Пока они ехали к «Кукольному домику», Уэйд предложил Мисти и Шону рассказать Дане о своих планах.

— То-то Кевин Кормак удивится! — сказал он, злорадно улыбаясь.

— Жаль тебя разочаровывать, Саксон, но Кевина так просто не испугаешь. — Дана придвинулась к нему, понизив голос. — Он получит свой гонорар из имущества и будет по-прежнему продолжать вести дела Мисти. Он не собираемся мешать ей распоряжаться деньгами по собственному усмотрению. Кевин с самого начала сказал, что не намерен быть ее опекуном; ему вполне хватает собственной семьи.

— Умеешь ты испортить удовольствие, — посетовал Уэйд.

Впрочем, он не слишком расстроился. Рука Даны лежала у него на колене, и он ощущал это всем телом. Ни Мисти Тилден, ни Кевин Кормак больше не имели никакого значения.

Внезапно дико взвыли сирены.

— Полиция, пожарная команда или «Скорая помощь»? — Шон вспомнил любимую игру семейства Шилли. Побеждает тот, кто угадает.

— Пожарная команда, — сразу отозвалась Мисти.

— Полиция. И они совсем рядом, — уточнила Дана. — Наверное, патрули отлавливают по барам детвору.

— Небось наш новый друг Ник Спалья распорядился, — пошутил Уэйд. — Раз уж все равно не спит в такое время, почему бы не устроить рейд-другой и не забить тюрьму под завязку?

— Меня спросить, так на сегодня рейдов довольно, — сказала Мисти. — Хотя если бы они учинили облаву на Тилденов, я бы не стала возражать.

— Похоже, им с нами по пути, — нахмурился Уэйд. Он немного сбавил скорость на всякий случай. — Скорей бы съехать с этого шоссе.

Вдруг откуда ни возьмись вынырнул пикап, ослепив их фарами. Он с огромной скоростью несся по их полосе, но навстречу движению.

Сирены завыли громче. Сзади появилась целая фаланга полицейских машин с включенными мигалками.

— За нами мчится чертова пропасть легавых! — завизжала Мисти.

— Что происходит? — в тревоге воскликнула Дана. Огни, рев моторов и сирен спереди и сзади сбивали с толку.

Уэйд мрачно оценил обстановку. Прямо на них несется обезумевший лихач. На «хвосте» висит добрая дюжина полицейских машин; видимо, они уже догоняли пикап, но тот успел резко сменить курс. Что ж, есть как минимум три выхода. Нырнуть влево и устроить кучу малу с полицейскими. Остаться на своей полосе и получить удар в лоб. Или съехать вправо, пропахав запруженную автомобилями стоянку перед баром. Вдоль шоссе не было ни одного свободного участка обочины.

Дана, Шон и Мисти орали во весь голос: пикап был совсем близко. Уэйд принял решение и резко вырулил вправо. Машина запрыгала по ухабам неасфальтированной стоянки перед унылой хибарой, над входом в которую светилось неоновое слово «Бар». Пережив несколько перевоплощений, забегаловка, некогда торговавшая гамбургерами, превратилась в конце концов в безымянное питейное заведение.

Однако клиенты у этого заведения имелись, их видавшие виды автомобили тут и там торчали на площадке. Уэйд запетлял между ними, как по лабиринту. Но когда он уже облегченно вздохнул, думая, что выбрался на свободу, с места сорвался допотопного вида «Бьюик». Его водитель посчитал ниже своего достоинства проверить, свободен ли путь, прежде чем газануть задним ходом.

Съехав с шоссе, Уэйд сильно сбавил скорость, но огромный «Бьюик» мчался на всех парах. Машины столкнулись с такой силой, что надулись подушки безопасности. Дана инстинктивно закрыла лицо руками.

Ни одна из полицейских машин не остановилась, чтобы заняться происшествием. Все они промчались мимо следом за пикапом, который по-прежнему несся сломя голову, сгоняя с шоссе встречные машины.

Некоторое время все потрясение молчали. Подушки сдулись; первым заговорил Шон.

— Господи Иисусе, Дева Мария и Иосиф, муж ее, — выдохнул он то ли молитву, то ли заклинание.

— Все целы? — Уэйд уже тянулся к Дане. — Родная моя, ты не ранена?

— Я в порядке, — дрожащим голосом отозвалась Дана. Она взглянула на руки, покрытые мелкими ссадинами У Уэйда были такие же на щеках и на носу. — О, Уэйд! — Она зарыдала.

