Малолетнему Петру его отец Алексей Михайлович незадолго до смерти подарил миниатюрную пушку калибром в 1/2 гривны (27 мм) и весом 9 кг, которая позже стала одной из любимых игрушек царевича. В 1684 году эта пушка участвовала в «боях» за потешную земляную крепость Пресбург. В составе Преображенского полка была сформирована бомбардирская рота, которая и стала родоначальницей петровской полевой артиллерии. Сам Петр «служил» бомбардиром в этой роте.

Бомбардирская рота участвовала в обоих Азовских походах. В ходе второго из них, в 1696 году, под Азов было доставлено 260 осадных и полковых орудий, не считая судовых пушек.

18 июня 1698 года четыре залпа из 25 пушек, которыми командовал полковник де Граге, обратили в бегство четыре мятежных стрелецких полка у Воскресенского монастыря (вблизи Нового Иерусалима).

Выехавший в начале 1698 года за границу Петр взял с собой 30 любимых бомбардиров, часть из которых он оставил учиться.

Еще в 1694 году были приняты на русскую службу «цесарские артиллеристы» де Граге, Шмидт, Урбан и Очтоя, а в 1698 году – де Кар-дес, Снит, Кингеби, Крейтер, Сюллинг, Гутарт, Бауман и др.

В большом количестве заказывались за границей и артиллерийские орудия. Так, например, в январе 1698 года было заказано в Любеке 30 пушек, 12 гаубиц и 24 мортиры. Интересно, что самым крупным поставщиком артиллерии была Швеция. Карл XII подарил Петру 300 пушек, которые прибыли в Россию летом 1697 года. Среди них было 150 3-фунтовых (фн) пушек весом 25 – 28 пудов и 150 3,5-фн пушек весом 36 – 41 пуд. Через новгородского воеводу Апраксина был сделан заказ на 280 чугунных пушек лучшему стокгольмскому литейщику Эренкрейцу, из которых не менее 100 были доставлены в 1699 году в Новгород.

Ряд изменений Петр произвел и в управлении артиллерией. 19 мая 1700 года Пушкарский приказ был преобразован в Приказ артиллерии, во главе нового приказа был поставлен царевич Имеретинский Александр Арчилович, который стал первым генерал-фельдцейхмейстером.

Осадная артиллерия русских на первом этапе Северной войны в основном состояла из старых орудий. Так, крупнейшие осадные пушки (40-фн пищали) «Лев» и «Медведь» отлили еще в 1590 году при царе Федоре Иоанновиче. Орудия были самых разнообразных систем и калибров. Пушки (пищали) были в 40,29,24,20,18,17,15,10 фунтов и т.д., гаубицы 1-пудовые, мортиры 2- и 3-пудовые. Тяжелые пищали были «штучного» изготовления и имели имена собственные: «Свиток» – 40 фн, «Соропея» – 28 фн, «Барс» – 17 фн, было два «Соловья» в 20 и в 15 фн и т.д. Собранные к этим орудиям 44 000 снарядов даже невозможно было подогнать под все эти калибры.

Полковая артиллерия в отличие же от осадной была вполне современной. Под Нарвой было 50 (по другим сведениям – 64) полковых пушек калибра около 3 фн. Лафеты многих орудий были ветхими и разрушались после 3 – 4 выстрелов «понеже все было старо и неисправно», писал Петр в своем дневнике.

По шведским данным после Нарвского разгрома было захвачено 177 русских орудий, а по нашим данным – 145. Удалось спасти только 14 орудий, бывших при Преображенском и Семеновском полках. В плен попал и генерал-фельдцейхмейстер Александр Арчилович.

Однако вопреки мнению большинства историков Петр после Нарвы не остался без артиллерии. Простой арифметический расчет показывает, что у него одних новых полевых шведских пушек осталось не менее 350 против 50 полковых пушек, потерянных под Нарвой. Да и знаменитый Петровский указ о снятии части колоколов в монастырях и городах в значительной мере был следствием паники. С особым рвением стал снимать колокола думный дьяк Андрей Виниус, который заведовал Сибирским приказом, а после Нарвы еще получил звание «Надзирателя артиллерии». Виниус предложил Петру даже снять медную кровлю с царских дворцов, а их покрыть «добрым луженым железом, будет кра-совито и прочно». За первую половину 1701 года в Москву навезли около 90 000 пудов колокольной меди, а за весь 1701 год израсходовали всего 8000 пудов. Дело было не только в нерадении – из колокольной меди лить пушки без добавок нельзя, а добавок-то и не хватало (здесь, как и в документах того времени, пушки именуются медными, фактически же в петровские времена пушки лились из артиллерийского металла: 100 частей меди и 12 частей олова). Впрочем, и нерадения хватало. Виниус писал Петру «пущая остановка, Государь, от пьянства мастеров, которых ни лаской, ни битьем от той страсти отучить невозможно».

