Лили ухватилась за оконную раму.

Он понял!

Конечно, она ожидала, что он удивится. Но не ожидала, что задаст вопрос.

Ей нужно время, чтобы придумать ответ. Она откашлялась.

— Что… что ты имеешь в виду?

Он скептически посмотрел на нее.

— Не вынуждай меня повторять вопрос. Ты прекрасно знаешь, о чем я говорю.

Лили прижалась лбом к холодному оконному стеклу и крепко зажмурилась.

— Мой муж был очень стар и… — Голос ее сорвался. Она чувствовала на себе взгляд Девона.

— Как ты могла написать «Тайны брачной ночи», оставаясь нетронутой?

От смущения не умирают. Если бы такое было возможно, она уже давно скончалась бы. Бесполезно продолжать притворяться, будто не она написала памфлет. Девон знает. Он всегда знал.

Лили не открывала глаз.

— Я… очень боялась брачной ночи, до дрожи. Меррилл пытался… то есть… мы пытались… — Она вздрогнула. — Ох… достаточно сказать, что ничего не произошло, и это моя вина. Так он сказал. Он сказал, что раньше у него таких проблем никогда не возникало. — Вина и стыд захлестывали ее. — Он попытался бы снова, но умер вскоре после нашей свадьбы, так что… это так и не произошло. — Открыв глаза, Лили увидела, что Девон настойчиво всматривается в ее лицо. О Господи, щеки у нее, наверное, просто багровые. — Как видишь, у меня есть опыт отталкивания мужчин — сначала тебя, потом Меррилла…

Девон подался вперед и сжал ее руку.

— Послушай меня, Лили. Дело не в тебе. Меррилл был мужчиной в возрасте. Такое бессилие очень свойственно старикам. Ты здесь ни при чем.

Открыв глаза, она отважилась взглянуть на него.

— Правда?

— Да, насколько я знаю.

— Но он сказал, что это моя вина.

— Боюсь, и это пожилым мужчинам тоже свойственно. Гордость не позволила ему признаться в собственной физической слабости.

— Какое облегчение узнать это, — выдохнула Лили. — Спасибо, — слабо улыбнулась она.

Девон еще раз сжал ее руку и откинулся на спинку сиденья.

— Но как ты получила информацию для памфлета, если в твою брачную ночь ничего не произошло.

— Я писатель, — пожала она плечами. — Я это выдумала.

— Выдумала? — широко распахнул глаза Девон.

— Подключила воображение и обрывки разговоров, которые слышала годами, — снова пожала плечами Лили. — А когда овдовела и все уверились, что я кое-что об этом знаю, я многого наслушалась на эту тему. Я никого не разубеждала. Какой в этом смысл?

Воцарилась тишина.

Когда Девон наконец заговорил, его голос казался до странности спокойным:

— Почему я? Почему прошлой ночью?

— А почему нет? — Лили в третий раз пожала плечами. Вопросы Девона были так болезненны, но Он об этом никогда не узнает.

— Я думал, что памфлет описывает физический акт. В подробностях.

— Ты его читал?

Девон покачал головой.

— Нет. Я только слышал, что, прочитав его и испугавшись, юные барышни расторгают помолвки. И судя по реакции мисс Темплтон, это правда.

Лили фыркнула и слабо улыбнулась.

— По-видимому, чтобы напугать некоторых молодых особ, изощренного воображения не нужно. Между прочим, я написала правду, просто опустила подробности. Объяснила, как я испугалась, как мне хотелось умереть. Как ужасен был весь этот эпизод.

— И ты искренне рассказываешь мне, что своим памфлетом отпугнула половину невест в свете, описывая домыслы и намеки?

Лили вскинула подбородок.

— Я не могла объявить всем и каждому, что в моем случае брачные отношения так и не осуществились. И если бы я описала все в подробностях, памфлет был бы абсолютно неприличен. А я не из таких.

Девон расхохотался. От души. Запрокинув голову, он хохотал, а Лили смотрела на него с плохо скрываемым гневом.

