[Документ ПС-1881]

Присутствовали:

Гитлер, Мацуока, Риббентроп и Мейснер.

Берлин, 4 апреля 1941 г.

В начале Мацуока выразил благодарность фюреру за подарки, переданные от его имени, которые он будет с честью хранить как огромную ценность в память о своем пребывании в Берлине. Одновременно он поблагодарил за дружеский прием, оказанный ему в Германии со стороны фюрера, министра иностранных дел рейха и всего немецкого народа. В течение всей своей жизни он не сможет забыть засвидетельствованных ему со всех сторон симпатий. После своего возвращения в Японию он приложит все силы, чтобы убедить японский народ в том, что немецкий народ питает к нему искренние дружеские чувства и уважение.

Затем Мацуока сообщил о своих беседах с дуче и римским папой. С дуче разговор шел о положении в Европе и о войне, а также об отношениях между Италией и Германией, и о том, что ожидает мир в будущем. Дуче изложил ему (Мацуока) в общем виде свои взгляды на положение в Греции, Югославии, Северной Африке и на участие в событиях со стороны самой Италии. В конце глава итальянского правительства говорил о Советской России и Америке. Нужно иметь полную ясность о том, какое значение имеют наши противники. Врагом номер 1 является Америка, а Советская Россия стоит на втором месте. Этими замечаниями дуче дал понять, что за Америкой надо тщательно наблюдать, но не надо раздражать, поскольку она является врагом №1. С другой стороны; нужно решительно готовиться ко всяким возможным случайностям. Он (Мацуока) выразил согласие с этими мыслями.

О Советской России дуче говорил лишь коротко и в том же тоне, что и фюрер и министр рейха. И по этому вопросу он (Мацуока) выразил свое согласие.

Самое глубокое впечатление, которое он вынес из разговора и с чем он вернется домой, это чувство полного единства между Италией и Германией, отношения между которыми, по его мнению, никогда не могут быть чем-либо омрачены. Обе страны едины в своем решении ничего не менять в этом положении. Он (Мацуока) знал об этом уже раньше, но после бесед с дуче это убеждение окрепло как никогда. После возвращения в Японию он постарается убедить в этом факте особенно тех японцев, которые полагают, что Великобритания может если и не совсем оторвать Италию от Германии, то все-таки сделать так, что она будет поддерживать их общее дело не от всей души.

Граф Чиано, с которым он лично находится в дружеских отношениях, доверительно сообщил ему, что он в некоторых случаях не совсем понимал политику фюрера, но тем не менее он слепо ему доверяет и питает такое же доверие к его решениям.

С папой римским у него состоялась откровенная и дружественная беседа, продолжавшаяся 1 час 15 минут. Во время этой беседы обсуждалось современное состояние и будущее развитие цивилизации, при этом разговор носил преимущественно теоретический характер. О войне разговора не было, так что вряд ли стоит рассказывать что-либо об этой беседе. При прощании он (Мацуока) спросил папу, видит ли он какую-либо возможность или шанс для установления мира. После недолгого раздумья папа ответил отрицательно и спросил со своей стороны Мацуока, в чем он видит возможность для заключения мира. Мацуока на этот вопрос также ответил отрицательно. Папа лишь добавил, что он, несмотря на все, ежедневно молится за мир, и предложил Мацуока делать то же самое, что он и пообещал. Далее папа еще заявил, что он будет охотно помогать Японии, если она найдет какую-либо возможность для установления мира. Далее Мацуока сообщил, что он рассказал папе о том, что во время мировой войны работал в Токио в Министерстве иностранных дел в качестве личного секретаря тогдашнего премьер-министра и что он пытался уговорить премьер-министра и фельдмаршала Ямагата связаться с Ватиканом, чтобы добиться мира. В принципе оба они были согласны, но не проявили мужества, чтобы выполнить эту задачу. Мацуока упомянул также, что его старания установить мир связаны с личностью кардинала Гаспари. Далее он пытался убедить папу в том, что Соединенные Штаты и в особенности американский президент затягивают войну в Европе и Китае. Вопрос состоит не в том, чтобы установить, права или неправа Америка или ее президент. У них, конечно, имеются определенные причины вести такую политику. Не касаясь вопроса о том, кто прав или неправ, следует констатировать тот факт, что они затягивают войну в Европе и Китае. Он пытался убедить папу относительно Китая в том, что Япония борется не против китайцев или самого Китая, а только против большевизма, который грозит распространиться в Китае и на всем Дальнем Востоке. Достойно сожаления, что Америка и Англия стоят на стороне большевизма.

