трех дней и что партия центра не выразила своего отрицательного отношения. Дальше он сказал, что это должно быть оформлено так, чтобы предусмотреть возможное отклонение от правил конституции. Он далее заявил, что согласно требованиям конституции о большинстве в 2/3 для ратификации этого акта на заседании должны были присутствовать 432 делегата. Геринг выразил свое убеждение в том, что подобный акт сможет быть утвержден необходимым большинством в 2/3, так как, если это необходимо, большинства можно добиться путем запрещения входа в рейхстаг некоторым социал-демократам. 20 марта было другое заседание кабинета. Мы также имеем официальный подлинный протокол этого заседания, который тоже будет представлен в качестве доказательства.

Подсудимые Фрик, Папен, Геринг, Нейрат и Функ присутствовали там. Предлагаемый законодательный акт снова был предметом дискуссии. Гитлер сообщил на совещании, что он закончил дело с представителями партии центра. Нейрат предложил обращение, касающееся организации соглашения с представителями партии центра, Фрик изложил собранию проект предполагаемого закона и дальше установил, что необходимо изменить существующий порядок и регламент рейхстага в том направлении, чтобы отсутствующие по неизвестным причинам делегаты считались присутствующими, и что тогда можно будет, пожалуй, утвердить закон в следующий четверг.

Интересно заметить, что среди всех вопросов, записанных в протоколе этого заседания кабинета, было и заявление подсудимого Геринга о том, что он приказал войскам СА на польской границе быть осторожными и не показываться в военной форме. Подсудимый Нейрат рекомендовал также СА быть осторожными, особенно в Данциге. Кроме того, он указал, что все время ловят коммунистов в форме СА. Эти провокаторы, заявил он, должны быть повешены. Правосудие должно найти средства и пути для того, чтобы сделать возможным такое наказание для коммунистических провокаторов, как их назвал подсудимый Нейрат.

14 марта 1933 г. подсудимый Фрик заявил:

«Когда рейхстаг соберется 21 марта, коммунисты не будут допущены к участию в заседании, так как они будут заняты «необходимым» трудом в другом месте. В концентрационных лагерях они будут перевоспитаны для производительного труда. Мы знаем, как воздействовать на те низшие существа, которые не желают поддаваться перевоспитанию».

В течение этого периода, воспользовавшись декретом, отменившим конституционные гарантии и свободы, большое количество коммунистов, включая партийных руководителей и депутатов рейхстага и в меньшей мере социал-демократических деятелей и депутатов, были подвергнуты превентивному заключению.

23 марта 1933 г. Гитлер заявил в рейхстаге: «Теперь ваше дело, господа, принять решение и тогда будет мир или война».

24 марта 1933 г. присутствовали только 535 депутатов из 747. Отсутствие некоторых из них было необъяснимо, т.к. они были в превентивном заключении в концентрационных лагерях.

Подвергнутый такому нацистскому нажиму и террору рейхстаг провел закон «О защите народа и государства» большинством в 441 голос против 94. Этот закон означал действительный захват заговорщиками политического контроля. В 1-й статье говорилось, что имперские законы могут издаваться имперским кабинетом; во 2-й — что законы нации, изданные имперским кабинетом, могут иметь отклонение от конституции. В 3-й статье говорилось, что эти законы издаются имперским кабинетом, подготавливаются канцлером и публикуются в имперских ведомостях. В 4-й говорилось, что при подписании международных договоров, которые могут затронуть вопросы национального законодательства, не требуется согласия тех партий, которые принимают участие в нормотворчестве. Имперский кабинет облечен властью издавать все необходимые законы для того, чтобы проводить в жизнь эти договоры. Получив, таким образом, абсолютную политическую власть, нацисты полностью освободились от ограничений Веймарской конституции.

Я предлагаю вашему вниманию документы, подтверждающие те факты, о которых я сейчас говорил. Я также представлю для облегчения работы суда и защиты доказательства, охватывающие эту часть обвинения...

Получив полный политический контроль, нацистские заговорщики начали укреплять эту власть.

Первым шагом гитлеровцев к укреплению власти были жестокое преследование политических противников, заключение их в концентрационные лагеря или убийство. Концентрационные лагеря появились впервые в 1933 году и были сначала использованы как средство для того, чтобы исключать политических противников нацистов из общественной жизни посредством так называемого «превентивного заключения». Система концентрационных лагерей росла и ширилась внутри Германии.

Письменные показания, данные под присягой Раймондом Гейстом — бывшим американским консулом и первым секретарем посольства США в Берлине с 1929 до 1938 года, гласят:

«...В 1933 году немедленно были созданы концентрационные лагеря, которые были отданы в ведение гестапо. В концентрационных лагерях держали только политических заключенных».

Первая волна террористических актов началась в марте 1933 года и приняла особенно интенсивную форму с 6 по 13 марта 1933 г., сопровождаясь необычным массовым насилием. Когда нацистская партия выиграла «выборы» в марте 1933 года, начался повсеместный разгул преследований коммунистов, евреев и других лиц. Толпы людей из СА появлялись на улицах, издеваясь, калеча и даже убивая людей. Немцы, которые попадали в руки гестапо, становились жертвами жестокости и террора, и их были сотни тысяч по всей Германии.