— Ох, Лили, не меняйся! Только ты способна на такие выходки.

Она скрестила на груди руки и сердито посмотрела на него.

— Это не выходка.

— Да, конечно. — Отсмеявшись, Девон снова посерьезнел. — Но ты мне не ответила: почему я? Почему прошлой ночью?

Лили отвела взгляд. Слезы навернулись на глаза. Пугающие слезы. Она не чувствовала жала слез с тех пор… как Девон вошел в ее жизнь. Покачав головой, она отвернулась к окну, чтобы он их не увидел.

— Не заставляй меня отвечать, Девон, — прошептала она. — Кроме того, ты сам мне не ответил. Почему тебе нужно вернуться в Лондон к субботнему вечеру?

Он сделал глубокий вдох.

— Если хочешь знать, в субботу я намерен играть в трущобах на турнире с высокими ставками.

— Я пойду первым и наведу справки. Посмотрим, здесь ли они. — Девон натянул перчатки, когда карета остановилась у постоялого двора «Серая лошадь».

Лили не спорила. Спор забирает энергию. Энергию, которой у нее почти нет. Вместо этого она подождала, кода Девон выйдет, медленно досчитала до десяти и украдкой последовала за ним. В карете ее убаюкала — и мгновенно — его доброта и забота. Но одного его упоминания о предстоящем карточном турнире Лили хватило, чтобы вспомнить всю неприязнь к этому человеку. Очень любезно с его стороны помочь ей в поисках сестры, но она не собирается отдать контроль над этой операцией мужчине. Особенно тому, чье будущее зависит от игорных притонов.

Войдя, Лили увидела, как Девон с самой обворожительной улыбкой разговаривает с молодой девушкой, явно работавшей в заведении. Оба смеялись над какой-то шуткой. Скрестив на груди руки, Лили двинулась вперед и громко кашлянула.

Девон с некоторым удивлением повернулся к ней.

— Лили, я как раз спросил эту милую юную леди, не видела ли она здесь пару.

Девушка улыбнулась, открыв кривые зубы.

— И я сказала, что никого похожего не видела.

Девон ослепительно улыбнулся.

— А если подумать? — убеждал он. — Теперь припоминаете?

Девица распахнула глаза и — Лили была готова в этом поклясться — игриво захлопала ресницами, глядя на Девона.

— Пару? Вы их видели? — спросил он.

Она на миг смутилась, потом приложила палец к щеке, словно обдумывая дело.

— Ах да. Теперь я припоминаю. Видела молодого мужчину. Красивого, должна добавить. И с приятной молодой женой. — Девица хохотнула. — Тут, знаете ли, все женаты. — Толкнув Девона локтем, она засмеялась собственной шутке. — Никто на дороге в Гретна-Грин не минует это место.

Девон кивнул.

— В какой они комнате?

Кривые зубы снова приоткрылись в улыбке. Девушка указала пальцем на заднюю часть помещения.

— Первая комната наверху. Прямо у лестницы.

— Спасибо, — подмигнул Девон и, взяв Лили за руку, потянул к лестнице. — Я же просил тебя остаться в карете, — прошептал он.

— Ты действительно ожидал, что я тебя послушаю? — возмущенно захлопала ресницами Лили. — Очаровываешь служанку? Чего и следовало ожидать, верно?

Девон закатил глаза.

— Идем.

Когда они поднялись наверх, Девон приложил палец к губам. Лили ждала в тени у стола, на котором мерцала свеча в ржавом фонаре.

— Надеюсь, это они, — шепнула Лили. — Иначе мы вломимся к посторонним людям.

Девон дважды постучал в дверь. Никакого ответа. Они ждали в тишине несколько минут, прежде чем он постучал снова. На этот раз сквозь дверь донесся приглушенный мужской голос:

— Еще не рассвело, черт побери. Кто это?

У Лили сердце подпрыгнуло. Голос молодого мужчины. Англичанина. Аристократа. Она затаила дыхание.