Они порывисто обнялись.

— Черт, мы чуть не погибли! — Мисти была в ярости. — Надо же: увернулись от этого психа на шоссе и врезались в какого-то забулдыгу! А эти подонки с мигалками даже не остановились посмотреть, проскочили себе мимо!

Ругаясь, она выбралась из машины. Между двумя разбитыми автомобилями с идиотским видом стояла компания мальчишек-подростков, высыпавшая из «Бьюика».

Шон вышел вслед за своей подругой, но его помощь ей не понадобилась. Молодая вдова была страшна во гневе. В считанные секунды она довела подростков до слез.

— Мой адвокат вчинит вам такой иск, что до конца жизни будете ездить на автобусе, потому что на машину денег не соберете, — пообещала она. — И бару это тоже так не пройдет.

— Эй, Мисти, может, тебе и не придется покупать «Кукольный домик» у Эйкена, — перебил ее Шон, ухмыляясь. — Кевин разорит эту лавочку, и ты получишь ее почти даром.

В машине Дана и Уэйд никак не могли оторваться друг от друга, словно встретились после долгой разлуки.

— Дана, давай не будем больше терять времени, давай сразу поженимся. — Уэйд, точно во сне гладил ее шелковистые волосы. — Я понял сегодня одно: в любую секунду может случиться все что угодно, и я больше не хочу болтаться по жизни в одиночку, попусту растрачивая время.

— Ты хочешь, чтобы ни одно мгновение не пропало даром, да? — Дана подняла к нему глаза.

— Да. А каждое мгновение до нашей свадьбы потеряно безвозвратно. Давай распишемся в эти выходные.

— Мне это нравится. — Дана вздохнула и положила голову ему на плечо. Ее сердце постепенно начало биться ровнее, хотя руки и ноги все еще были словно ватные. — Но мама наверняка захочет устроить большое торжество, как у Мери со Стивом и у Тима с Лизой.

— На подготовку такого гулянья уйдет не один месяц. Мы не станем терять время, живя порознь, — твердо пообещал Уэйд. — Я объясню это твоим предкам и попрошу Тима меня поддержать. Мы их уговорим.

— С другой стороны, мама с папой так обрадуются, что мы женимся, что вряд ли будут возражать против скорой скромной свадьбы. Все равно у них впереди еще Сара с Мэтью.

— У них впереди вообще куча свадеб, — согласился Уэйд. — Я люблю тебя, Дана. В это время на будущей неделе ты будешь моей женой.

Дана улыбнулась сквозь слезы.

— О, Уэйд, я так люблю тебя. Нам так повезло сегодня.

Он кивнул.

— Будет о чем рассказывать внукам. Обручились и к тому же умудрились не погибнуть. Чего еще желать?

— Надеюсь, этого маньяка отловят прежде, чем он успеет совершить что-нибудь ужасное. — Дана зябко повела плечами.

Они обернулись: по другой стороне шоссе промчались полицейские машины. Пикап со своим обезумевшим водителем уже пропал из вида.

Телефонный звонок разбудил и Кевина, и Рейчел.

— Да? — рявкнул Кевин в трубку. — Черт!

У Рейчел округлились глаза. Она встревожилась, но Кевин был скорее раздражен, чем взволнован. Ну значит: Брейди жив и здоров, и Остин с Дастином тоже. Рейчел успокоилась.

— Сара, я не собираюсь звонить Кларе. Это не наша забота. Пусть Фрэнк сам… Что? — Он тяжело вздохнул. — Правда? Ну что ж, хоть одна хорошая новость. Да, я понимаю. Ладно, полицейский участок в Лейквью. Я буду.

Рейчел уже сидела на кровати.

— Фрэнка снова забрали? — Вывод напрашивался сам собой.

— А ты думала, нам удастся отдохнуть от всего этого хотя бы до утра. Ха! Оптимистка! — Чертыхаясь, Кевин вылез из-под одеяла. — Я бы наплевал, но Сара очень расстроена. Судя по всему, Фрэнк угнал пикап и устроил гонки по 70-му шоссе. Одна из машин, в которую он чуть было не врезался, принадлежала Дане Шилли. За рулем был твой кузен Уэйд. Они увернулись от Фрэнка, но затем в них влетел «Бьюик», набитый пьяными школьниками.

— Они ранены?! — закричала Рейчел.