Слева: Родион Христианович Боур (1667 – 1717) – шведский офицер, перешедший в 1700 году, в канун Нарвского сражения, на службу в русскую армию. В ходе боевых действий в Ингрии и Прибалтике принял командование над драгунскими полками и в дальнейшем руководил действиями «ездящей пехоты». В сражении при Лесной кавалерийским ударом решил исход боя в пользу летучего отряда Петра. Под Полтавой командовал правым крылом русской армии. Дослужился до звания генерала от кавалерии и вошел в историю как один из лучших конных командиров своей поры.

Справа: драгун с примкнутым к фузее штыком в конном строю. Не случайно этих воинов называли «ездящей пехотой». Всадники действовали штыком, как пикой или копьем, а после спешивания им орудовали традиционным способом.

В 1704 году исполнение должности генерал -фельдцейхмейстера было возложено на генерал-майора Я.В. Брюса, который и оставался в этой должности до конца царствования Петра I.

Позже, в связи с перемещением правительственных учреждений в Петербург, Приказ артиллерии разделился на две части. Московская часть продолжала называться Артиллерийским Приказом и в 1720 году была переименована в Артиллерийскую канцелярию, а в 1722 году в Артиллерийскую «кантору». Петербургская часть переименована была также в Артиллерийскую канцелярию, преобразованную в 1722 году в Главную артиллерийскую канцелярию.

Одной из важнейших заслуг Брюса считают введение в 1707 году в российской армии артиллерийской шкалы. Действительно, Брюс несколько изменил артиллерийскую шкалу Гартмана (в 1540 году нюрнбергский механик Георг Гартман предложил калибровую шкалу, при помощи которой измерялась каждая часть пушки по ее отношению к диаметру дульного отверстия), слегка увеличив масштаб. По шкале Брюса чугунное ядро диаметром два английских дюйма считалось 1-фунтовым, и соответственно пушка – 1-фунтовой. Тут следует отметить, что шкала Брюса в царствование Петра высочайше утверждена не была, мастера ее постоянно путали со шкалой Гартмана.

Петр систематически издавал указы, направленные на введение единообразия в артиллерии. Например, в 1716 году Петр издал указ о размерах артиллерийских орудий, в частности, 30-фн орудия должны были быть длиной в 18 клб, 24-фн – в 19 клб, 18-фн – в 20 клб, 12-фн – в 21 клб, 8-, 6- и 4-фн – в 22 клб.

Драгунский прапорщик-штандартоносец.

17 января 1724 года Петр ввел «ГОСТ» на пушечный порох: 3 золотника (12,8 г) пороха должны выбрасываться из пробной мортирки на расстояние не менее 73 футов (22,2 м).

Но, несмотря на все грозные указы Петра, стандартизации в русской артиллерии достигнуть так и не удалось. Так, вес 24-фн медных пушек, отлитых в 1701 году, колебался от 111 до 233 пудов, то есть в два с лишним раза, а 12-фн медных пушек – от 107 до 178 пудов. Диаметры дульных отверстий орудий одного калибра в фунтах могли отличаться на несколько миллиметров.

Сухопутная артиллерия при Петре делилась на полковую, полевую, осадную и крепостную.

Полковая артиллерия числилась обычно в составе полевой, но находилась непосредственно в полках. В полковой артиллерии состояли в основном легкие пушки калибра 3 – 4 фн, с длиной ствола от 12 до 22 калибров. Лафет выполнялся из дерева, подъемным механизмом служил деревянный, окованный железом клин. Диаметр лафетных колес около 4 футов (1,2 метра).