— Иглстон? — пророкотал в темноте Девон.

Послышались проклятия, приглушенный разговор, потом дверь распахнулась.

— Да? Что вы хотите?

Девон схватил юнца за шею и толкнул в комнату. Лили кинулась следом, вопреки всему надеясь, что не увидит сестру нагой на смятых простынях.

Девон зажег фонарь, и теплый свет осветил угол комнаты. Энни сидела на постели в приличном ночном наряде, прикрытая от макушки до пят. Тюфяк на полу с одеялами и подушкой ясно указывали, где спал Иглстон.

— Слава Богу! — выдохнула Лили.

Подбежав к кровати, она схватила Энни за плечи и порывисто обняла. Потом быстро сказала:

— О чем ты думала, маленькая глупышка?

Энни в ответ обняла Лили и всхлипнула.

Иглстон сумел вывернуться из хватки Девона.

Стоя в углу, он потирал горло и смотрел на него. Девон шагал взад-вперед, как лев, охранявший добычу.

Слезы потекли по лицу Энни.

— Прости, Лили, правда.

Лили снова обняла сестру, в то время как ей хотелось хорошенько встряхнуть беглянку.

Иглстон прочистил горло.

— Леди Меррилл, при всем к вам уважении, это наша вина. Если бы вы не грозили Энни ссылкой, нам бы не пришлось рисковать ее репутацией.

Девон заворчал и ринулся к юнцу, но Лили опередила его и встала между ними. Она решительно нацелила палец в лицо Иглстону.

— Как смеете вы обвинять меня? Я ее опекунша и делаю для нее лучшее, что могу. Жить в Нортумберленде куда респектабельнее, чем погубить себя в Гретна-Грин. Кроме того, думаю, вы слышали разговоры, что у Энни нет приданого. Похоже, вы не слишком интересовались ею на первом балу.

Артур расправил плечи и вскинул подбородок.

— Это недоразумение. Энни это знает. Меня не волнует, что у нее нет приданого. Энни хочет иметь семью. И я тоже. Мы любим друг друга. И планируем пожениться, с вашим согласием или без него, леди Меррилл.

Лили презрительно взглянула на юнца.

— Не заставляйте меня жалеть, что я удержала маркиза от порыва задать вам трепку, мистер Иглстон.

Девон не спускал прищуренных глаз с молодо человека.

— Только позволь, — ответил он на реплику Лили.

Энни вскочила с кровати.

— Пожалуйста, Лили, не вини Артура. Он делал только то, что я просила. Это я хотела бежать в Гретна-Грин.

Лили расхаживала по комнате.

— Ну так ты гуда не поедешь. Мы с лордом Колтоном приехали забрать тебя домой.

— Но, Лили, я не хочу домой. Да и дом нам теперь больше не дом. А Нортумберленд и вовсе чужой дом, — разразилась слезами Энни.

Лили обняла сестру.

— Ох, Энни, поверь, я хочу тебе только добра.

— Я знаю, ты думаешь, что поступаешь как лучше, — всхлипнула Энни. — Но если ты не хочешь семьи и брака, то это не означает, что и я этого не хочу. Боюсь, ты никогда не поймешь. Мне нужно было показать тебе, как это важно для меня.

Ком застрял у Лили в горле. Она крепче обняла сестру.

— Энни, это не лучший способ.

Энни отстранилась взглянуть на нее. Артур шагнул вперед и подал носовой платок.

— Я это знаю, — сказала Энни. — Но я думала, ты… Нет, я точно знала, что ты не станешь меня слушать. Я вынуждена была это сделать. Я так благодарна тебе за заботу обо мне, Лили. И всегда буду тебя благодарить. Но теперь я должна жить собственной жизнью.

Лили осела на кровать. Мистер Иглстон в определенном смысле прав. Она сама подтолкнула сестру к этому. Довела Энни до такого отчаяния, что та сбежала среда ночи, не задумываясь о своей репутации.