Здесь фюрер заметил, что и в Испании обе страны были на стороне большевизма.

Далее Мацуока выразил просьбу о том, чтобы фюрер дал указания соответствующим инстанциям в Германии как можно более полно удовлетворить пожелания японской военной миссии. Япония особенно нуждается в помощи со стороны Германии в военной области (ведение подводной войны), и прежде всего ей нужен новейший опыт, полученный во время войны, а также новейшие технические изобретения и рекомендации по улучшению техники. Япония сделает все, что в ее силах, чтобы избежать войны с Соединенными Штатами. Если страна решится ударить по Сингапуру, то японский военно-морской флот должен, естественно, сделать все необходимые приготовления к войне с Соединенными Штатами, так как Америка в этом случае встанет, вероятно, на сторону Великобритании. Лично он (Мацуока) верит в то, что с помощью дипломатических усилий удастся удержать Соединенные Штаты от вступления в войну на стороне Великобритании. Сухопутные войска и военно-морской флот должны принимать в расчет возможность самого неблагоприятного случая, т.е. войны с Америкой. Они придерживаются мнения, что эта война может продолжаться более пяти лет, а сражения будут происходить на Тихом океане, в его экваториальной и южной части, а сама война будет носить локальный характер. По этой причине для Японии крайне важен тот опыт, который приобрела Германия в такого рода локальной войне. Нужно знать, Как вести такого рода войну наилучшим образом и в какой степени Япония может воспользоваться всеми техническими новшествами, имеющимися у немецких подводных лодок, начиная от таких отдельных частей, как перископ и все остальное.

Подводя итог всему сказанному, Мацуока просил фюрера позаботиться о том, чтобы соответствующие немецкие инстанции предоставили японцам все необходимые для них изобретения и рекомендации по рационализации, касающиеся военно-морского флота и сухопутных войск.

Фюрер выразил свое согласие и указал на то, что Германия считает конфликт с Соединенными Штатами нежелательным, но она принимает в расчет такую возможность. В Германии придерживаются мнения, что успехи Америки зависят от возможностей ее транспорта, а это в свою очередь обусловлено тоннажем, имеющимся в ее распоряжении. Война Германии с этим тоннажем означает не только решительное ослабление Англии, но и Америки. Германия сделала все нужные приготовления для того, чтобы ни один американец не имел возможности высадиться в Европе. Германия будет вести решительную борьбу с Америкой с помощью своих подводных лодок и военно-воздушных сил. Вследствие того, что она располагает гораздо большим военным опытом, который Соединенным Штатам еще только предстоит приобрести, Германия будет значительно превосходить Соединенные Штаты, не говоря уже о том, что немецкие солдаты стоят неизмеримо выше американцев.

В ходе дальнейшей беседы фюрер подчеркнул, что, если между Японией и Соединенными Штатами возникнет конфликт, Германия со своей стороны сделает немедленно свои выводы. Не имеет значения также и то обстоятельство, с какой страной Соединенные Штаты вступят сначала в конфликт, с Германией или Японией. Они всегда будут стремиться к тому, чтобы вначале разделаться с одной страной, и при этом вовсе не с той целью, чтобы затем добиться согласия с другой страной, а лишь для того, чтобы затем разделаться и с другой страной. По этой причине Германия незамедлительно, как уже было сказано, начнет действовать в случае конфликта между Японией и Америкой, так как сила трех держав, подписавших Тройственный пакт, заключается в их совместных действиях. Их слабость проявилась бы лишь в том случае, если бы они дали разбить себя поодиночке.

Мацуока еще раз повторил свою просьбу о том, чтобы фюрер дал необходимые указания соответствующим инстанциям о том, чтобы они предоставили в распоряжение японцев новейшие технические изобретения и рекомендации по рационализации уже существующих, так как японскому военно-морскому флоту следует немедленно приступить к подготовке к возможному конфликту с Соединенными Штатами. По поводу японо-американских отношений Мацуока заметил далее, что он всегда утверждал в своей стране, что если Япония будет вести себя и дальше таким образом, война с Соединенными Штатами рано или поздно станет неизбежной. По его мнению, этот конфликт начнется скорее раньше, чем позже.

