— Видит Бог, я бы объявила себя автором «Тайн брачной ночи», если бы это означало, что я окажусь в постели Колтона, — хихикнув, призналась леди Эверсли стайке подруг, собравшихся в библиотеке дома Аткинсонов.

Лили прогуливалась по комнате. Сегодня первый день приема, и весь дом гудит о том, что Колтон, по слухам, планирует соблазнить автора памфлета.

Ей хотелось кричать. Одна радость: не все подозревают, что именно о ней идет речь. Но больше всего злило, что все комментарии сводились к тому, что сейчас высказала леди Эверсли. Все женщины мечтали оказаться на ее, Лили, месте, если только можно поверить такой чепухе!

Лили выскользнула на лестницу и поднялась в свою комнату. Захлопнула дверь и прислонилась к ней. Как она сумеет пережить этот загородный праздник?

Открыв глаза, Лили заметила, что сестра читает, полулежа на диване.

Энни захлопнула книгу и вскочила.

— Лили, вот и ты. А я все утро провела в гостиной за рукоделием с другими юными леди. Ты даже не представляешь, что я там слышала.

Лили попыталась изобразить улыбку.

— И что же?

— Разговор о том, что памфлет привлек внимание мисс Амелии Темплтон.

Лили резко распахнула глаза.

— Мисс Темплтон? И что она сказала?

— Она думает, что памфлет «Тайны брачной ночи» написан с единственной целью украсть у нее жениха.

Лили принялась расхаживать по комнате, кусая палец.

— Никто ничьего жениха не крал. Это абсурд. Разве это не она расторгла помолвку? Ее высказывание означает, что она хочет вернуть Колтона?

— Не знаю, что оно означает, — пожала плечами Энни, — но должна признать, что многие с ней согласились.

Лили остановилась и с разинутым ртом уставилась на сестру.

— И что ты сказала? Ты меня как-нибудь защитила?

— Как я могла? — невозмутимо улыбнулась Энни. — Я не могла открыть твое авторство. Ты бы мне никогда этого не простила.

Лили снова зашагала по комнате.

— Да, но ты могла бы защитить автора, — засопела Лили. — Вместо этого ты молча сидела там, пока на меня наговаривали.

— Нет, конечно. — Энни провела пальцем по обрезу книги. — Я сказала им, что автор — фригидная мегера, которая не нашла лучшего занятия, кроме как пугать незамужних барышень, и что лорду Колтону не стоит тратить на нее свое время и мастерство.

— Энни, ты этого не сделала! — пронзительно крикнула Лили.

— Нет, — хихикнула Энни, — я просто сказала, что не читала «Тайны брачной ночи» и не собираюсь. — Она решительно кивнула. — И это истинная правда.

Лили заломила руки.

— Почему мисс Темплтон это волнует? Не может быть, что эта глупышка всерьез рассчитывает возобновить помолвку с Колтоном.

— Боюсь, это вполне возможно, — утвердительно кивнула Энни. — Ее матушка надеется, что лорд Колтон пригласит мисс Темплтон на танец на сегодняшнем балу и возобновит свои ухаживания.

— Это полное безумие.

— Мне не хочется говорить этого тебе, Лили, но по всеобщему мнению, каковы бы ни были тайны спальни маркиза, дамы, все до единой, хотели бы их раскрыть.

Лили прижала руку к щеке и округлившимися глазами посмотрела на сестру.

— Энни Эндрюс! Поверить не могу, что слышу от тебя такой вздор. Тебе радоваться надо, что ты слишком взрослая, иначе я бы тебе рот с мылом вымыла.

Энни без всякого раскаяния взмахнула рукой.

— Я больше не ребенок, Лили, и ты сама рекомендовала мне прочитать этот гадкий памфлет. Я хочу сказать, что имею представление о том, что происходит в приватной обстановке между мужчиной и женщиной. Маркиз Колтон великолепен. Я сама неравнодушна к нему, с тех пор как он танцевал со мной.