Причем Энни уверена, что сестра никогда не хотела иметь мужа и семью! Однажды хотела, и очень.

Да, Артур прав, это ее вина. Это она, напившись, объявила Энни, что они уезжают в Нортумберленд. Это она принимала решения и требовала их выполнения. И даже не предполагала, что Энни так отреагирует.

Лили расправила плечи. Она должна исправить это ужасное недоразумение.

Сняв накидку, она закутала в нее Энни.

— Мы все уладим, Энни. Но не так. Пойдем со мной. Мы должны ехать.

Энни, понурив голову, кивнула, Лили вывела ее из комнаты.

Девон скрестил на груди руки и, прищурив глаза, наблюдал за Иглстоном.

Молодой человек, смущенно откашлявшись, сказал:

— Я… я приношу извинения, лорд Колтон. Пожалуйста, поверьте, я не намеревался причинить Энни никакого вреда. Мы любим друг друга, милорд. Мы только хотели быть вместе.

Девон позволил себе самый испепеляющий взгляд. Парень, похоже, до безумия напуган. Это хорошо!

— Уж, поверьте, в противном случае мы бы с вами так мирно не беседовали.

Кадык дернулся на горле Иглстона, на гладком лбу выступила испарина. Он быстро кивнул.

— Я понимаю, м-милорд, — запнулся он.

— Да? — бросил Девон и зашагал по комнате, заложив руки за спину. — Вы понимаете чудовищность своего поступка? Вы могли погубить репутацию мисс Эндрюс, ее будущее, ее жизнь.

Слезы заблестели в глазах Артура, но он вскинул подбородок.

— Я не собирался причинить ей зло, милорд. Я люблю ее.

— О браке и речи быть не может, Иглстон. Это дело не решается так необдуманно и не таким способом.

У Иглстона вырвался протяжный вздох.

— Лорд Колтон, неужели вы никогда не любили?

Девон выругался себе под нос.

— Да, приятель. Любил, черт побери!

Иглстон, вздрогнув, кивнул.

— И что вы сделали, милорд?

Девон медленно выдохнул и запустил пальцы в волосы.

— Я хотел сделать то же, что и вы, Иглстон!

Поговорив с Иглстоном, Девон вышел из номера, позволив молодому человеку спокойно одеться. Захлопнув дверь, он прислонился к стене в коридоре. Затем, выдохнув, сел на пол и обхватил колени. Впервые за последние два дня он позволил себе задуматься.

Какая ирония судьбы! Он на полдороге в Гретна-Грин с Лили Эндрюс. Черт побери! Почему это не случилось пять лет назад?

Он мог продолжить поездку. Девон тряхнул головой. Подобные мысли бесцельны. Нет, вместо этого он спасает сестру Лили, пытаясь отговорить пылкого юнца от поступка, который однажды хотел совершить сам, и удержать Лили от отъезда в Нортумберленд.

Почему?

Как от попытки убедить эту женщину написать опровержение на ее глупый памфлет, он перешел к ее соблазнению? Его намерения устыдить ее, отвергнуть, бросить… он оставил их, когда почувствовал ее уязвимость.

Тогда на балконе она повернулась к нему, бледно-лиловое платье придавало ей вид ожившей богини.

Признавшись ему, что пять лет назад влюбилась в него, она добавила: «Мое сердце было разбито, когда ты уехал в провинцию».

Это какая-то бессмыслица. Отец тогда сказал ему, что Лили обручилась с Мерриллом. Он написал ей и послал записку с лакеем. И получил ответ. Письмо сообщало, что она помолвлена с графом и должна забыть о флирте с Девоном. И он жил с этим предательством все эти годы.

Однако Лили на балконе сказала правду. Он это чувствовал. Она ждала его в ту ночь. Но как? И почему?

Девон потер лицо. Лили не может выйти за Медфорда. Этот человек сведет ее с ума своей безупречностью. Черт возьми! Почему его это волнует? Медфорд для нее лучший выбор. Столп общества. Не какой-нибудь повеса или игрок.