— Сара говорит, что нет. — Кевин пошел в ванную. Рейчел последовала за ним. — По странному стечению обстоятельств с ними была и Мисти Тилден, — сказал Кевин, отворачивая краны. Он потянул Рейчел за собой в душевую кабинку.

Она была не на шутку удивлена.

— Каким образом эта особа оказалась в одной компании с Даной и Уэйдом?

— Я не спросил.

Их совместное купание было коротким и совершенно неромантическим, хотя Рейчел очень понравилась сама идея. Поскольку в аварии никто не пострадал, она позволила себе помечтать о том, какой может получиться чудесный ритуал.

Но сейчас ее возлюбленный думал только о последней безобразной выходке своего отца — это было видно невооруженным глазом. Кевин стиснул зубы, его глаза горели гневом.

— Этого я не смогу ему простить и забыть не смогу, — сказал он, когда они проезжали мост. — Мама и Колетт — его дочь — погибли по вине водителя-лихача. То, что он натворил, — прямое оскорбление их памяти.

Рейчел была согласна.

Они подъехали к зданию полиции; там уже собралась небольшая толпа. С одной стороны стояли полицейские местные и из соседних участков. С разъяренными горожанами, пострадавшими в результате погони, беседовал сам Ник Спалья.

Рейчел огляделась. Здесь действительно были Дана с Уэйдом, кроме обещанной Мисти Тилден, обнаружился еще Шон и уж совсем странно, что рядом с ними стояла тетя Ив. Рейчел подошла к своим, Кевин тем временем направился к начальнику полиции.

Ив и Уэйд изумленно уставились на Рейчел.

— Что ты тут делаешь, Рейч? — спросил Уэйд. Рейчел вспомнила, что родичи ничего не знают о ее отношениях с Кевином. Зато о них знала Мисти.

— Ты с ней знаком? — спросила Мисти у Уэйда.

— Это моя двоюродная сестра Рейчел. Одна из партнеров в «Саксон и компаньонах», о которых вы с Кевином вчера вытерли ноги.

— Что ж, тогда она вас предала, ребятки, потому что она так втюрилась в Кевина, что использует его ребенка как средство к нему подобраться. Не краснея, врет бедному малышу, которого бросила родная мать, что она его мамочка. — Мисти бросила на Рейчел испепеляющий взгляд, который должен был означать, что карающий меч правосудия не дрогнет в ее руке.

— Я не использую Брейди, чтобы добраться до Кевина, — возразила Рейчел. — У меня нет в этом нужды.

— Потому что уже добралась? — Мисти никак не желала угомониться.

— Мы с Кевином вместе, и оба любим Брейди, — мягко поправила Рейчел. Сейчас она вовсе не хотела ссориться с главной клиенткой Кевина.

— Ты и Кевин Кормак? — Ив едва верила ушам. — И давно?

— Раньше я бы тоже удивился, но после того как узнал про тетю Ив и Ника Спалью, меня уже ничем не проймешь, — прошептал Уэйд, наклонившись к Дане.

Тут к ним подошел Кевин, и расспросы закончились.

— Ник рассказал мне, что случилось. На этот раз Фрэнк превзошел самого себя. Теперь он сядет надолго. Угнал пикап и рванул на бешеной скорости по встречной полосе, сметая все, что попадалось на пути: машины, в том числе и полицейские, дорожные знаки, заграждения. Потом съехал с 70-го шоссе на другую дорогу и погнал к Атлантик-Сити.

— Как же они его в конце концов поймали? — спросил Шон.

— Загнали в тупик, — мрачно ответил Кевин. — Ник говорит, выезд перекрыли двенадцать полицейских машин, но Фрэнк все равно сразу не сдался. Он бросил пикап и пустился в лес. Поскольку он был пьян, то далеко не убежал, зато учинил драку и в конце концов получил дубинкой. Тогда он сразу перестал буянить и прикинулся, что у него отшибло память. Заявил, что помнит только, как рассказал на ночь сказку своим маленьким сыновьям и поцеловал их перед сном, — Ага, счас! — сказала Мисти.

— Совершенно верно, — согласился Кевин.

— В чем его обвиняют, Кевин? — спросила Рейчел. Подойдя, она обняла возлюбленного за талию и почувствовала, как он напряжен. Вспомнив, как спокойны и счастливы они были всего лишь несколько часов назад, она возненавидела Фрэнка Кормака еще сильнее.