Энни вскочила с дивана и, подхватив юбку, закружилась по комнате в воображаемом вальсе, несомненно, с маркизом Колтоном.

Лили уперла руки в бока.

— Тебе следовало бы вздремнуть перед сегодняшним балом, а я должна вернуться вниз, сидеть с матронами за рукоделием, пока они будут восхищаться этим негодяем Колтоном.

— Как скажешь, но я ни капельки не устала. — Пожав плечами, Энни указала на книгу. — И если Ханна Мор не усыпит меня, то я не знаю, кто еще это сможет сделать.

Лили, собравшись с духом, расправила плечи, вышла из комнаты и спустилась по лестнице. Она тихо проскользнула в комнату, которую недавно покинула. Леди Эверсли смеялась в окружении дам, она явно только что закончила какое-то обсуждение.

О Господи, пусть все это поскорее закончится!

— А как насчет вас, леди Меррилл? — спросила леди Эверсли, когда Лили шла к своему креслу. — Как вы думаете, кто написал «Тайны брачной ночи»?

Лили с усилием проглотила ком в горле.

— Мы все еще говорим об этой глупой книжке? А я думала, это старые новости. — Она рассмеялась, надеясь, что выглядит так, будто это ее действительно позабавило.

— Возможно, это именно леди Меррилл написала памфлет, — подняла глаза от рукоделия леди Маунтбэнк. — Знаете, ходят такие слухи.

Руки Лили похолодели и сделались влажными. Она попыталась найти остроумный ответ, но так и не сумела.

— Да, все мы знаем, что это кто-то из нас, замужних дам. Женщина достаточно опытная, чтобы знать, о чем пишет, — высказалась леди Эверсли. — И вы подходите под это описание, дорогая леди Меррилл.

— Ох, думайте, что вы говорите, — сказала леди Харрис, пожилая вдова. — Бедная леди Меррилл давно овдовела. Ее муж умер вскоре после свадьбы. Я уверена, что она не стала бы порочить доброе имя Меррилла такой чепухой.

Леди Эверсли рассмеялась.

— Да, я читала «Тайны брачной ночи». В этой писанине нет ни строчки правды, если иметь дело с настоящим мужчиной.

Лили сглотнула.

— Есть другая причина, по которой леди Меррилл не могла написать это, — добавила леди Уэстон, чувственная роскошная дама, муж которой был вдвое старше ее.

— Какая, Эмма? — спросила леди Эверсли с чересчур заинтересованным видом.

— Всем известно, что леди Меррилл общалась с лордом Колтоном до ее брака с Мерриллом. И если Колтон хоть как-то повлиял… гм… на ее образование, — леди Уэстон хихикнула, — она бы не стала так осуждать природный акт. Мне это не понаслышке известно.

Раздался взрыв женского смеха. Лили радовалась, что получила передышку от дальнейших расспросов, но ее сразили две новости. Во-первых, ей не доставило удовольствия, что ее имя связывают с Девоном Морганом. В свете считают, будто все эти годы они были близкими друзьями? Если так, то почему она не знала об этом? И во-вторых, леди Уэстон откровенно намекнула, что сама получила «образование» у лорда Колтона. От этого Лили охватило уныние и ужасная ревность.

То, что она поймала себя на ревности, ее, разумеется, удивило, но факт оставался фактом. Девон уложил леди Уэстон в свою постель? Если так и леди Уэстон считает памфлет нелепостью, это должно означать, что Девон особенно… гм… искусен в этой области. Кое-что об этом Лили уже знала из личного опыта. Мысль, что Девон касался Эммы Уэстон так, как касался ее, заставила Лили буквально позеленеть.

Слова Девона в тот день, когда он явился в ее дом, снова преследовали ее. «Я намерен доказать вам, что этот чертов памфлет врет. Намерен показать вам, как настоящий мужчина доставляет удовольствие женщине. Я намерен соблазнить вас, графиня».