Кроме того, Джастину нужна мать. А Лили даже не знает о мальчике. Как он мог рассказать ей о ребенке и об обстоятельствах его появления на свет? Черт! Какое это имеет значение? Лили была не для него пять лет назад и не для него сейчас.

Прекрасно. Он испытал сильные чувства к ней прошлой ночью… и помнил, какие чувства испытывал к ней годы назад. Но факт остается фактом: Лили обманула и бросила его. И хочет его сейчас не больше, чем хотела тогда. Ночь, которую они провели вместе, ничего не изменила.

Но какая это была ночь! Невообразимая! Ничего подобного он прежде не испытывал. Эта ночь переменила его к лучшему. И как после прошлой ночи Лили могла сидеть напротив него в карете, искушая выше сил, и рассказывать ему, что получила предложение руки и сердца от Медфорда и собирается уехать в Нортумберленд?

Девон прижался головой к стене. Лили уходит из его жизни. Это конец. Она считает, что они с сестрой будут в безопасности, если сбегут из города и от мужчин. Но если она вознамерилась не впускать мужчин в свою жизнь, какого черта она влезла к нему в постель прошлой ночью? Что она пыталась сделать? Свести его с ума? Если так, то она преуспела. И что за игру она вела, притворяясь, будто не восприняла предложение Медфорда всерьез?

Жизнь в Нортумберленде не для нее. Разве она этого не понимает? Девон покачал головой. Это не имеет значения. Как бы Лили ни решила поступить со своей жизнью, это ее дело. А у него есть обещание, которое надо выполнить, турнир, который надо выиграть, ребенок, которого надо вырастить. Он достаточно времени потратил, предаваясь проклятым воспоминаниям.

Девон поднялся. Энергия снова вливалась в его жилы. Он помог Лили спасти сестру. Теперь ему нужно сосредоточиться на собственных делах и для начала как можно скорее вернуться в Лондон.

Перепрыгивая через две ступеньки, он спустился вниз, вышел из дома и увидел Лили и ее сестру у кареты. Джордан Холлоуэй стоял в нескольких шагах от них, прислонившись к низкой каменной стене. Вид у него был раздраженный.

— Эшборн, ты вовремя.

— Да, и чертовски расстроен, что опоздал. Я так надеялся оказаться рыцарем в сияющих латах в этой маленькой эскападе. — Притворное раздражение на его лице сменилось улыбкой.

Энни искоса взглянула на него.

— Спасибо за помощь, лорд Эшборн, — сказала Лили. — Мы ожидаем, что вы умолчите об этом печальном инциденте.

Джордан выпрямился и поклонился.

— Не за что, леди Меррилл. И насколько мне известно, никакого несчастливого инцидента не случилось. А этого путешествия вообще не было.

Лили улыбнулась и кивнула ему. Энни нехотя промямлила благодарность.

Джордан поклонился Энни.

— Ах, как вижу, вы столь же счастливы видеть меня сегодня, как в тот вечер на балу, когда я пригласил вас на танец, мисс Эндрюс. — Запрокинув голову, он рассмеялся. — Вам, сестры, не просто угодить.

Энни натянуто улыбнулась.

Лили повернулась к нему.

— Мы недалеко от Нортумберленда. Мы наймем карету и отправимся прямо туда.

— Лили, пожалуйста! — схватила ее за руку Энни.

Девон прислонился к карете.

— Вы не можете ехать в Нортумберленд.

Что заставило его это сказать, черт побери?

Лили резко повернула к нему голову:

— Почему? О чем ты говоришь?

Девон наклонил голову. Если он привел этот аргумент, то должен его обосновать.

— Если вы не вернетесь в Лондон, то светские кумушки, как говорится, с вас кожу заживо сдерут. Сплетен не избежать, они будут обрастать вымышленными подробностями. И репутацию Энни уже не восстановишь.

