№Рпр 1931/40

Прага, 31 августа 1940 г.

Дорогой repp Ламмерс!

Приложение 1

Посылаю Вам в приложение к моему письму от 13 июля т.г. №Рпр 1197/40 проект, касается вопроса о будущем устройстве богемо-моравской территории.

Приложение 2

Представляю по этому же вопросу второй проект, составленный моим статс-секретарем К.Г. Франком, который вполне сочувствует моим взглядам и которому я вполне доверяю. Прошу вас доложить фюреру оба эти проекта и устроить возможность моего и моего статс-секретаря личного доклада фюреру.

Ввиду того, что я узнал о предполагаемом представлении фюреру некоторыми партийными и другими организациями докладов, касающихся разделения и расширения подведомственного мне протектората, без предварительного согласования со мной, я был бы вам благодарен, если бы вы могли уточнить время моего доклада, чтобы я как рейхспротектор и знаток чешской проблемы получил совместно с моим статс-секретарем возможность доложить фюреру наше мнение раньше представления ему других проектов.

Хайль Гитлер!

Ваш фон Нейрат

[Документ СССР-486]

Приложение 1.

Секретно

ЗАМЕТКИ ПО ВОПРОСУ О БУДУЩЕМ ОФОРМЛЕНИИ БОГЕМО-МОРАВСКОГО ПРОСТРАНСТВА

I. Всякое рассмотрение вопроса о будущем оформлении Богемии и Моравии должно исходить из цели, которую следует поставить в государственно- и народно-политическом отношении для этого пространства.

С точки зрения государственной политики целью может быть лишь одно: полное включение в великогерманскую империю; с народно-политической точки зрения: заполнение этого пространства немецкими людьми.

II. Краткое рассмотрение современного положения в государственно- и народно-политическом отношении в том свете, в каком оно выглядит исходя из наблюдения и опыта с момента включения в империю, показывает путь, которым следует идти для достижения ясной и определенной цели.

1) Богемия и Моравия стали составной частью великогерманской империи не вследствие военных событий. После того, как 14 марта 1939 г. Словакия вышла из союза Чехословакии, остальная Чехия, сознавая реальные интересы страны, 15 марта 1939 г. под руководством государственного президента Гаха присоединилась к великогерманской империи и была принята в великогерманское пространство в форме протектората вследствие особенностей ее присоединения. Этот путь становления коренным образом отличает эту страну от других областей на востоке, севере и западе, которые стали составными частями великогерманской империи или становятся ими благодаря победоносной войне.

2) в Богемии и Моравии проживают около 7,2 млн. чехов. После того, как 1 октября 1938 г. части бывшей Чехословакии с преимущественно немецким населением были от нее отделены, границы теперешней Богемии и Моравии почти что совпадают с этническими границами чешского населения. Небольшие немецкие языковые островки не в состоянии внести существенное изменение в это положение. Соотношение национального состава населения в Богемии и Моравии и так охотно распространяемый тезис о совершенно ином народном составе этой части страны не могут быть признаны существенными для принятия принципиальных решений.

Эти 7,2 млн. чехов, 3,4 млн. которых проживают в городах и общинах с населением более 2 тыс. жителей и 3,8 млн. в общинах с населением менее 2 тыс. жителей, находятся под руководством и влиянием прослойки интеллигенции, несообразно раздутой по сравнению с величиной страны. Эта часть населения даже после изменения государственноправового положения этого пространства более или менее открыто предпринимала попытки саботажа необходимых мероприятий, которые должны были приспособить внутреннее положение страны к ее новому положению, или пыталась, по крайней мере, затянуть их проведение в жизнь.

Остальная часть населения — мелкие ремесленники, крестьяне и рабочие — лучше приспособилась к новым отношениям. Во всяком случае торговля не приостановилась. Крестьяне обрабатывали свои поля, а рабочие удовлетворительно выполняли свою работу на всех предприятиях, даже на военных. Приспособление к военному хозяйству империи, повышение сельскохозяйственной продукции благодаря битвам за урожай произошло, и были без остатка выполнены задачи производства вооружения, поставленные перед этой страной в особо широком масштабе.

Машина правительства протектората и ее учреждения также функционируют, несмотря на отдельные акты сопротивления, хотя большинство работников этого аппарата, по крайней мере на высших постах, принадлежат к ранее организованному слою интеллигенции.

Если судить самым строжайшим образом, все-таки можно сказать, что эта страна с ее государственноправовой структурой, которая была ей придана, даже во время войны потребовавшая как от правительства, так и от населения неожиданно быстрой переориентации, исполнила свои обязанности, как часть великогерманской империи.

3) Однако было бы роковой ошибкой делать отсюда вывод, будто бы правительство и население действовали так потому, что внутренне они согласились с ликвидацией своего самостоятельного государства и с включением в великогерманское пространство. Немец, как и прежде, рассматривается как тягостный оккупант, и тоска по возвращению старых отношений широко распространена, хотя и не находит своего выражения.

