Дом Медфорда был великолепно украшен. Свечи мерцали в канделябрах, столы были уставлены графинами с вином и чашами с пуншем. Юные леди с компаньонками собрались у одной стены, пастельные тона их бальных нарядов говорили о дебюте.

И среди них — Энни, наконец дождавшаяся выхода в свет.

Ее темные волосы были подняты в узел на макушке. Отдельные локоны мягко падали на щеки. Белое платье, то самое, которое Лили так старательно шила для нее, подчеркивало стройную фигуру. Энни выглядела ошеломляюще, и Лили гордилась ею. Чрезвычайно гордилась.

Энни повернулась, улыбка сияла на ее прелестном лице.

Большего и желать нечего, ну если только, чтобы их мать была с ними. Лили не любила иметь дело с отцом. Он всегда был деспотом. Для него имели значение только деньги и алкоголь. Он потребовал, чтобы Лили вышла за графа Меррилла, и, как хорошая дочь, она это сделала. Но мать всегда понимала своих девочек и поддерживала их. Возможно, она руководствовалась прихотями мужа и была разорена его постоянной игрой, но она любила дочерей. Отец скончался четыре года назад, после необычайно долгой и суровой зимы, когда он слег с ужасным кашлем. А потом мать заболела крупозным воспалением легких и пережила его всего на несколько недель.

Лили вздохнула. Если она что-то и усвоила за свои двадцать два года, так это то, что жизнь несправедлива. Значит, так тому и быть. Она всегда полагалась на себя и никогда не рассчитывала, что судьба будет к ней милостива.

Она взглянула на сияющую сестру.

Энни! Такая невинная, полная надежд!

Да, Энни не знает, с какими проблемами может столкнуться в жизни, но пусть хотя бы этот вечер станет для нее волшебным.

Собственный дебют Лили был именно таким, и она желала того же младшей сестре. Пять лет назад Лили стояла у стены на балу в доме Уидмингтонов, волнуясь и замирая от счастья. Та ночь была как мечта, как греза, она не забудет ее никогда. И как в романах, первый мужчина, на кого упал ее взгляд, стал ее героем.

Девон Морган.

Молодой, лихой и… ох… такой красивый. Он появился неизвестно откуда и пригласил ее на первый танец. Поначалу Лили была убеждена, что ее друзья надоумили его сделать это, поскольку вряд ли такой красавец холостяк заинтересовался бы ею. А он был единственным сыном маркиза, ни больше ни меньше. Он кружил ее в танце, и ей хотелось ущипнуть себя, но она боялась очнуться от этой прекрасной грезы.

Но это случилось пять лет назад.

Теперь все очень переменилось. Лили не позволила себе долго задерживаться на том, что произошло между ними в доме Девона прошлой ночью. Она испытала наслаждение, никто не спорит, но их взаимоотношения должны закончиться. Девон определенно тоже это понимает. Наверняка он отказался от намерения соблазнить ее и спокойно займется поисками новой невесты. Есть много богатых молодых леди. Он, несомненно, найдет такую, которую не отпугнет памфлет. В конце концов, Девон маркиз.

— Мистер Иглстон здесь, — пискнула ей в ухо Энни, отрывая от размышлений. — Правда, он великолепен?

Фрэнсис, лучшая подруга Энни, стояла рядом в пастельно-розовом бальном платье и тоже пищала от радости при мысли, что Иглстон пригласит Энни на танец.

— Не сомневаюсь, до конца месяца вы будете помолвлены, — сказала Фрэнсис. Ее белокурые локоны подрагивали у висков.

— Надеюсь, — с нервным смехом ответила Энни.

— Ты, случайно, не знаешь, будет ли здесь сегодня лорд Эшборн? — поинтересовалась ее подруга.

— Лорд Эшборн? — нахмурилась Энни. — Да он же старше… Лили.

— Да, а я древняя старушка, — рассмеялась Лили.

Фрэнсис вздохнула.

— Кого волнует его возраст? Он просто ослепителен. Эти серебристые глаза, каштановые волосы, широкие плечи. — Она вздрогнула. — Я знаю, он на меня, конечно, не взглянет, но это не удержит меня от желания видеть его при любой возможности. — Фрэнсис подмигнула сестрам.

Лили покачала головой, и юные барышни, хихикнув, затихли.

Лили оглядела бальный зал. Она поговорила с Медфордом очень коротко, когда они с Энни прибыли на бал. Едва она успела поблагодарить его за доброту, как его призвали многочисленные обязанности хозяина дома. С тех пор она его не видела.

