Бум! Бум! Бум!

На этот раз Лили узнала стук в дверь. Град ударов не оставил у нее сомнений в личности визитера. Что Колтон хочет от нее теперь? Он уже доказал, что своими поцелуями может лишить ее способности дышать. Что теперь? Ей нужно держаться от него подальше. Она начинала думать, что у него есть шанс выполнить свою угрозу — соблазнить ее, — если ему позволить полную свободу.

Была и другая сложность. Сейчас Лили сидела в кабинете со сборщиком долгов. Она только что вручила ему круглую сумму из полученных от Медфорда средств и прикладывала все усилия, чтобы избавиться от визитера, не распрощавшись с оставшимися деньгами. Нечего и говорить, что она сквозь землю провалилась бы от смущения, если бы Девон увидел здесь этого человека и начал задавать вопросы.

Лили уставилась на лысую макушку мистера Хогзмида, который заявил, что она должна ему еще пять фунтов.

— Мы оказали вам огромное доверие и выдали вам значительный кредит, леди Меррилл, в память о вашем покойном муже, — говорил толстяк, — но вы не заплатили…

— Я прекрасно понимаю вас, мистер Хогзмид, — ответила Лили, едва прислушиваясь к его монотонной заученной речи, которую слышала столько раз, что могла уже сама повторить ее. — Не нужно беспокоиться. Я недавно получила доход и заплачу остаток долга до конца месяца.

Она выпроводила коротышку в боковую дверь и вздохнула с облегчением, когда Эванс знаком показал, что лорда Колтона уже проводили в гостиную. Слава Богу!

Лили заставила Девона ждать необходимые четверть часа. Она неторопливо вошла в гостиную, словно у нее не было никаких забот. Леопольд прыгал у ее ног.

— Милорд, я думала, что вы пытаетесь выломать дверь.

Черт побери! И зачем ему понадобилось выглядеть так ошеломляюще? Бриджи из оленьей кожи, белая батистовая сорочка, шоколадного цвета начищенные сапоги. Ничего хорошего от него ждать нельзя, когда он так выглядит.

Колтон склонился над ее рукой.

— Ах, вы ошиблись, миледи. Имей я намерение выломать дверь, ее бы уже не было на месте, — вызывающе улыбнулся он. — Где, интересно, те цветы, что я вам послал?

Лили едва не подавилась.

— Я… гм… я… мы отвезли их в больницу.

Девон недоверчиво посмотрел на нее.

— Да. Не вижу смысла дать им увядать в холле, когда они могут доставить радость страдающим. — Лили прочистила горло. — Пожалуйста… садитесь.

Разумеется, он подождал, пока сядет леди, но вместо того, чтобы опуститься в кресло, на которое она указала, устроился рядом с ней на диване. Лили старалась не показывать виду, как это взволновало ее.

— Чем я обязана удовольствию видеть вас? — спросила она, надеясь, что вопрос прозвучал беспечно. К ее досаде, в конце фразы голос чуть дрогнул, но приличия были соблюдены.

— Я заехал спросить вас, миледи, не позволите ли вы мне сопровождать вас сегодня на прогулке в парке?

Лили заморгала.

— На прогулке?

— Да.

— В парке?

— Это вполне традиционное место, разве не так? Конечно, вполне предсказуемо, что вы скажете «нет», но выслушайте меня до конца…

Лили услышала одно слово. Только одно! «Предсказуемо».

Она вскочила с дивана.

— Прекрасно. Едем.

Лили быстро двинулась к двери, намереваясь взять накидку, шляпку и перчатки. Конечно, кататься с лордом Колтоном в парке — скверная идея. Очень скверная. Но она уже отклонила его приглашение на обед и отказывалась быть «предсказуемой»! Кроме того, если они останутся здесь, их может застать следующий кредитор.

Девон заморгал, явно удивленный легкостью, с которой Лили капитулировала, однако быстро собрался и пошел за ней к двери.

У дома ждал новенький фаэтон, запряженный парой прекрасных гнедых, рядом стоял конюх. Лили едва не присвистнула, спускаясь по ступенькам.

— Ничего себе, Колтон, — прошептала она себе под нос.

— Что? — догнал ее он, шагая через две ступеньки.

— Слишком роскошно для человека, погрязшего в долгах, — сказала она. — Кредиторы не отберут у вас экипаж, пока мы будем кататься в парке? Не хочу возвращаться домой пешком.

— Ах, Лили, так приятно, что вы, как всегда, озабочены моими финансами. Я ценю вашу заботу. Надеюсь, к лорду Медфорду вы такой заботы не проявляете.