Население в общем и целом приспосабливается к новым отношениям, но оно делает это либо только потому, что достаточно правильно понимает положение, либо потому, что боится последствий непослушания. Оно определенно не делает этого от чистого сердца. Такое отношение просуществует еще долгое время.

III. Но если условия таковы, то следует решить, что делать с чешским населением, чтобы как можно скорее достичь цели включения страны и заполнения этого пространства немецкими людьми.

1) Самым радикальным и теоретически самым совершенным решением этой проблемы было бы полное выселение всех чехов из этой страны и заселение ее немцами. Но такое решение невозможно, так как не имеется достаточного количества людей — немцев для немедленного заполнения всех пространств, которые в недалеком будущем будут принадлежать к великогерманскому пространству. И даже в том случае, если будет признана неотложность онемечивания как раз богемоморавского пространства и если даже будет признано, что в это пространство гораздо легче доставить немцев, чем в Польшу — по крайней мере из старой империи и из Остмарка — проведение радикального решения в скором времени было бы невозможным, так как нельзя согласиться с тем, чтобы поля остались невозделанными, а города опустели. Это невозможно вследствие общего положения империи. Да и проведение радикального решения потребовало бы десятилетия.

2) Для достижения цели заполнения этого пространства немцами полное выселение чехов необязательно.

При более внимательном рассмотрении населения современной территории протектората удивляешься наличию большого количества блондинов с интеллигентным лицом и хорошей физической конституцией, людей, которые едва ли произвели бы неблагоприятное впечатление даже в центральной и южной Германии, не говоря уже о пространстве восточнее Эльбы.

При наличии сильного смешения крови с германцами в прошлых столетиях я считаю совершенно недопустимым оставление даже по одной этой причине большого количества населения в Богемии и Моравии. В этом отношении чешский народ существенно отличается от поляков, и поэтому с ним нельзя обращаться по тем же принципам, что и с поляками. В отношении чехов следует скорее, с одной стороны, сохранить путем индивидуального отбора тех чехов, которые подходят по расовым признакам к германизации, и, с другой стороны, оттолкнуть расово-негодные или враждебные империи элементы (развившийся за последние 20 лет слой интеллигенции). Таким путем германизация будет проведена с успехом.

IV. Следовательно, по моему мнению, нельзя будет исключать чешский народ из этого пространства, и, кроме того, еще не установлено, будет ли такое исключение соответствовать интересам великогерманской империи. Для решения вопроса о том, что должно стать с каждым представителем чешского народа, должен ли он быть принят в общность германского народа в целях ассимиляции или отторгнут от нее, потребуются долгие годы.

V. И вот возникает вопрос, в какой государственноправовой форме следует держать эту страну в переходный период, который, по моим расчетам, продлится по меньшей мере два поколения, и как ею следует управлять.

Соответственно вышеизложенному следует исходить из наличия ровным счетом 7 млн. почти обособленно поселенных чехов. В свое время в выборе государственноправовой формы протектората для остатков чешского государства решающим были в первую очередь внешнеполитические соображения. Однако опыт почти что полутора лет подтвердил жизненность этой формы также во внутриполитическом отношении и в отношении управления. Поэтому, разумеется, нет причины отказываться от нее.

Для управления богемо-моравским пространством только немецкими чиновниками у нас не хватает людей. Поэтому человеку, рассуждающему одновременно с государственной точки зрения и практически, совершенно ясно, что проще всего дать чехам возможность управлять самими собой в рамках великогерманской империи и в соответствии с ее целями, иначе говоря оставить им их собственную административную организацию и предоставить им в упомянутых границах административную автономию. Наконец, этой администрации, опирающейся на большинство населения, лучше всего удастся следить за спокойствием и порядком, а следовательно, и за бесперебойным течением повседневной жизни в этом пространстве. Германское управление, построенное по образцу управления имперских областей, могло бы быть только помехой, так как оно слишком легко поддается искушению применять не подходящие сюда методы старой империи и так как оно по своему характеру слишком интенсивно, чтобы не вызывать ненужного сопротивления.

Германское управление и в будущем в переходный период должно ограничиваться надзором над собственным управлением этой страны, должно давать директивы для управления и издавать распоряжения в целях повседневного выполнения и продвижения интересов великогерманской империи. Итак, деятельность германского управления здесь — это правительственная деятельность. Она ясно очерчена в приказе от 16 марта 1939 г. Я должен настоятельно предостеречь от отказа от этой формы германского управления, пока это пространство не будет германизировано. Она проста и ясна и заставляет вмешиваться лишь в случае невыполнения политических директив фюрера.

Из этого следует, что проблема чешского населения может быть решена единым путем и по инициативе одного центрального имперского ведомства. Всякое деление пространства Богемии и Моравии, естественно, наносит ущерб ясному единому руководству чешским управлением.