— Проще спросить, в чем его не обвиняют, — Кевин покачал головой. — Он проехал через несколько населенных пунктов, к преследованию подключалась местная полиция. Так что ему грозят обвинения в нарушении правил дорожного движения почти со всей южной части Нью-Джерси. Ну и чистая уголовщина: двенадцать случаев угрозы действием с отягчающими обстоятельствами, десять случаев просто угрозы действием, шестнадцать случаев неосторожного поведения, повлекшего опасность для жизни. О более мелких проступках, которых тоже хватает, я даже не говорю. В разные полицейские участки до сих пор поступают заявления о разбитых машинах, а вон те люди пришли сюда, чтобы лично об этом заявить.

— Ник говорит, вашего отца привезли в Лейквью, и он сидит здесь внизу, — сказала Ив. — Ему, естественно, понадобится адвокат. Вы будете его представлять?

— Нет, — Кевин покачал головой. — Мне надоело убирать за ним, пусть выпутывается сам. Завтра предварительные слушания, и я сказал Нику, что ему потребуется государственный защитник.

— Отлично! — воскликнула Мисти. — Потому что мы с Даной, естественно, подадим на него в суд. Я хотела бы купить бар, в котором выпивали эти мальчишки, а Дане нужна новая машина. Ладно, Кевин?

Рейчел видела, что Кевин сдерживается из последних сил.

— Мисти, мы поговорим об этом позже. Сейчас мне нужно повидаться с Кларой. Ник сказал, что она в истерике — и неудивительно. Он просил ее не приезжать сюда и пообещал, что я сам все ей расскажу. — Он обернулся к Рейчел. — Подвезти тебя домой или ты найдешь оказию?

Рейчел знала, что его отчужденный тон не имеет к ней отношения, но ей все равно стало больно.

— У меня огромный «Рейндж-Ровер», там на всех места хватит, — сказала Мисти. Кевин рассеянно кивнул и отошел.

— У него голова занята мыслями о Кларе и мальчиках, не обижайтесь, Рейчел, — мягко произнесла Дана.

— Фрэнк Кормак — сущее наказание, — вставила Ив. — Ник говорил, они с Кевином много раз обсуждали связанные с ним неприятности. Ник посоветовал ему больше не вытаскивать отца, он неисправим. Похоже, Кевин наконец решился последовать его совету.

Ив, кажется, была довольна. Рейчел не понимала, что происходит. Она будто попала в какой-то диковинный сон, навеянный, быть может, вчерашним шампанским. Незримые нити, соединявшие людей, переплелись здесь каким-то иным образом, и установились новые связи, о которых знали все, кроме нее.

Ее кузен оказался на дружеской ноге с молодой вдовой, а Шон и Дана явно были тут своими. Авария, казалось, сплотила эту четверку, хотя как их угораздило оказаться вместе на 70-м шоссе в это время суток, по-прежнему оставалось для нее загадкой. Рейчел уселась в «Рейндж-Ровер» вместе со всеми. Только тетя Ив почему-то осталась в участке.

В эту ночь Рейчел так и не сомкнула глаз. Она надеялась, что Кевин как-то даст о себе знать, но он не объявился. Сама она не решалась звонить ему домой, чтобы не разбудить Сару и Брейди. Настало утро. Собираясь на службу, Рейчел оделась не так строго, как обычно: в темно-зеленый костюм и шелковую блузку цвета небеленого льна.

Перед выходом она все-таки позвонила Кевину. Сара уже встала и была бодра и энергична.

— Кевин уехал очень рано, — доложила она. — Вернется вечером, потому что сегодня ночью я выходная. Правда, здорово насчет Даны и Уэйда? Давно пора.

Но прежде чем Рейчел успела ее расспросить поподробней, Сара воскликнула:

— Ой, Брейди опрокинул стакан сока на диван. Мне нужно срочно спасать пульт управления, пока он не бросил его в… ой! Пока, Рейчел.

Рейчел приехала в контору и первым делом увидела сияющую Кейти Шилли.

— Правда, здорово насчет Даны и Уэйда? Давно пора.

Рейчел улыбнулась.

— Кажется, это я сегодня где-то уже слышала. — Из комнаты для совещаний доносились голоса, и она пошла туда. Тетка и двоюродный брат весело фыркали над газетой.

— Уже две сестры Шилли спросили у меня: «Правда, здорово насчет Даны и Уэйда?» Кто-нибудь объяснит мне, что происходит?