Лили краснела и бледнела, ее бросало то в жар, то в холод. Она, быстро обмахиваясь веером, встала.

— Я должна отдохнуть перед балом, — пробормотала она поспешно и вышла из комнаты.

По счастью, дамы так увлеклись предположениями, что никто не заметил ее ухода.

Лили вернулась в свою спальню. В комнате было темно и тихо. Энни сонно посапывала в смежной комнате. Ханна Мор явно сделала свое дело.

Лили скользнула под холодные простыни и выдохнула. Крепко стиснув подушку, она закрыла глаза и попыталась истребить воспоминания о поцелуях Девона из своего предательского ума. Но могла лишь помнить его руки на ее теле, его губы на ее шее, его язык, проникавший в ее рот.

О Господи, все эти годы она заблуждалась. И брачная ночь не так ужасна, как то, что она пережила с графом Мерриллом.

Ее мысли вернулись к Девону. Лили помнила, каково было пять лет назад целовать его. Неприкрашенные воспоминания о нетерпеливом ожидании брачной ночи вернулись к ней. Если бы это был Девон — как тому и следовало быть, черт возьми, — ее жизнь сейчас складывалась бы совершенно иначе.

Она думала о Девоне, о его мрачной красоте, о том, что он делал с ней. У нее сердце подпрыгивало, когда он входил в комнату. Наверняка ночь с ним была бы именно такой, как описывала леди Эверсли. Само наслаждение. Если он вызвал в ней такие чувства, когда целовал ее и когда… делал другие вещи… она определенно наслаждалась бы и большим.

Лили откинула простыню с ног. Ох, кого она пытается обмануть? Заснуть ей не удастся. Лучше отправиться на конюшню, взять лошадь и проехаться верхом. Возможно, это ее утомит.

Стараясь не разбудить Энни, Лили велела Мэри достать шоколадного цвета амазонку. Одевшись, она отправилась к конюшне.

— Вот вы где, леди Меррилл!

Лили вздрогнула и медленно повернулась. Леди Эверсли гарцевала рядом на молодой кобыле.

— Вы собираетесь проехаться? — спросила она. — Я как раз уезжаю. Поедемте со мной, дорогая леди Меррилл.

Лили выдавила из себя любезную улыбку. У нее не было другого выбора, кроме как присоединиться к этой особе. С помощью конюха она уселась в седло и направилась следом за леди Эверсли.

— Я знаю, какую тропу выбрать, — сказала леди Эверсли. — У Аткинсонов такое чудесное поместье.

— Едем, — ответила Лили, почувствовав себя лучше от бьющего в лицо ветра. Она подумает о своем безденежье, о конфронтации с Девоном и о будущем в Нортумберленде позже. А сейчас она хотела только ехать, ехать и ехать.

— Вы должны называть меня Кэтрин, — окликнула ее леди Эверсли.

Лили кивнула.

— Называйте меня Лили.

Кэтрин ехала рядом. Лошади шли неторопливым шагом.

— Вы так неожиданно покинули компанию рукодельниц. — Она наклонилась ближе. — Между нами, скажите, это вы написали «Тайны брачной ночи»?

— Как бы мне того ни хотелось, — ответила Лили, — я не могу претендовать на авторство.

Кэтрин заговорщически улыбнулась ей.

— Знаете, именно это я сказала другим дамам сегодня. Все знают, что вы настолько благопристойны, что даже не пьете шампанского. Вы не могли написать «Тайны брачной ночи». — Но блеск в ее глазах говорил, что Лили все еще под серьезным подозрением.

Щелкнув языком, Кэтрин пустила лошадь быстрым шагом. Лили сжала поводья так, что заболели пальцы, и, прищурившись, смотрела в спину леди Эверсли. Потом неохотно последовала за ней.

Вскоре они подъехали к развилке дороги.

— За мной! — воскликнула леди Эверсли, и обе женщины, бок о бок, галопом поскакали к маленькой рощице. — Я знаю, как срезать дорогу через пастбище.