30 июня и 1—2 июля 1934 г. заговорщики начали ликвидацию оппозиции в своих собственных рядах путем массовых убийств. Говоря о чистке, подсудимый Фрик заявил в своем показании, данном под присягой от 19 ноября 1945 г. в присутствии своего защитника, о следующем (это документ ПС-2950, который еще не был представлен в качестве доказательства):

«Гиммлер в июне 1934 года сумел убедить Гитлера, что Рем хочет начать путч. Фюрер приказал Гиммлеру подавить путч, который должен был произойти в Тегернзее, где должны были собраться все лидеры СА. В Северной Германии фюрер приказал подавить путч Герингу».

Далее Фрик заявляет:

«По этому приказу множество людей были арестованы и около 100 и, возможно, больше даже казнены по обвинению в государственной измене. Они просто их убивали на месте. Много было убито, я не знаю сколько, но убивали даже тех, кто никакого отношения не имел к путчу. Это люди, которых просто не любили, например Шлейхер, бывший имперский канцлер. Его жена тоже была убита. Затем Грегор Штрассер, который был руководителем имперской организации и был вторым в партии после Гитлера. Но в то время Штрассер не принимал активного участия в политической жизни. Он отдалился от фюрера в ноябре или декабре 1932 года».

Фрик продолжает: «Эсэсовцы были использованы Гиммлером для проведения этого приказа для того, чтобы подавить путч».

В течение этого периода заговорщики при помощи серии декретов имперского кабинета совершили целый ряд новых политических преступлений. Каждое действие или заявление против нацистской партии считалось предательством и соответственно наказывалось.

Организации партии — СА, СС, так же как СД и гестапо, — были зловещими инструментами, употреблявшимися для истребления любой оппозиции, действительно существующей или потенциальной.

Подсудимый Геринг сказал 24 июля 1933 г. (я обращаюсь к документу ПС-2494, который будет представлен как доказательство):

«Кто бы в будущем ни поднял руку на представителя национал-социалистского движения или государства, тот должен знать, что он будет уничтожен в самый короткий срок. Более того, будет совершенно достаточно, если будет доказано, что он намеревался принять участие в таком акте и даже если этот акт будет иметь своим результатом не смерть, а только какое-нибудь увечье».

Подсудимый Франк заявил в журнале «Академия германского права» в 1936 году (документ ПС-2533) следующее:

«Мир порицает нас снова и снова за концентрационные лагеря. Нас спрашивают, почему вы арестовываете без ордера на арест? Я говорю: поставьте себя на место нашей нации. Не забывайте, что великий и до сих пор нетронутый мир большевизма не может забыть, что здесь, на германской земле, мы сделали для них полную победу в Европе невозможной».

Раймонд Гейст (на показания которого я уже ссылался, ПС-1759) говорит:

«Немецкий народ был хорошо знаком с тем, что творилось в концентрационных лагерях, было хорошо известно, что каждый, кто активно протестует против любого пункта нацистской программы, был обречен на страдания. И действительно, гитлеровский режим в течение первых нескольких месяцев хорошо стал известен каждой семье в Германии, они уже знали о жестокостях, которые творились в концентрационных лагерях, от своих друзей или родственников, которые отбывали наказание, и страх перед этими лагерями был активным средством, чтобы сломить оппозицию».

В 1934 году подсудимый Геринг сказал (я цитирую документ ПС-2344, который будет представлен в качестве доказательства):

«Против врагов государства мы должны действовать безжалостно, поэтому были созданы концлагеря, куда мы прежде всего заключали коммунистов и социал-демократов».

В добавление к безжалостному преследованию всех политических противников нацистские заговорщики еще более укрепляли свое положение, продолжая истреблять все другие политические партии.

21 марта 1933 г. подсудимый Фрик заявил, что коммунисты не будут допущены к участию в заседании рейхстага, что и было достигнуто тем, что их подвергли «превентивному» заключению в концлагерях.

26 мая 1933 г. имперский кабинет издал указ, подписанный Гитлером и Фриком, о конфискации собственности коммунистов.

22 июня 1933 г. социал-демократическая партия Пруссии была ликвидирована, а прежде она была уже ослаблена тем, что многие из ее членов были брошены в концлагеря. В соответствии с имперским указом от 7 июля 1933 г. социал-демократы были исключены из рейхстага и других местных правительственных учреждений. 14 июля 1933 г. указом имперского кабинета собственность социал-демократов была конфискована; нацистская партия была признана единственной политической партией в Германии, и с тех пор стало незаконным существование других политических партий. Таким образом, Гитлер имел все основания сказать меньше, чем через пять месяцев после того, как он стал канцлером (я цитирую): «Партия стала государством». Нацистские заговорщики немедленно оформили это утверждение законодательным актом: 1 декабря 1933 г. имперский кабинет издал закон «Об обеспечении единства партии и государства», подписанный Гитлером и Фриком. Первый его пункт гласил (§1), что нацистская партия...

«является носителем идей государства и неотделима от государства, устройство ее будет частью народного права, а организация ее будет определяться волей фюрера».

