Властно обняв Лили за плечи, Девон вел ее сквозь толпу улыбавшихся гостей под разноголосый хор возгласов и добрых пожеланий. Он договорился с одной из матрон о сопровождении Энни домой, и повел Лили к своей карете.

Чем скорее они уедут с бала, тем лучше.

Как только они оказались в карете, Лили уронила голову на руки.

— Что произошло?

Расслабившись на сиденье, Девон с улыбкой посмотрел на нее.

— Я сделал, что мог, — пожал он плечами.

— Объявил, что мы женаты? — Лили была на грани истерики.

— Ты этого не отрицала, как я заметил, — улыбнулся он.

— Ты слишком спокоен, — прошептала она, снова спрятав лицо в ладони.

— Не понимаю, что ты имеешь в виду.

Лили взглянула на Девона.

— Ты сидишь здесь и улыбаешься мне, словно потерявший от любви голову новобрачный, а я твоя молодая жена.

Он снова пожал плечами.

— Почему нет?

Лили выпрямилась и отчаянно замотала головой.

— Нет, нет, нет! Это безумие.

Девон подался вперед и положил руку ей на плечо.

— Послушай меня, Лили. Это не такая уж страшная идея. Ты поймешь это, когда успокоишься и рассудишь здраво.

— Здраво? — эхом повторила она. — В этом нет ни крупицы здравого смысла.

Девон сжал ее плечо.

— Подумай. Известно, что моя карета направилась в сторону Гретна-Грин. Слава Богу, все думают, что в ней сидели мы с тобой. Если мы возьмемся это отрицать, станет очевидно, что там была Энни. Ты этого хочешь?

— Нет, — судорожно вздохнула Лили. — Конечно, нет.

— То, что мы поженились, не лишено смысла.

— Как ты можешь даже пытаться искать смысл в этом безумии? Это абсурд, вот что это такое. — Обхватив себя руками, она сникла на сиденье.

Девон откинулся на спинку сиденья.

— Это единственный способ спасти репутацию твоей сестры.

Лили смотрела на него с надрывающей сердце уязвимостью.

— Почему? Почему ты хочешь жениться на мне?

— Мне нужно когда-нибудь жениться, — сказал он. — А ты оказалась причиной того, что я сейчас свободен.

Девон смотрел на нее. Он не мог сдержать улыбку. Когда все начиналось, он стремился взять реванш, это правда. Однако за последние дни между ними произошло столько всего, что теперь он даже не мог припомнить, почему был так одержим этим. И не мог отпустить Лили в Нортумберленд. Мысль о том, что она выйдет за Медфорда, наполняла его гневом. Однажды он заверил Лили, что никогда не был ревнивым. Но в последние несколько дней понял, что это неправда. Он не мог позволить ей выйти за Медфорда. Не сможет жить с этим, если это случится. И если Лили прислушается к доводам, то поймет, что случившееся с ними не так уж страшно. В этом случае она и Энни смогут остаться в Лондоне и репутация Энни будет спасена. Лили должна понять это.

Когда карета остановилась у дома, где обосновалась Лили, Девон проводил ее до двери. Она вошла и повернулась к нему. Он подался вперед и поцеловал ее в щеку.

— Не тревожься, — сказал он, — я все устрою. Никто не узнает. Мы в отличие от слуг сохраним брачную тайну. Все решат, что мы поженились в Шотландии.

Лили положила ладонь на его рукав.

— Девон, мне нужно время. — Она глубоко вздохнула. — День. Я дам тебе ответ завтра вечером.

Лили поднималась по лестнице в свою спальню, ноги у нее словно свинцом налились. Она не потрудилась вызвать Мэри. Ей хотелось побыть одной, чтобы все обдумать. Накинув ночую рубашку и запахнув пеньюар, она принялась расхаживать по ковру в спальне.

Душа у нее разрывалась. Девон получит по заслугам, если, женившись на ней, узнает, что она бедна. Однако она не могла позволить, чтобы он сковал себя с ней навеки, не ведая о ее нищете. Даже если это спасет репутацию Энни.

Лили по крайней мере знала, что, если выйдет за него, их будущее в спальне не станет ужасным. Этот довод откровенно радовал.

Она выбросила из головы последнюю мысль. Все не так просто. Как насчет будущего Энни? Как бы ни хотела Лили выйти за Девона, невзирая на отсутствие у него средств, они будут вынуждены жить на его непостоянные карточные выигрыши. Лили передернула плечами. Она не желала такой жизни своей сестре.

Плотнее запахнув пеньюар, Лили смотрела в темное окно. Она дрожала. Что ей делать? Что она может?

Лили ждала в прекрасно обставленной гостиной дома лорда Медфорда. Внутри у нее все заледенело от смущения и страха. Она задолжала ему объяснение. Тысячу объяснений.

Она не спала прошлую ночь и сегодняшнюю. Она металась без сна в кровати, пытаясь прийти к решению, от которого всем будет лучше. Весь день она расхаживала по гостеприимно предоставленной ей спальне, взвешивая варианты. Теперь был поздний вечер, и настало время для окончательного решения.

Дверь отворилась. Лили затаила дыхание. Появилась знакомая фигура, и в комнату широким шагом вошел Медфорд. Лили выдохнула.