Вскоре показался просвет между деревьями, и Лили краем глаза увидела в центре пастбища две фигуры. Их окружала маленькая группа мужчин. Звучали громкие голоса, вокруг были разбросаны бутылки, заключались пари.

— Ты можешь выиграть, Колтон! Ставлю на тебя, — раздался мужской голос.

Лили резко подняла голову. Колтон здесь! Но что он здесь делает?

— На что это мы тут набрели? — Леди Эверсли тряхнула поводьями и толкнула кобылу в бок. — Давайте посмотрим поближе.

Лили попыталась окликнуть Кэтрин и сказать «нет», но та уже ехала через пастбище. Проклятие! Придется ехать следом. Поскакав за леди Эверсли, Лили все еще надеялась сообразить, чем Колтон тут занимается.

— Ударь его еще правой, Эшборн! — воскликнул другой мужчина, когда дамы подъехали ближе. — Не допусти, чтобы я отправился домой с пустыми карманами.

Когда Лили и леди Эверсли оказались достаточно близко, стало понятно, что лорд Колтон и лорд Эшборн участвуют в боксерском поединке.

Без рубашек.

Лили с трудом проглотила ком в горле.

Двое мужчин кружили вокруг друг друга на вытоптанной траве, зрители криками подбадривали их, выстроившись по сторонам импровизированного ринга.

— Я действительно не думаю, что нам следует… — повысила голос Лили.

Леди Эверсли быстро повернулась к ней:

— Не поймите меня превратно, леди Меррилл, но я предлагаю вам поменьше думать и побольше развлекаться.

— Но совершенно неприлично…

— Все лучшее в жизни совершенно неприлично. Можете в этом не сомневаться. — Леди Эверсли подмигнула ей и помчалась галопом. Лили последовала за ней.

Ее взгляд обратился к мужчинам. Она сглотнула и вскинула подбородок. Леди Эверсли совершенно права. Может, и неприлично во весь опор мчаться к месту мужских развлечений, но внутренняя дрожь говорила Лили, что она хочет увидеть это вблизи. Совсем вблизи.

Они были в двадцати шагах от компании, когда один из мужчин заметил их.

— Ба, леди Эверсли, вы же знаете, что вам не следует здесь находиться, — сказал он с ироничной улыбкой, которая навела Лили на мысль, что он очень рад видеть Кэтрин.

— Если это достаточно прилично для вас, Эллерби, то прилично и для меня, — парировала Кэтрин.

Эллерби широко улыбнулся, открыв безупречные белые зубы.

— Вы совершенно правы, — со смехом согласился он.

Большинство мужчин, увлеченных состязанием, едва обратили внимание на появление дам.

— Моя приятельница леди Меррилл, — сказала лорду Эллерби леди Эверсли.

Краем глаза Лили заметила, как Девон повернул голову на ее голос. Он остановил поединок.

— Приятно познакомиться, — снял шляпу Эллерби. — Друзья леди Эверсли — мои друзья.

Лили, кивнув, ответила на приветствие, но все ее нервы были настроены на Девона, на то, что ему известно о ее присутствии.

Лорд Эшборн оглянулся, явно недоумевая, что же привлекло внимание соперника. Он сплюнул на траву кровь.

— И что мы здесь делаем? — спросил он, вытирая пот со лба.

— Именно это я только что сказала моей приятельнице леди Меррилл, — ответила ему леди Эверсли.

— Вы намерены оставаться верхом или спешитесь посмотреть? — спросил лорд Эшборн.

Лили никогда не была ревностной сторонницей приличий, но даже ей дискуссия между леди Эверсли и лордом Эшборном показалась чересчур фамильярной. Непринужденность, с которой леди Эверсли обращалась к мужчинам, казалась совершенно неприличной. Не следует тут оставаться. Лили хотелось умчаться прочь, не оглядываясь.

Пока она не позволила взгляду устремиться на мускулистую, покрытую испариной грудь Девона.