§2 гласил:

«Заместитель фюрера и глава штаба СА будут членами имперского кабинета для того, чтобы обеспечить тесное сотрудничество партийных органов и СА с гражданскими властями».

§3 гласил:

«Члены национал-социалистской германской рабочей партии и СА (включая подчиненные организации) как руководящие силы национал-социалистского государства будут нести полную ответственность перед фюрером, народом и государством».

(Объявлен перерыв с 15 час. 40 мин. до 15 час. 50 мин.).

Полковник Стори: Защита и обвинение пришли к соглашению по поводу поднятого прежде вопроса, то есть передачи документов защитникам, которая, как я понимаю, будет происходить так: прежде всего, все копии документов, которые представляются здесь на немецком языке, будут передаваться в информационный центр для защиты с тем, чтобы, если кто-нибудь из защитников захочет показать эту копию своему подзащитному, он сможет сделать это в комнате для защитника. Те документы, которые мы передаем Трибуналу, будут находиться в распоряжении защитников на английском языке, и если кто-либо из них будет затрудняться в переводе, мы имеем в информационном центре для защиты офицеров, говорящих по-немецки, которые помогут защитникам. Насколько я понимаю, все защитники согласились с этим.

Председатель: Благодарю Вас. Продолжайте, майор Уоллис.

Майор Уоллис: Господа судьи. Перед перерывом я ссылался на закон, который был принят 1 декабря 1933 г. с целью обеспечения единства партии и государства. Статья 6-я этого закона определяет:

«власти должны обеспечить законную и административную помощь тем партийным организациям и СА, которых партия и СА уполномочили действовать от своего имени».

Статья 8-я гласит:

«Рейхсканцлер как вождь национал-социалистской германской рабочей партии и как главнокомандующий СА будет издавать указания, необходимые для проведения в жизнь настоящего закона, в особенности по отношению к организации и процедуре юрисдикции, осуществляемой партией и СА».

Таким образом, по этому закону фашистская партия стала полуправительственной организацией в Германии. Дальнейшее слияние партии и государства произошло после смерти Гинденбурга. Вместо того чтобы провести выборы президента, было проведено объединение должностей президента и канцлера в лице Гитлера законом от 1 августа 1934 г., подписанным всеми членами кабинета.

Одним из важнейших последствий этого закона было то обстоятельство, что он дал Гитлеру право верховного командования вооруженными силами Германии, что всегда являлось прерогативой президента, и каждый солдат должен был сейчас же принять присягу верности и безоговорочного подчинения Гитлеру.

4 февраля 1938 г. Гитлер издал декрет, в котором, между прочим, говорилось (я цитирую документ ПС-1915, который будет передан суду): «С сегодняшнего дня я беру на себя командование всеми вооруженными силами».

Дальнейшим шагом по укреплению политического контроля нацистских заговорщиков было сведение выборов к чистой формальности, лишенной какого-либо элемента демократии. Выборы, в собственном смысле этого слова, не могли проводиться при нацистской системе.

Прежде всего основной доктриной принципа фюрерства было то, что все подчиненные должны назначаться вышестоящим начальством в порядке правительственной иерархии. Хотя это уже было фактически проведено в жизнь в 1938 году, эта доктрина нашла выражение в законе, предусматривавшем, что только один список кандидатов должен был передаваться народу для голосования. К концу этого предвоенного периода от избирательного закона ничего не осталось. Большинство из существовавших положений устарело. Путем введения целого ряда законов и декретов нацистские заговорщики свели власть областных и местных органов управления к нулю и превратили их фактически в местные органы имперского правительства.

С уничтожением представительных собраний и выборных должностей система районных и местных выборов прекратила свое существование. 31 января 1934 г. последние остатки независимости провинций и земель были уничтожены законом о реконструкции империи. Подсудимый Фрик, в то время министр внутренних дел, писал об этом законе о реконструкции империи следующее:

«Закон о реконструкции уничтожил суверенные права и исполнительную власть местных самоуправлений и сделал империю единственным носителем суверенных прав. Местная верховная власть больше не существует. Естественным результатом этого было подчинение местных властей имперскому правительству, а местных министров — их соответствующим имперским министрам.

30 января 1934 г. германская империя превратилась в единое государство».

Другим шагом, предпринятым нацистскими заговорщиками для консолидации политической власти, являлась чистка государственных служащих на основе расовых и политических признаков; их заменили члены фашистской партии и ее сторонники. Эта чистка была осуществлена с помощью целого ряда законов и декретов. Первым был издан 7 апреля 1933 г. «Закон о восстановлении профессиональной гражданской службы». Статья 3-я этого закона гласила, что согласно нацистской теории высшей расы все ненацистские элементы должны быть сняты со своих постов. Положение закона о политической чистке содержится в статье 4. Я ее цитирую:

«Служащие, которые из-за своей прежней политической деятельности не являются благонадежными и на которых нельзя положиться в том, что они полностью посвятят себя службе государству, должны быть сняты со своих постов».

В результате принятия этого закона, а также декретов и постановлений, изданных позже, все ответственные посты в государстве были заняты нацистами. Лица, не поддерживавшие их политику и программу или заподозренные в этом, к ответственным постам не допускались. Даже судейские работники не избежали чистки нацистских заговорщиков. Все судьи, которые не отвечали политическим и расовым требованиям заговорщиков, были быстро устранены.

