[Документ СССР-155]

I. ВВЕДЕНИЕ

Я, нижеподписавшийся, венгерский генерал-майор Штефан Уйсаси, с 1/V — 1939 г. до 1/VII — 1942 г. являлся начальником 2-го отдела (разведка, контрразведка) королевского венгерского генштаба.

В этой должности мне из надежных источников становилось известно о жестоких, беспощадных методах ведения войны фашистских держав против Советской России, особенно со стороны III империи. Неприятно на меня подействовало также массовое убийство моих собратьев (евреев и граждан оккупированных III империей стран), проводившееся немецко-фашистскими властями.

Мне скоро стало ясно, что немецкий эгоизм использует мою страну для собственных целей в политическом, военном и экономическом отношениях, подвергает грубому ограблению и ввергает в пропасть. В 1942 году я пришел к убеждению, что «убийцы и разбойники» не могут выиграть войну.

Будучи всегда демократом, гуманистом и либерально мыслящим человеком, я принял решение в интересах моей страны направить свою деятельность против фашистских держав.

Предательское нападение III империи на мирную Советскую Россию, бесчестные средства, применявшиеся III империей с помощью венгерских национал-социалистских элементов с целью вовлечения Венгрии в эту войну на стороне III империи, известны мне во многих подробностях благодаря занимаемой мною тогда должности.

Настоящим я пользуюсь как возможностью в последующем изложении охватить все, что мне об этом известно, с тем, чтобы известные мне виновники войны были привлечены к ответственности. Этим я преследую цель исключения их из человеческого общества с тем, чтобы они никогда больше не могли нарушить мир.

II. ПОДГОТОВКА ГЕРМАНИИ И ВЕНГРИИ К ВОЙНЕ ПРОТИВ СОВЕТСКОЙ РОССИИ

1. Письмо Гальдера

В ноябре 1940 года на аудиенцию к начальнику королевского венгерского генерального штаба генерал-полковнику Генрику Верту явился германский военный атташе в Будапеште полковник генштаба Гюнтер Краппе с письмом от генерал-полковника Гальдера, начальника генерального штаба сухопутных войск Германии.

В этом письме Гальдер информировал Верта о том, что весной 1941 года...

«необходимо заставить Югославию, — если нужно будет силой — занять определенную позицию, чтобы этим впоследствии предупредить угрозу нападения русских с тыла. В этой предупредительной войне, возможной против Югославии и несомненной против России, должна принять участие Венгрия, что будет в ее собственных интересах».

Верт ответил, что он согласен с мнением Гальдера, но заявил при этом, что венгерская армия недостаточно вооружена и в настоящее время не готова к войне против Советской России. Попутно он просил Германию о пополнении вооружения Венгрии.

О письме Гальдера и об ответе на него меня информировал генерал-полковник Верт.

2. Венгерская комиссия по вооружению в Берлине

После этого в Берлин была приглашена венгерская комиссия по вооружению. Она была составлена из офицеров-специалистов главной группы материального снабжения королевского венгерского министерства обороны (генерал-майор Рюскицай-Рюдигер) и выехала в Берлин в декабре 1940 года.

Венгерские пожелания сводились к следующему:

поставка недостающих Венгрии 10-сантиметровых полевых гаубиц (так называемых «Геринг»);

современных танков и бронемашин для двух механизированных бригад;

истребителей «Мессершмитт-109».

Немцы обещали частичное выполнение этих просьб.

О поездке в Германию комиссии по вооружению я узнал официальным путем благодаря занимаемой мною тогда должности.

3. Визит генерал-полковника Барта в Германию

В декабре 1940 года начальник штаба ОКВ генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель пригласил в Берлин венгерского министра обороны (гонведа) генерал-полковника Кароля Барта для того, чтобы:

а) лично обсудить вопрос о вооружении;

б) разработать план военно-политического сотрудничества Германии и Венгрии на весну 1941 года.

Это приглашение было передано в Будапешт через королевского венгерского военного атташе в Берлине полковника генштаба Александра Хомлока.

Одновременно я получил подобное приглашение от адмирала Канариса — начальника управления разведки и контрразведки ОКВ.

Министр обороны генерал-полковник Барта принял это приглашение в январе 1941 года. Его сопровождали:

его офицер для поручений майор Иштван Гааль;

начальник главной группы материального снабжения министерства обороны генерал-майор Имре Рюскицай-Рюдигер;

начальник оперативного (1-го) отдела генштаба полковник генштаба Деже Ласло;

начальник 2-го отдела генерального штаба полковник генштаба Штефан Уйсаси (автор этого сообщения);

флигель-адъютант министра обороны (гонведа) полковник генштаба Енэ Шаркани.

