Прокрасться в собственную спальню оказалось менее трудно, чем Лили представляла. Она сделала это, пока Девон еще спал. Разметавшиеся темные волосы упали на лоб, придавая ему мальчишеский вид. Лили с тоской смотрела на него, натягивая через голову заляпанную винными пятнами ночную рубашку.

Все вокруг было в винных пятнах. Одному Богу известно, что подумает прислуга Аткинсонов, увидев такой беспорядок. Хотя, учитывая репутацию Девона, возможно, никто не удивится.

Она задержалась у кровати и провела кончиком пальца по его скуле. Позже будет время для сожалений. А сейчас нужно вернуться в свою комнату незамеченной.

Лили приоткрыла дверь и выглянула. Никого. Она рискнула выйти в коридор и буквально пролетела по лестничной площадке на другую сторону, где находилась ее спальня. Дернув ручку своей двери, она вбежала в комнату. В смежной комнате Энни было тихо. Хвала небу! Лили закрыла глаза и вознесла краткую молитву, благодаря за свой успех. Она сбросила ночную рубашку, надела свежую и забралась в постель.

Голова у нее болела от чрезмерного количества алкоголя, но Лили с улыбкой свернулась под одеялом, вспоминая сильные руки Колтона на своем теле и ноющую сладкую боль, отголоски которой она испытывала и сейчас.

Лили прижала кулаки к глазам. Она не могла написать памфлет о том, что произошло между ними ночью. Она это знала. Наконец-то у нее случилась брачная ночь. Та, которая давно должна была случиться. И ведь она не ошибалась: брачная ночь с желанным женихом далека от пугающего ночного кошмара и больше походит на прекрасную девичью мечту. Девон Морган сказал, что точно знает, как доставить женщине удовольствие. Какое преуменьшение! Лили зарумянилась при мысли о том, что он делал с ней. О да, эта брачная ночь стоит всего того, что произойдет дальше. Последствия могут подождать до утра. Гм… до позднего утра.

Лили проснулась несколько часов спустя, Мэри раздвигала шторы в ее комнате.

— Который час? — Лили повернулась и села, прислонившись к изголовью кровати.

— Одиннадцать, — ответила Мэри. — Вы все утро проспали.

Лили подтянула к себе подушку, спрятав за ней улыбку.

— Курьер доставил письмо, которое вы ждали, — повернулась к ней Мэри. — Эванс переслал его из Лондона.

— Где оно? — Лили отбросила подушку.

Мэри вытащила конверт из кармана фартука и подала ей.

— Я все утро носила нитку на пальце, чтобы не забыть отдать вам письмо.

Лили, затаив дыхание, вскрыла конверт. Быстро пробежала глазами строчки. Потом зажмурилась, выдохнула и прижала письмо к груди.

— Хорошие новости, Мэри. Кузина Алтея пишет, что мы можем приехать. Она пишет, что ждет восьмого ребенка и будет чудесно, если мы окажемся рядом и поможем. Мы сегодня же отправимся в Нортумберленд.

— Ох, миледи, — схватилась за грудь Мэри. — Какое облегчение.

— Да, — кивнула Лили. — Где Энни?

— Не видела ее все утро. Она, должно быть, с петухами поднялась. Наверное, она внизу в гостиной, рукодельничает с другими молодыми леди.

Лили вздохнула.

Энни наверняка сказала Мэри, куда пошла, а бедная женщина снова все забыла. Но рукоделие — это хорошо. Оно удержит сестру от соблазнов.

Мэри суетилась в гардеробной.

— Мужчины отправились на охоту. А матроны завтракают. Во всяком случае, я так думаю. Я не помню.

Лили потянулась.

— Завтрак — это чудесно. Поможешь мне вымыться, Мэри?

Нет причин им с сестрой упускать радости сегодняшнего утра, пока они не отправились к кузине. После завтрака она напишет Эвансу и велит ему отправляться с собаками в Нортумберленд. Нужно послать ему последние оставшиеся у нее деньги. В конце концов все будет хорошо. Лили, улыбаясь, выпрыгнула из кровати.

Она заканчивала завтракать, когда рядом появился виконт Медфорд.

— Лили, идемте прогуляемся.

Она подняла глаза на своего друга.