Для транспортировки орудия требовалось от 2 до 4 лошадей. Нормальный боекомплект 3-фн и 4-фн пушек состоял из 120 ядер и 30 картечей. Боеприпасы легких пушек перевозили на двухколесном зарядном ящике, а для гаубиц и мортир использовались бомбовые ящики – четырехколесные длинные фуры со снарядными клетками и длинной двускатной крышей. Дальность горизонтальной стрельбы для 3-фн пушек не превышала 100 саженей (213 метров). На некоторых 3-фн полковых пушках крепилось к боевой оси по две б-фн мортирки для стрельбы картечью, иногда мортирка крепилась к дульной части ствола. Каждый артиллерийский полк имел по 2 орудия, Семеновский – 6, а Преображенский – 8.

В 1723 году Петр собственноручно определил содержать всего в полках 80 3-фн медных пушек.

Ряд историков утверждает, что «Петр ввел конную артиллерию, которой еще не имела ни одна армия Европы». На самом же деле прислуга полковых орудий действительно ездила верхом; мало того, перед сражением у деревни Лесная на марше целые пехотные полки передвигались на лошадях. Но посадить прислугу верхом и создать конную артиллерию – далеко не одно и то же. А в петровское время даже в драгунских полках после окончания боевых действий артиллерийские лошади изымались. Настоящая же конная артиллерия в русской армии была создана только в 1796 году.

Петровская кавалерия. В первом ряду, слева направо: ратник иррегулярной дворянской конницы; гренадер (панталерный крюк на перевязи сумы); драгун в «весте» – камзоле без рукавов; шведский драгун, на лядунке которого виден вензель Карла XII, лопасть портупеи приспособлена для ношения шпаги и штыка; драгун в рубахе и штанах-кюлотах; пленный шведский драгун (черный галстук, воротник, погоны без окантовки); обер-офицер с портупеей и лядункой на перевязи, обшитой галуном (на лядунке – драгунская бляха с вензелем Петра I). Шпага вынимается из ножен «пред локтем». У седла спереди – Ольстер с суконной чушкой-мешком и шнурком-затяжкой, сзади – скатка епанчи без кожаного «чемодана». Второй ряд – слева направо: сержант в карпусе с алебардой; штаб-офицер в плюмажной треуголке, «рукавном» камзоле и епанче; конногренадер в шапке без прокладки, запаливающий гранату от фитиля, который держит в зубах.

Трубач в кафтане с обшлагами и «крыльцем» на правом плече, обшитыми трехцветным галуном; прапорщик-штандартоносец (скоба на древке крепилась к крюку панталера); драгун с укороченной фузеей, висящей на панталере и заходящей в бушмат – чехол для ствола. Лошадь трофейная с чепраком и ольстрой; драгун в кожаном кафтане; фурьер с ротным значком (на матерчатом значке, прикрепленном к пике, с одной стороны ставился номер роты, а с другой – шифровка полка, например «СДП» означает Смоленский драгунский полк).

Положения на бой клинком:

1) Положение палаша на укол в конном строю.

2) На рубку с правого плеча.

3) На рубку с левого плеча. 4) Парирование рубящего удара в голову.

5) Кручение «восьмерок».

До 1706 года все орудия перевозились крестьянами, которые набирались перед началом кампании. С 1706 года создаются специальные фурштатские команды для перевозки артиллерии, которые явились, конечно, шагом вперед по сравнению с «земской повинностью», но, с другой стороны, были еще суррогатом по сравнению с организацией XIX века, когда и полевая, и осадная артиллерия постоянно имела полный комплект штатных лошадей.

Полевая артиллерия имела непостоянную численность: в 1706 году – 157 орудий, в 1712 году – 108, а в 1724 году по окончании войны также 108 орудий. В 1724 году в составе полевой артиллерии было пушек: 80 – 3-фн. 6 – 6-фн, 12 – 8-фн, 3 – 12-фн; гаубиц: 4 – 1-пудовых и 3 – 1/2-пудовых.

Осадная артиллерия по штату 1723 года имела пушек: 24-фн – 60,18-фн – 60; мортир 9-пудовых и 5-пудовых – 40, 6-фн мортир цов – 200.

Согласно указу от 16 сентября 1723 года осадная артиллерия была разделена на три корпуса с пребыванием их в Петербурге, Брянске и Осереде. Петербургский корпус должен был действовать на прибалтийском театре, Брянский – на юго-западном, а Осеред-ский – на азовском и астраханском.

