Широким шагом Девон спустился по каменным ступенькам лондонского дома Лили. Вскочив в седло, он дернул поводья и направил своего гнедого Самсона в Гайд-парк.

Кем эта женщина себя считает? Лили, вдовствующая графиня Меррилл! Ишь ты! Она заполучила титул после брака, длившегося всего один месяц. У малышки есть характер. Она дерзила, держалась так, будто не писала эту книжонку, да еще и насмехалась над ним.

Проклятие!

С тех пор как видел Лили в последний раз, он сумел забыть, какая она поразительная красавица. Когда сегодня она наконец соизволила удостоить его своим появлением, то он был сбит с толку… просто пленен ее каштановыми волосами, голубыми с фиалковым отливом глазами с чуть приподнятыми уголками и темной завесой ресниц, алебастровой кожей с легким розовым оттенком на щеках и губами, буквально молившими о поцелуе.

Ясно, что он забыл и то, какая она строптивая.

Неудивительно. Красавицы часто создают проблем больше, чем того стоят.

Девон ехал по парку, пустив Самсона в галоп. Он миновал озеро, заросшую маргаритками поляну и остановился на лужайке, завидев своего лучшего друга Джордана Холлоуэя, графа Эшборна.

Джордан стоял в двадцати ярдах от брезентовой мишени и держал лук. Уверенной рукой он отпустил тетиву. Свистнув в воздухе, стрела с глухим звуком ударила в мишень. В самое яблочко. Слуга кинулся забрать ее.

— Браво! — сказал Девон.

Джордан поднял глаза.

— Вот так сюрприз, Колтон, — отозвался он. — Я думал, ты заблудился. — Джордан поправил кожаные ремешки перчаток.

Девон спешился и бросил поводья подбежавшему конюху.

— Ну это вряд ли. Просто я сегодня потратил слишком много времени на одну дурацкую затею.

Уголки губ Джордана приподнялись в насмешливой улыбке.

— Ах да. Эта бедная вдовушка в самом деле так очаровательна?

— Как же, бедная вдовушка… — фыркнул Девон. — Скорее змея в юбке. Эта женщина просто ненормальная.

Лакей вернулся со стрелой, и Джордан выстрелил снова. И оказался столь же точен.

— Ты не можешь во всем винить ее, Колтон. В конце концов, Меррилл был на тридцать лет ее старше.

Девон вытащил стрелу из прислоненного к ближайшему дереву колчана и взял свой лук.

— Честно говоря, я думал, что больше, чем на сорок. — Он прищурился, глядя на мишень.

— А сколько ей было? Семнадцать? Неудивительно, что она так красноречиво описала невзгоды современного брака, — тряхнув головой, рассмеялся Джордан.

Девон выстрелил. Стрела разрезала воздух и воткнулась левее центра.

— Она выбрала Меррилла! — с трудом выдавил он. — Довольно трудно убедить юную леди, что на нее никто не собирается наброситься, после того как эта сумасшедшая графиня, вбила ей в голову всякую чепуху.

— Отличный выстрел, — присвистнул Джордан. — Теперь я припоминаю. Кажется, ты ухаживал за ней, когда она дебютировала в свете?

Девон усмехнулся.

— Никакого флирта не было. Она пыталась заполучить только одно. Деньги. И если проявляла интерес к кому-то еще, то исключительно, чтобы развлечься. У графа были самые глубокие карманы.

В то время как глаза Девона были устремлены на мишень, самого его на миг отбросило на несколько лет назад, в бальный зал, где стоявшая напротив красавица влекла его, как морская сирена. Он влюбился в нее. По уши. А она все это время планировала принять предложение Меррилла. Его руки стиснули лук.

Слова Лили эхом отдавались у него в голове: «Вам просто надо найти другую молодую особу и завлечь ее пустыми обещаниями». Что она хотела этим сказать, черт побери? Это она завлекала его пустыми обещаниями. Она все вывернула наизнанку. Как все женщины.

Исчезла юная девушка с искрящимися глазами, сладкой нежностью и веселым смехом, которая, как он когда-то думал, могла спасти его. Исчезла молодая леди, которой, казалось, были не свойственны бездушное притворство и высокомерие света. Вместо нее явилась злая ведьма. Циничная вдова с жалом вместо языка. Но будь он проклят, если позволит ей воздействовать на него.

Джордан качнул в руках лук и снова прицелился.

— Она всегда была красавицей. Неудивительно, что ты заинтересовался.

Его слова вернули Девона к реальности. Он больше не двадцатишестилетний юнец, который повсюду следовал за Лили, словно ослик на веревочке. Нет, теперь он мужчина и, намереваясь вступить в брак, принял решение разумом, а не глупым сердцем. Девон внимательно посмотрел на друга.

— Заинтересовался? Да. Всерьез? Нет. Все, что я хочу теперь от этой женщины, это чтобы она подавилась своими словами.

Раскатистый смех Джордана эхом отдавался в деревьях.

— Так, значит, веселая вдовушка не согласилась написать опровержение? Почему-то меня это не удивило. Не унывай. Своей писаниной она не может на веки вечные прекратить браки, хотя, видит Бог, я бы не возражал против этого. Ужасное дело супружество, ничего хорошего из него не получается.

— Да уж, — проворчал Девон. — Мне не так повезло, как тебе, Эшборн. У меня нет братьев. Я должен произвести на свет законного наследника. Ты больше всего похож на брата, который у меня мог бы быть.