Пусть даже цель и путь останутся такими же ясными, все-таки разные управления будут понимать их по-разному, а поэтому не будет единства в методах.

При образе мышления чехов и их тактическом умении они скоро найдут средства и пути натравить разные управления друг на друга.

Их тактически-политическая умелость выковывалась тысячелетиями. Насильственное разделение этого пространства пробудило бы вновь политический национализм и только усилило бы оппозицию. Поэтому руководство должно идти через одно центральное правительственное ведомство, находящееся в одних руках. Чешская проблема не может быть решена одним ударом. При осуществлении германизации этого пространства речь идет о многих отдельных средствах в различных областях, и ввиду того, что для получения результатов этих методов требуются многие годы, необходимо постоянное руководство пространством Богемии и Моравии.

В борьбе за национальность нет ничего более губительного, чем колеблющаяся позиция и неединая линия.

Только через центральное руководство в протекторате можно проводить политику империи. Но если бы мы, например, отдали Моравию области Нижний Дунай, то не только бы не добились дифференцирования между Богемией и Моравией, а, наоборот, присоединение этой области поставило бы перед Остмарком, в его отношениях с империей, новые тяжелые проблемы, которые повлекли бы за собой опасность для великогерманской империи, которую нельзя недооценивать.

Единое руководство политикой в отношении чехов необходимо, несмотря на то, что не все чехи проживают в протекторате. Проживающие вне протектората в пограничных областях чехи по сравнению с массой в протекторате являются незначительными осколками этого народа. Поэтому при осуществлении их онемечивания или отделения можно придерживаться совсем другого темпа, и методы в отношении таких меньшинств могут быть совершенно отличными. Эта разница не будет помехой. Истинная чешская проблема существует только в протекторате. Поэтому окончательного решения этой проблемы можно добиться только здесь.

VI. Включение Судетской области в богемо-моравское пространство, хотя бы по историческим мотивам, кажется нецелесообразным, даже если учесть то обстоятельство, что благодаря этому увеличится количество немцев.

VII. Если рассматривать гигантские задачи, решить которые после победоносной войны предстоит германскому народу, то всякому становится ясной необходимость экономного и рационального использования немцев. Нужно будет немедленно и одновременно приняться за такое большое количество задач, что сейчас непременно следует осторожно и продуманно расставлять немецких людей, пригодных для решения этих задач.

Великогерманская империя в широком масштабе будет пользоваться иностранными людьми для работы во всех областях и должна будет ограничиваться заполнением немцами ключевых позиций и брать на себя бразды официального управления там, где этого, безусловно, требуют интересы империи (например, военные и полицейские части).

В протекторате имеется построенная по всем требованиям современного государства, работающая по-деловому (чешская) администрация протектората, которая может выполнять большую часть работы, которую в германской империи выполняет германское управление. Дело обстоит даже таким образом, что после окончания войны на ее долю достанутся еще новые задачи, которые сейчас выполняются германскими учреждениями.

Достаточно иметь относительно небольшое число немцев на ключевых постах администрации протектората и германское руководство Богемией и Моравией через относительно небольшое германское правительственное ведомство.

VIII. Прошлое Богемии и Моравии, особенно важная для германского народа история страны, отражающаяся в истории ее столицы Праги, и особенно важные задачи, выпадающие на долю этого города в чужеземном пространстве, ставят нас перед безусловной необходимостью не допускать ослабления Праги в ее позиции как центральном пункте пространства Богемии и Моравии путем отделения частей области.

Каждый город, который должен быть центром, нуждается в достаточно обширном пространстве для того, чтобы удержать за собой это положение. Такой город должен быть пунктом притяжения большого пространства с многочисленным населением с тем, чтобы одновременно излучать энергию и дарить плоды своего духовного, культурного и хозяйственного труда пространству и населению. В случае с Прагой следует добавить, что она была бы отстранена от своей исторической задачи распространения влияния на широкие пространства юго-востока, если бы ее древний хинтерланд, Богемия и Моравия, был бы обрезан и как раз тогда, когда эта исстари германская Прага, наконец, получила возможность оказывать это влияние в духе и на пользу великогерманской империи.

Пусть большая политика, касающаяся также юго-восточного пространства, делается в Берлине. Однако нити отдельных вопросов, но меньшей мере в области хозяйства и культуры, будут исходить из Праги благодаря ее положению и ее прошлому.

Поэтому это пространство в интересах великой Германии заслуживает особого внимания и особого развития.

Остерегайтесь экспериментов, даже чисто административного характера, которые слишком легко затрудняют достижение ясной и определенной цели постепенного растворения страны и людей в великой Германии и препятствуют разрешению задачи, предначертанной этой стране благодаря ее географическому положению и истории. 

Нюрнбергский процесс в 3-х т., М.1966, т.2, с.102—109