Это, подумала Тори, самая трудная проблема из всех, которые когда-либо перед ней стояли.

Ее взгляд упал на приборную панель и освещенные стрелки часов.

— Дэн, посмотри, сколько времени. Дорогой, возвращайся в магазин, а мне надо подумать. Поверь, больше всего на свете я хотела бы сказать «да, давай поженимся».

— Тогда завтра мы с тобой как-нибудь увидимся. Когда именно — точно не знаю. Я состою в комитете по праздничному шествию, а воскресенье — единственный день, когда все его члены могут собраться вместе, хотя чего они суетятся, пока до фестиваля столько времени, я не знаю.

— А Клодия как-то участвует? — спросила Тори.

— Пока нет. Но она твердо настроена взять на себя роль компаньонки, правда, она собирается называться вдовствующей королевой.

— Правда? — разнесся звонкий смех Тори. — Давай утром посмотрим, какая будет погода; потом ты мне позвонишь.

— Хорошо. И, Тори, вот еще что, — он шел вместе с ней к двери дома, — ты подумаешь о том, что я сказал? Мы подыщем квартиру или что-то еще.

— Я не буду думать ни о чем другом, — пообещала она.

Проснулась Тори рано, сварила кофе на маленькой плитке, которую держала в своей спальне, и присела у окна.

На небе одиноко висело маленькое облачко, однако, пока она смотрела, прилетел ветерок и, словно строгая мамаша, послал облачко навстречу стайке его товарищей, резвящихся на горизонте.

Этот день она могла бы провести в одиночестве. И миссис Томас, и Тереза, привыкшие к отсутствию Тори по воскресеньям, разошлись по своим делам.

Постепенно небо потемнело, вместо безобидных, беленьких облачков появились тяжелые грозовые тучи. И как только первые капли дождя посыпались с неба, зазвонил телефон. Это оказался Дэн.

— Тори, я заказал доставку жареного цыпленка тебе на дом, — сказал он. — Мы посидим в твоей машине.

— В этом нет нужды, сегодня мы можем поговорить и дома.

— Тогда жди меня, я приду, как только смогу.

Он появился вскоре после того, как доставили цыпленка, впрочем, ему явно было не до еды.

— Клодия и Бафф столкнулись лбами, — сообщил он, — и я ускользнул, пока они там разбирались друг с другом. Члены клуба уже начали заключать пари — кто кого. На кого бы ты поставила?

— На Клодию, — без тени сомнения ответила Тори. — И не потому, что она красивая женщина — в противостоянии Баффу это ей не помогло бы, — а потому, что ее отец — Джордж Эймс. У нас в городе немного найдется бизнесменов, которые посмеют обидеть Эймса.

— Тори, — задумчиво начал Дэн, — почему Клодия должна командовать? Я слишком близко с ней знаком. А ты, как относительно посторонний человек, ведь можешь дать ей непредвзятую оценку.

Тори с задумчивым видом пошевелила дрова в камине. Непредвзятая оценка женщины, которая намеревается разрушить их счастье?

— Вероятно, она унаследовала от отца организаторские способности и его напористость, но места в бизнесе ей не нашлось. Благодаря своему характеру Клодия не может вызывать у людей любовь к себе. И вот она собирает людей вместе и пытается удержать их при себе силой. Мне ее жаль, — тихо добавила она.

— Жаль! — в недоумении воскликнул Дэн. Затем: — Конечно. Всех диктаторов ждет падение, а когда они падают, никому нет до них дела. Должно быть, такая жизнь невесела и одинока. — Он добавил: — Давай про нее забудем. Как насчет нас? Мы ведь как-нибудь все преодолеем.

Тори покачала головой:

— Этого недостаточно, Дэн. Почему мы должны жениться из-за страха, как будто мы спасовали? Мы найдем другой дом, может быть, не такой хороший, а может быть, и лучше, кто знает? Знаешь, я согласилась бы на хижину на Скалистом холме, если бы это не портило твою репутацию бизнесмена.

— Это значит, что ты не сбежишь со мной под венец немедленно?

— Откровенно говоря, слушая ворчание тети Ирмы, я думаю, что должна быть рядом с Терезой, пока она благополучно закончит школу. Ждать осталось один месяц или шесть недель, а потом…

Дэн кивнул:

— Может, оно и правильно. Может быть, ситуация с этими дурацкими комитетами к тому времени прояснится. Многие из нас не хотят в них заседать, но мы несколько обеспокоены. Если мы не окажемся рядом, чтобы проголосовать против некоторых сверхдорогих проектов, которые кое-кто предлагает, к осени весь наш город станет банкротом.

Тори пришло в голову, что было бы неплохо перенести стол к огню, но потом она подумала о том, как может разворчаться тетя Ирма, обнаружив такую перемену, и вышла в столовую; там она в очередной раз увидела скучную, серую обстановку и решила, что обедать надо непременно в гостиной.

— Поставь для меня этот стол, — попросила она. — И, Дэн, сделай милость, расскажи о проектах наших комитетов.