Комиссия вела в Берлине переговоры:

генерал-полковник Барта с Гитлером, Риббентропом, Кейтелем, генерал-фельдмаршалом Кессельрингом;

генерал-майор Рюскицай-Рюдигер с генерал-полковником Фроммом, генерал-лейтенантом Томасом и генерал-майором Беккером в министерстве авиации;

полковник генштаба Ласло с генерал-полковником Гальдером и генерал-лейтенантом Иодлем;

полковник генштаба Уйсаси с адмиралом Канарисом.

При этом договорились о следующем:

Весной 1941 года выяснится позиция Югославии, угроза нападении советских войск с тыла устранится.

В обоих случаях рассчитывают на содействие Венгрии.

Венгерская гонведовская армия будет для этого обеспечена 10-сантиметровыми полевыми гаубицами, современными танками и бронемашинами для одной механизированной бригады.

Венгрия должна дать в распоряжение Германии 15 оперативных соединений для войны против России (в том числе 3 механизированных соединения, одно кавалерийское и одно танковое); закончить строительство укреплений в Закарпатской Руси до 1/VI—1941 г.; содействовать продвижению германских войск в районах, прилегающих к венгеро-югославской и венгеро-советской границе, обеспечить подвоз снабжения через Венгрию. Детали подготовки оперативных действий будут разработаны позднее посланными в Венгрию представителями германского генштаба.

За участие в войне Венгрия в виде политической компенсации получит земли в Югославии и в России (старое княжество Галич, предгорья Карпат до Днестра).

Адмирал Канарис просил меня:

взять на себя разведку в Бачке, в югославском Банате;

разрешить немецкому полковнику генштаба Эриху Лахузену вербовать агентов среди проживающих в пограничной полосе швабов для политической, диверсионной и разложенческой деятельности против Югославии;

вести интенсивную разведку в районе между венгерской и старой польской границей, доходящей на севере до железнодорожной магистрали Краков—Львов;

оказывать поддержку начальнику отдела германского абвера в Вене полковнику генштаба графу Маронья-Редвитц в вербовке агентов против Советской России.

Одновременно Канарис пригласил офицера 2-го отдела королевского венгерского генштаба осмотреть пункты германского абвера в Кракове и Варшаве.

Венгерская комиссия приняла к сведению желания немцев; генерал-полковник Барта обещал получить согласие регента и правительства.

На основании доклада Барта регент Хорти дал согласие на превентивную войну против Советской России, но был против участия Венгрии в вооруженном нападении на Югославию.

Премьер-министр граф Пауль Телеки резко отклонил участие как в одной, так и в другой войне и энергично возражал против пропуска германских войск через Венгрию. Особенно опасным он считал присоединение предложенных областей Югославии и СССР. Он хотел разрешить территориальные вопросы с Югославией путем прямых мирных переговоров.

О переговорах в Берлине других членов комиссии, а также о решениях регента и премьер-министра меня информировал генерал-полковник Барта и частично полковник генштаба Ласло.

Венгерская комиссия во главе с генерал-полковником Барта была также и на Западном фронте, а именно в бельгийских крепостях: Лилль, Дюнкерк, Сан-Кантэн во Фландрии, в Арагонском лесу, а также в Меце, Саарбрюкене, на линиях Мажино и Зигфрида.

4. Визит полковника генштаба Кинцеля в Будапешт

Полковник немецкого генштаба Эбергард Кинцель начальник отдела «Иностранные армии — Восток» в ОКХ (главное командование сухопутных сил) прибыл в Будапешт в марте 1941 года с письмом генерал-полковника Гальдера к генерал-полковнику Верту.

Это письмо содержало настоятельное требование Германии об участии Венгрии в возможной войне: против Югославии с мобилизацией армейских корпусов: I — Будапешт, II — Секешфехервар, III — Сомбатель, IV — Печ, V — Сегед и против Советской России при мобилизации 15 оперативных соединений, и том числе двух кавалерийских дивизий, двух механизированных бригад и одной горно-стрелковой бригады.

В письме сообщалось о скором приезде в Будапешт комиссии немецкого генштаба во главе с генерал-лейтенантом Паулюсом для обсуждения совместных операций и продвижения немецких войск через Венгрию на Югославию.

Генерал-полковник Верт в ответ на это письмо пригласил германскую комиссию в Будапешт; обещал согласие Венгрии участвовать в войне против Югославии и выставить с этой целью три армейских корпуса, а именно: I, IV и V.