— Вы и лорд Медфорд — очень разные люди.

— Слава Богу! — откровенно порадовался Колтон.

Лили подняла бровь.

— Вы так не любите лорда Медфорда? — спросила она, когда Девон помогал ей сесть в экипаж.

Колтон усмехнулся.

— Скажем так, мы не были закадычными друзьями в школе.

— Между вами что-то произошло?

— Ничего особенного, — проворчал Девон. — Просто он из тех, кого все обожают. Он слишком совершенен, на мой вкус. Прекрасное происхождение, прекрасное состояние, прекрасные манеры, прекрасное… все.

Лили спрятала улыбку.

— Вы хотите сказать, что он полная противоположность вам.

Девон, прищурившись, взглянул на нее, но порхавшая на его губах улыбка говорила, что он не сердится.

Лили устроилась на сиденье и расправила юбки. Что-то шевельнулось у ее лодыжки, и она резко подняла ногу, подавив вскрик.

— Что это? — Она нерешительно наклонилась посмотреть. Щенок прыгнул ей на колени. — Ох, силы небесные! Девон, какая прелесть. — Лили подхватила щенка под передние лапы и осмотрела. Копна темно-серых завитков с белыми заплатами вокруг глаз и на кончиках всех четырех лап. — С этими пятнами он похож на бандита в маске, — все еще смеясь, сказала она.

На лице Девона сияла яркая улыбка.

— Вам нравится?

Лили поцеловала вырывавшегося щенка в макушку.

— Нравится?! Конечно!

— Он похож на зверька, которого американцы называют енотовидной собакой. Только хвост у него значительно короче.

Лили повернула щенка, чтобы осмотреть хвост. Песик вилял им так, что Лили подумала, как бы он не оторвался.

— Да, хвост явно не такой, но я все равно думаю, что в роду у него были енотовидные собаки. — Щенок извернулся и лизнул Лили. Она засмеялась. — Где вы его взяли?

Кивнув конюху, Девон велел ему перебраться на запятки. Сам он сел рядом с Лили и взял поводья.

— Я его нашел. Именно это я пытался сказать вам прошлой ночью. У людей… с которыми я справился, был этот комок меха. Не знаю, что они замышляли с ним сделать, наверняка хотели продать, но я не мог позволить этим негодяям забрать щенка.

Лили прижала песика к себе и сунула его мохнатую головку себе под подбородок.

— Да, конечно.

Девон взглянул на нее почти нерешительно, и у Лили возникло чувство, которое она не хотела анализировать.

— Я подумал, что вы лучше позаботитесь о нем, — сказал Девон.

— Вы отдаете его мне? — ахнула Лили.

— Вы не хотите?

— Видит Бог, если Энни узнает, что я отвергла попавшее в беду животное, мне несдобровать, — улыбнулась Лили. — Но я понятия не имела, что вы питаете слабость к животным, Девон. — Она погладила щенка, и тот счастливо свернулся у нее на коленях. Ах, только нужно найти денег, чтобы прокормить этого малыша.

Девон причмокнул, погоняя лошадей, и фаэтон покатил к парку.

— Как я уже сказал, я не мог оставить это невинное создание негодяям.

Лили снова улыбнулась.

— А вы лучше, чем хотите казаться.

Девон с наигранным ужасом взглянул на нее.

— Пожалуйста, никому этого не говорите. Вы погубите мою скверную репутацию.

Они въехали в Гайд-парк. Девон маневрировал по аллеям, потом направил фаэтон по укромной грязной тропе, которая заканчивалась под мостом. Весьма уединенное место.

— А, так вы продолжаете осуществлять свой замысел, — сказала Лили. — Хотя должна признать, что место чрезвычайно живописное.

— Замысел? Не понимаю, о чем вы говорите. Я просто думал, что вам понравится пейзаж. И что здесь мы можем отпустить Бандита погулять.

Лили осторожно поглядывала на него краем глаза.

— Тут чудесно, — согласилась она. — И Бандиту здесь, несомненно, понравится. — Одной рукой Лили подхватила щенка, другую подала Девону, и он помог ей выйти из экипажа.

Они пошли вдоль берега. Лили опустила щенка на землю. Он прыгал и катался по траве, вызывая у Лили смех, а у Девона улыбку.

Лили замедлила шаг. Бандит трусил рядом с ней и через каждые несколько шагов останавливался, принюхивался и катался по земле.

— Где сегодня мисс Темплтон, пока ее жених проводит время со мной? — не удержалась от любопытства Лили.

Девон поднял брови.

— Вы прекрасно знаете, что я больше не помолвлен с мисс Темплтон, и все из-за вашего памфлета.