В крепостной артиллерии наряду с новыми орудиями в большом количестве состояли и изделия XVII и XVI веков. В 1713 году восемнадцать крепостей имели 3486 пушек, 492 мортиры, 37 гаубиц и 213 орудий других типов.

1 – 2-пудовые и 1-пудовые медные гаубицы полевой артиллерии имели длину ствола 6 – 8 калибров, цилиндрическую или коническую камору, стреляли бомбами или картечью. Дальность стрельбы гаубиц горизонтальная – около 500 саженей (107 м), под углом 45° – около 840 саженей (1800 м).

В осадной артиллерии в петровское время наряду с 5-пудовыми имелись огромные 9-пудовые мортиры, в крепостной артиллерии встречались и 7-пудовые.

Сложности с заряжанием и возкой 9-пудо-вых мортир заставили прекратить их производство, и после Петра и до начала XX века самыми крупными и гладкоствольными мортирами в русской осадной и крепостной артиллерии остались 5-пудовые мортиры.

5- и 9-пудовые мортиры отливались заодно с поддоном, с плоскостью которого ось канала мортиры составляла угол в 45°. Таким образом стрельба могла вестись только под углом возвышения 45°,а дальность стрельбы менялась в зависимости от заряда.

2-пудовые мортиры отливались с цапфами, расположенными в конце казенной части. Вертикальное наведение мортир с цапфами осуществлялось с помощью деревянных, окованных железом клиньев и подушек.

Бытовая сцена с драгунами-кузнецами.

9-, 5-, 3- и 2-пудовые мортиры имели цилиндрические зарядные каморы.

Кроме тяжелых мортир, в петровское время в России были приняты на вооружение 6-фн (104 мм) «Кугорновы» (изобретенные голландским инженером Кугорном (1641 – 1704 гг.) мортиры. Они своими цапфами вставлялись в подцапфенники деревянного основания (сосновой колоды), дляпереноски мортиры к концам основания крепились откидные ручки. Вес такого орудия – около 15 кг, а основания – 26,6 кг, то есть оно легко могло переноситься вручную. Подъемный механизм имел сектор с отверстиями, к которому крепилось ухо мортиры, отлитое заодно с ее дульной частью.

Дальность стрельбы 6-фн гранатой составляла около 400 шагов, вес взрывчатого вещества в гранате 1/3 фн (130 г). Интересно, что подобные мортиры состояли в русской армии до первой мировой войны, последний заказ на них был выдан в 1915 году.

Наряду с обычными орудиями изготавливались и оригинальные изделия. Например, в 1722 году на Олонецких заводах отлили чугунное орудие с прямоугольным сечением канала (80 х 230 мм). По одной версии это был камнемет для стрельбы мелким камнем, по другой – пушка заряжалась тремя горизонтально расположенными 3-фн ядрами, завернутыми в холст на деревянном поддоне – шпингле и обвязанными веревками.

Иррегулярные формирования армии Петра.

Вверху – гусар-куруц.

Внизу – слева направо: донской казак,

украинский казак, калмыцкий конник, башкирский

конник.

Яков Виллимович Брюс (1670-1735) – потомок шотландского королевского рода, генерал-фельдмаршал (1726), один из самых первых сподвижников Петра. Участвовал практически во всех его начинаниях: от Кожуховских маневров до руководства всей артиллерией русской армией. Именно ему царь поручил поставить победную точку в Северной войне, заключив Ништадтский мир. Брюс – один из создателей Устава воинского (1716), руководитель российской промышленности (с 1717 года возглавлял Берг-и Мануфактур-коллегию). Особый вклад внес главный фельдцейхмейстер в развитие отечественной артиллерии, произведя ее техническое перевооружение и реорганизацию.

От петровских времен дошли до нас две скорострельные казнозарядные чугунные пушки с вертикальным клиновым затвором. Запирание и отпирание замка производилось приспособлением, помещенным в приливе орудия. Обе пушки были отлиты на Олонецких заводах в 1711 году, калибр одной – 1 фн, другой – 3 фн. Распространения эти пушки не получили из-за плохой обтюрации замка (то есть прорыва пороховых газов между клином и клиновым отверстием и забивания канала остатками сгоревшего пороха).