Лили открыла было рот, явно собираясь возразить, но быстро его закрыла и поджала губы. Затем расправила плечи и заявила:

— Меня не волнует мнение света.

Девон покачал головой.

— Сейчас — да. Но будет волновать, когда слухи дойдут до Нортумберленда. Слухи об Энни! Ей следует вернуться в Лондон, ее должны там видеть. В противном случае люди насочиняют бог знает какие истории.

Лицо Энни стало пепельно-серым. Она уткнулась в носовой платок Иглстона.

— Я не могу думать об этом, я этого не вынесу.

Лили отступила от кареты.

— Как лучше для Энни? — прошептала она, нервно вытаскивая собственный носовой платок.

— Для Энни лучше вернуться в Лондон, — спокойно ответил Девон. — Ты знаешь это, Лили.

Лицо Энни прояснилось. У нее был такой вид, будто она готова кинуться Девону на шею.

— Думаю, лорд Колтон абсолютно прав.

Лили умоляюще посмотрела на Эшборна.

— Я должен согласиться с ним, — сказал он.

— Хорошо, — кивнула Лили. — Я отказываюсь спорить со всеми вами. Мы едем в Лондон. Мы можем остановиться у Медфорда, но при первой возможности уедем в Нортумберленд. Ты слышишь меня, Энни?

Энни, явно довольная отсрочкой, с жаром кивнула.

Сестры ждали у кареты, пока Девон договаривался с хозяином постоялого двора о перемене лошадей. Он мог больше не заботиться о будущем Лили, но не было никакого вреда в еще одном рыцарском поступке для Энни. Она милая девушка. Нужно только постараться игнорировать факт, что Лили остановится у Медфорда.

Девон возвращался к карете, когда появился Иглстон.

— Мы готовы уехать, — взглянул на него Девон, — но сначала позвольте ясно изложить свое мнение. Само собой разумеется, Иглстон, что вы и словом не обмолвитесь об этом опрометчивом путешествии.

— Конечно, милорд, — кивнул Иглстон. — Слово чести.

Девон скептически посмотрел на него.

— Я намерен пустить слух о вашем намерении на несколько дней отправиться в Бат. Вернувшись в Лондон, вы будете рассказывать именно это. Вы поехали навестить друзей, по дороге ужасно заболели и провели несколько дней в постели, ни с кем не встречаясь. Ни с кем. Вот почему в последнее время вас не видели. Я понятно выразился?

— Абсолютно, — сказал Иглстон и кивком подтвердил это.

Девон закатил глаза.

— Отлично. И если я услышу, что вы рассказываете другую историю, мой визит вам не понравится.

— Я понял, милорд, — горячо кивнул Иглстон.

— Или мой визит, — с широкой улыбкой добавил Эшборн.

Иглстон ослабил галстук.

— Лорд Эшборн, я не знал, что вы здесь. Да, да, вам нечего беспокоиться на мой счет.

— Прекрасно. — Девон натянул перчатку. — Едем.

— Если вам больше не нужны мои услуги, — сказал Джордан, — я вернусь в Лондон той же дорогой, что приехал.

— Да, — кивнул другу Девон, — увидимся в городе, Эшборн. Благодарю тебя.

Джордан приподнял шляпу и улыбнулся Энни и Лили.

— Приятно снова видеть вас, мисс Эндрюс, леди Меррилл. — И он ускакал, вздымая клубы пыли.

Иглстон собрался сесть в карету, но Девон поднял руку, останавливая его.

— Вы поедете в другой карете. — Он кивком указал на стоявшую в стороне карету Иглстона.

Энни хотела было запротестовать, но Девон остановил ее:

— Иглстон должен приехать в Лондон с другой стороны, его не должны видеть вместе с нами.

Лили кивнула и со вздохом села в карету, потянув за собой Энни.

— Поезжайте, Иглстон.

Артур, явно опасаясь Девона, поспешил к собственной карете. Он хотел что-то сказать Энни, но суровые взгляды Девона и Лили заставили его передумать. Вместо этого он просто поклонился и попрощался.