Что касается войны против Советской России, он в принципе согласился и обещал по меньшей мере мобилизовать VIII армейский корпус (Кошице) и потребованные Гальдером механизированные оперативные соединения.

Об этой переписке меня информировал лично полковник германского генштаба Кинцель.

5. Переговоры генерал-лейтенанта Паулюса в Будапеште

Генерал-квартирмейстер сосредоточенных против Югославии германских войск генерал-лейтенант Паулюс в конце марта (насколько мне помнится, 21 или 23 марта) 1941 года прибыл с комиссией в Будапешт. Из членов комиссии я знаю только подполковника генштаба Ганзена из отдела «иностранные армии Балкан и Ближнего Востока» ОКХ, который как раз должен был вести переговоры о сотрудничестве со 2-м отделом королевского венгерского генштаба.

О результатах переговоров генерал-лейтенанта Паулюса я могу рассказать следующее (о них меня информировал полковник генштаба Ласло).

Венгерская гонведовская армия участвует в операциях против Югославии I, IV, V армейскими корпусами, одной кавалерийской дивизией и одной механизированной бригадой. Главные силы используются в районе между Дунаем и Тиссой.

В юго-западной части Венгрии с направлением главного удара на Загреб сосредоточиваются два германских армейских корпуса. 2-й отдел королевского венгерского генштаба предоставляет в распоряжение немцев все имеющиеся у него учетные данные (картотеки) по Югославии; берет на себя разведку при помощи агентов в Бачке и Банате, устанавливает постоянную радиосвязь с командованием германской армии, сосредоточенной у границ Югославии, для взаимного обмена информацией.

В операциях против Советской России Венгрия участвует в районе Закарпатской Украины по меньшей мере 6 оперативными соединениями (в том числе 3 механизированными), заканчивает там строительство укреплений не позднее 1/VI—1941 г. Операции венгерских войск производятся в соответствии с действиями германской армии.

Генерал-лейтенант Паулюс лично займется тем, чтобы обещанные Венгрии германские военные материалы (особенно танки) были доставлены не позднее 1/VI—1941 г.

2-й отдел королевского венгерского генштаба обеспечивает разведывательную работу при помощи агентов на участке венгеро-советской границы, разворачивает вербовку агентов среди находящихся в Венгрии поляков, украинцев и русских белоэмигрантов. О сотрудничестве в этом вопросе подполковник генштаба Енэ Паданьи договаривается непосредственно с полковником генштаба графом Маронья-Редвитц в Вене.

6. Дальнейшие практические мероприятия по подготовке войны

Военные круги, особенно генерал-полковники Верт, Барта, произведенный в генерал-майоры и получивший должность начальника оперативной группы королевского венгерского генштаба Деже Ласло, были абсолютно за ведение «превентивной» войны против Советской России. В этом отношении генерал-полковник Верт полностью находился под влиянием генерал-майора Ласло.

В конце апреля 1941 года германский военный атташе в Будапеште полковник генштаба Гюнтер Краппе был заменен прибывшим из Белграда полковником генштаба Рудольфом Туссеном.

Перед приездом в Будапешт Туссен был принят Гитлером. Основным заданием, полученным Туссеном от Гитлера, было: побудить Венгрию к активному участию в войне против Советской России. Гитлер уполномочил его еще раз обещать Венгрии области Восточной Галиции (включая и нефтяные источники в Дрогобыче).

Одновременно такое же поручение рейхсмаршал Геринг дал германскому военно-воздушному атташе в Будапеште генерал-лейтенанту Фюттереру.

В результате деятельности Фюттерера и Туссена генерал-полковник Верт с согласия регента в конце мая 1941 года распорядился о сформировании так называемой «Карпатской группы».

Командование группы находилось в г. Чоп. Командиром был генерал-лейтенант Франц Сомбатхей; начальником штаба — полковник генштаба Золтан Альгя-Папп; офицером штаба (отделение тыла) — майор генштаба Иоганн Полоши. К последнему был прикомандирован офицер по разведке и контрразведке (абвер) полковник Штефан Ошват.

В состав «Карпатской группы» входили следующие части:

12-я пехотная дивизия в Ужгороде,

1-я горно-стрелковая бригада,

пограничные части 8-го армейского корпуса, —

1-я кавалерийская дивизия (генерал-майор Антон Ваттаи),

1-я механизированная бригада (генерал-майор Ласи Вереш),

2-я -"- (генерал Иоганн Вереш).

Три последних соединения составляли «механизированный корпус» (генерал-лейтенант Миклош).

Вспомогательные части и учреждения VI и VIII армейских корпусов с середины июня 1941 года были усилены мобилизованными контингентами.