Он начал рассказ достаточно серьезным тоном, но довольно скоро, осознав всю потешность только что прошедшего собрания, начал смеяться.

— Бафф встал и начал стучать по столу кулаком, требуя внимания к своей великолепной идее. Королева, объявил он, прибудет в космической капсуле. Он с неохотой признал, что капсула будет не настоящая, это будет имитация. Когда кто-то спросил про то, как она прилетит с орбиты, он сказал, что подумал об этом. Капсулу подвесят к вертолету, и она опустится на главную трибуну.

— Разве там нет крыши?

— Да, есть, — со смехом согласился Дэн. — Но он просто взял и перенес главную трибуну на стадион. Тогда кто-то заметил, что для девушки это небезопасно, ведь вокруг стадиона стоят столбы с электропроводами, да и другие опасности тоже есть. Бафф ответил просто: страховка.

— Деньги как компенсация девушке за увечья или ее родителям за ее смерть, — тихо проговорила Тори.

— И вот тогда слово взяла Клодия и усмирила его. Вопрос о космической капсуле отпал. Клодия не собиралась лететь в капсуле вместе с королевой, а ведь в качестве компаньонки ей полагалось ни на шаг не отходить от девушки, пока ту не коронуют.

Тори поставила на стол салат.

— Это — первый раз, когда два негатива произвели позитив. Дэн, вам надо бы требовать плату за присутствие на собраниях вашего комитета.

— О да, но платим-то как раз мы. Тори, ну к чему Лейквиллю обязательно надо перещеголять большие города?

— Думаю, это такое стремление пустить пыль в глаза демонстрирует деловую незрелость.

Они сидели за столом и пили кофе, разговаривая о том, когда впервые начали устраивать подобные фестивали; но с каких времен это началось, определить было уже невозможно.

Дэн засмеялся:

— Если подумать, такие фестивали на самом деле были и в языческие времена, когда праздновали приход весны, выражая радость в том, что зимние тяготы позади. И постепенно эти праздники стали коммерческим мероприятием. Да, мы называем это развитием; хотим, чтобы наш город посетило множество людей. Но главным образом мы надеемся, что гости приедут с набитыми карманами и потратят все их содержимое целиком.

Дэн сказал, что если приезжие прикупят у него несколько пишущих машинок или стальных бюро в память о Лейквилле, то будет очень хорошо, но он сильно сомневается, что они даже посмотрят на его витрины.

— Может, тебе стоит выставить на продажу дополнительную линию товаров, менее дорогостоящих?

— Я мог бы попробовать что-нибудь с более быстрым оборотом, — согласился Дэн.

Пришла миссис Томас с мрачным и очень задумчивым видом. Она держала перед собой большую картонную коробку.

— Маргарет сказала, что знает, насколько сильно я люблю банановый пирог со взбитыми сливками, и подарила мне еще один.

Тори взорвалась от смеха:

— Веселей, тетя. Уже весна, скоро ваши подруги будут угощать вас клубникой.

— И тогда у меня высыпет крапивница.

— Миссис Томас, — суровым тоном заметил Дэн, — надо перестать спрашивать у желудка, что он переварит, и начать приказывать ему.

— Или сидеть дома, — добавила Тори.

Воскресенье получилось совсем неплохим, подумала она на следующее утро. Не такое, какое могло бы быть в доме на Западной Террасе, но все же теплое и светлое, даже несмотря на мрачность тети Ирмы.

Тори была с головой погружена в работу, стараясь напечатать связный отчет о воскресном собрании комитета, когда Джейн Джонс нарушила ее уединение.

— Это Ловения Кантрелл, — сказала Джейни, словно что-то объясняя. — Она хочет с тобой поговорить.

Тори с удовольствием отложила свою работу. Лови Кантрелл никак не могла быть помехой. После разговора с нею работа должна была пойти намного веселее.

Ловения вошла столь же грациозно, как обычно, хотя и несколько торопливо.

— Тори, я пришла к тебе по причине, которую объясню позже. Я уверена, что, находясь на такой должности, ты уже слышала о том, что участок, на котором находятся мой магазин подарков и библиотека, продается куда-то на сторону.

Тори кивнула в ответ. Пока что это были только слухи.

— Срок моей аренды истекает первого июня. Сегодня утром я получила письмо из Сан-Франциско от моих поверенных с сообщением о том, что продлять ее не будут. Сейчас, как ты знаешь, моя библиотека работает не так активно, как в прошлом, до того, как открыли муниципальную библиотеку. Магазин подарков, как и прежде, приносит хорошую прибыль. Однако я хотела бы освободиться, чтобы можно было путешествовать. У меня появилась идея, которая может показаться тебе смехотворной. Я вот подумала, что, может быть, ты не прочь купить весь мой товар и реализовать его через магазин мистера Моргана. Я знаю, что у него там хватит места.

Глаза Тори округлились. Разве Дэн не говорил лишь вчера о дополнительном товаре с возможностью более быстрого оборота?