Уэйд поднял голову.

— Мы с Даной женимся в субботу. Надеюсь, ты придешь? Будут только родные.

— Только родные — это немало, когда речь идет о семействе Шилли, — сказала Ив. — Мы очень рады за тебя, Уэйд, хотя ты и так об этом знаешь.

— Чур, вы будете с Ником, тетя Ив, — сияя улыбкой, заявил Уэйд. — А ты можешь привести Кормака, если это так уж необходимо, Рейч.

— Кто же устоит против столь любезного приглашения? — поддразнила его Ив.

Рейчел изумленно смотрела на тетку, которая словно помолодела лет на двадцать. Ник?! Какой еще Ник?!

— Тетя Ив, вы… вы… встречаетесь с начальником полиции? — спросила она с замиранием сердца, ожидая шквала негодования.

Но Ив лишь загадочно улыбнулась.

— Можно сказать и так.

— Весьма уклончивый ответ, из тех, за которые так не любят юристов нормальные люди. Тетя Ив, несомненно, встречается с начальником полиции, Рейч, — засмеялся Уэйд. — Вот, прочти-ка.

Он протянул ей газету. Рейчел сразу же увидела статью. «Членам одного из виднейших семейств Лейквью предъявлено обвинение в уголовном преступлении».

— Полиция решила завести уголовное дело против Тилденов? — Рейчел удивленно подняла глаза. — Что ж, они ведь наняли адвоката — специалиста по уголовному праву. Он в лепешку разобьется, чтобы все свели к мелким проступкам.

— Конечно, они легко с этим разделаются, но какова оплеуха! — Уэйд торжествовал. — Ты только посмотри, как все здесь ловко описано — возраст Мисти нигде не указан, не говорится и о том, что она вторая жена Тауна-старшего. Получается, будто жадная, злобная родня обирает и запугивает бедную старушку.

Рейчел просмотрела статью.

— Верно. Тилдены теперь локти кусают.

— Угадай, чей кузен работает в этой газете? — злорадно спросил Уэйд.

Рейчел взглянула на тетку: та улыбалась, как кошка, которая только что съела целую плошку сметаны. И собирается продолжать в том же духе.

— Ника Спальи?

— Ему не понравилось, как Тилдены обошлись с тетей Ив, «настоящей леди, у которой есть голова на плечах и золотое сердце», — объяснил Уэйд.

Ив не стала его опровергать, а просто пожала плечами и допила кофе.

— Ник — самый интересный мужчина, какого я когда-либо встречала, — сказала она, ставя чашку на стол. — Однако у нас осталось еще несколько клиентов, так что давайте приниматься за работу.

— Голова на плечах, золотое сердце и замашки рабовладельца, — пошутил Уэйд.

Ив добродушно усмехнулась. Все трое разошлись по кабинетам и занялись делом. Ближе к полудню Кейти принесла почту.

Ив вызвала племянников к себе. В руках у нее был распечатанный конверт.

— Джон Петерсен уведомляет нас, что забирает все дела, свои и фирмы, из «Саксон и компаньонов». Рейчел закусила губу.

— Тетя Ив, это моя вина. Петерсен так и не простил мне, что я проиграла его процесс. Извините меня. Как вы думаете, не стоит с ним поговорить? Он написал, в какую фирму намерен обратиться?

— Не написал, — ответила Ив. — И не вздумай его умолять, Рейчел. Это вопрос решенный.

— Новый адвокат Петерсена — Кевин Кормак, — тихо сказал Уэйд.

У Рейчел бешено заколотилось сердце. Кевин не мог этого не знать уже давно и молчал все это время!

— Рейчел, что с тобой? — Она подняла голову и увидела внимательный теткин взгляд.

— Ничего, если не считать того, что клиенты бегут как крысы с тонущего корабля, — язвительно ответила Рейчел. — Не говоря уже об очаровательной привычке Кевина Кормака наносить удар в спину…

— Рейчел, ты опять переходишь на личности, — перебил ее Уэйд. — Это чисто деловой вопрос. Петерсен имеет право выбирать, и он предпочел Кормака. Это совсем не похоже на удар в спину — заметь, Рейч, я нечасто берусь оправдывать Кевина Кормака.

— Уэйд прав, Рейчел, — согласилась Ив на удивление спокойно.