Перед политическим руководством Венгрии (правительством) формирование «Карпатской группы» мотивировалось «угрожающей концентрацией советских войск на венгерской границе». Для этого генерал-майор Ласло как руководитель оперативной группы и мой непосредственный начальник приказал 2-му отделу генштаба составить доклад, который должен был подтвердить, что на венгерской границе сосредоточено 14 советских оперативных соединений, в том числе 8 моторизованных. Этот доклад составил полковник Корнель Хидай из учетного отделения.

Хочу здесь заметить, что разведкой, проведенной 2-м отделом королевского венгерского генштаба, было установлено, что на венгерской границе находилось всего только 4 советских оперативных соединения. Об этом обстоятельстве, согласно фактам, я доложил генерал-полковнику Верту и генерал-майору Ласло, но по приказу последнего мой правдивый, объективный доклад должен был быть переделан согласно его желанию. Затем генерал-полковник Верт представил этот ложный доклад регенту, премьер-министру и членам заседавшего коронного совета (члены правительства). Несмотря на это, правительство высказалось против участия в войне с Советской Россией. Особенно против этого были премьер-министр Бардоши и министр внутренних дел Франц Керестеш-Фишер.

О перечисленных в этой (6) главе фактах меня информировали генерал-майор Ласло и полковник генштаба Туссен. С последним у меня были дружественные отношения: мы оба в 1936—37 гг. были военными атташе в Праге.

Военная клика, стоявшая за войну (Верт, Барта, Ласло, Фюттерер, Туссен), решила воздействовать на венгерское правительство в военно-политическом отношении.

Политическое воздействие должен был оказать королевский венгерский посол в Берлине генерал-лейтенант в отставке Деметер Стояи. Чтобы оказать влияние на Бардоши, он с начала мая стал чаще приезжать в Будапешт. Он доставлял Бардоши письма министра иностранных дел Риббентропа. Вначале в письмах обещали часть территории Восточной Галиции, немедленную передачу югославского Баната; затем их стиль изменился, появились угрозы. Эти последние письма ссылались на обязательства Венгрии по антикоминтерновскому пакту, упоминалось активное участие Румынии (16 оперативных соединений в войне против Советской России), говорилось даже о поддержке со стороны Болгарии. Письма угрожали и ущерб Венгрии изменением границ в Трансильвании и передачей Румынии югославского Баната...

Хочу заметить, что посол Стояи был настроен прогермански и профашистски. Во время своего пребывания в Берлине он всегда себя проявлял услужливым лакеем германских властей и даже часто действовал в ущерб венгерским интересам.

О содержании одного такого угрожающего письма мне стало известно лично от премьер-министра Бардоши.

Я здесь также должен заметить, что поставки германских военных материалов для венгерской гонведовской армии (особенно танки и бронемашины) производились не регулярно и в недостаточном количестве. Немцы не сдержали своих обязательств; это обстоятельство тормозило вступление Венгрии в войну против Советской России.

Так милитаристская клика разрабатывала планы, чтобы побудить правительство объявить войну Советской России в нужный момент. Об этом меня устно информировал генерал-майор Ласло. Эти планы исходили от генерал-лейтенанта Фюттерера, его помощника подполковника Аримонда и генерал-майора Ласло. Они состояли в том, что в случае необходимости немецкие самолеты, замаскированные под русские, будут бомбардировать восточные пограничные области Венгрии бомбами русского происхождения,

Тем временем проводилась подготовка к сотрудничеству между венгерскими и германскими службами разведки, контрразведки, обработки и учета (картотеки) против Советской России.

Отделение разведки второго отдела королевского венгерского генштаба (начальник — подполковник генштаба Енэ Паданьи) сотрудничало в вербовке агентуры с пунктом германского абвера в Вене (начальник полковник генштаба граф Маронья-Редвитц);

2-й отдел 8-го армейского корпуса в Ужгороде (полковник Штефлн Ошват) сотрудничал в вербовке агентуры с пунктом германского абвера в Кракове (майор Штольце).

Паданьи имел агентов в Черновцах, Коломые, Станиславе, Львове, Ошват — в Татарове, Рафаилове, Коломые, Турке, Старом Самборе, Львове.

Производился также взаимный обмен информациями о Советской России между Берлином и Будапештом, Веной и Будапештом, Краковом и Ужгородом. Информация содержала сведения об организации, вооружении, оснащении, численности частей и дислокации советских войск, командных пунктов, учреждений, особенно в пограничных зонах.

В конце мая 1941 года полковник генштаба Маронья-Редвитц объехал советско-венгерскую границу в Карпатской Руси.

