На следующее утро Лили просматривала почту за маленьким письменным столом в столовой, где завтракала. Вдобавок к обычным счетам прибыли еще два послания. Одно — приглашение на загородный прием Аткинсонов. Второе адресованное ей письмо было от графа Меррилла.

Лили поставила чашку с горячей водой, громко звякнув ею о блюдце. Затаив дыхание, она вскрыла письмо. Торопливо пробежала глазами по строчкам. У нее упало сердце. Племянник ее покойного мужа, нынешний граф, приезжает в Лондон на светский сезон. Он с молодой женой намерен поселиться в своем городском доме и ожидает, что Лили освободит его владения в течение недели.

Лили зажмурилась. Она знала, что рано или поздно получит такое письмо, но почему оно появилось именно сейчас? Ей некуда идти.

Тряхнув головой, она вынула перо из чернильницы. Сначала она написала леди Аткинсон. Да, она и ее младшая сестра Энни не пропустят это событие. Они обе почтут за честь присутствовать на загородном приеме. Второе письмо Лили написала кузине Алтее в Нортумберленд. Если кузина не примет их, через несколько дней они окажутся на улице. Лили передернуло от этой мысли.

Закончив письма, она запечатала их воском. Вызвав Эванса, Лили велела ему проследить, чтобы письма отправили с первой же почтой.

Все получится. Разве нет? Если кузина Алтея согласится принять их, Лили с Энни смогут поехать в Нортумберленд прямо от Аткинсонов. А пока Лили попросит Медфорда временно приютить Эванса и двух собак в одном из его лондонских домов. Как только все домочадцы благополучно устроятся у кузины, она напишет новый памфлет и отправит его по почте Медфорду. Да, все будет замечательно.

Лили в открытую дверь увидела проходившую по коридору Энни и окликнула ее.

— Да? — Сестра сунула голову в комнату.

— Энни, попроси Мэри помочь тебе упаковать вещи. Мы едем на загородный прием к Аткинсонам, — сообщила ей Лили.

С сияющей улыбкой Энни влетела в столовую.

— Ты не шутишь, Лили?

— Нет, конечно, нет, — рассмеялась Лили.

Энни закружилась по комнате.

— Мистер Иглстон собирается там быть, — сияя, выложила она.

— Все это хорошо и прекрасно, милая, — кивнула Лили, — но речь о другом.

— Не понимаю, о чем ты говоришь, — закатила глаза Энни. Она вышла из комнаты, напевая и наверняка грезя об Артуре Иглстоне.

Чувство вины вспыхнуло в Лили. Следовало рассказать сестре о поездке в Нортумберленд. Бедняжке Энни это не понравится. Совсем не понравится.

За день до отъезда Медфорд настоял на том, чтобы сопровождать Лили в театр. Всю дорогу она подсчитывала в уме, сколько денег заработает на своем новом памфлете. Если она получит достаточно, возможно, они с Энни со временем арендуют небольшой домик в провинции, где цены не заоблачные. И их маленькая семья заживет приятной, если не роскошной, жизнью.

— О загородном приеме и этом нелепом пари мы с вами позаботились, а теперь должны еще кое-что обсудить, — сказал Медфорд, провожая ее от кареты к подъезду.

Виконт говорил серьезно. Лили забеспокоилась. Она опасалась серьезного Медфорда.

— Для этого будет масса времени, Медфорд, — со смехом сказала она, пытаясь развеяться.

Он встретился с ней взглядом.

— Я много раз просил вас называть меня Джеймс.

Лили медленно кивнула. Она не могла назвать его «Джеймс» по той же причине, по которой не могла называть Энни «Энн». Она не желала, чтобы эти в ее жизни люди изменились, стали другими, не такими, как она хотела. Ей достаточно перемен в жизни.

— Еще раз благодарю, — сказала она, — что вы позволили Эвансу с собаками поселиться в ваших владениях. Мне было ужасно неловко просить о таком одолжении, но…

Медфорд взял ее под руку.

— Не упоминайте об этом. Вы знаете, что я всегда помогу вам, чем могу.

— Вы должны вычесть стоимость их проживания и содержания из моего заработка за следующий памфлет. Я на этом настаиваю.

— В этом нет никакой необходимости, — покачал головой Медфорд.

Лили бросила на него предостерегающий взгляд.

— Пожалуйста, Медфорд, вы должны обещать мне.

Медфорд вздохнул.

— Хорошо. Я отказываюсь спорить с вами.

Лили осторожно присматривалась к нему. Она подозревала, что он станет утверждать, что она заработала больше, чем это было на самом деле. Она знала, что стоит ей только попросить, и Медфорд позволит ей остаться в Лондоне на его попечении. Но было бы неприлично использовать его. Он уже столько сделал для нее.

Медфорд проводил Лили в свою личную ложу. Ах, если бы она испытывала хоть какую-то искорку чувства к Медфорду. Хоть кроху любви или вожделения. Медфорд славный малый. Что с ней не так, если она не влюбилась в него без памяти? Не сказать, что и он безумно в нее влюблен. Но как бы там ни было, они останутся друзьями и деловыми партнерами. Она отблагодарит Медфорда, как только получит деньги за второй памфлет. И будет наслаждаться, наблюдая, как гибнут мечты Колтона, так же, как он погубил ее мечты пять лет назад. Мечты, о которых она только недавно позволила себе снова грезить, но он разбил и их. От этого стало только хуже.