Кроме того, нацисты ввели новую систему специальных уголовных судов, независимых от обычной судебной системы и непосредственно служивших их преступным целям. Более того, нацисты осуществляли руководство над всеми судьями посредством специальных директив и приказов центрального правительства. Их целью было, как это говорил Гарланд, один из руководящих нацистских судей в то время, «снова сделать слово «террор» в уголовном законе уважаемым словом».

Когда контроль был укреплен, заговорщики значительно усилили существующие государственные и партийные организации и установили хорошо разработанную сеть новых организаций и агентств. Нити партии распространились по всей Германии подобно щупальцам осьминога. Этот процесс распространения был подытожен в конце 1937 года в официальном заявлении партийной канцелярии следующим образом:

«Для того чтобы управлять всем германским народом во всех сферах жизни, национал-социалистская партия после того, как она пришла к власти, создала новые партийные организации и их дочерние организации, находящиеся под ее руководством».

Здесь я хотел бы предложить суду папку документов, содержащую в себе законы и документы, на которые я ссылался в этой части моего выступления, и одновременно я представляю судебные выдержки по этому вопросу.

Профсоюзы. Теперь я хочу привлечь внимание Трибунала к некоторым вопросам истории укрепления контроля. Чтобы добиться ужесточения своего контроля, нацистские заговорщики прежде всего уничтожили свободные профсоюзы и установили контроль над всеми производительными силами германского народа. Состояние организованного труда в Германии в момент захвата нацистами власти; препятствия, которые представляли собой профсоюзы для осуществления нацистских планов; быстрота, с которой они были уничтожены, террор и жестокость, начиная от нападений и кончая убийством профсоюзных руководителей, — все это было полностью освещено во вступительной речи Главного обвинителя от США и полностью представлено в книге документов, которую я передаю суду на этой стадии процесса.

Результат, достигнутый нацистскими заговорщиками, лучше всего выражается в словах Роберта Лея. В 1936 году на партийном съезде нацистов в Нюрнберге Роберт Лей заявил о своей уверенности в эффективности контроля над производительными силами Германии как во время мира, так и во время войны. Я ссылаюсь на документ ПС-2283, который включен в книгу документов. Эта книга документов будет представлена на данной стадии процесса.

Лей говорил:

«Идея создания рабочих отрядов хорошо проходит на заводах. Я могу сообщить Вам, мой фюрер, что безопасность и спокойствие на фабриках уже гарантированы не только в обычное время, но также на периоды самых серьезных кризисов. Беспорядки такого рода, как стачки на военных заводах во времена предателя Эберта и его сообщников, совершенно исключаются. национал-социализм завоевал заводы. Заводские отряды являются ударными отрядами национал-социализма на заводах, и их лозунг таков: «фюрер всегда прав».

Я передаю суду документы, которые касаются вопросов, затронутых мною: уничтожение профсоюзов и достижение контроля над всеми производительными силами Германии, а также выдержки, касающиеся этого вопроса.

Одновременно, с разрешения суда, я хотел также представить книгу документов, касающихся укрепления контроля в отношении использования и преобразования политического аппарата, узаконенного декретом, на который я ссылался до того, как я коснулся вопроса уничтожения профсоюзов.

Я обращаю теперь ваше внимание на следующую фазу истории укрепления контроля. Нацистские заговорщики очень рано поняли, что влияние христианской церкви в Германии являлось препятствием для их абсолютного господства над германским народом и противостояло их теории расового господства. Подсудимый Мартин Борман в секретном декрете партийной канцелярии, подписанном им и разосланном всем гаулейтерам 7 июля 1941 г. (этот документ Д-75 включен в перечень материалов, которые будут переданы суду), писал:

«Необходимо все больше отделять народ от церкви, ее организаций и пасторов... До тех пор пока это не будет осуществлено, руководство государства не будет иметь достаточного влияния на граждан».

В соответствии с этим нацистские заговорщики, желая уничтожить влияние церкви на народ Германии, приступили к ликвидации церквей следующими средствами: 1. Они распространяли идеи и обычаи, которые были несовместимы с христианским учением. 2. Они преследовали священнослужителей, духовенство и членов монашеских орденов. Эти преследования, как покажут документы, являются серией физических нападений, тюремных заключений, ссылок в концлагеря и убийств. 3. Они конфисковали церковное имущество. 4. Они ликвидировали издания церковной литературы. 5. Они ликвидировали религиозные организации. Кроме того, они также отменили религиозное воспитание. Это иллюстрируется секретным декретом партийной канцелярии, на который я только что сослался (документ Д-75), где подсудимый Борман писал, что:

«...ни одно человеческое существо не должно знать ничего о христианстве и не знало бы, если бы с детства ему не было вдолблено это пастором. Так называемый «великий бог» никак не проявляет своего существования и молодежь о нем не знает, но что удивительно, будучи таким всемогущим, он предоставляет пасторам сообщать о своем существовании. Поэтому, если в будущем наша молодежь ничего не будет знать о христианстве, чьи доктрины гораздо ниже наших, христианство исчезнет само по себе».