— Вы хотите сказать, что нам нужно просто обо всем забыть? — Гнев Рейчел только усилился. — Может, нам стоит послать Петерсену бутылку вина с поздравлениями?

— Рейчел… — начала Ив.

— Не принимай на свой счет! Не смешивай личные отношения с работой! В последнее время я только это и слышу, — бушевала Рейчел. — Чушь, чушь и еще раз чушь! Как насчет вашего Ника Спальи, тетя Ив? Если бы вы не встречались, стал бы он возиться с жалобами Мисти? Позвонил бы кузену, работающему в газете? А если бы репортер не оказался его родственником, появилась бы эта статья в печати? Все это и есть личные отношения, и они, заметьте, очень сильно переплелись с работой.

— Ты во многом права, Рейчел, — признал Уэйд. — Но только… — Он пожал плечами. — Ну и что?

— Ну и что?! — переспросила Рейчел в замешательстве. — Что это за ответ? Конечно, в духе Уэйда. Ему все безразлично.

— Порой эти две стороны жизни действительно смешиваются, дорогая, — сказала Ив тем тоном терпеливого взрослого, объясняющего ребенку элементарные истины. Так она обычно говорила с Лорел. — Но в данном случае я согласна с Уэйдом. Ну и что?

— При такой философии неудивительно, что дела «Саксон и компаньонов» катятся под гору! — Рейчел выбежала из кабинета тетки, сознавая, что ее собственная неудача стоила фирме важного клиента.

И если Ив и Уэйд, по всей видимости, не слишком расстроились, она была уязвлена в самое сердце.

Когда Рейчел уходила из конторы, начался проливной дождь. С утра обещали солнечную погоду на весь день, и она не взяла с собой зонтик. Поэтому и вымокла до нитки.

Дома она быстро переоделась в джинсы и бледно-желтую футболку и едва успела просушить феном волосы, как в дверь постучали, Настойчиво, так что она сразу подумала о Лорел. Поскольку машина стояла перед подъездом, она не могла сделать вид, что еще не вернулась. Стеная в душе, Рейчел открыла дверь.

— Пивет, мамочка, пивет! — запел Брейди; Кевин передал его Рейчел.

— На всякий случай, если ты вдруг собралась сегодня не приходить, мы с Брейди решили за тобой заехать, — сказал Кевин, вызывающе вскинув брови.

— Дана уверена, ты сердишься на меня, поскольку я уехал, не предупредив, — начал он. — Сара передала ей, что ты звонила утром. И еще Дана сказала, что, по словам Уэйда, ты вне себя из-за решения Петерсена.

— Дана — просто кладезь полезных сведений, — сердито буркнула Рейчел.

— У всех Шилли хорошие связи. А если ты знаком с одним из них, то подключаешься к целой сети. — Он взял ее за плечо. — Поедем ко мне и пообедаем вместе, Рейчел. Брейди проголодался.

— Это подло, Кормак. Использовать ребенка — голодного ребенка, чтобы, чтобы…

— Тебе давно следовало понять: я готов на все. И у меня сейчас нет сил ломать копья из-за Петерсена. После такой ночи.

— А теперь ты приплел отца, при одной мысли о котором любой, у кого есть сердце, невольно тебя пожалеет. Нечестно играешь.

— Взглянем правде в глаза, Рейчел, у меня на руках все козыри. Ввожу в игру Клару. Представь, мне пришлось вчера два часа выслушивать ее вопли.

Рейчел продолжала упорствовать.

— Не забудь упомянуть бедных маленьких Дастина и Остина.

— За которыми мы, кстати, заедем. Они пообедают с нами и посмотрят видео, а потом мы отвезем их обратно домой.

— Потому что Кларе и ее матери нужно отдохнуть и успокоиться?

— Потому что Кларе и ее матери нужно походить по магазинам, чтобы навести порядок в обгоревшем доме. Чек из страхового агентства уже пришел. Поехали.

— Остин, Дастин, мамочка, все кушать. Мамочка, Брейди, папа кушают курочку. — Малыш явно был рад ее видеть. Он без умолку болтал и время от времени гладил по щеке.

Рейчел признала свое полное поражение и послушно пошла к машине. Хорошо, что Остин и Дастин будут сегодня с ними, подумала она. Известия о новых похождениях отца и очередная истерика матери — слишком тяжелый груз для мальчиков. Им повезло, что у них есть Кевин.

И ей тоже повезло. Потому что если придется выручать ее маленькую племянницу, Кевин всегда будет рядом и не пожалеет ни времени, ни сил ради Сноуи.