Ее глаза скользнули к мистеру Иглстону. Он стоял напротив, на другой стороне зала, его взгляд был сосредоточен на Энни, которая по-прежнему хихикала в уголке с Фрэнсис. Смех сестры заставил Лили улыбнуться.

Она снова оглядела толпу гостей и только потом сообразила, что высматривает Девона. Его не было. Лили вздохнула. Возможно, после прошлой ночи он решил не приходить. Едва ли он и Медфорд друзья. И резонно было предположить, что Девон пропустит это событие.

Лили изо всех сил старалась отделаться от странного уныния, которое наводила на нее эта мысль. Ведь это просто замечательно, что Девона здесь нет. Разве она минуту назад не думала, что каждому из них надо идти своим путем? Нет смысла противоречить себе теперь.

Зазвучала музыка, а с ней начались и танцы. Лили оглядывала танцующих, ожидая увидеть Энни и Артура Иглстона. Фрэнсис проплыла мимо в паре с молодым красивым мужчиной. Но Энни не было. Внимательно оглядев зал, Лили заметила, что Иглстон увлеченно беседует с каким-то молодым человеком.

Лили повернулась, отыскивая сестру. Возможно, другой кавалер очаровал Энни и убедил танцевать. Тут Лили заметила стоявшую неподалеку сестру и поспешила к ней.

— Представить не могу, почему он не идет. — Щеки Энни побледнели, она закусила нижнюю губу.

Лили кольнула обида за сестру. Как Иглстон посмел уверить Энни, что пригласит ее на танец, а теперь совершенно игнорирует ее?

Она огляделась и заметила, что большинство гостей смотрит на Энни. Остаться у стенки во время первого танца на собственном дебютном балу — это немыслимо!

Гнев медленно закипал в груди Лили. Сжав кулаки, она уставилась на Артура Игл стона.

Энни изо всех сил старалась казаться невозмутимой. Подойдя к столику, она выпила пунша и, смеясь, заговорила с другими не пользовавшимися успехом барышнями и их компаньонками. Она казалась веселой и счастливой, но Лили знала правду.

Первая мелодия закончилась, и танцоры разошлись. Энни вернулась к Лили.

Лили заметила, что Иглстон выходит из бального зала.

— Имей совесть, — едва слышно пробормотала она, но Энни повернулась посмотреть.

— Что? — Она в панике распахнула глаза.

— Ничего, дорогая. Ничего. Это не важно.

— Это ведь мистер Иглстон? — Энни обернулась и увидела его. Выражение ее лица сокрушило Лили. — Он уходит, — прошептала Энни, коснувшись белой перчаткой губ.

Лили сжала руку сестры.

— Пожалуйста, милая, не думай об этом. У тебя будет десяток других поклонников. Забудь мистера Иглстона.

Энни заморгала, отгоняя слезы. Но Лили видела их в глазах сестры, и у нее разрывалось сердце. Она было подумала последовать за молодым человеком и вернуть его в зал.

Зазвучали первые звуки вальса, и Лили огляделась, пораженная. Вокруг них быстро составлялись пары, а Энни словно к месту приросла. Ни один кавалер не подошел к ней. Уму непостижимо! Энни самая красивая девушка на балу. Просто смехотворно, что ни один молодой человек не пригласил ее на танец.

— Не тревожься, дорогая, — шепнула Лили сестре. — Виконт Медфорд здесь. Он потанцует с тобой.

Невыплаканные слезы Энни ранили сильнее любой вспышки гнева.

— Нет-нет, Лили, пожалуйста, не проси его, — прерывисто прошептала Энни. — Я этого не вынесу.

Она отвернулась, медленно пошла к стене и села в кресло. Лили смотрела ей вслед и разрывалась между желанием утешить сестру и намерением кинуться за Артуром Иглстоном и вырвать у него из груди трусливое сердце.

Медфорд. Нужно найти Медфорда. Ее глаза тщетно искали лорда Медфорда в бальном зале, но его в нем не было. Черт! Он занят ролью хозяина дома. И сейчас может быть где угодно — встречать запоздавших гостей, заглянуть на кухню или заняться другими делами, которые непременно появляются, когда человек дает бал в своем доме. Нет времени разыскивать его.

Лили повернулась к Энни. Успокоить. Нужно ее успокоить.

Едва она подошла к сестре, как позади раздался глубокий звучный голос:

— Извините, мисс Эндрюс, не окажете ли вы мне честь танцевать со мной?

Лили быстро обернулась. Сердце подпрыгнуло у нее в груди. Рука взлетела к горлу.

Это был он. Ее рыцарь в сияющих доспехах. Их с Энни рыцарь!