Лили скрестила руки на груди.

— Если вы пригласили меня покататься, чтобы убедить написать опровержение, то напрасно теряете время. Если бы я была автором, то не имела бы никакого намерения писать опровержение. Вам куда лучше потратить время на поиски другой богатой невесты. В конце концов, вам нужно расплатиться за этот потрясающий фаэтон.

Девон повернулся к ней и посмотрел так решительно, что Лили на долю секунды подумала: сейчас он возьмет ее лицо в свои ладони и поцелует. И видит Бог, она хотела этого. Она закрыла глаза. Подалась вперед.

— Попался!

Лили открыла глаза как раз в тот момент, когда рука Девона сжала что-то на ее плече. Он отошел к ближайшему дереву, опустился на колени и разжал пальцы.

Что это было? — спросила Лили, отряхивая плечо.

— Всего лишь паук.

— Паук! — Лили завертелась и стала лихорадочно отряхивать юбки.

Бандит лаял и прыгал у ее ног, явно уверенный, что его новая хозяйка затеяла какую-то забавную игру. Опасаясь задеть щенка, Лили споткнулась о корень дерева, потеряла равновесие и упала бы, если бы Девон не подхватил ее за талию.

Его сильные теплые руки поставили ее вертикально и задержались на ее бедрах.

— Вы в безопасности. Я его поймал. — Его губы были рядом с ее щекой.

Лили затрепетала от его прикосновения, отступила и продолжала хлопать себя по плечам.

— Если один паук нашел меня, то его друзья и родственники, возможно, неподалеку. — Она провела ладонями по рукам и лицу, прогоняя невидимых пауков, и все время ежилась.

— Успокойтесь, — с усмешкой скомандовал Девон. — Я же сказал вам, что поймал его. Не тревожьтесь.

— Не тревожиться? — повторила она, все еще отряхивая платье. — Вы знаете, как я ненавижу пауков?!

— Кажется, вы говорили, что не можете видеть, как кто-то страдает.

— Гм, — пожала плечами Лили. — Для пауков я делаю исключение.

— Они поедают вредных мошек.

— У них восемь ног. Восемь! Это ненормально.

— Их сеть просто удивительна.

— Смертельная ловушка! Не говоря уже о том, что они прыгают. — Лили, не переставая, водила ладонями вверх и вниз по рукам.

— Довольно. — Девон отвел ее руки.

Он отряхнул ее шляпку, спину и усадил Лили на каменную скамью, каким-то образом и успокоив ее и одновременно вызвав в ней чувство безопасности. Бандит свернулся под скамьей и вскоре сонно засопел.

Лили глубоко вздохнула и неловко рассмеялась.

— Наверное, вы считаете меня дурочкой, но вы не представляете, какое отвращение я питаю к этим созданиям.

— Представляю, — улыбнулся Девон. — Я помню вашу реакцию на пикнике у Медли пять лет тому назад. Никогда не видел такого зрелища. Можно было подумать, будто за вами гнался дикий вепрь.

— Вы это помните? — Лили перестала вертеться.

— Смею предположить, что это запомнили все присутствовавшие. Вы вели себя так, будто вас преследовала стая диких псов.

— Да, — вздрогнула Лили. — Боязнь пауков всегда была мне свойственна. Во многих случаях я довольно храбрая, но пауки пугают меня до бесчувствия.

— Так я и понял, — сказал он с улыбкой, от которой у нее подгибались колени.

Лили расправила плечи и откашлялась. Потом неловко похлопала по шляпке.

— Да. Спасибо, что прогнали его.

Девон кивнул. Его губы подозрительно дрогнули.

— Не стоит благодарности.

— Это очень мило с вашей стороны, — признала Лили. — Убрать его, не дав мне знать о его присутствии.

— Довольно благодарностей.

Несколько минут они сидели молча, и Лили снова подумала, какая это уютная тишина. Не та, которая кажется неловкой, которую нужно заполнять, как это случалось в обществе ее многочисленных поклонников и знакомых.

Лили наклонилась посмотреть на спящего Бандита. Потом закрыла глаза. Весенний ветерок гладил ей щеки. Она вдохнула воздух, который в парке всегда гораздо лучше, и, открыв глаза, смотрела на воду. Девон, похоже, тоже полностью был поглощен разглядыванием окрестностей.

Вода журчала под мостом. В воздухе плыл аромат весенних цветов. Лили смотрела на очертания стоявшего поодаль фаэтона. Она вздохнула. Как чудесно сидеть на солнышке рядом с красивым мужчиной. Ах, если бы любовь действительно существовала… Если бы не приходилось заботиться о деньгах, нести груз ответственности. Если бы мир был… совершенным.