На следующей стадии процесса суду будут представлены дополнительные доказательства относительно попытки заговорщиков уничтожить владения христианской церкви. Теперь я передаю книгу документов, а также судебные выдержки для подтверждения того, что я уже здесь сказал.

Мы подходим к тому, что является третьей ступенью нацистского плана — преследование евреев.

Нацистские заговорщики приняли и широко распространяли программу безжалостного преследования евреев. В нашу задачу сейчас не входит раскрытие истории этого вопроса во всех отвратительных деталях истребления еврейского населения Европы. Это будет сделано своевременно на последующей стадии суда. Наша цель сейчас осветить перед вами как один из элементов нацистской программы для укрепления контроля над Германией те действия, которые были запланированы и проведены в жизнь по отношению к евреям в предвоенный период внутри Германии.

Для проведения политики расового господства и как средство объединения раздробленных элементов под знаменем нацизма заговорщики проводили и широко распространяли программу безжалостного преследования евреев. Эта программа содержалась в официальных неизменных 25 пунктах программы нацистской партии, из которых шесть были посвящены теории расового господства. Подсудимые Геринг, Гесс, Розенберг, Франк, Фрик, Штрейхер, Функ, Ширах, Борман и другие играли значительную роль в распространении этой программы. Когда фашисты пришли к власти, эта партийная программа стала официальной государственной программой. Первым ее организованным актом был бойкот еврейских предприятий, начатый 1 апреля 1933 г.

Подсудимый Штрейхер в своем письменном показании признает, что он был ответственным руководителем этой программы, но только в течение одного дня. Мы оставили за собой право представить дополнительные доказательства этого факта.

Нацистские заговорщики затем начали проводить законодательную программу, которая осуществлялась постепенно, начиная с 7 апреля 1933 г. по сентябрь 1935 года. В течение этого периода был принят целый ряд законов, согласно которым евреев отстраняли от государственной службы, работы в школах и службы в армии.

Было, однако, ясно, что нацистские заговорщики имели гораздо более широкую программу по отношению к евреям и отложили ее осуществление только потому, что в тот момент это было нецелесообразным.

Под обычной дымовой завесой пропаганды, в которой особенно выделялись речи и письменные выступления подсудимого Штрейхера, нацистские заговорщики начали проводить вторую стадию антиеврейского законодательства с 15 сентября 1935 г. до сентября 1938 года. В этот период были приняты известные «нюрнбергские законы», которые лишали евреев права гражданства, запрещали им жениться на арийках и не разрешали им заниматься определенными профессиями.

Осенью 1938 года нацистские заговорщики начали проводить программу полнейшего устранения евреев из жизни Германии. Принятые меры были частично направлены против всех евреев мира в связи с убийством сотрудника германского посольства в Париже.

В отличие от кампании бойкота в апреле 1933 года, когда обращалось внимание на то, чтобы избежать чрезмерных насилий, по всей Германии был организован и проведен так называемый «стихийный погром». Законодательные меры, которые последовали, обсуждались и были одобрены в окончательном виде на заседании 12 ноября 1938 г. под председательством подсудимого Геринга и при участии подсудимых Фрика, Функа и других (документ ПС-1816, который будет представлен в книге документов). Это заседание было созвано по приказу Гитлера, который требовал, «чтобы еврейский вопрос теперь раз и навсегда был обсужден и разрешен тем или иным образом».

Участники пришли к соглашению по поводу мер, которые следовало принять для устранения евреев из германской экономики. Изданные законы были подписаны, главным образом, подсудимым Герингом, который являлся уполномоченным по четырехлетнему плану и, таким образом, был тесно связан с укреплением контроля над германской экономикой и подготовкой к агрессивной войне.

Эти законы обязывали всех германских евреев внести коллективный штраф в один миллиард рейхсмарок, лишали права заниматься торговлей и ремеслами, ограничивали передвижение евреев в отдельных областях Германии, ограничивали время, в течение которого евреи могут продавать или ликвидировать свои предприятия; обязывали евреев сдать государству все акции и паи, которые были в их руках; запретили продажу и приобретение золота и драгоценных камней; разрешали хозяевам отказывать евреям в праве на проживание до истечения законного срока найма квартиры, заставляли всех евреев старше шестилетнего возраста носить звезду Давида. В конечный период антисемитского крестового похода нацистских заговорщиков внутри Германии было проведено очень мало мероприятий законодательного характера. Евреи были попросту переданы в распоряжение СС, гестапо и других репрессивных органов.

Последний закон, касающийся евреев в Германии, ставил их фактически вне закона и указывал, что государство должно конфисковать всю собственность умерших евреев.

Этот закон был слабым отражением фактического положения, которое тогда уже существовало. Так, помощник подсудимого Фрика доктор Штукарт говорил в то время:

«Цель расового законодательства может рассматриваться как уже достигнутая, и, следовательно, расовое законодательство, по существу, уже не нужно. Это привело к временному разрешению еврейского вопроса и в то же время, по существу, подготовило условия для окончательного решения этой проблемы. Многие постановления будут терять свою практическую необходимость по мере того, как Германия будет приближаться к достижению окончательного разрешения «еврейского вопроса».