И правда, их часто принимали за братьев. Оба высокие, мускулистые, одинаково сложены. Волосы у Джордана были темно-каштановые, а не черные, как у Девона, и глаза серые, но им не раз говорили об их явном сходстве.

Джордан хлопнул его по спине.

— Всякий раз, когда вижу братьев, я благодарю их за то, что они появились на свет. Что же до твоей ситуации, не понимаю, почему ты позволяешь всему Лондону считать, будто ты без гроша, хотя денег у тебя больше, чем у меня. Ты годами играл в сомнительных заведениях и выиграл неприлично большое состояние, хотя в клубах на Сент-Джеймс-сквер ведешь себя так, будто в карты никогда в жизни не играл.

Джордан жестом велел лакею налить им, и тот поспешил к маленькому столику на траве между двумя деревьями.

Девон отпил глоток и старался не думать о бренди, выпитом раньше, и о том, кто его подавал.

— Я никому не доставлю удовольствия оценивать меня в зависимости от размеров моего состояния. Никогда не забуду, как обходились с моим отцом, когда он остался без гроша. Все рады верить, будто я по уши в долгах, а у меня нет ни малейшего желания разубеждать их.

— Поступай, как знаешь, — отхлебнул бренди Джордан. — Наверняка матушка мисс Темплтон заставит дочку образумиться. Хотя уверен, что она сделала бы это куда быстрее, зная, что будущий зять богат, как Крез.

— Вот именно, Эшборн, — натянуто сказал Девон. — Мне не нужна жена, одержимая размерами моих карманов. Хочу жену, которой интересен я сам. Титул свой я не скрою, а вот состояние прекрасно могу спрятать.

Джордан потягивал бренди.

— Хорошо. Тогда что ты будешь делать теперь, когда эта леди Меррилл отказалась писать опровержение?

— Она все равно его напишет, — пообещал Девон.

Он запустил руку в волосы. Черт побери! Он досадовал не из-за мисс Темплтон или опровержения. Он знал это с того момента, когда снова увидел Лили. Правду сказать, он не испытал ничего, кроме облегчения, когда его невеста отказалась от намерения выйти за него. Мисс Темплтон из богатой семьи, но Девон не был до конца уверен, что юная леди желает его самого, а не его титул. Пропади оно все пропадом. Лили права. Тот факт, что мисс Темплтон испугалась какого-то глупого памфлета, лишь доказывает, что она ему не подходит.

Нет, дело совсем не в мисс Темплтон. Это Лили он не мог заполучить. Однажды она чуть не погубила его. Он не собирался позволить ей сделать это снова.

Джордан прислонил лук к дереву.

— Что ты собираешься предпринять? Написать опровержение за нее и поставить ее имя? — Он замолчал, вопросительно подняв бровь. — Как думаешь? По-моему, недурная идея. — Он взял новый стакан.

Девон покачал головой.

— Нет, черт подери! Я намерен переспать с ней.

Джордан поперхнулся бренди.

— Да ладно! Ты серьезно?

— Я был зол. И не мог придумать, чем еще пригрозить ей.

Хлопнув себя по груди, Джордан присвистнул.

— Ты хочешь сказать, что прямо объявил ей о своем намерении?

На этот раз ответом был просто кивок.

— Ну и ну! Чем дальше, тем интереснее. Скажи на милость, что ж она ответила? — Джордан, прислонясь к дереву, вертел в руке стакан.

— Я не дал ей шанса что-либо сказать, — пожал плечами Девон.

— Полагаю, это будет самое занимательное развлечение в этом сезоне.

Девон снова запустил руку в волосы.

— Речь не о развлечении. А о том, чтобы доказать, что эта женщина ошибается, и удержать ее от вмешательства в мою личную жизнь.

— Да, дело более чем личное, если ты вознамерился переспать с ней, — усмехнулся Джордан.

Девон закатил глаза.

— И это будет нелегко, — продолжал Джордан. — Похоже, ты ввязался в соревнование за женщину, за которой ухаживают все холостяки Лондона. Говорят, она отвергла всех.

Девон фыркнул.

— О, я слишком хорошо знаю, как она обманывает мужчин. Однажды она оставила меня в дураках. Я не совершу ту же ошибку снова.

Но тут другая мысль пришла Девону в голову. Угроза соблазнить, пожалуй, была необдуманной, но она давала отличную возможность отомстить Лили Эндрюс. Он опозорит ее. Заставит ее желать его, а потом бросит. Она жестоко отвергла его пять лет назад. На этот раз он отвергнет ее.

— Замечательная идея, — сказал Джордан. — Ты слывешь записным повесой, а леди Меррилл известна тем, что презирает мужчин. Игра началась, и более подходящих противников не найти.

Девон одним глотком осушил стакан.

— Это не соревнование. — Он вручил стакан оробевшему лакею, взял лук и вскинул его на плечо. — Но если бы и было таковым, не ошибайся в том, кто окажется победителем.

— Не волнуйся. Я ставлю на тебя, Колтон, — вскинул брови Джордан. — Кстати, о соревнованиях. Когда у тебя следующая встреча в трущобах Рукери?

Рукери! Девон отпустил тетиву, и стрела зазвенела в воздухе. Она прошла мимо мишени и упала в траву за деревьями.

— Послезавтра, — пробормотал он себе под нос, опустив руку. — Слава Богу, я почти отделался. Как только это проклятое обещание будет выполнено, ноги моей больше не будет в этой отвратительной части города.