Девон Морган казался еще красивее, чем обычно. Он поклонился Энни и подал ей руку.

Энни залилась краской и улыбнулась самой прелестной улыбкой, какую Лили видела на лице сестры.

У Лили потеплело на сердце, когда Энни вложила руку в большую ладонь Девона и он вывел ее на середину.

Улыбка, которой Энни одаряла Девона, рисовала его ни много ни мало — героем.

— Никогда не думала, что скажу это, — прошептала себе под нос Лили, — но хвала Богу за Девона Моргана.

Она наблюдала, как они танцуют, восхищенная тем, что ее сестра ему под стать. Колтон славился тем, что прекрасно танцует, и тот факт, что Энни ему пара, говорил о мастерстве партнерши. Лили распирало от гордости.

Минутой позже рядом с Лили появился Медфорд.

— Что-то не так?

— А вот и вы, — ответила Лили, не отрывая глаз от Девона и Энни.

— Вам нужна моя помощь?

— Нет-нет. Все замечательно. Энни танцует с Колтоном. — Лили кивком указала на пару.

Взгляд ореховых глаз Медфорда скользнул к центру зала.

— Вижу. Я думал, что с ней будет танцевать этот Иглстон.

— Я тоже так думала. Ему лучше молиться, чтобы я не нашла его раньше сестры. Клянусь, я никогда не пойму, почему он не пригласил ее на танец. Энни была уверена, что он это сделает.

Медфорд вздохнул.

— Думаю, я знаю причину. Хотя, признаться, не решаюсь сказать вам.

Взгляд Лили метнулся к нему. Она схватила Медфорда за рукав.

— Почему? Вы должны мне сказать!

Медфорд смущенно откашлялся. Оглядевшись, он понизил голос:

— Ходят сплетни, будто у Энни нет приданого. Я сам это слышал. Не лучшая тема для разговоров во время первого бала дебютантки.

Лили расправила плечи и вскинула подбородок.

— Так, значит, из-за этого Иглстон не пригласил ее на танец?

Нечего выяснять, кто пустил такой слух, поскольку это абсолютная правда, Лили не могла отрицать ее. Она всегда рассчитывала, что отсутствие приданого спасет сестру от ужасного брака без любви, но Лили не ожидала, что слухи разойдутся перед дебютом Энни и погубят ее самый желанный вечер.

— Колтон, видимо, не слышал сплетен, — фыркнул Медфорд. — Этот прохвост появляется везде, где чует запах денег. Даже рядом с вашей сестрой. Что лишний раз доказывает, какой он гнусный повеса.

— Он пригласил Энни, когда ей требовался партнер, — мягко возразила Лили. — Я в долгу у лорда Колтона.

Медфорд вопросительно посмотрел на нее. Поправил галстук, откашлялся.

— Да. Но вам следует знать, что и о нем сегодня ходят слухи.

— Это верно, — рассеянно кивнула Лили.

— Да. Я не слышал подробностей, но намерен узнать. А теперь извините меня. — Медфорд поклонился и смешался с толпой.

Лили едва заметила его уход. Она наблюдала, как Энни танцует и улыбка не сходит с ее лица.

Звуки вальса затихли, и Девон проводил Энни назад к Лили. Энни смотрела на него, как влюбленный щенок, и хихикала.

— Спасибо за танец, мисс Эндрюс, — снова поклонившись ей, сказал Девон.

— И вам спасибо, лорд Колтон, — присела в реверансе Энни. — Не знаю, что бы я делала без вас. Вы пришли мне на помощь.

Лили тоже сделала реверанс.

— Да, спасибо, милорд. Мы с сестрой это высоко ценим.

— Не стоит благодарности, уверяю вас. — Он склонился над рукой Лили, и по ее жилам пробежал огонь.

Ее захлестнуло желание затащить его в какую-нибудь гостиную и целовать до тех пор, пока никто из них не сможет дышать. Лили резко раскрыла веер.

Энни, положив ладонь на рукав Девона, смотрела на него огромными карими глазами.

— Ой, чуть не забыла. Спасибо, что спасли Бандита. Если бы он мог говорить, не сомневаюсь, он бы сам вас поблагодарил.

Девон улыбнулся.

Энни скользнула в сторону, и когда начался третий танец, вокруг нее быстро собралась стайка молодых людей. Артур Иглстон, отодвигая других кавалеров, локтями прокладывал дорогу к Энни.

— Энни… мисс Эндрюс, вы обещали мне танец, помните?

У Энни был такой вид, будто она готова дать парню вполне заслуженный отпор, но, к досаде Лили, через мгновение сестра подала ему руку.

