Иерусалим, пятница, часом раньше

Он услышал двойной щелчок, говоривший о том, что его подключили к секретной телефонной линии. Босс, как всегда, обошелся без приветствий и сразу приступил к делу:

— События выходят из-под контроля.

— Понимаю.

— Нам очень нужна эта чертова табличка.

— Понимаю.

— И она нужна нам очень срочно! Мы не можем себе позволить терять время. Иначе столкнемся со случаем, когда лекарство начинает доставлять больше неприятностей, чем сама болезнь.

— Я все понимаю.

Он услышал тяжелый вздох.

— Сколько это еще продлится, как думаешь?

Неблагодарная это работа — трудиться на больших шишек. Они всегда требуют немедленных результатов. Им кажется, что достаточно только отдать приказ — и дело сделано. И все, абсолютно все политические лидеры рано или поздно начинают отождествлять свои распоряжения чуть ли не с Божьей волей: «Я же сказал: да будет свет! Почему, черт возьми, я до сих пор не вижу света?!»

— Я не знаю. Но отыграть ситуацию назад уже не получится. Вы сами в курсе происходящего. «Хезболла» лупит ракетами по городам и поселениям среди ночи. Мы не можем допустить, чтобы мяч оставался на их половине поля.

— А Костелло? Что там у нее? Движется дело?

— Не спускаем глаз. Полагаю, дело у нее движется неплохо. И все, что ей становится известно, мы узнаем одновременно с ней.

Еще один вздох.

— Нам кровь из носу нужно наложить лапы на эту табличку! Мы обязаны раньше их узнать, что в ней написано. А это значит, что мы должны идти впереди их на шаг.

— Кстати, почему бы не рассмотреть вариант, при котором эта табличка не достанется вообще никому — ни нам, ни им?

— Это как?

— Костелло может навести нас на нее, а может потерпеть неудачу. Кто знает, вдруг Шимон Гутман забрал эту табличку вместе с собой в могилу. А нет таблички — нет и проблемы, не так ли?

Человек на том конце провода все понял.

— Неплохой вариант, я с тобой согласен.

— Скажем так, ничейный.

— Если она найдет табличку, мы ее заберем. Если она не найдет табличку… ну, вернее, не доберется до нее… Это будет означать, что она не достанется никому. И это, повторяю, неплохой вариант.

— Да, не самый худший.

— Ладно, договорим утром.

Человек на том конце провода отключился. В трубке вновь послышался двойной щелчок.

Он быстро набрал другой номер — номер тех людей, которые не спускали глаз с Гутмана-младшего и Костелло. Ему ответили после первого же гудка.

— Где объекты? Отлично. У нас меняется план.