Его дальнейшие аргументы заключались в следующем: почему же Японии не действовать решительно в нужный момент, не пойти на риск и не начать войну? Тем самым она воспрепятствует, возможно, новым войнам в течение ряда поколений, особенно если Японии удастся установить господство в экваториальной и южной части Тихого океана. Правда, в Японии многие колеблются и не разделяют этих мыслей. В этих кругах Мацуока считается опасным человеком с опасными мыслями. Но он тем не менее утверждает, что, если Япония будет и дальше идти тем же путем, ей все равно придется воевать через какое-то время и в этом случае это произойдет при менее благоприятных обстоятельствах.

Фюрер сказал, что он хорошо понимает положение Мацуока, так как он сам бывал в подобных ситуациях (освобождение Рейнской области, объявление военного суверенитета). Он также придерживается мнения, что нужно использовать благоприятные обстоятельства и идти на риск, пока сам еще молод и обладаешь энергией, так как войны все равно не избежать. События доказали, что он оказался прав, разделяя такую точку зрения. Европа сейчас свободна. Он ни минуты не будет колебаться и тотчас же выступит с ответным ударом при любой эскалации войны, независимо от того, чья сторона это начнет — Россия или Америка. Провидение любит того, кто не ждет, пока на него обрушится опасность, а сам идет ей навстречу.

Мацуока заметил, что Соединенные Штаты, или вернее правящие там государственные деятели, предприняли недавно последний маневр по отношению к Японии, заявив, что Америка не будет бороться против Японии из-за Китая или Тихого океана, при условии, что Япония будет беспрепятственно пропускать транспортные суда, поставляющие каучук и олово с этих территорий, к месту их назначения. Но Америка выступит против Японии в тот момент, когда она почувствует, что Япония вступает в войну с намерением помочь уничтожить Великобританию. Такая аргументация безусловно окажет воздействие на японцев, так как многие японцы получили воспитание с английской ориентацией.

На это фюрер заметил, что такая позиция Америки означает лишь одно: пока Британская империя будет существовать, Соединенные Штаты будут питать надежду выступить совместно с Великобританией против Японии, но если Британская империя потерпит крах, то Соединенные Штаты окажутся один на один с Японией и они ничего не смогут с ней поделать.

Министр рейха отметил, что американцы при всех обстоятельствах будут стремиться поддержать могущество Англии в Восточной Азии, но эта позиция доказывает с другой стороны, насколько они боятся совместных действий Японии и Германии.

Далее Мацуока сказал, что ему представляется важным сказать фюреру всю правду о действительном положении дел в Японии. Поэтому он обязан сообщить ему тот прискорбный факт, что он (Мацуока), будучи министром иностранных дел, не может рассказать в Японии ни одного слова из того, что он изложил здесь о своих планах фюреру и министру рейха. Это очень повредило бы ему в политических и финансовых кругах. Еще до того как он стал министром иностранных дел, он совершил однажды ошибку, рассказав своему близкому другу о своих намерениях. Этот человек рассказал об этом другим лицам, так что возникли всякого рода слухи, против которых ему как министру иностранных дел пришлось энергично выступить, хотя вообще он всегда говорит правду. При таких обстоятельствах он не может еще точно сказать, когда он сможет доложить японскому премьер-министру или императору о тех вопросах, которые здесь обсуждались. В настоящее время он должен будет внимательно и тщательно следить за развитием обстановки в Японии, с тем чтобы в подходящий момент решиться на такой шаг и сказать всю правду о своих собственных планах императору и принцу Коноэ. В этом случае вопрос будет решен в течение нескольких дней, иначе решение проблемы утонет в словесном потоке. Если ему (Мацуока) не удастся осуществить свои намерения, то это будет доказательством того, что ему не хватает влияния, силы убеждения и тактических способностей. Если же он добьется своего, это будет служить доказательством того, что он имеет большое влияние в Японии. Лично он полагает, что он добьется своей цели.

При своем возвращении в Японию он ответит на вопросы императора, премьер-министра, военно-морского и военного министра, что о Сингапуре шла речь, но он скажет, что разговор шел в гипотетической форме.

Помимо этого, Мацуока очень просил ничего не передавать по телеграфу о Сингапуре, так как он опасается, что из телеграмм может что-то просочиться. Если возникнет необходимость, он пошлет курьера.

Фюрер выразил свое согласие и заверил, что он может быть совершенно спокоен в отношении того, что никакой огласки не будет. Мацуока заметил, что он верит в то, что в Германии ничто не будет предано огласке, но он не может сказать того же о Японии.

Беседа закончилась после того, как участники беседы попрощались друг с другом.

Берлин, 4 апреля 1941 г.

Подпись Шмидт .

IMT, vol.29, р.70—77.