Перед началом спектакля Лили вышла в дамскую комнату. Там она поспешно вернула себе румянец, пощипав щеки, и приложила ко лбу носовой платок. Она несколько минут ровно дышала в надежде утихомирить в голове тревогу и готовясь радоваться предстоявшему развлечению.

Вскоре заиграла музыка, и Лили поспешила на свое место. Идя через фойе, она слишком поздно заметила в тени мужчину, небрежно прислонившегося к стене. Она едва не споткнулась о его скрещенные в лодыжках ноги.

— Извините, — начала она, подняла взгляд и увидела Девона Моргана.

— Это я виноват, — сказал он своим обычным уверенным тоном, и Лили захотелось вдавить свою туфлю ему в подъем.

— Да, это верно. — Она пошла дальше.

Девон поймал ее за плечо и мягко повернул.

— Удивлен, увидев тебя здесь.

— Не заговаривайте со мной, — отрезала она.

— Я же извинился, Лили, — нахмурился он. — Не думаешь же ты, что я хотел, чтобы ты упала.

— Извинения мало за то, что вы сделали, — дернулась она из его хватки. — И не называйте меня Лили.

Морщинка пролегла у него на лбу.

— Когда я в последний раз видел вас, графиня, вы благодарили меня за помощь вашей сестре на ее первом балу. А теперь вдруг неприязнь?

Лили сердито посмотрела на него. Потом оглянулась, чтобы убедиться, что их не подслушивают. К счастью, в фойе было пусто.

Она толкнула Девона назад в угол и ткнула пальцем ему в грудь.

— Два дня назад я не знала, — злым шепотом начала она, — что вы заключили отвратительное пари касательно меня в клубе. Два дня назад я не знала, что вы использовали меня как пешку в очередной своей отвратительной игре. Два дня назад я не знала, что вы планируете заработать на мне деньги.

Лицо Девона побледнело. Он потянулся к ней.

— Лили, послушай меня. Ты все неправильно поняла…

— Да? — отступила Лили. — Тогда объясни мне: ты заключал или не заключал пари, что сможешь соблазнить меня? — Последние слова она прошипела, оглядываясь через плечо.

— Пари, да… — Он сглотнул. — Но это не так, как если бы…

— Будь я мужчиной, — выговорила она сквозь стиснутые зубы, — я бы прямо сейчас ударила тебя. Я бы вызвала тебя на дуэль.

Девон примирительно поднял руки.

— Лили, ты должна мне поверить. Это не я заключил пари, и я не…

Она с горящими глазами повернулась к нему:

— Но ты наверняка заработал бы на нем, если бы выиграл? Я знала, что у тебя денежные проблемы, Колтон, но не подозревала, что ты опустишься до этого… Даже постичь не могу, как низко ты пал. — Ее голос снова понизился до сердитого шепота. Лили проглотила ком в горле, на глаза навернулись непрошеные слезы. — Знай я в тот день, когда ты появился у моего порога и угрожал соблазнись меня, что ты планируешь заработать на этом деньги, я бы взяла пистолет покойного мужа и застрелила бы тебя на месте.

Она круто повернулась и пошла прочь. Девон нагнал ее в два шага. И снова повернул лицом к себе.

— Черт побери! Лили, ты будешь меня слушать? Я не собирался извлечь из этого какие-то деньги. Ты должна верить мне.

Она сжала руки в кулаки.

— Верить тебе? Лжецу? Картежнику? Человеку, который ценит деньги выше всего на свете? Ты меня за дурочку принимаешь? — Лили, прищурившись, смотрела на него. — Я думала, ты и я… Я позволила себе тешиться иллюзиями, но теперь узнала, каков ты на самом деле. И второй раз той же ошибки не сделаю.

Девон потянулся к ней, но она отшатнулась от него.

— Вы нажили себе врага, милорд, врага более сильного, чем предполагаете. И пусть это будет для вас предупреждением. Игра между вами и мной началась. Встретимся на загородном приеме. Пусть победит сильнейший.

Девон смотрел ей вслед с тошнотворным чувством. Черт возьми. На этот раз он действительно проиграл. И хуже всего то, что в последние два дня он мучительно сознавал, что ему безразлична его глупая угроза соблазнить Лили, неинтересны реванш, проклятое пари и все остальное. Он не хотел, чтобы она вообще узнала об этом, уж не говоря о том, чтобы узнала так. Более всего он хотел, чтобы это дурацкое пари было забыто. Похоже, Лили никогда ему этого не простит. И он не мог осуждать ее за это.

Черт! Пять лет спустя он влюбился в ту же самую эксцентричную брюнетку. Неутешительная мысль, но тем не менее это правда. И теперь эта женщина ненавидит его из-за пари, которое он никогда не заключал. Девон сжимал кулак, пока суставы не заболели.

Ей-богу, Джордану Холлоуэю лучше позаботиться о себе. Когда он в следующий раз увидит бывшего друга, они снова будут боксировать, но не ради забавы.

Девон смотрел вслед Лили, пока она не исчезла в темноте. Она изготовилась к бою с ним, как с противником. Девон не находил в этом ни малейшего удовольствия. Проклятие! Как убедить ее, что независимо от этого дурацкого пари он не собирался соблазнять ее ради выгоды?

Нужно что-то придумать, и быстро. Пари в клубе просто так не отменишь.

Девон сделал глубокий вдох. Он решил пока отправиться в Колтон-Хаус навестить Джастина. А в конце недели они с Лили встретятся на загородном приеме. Он должен найти способ, чтобы выиграли они оба.