Немаловажную роль в совершенствовании пушечного дела сыграли ракеты. В русской армии они появились как сигнальное средство во второй половине XVII века. По свидетельству генерала П.Гордона, Петр занимался ими «с младых ногтей». Еще в 1680 году было основано специальное ракетное заведение. Царь самолично изготовлял ракеты, придумывал составы «огненных снарядов» и фейерверков. История сохранила до наших дней государевы записки об осветительных составах, белых и синих огнях, «золотом дожде», специальных зажигательных фитилях. А петровская зажигательная ракета образца 1717 года просуществовала в армии без изменений полтора столетия!

Русская артиллерия внесла существенный вклад в победы русских войск. Под Полтавой Петру удалось обеспечить многократное превосходство в артиллерии. В составе полевой артиллерии под Полтавой было: гаубиц – 1 однопудовая, мортир: 2 – 1-пудовых и 1 – 1/2-пудовая, пушек 2 – 12-фн, 12 – 8-фн и 14 – 3-фн, кроме того, 37 – 3-фн пушек было в составе полковой артиллерии.

В Прутском походе 1711 года в полевой артиллерии было: гаубиц 1 – 1-пудовая, 1 – 1/2-пудовая, мортир 2 – 1-пудовых, 21 – 1/2-пудовая, пушек 2 – 12-фн, 8 – 8-фн, 18 – 3-фн. Кроме того, в полковой артиллерии имелось 69 3-фн пушек. Всего 122 орудия участвовали в Прутском походе. В целом действия русской армии были неудачны, но артиллерия неоднократно выручала Петра от полного разгрома. Так, 9 июля турки при атаке потеряли более 7 тысяч человек убитыми в основном от огня артиллерии.

Уже в самом начале царствования Петра уделялось много внимания подготовке артиллеристов. В 1698 году при Преображенском полку была учреждена первая артиллерийская школа России, которую возглавил «капитан от бомбардира» Скорняков-Писарев. Преподавателями были офицеры того же полка. Там изучали арифметику, геометрию, фортификацию и артиллерию. Окончившие школу производились в унтер-офицеры и направлялись в войска. При ней была также создана школа для солдатских детей, в которой обучали грамоте, счету и бомбардирскому делу.

Русская артиллерия времен Петра I. Цифрами обозначены:

1) 3-фунтовая полковая пушка (1710 г.). 2) 6-фунтовая полковая пушка (1700 г.). 3) Железная русская пищаль при перевозке (1670 г.). 4) Гаубица (1707 г.). 5) Фузелер-артиллерист. 6) Механизм наводки. 7) Работа банником. 8) Укладка заряда. 9) Работа прибойником. 10) Зарядный ящик. 11) «Ящичный» – рядовой орудийной прислуги.

Еще одна артиллерийская офицерская школа была октрыта в 1698 году, при пушечном дворе. Правда, она просуществовала всего год.

В 1701 – 1721 годах последовало открытие не менее трех артиллерийских школ. Выпускникам их по царскому указу было велено «в иной чин, кроме артиллерии, не отлучаться».

В отличие от пехотных мундиров униформа артиллеристов шилась из сукна единообразной окраски – красного цвета с синими обшлагами (в «цвет дыма и пламени») и подкладкой. Рядовые носили кожаные каски с затыльником, вертикальным козырьком и бляхой на нем. Вооружались бомбардиры шпагой, пистолетом и медной мортиркой, при стрельбе опиравшейся на подставку-алебарду. Подобными мортир-ками для стрельбы 1-3- фунтовыми гранатами снабжали также пеших и конных гренадеров. Офицерам полагались из обмундирования золотые галуны и пуговицы, белые перчатки, галстуки и чулки. В артиллерийский полк (1403 человека) входили 8 рот (бомбардирская, 6 канонирских и минерская) и 2 команды – инженерная и понтонная. В бомбардирской роте числилось 3 офицера, 2 штык-юнкера, 17 унтеров, 30 бомбардиров и 55 помощников. В канонирской – 3 офицера, 2 штык-юнкера, 17 унтеров, 25 канониров и 100 фузелеров. Бомбардиры обслуживали орудия, палившие бомбами, – мортиры и гаубицы, а канониры вели огонь из пушек картечью, гранатами, ядрами и зажигательными снарядами-брандкугелями.