Офицеры отделения разведки 2-го отдела королевского венгерского генштаба нанесли визит в пункты абвера в Кракове и Варшаве (в том числе и майор Эдмунд Нуриджаньи).

По согласованию с отделом 7/3 (служба связи) королевского венгерского генштаба германское министерство авиации (секция генерал майора Мартина) установила на венгерской территории (Будапешт-Матьяшфельд, Сегед, Кечкемет, Дебрецен) — повсюду на аэродромах радиостанции подслушивания и определения местонахождения радиостанций; их работа была направлена против Советской России (начальниками были в Будапеште-Матьяшфельд — майор Имих, капитан Эикк, капитан Рустов).

7. Приезд генерал-полковника Гальдера в Будапешт

В первой половине июня 1941 года (кажется, между 8 и 12 числом) генерал-полковник Гальдер, начальник генштаба ОКХ, по дороге из Румынии остановился в Будапеште на военном аэродроме Будапешт-Матьяшфельд. Там он пробыл 3 часа. Его принял генерал-полковник Верт. Гальдера сопровождал вместе с другими подполковник генштаба Ганзен;

генерал-полковника Верта сопровождали вместе с другими генерал-майор Ласло и полковник генштаба Уйсаси (автор этого сообщения). Гальдер инспектировал сосредоточенные в Северной Румынии против Советской России немецкие и румынские войска. Он воспользовался своим пребыванием в Будапеште, чтобы обсудить с Вертом общий план начала операций. Здесь я узнал от генерал-майора Ласло следующее:

Сначала должны были наступать немецкие части, сконцентрированные в районе восточнее Кракова, на Львов, затем румынские и немецкие войска начинают наступление через Днестр в северо-восточном направлении. В это время венгерские части, стоящие наготове за Карпатами, должны связывать как можно больше русских войск или оттягивать их на себя и только уже позднее сильным южным флангом наступать через Коломыю—Городенки.

Гальдер с большой уверенностью высказался по поводу этих операций. Он сказал (я сам слышал):

«Советская Россия все равно, что оконное стекло; нужно только раз ударить кулаком и все разлетится в куски».

В честь Гальдера Верт дал завтрак на военном аэродроме в Матьяшфельде, на котором я тоже присутствовал.

8. Начало войны Германии и Венгрии против Советской России

Сосредоточение венгерской «Карпатской группы» на русской границе было закончено к 20/VI—41 г., согласно результатам переговоров Верта и Гальдера. 22/VI—41 г. началась война против Советской России.

24/VI—1941 г. (насколько я помню) в 12.30 дня я получил сообщение, что советские самолеты бомбардировали Рахо (в Карпатской Руси) и обстреливали в его окрестностях поезда из пулеметов. В тот же день, после полудня, пришло известие, что советские самолеты бомбардировали Кошице. Вечером того же дня состоялось заседание коронного совета под личным руководством регента, который «на основе провокации Советской России» решил объявить ей войну. Против объявления войны выступил лишь один министр внутренних дел Франц Керестеш-Фишер, который требовал проверки обстоятельств мнимой «провокационной бомбардировки» и предложил лишь после проверки принять соответствующее решение.

Я убежден, что это были немецкие самолеты с русскими опознавательными знаками. Это я обосновываю следующим:

а) генерал-лейтенант Фюттерер и германская пропаганда очень широко «распространялись» по поводу этой бомбардировки;

б) генерал-майор Ласло немедленно приказал мне через отделение пропаганды 2-го отдела королевского венгерского генштаба получить фотоснимки найденных остатков «советских» бомб и опубликовать их в прессе фашистских государств;

в) генерал-лейтенант Фюттерер, генерал-майор Ласло и подполковник Аримонд распространяли путем «пропаганды шепотом» слух, что словацкие пилоты, находящиеся на службе у русских, бомбардировали Кошице, и удачные попадания бомб объясняются тем, что эти пилоты хорошо знают местность.

С упомянутого заседания коронного совета генерал-полковник Верт возвратился ночью в генштаб и радостно сообщил генерал-майору Ласло, что на следующий день будет объявлена война России. Генерал-майор Ласло тотчас передал эту весть генерал-лейтенанту Фюттереру, который этой же ночью послал соответствующее донесение в Берлин.

Я подтверждаю своей подписью, что вышеприведенное сообщение мною лично написано и соответствует истине.

Я согласен на возможное опубликование настоящего и готов в качестве свидетеля дать такие же показания перед Международным Трибуналом против названных мною виновников войны.

Москва, 8 января 1946 г.

Штефан Уйсаси , венгерский генерал-майор.

Нюрнбергский процесс. Сб. в 7-ми томах, т.2, с.663—675.