Гитлер 30 января 1939 г. в своей речи в рейхстаге сказал следующие пророческие слова: «В результате войны в Европе будет уничтожена еврейская раса». Я предоставляю другим возможность представить суду доказательства того, насколько успешно было осуществлено это пророчество. Теперь я передаю суду книгу документов, которая, содержит законы по поводу преследования евреев в Германии, на которые я ссылался, а также судебные выдержки по этому вопросу.

...Первым шагом, который был предпринят для того, чтобы сделать немецкую школу орудием для проведения фашистской программы образования, было издание двух декретов в мае 1934 года, которыми было создано имперское министерство образования и контроль над образованием со стороны местных властей был заменен абсолютным контролем имперских властей над всеми вопросами, касающимися образования. Эти декреты находятся в документах ПС-2078, ПС-2088 и ПС-2392. Впоследствии программа и организация немецких школ и университетов была изменена целой серией декретов, изданных для того, чтобы сделать эти школы эффективным инструментом для внедрения нацистских доктрин.

«Закон о гражданской службе» 1933 года, представленный вчера в качестве доказательства, сделал возможным для нацистских заговорщиков пересмотреть и тщательно проверить всех немецких учителей и удалить все «вредные и недостойные элементы», вредные и недостойные с точки зрения нацистов. Многие учителя, профессора, в большинстве евреи, были исключены из школ и заменены учителями, работающими в духе нацистского государства. Все учителя должны были войти в национал-социалистскую Лигу учителей — организацию, которая должна была воспитывать всех учителей в духе теорий и доктрин национал-социалистской партии. Об этом говорится в документе ПС-2452.

Принцип фюрерства был введен во все школы и университеты. Я ссылаюсь на документ ПС-2393.

Заговорщики дополнили систему школьного образования воспитательной работой с молодежью в организации «гитлерюгенд». «Закон гитлеровской молодежи» (документ ПС-1392) гласит:

«Германская молодежь, кроме того, что она воспитывается в семье и школе, должна быть подготовлена физически, интеллектуально и морально в духе национал-социализма посредством организации «гитлерюгенд», дабы она могла служить своему народу и обществу».

В 1925 году «гитлерюгенд» была официально признана нацистской партией и стала нижестоящим звеном СА.

В 1931 году подсудимый Ширах был назначен в ранге группенфюрера СА имперским руководителем молодежи от НСДАП.

Я ссылаюсь на документ ПС-1458. В июне 1933 года подсудимый Ширах был назначен руководителем молодежи германской империи. Я сошлюсь на тот же документ ПС-1458. В тот же самый месяц по приказу подсудимого Шираха нацистские заговорщики уничтожили либо захватили все другие молодежные организации, причем сначала это делалось с применением силы.

Подсудимый Ширах декретом от 22 июня 1933 г. (документ ПС-2229) распустил государственный комитет ассоциаций германской молодежи и захватил его собственность.

Подобными декретами, имеющимися в книге документов, были уничтожены все молодежные организации Германии. Затем нацистские заговорщики сделали членство в организации «гитлерюгенд» обязательным (документ ПС-1392).

«Гитлерюгенд» с самого начала была организацией нацистской партии. В силу закона от 1936 года о молодежи, который сделал членство в этой организации обязательным, она стала организацией имперского правительства, оставаясь в то же время организацией нацистской партии (документ ПС-1392).

В 1940 году количество членов в «гитлерюгенд» составляло свыше семи миллионов (документ ПС-2435). Через «гитлерюгенд» нацистские заговорщики прививали молодежи идеологию нацизма. Программа подготовки молодежи предусматривала систематическое воспитание в духе расовой доктрины и антисемитизма, вплоть до актов физического насилия над евреями (документ ПС-2436). «Гитлерюгенд» внушались идеи о том, что война является благородным действием (документ ПС-1458).

Одной из главных задач «гитлерюгенд» была подготовка молодежи для вступления в члены партии и ее организаций. «Гитлерюгенд» была организацией, используемой для проведения широкой предварительной военной подготовки и военного обучения молодежи (документ ПС-1850).

Кроме общего военного обучения в специальных организациях, проводилось специальное обучение. К их числу относились военно-воздушные, военно-морские, моторизованные части, соединения связи и другие.

Теперь я хотел бы обратить ваше внимание на то, что в течение этого периода одним из самых сильных орудий заговорщиков была пропаганда. С самого начала они оценили неотложность задачи внедрения в немецкие массы национал-социалистских принципов и идеологии. Из ранних высказываний Гитлера и его сообщников явствует полное признание того факта, что их власть может существовать только при условии общего признания их политических и социальных взглядов.

Сразу же после захвата власти нацистские заговорщики создали совершенно определенную программу для всеобщей организации масс путем установления контроля над всеми средствами выражения общественного мнения. При помощи созданной таким образом мощной машины широкая пропаганда стала главным средством в установлении контроля над всеми сферами германской экономики, как частного, так и общественного характера. Нацистские заговорщики считали, что главная задача пропаганды состояла в том, чтобы подготовить психологическую почву для политического действия и военной агрессии и гарантировать общую поддержку системе, которая базировалась на постоянно усиливавшемся применении террора и агрессии как в сфере внутренней политики, так и во внешних взаимоотношениях. Для достижения этой цели пропаганда обеспечивала формирование особого шаблона мышления, предназначенного для того, чтобы заставить народ подчиняться целям и программе нацистов и как можно больше поощрять его активное участие в осуществлении этой программы.

