Девон вытер пот со лба, и Лили, со странным ощущением между бедрами, заметила, что его грудь великолепна. Поблескивавшее от пота мужское тело заставило разыграться ее воображение, представить, как напрягаются твердые мышцы Девона, когда он нависает над ней в постели.

Прилив жара зажег ее щеки. Она шумно втянула воздух.

Леди Эверсли переводила взгляд с Девона на Лили и обратно.

— Отлично выглядите, Колтон, — сказала она тоном, который показался Лили слишком дружеским. — На кого же из двух красавцев мне поставить?

Девон кивком указал в сторону дома.

— Вы не думаете, что Эверсли поинтересуется, куда подевались его денежки?

— Нет, если я выиграю, — парировала леди Эверсли. — Скажите, Эшборн, кто из вас двоих сегодня в более драчливом настроении?

— Он, — кивнул на Девона лорд Эшборн. — Но если я не ошибаюсь, этот тип собирается сдать матч.

— Ничего подобного, — заворчал на друга Девон.

Леди Эверсли рассмеялась.

— Вы не можете винить его, Эшборн. Всем известно, что он приехал сюда соблазнить автора «Тайн брачной ночи», и вполне возможно, сейчас та самая леди сидит перед ним на лошади.

Ни Девон, ни Лили не произнесли ни слова. Их глаза встретились. Лицо Лили горело от стыда. Ей хотелось, чтобы земля разверзлась и поглотила ее.

К счастью, Джордан Холлоуэй нарушил молчание.

— Только не говорите, что автор вы, Кэтрин, — с наигранным страданием прижал он руку к сердцу. — К тому же я всегда был хорошего мнения об Эверсли.

— Вряд ли, — фыркнула леди Эверсли. — Я никогда не отличалась литературными способностями, но если вы время от времени даете благотворительные уроки, Эшборн, непременно приезжайте ко мне.

Лили едва слышала скандальные слова своей спутницы. А Девон, казалось, вышел из транса.

— Об этом пари слишком много разговоров, — сказал он. — Но оно меня не слишком заботит. Фактически это я и пытаюсь объяснить сейчас Эшборну.

— Какая жалость, — с кошачьей улыбкой сказала леди Эверсли, — потому что, судя по реакции моей приятельницы, увидевшей вас без рубашки, вы вот-вот должны были победить.

Эшборн откашлялся.

— Да… гм…

— Скажите, леди Меррилл, — перебила его леди Эверсли, — как вы думаете, кто выиграет пари?

Лили оглядела собравшихся. Время остановилось. Ей хотелось стереть самодовольный вид с красивого лица Кэтрин.

Лили устала от всеобщего предубеждения. Девон, Энни, а теперь еще эта светская кокетка — все они считают ее предсказуемой. Она не пьет. Она не может быть автором «Тайн брачной ночи».

Лили стиснула зубы. Ее взгляд скользнул по Девону. Он был великолепен. Нечего это отрицать. И все леди явно хотели его.

Гм, и она тоже его хочет.

Идея, которая возникла у нее во время их неожиданной встречи в театре, окончательно сформировалась. Теперь она в этом уверена.

Девон Морган должен ей брачную ночь.

Незабываемую.

Она, наверное, никогда не выйдет замуж. Зато может узнать, каково провести ночь, полную необузданной страсти, в объятиях красивого мужчины, который точно знает, что делать. Реванш не имел к этому никакого отношения. Но она могла одновременно добиться двух целей: насладиться в постели Колтона и поквитаться с ним. Это будет прекрасный способ отомстить.

«Тайны запретной ночи»! Вот что она напишет. И этот памфлет будет продаваться, черт побери!

Лили тронула лошадь и медленно повернулась.

— Нет ответа, леди Меррилл? — окликнула ее леди Эверсли.

— Я ставлю на Колтона, — бросила через плечо Лили и, стегнув лошадь, галопом понеслась к конюшням.

Она улыбалась. Какой шок, должно быть, отразился у всех на лицах!