— Медфорд, я не ожидала вас увидеть. Я думала, вы на охоте, с остальными мужчинами.

— Я решил воздержаться, — поклонился он. — Хотел поговорить с вами.

Что-то в серьезном выражении его лица заставило Лили занервничать.

— Я только возьму шаль, — сказала она и поспешила в свою комнату.

Медфорд улыбался, когда она встретилась с ним на задней террасе. Взяв за руку, он повел Лили вниз по каменным ступенькам. Они пошли по дорожке, которая окружала чудесный парк Аткинсонов и выводила на луг.

Лили вдыхала свежий сельский воздух и запах нарциссов. Как это все отличалось от душного задымленного Лондона!

— Вы здесь наслаждаетесь, Лили? — спросил. Медфорд странно серьезным голосом.

Лили сглотнула. Она наслаждалась. Очень. Особенно прошлой ночью. Но она даже не могла взглянуть на Медфорда, подумав об этом.

— Да, — просто ответила Лили. Она обращала необычайное внимание на камни дорожки и, шагая, ставила туфельку точно в центр каждого. — А вы, Медфорд?

Медфорд остановился и взял ее за руку. Повернул к себе лицом.

— Мне совсем это не нравится.

На какой-то жуткий миг Лили показалось, что Медфорд знает, что она делала прошлой ночью. Она откашлялась.

— Почему же? — отведя взгляд, она смотрела в сторону.

— Я тревожусь о вас, Лили.

На этот раз она в голос ахнула.

— Тревожитесь? Обо мне? Я не понимаю.

— Где вы собираетесь жить теперь, когда лишились дома? Что вы собираетесь делать?

Лили положила руку на его рукав.

— Так приятно, что вы беспокоитесь обо мне. Не знаю, как благодарить вас за гостеприимство, оказанное Эвансу и собакам, и за то, что одолжили мне карету. Но теперь все устроилось. Моя кузина Алтея примет нас. Я только сегодня утром получила письмо. Она живет в Нортумберленде и…

— Нортумберленд! — округлил глаза Медфорд. — Вы, должно быть, шутите. Это так далеко, и к тому же там холодно.

Лили, казалось, смутилась.

— Должна признать, что это не лучший выход, но…

Медфорд схватил ее за плечи.

— Послушайте меня, Лили. Не ездите в Нортумберленд. Оставайтесь в Лондоне. Выходите за меня замуж.

Лили поперхнулась воздухом. Этого она не ожидала.

— Ох, Медфорд, как приятно, что вы это предложили, но вы меня не любите.

Он провел рукой по волосам.

— Да при чем здесь любовь?! Могу перечислить вам множество пар, чей брак был построен на куда более зыбком фундаменте, чем у нас с вами. Послушайте, я знаю, что вы нуждаетесь в деньгах. У меня их достаточно. И в один прекрасный день мне понадобится наследник. Скажите «да», Лили. Клянусь, я сделаю вас счастливой.

Лили плотнее запахнула шаль и прижала руку к сердцу. Время, казалось, остановилось. Вот мужчина, приятный человек, ее друг, со всей прямотой и искренностью делает ей предложение. И было бы так легко сказать «да». У Медфорда есть деньги. Он красив, титулован, респектабелен, лучшего и желать нечего, но надо учесть еще кое-что. Прошлой ночью она, поддавшись основному инстинкту, предавалась любви с Девоном. Вполне возможно, что она забеременела. Эта мысль пугала и волновала одновременно.

Она посмотрела Медфорду в глаза и сжала его руки. Эгоистично выходить за Медфорда по этим причинам. Джеймс заслуживает женщину любящую и преданную.

И у него только один недостаток.

Он не Девон Морган.

Нет, она не могла принять предложение Медфорда. Лили открыла рот, чтобы сказать ему это.

— Я…

— Миледи! Миледи! — Ее горничная спешила к ним по дорожке.

— Мэри? — Лили сжала шаль на груди. — Что случилось?

Медфорд сжал руку Лили.

— Мы продолжим этот разговор позже, — сказал он и повернулся к Мэри, которая остановилась в нескольких шагах.

Раскрасневшаяся служанка тяжело дышала.

— Пойдемте скорее в дом.

— В чем дело, Мэри? Ну говори же!

— Ох, миледи. Энни пропала!