Характер этой пропаганды может быть принят судом без доказательств. Как сказал Геббельс, пропаганда имела своей целью «завоевать массы». Ее желаемый эффект заключался в уничтожении всего серьезного сопротивления в массах. Нацистские заговорщики не были разборчивы в выборе средств для достижения соответствующих результатов.

Полное пренебрежение правдивостью показывает, что они исходили исключительно из соображения политической целесообразности и своего понимания национальных интересов.

Поскольку пропаганда служила средством для того, чтобы «завоевывать массы», в разное время она требовала применения стратегии в зависимости от целей, которые преследовались нацистскими заговорщиками на данный момент. По словам Гитлера, «первостепенной задачей пропаганды является завоевание народа для будущей организации».

Отбор людей в партию и в контролируемые организации был основной целью в годы, предшествующие приходу нацистов к власти, и в первые годы их господства. После того как нацисты пришли к власти, эта задача была расширена с тем, чтобы добиться активной поддержки нацистского режима и проводившейся политики со стороны всего народа. Как руководитель отдела пропаганды и имперский министр пропаганды, Геббельс заявил, что «пропаганда — сильнейшие оружие в завоевании государства — остается сильнейшим оружием в укреплении и построении государства».

Методы, которые они применяли для того, чтобы использовать это сильнейшее оружие пропаганды, находившееся я распоряжении государства, показаны на схеме, на которую я обращаю внимание суда и которую я сейчас представлю в качестве доказательства США-21.

Как явствует из схемы, в германской империи существовали три различные уровня контроля. Первый — партийный контроль, который представлен на схеме верхним квадратом. Вы увидите, что партия через комиссию по проверке контролировала все книги и журналы, а также выпуски книг и журналов, проводившие идеологию партии. Второй квадрат обозначает канцелярию руководителя отдела печати, который наблюдал за всеми издателями и возглавлял издателей партийных газет и книг.

Третий квадрат — главное управление печати. Это учреждение контролировало политический отдел печати, отдел кадров прессы и освещало и наблюдало за руководством партии прессой и за освещением партийных вопросов в прессе. Центральный квадрат — отдел руководителя пропаганды — контролировал не только прессу, но выставки, лекционные бюро, фильмы, радио, культурные предприятия и другие средства, при помощи которых распространялась идеология партии и ее цели.

Следующий квадрат — отдел идеологии партии, которым руководил подсудимый Розенберг. Он посвящал себя исключительно идеологическим вопросам внутри партии. Им поставлялись все материалы для периодических учебных изданий, предназначенных для школы и для воспитания народа в духе идеологии нацистской партии. На этом же уровне контроля находится воспитание молодежи, руководителем которой был подсудимый Ширах. Под его контролем находилась организация «гитлерюгенд». Сюда же входит и отдел партийного контроля над педагогами и студентами университетов.

Второй уровень — контроль, осуществлявшийся государством. Если читать слева направо, то мы можем проследить координацию пропаганды, координацию контроля за границей и сотрудничество. Сюда же входит контроль над фильмами, литературой, немецкой прессой, периодическими изданиями, театрами, искусством и министерством просвещения. Контроль над радио осуществлялся через подсудимого Фриче.

И, наконец, последний уровень — то, что известно под названием «корпоративный контроль». Он находился одновременно под полуофициальным контролем партии и государства. Существовали так называемые отделы культуры. В их задачу входило осуществление полного контроля над персоналом, занятым в различных областях искусства и культуры, и над персоналом, занятым подготовкой и распространением новостей, прежде всего прессой. Все журналисты и писатели принадлежали к этой секции. Следующая секция ведала изящным искусством, музыкой, театрами, фильмами, литературой и радио, а затем, когда мы переходим к подотделу, занимавшемуся образованием, мы находим организацию, к которой должны были принадлежать преподаватели университетов, студенты и бывшие члены университетского корпуса.

Посредством этого широко разветвленного аппарата пропаганды нацистские заговорщики могли осуществлять полный контроль за выражением и распространением мысли, всей культурной деятельностью и распространением новостей внутри империи.

В Германии не публиковалось и не могло публиковаться ничего такого, что не получило бы явного или подразумевающегося одобрения со стороны партии и государства. Подсудимый Шахт в своих записках объясняет эффект, который был получен от того, что часть новостей была похоронена в системе тотального контроля и диктата. Он указывает, что никогда общественности не было известно о том, что гитлеровский режим насчитывал тысячи мучеников. Эти жертвы были похоронены в камерах или в могилах концентрационных лагерей, и о них никогда ничего не было известно. Шахт говорит:

«Какая польза от мук, переносимых в борьбе против террора, если нет возможности обнародовать их и, таким образом, сделать примером для других».