Лицо Медфорда было напряжено.

— Чем обязан удовольствию видеть вас, леди Меррилл? Или мне теперь следует называть вас маркиза Колтон?

Лили вздрогнула. Он слышал сплетни. За внешним безразличием Медфорда чувствовался гнев.

Лили встала и поспешила к нему.

— Я пришла объясниться.

— Миледи. — Он поклонился и предложил ей снова сесть.

У Лили сжалось сердце. Он такой добрый. Добрый и любезный. Медфорд есть Медфорд.

Она неохотно села и повернулась к нему лицом, стараясь сохранять спокойствие.

— Я не замужем.

Его плечи немного расслабились.

— Помолвлены?

Лили покачала головой.

— Нет. Но Колтон сделал мне предложение.

— И что вы ему ответили?

Лили готова была поклясться, что Медфорд затаил дыхание. Она разгладила юбки.

— Вот почему я здесь. Я должна ответить на первое предложение о браке, прежде чем отвечу на второе.

Медфорд расправил плечи.

— И ваш ответ мне… «нет»?

Она смотрела на свои руки, мирно сложенные на коленях. Их покой так противоречил ее внутренней сумятице.

— Мне жаль, Джеймс. Так жаль. — Ком застрял у нее в горле.

— Вы впервые назвали меня Джеймсом, — мягко сказал он. — Вы сами это заметили?

Лили переплетала и сжимала пальцы.

— Пожалуйста, поверьте, я бы никогда умышленно не обидела вас. Но мы не любим друг друга. Вы знаете это. Я просто злоупотребляю вашей дружбой. И не могу позволить вам связать себя со мной навеки.

— Вы не должны объясняться передо мной, графиня, — покачал головой Медфорд. Он помолчал. — Или будущая маркиза? — Кривая полуулыбка появилась на его губах.

Лили снова вздрогнула.

— Я должна объясниться. Мне следовало ответить на ваше предложение в тот же день на загородном приеме у Аткинсонов.

— Вы рассматриваете предложение Колтона, так?

— Все очень запутано. Я не могу объяснить это вам, потому что… — Она заволновалась. — Я сама этого не понимаю.

Красивое лицо Медфорда застыло.

— Есть кое-что еще. — Лили на миг прикрыла глаза. — Джеймс, я… я не могу написать второй памфлет.

В уголках его глаз пробежали лучики-морщинки. Подавшись вперед, он сжал ее руку.

— Я знаю, Лили. Я понял это в тот момент, когда услышал сплетни, что вы вышли за него.

— Простите, — сказала она, опустив голову.

Медфорд встал и отошел от нее, заложив руки за спину.

— Я тревожусь за вас, Лили. На самом деле вы не знаете его. О нем ходят отвратительные слухи.

Она сглотнула.

— Я знаю. Он игрок. Я давно это знала.

Медфорд повернулся к ней и настойчиво посмотрел в глаза.

— Он играет сегодня на турнире. На большом незаконном турнире в трущобах. Ни один приличный джентльмен не ввяжется в такую игру. Его противник — некий тип по имени Гилберт Уинфри. Его считают главарем преступного мира. Колтон водит знакомство с преступниками. Вот каков человек, за которого вы собираетесь замуж.

Лили обхватила себя руками и медленно проговорила:

— Я знаю, что он играет на турнире. Остальное меня не удивляет.

Медфорд провел рукой по своим как всегда безукоризненно причесанным волосам.

— Такой жизни вы себе желаете? Такого мужа вы предпочли мне? — Мускул на его щеке подергивался.

— Джеймс, пожалуйста, — прошептала она, закрыв лицо руками.

Медфорд глубоко вздохнул.

— Простите, что расстроил вас, Лили. Просто… есть кое-что еще.

Страх, словно лезвием, ударил ее в грудь.

— Что? — взглянула она на Медфорда.

Его голос превратился в хриплый шепот:

— Говорят, Колтон укрывает в загородном поместье внебрачного ребенка. Пятилетнего мальчика по имени Джастин.

Лили вцепилась в подлокотники кресла.

Внебрачный ребенок? Пятилетний?! Ее грудь словно тисками сдавило.

— Нет. Это неправда. Кто вам такое сказал?

Но имя Джастин всплыло в ее памяти. Оно было в письме, в которое она сунула нос в спальне Девона.

Медфорд подошел к Лили и опустился перед ней на колени, его взгляд не отрывался от ее лица.

— Слухи распространились после вашего предполагаемого тайного бегства. Все только и говорили о вас и… Колтоне. — Он запнулся на последнем слове. — Лили, я боюсь за вас. Если вы выйдете за него, то снова станете вдовой быстрее, чем думаете. Говорят, Гилберт Уинфри никогда не играет честно. И если Девон выиграет, то получит удар ножом. Не выходите за него, Лили.

Лили передернула плечами. Она не могла выдавить ни слова. Ни один звук не мог просочиться сквозь ее пересохшие губы. Азартные игры сами по себе ужасны, но теперь она к тому же должна страшиться за жизнь Девона. Какие еще тайны он скрывает от нее? Она, может быть, и не желает их знать, но должна выяснить.

Лили сжала руку Медфорда.

— Я должна идти, Джеймс. Спасибо за все. Вы преданный друг.