[Документ ЕС—457]

Дорогой господин Гитлер!

Надеюсь, что Вы разрешите мне такое обращение, поскольку моё письмо преследует только одну цель — заверить Вас во времена тяжелых затруднений в моей неизменной симпатии. Я знаю, что Вы не нуждаетесь в успокоении. Прирост до 14 миллионов, вероломный удар с другой, формально более сильной стороны и отход конъюнктурных попутчиков все это вещи, которые не в состоянии подействовать на Вас серьезно. Но, может быть, в эти дни Вам все же не хватает слов искреннего сочувствий Ваше движение проникнуто изнутри такой мощной истинностью и необходимостью, что победа в том или ином виде не может не наступить. В дни подъема Вашего движения Вы не дали совратить себя ложными идолами Я твердо уверен, что теперь, когда Вы на короткое время вынуждены перейти в оборону, Вы точно так же выстоите и не поддадитесь искушению союза с ложными идолами. Если Вы останетесь тем, кто Вы есть, то успех придет к Вам непременно... Куда бы ни бросила меня в ближайшее время работа (даже если Вам придется увидеть меня в стенах крепости), Вы всегда можете рассчитывать на меня как на своего надежного помощника.

Приветствую Вас громким «хайль!»

Ваш д-р Яльмар Шахт

Trial of the Major War Criminals before the International Military Tribunal (в дальнейшем IMT), Nuremberg, 1947—1949, vol. 36, p. 535, 536.