В течение всего предвоенного периода в своих устремлениях достигнуть и укрепить тоталитарный контроль над Германией заговорщики не теряли из виду своей главной цели — агрессивной войны. В соответствии с этим большое число подчиненных нацистам организаций было переведено на широкую военизированную основу, чтобы в случае необходимости немедленно использовать их как орудия войны. Этими организациями были СС, СА, «гитлерюгенд», Национал-социалистский моторизованный корпус, Национал-социалистский авиационный корпус, «Трудовой фронт» и «Организация Тодта».

Способ, которым проводилась милитаризация, детально изложен в некоторых представленных уже документах и будет еще подробно рассматриваться на последующей стадии суда при разборе каждой отдельной организации и установлении ее преступности.

Сейчас я хочу обратить внимание суда на схему. Пока эту схему прикрепят к имеющейся на стене доске, я предъявляю документ ПС-2833, США-22. Это репродукция с 15-й страницы книги, озаглавленной «История нацистской партии». Вы заметите, что в левом нижнем углу схемы приложено несколько документов. Верхний документ является письменным показанием, данным под присягой, которое гласит: «Я заверяю, что данная увеличенная схема есть правильная копия, подготовленная под моим прямым руководством, документа ПС-2833, страницы 15-й книги, озаглавленной «История нацистской партии». Вы заметите второй документ внизу в левом углу, который также является письменным показанием, данным под присягой Давидом Заблодовским 23 ноября 1945 г. в Нюрнберге, Германия, Джеймсу Джонсону — старшему лейтенанту из аппарата Главного обвинителя Соединенных Штатов Америки в том, что это правильная фотокопия.

Эта схема достаточно наглядно представляет, каким образом проводилась милитаризация в Германии. Схема озаглавлена: «Органическое единство граждан германского происхождения и национал-социалистской системы, путь к политическому руководству».

Внизу этой схемы показана молодежь в возрасте от 10 до 14 лет. Стрелки указывают направо и налево. Стрелка, ведущая направо, — школа Адольфа Гитлера для молодежи в возрасте от 12 до 18 лет. Далее молодежь из этой школы и вообще молодежь вступала в организацию «гитлерюгенд». Когда эти молодые люди достигали 18-летнего возpaстa, из организации «гитлерюгенд» они переходили в различные партийные организации, СА, СС, автомобильный и воздушный корпуса. В этих организациях они находились до 20 лет, а затем переходили в «Трудовой фронт». Из «Трудового фронта», где молодежь служила в течение определенного времени, она шла обратно в партийные организации, СС, СА, автомобильный, воздушный корпуса и находилась там до 21 года. Отсюда молодежь шла в армию. С 21 года до 23 лет она находилась в армии, а затем снова шла в партийные организации, СС, СА и др.

Из этой группы отбираются лица, которые должны стать политическими руководителями нацистской партии. Из последней группы в свою очередь отбираются самые подходящие и направляются в специальные школы нацистской партии, из которых, как это представлено наверху схемы, выходят политические руководители нации. Я снова обращаю внимание на тот факт, что эта схема не была специально изготовлена обвинением для данного процесса. Она была подготовлена самой нацистской партией и отражает ее историю.

Итак, к концу довоенного периода нацистские заговорщики завершили один из главных этапов своего большого заговора.

Над всеми сферами германской жизни царили нацистская теория и практика. Все силы были брошены на то, чтобы достичь поставленные нацистами милитаристские цели. Ничто лучше не может иллюстрировать, в каких масштабах нацистам удалось осуществить свои цели, чем выступление Гитлера в рейхстаге 20 февраля 1938 г. (документ ПС-2715):

«Только теперь мы преуспели в выполнении великих задач, в захвате материальных ценностей, которые послужат нам предпосылкой для реализации великих творческих планов во всех областях нашего национального существования. Таким образом, национал-социализм в течение нескольких лет сделал то, на что до него потребовались бы столетия... Национал-социализм дал германскому народу такое руководство — партию, которое не только мобилизует нацию, но также и организует ее, так что на основе принципа естественного отбора обеспечивается вечное существование прочного политического руководства...
Так сказал Гитлер 20 февраля 1938 г., в конце довоенного периода.

Национал-социализм полностью овладел Германией в тот день, когда пять лет тому назад я покинул дом на Вильгельмплаце, будучи уже рейхсканцлером. Нет учреждения в этом государстве, которое не являлось бы сейчас национал-социалистским. Однако, кроме этого, национал-социалистская партия за эти пять лет не только сделали государство национал-социалистским, но и создала внутри партии такую совершенную организационную структуру, которая навсегда гарантирует ее существование.

Самой лучшей гарантией прочности национал-социалистской революции служит полное овладение империей и всеми ее учреждениями и организациями как внутри империи, так и за ее пределами со стороны национал-социалистской партии. Однако защитой от внешнего мира являются новые национал-социалистские военные силы... В этой империи все, кто занимает ответственные посты, являются национал-социалистами... Каждое учреждение этой империи живет и действует по приказам и под верховным политическим руководством нацистской партии. Партия руководит государством политически, а вооруженные силы защищают ее с военной точки зрения... Никто из занимающих ответственные посты в этом государстве не сомневается, что я — облеченный властью лидер империи».