Энни прижала его платок к губам.

Лили подтянула перчатки.

— Энни, пора ехать.

Энни вытерла мокрые глаза, щеки и засопела в платок.

— Я буду по нему скучать.

— Не сомневаюсь, — закатила глаза Лили.

Девон сел в карету к сестрам. Устроившись напротив, он вытянул ноги.

— Готовы? — Он стукнул в перегородку, и карета покатилась.

Первую половину дня они ехали молча. Сестры иногда дремали. Лили пыталась застать Девона спящим, однако он все время бодрствовал и казался отдохнувшим, чего нельзя было сказать про нее.

Возвращение в Лондон оказалось медленнее, чем погоня за Энни в Гретна-Грин. Девон веселил сестер рассказами о светском обществе, о времени, проведенном на континенте, о своих детских проделках.

Наконец они остановились на постоялом дворе перекусить.

Артур сел с ними за стол, и Лили ахнула, увидев, что он и Энни держатся за руки.

— Прекрати, — потянула к себе сестру Лили.

Энни вызывающе посмотрела на нее, потом хмуро высвободила руку из ладони Артура.

— Это несправедливо, что Артур должен возвращаться один, — настаивала она.

Лили проглотила кусочек черствого хлеба.

— Не согласна. Это более чем справедливо, после того что он сделал.

— Не смотри на меня так, — возмутилась Энни.

— Не понимаю, о чем ты говоришь? — пожала плечами Лили.

— Понимаешь, — сверкнула глазами Энни. — Ты все утро смотришь на меня, и на твоем лице написано: «Я так в тебе разочарована».

Лили бросила хлеб на тарелку.

— Я действительно разочарована. Ты плохо понимаешь, что наделала. Нам только остается надеяться, что свет поверит в историю о твоем недомогании после бала. Не дай бог, какой-нибудь словоохотливый слуга что-нибудь сболтнет, и тогда твою репутацию не восстановить.

Энни вяло ковыряла вилкой еду.

— Вряд ли ты можешь винить меня, Лили. Я сделала то, что считала нужным. Я последовала зову своего сердца и никогда не пожалею об этом. Кстати, как ты думаешь, откуда я взяла эту идею?

Лили шумно втянула воздух и повернулась к сестре:

— Что ты хочешь этим сказать?

Артур Иглстон кашлянул и демонстративно занялся едой, не проронив ни слова. Лицо Девона было странно невыразительным.

Энни отвела глаза, поджав губы.

— Энни, — предостерегающим тоном едва слышно сказала Лили. — Отвечай.

Опустив взгляд, Энни возила вилкой по тарелке.

— Я слышала, что ты говорила на балу лорду Колтону.

Лицо Лили вспыхнуло.

— Что именно ты слышала?

Энни по-прежнему не смотрела на старшую сестру.

— Я слышала, как ты сказала лорду Колтону, что ждала его, что собиралась бежать с ним. Ты сама планировала поехать в Гретна-Грин.

Лили торопливо выдохнула. К счастью, других посетителей на постоялом дворе не было, и их никто не слышал.

— Мы не ездили в Гретна-Грин!

Энни хлопнула ладонью по столу.

— Но ты собиралась поехать. Признайся!

— Слава Богу, лорд Колтон в тот день не появился, — тихо сказала Лили. Но когда она произнесла эти слова, непрошеные слезы защипали глаза. Замолчав, она огляделась. — Тебе не следовало подслушивать, — прошептала она.

Энни встала и уронила вилку на стол.

— Не важно, что этого не произошло. Важно, что ты пыталась. Это было в твоем сердце, как было в моем. И поверь, пока я это не услышала, я не верила, что у тебя вообще есть сердце! Ты только и стремишься контролировать всех и вся вокруг себя.

Лили закрыла глаза и сделала глубокий вдох.