— Да, мистер Иглстон, я помню.

И он повел ее в центр зала.

— Поверить не могу, — сказала Лили Девону, едва сдерживая раздражение. — Этот юнец ее бросил, а она все равно с ним танцует.

Девон сунул руки в карманы.

— Не судите так строго мистера Иглстона. Порой юнцы не могут разглядеть самую лучшую и самую хорошенькую, пока кто-то из старших и более опытных не укажет на нее.

Взгляд Девона не отрывался от Лили, вызывая в ней жар.

Она снова нашла глазами Энни.

— Она выглядит счастливой, правда?

— Да, — кивнул Девон. — И я могу припомнить только одну юную леди такой же красоты и грации. А вас я могу заинтересовать танцем?

Горячий румянец разливался по щекам Лили.

— Осторожнее, — прошептала она. — Ты напрасно растрачиваешь свои знаменитые таланты, пытаясь очаровать меня.

— Тогда потанцуй со мной и положи конец моим страданиям, — улыбнулся он.

Лили согласилась. Они танцевали. И она словно перенеслась в чудесное и волнующее время собственного дебюта. Когда существовал только Девон. Да, в тот вечер она, должно быть, танцевала и с графом Мерриллом, но Лили этого не помнила. А ее танцы с Девоном, особенно тот, наедине, в саду, никогда не изгладятся из ее памяти.

С внезапным приливом бесшабашности Лили подняла на него глаза.

— Не слишком расстраивайся, что тебе не удалось соблазнить меня, Колтон. Ты не первый пытался и потерпел неудачу.

От его улыбки, казалось, в зале стало светлее.

— Потерпел неудачу? — наклонившись, прошептал ей на ухо Девон. — Вряд ли я назвал бы неудачей то, что мы делали прошлой ночью.

Вспышка возбуждения пронзила Лили. В его словах есть смысл, восхитительный смысл. Она закрыла глаза и позволила Девону кружить ее. Танец смыл все остальное из ее сознания. Она вечно будет вспоминать эти мгновения долгими холодными ночами в будущем.

Остаток вечера Лили провела, наблюдая, как часто приглашают Энни на танец, и следила, чтобы сестра достаточно отдыхала и подкреплялась в перерывах. Непростая задача — сопровождать на бал юную барышню. Наверняка у матери было полно хлопот и забот во время дебюта Лили. Но лучшего для Энни Лили и желать не могла. Это был большой успех, и все благодаря Девону Моргану. Лили не могла удержаться от улыбки при этой мысли. Этот человек продолжает удивлять ее. Что ж, и она могла бы удивить его.

Вдруг идея позволить ему полностью соблазнить ее не показалась Лили такой опасной. А может быть, она сама соблазнит его! Лили вздрогнула при этой мысли. Возможно, это уж слишком, но она отблагодарит его. Это наверняка. А уж как она его отблагодарит, время покажет.

Далеко за полночь, когда все танцы закончились и все закуски убрали, Лили проводила сестру в холл. Они ждали, пока лакей принесет им накидки. Она поблагодарила дворецкого лорда Медфорда и даже подмигнула Девону Моргану, когда тот молча поднял бокал, приветствуя успех ее сестры. Лили старалась не обращать внимания на стайку вившихся вокруг него женщин и наслаждалась тем, что у нее с ним есть собственный секрет.

Дворецкий проводил Лили и Энни из дома, они направились к карете Медфорда. Виконт на весь вечер отдал экипаж в их распоряжение. Сестры уже собирались сесть в карету, когда подошел Медфорд.

— А вот и вы, Медфорд. Я все задавалась вопросом, куда вы пропали. Я искала вас, чтобы попрощаться и снова поблагодарить. — Лили позволила сестре первой сесть в карету.

Запыхавшийся Медфорд почти задыхался.

— Я узнал подробности сплетен о Колтоне, Лили. — Он сунул ей в руку письмо. — Настаиваю, чтобы вы прочитали его при первой же возможности. Я заеду к вам завтра.

Между бровями Лили залегла морщинка. Она забыла, что Медфорд упоминал про слухи о Девоне, а теперь он принес ей письмо. Как странно.

— Хорошо. Благодарю вас, — с запинкой сказала Лили и сунула письмо в карман накидки.

Кучер помог ей сесть в карету.

— Что там? — откинулась на сиденье Энни. — Ох, я совсем без сил.

Лили взглянула в окно и увидела, как Медфорд возвращается в дом.

— Ничего интересного. А теперь скажи мне, что тебе больше всего понравилось этим вечером, дорогая?