[Документ ПС-3562]

Генеральный уполномоченный

по хозяйству

8/2669/39 г. Р.с.

(секр. госуд. докум.)

Берлин, Беренштрассе, 63,

Телеф. Коммутатор 11 6951

1 июня 1939

Секретный документ

государственной важности

Ответы направлять!

Фюрунгсштаб Г.В.Б.

г-ну министериальдиректору Сарнову

или его заместителю

г-ну статс-секретарю Рейнгардту имперское Министерство Финансов

г-ну статс-секретарю д-ру Ландфриду Начальнику экономического штаба

г-ну генерал-майору Томасу

г-ну статс-секретарю д-ру Нейманну

г-ну директору имперского банка Пулю управление имперского банка

Генеральному уполномоченному по имперской администрации — вручить г-ну статс-секретарю д-ру Штукарту или его заместителю

Имперское министерство внутренних дел г-ну управляющему министерством д-ру Михелю

Имперское министерство хозяйства господину советнику министерства Зуседорфу 

Здесь

В приложении покорнейше препровождаю протокол заседания от 30 мая 1939 г. о военном финансировании. Как только мною будут получены новые предложения от господина имперского министра финансов, я позволю себе вернуться к этому делу.

По заместительству д-р Поссе

Удостоверяю: Секретарь (подпись неразборчива) 

Приложение

к секретному документу

государственной важности 8/2669/39

Секретный документ

государственной важности

8 экземпляров, 2-й экземпляр

Совещание по вопросам военного финансирования имело место 30 мая 1939 г. утром в 11 час. под председательством г-на статс-секретаря д-ра Ландфрида.

Список присутствовавших лиц прилагается.

Г-н статс-секретарь д-р Ландфрид открыл заседание заявлением о болезни г-на статс-секретаря д-ра Поссе. Затем он уполномочил советника министерства д-ра Холтца доложить о позиции генерального уполномоченного по хозяйству по вопросам военного финансирования. Было оглашено содержание доклада «Заметки к вопросу о внутреннем финансировании» от 9 мая т.г. (приложение к ГБВ 8/2179/39 с.г.д.), в котором упоминались также цифры, названные имперским министром финансов. Было указано, что генеральному уполномоченному по хозяйству следовало бы в первую очередь позаботиться о финансировании военных расходов и для будущего, после окончания войны, когда будут ожидаться поступления в государство, но что представленные и пересланные господам участникам этого совещания заметки должны служить только как основание для дискуссий. Мысль о выпуске особых кредитных бумаг с целью военного финансирования исходила из основ нового финансового плана. Выпуск налоговых бон нового финансового плана будет сопряжен с долгосрочностью выплаты, принимая во внимание военные нужды и другие обстоятельства. Эти кредитные бумаги следует именовать «Уплата военных долгов».

Г-н статс-секретарь д-р Ландфрид сразу же указал на один особый пункт, о котором говорится на странице 14 заметок о военном финансировании. Он высказал мнение, что снижение заработной платы и сокращение доходов не должно упускаться из вида во время войны. Следует исходить из того принципа, что оставшийся на родине, как правило, не должен зарабатывать больше чем солдат в походе. На первом плане стоит, по его мнению, соответствующее урегулирование всех доходов и снижение всех цен.

Г-н статс-секретарь Рейнгардт сказал, что он за последние дни ознакомился с присланными заметками и выработал план военного финансирования.

Этот план не является окончательным. Он даст задание выработать более точный план и вышлет его приблизительно через 10 дней.

Имевшиеся до сих пор проекты референтов имперского министерства финансов о военных налогах будут, таким образом, опережены. По его предыдущим подсчетам доходы государства во время войны будут равняться 22 млрд. Они могут еще увеличиться благодаря управленческим доходам государства и повышениям военных взносов общин (1,5 млрд.), государственных учреждений и страховой ренты, а также благодаря 1,9 млрд. государственных кредитных билетов и 0,8 млрд. рентных банкнот, в общем 31 млрд. Исходя из этого военные расходы должны покрываться в первую очередь налогами. Следует повысить военные взносы физических лиц на 25% их дохода наряду со всеми налогами мирного времени, точно также следует повысить военный взнос всех акционерных обществ на 25% дохода. Таким образом, доход с налогов физических лиц достиг бы 15 млрд. Акционерные о-ва дали бы 1,7 млрд. Если исходить из расчета военных расходов в 55 млрд., то непокрытыми остались бы приблизительно 9 млрд. Последние должны покрываться налоговыми бонами.

В таком случае налоговые боны должны быть обусловлены иначе, чем в «новом финансовом плане»; они должны быть долгосрочными и такими, чтобы их можно было закладывать. Наименование налоговых бон следует сохранить. Детали необходимо еще разработать. При этих расчетах остается еще резерв для покрытия некоторых непоступивших доходов; выпуск Военных займов еще не предусмотрен.

Г-н статс-секретарь Нейманн поставил на обсуждение вопрос, хватит ли продовольствия армии в том объеме, какой был указан, если требование армии возрастет до 14 млрд. за первые три месяца войны. Он утверждает, что если взять в основу продовольственный потенциал современной территории Рейха, то он сомневается в возможности подобного увеличения продовольствия.

Во всяком случае, он того же мнения, что продовольственное снабжение армии должно быть финансировано. Что касается финансирования, то он считает, что в случае кратковременной войны следует применить строжайшую налоговую систему. Если же придется считаться с продолжительной войной, то, во всяком случае, следует взвесить, не лучше ли будет обременить финансированием кредитную сторону, само собой разумеется, не отказываясь от допустимых строгих налогов. Г-н генерал-майор Томас и г-н министериальдиректор Пишбейн заявили, что определение военных нужд и продовольственного потенциала в настоящее время подлежит особому изучению. Требования армии в первые три месяца войны будут, вероятно, выше, чем в дальнейшем ходе войны. Что касается упомянутого снижения заработной платы и мнения, что находящийся на родине не должен зарабатывать больше тех, кто находится в походе, то они должны приветствоваться с солдатской точки зрения.

Практический опыт последнего времени показал, что исходить следует, несомненно, из принципа заработной платы.

В дальнейшем г-н директор имперского банка Кречманн заявил, что с точки зрения имперского банка центр тяжести военного финансирования должен быть возложен на увеличение налогов.

Был поднят еще вопрос, возможно ли более точное исчисление военных расходов, если исходить с определенно взятого положения войны.

Г-н статс-секретарь д-р Ландфрид закрыл заседание и заметил, что дальнейшие детали будет целесообразнее обсудить тогда, когда министерством финансов будет представлен новый проект закона о военных налогах. 

Нюрнбергский процесс в 3-х т., М.1965, т.1, стр.144—147