Энни, как ты не понимаешь? Я хотела удержать тебя от ошибки, которую совершила сама. Теперь я старше, мудрее, осмотрительнее и хочу, чтобы ты воспользовалась моим опытом. Все, что я делала, я делала с мыслью о том, что так тебе будет лучше.

Энни отвернулась.

— Я подожду в карете, — спокойно сказала она и пошла к двери.

— Я провожу вас, мисс Эндрюс. — Артур вытер губы и поспешил за ней.

Поставив локти на стол, Лили уронила голову на руки. Удивление и страх теснились в ее душе. Девон слышал весь этот щекотливый разговор. Не говоря уже об Артуре Иглстоне. Надо признать, Девон слышал это прежде. Правда, в ту ночь она была безбожно пьяна. Но сейчас она совершенно трезва.

Лили повернулась к Девону. Он покачал головой и мягко улыбнулся. И прикусил губу безупречными белыми зубами.

— Она права, — сказал он с улыбкой, от которой у Лили екнуло сердце.

— Думаешь, я этого не понимаю? — Ей хотелось сквозь землю провалиться. — Никогда бы этого не сказала, знай я, что Энни услышит.

— Поверь, я понимаю твои чувства, Лили.

— И каковы они, по-твоему?

— Ты испытываешь чувство вины, потому что отчасти ты явилась причиной побега Энни. И если ее репутация будет погублена, ты обвинишь себя.

Откуда он столько знает?!

— Ты прав, — вздохнула Лили. Как хорошо признать это и перестать с ним бороться.

Положив руку ей на плечо, Девон потянул ее к себе, и Лили позволила это. Прошло так много времени с тех пор, когда она могла на кого-то опереться. И опереться на Девона казалось таким правильным.

— Я отвечаю за нее, Девон, — прошептала Лили. — Полностью отвечаю. — Она прижалась щекой к мягкой ткани его рубашки.

— Поверь, я понимаю.

У нее на языке вертелся вопрос, как он может понимать. Девон сжал ее плечи, и вопрос вылетел у нее из головы. Момент был упущен. Она отстранилась и демонстративно расправила юбки.

— Нужно возвращаться в карету, — сказал он. — Кто знает, может, твоя сестра уже уговорила Джорджа отвезти ее в Лондон.

Лили встряхнулась и кивнула.

— Да, пора.

Девон рассчитался с хозяином и, предложив руку Лини, повел ее к выходу.

Она оглянулась на монеты, которые Девон бросил на стол.

— Не следовало тебе платить за все это. — Она закусила губы.

— Чепуха. Что я был бы за джентльмен, если бы позволил тебе заплатить?

Лили слабо кивнула. Она не смогла бы заплатить, даже если бы он вознамерился ей «позволить». Джентльмен он или нет, но у нее за душой нет ни шиллинга.

— Все равно спасибо. Я очень признательна тебе, Девон.

Он распахнул дверь и вывел ее во двор.

Лили смотрела на него так, словно видела чуть ли не в первый раз. Полуденное солнце играло на его черных волосах, улыбка придавала ему мальчишеский вид. Правду сказать, когда они начали путешествие, Лили была не совсем уверена, что может доверять ему. Но теперь понимала, что Девон помог ей, по-настоящему помог, когда она в том нуждалась. Как никто другой, за исключением Медфорда.

Ох, Медфорд! Она забыла ему сказать, что они уезжают. И это после того, как он сделал ей предложение. О Господи! Неужели он ее возненавидит? Лили надеялась, что нет. Она просто должна объясниться, когда этот кошмар закончится.

Она снова взглянула на Девона. Да, Медфорд хороший человек, и говорить нечего, но сейчас рядом Девон Морган. И она могла ему доверять, как и Медфорду.

Но в отличие от Медфорда Девон вызывал в ней глубокие чувства, в которых она не хотела разбираться.

Она отбросила эти мысли и последовала за Девоном. Клубы пыли поднимались за одной из их карет.

Лили огляделась, и у нее сердце подкатило к горлу.

— Милорд, карета мистера Игл стона только что отбыла, — окликнул их Джордж.