Но сейчас она не станет ему в этом признаваться. Ей не давало покоя то, что Кевина совсем не мучила совесть из-за Петерсена. Быть может, он и не переманивал клиента Саксонов, но поощрял отступничество и не принес даже символических извинений.

— Разговор не окончен, Кевин, — предупредила она:

— А я и не обольщался, Рейчел, — ответил он спокойно.

К тому времени, как они вернулись, отвезя домой разбуянившихся Остина и Дастина, и уложили Бренди, Рейчел уже устала думать о автоторговце с замашками тирана. Пусть Кевин с ним возится, если хочет!

Он налил им обоим вина и сел рядом с ней на диван. Она увидела, как он устал: лицо осунулось, под глазами круги.

— Тебе нужно лечь сегодня пораньше. Ты измотался.

Он улыбнулся.

— Не преувеличивай. Надеюсь, ты пойдешь со мной, Рейчел. — Он погладил ее по ноге.

Рейчел перехватила его руку. Она простила его за Петерсена, но оставалось еще кое-что.

— Знаешь, Дана была права, ты мог бы мне позвонить перед отъездом.

— Да, но, когда я уезжал, еще не было шести. Я не хотел тебя будить. А потом я уже знал, что ты сердишься. После беседы с энергетической компанией у меня не было сил ссориться с тобой.

— Твоя беседа с энергетической компанией была не слишком сердечной?

— Не слишком. Я еще не остыл после ночных приключений, так что, когда они попытались меня отфутболить, я взорвался, как бомба. К концу встречи они были уверены, что имеют дело с психом. В страховую компанию я отправился в том же настроении.

— И запугал их до смерти? — догадалась Рейчел.

— Именно. Кена и Маршу Поллак ждет семизначная сумма. Никому не хочется в суд.

— Неудивительно! Ты опасный противник, — она улыбнулась. — Уж я-то знаю.

— Я больше не хочу быть твоим противником, Рейчел, ни в чем. — Он поцеловал ее в висок и заглянул в глаза. — Давай объединим усилия. Вопреки названию фирмы отец перестал быть партнером в ней, с тех пор как я приехал в Лейквью. Я первым делом выкупил его долю. И платил ему жалованье, потому что он не был совладельцем практики.

— И это значит, что, если против Фрэнка возбудят дело — а после вчерашнего это непременно случится, — фирма не пострадает?

— Нет. И дом тоже. Потому что я переоформил его на Клару. Теперь его нельзя отобрать в счет погашения долгов Фрэнка.

Рейчел перебирала его длинные пальцы.

— Переписывать дома на женщин — твоя специальность?

— Одна из. Теперь о юридической фирме. Я бы хотел добавить еще одно имя к своему. Твое.

— Ты хочешь сказать, что-то вроде «Саксон и Кормак»? Или «Кормак и Саксон»? — Рейчел покачала головой. — Я не могу так подвести тетю Ив и Уэйда, Кевин.

— Нет, мне представлялось что-то вроде «Кормак и Кормак». Команда из мужа и жены. Но я готов стать и компаньоном Саксонов, если они не против.

Рейчел смотрела на него во все глаза.

— Ты…

— Делаю тебе предложение? Да! — Он усадил ее себе на колени. — Быстренько соглашайся, Рейчел, и не приводи тысячу причин, почему нам следует подождать. Я не хочу ждать, мне не нужно раздумывать. Я люблю тебя и всегда буду любить.

— Я и не собираюсь уговаривать тебя подождать. Я согласилась на все, когда впервые стала твоей, — призналась Рейчел. — Хотя, вероятно, тогда этого не понимала.

— А я знал, что хочу жениться на тебе, намного раньше, — заявил Кевин. — Уже тогда, когда ты впервые появилась в дверях с Брейди на руках.

— Наше стремление перещеголять друг друга просто поразительно, — засмеялась Рейчел. — А как тебе понравится такое? Я знала, что хочу выйти за тебя замуж, когда… когда… — Она задумалась, подыскивая подходящий случай.

— Когда огласили приговор на процессе Петерсена? — предположил Кевин. — Я видел, как ты сверкала глазами. Я думал, ты жаждешь моей крови, а ты жаждала любви? Да?

— Да, — согласилась Рейчел. — Именно любви.

— Ты просто тогда об этом не догадывалась. — И Кевин поцеловал ее.