В таком мире она, возможно, могла бы принадлежать этому мужчине.

Лили встряхнулась. Глупо предаваться тщетным мечтаниям. Она нарушила молчание:

— Значит, вы просто заехали ко мне отдать Бандита и покатать в парке?

— На что вы намекаете, Лили? — улыбнулся Девон.

— Я немного настороженно отношусь к вам. Из-за вашего обещания соблазнить меня.

Девон провел теплой ладонью по ее прохладной руке, чинно лежавшей на коленях, и легко сжал пальцы.

— Не тревожьтесь. Вряд ли я пытаюсь сейчас наброситься на вас. Разве в этом есть какое-нибудь искусство?

Лили посмотрела в глубины его темных глаз и сглотнула.

— Что, если я скажу вам, что была бы разочарована, если бы вы сегодня ничего не предприняли?

Силы небесные! Почему она это сказала? Нахальство в последнее время явно становится ее стилем.

Намек на улыбку появился на губах Девона, он поднял руку и заправил под шляпку Лили выбившийся локон. От подушечки его пальца, задевшей ее холодную кожу, по ее спине пробежала дрожь. Он, должно быть, заметил.

— Значит, разочарованы?

Лили кивнула и, приоткрыв рот, кончиком языка облизала нижнюю губу. Взгляд Девона был прикован к ее рту.

— Мы ведь не можем это делать сейчас?

Она покачала головой, зная, что ей не следует поощрять его. Но именно сейчас она больше всего на свете хотела поцеловать его. И к черту последствия!

Его губы так медленно опускались к ее губам, что Лили хотелось зарыдать. Она почти застонала, когда губы наконец встретились. Контакт был почти невыносим. Это был легчайший, нежнейший, лишенный всякой агрессивности поцелуй, который он когда-либо дарил ей. Этот поцелуй ничего не требовал от нее, но заставлял ее испытать больше, чем все другие поцелуи, вместе взятые.

Язык Девона едва задевал ее рот, его губы играли с ее губами без всяких усилий, но были по-прежнему твердыми и восхитительными. Его руки лежали на ее бедрах. Девон не пытался притянуть ее к себе или сделать какое-то другое движение. И это доводило Лили до безумия, которого она прежде и вообразить не могла. Она хотела схватить его, целовать, упасть на него, как прошлой ночью в темной гостиной чужого дома. Она хотела… большего.

А потом ее осенило. Девон бросает ей вызов этим поцелуем. Показывает ей; что не имеет намерения домогаться ее. Если они продолжат, то оба должны сделать выбор.

Соблазн, тоскливо подумала она, это вид искусства. И она целует мастера.

Когда Девон отстранился, Лили задрожала. Поцелуя недостаточно. Он обещает все, но мало дает. Она глубоко вздохнула.

Девон прижался лбом к ее лбу.

— Приходи на обед. Ко мне домой. Сегодня вечером, — прошептал он.

Лили не открыла глаза и не отстранилась.

— Нет.

— Почему? — Девон поцеловал уголок ее губ. Щеку. Ее закрытые глаза. Лоб.

С каждым прикосновением ее воля слабела.

— Ты действительно думаешь, что это хорошая идея?

— Это всего лишь обед. — Снова поцелуй.

— О, это гораздо больше, чем обед, и ты знаешь это.

Девон провел подушечкой большого пальца по ее нижней губе, и Лили дернулась.

— Я совершенно уверен, что ты способна сопротивляться моим чарам, — улыбнулся он. — Ведь так?

Лили шумно выдохнула и кивнула, хотя не верила себе.

Он снова поцеловал ее в губы. Так нежно.

— Это значит «да»?

Лили вздохнула. Девон подарил ей чудесного щенка и спас от гадкого паука. И то и другое чрезвычайно любезно с его стороны.

Прекрасно. Она собирается сказать «да» по двум причинам. Во-первых, если она откажется, он при первой же возможности снова назовет ее предсказуемой. И во-вторых, она, вопреки своим намерениям, очарована мягкостью Девона. Его добротой. И хочет увидеть больше.

Очевидно, даже закоренелые игроки и пьяницы могут быть добросердечными и отзывчивыми.

Голос у Лили дрожал, когда она ответила:

— Я приду. — На этот раз она поцеловала Девона. — Но только потому, что ты этого не ожидаешь. Мне нравится удивлять тебя.

Он улыбнулся и коснулся губами ее виска.

— Буду ждать тебя около девяти. Всенепременно удиви меня.